Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[22.04.2019]

ЭФФЕКТИВНОСТЬ РОСИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

Валерий СОЛОВЕЙ: российский историк, политический аналитик, публицист и общественный деятель, доктор исторических наук, профессор и заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО


Валерий СОЛОВЕЙ:


У нас на всё, что касается космоса, обороны, идут гигантские деньги, конечно. Вопрос в эффективности. У нас и Зимняя Олимпиада оказалась самой дорогой за всю историю олимпийского движения. А как быть с результатами этой Олимпиады? Они же были спущены в унитаз в прямом смысле слова после допингового скандала. Вот это называется эффективность самой дорогой в мире Олимпиады… То же самое с ракетами и всем прочим.

У нас происходит концентрация основных средств в руках очень небольшой группы, я бы сказал, сверхконцентрация сверхдоходов — в то время, как бедных становится всё больше, что мы и видим невооружённым глазом. А средний класс тоже сокращается, причём, буквально обвально. То есть, те, кто у нас ещё недавно был в новом среднем классе, теперь стали новыми русскими бедными — и мы это очень хорошо видим. Это особенно заметно в крупных городах, где они в основном концентрировались.

И это очень плохая тенденция. Потому что когда речь идёт о тех, кто был беден и в 90-е и в «нулевые» (такая застойная бедность, это, может быть, не меньше 12, а то и 15%), эти люди не испытывают особых эмоций сейчас. А вот те, кто значительно улучшил своё материальное положение в «нулевые» годы, у кого были очень серьёзные ожидания, связанные с этим — для них это крах жизненных стратегий. Теперь им приходится отказываться от отдыха за границей, приобретения там какой-то недвижимости, планировать хорошее образование для детей…

И если люди в течение 5-6 лет живут в ситуации социального и экономического кризиса и не видят для себя никакой перспективы — не надо рассчитывать на то, что они будут бесконечно долго страдать и умирать. Особенно, если это угрожает их детям. А мусорные полигоны — это прямая угроза жизни детей!

Есть ещё сильная усталость от милитаристской пропаганды. Если мужчины в больших городах ещё пытаются гордиться тем, какие у нас замечательные вооружённые силы, что нас все боятся, то в провинции испытывают чувство глубокого разочарования тем, что Россия восстанавливает школу в Сирии, помогает венесуэльским товарищам, зато не помогают Воронежу, Пскову, Нижнему Тагилу и т.д. А там очень сильное разочарование этой частью внешней политики. И это прагматичный взгляд, который, мне кажется, выражает очень здоровый подход.

Пропаганда, которую мы с вами наблюдаем, становится всё менее эффективной. Аудитория социальных сетей не превышает территорию телеканалов, но она уже сопоставима. Что ещё важнее — растёт доверие к социальным средствам информации. Соответственно, власть теряет контроль. Над чем? Над умами. Если она теряет контроль над умами, это означает, что она рассматривает социальные сети как потенциально враждебную среду. А как всё это мотивируется — что враг нам угрожает… Но вы понимаете, что всё это притянуто за уши.

Но это всё как раз делается от страха. Это всё от глубинного страха, что всё может пойти совсем не так, как хотелось бы. А мы тут думаем о транзите системы, трансфере… А всё может полететь. Значит, надо от этого защититься превентивно…


М. Максимова ― Это программа «Особое мнение», в студии Марина Максимова, приветствую всех. Сегодня «особое мнение» высказывает политолог Валерий Соловей. Начнём с новостей, которые приходят по поводу декларации о доходах чиновников. Президент Путин и Медведев опубликовали декларации на сайте Кремля. Получается, что Медведев аж на целый миллион заработал в этом году больше Путина — 8,6 миллионов у Путина и у Медведева 9 миллионов 917 тысяч. Как так?

В. Соловей ― Думаю, надо разбираться в структуре доходов. Вы помните, что Медведев в своё время работал юристом в коммерческой организации, а Путин не работал в коммерческой организации, его мечта была поработать таксистом, если помните, когда он вернулся из Германии. Он не исключал для себя этого, но его мечта не осуществилась. Полагаю, что это доходы Медведева с тех времён.

М. Максимова ― И ничего удивительного нет?

В. Соловей ― Для меня лично ничего удивительного нет. Я знаю, что некоторые министры пришли на эти позиции очень богатыми людьми, скажем, господин Трутнев очень успешно занимался коммерческой деятельностью. Меня удивляет, пожалуй, что столь богатые люди не отказываются от своих зарплат — вот это меня удивляет. Если страна находится в кризисе, думаю, что было бы резонно, если бы министры поступили — хотя бы некоторые из них, которые сверхбогаты, — как президент Трамп, который отказался от президентской зарплаты, ограничившись одним долларом. Это было бы проявлением национальной солидарности. Впрочем, по словам министра Топилина наоборот, доходы граждан растут с космической скоростью…

М. Максимова ― С другой стороны, они не скрывают эти миллионы.

В. Соловей ― А как это скрыть? Вы просто не знаете, из чего состоят эти доходы. Вот структура скрыта, как правило. Там же было какое-то решение на сей счёт — что об активах чиновников категории «А» мы ничего узнать не можем. Ведь вдруг Навальный всё опубликует, которому кто-то поможет всё это вскрыть. И будет скандал — а зачем?

М. Максимова ― Зато Рауф Арашуков не смог сдать декларацию — человек, который находится под следствием.

В. Соловей ― Думаю, мы можем простить ему это.

М. Максимова ― Есть несколько новостей — например, почти все финансовые активы в стране принадлежат 3% самых богатых россиян. А есть информация, что статистика ещё хуже.

В. Соловей ― Скорее всего, да. У нас происходит концентрация основных средств в руках очень небольшой группы, я бы сказал, сверхконцентрация сверхдоходов — в то время, как бедных становится всё больше, что мы и видим невооружённым глазом. А средний класс тоже сокращается, причём, буквально обвально. То есть, те, кто у нас ещё недавно был в новом среднем классе, теперь стали новыми русскими бедными — и мы это очень хорошо видим. Это особенно заметно в крупных городах, где они в основном концентрировались.

И это очень плохая тенденция. Потому что когда речь идёт о тех, кто был беден и в 90-е и в «нулевые» (такая застойная бедность, это, может быть, не меньше 12, а то и 15%), эти люди не испытывают особых эмоций сейчас. А вот те, кто значительно улучшил своё материальное положение в «нулевые» годы, у кого были очень серьёзные ожидания, связанные с этим — для них это крах жизненных стратегий. Теперь им приходится отказываться от отдыха за границей, приобретения там какой-то недвижимости, планировать хорошее образование для детей.

То есть, была революция ожиданий в 90-е и «нулевые» годы, которую пережила Россия. И эта революция закончилась — не то, что «пшиком», а тотальным разочарованием. И эти люди очень злы.

М. Максимова ― Это чем-то грозит?

В. Соловей ― Да, это чем-то грозит. Считается, что вот такая обрушившаяся революция ожиданий торит дорогу социальным и политическим потрясениям. Не бедные опасны, а опасны те, кто вчера ещё был не беден, а вот сегодня стал беден, и чьи стратегии обрушились. Вот они особенно опасны с точки зрения социально-политической стабильности.

М. Максимова ― Это понимают ли наверху? Каков был процент этого среднего класса, это же была небольшая прослойка.

В. Соловей ― Она не была большой, но она была довольно значительной для городов. В целом по России от 15 до 20%, — и это немало. Этот средний класс как раз составил питательную почву абортированной революции конца 2011—12 гг. Помните волнения и демонстрации этого времени? И тогда стало понятно, что рост среднего класса — это угроза для правящей элиты. Это реальная угроза с точки зрения власти, с точки зрения тех, кто курирует национальную безопасность. Для них было бы проще и безопаснее, как они считают, управлять нищими и бедными.

М. Максимова ― Получается закольцованный круг?

В. Соловей ― Рано или поздно он прервётся. Я думаю, что скорее раньше, чем позже. Эта ситуация не будет бесконечно долгой, уж точно счёт будет идти не на десятилетия.

М. Максимова ― Появились новые электоральные рейтинги Путина. Он снизился на 15 пунктов, до 55%, — подсчитал «Левада Центр». В январе 2018-го за Путина готовы были проголосовать 70% опрошенных, на выборах он набрал 77%, напомню. Но и альтернативы Путину избиратели тоже не видят, потому что ни один другой кандидат свой рейтинг не увеличил. Эта ситуация как долго будет сохраняться?

В. Соловей ― Если вы закатываете политическую площадь асфальтоукладчиками в течение 15 лет, то конечно, там уже ничего не взойдёт. Это первое. Второе — альтернатива, тем не менее, может появиться вполне. Она может появиться очень быстро, это может быть некая гражданская коалиция. То есть люди, которые, может быть, до этого и не занимались политикой, но представляют собой что-то в общественном мнении, имеют какую-то общественную репутацию, могут оказаться в центре общественного внимания.

Заметьте, это должна быть коллективная альтернатива. Альтернатива не в виде отдельно взятого человека, а в виде организации или совокупности организаций, которые потребуют изменений. Это может оказаться более перспективным, чем поиск единого безальтернативного кандидата от оппозиции. Такого кандидата точно не появится. Но появление команды, группы людей, вполне возможно.

М. Максимова ― Как это появится, если пространство продолжают закатывать?

В. Соловей ― Да, продолжают закатывать, но это становится всё труднее, — не с технической точки зрения, а с точки зрения политической, — недовольство очень сильное у людей. Причём, они это недовольство выражают разными способами. В сентябре 2018-го года они выразили это недовольство в голосовании на региональных выборах. В этом сентябре результаты будут хуже — предполагают, что для «Единой России» они будут гораздо хуже.

А недавно, почти неделю назад, в воскресенье, выразили своё недовольство в Архангельске — я бы сказал, более радикальным способом. Причём, что характерно — полиция не стала им препятствовать, просто испугалась. Сейчас она пытается, конечно, наказать виновных, но наказывают их по московским меркам почти вегетариански — штрафами или тремя сутками отсидки.

И вопрос состоит в том, в каких формах будет реализовываться этот протест, как быстро и в каких масштабах? Я склонен полагать, что он может внезапно для всех начать развиваться. Причём, именно в городах средних, не очень больших, и не по политическим причинам, а по локальным.

В Архангельске это связано с мусорным полигоном. В Подмосковье эта проблема гораздо острее, — не менее остра, чем в Архангельске. И есть ещё масса мест, где множество локальных проблем. И если люди в течение 5-6 лет живут в ситуации социального и экономического кризиса и не видят для себя никакой перспективы — не надо рассчитывать на то, что они будут бесконечно долго страдать и умирать.

М. Максимова ― И молчать.

В. Соловей ― Особенно, если это угрожает их детям. А мусорные полигоны — это прямая угроза жизни детей!

М. Максимова ― Хочу задать вопрос про заявление Путина об армии, очень расплывчатое — что когда-нибудь мы откажемся от призыва.

В. Соловей ― «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»… Борис Николаевич тоже это обещал. Пока армия от призывников отказаться не может, это совершенно очевидно. Тем более, учитывая не очень хорошие демографические перспективы России.

Для того, чтобы отказаться от призывников, нам надо решительно изменить свою внешнюю политику. То есть, не считать, что великая Россия окружена со всех сторон враждебной Украиной, враждебным блоком НАТО, враждебными США. Попытаться наладить с этими потенциальными противниками более дружеские отношения. Тогда нам не нужна будет многочисленная армия — не очень, кстати, эффективная. Потому что реальное соотношение эффективной и неэффективной части Российских вооружённых сил составляет отношение 30 к 70, где меньшая часть эффективна, а большая — не очень. И тогда, может быть, проблема призыва будет решена полностью, окончательно и бесповоротно.

М. Максимова ― Что касается эффективности — это исключительно наш вариант? Ведь он существует и в других странах.

В. Соловей ― Я имею в виду, что если верить неким международным стандартам. И эта меньшая часть, кого мы можем действительно считать эффективными вооружёнными силами, я бы сказал, используется на полную катушку.

М. Максимова ― Зачем же тогда было сделано такое заявление? Это попытка поднять слегка пошатнувшийся рейтинг?

В. Соловей ― У нас всякий президент — правда, их было не так много в нашей истории, все эти три президента не могут не обещать этого. Понятно, что это адресовано матерям, молодым людям. Тем более что именно у матерей сейчас, особенно в провинции, есть очень сильная усталость от милитаристской пропаганды. Если мужчины в больших городах ещё пытаются гордиться тем, какие у нас замечательные вооружённые силы, что нас все боятся, то в провинции испытывают чувство глубокого разочарования тем, что Россия восстанавливает школу в Сирии, помогает венесуэльским товарищам, зато не помогают Воронежу, Пскову, Нижнему Тагилу и т.д. А там очень сильное разочарование этой частью внешней политики. И это прагматичный взгляд, который, мне кажется, выражает очень здоровый подход.

Кстати, Россия находится как раз в тренде здорового подхода. Людей гораздо больше стала занимать внутренняя политика, чем внешняя, несмотря, а может быть, благодаря всем этим пропагандистским усилиям.

М. Максимова ― Тогда поговорим о политике совсем далёкой. ВЦИОМ выяснил, что большинство россиян уверены в лидерстве России в космосе — 76% так считают. Эти люди живут в другой стране?

В. Соловей ― Эти люди просто не знают о том, что реально происходит. Они живут советской мифологией, которую российская пропаганда воспроизводит и поддерживает. В реальности Россия, конечно, пока ещё не аутсайдер, потому что на этом рынке не так много игроков, но она продолжает отставать. Она явно отстающая страна.

На первые позиции выходят энтузиасты вроде Илона Маска, которые очень успешно завоёвывают рынок космических пусков. И, к сожалению, наши перспективы не очень хороши, надо отдавать себе в этом отчёт. И причина этого очень проста: если инженер в Роскосмосе получает 30-35 тысяч рублей, ходит в растянутом свитере и экономит на обедах, — какие ракеты он может делать?! Инженеры оттуда уходят. Оттуда уходят квалифицированные рабочие, научно-кадровый, научно-технический потенциал потерян. Поэтому нас ждёт прогрессирующее отставание.

Даже если мы сейчас будем проводить самую правильную политику, подкреплённую большими деньгами, понадобится 10—15 лет для восстановления позиций. А возможно, мы их никогда и не восстановим…

М. Максимова ― Но на космос выделяются гигантские деньги!

В. Соловей ― А у нас на всё, что касается космоса, обороны, идут гигантские деньги, конечно. Вопрос в эффективности. У нас и Зимняя Олимпиада оказалась самой дорогой за всю историю олимпийского движения. А как быть с результатами этой Олимпиады? Они же были спущены в унитаз в прямом смысле слова после допингового скандала. Вот это называется эффективность самой дорогой в мире Олимпиады… То же самое с ракетами и всем прочим.

М. Максимова ― Намерены открыть большой новый космический центр, нашли на него 25 миллиардов рублей. Но несколько лет назад были обнаружены очередные хищения в Роскосмосе на 1,6 млрд. рублей. И это тоже разворуют?

В. Соловей ― У меня нет сомнений, что Национальный центр будет построен. Только кто в нём будет работать? Это как в старом одесском анекдоте «вам шашечки, или ехать?» Вот нам центр нужен, или нам необходимо восстановить научно-техническую школу? Если школу — тогда деньги надо вкладывать в людей, а не в здания.

М. Максимова ― С надеждой на светлое будущее говорим.

В. Соловей ― Без надежды в России жить нельзя. Здесь остались, как говорит мой знакомый, только оптимисты, а пессимисты уже её покинули.

М. Максимова ― Вы говорите, что нас закатывали в последнее время в асфальт — что будет потом?

В. Соловей ― Что касается альтернативной политики — да, любые ростки инакомыслия, альтернативной политики да, закатывали в асфальт.

М. Максимова ― А сейчас у нас ещё суверенный интернет планируется — очередной закон принят.

В. Соловей ― Поступило указание пропагандистам называть его не «суверенным» и не «автономным», а «надёжным интернетом». Это будет закон о «надёжном интернете» — имейте это, пожалуйста, в виду.

М. Максимова ― И более того, в интернете была подборка, как большие СМИ меняли эту формулировку. Там был вариант о «надёжном», «устойчивом», «безопасном» Рунете.

В. Соловей ― Поступили рекомендации — «надёжный» и «безопасный». Есть мнение, что лучше называть так. Да, технически к этому готовятся очень интенсивно, и я знаю, что по оценкам американских специалистов 2021 году Россия действительно технически будет к этому готова. Но ценой колоссальных потерь — финансовых, социальных, интеллектуальных, технологических. И потерь для пользователей. Потому что по оценкам тех же американских специалистов, по крайней мере, 70% программ, сервисов мы не сможем пользоваться. Ну, может быть, они преувеличивают, клевещут, но 50 % — точно.

Другое дело, что те люди, которые приняли стратегическое решение о создании «надёжного Рунета», читают интернет в распечатках. И компьютерами они не пользуются — они просто боятся пользоваться, — я не шучу: что их могут подслушать, могут проникнуть в святая-святых. Поэтому они не очень представляют себе, какую роль это всё играет в жизни тех поколений, которые с этим выросли. И поэтому они не очень себе представляют возможные социальные последствия попыток повышения надёжности и безопасности интернета в России.

М. Максимова ― Выгодоприобретателем в этой ситуации, понятно, является власть. Но мне непонятно — зачем это нужно, что сейчас их не устраивает? Разве сейчас не тишь да гладь?

В. Соловей ― Пропаганда, которую мы с вами наблюдаем, становится всё менее эффективной. Аудитория социальных сетей не превышает территорию телеканалов, но она уже сопоставима. Что ещё важнее — растёт доверие к социальным средствам информации. Соответственно, власть теряет контроль. Над чем? Над умами. Если она теряет контроль над умами, это означает, что она рассматривает социальные сети как потенциально враждебную среду. А как всё это мотивируется — что враг нам угрожает… Но вы понимаете, что всё это притянуто за уши.

М. Максимова ― Разве недостаточно закона о фейковых новостях, о неуважении к власти?

В. Соловей ― Не бывает мало хороших законов, — думают они. Надо обложить всё частоколом законов. И частокол должен быть высокий. И, в конце концов, реакция, мне кажется, может оказаться очень сильной, прямо пропорциональной тому давлению, которое власти оказывают на общество. Здесь нельзя переходить определённый предел. А этот предел в России определяется только эмпирически.

Это как если вы пытаетесь закрепить ржавые конструкции, закручивая ржавую гайку — ещё чуть-чуть, и ещё чуть-чуть. А если вы чуть пережали — что будет с конструкцией? Она полетит к чертям! Но будет уже слишком поздно. Лучше было бы недовернуть. Потому что пока она шаткая, она гибкая.

Но это всё как раз делается от страха. Мы с вами начали с этого — чем это угрожает. Это всё от глубинного страха, что всё может пойти совсем не так, как хотелось бы. А мы тут думаем о транзите системы, трансфере… А всё может полететь. Значит, надо от этого защититься превентивно…

М. Максимова ― Хочу сказать про то, как проголосовал спикер Госдумы Володин — там почти детективная история. Он был в Саратовской области, но при этом проголосовал в Москве.

В. Соловей ― Принял участие. Наверное, доверил кому-то свою карточку.

М. Максимова ― Так теперь же нельзя — он сам об этом говорил.

В. Соловей ― Ну, спикеру, наверное, можно. Если нельзя, но очень хочется, то можно — тем более, спикеру. Вряд ли мы его этим смутим. Все эти досужие критиканы, а уж журналисты точно не смутят спикера Госдумы.

М. Максимова ― Это демонстрация чего-то?

В. Соловей ― Нет, не демонстрация — просто пренебрежение. Обычное пренебрежение. Закон же писан для челяди, для плебса.

М. Максимова ― Неужели закон так важен, что его голос нужен?

В. Соловей ― Важен. Это очень важный закон. Я бы сказал, что это одна из скреп России — будущих скреп России. Конечно, надо, чтобы спикер проголосовал.

М. Максимова ― Мы целых полчаса говорим о том, что всё хуже и хуже становится, а тут кажется, потепление наступило, или скорее вопрос: что бы это значило — перевод Кирилла Серебренникова под подписку о невыезде, а Майклу Калви — на домашний арест?

В. Соловей ― Это не значит, что какая-то новая тенденция возникла. Просто в связи с преследованием Кирилла Серебренникова оказалось очень сильное давление на власть по различным каналам. В том числе, просьбы освободить его шли и от людей, к мнению которых Путин лично прислушивается. Эти люди всё-таки сказали: ну, стоит ли из-за какого-то режиссёра ссориться со всей этой сплочённой группой театральной интеллигенции? Давайте просто смягчим — ну, суд идёт, пусть он останется под подпиской.

М. Максимова ― То есть, это не какой-то позитивный сигнал?

В. Соловей ― Скорее всего, сигнал позитивный. Думаю, что, в конечном счёте, это сигнал позитивный лично для Серебренникова и для небольшой влиятельной его поддерживающей группы. И с Калви ситуация выглядит аналогичным образом. Тут на носу российско-американские консультации, возможная встреча в верхах — надо же какой-то жест сделать доброй воли? Всё довольно просто.

А вот если какого-нибудь Николая Петровича Сидорова в каком-то не очень отдалённом регионе арестовали за перепост, так за него никто не вступается. Вот если бы их не трогали, чёрную кость. А их будут продолжать трогать. У нас послабления только для тех, за кого кто-то вступается, когда вступаются очень влиятельные персоны и долго просят. Так что это то, что называется небольшие флуктуации», небольшие отклонения, не более того.

М. Максимова ― А что касается Калви, если давать прогноз? Чем закончится это расследование, чем закончится это дело?

В. Соловей ― Не берусь предрешать. Потому что есть очень влиятельные игроки, которые настаивают на том, что «реальные пацаны» не отступают, и «если мы его освободим, это значит, что мы дали слабину, а это значит, что под сомнение поставлено решение президента» — они же все апеллируют к президенту. А есть другие, которые говорят, что если мы хотим привлечь западных инвесторов, а тут и американцы приезжают, опять же, давайте сделаем хоть какой-то жест доброй воли.

М. Максимова ― А это как-то повлияет? Министр экономического развития Максим Орешкин сказал, что домашний арест Калви — хороший знак для инвест-климата.

В. Соловей ― Нет, конечно. Это уже ничего не изменит. Хорошим знаком было бы, если бы его не трогали вообще. А раз его тронули, теперь все напуганы. Это произвело очень тяжёлое впечатление на всех инвесторов. Ну, какой это знак?

М. Максимова ― Важная история основателя «Викиликс» Ассанжа, которого задержали в посольстве Эквадора в Лондоне. Ассанж — это икона справедливости и правосудия?

В. Соловей ― Он слишком сомнительная личность. Я бы сказал, что это международный авантюрист, который довольно удачно использовал маску борца за свободу слова, за справедливость и тому подобное.

М. Максимова ― А разве не так?

В. Соловей ― Думаю, что не совсем так. Думаю, что действительность несколько сложнее. В любом случае, это типичный конфликт между свободой слова и национальными интересами. А здесь даже заход в область, которая называется государственной изменой. И здесь любое государство будет соблюдать свои интересы.

А случай Ассанжа интересен тем, что он вступил в конфликт с самым могущественным государством современного мира, которое свою национальную юрисдикцию считает глобальной. И это государство добилось своего.

С моей точки зрения, это очень важный пример того, как работает американская государственная машина. Вы видите, как на вас движется бульдозер — вам смешно: он неповоротлив и неуклюж. Тем не менее, дело в том, что этот бульдозер дойдёт до финиша. Вот так работает американская государственная машина. И неважно, Ассанж это, или фирма «Хуавей» — это не имеет никакого значения — дойдёт до финиша! У меня нет сомнений.

М. Максимова ― И что ждёт Ассанжа, долгая тюрьма?

В. Соловей ― Да, долгая тюрьма. Будет суд. Его ждёт долгая тюрьма.

М. Максимова ― А как же заверения Эквадора?

В. Соловей ― Дело в том, что Эквадор оказался перед тяжёлым выбором — или МВФ одобряет ему кредит на 6 миллиардов долларов, или не одобряет. Ну, что тут Ассанж? Он что, может принести Эквадору такие деньги? Товарищу Ленину, президенту Эквадора, он может принести такие деньги, или нет? А МВФ может. Цинично, но политика, к сожалению, вещь циничная.

М. Максимова ― А что касается того, что он сделал? Масса документов были опубликованы! Получается, что подавляющее большинство населения особенно даже не заинтересовалось ими, их даже не стали исследовать. Получается, это всё впустую, народу не нужно?

В. Соловей ― Это нужно тем, кто это может использовать в каких-то своих целях. А люди пользуются только тем, что им подают. Находится какое-то СМИ, традиционное или влиятельное, группа исследователей, которые по каким-то своим мотивам в чём-то разбираются, и, препарируя определённую информацию в нужном для них виде, подают её обществу.

А вообще на самом деле я бы не сказал, что существует такая уж глобальная заинтересованность в раскрытии всех тайн, срывании всех покровов. Такая работа требует ресурсов и усилий. Если перед вами огромное количество информации, вам надо потратить много времени, чтобы найти жемчужное зерно. Но для кого-то оно жемчужное, а для вас это всё равно информационный шум. Интересантов не так много.

М. Максимова ― Получается печальный прогноз. И ещё одна тема — украинские выборы.

В. Соловей ― Но там действительно выборы. С неожиданным совершенно исходом.

М. Максимова ― Прогнозы сегодня давал политолог Валерий Соловей. В студии была марина Максимова. До свидания.







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

За последние пять лет в оборот введено много новых чисто путинских эвфемизмов. Теперь к "работающим нищим" прибавились ещё и "новые русские нищие" — то есть, тот самый деклассировавшийся и стремительно обнищавший "средний класс" мелких-средних предпринимателей и некогда достаточно неплохо зарабатывавших "инди". Что-то мало кто из этих новых русских страдальцев рвётся активно поучаствовать во всенародном перформансе "Миллион на площади". Хорошо хоть в Архангельске не удалось подавить анти-мусорный протест…
________________________________________

Путин заработал в прошлом году на 1,3 млн. руб. меньше, чем премьер. Согласно опубликованной на сайте (pdf.) правительства декларации Медведева, в 2018 г. он заработал 9,9 млн. руб. В предыдущие два года его доход составлял около 8,6 млн. руб. Хоть они могут позволить себе купить вторую пару ботинок и китайские кроссовки…
________________________________________

Юрий Гагарин сказал: "Поехали!..". Дима Рогозин ответил: "Приехали!.."…
________________________________________

Соловей — большая умница. Он стилен, галантен, скромен и очень эрудирован. Мне Соловей очень симпатичен. Его язык доступен любому.
________________________________________

Нет, Дима Рогозин ответил: "Приплыли"!
________________________________________

Путин дал указание называть бессовестно обрезанный чисто российский сувенирно-суверенный Интернет "надёжным Интернетом". Народ предпочитает называть эту очередную путинскую фальшивку "Безнадёжный Интернет"…
________________________________________

Или Благонадёжный Интернет…
________________________________________

Российский интернет — это вообще оксюморон! Интернет — это ВСЕМИРНАЯ паутина! Так что "российский интернет" — это в принципе никакой не интернет вовсе! Именно, что сегмент! Обрезанный нафиг никому не нужный сегмент!
________________________________________

Что интересно, политические прогнозы Валерия Соловья практически всегда сбываются. Рано или поздно, но сбываются. Вообще очень умный дядечка! Приятный в общении, интеллигентный, всегда сдержанный и спокойный. Приятно смотреть и слушать эфиры с Валерием.
________________________________________

Тема мусорных полигонов — реально номер первый в их нательных блокнотиках. Вспоминая старого доброго Обаму, я всё жду, когда же Трамп (или кто-то другой) расскажет о трёх страшнейших вызовах человечеству и демократии. Тогда были лихорадка Эбола, Россия и Исламское государство. Теперь будет Путин, российские мусорные полигоны и российское вмешательство в выборы.
________________________________________

Приятным, спокойным и мягким голосом профессор Соловей убедительно доказал, что существующий режим полностью себя исчерпал, что в экономике и внешней политике, куда ни сунься — полных крах, что законы, принимаемые Думой, не защищают режим, а по сути, направлены против него, что всему виной некомпетентное и безграмотное российское руководство, что поэтому режим обречён и гибель его не за горами. И всё это в такой безупречной, интеллигентной и вежливой манере, что придраться к чему-либо невозможно.
________________________________________

Никакого краха нет. Панамские счета Ролдугина продолжают пополняться — и это главная задача правительства. Тут полный порядок. Всё остальное — тлен не достойный внимания.
________________________________________

Простые люди только слушают и радуются услышанному. Они как биллиардные шары — куда их толкнут, туда и катятся. Более умные люди обладают способностью к рефлексии первого уровня — понимать, что говорящий старается скрыть под гладкой речью. Kакие важные аспекты ситуации он как бы в упор не замечает. Следуюший уровень рефлексии — постараться понять, какая скрытая мотиватиция за этим стоит. Так постепенно открывается имплицитный слой представлений данного человека. Гладкость речи лишь способ замаскировать скрываемые смыслы.
________________________________________

Соловья — в президенты!
________________________________________

Российский интернет есть такая же нелепица, что и глобус Российской Федерации, например. Хоть суверенного, хоть безопасного, хоть импотентного… Само понятие «интернет» обозначает всемирную сеть. Впрочем, в этой стране многие понятия обозначают совсем не то, что в остальном мире. Понятие «дороги» хоть бы взять. Или понятие «медицина». Так что вполне возможно и появление суверенного глобуса РФ. Безопасный Глобус РФ — это внушает!
________________________________________

Будущее определено и то, к чему стремится нынешняя власть, ясно как на ладони. Часть первая, это привести страну в состояние, где власть отдельно, народец отдельно. И желательно, чтобы они поменьше пересекались, живя каждый, своей жизнью. Это прекрасно удалось Лукашенко в Беларуси, где процентов восемьдесят населения не знают, кто в стране премьер министр и вспоминают, что власть в стране есть, только после того, как хитрозачёсаный пересидент издаёт очередной декрет. И народец, почесав репу, начинает думать, как обойти очередной бредовый закон.

Часть вторая. Уничтожение независимых СМИ. Прихлопнуть Эхо и Новую газету в принципе не проблема и уверен, что это произойдёт к 2024 году. Последнее и самое сложное, это интернет. Но и здесь нет ничего невозможного. Не торопясь, кирпичик по кирпичику, власть уже выстраивает стену, которая отгородит нас от последнего источника информации. Заблокируют Ютуб и ещё десяток популярных сайтов и круг замкнётся. Как результат, получится уродливое подобие совка, с кучкой воров во главе, фактически владеющих страной. Вот такая она перспектива, которая обязательно случится, если конечно не произойдёт что-то экстраординарное!!!
________________________________________

На самом деле и в Белоруссии всё не так однозначно. Батька держится не на запретах, а на том, что он добился всё же некоторой экономической стабильности. И в Белоруссии нет таких скачков как в РФ: сначала подъёма благосостояния народа (как было до 2011), а потом его системного падения. Но если есть системное падение, то никакие идеологические усилия не помогут.
________________________________________

Плохо вы знаете ситуацию. Там есть финансовая стабильность, она называется «повальная нищета и безнадёга». Народ, не желающий впахивать за стабильные 200 баксов, разбегается в разные стороны. Кто поглупее — к нам, кто поумнее — на Запад. И про скачки вы не в курсе. Достаточно сказать, как в том же 2011 году, белорусский рубль обвалился с 2 000 за доллар, до 8 000. Такие вот дела. А что про запреты, то мы идём чётко по белорусскому пути, где за любую критику или протест, дикие штрафы или тюрьма!!!
________________________________________

Спасибо Эху за Соловья! Умеет человек расставить акценты, обозначить проблемы, при этом находясь в рамках дозволенного.
________________________________________

Я в шоке от рассуждений о "потеплении". Всё проще гораздо. Приспичило продемонстрировать справедливость в отношении Калви. Но просто так ему потрафить — значит, прогнуться. Сразу либерасты начнуть кричать, что мол "мы заставили". Значит, надо послабить сразу двоим, ещё и забытому, не интересному и ненужному Путину режиссёру. Тогда это будет выглядеть, как господская милость. И всё.
________________________________________

Олимпийская моча, ты светла и горяча,
Ты искрилась, веселясь и хохоча!
Ровно миг, какая жаль, ты являла вертикаль,
Всё испачкав, и медали замоча.

Для тебя, в пылу в борьбе, упиралась ФСБ,
Даже Вовик волновался о тебе…
Что ж опять, в который раз, строгий выпустив приказ,
Все надежды как всегда утекают в унитаз?!
________________________________________



ИСТОЧНИК

Марина Максимова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Нищета (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Экология (0) > Защита здоровья (0)
  • Экология (0) > Проблема мусора (0)
  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Политика (0) > Свобода слова (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.05.2019 - ЗАЯВЛЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 22.05.2019 - О ТРАГЕДИИ С СУПЕРДЖЕТОМ
  • 21.05.2019 - СОСЛОВНАЯ КОРРУПЦИОННАЯ СИСТЕМА
  • 20.05.2019 - ОТНОШЕНИЕ ЧИНОВНИКОВ ПУТИНА К ЛЮДЯМ
  • 20.05.2019 - НАЧАЛО РАЗМОРОЗКИ КОНТАКТОВ С США
  • 19.05.2019 - ПАРК ПУТИНСКОГО ПЕРИОДА
  • 19.05.2019 - СТАЛИН В МАССОВОМ СОЗНАНИИ
  • 18.05.2019 - ВСПОМИНАЯ О ЧЕРНОБЫЛЕ
  • 17.05.2019 - ПОЛИТИКА МАКСИМАЛЬНО НАВРЕДИТЬ
  • 16.05.2019 - КАКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НУЖНО СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ?
  • 15.05.2019 - ПОЧЕМУ ДЕМОКРАТИЯ НЕ ПРИЖИЛАСЬ В РОССИИ?
  • 14.05.2019 - О ДИСТАНЦИОННОМ ГОЛОСОВАНИИ
  • 14.05.2019 - БУДУЩЕЕ ОТНОШЕНИЙ УКРАИНЫ И РФ
  • 13.05.2019 - КАНАЛЫ ОБЩЕНИЯ РОССИИ С США И УКРАИНОЙ
  • 12.05.2019 - ПОЧЕМУ МЫ ВСЁ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ В СССР?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru