Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[03.07.2019]

ГОСУДАРСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Антон КРАСОВСКИЙ: российский журналист и телеведущий, глава фонда СПИД.центр


Антон КРАСОВСКИЙ:


В России нет государства, в России — система… У нас есть система, которая возглавляется одним человеком. У этого человека совершенно разные взгляды на происходящее.

Как правило, они связаны с тем, кто к нему сегодня зашёл и кто ему про что сегодня рассказал с умным видом. К нему на протяжении многих лет разные люди заходят. Он с какими-то людьми общается, видимо, с какими-то не общается. У него есть своё представление о добре и зле, о скрепах и так далее в голове. Никакого отношения к государственной политике это не имеет. У нас нет государственной политики, потому что отсутствует государство как таковое.

Я считаю, что эту так называемую государственную, системную политику можно изменить. Она, действительно, связана с тем, что меняются представления о добре и зле. И люди разные заходят, по всей видимости. И всё-таки человек видит неэффективность мер, о которых ему рассказывают всё время. Поэтому сейчас рассказывают совершенно разные небылицы, то есть попросту врут.

У нас сейчас вот национальная программа — онкология. Главное, чтобы сразу отрапортовать, в этот же год: «вы посмотрите, как майский указ 18-го года отлично выполняем! У нас в прошлом году было 100 тысяч на регион, например, умирало от онкологии, а сейчас умирает 12 тысяч, потому что мы так отлично выполняем майский указ, Владимир Владимирович». Владимир Владимирович говорит: «Молодцы! Давайте вас наградим премией какой-то». В реальности, конечно, умирает ровно столько же, даже больше. Никто же в действительности ничего не делает. Я прямо вижу каждый день этих людей. Всё ужасней и ужасней становится.

То есть на самом деле мы ничего не умеем делать, кроме как сажать и закапывать. Просвещать, образовывать, по-человечески разговаривать мы не умеем, потому что на самом деле сами и не хотим. В результате у большинства людей в этой стране абсолютно какие-то фантасмагорические представления о добре и зле, о реальности, о ВИЧ, о раке…

Мы сегодня видим, что люди, которые на самом деле должны были бы их просвещать, должны были бы тратить деньги государственные, которые тратятся, между прочим, на образование, на просветительские проекты, на бесконечные разговоры об этом, и каждый регион, между прочим, ежедневно об этом рапортует, что они провели очередную кампанию: «Вы посмотрите: у нас красивые плакатики вышли»…

Государство должно, наконец, признать некие мировые практики борьбы с ВИЧ-инфекцией, в частности, разнообразное количество профилактических методов. Они известны. Существует первичная, вторичная, третичная профилактика. Существует огромный, десятилетиями выработанный международный опыт. Государство должно, действительно, признать ценные методы борьбы с ВИЧ-инфекцией.

И самое главное в стране Россия, где вся эпидемия на самом деле, так или иначе, связана с котлом, с уязвимой группой наркопотребителей, созданы методы и методики для того, чтобы бороться с инъекционным наркопотреблением. И это не 228-я статья, по которой у нас закрывают наркоманов. А это, например, заместительная терапия метадоном, которая в России запрещена. Потому что, как я всё время говорю, что Министерство здравоохранения у нас выполняет почему-то функцию Следственного комитета…


А. Плющев ― Здравствуйте! Здесь Александр Плющев. Напротив меня Антон Красовский, директор фонда «СПИД. Центр». Начнём с нижегородского лагеря, где ВИЧ-позитивным детям было отказано… Детского лагеря. Если хотите, потом можем поговорить и о взрослых лагерях. Давайте сначала о детском и о том, который ближе к вашей профессиональной деятельности, скажем так.

История, я так понимаю, это то, что взрослые люди, которые имеют полный доступ к информации, боятся, что каким-то образом ВИЧ от одних детей передастся другим…

А. Красовский ― История не совсем такая. История о том, что одна из нижегородских НКО попыталась организовать выездной тренинг для подростков или чуть повзрослевших детей в одном из нижегородских пансионатов. Заплатила залог, заключила договор. И после всего этого сотрудники лагеря узнали о том, что это будет группа ВИЧ-позитивных детей. И 10 человек, сотрудников этого самого лагеря или пансионата пришли к администратору или директору этого пансионата и сказали, что они этих детей обслуживать не будут, потому что у них у самих дети.

Это было вчера. Сегодня уже про это написала местная пресса под названием «Коза» в Нижнем Новгороде. Потом про это написали мы. Все после этого стали перепечатывать.

Наш попечитель Оксана Пушкина даже обратилась в прокуратуру, естественно, моментально. Сегодня уже эта база закрыта. Вот сейчас мы с вами разговариваем, а несчастные хозяева находятся на допросе в Следственном комитете.

Единственное, что мы научились делать в нашей стране, это кого-то закрывать, сажать, арестовывать и высылать куда-нибудь подальше в Сибирь…

Вот ты говоришь, «люди, которые имели полный доступ к информации». На самом деле это не так. Полный доступ к информации реально имеют как раз вот эти самые дети, подростки, которые живут в совершенно другом мире: в мире гаджетов, в мире социальных сетей, в мире ежедневной коммуникации и абсолютного доступа к любой информации на любых языках более-менее распространённых в этом мире.

Люди, которые работают поварихами, нянечками и уборщицами в пансионате в нижегородской области, никакого доступа ни к какой информации кроме канала «Россия» не имеют. Это важно помнить. То есть, наверное, они, конечно, могли бы иметь, и, по всей вероятности, они могли бы пользоваться тем же, чем пользуются их дети, но они не пользуются, именно поэтому они работают поварихами, уборщицами и нянечками, а не работают в пединституте или в медицинском институте.

А. Плющев ― Но это же люди, вы сами говорите, что они, видимо, чуть постарше, чем дети…

А. Красовский ― Я этого не знаю. Вот сейчас я вернулся из Иркутска. Завтра поеду в Нижний Новгород утром к 6 часам «Сапсаном» и буду разбираться с ситуацией.

А. Плющев ― Они, видимо, пропустили 90-е годы проклятые, когда об этом писали в любом СМИ.

А. Красовский ― Александр, вы знаете такого человека Артемия Лебедева?

А. Плющев ― Безусловно.

А. Красовский ― Вы даже с ним лично знакомы хорошо. Артемий — известный человек. Ему 44 года, как мне, мы одного с ним 75-го года рождения. В отличие от меня он не закончил школу на окраине Москвы № 633, а закончил 57-ю, если мне не изменяет память, одну из самых блатных, модных, красивых и дорогих школ нашего с вами удивительного города. Он сын Татьяны Никитичны Толстой, наполовину граф. По счастью они не все расстреляны в нашей стране.

И вот вы можете посмотреть его видео. Он на протяжении нескольких лет снимает такие видео, где рассказывает, что эпидемия ВИЧ выдумана фармацевтическими компаниями, это заговор лаборатории. Вот у Артемия Лебедева есть такой в голове тезис, что, видимо, ИНВИНТРО и какие-нибудь ещё серии лабораторщиков договорились друг с другом, и эти тесты — это враньё, все эти цифры, они завышены, никакой реальной эпидемии не существует.

Это говорит как бы образованный человек. Понятно, что он, наверное, троллит, понятно, что ему, наверное, просто хочется изойти говном, как он это делает всегда, и немножко получить себе просмотров, например, 2 тысячи. Но в реальности так думает большинство людей в этой стране…

То есть у большинства людей в этой стране абсолютно какие-то фантасмагорические представления о добре и зле, о реальности, о ВИЧ, о раке. Вот мы знаем, что ребёнка какого-то в Москве отказались селить в квартиру, потому что, как мы знаем, рак — это заразное заболевание…

А. Плющев ― Это иронически сейчас было сказано. На всякий случай…

А. Красовский ― Конечно. Понятно, что это враньё, и рак не передаётся никаким образом. Жена бывшего губернатора Красноярского края Толоконского вот тут заявила, что энцефалитный клещ — это очень полезно, особенно для сибиряков, и поэтому сибиряки такие здоровые, что их часто кусает энцефалитный клещ. Иногда у них бывает энцефалит, беррелиоз, но поэтому из поколения в поколение у них выработался иммунитет, и поэтому они все такие крепенькие, как она и её муж Толконский, который очень круто поёт иногда. Слава богу, он уже не губернатор.

Другие вот лечат ВИЧ попами, иконами. Почему вы считаете, что какие-то необразованные бабки из деревни должны в этом разбираться? И вот то, что мы сегодня видим, — это то, что люди, которые на самом деле должны были бы их просвещать, должны были бы тратить деньги государственные, которые тратятся, между прочим, на образование, на просветительские проекты, на бесконечные разговоры об этом, и каждый регион, между прочим, ежедневно об этом рапортует, что они провели очередную кампанию: «Вы посмотрите: у нас красивые плакатики вышли», — вот эти люди сейчас стоят во главе охоты на ведьм. Эти люди сейчас там создают какие-то специальные комиссии, эти люди инициируют все эти допросы в Следственном комитете. И сейчас окажутся виноватыми эти необразованные крестьянки…

То есть на самом деле мы ничего не умеем делать, кроме как сажать и закапывать. Просвещать, образовывать, по-человечески разговаривать мы не умеем, потому что на самом деле сами и не хотим. То есть в реальности ведь те люди, которые сейчас будут кого-то там арестовывать или сегодня вызывают в Следственный комитет этих несчастных владельцев этой базы, они в реальности тоже так думают, что ВИЧ передаётся через кружку, что одни дети могут заразить других. Ну, потому что дети сейчас подерутся, а у них кровь какая-нибудь пойдёт, а они всю овощебазу перезаражают. Нет, не перезаражают.

В Пермском центре, вот мне ещё коллеги рассказывали, что доконтактная профилактика — это пропаганда Содома и Гоморры, поэтому ни в коем случае нельзя в институтах преподавать эту тему «доконтактная профилактика». Пьёшь одну таблетку — и не болеешь никогда. Человек цивилизованный на этом сидит.

Нельзя, в принципе, говорить о том, что если у тебя неопределяемая вирусная нагрузка, ты не можешь передать свой вирус никому, потому что так не бывает. Я цитирую. То есть врач, наверняка у него там кандидатская диссертация есть. «Так не бывает». И врач этот никогда не видел ни одной конференции мировой, никогда никуда не выезжал, ни с кем не разговаривал, зато они тут все самые умные. И вот так у нас в стране повсеместно происходит…

Вот сейчас мне иркутский министр здравоохранения на полном серьёзе, когда была моя коллега из Russia Today с камерами в Иркутске сейчас, он мне, как камеры выключились, рассказывал: «Вот как хорошо в КНДР… Камеры выключились?» Я говорю: «Да». — «Как хорошо в КНДР. Вот в КНДР же Ким уничтожил все заболевания, передающиеся половым путём». Я говорю: «Как это?» Он говорит: «Ну, вот так. В КНДР же нет ни триппера, ни сифилиса, ничего нет». Я говорю: «Мужчина, как же так? Великий Сталин Иосиф Виссарионович, наш с вами отец и учитель не изничтожил сифилис с гонореей, и даже туберкулёз не изничтожил в Советском Союзе, а уж какой был мужчина крепкий. А вот Ким Чен Ын или там Ким Ир Сен перед ним взял и всю гонорею уничтожил»?! Он говорит: «Да, потому что вот такая хорошая страна»…

А. Плющев ― Ким Чен Ир ещё был между ними.

А. Красовский ― Ну, неважно. Их там было много. И ему не удалось, а им удалось. Вот так на самом деле на полном серьёзе считают люди в этой стране. И им сейчас прилетело из Москвы, и они сейчас посадят каких-нибудь трёх посудомоек. Натурально посадят. Есть федеральный закон 38-й.

А. Плющев ― Хорошо. А каким образом можно эту ситуацию, вообще, как-то преодолеть и переломить?

А. Красовский ― Государство должно, наконец, признать некие мировые практики борьбы с ВИЧ-инфекцией, в частности, разнообразное количество профилактических методов. Они известны. Существует первичная, вторичная, третичная профилактика. Существует огромный, десятилетиями выработанный международный опыт. Государство должно, действительно, признать ценные методы борьбы с ВИЧ-инфекцией.

И самое главное в стране Россия, где вся эпидемия на самом деле, так или иначе, связана с котлом, с уязвимой группой наркопотребителей, созданы методы и методики для того, чтобы бороться с инъекционным наркопотреблением. И это не 228-я статья, по которой у нас закрывают наркоманов. А это, например, заместительная терапия метадоном, которая в России запрещена.

А. Плющев ― Я только хотел сказать, вы так и до заместительной терапии договоритесь, а вы и договорились.

А. Красовский ― Конечно. Я всё время про неё говорю.

А. Плющев ― Это же противоречит скрепам нашим.

А. Красовский ― А мне плевать на ваши скрепы. Самое главное, что это не противоречит международному медицинскому опыту… Если вы посмотрите информационный фон, вы увидите, что даже уже первый заместитель директора ФСИН говорит о том, что заместительная терапия — это хорошо. Он нормальный человек. В Минздраве только это отрицают. Я сейчас понял, наконец, почему.

Если вы откроете сейчас сайт Минздрава, вы обнаружите огромное количество замечательных разделов. Там есть такая графа «Руководство». Откройте её. Вы увидите заместителей министра. Вы увидите там статс-секретаря министра. Это мужчина, который пришёл натурально из Госнаркоконтроля. Он до этого работал «смотрящим» в наркоконтроле. Сейчас он работает статс-секретарем Министерства здравоохранения. Он, вообще, наверное, ФСБшник. Он никакого отношения к медицине вообще не имеет. А вот сейчас он статс-секретарь Министерства здравоохранения.

И вот этот человек, он там, видимо, единственный, оставшийся из наркоконтроля. Всё же это упразднено, распущено, этих людей больше не существует. И вот он сейчас курирует эту тему в Министерстве здравоохранения. Это удивительно совершенно! Я всё время говорю о том, что Министерство здравоохранения у нас выполняет почему-то функцию Следственного комитета. И вот я просто случайно открыл сайт этого замечательного ведомства и понял, почему это происходит.

А. Плющев ― То есть проблема в одном единственном человеке?

А. Красовский ― Я не знаю, я думаю, что таких людей там много. Там много каких-то людей бесполезных, и совершенно отсутствуют полезные.

А. Плющев ― Это не государственная политика, вообще?

А. Красовский ― Нет, это не государственная политика. У нас её вообще не существует… Если вы следите за творчеством выдающегося, с моей точки зрения, абсолютно кроме шуток, человека по имени Глеб Павловский — я с ним абсолютно согласен, как ни прочту его интервью (Глеб Олегович, привет!), всё время с ним согласен — в России нет государства, в России — система…

У нас нет государственной политики, потому что отсутствует государство как таковое. У нас есть система, которая возглавляется одним человеком. У этого человека совершенно разные взгляды на происходящее. Как правило, они связаны с тем, кто к нему сегодня зашёл и кто ему про что сегодня рассказал с умным видом. К нему на протяжении многих лет разные люди заходят. Он с какими-то людьми общается, видимо, с какими-то не общается. У него есть своё представление о добре и зле, о скрепах и так далее в голове. Никакого отношения к государственной политике это не имеет.

Государство очень разное и люди в этом государстве очень разные. И я вас уверяю, что наверняка в Министерстве здравоохранения как раз большинство людей думает так, как я, просто они ничего с ним сделать не могут.

Я считаю, что эту так называемую государственную, системную политику можно изменить. Она, действительно, связана с тем, что меняются представления о добре и зле. И люди разные заходят, по всей видимости. И всё-таки человек видит неэффективность мер, о которых ему рассказывают всё время. Поэтому сейчас рассказывают совершенно разные небылицы, то есть попросту врут.

То есть, условно говоря, приходит человек, его спрашивают: «Какие цифры у нас сейчас, какая эпидемия?» А ему придумывают цифры из головы. Вот просто говорят: «А сейчас 816 тысяч». А как 816 тысяч? Почему 816 тысяч? Никакими документами эти 816 тысяч ни подтверждены, ничего нет. Это просто цифры от балды произнесённые. То есть в прошлом году в вас было 900, а сейчас — 816. А остальные люди умерли, что ли? То есть у вас так умирают? И да, мы видим, что сейчас некоторые регионы завышают статистику по смертности о ВИЧ. Например, та же самая Иркутская область. Руководство получило циркуляр, что сейчас не должно людей от онкологии много умирать, не должны люди умирать от инфаркта…

А. Плющев ― То есть их надо куда-то переписывать?

А. Красовский ― Их надо переписывать. И поэтому всех людей, которые умерли, например, от рака желудка, а при этом у них лечённая ВИЧ-инфекция, то их сразу пишут — он умерли от СПИДа. К СПИДу это не имеет никакого отношения. Поэтому огромное количество сейчас по стране таких завышенных смертей, потому что нельзя умирать от другого. А про это как бы никто не думает.

И это не самое главное. У нас сейчас вот национальная программа — онкология. Главное, чтобы сразу отрапортовать, в этот же год: «вы посмотрите, как майский указ 18-го года отлично выполняем! У нас в прошлом году было 100 тысяч на регион, например, умирало от онкологии, а сейчас умирает 12 тысяч, потому что мы так отлично выполняем майский указ, Владимир Владимирович». Владимир Владимирович говорит: «Молодцы! Давайте вас наградим премией какой-то». В реальности, конечно, умирает ровно столько же, даже больше. Никто же в действительности ничего не делает. Я прямо вижу каждый день этих людей. Всё ужасней и ужасней становится.

Поэтому ещё раз говорю: государство должно, наконец, слышать то, что происходит вокруг и то, что происходит внутри страны, которой это государство управляет. То, что произошло, например, с паллиативной помощью. В конечном итоге, услышали же Нюту и тех людей, которые занимаются паллиативной помощью в России — что нужно обезболивание, что нужны хосписы, а этого всего нет. И человек этот видит, он понимает, что да, действительно, наверно нужно этим как-то чуть-чуть заняться. В конечном итоге, я абсолютно убеждён, такая же история будет с наркопотреблением, такая же история будет с ВИЧ. Я просто не знаю, доживу ли я до этого.

А. Плющев ― Но только в случае с Нютой Федермессер, как я понимаю, многие говорят, что без того, чтобы пойти в депутаты, ей дальше как-то…

А. Красовский ― Нет, там сначала всё случилось, потом случился ОНФ, а потом уже в качестве суплемента, знаете, как открытку раньше в книгу Экзюпери вкладывали, вот так же случилась Мосгордума, в нагрузку. Во-первых, это как бы вам привет, что у вас такая Мосгордума, которую надо в нагрузку давать. А, во-вторых, ещё раз говорю, это напрямую связано с тем, что она делала на протяжении многих лет, было, в конечном итоге, услышано, и услышано не только обществом, но и властью.

Власть понимает, что да, клёво, давайте мы на эту тему обратим внимание. Я как раз не вижу ничего плохого в том, что власть на это вдруг обращает внимание, говорит: «Вот клёво, давайте мы вас на государственном уровне назначим этим заниматься». Это как раз, мне кажется, хорошо.

И то, что у Министерства здравоохранения появился такой системный оппонент как Анна Константиновна Федермессер, а она, безусловно, системный оппонент нынешнему министру буквально лично… Вы помните это выражение «Вы, пожалуйста, корригируйте свою языковую продукцию», которое говорила Вероника Игоревна Скворцова. Оно же было обращено к Нюте Федермессер.

И то, что в нашей стране появился ещё один системный оппонент к Министерству здравоохранения, то есть системный на уровне президиума ОНФ или как там он называется, я считаю, это прекрасно, и не вижу ничего плохого. Я, правда, считаю, что люди, которые хотят что-то поменять системно, внутри этой системы, должны, извините за тавтологию, идти в эту систему работать.

А другого варианта нет. Можно, конечно, сидеть в Институте Кеннана и исходить говном. Но так не работает, потому что это вызывает только аллергию, раздражение как следствие этой аллергии у нынешней власти. А надо идти с этой властью разговаривать, жёстко, не соглашаться с этой властью, не договариваться, между прочим, как всегда у нас принято, с этой властью.

А Анна Константиновна не то чтобы сидела и договаривалась: «Давайте я вам сделаю то, а вот то — нет». Она делает ровно то сейчас, что делала и тогда, например, 10 лет назад, или 5 лет назад, или 2 года назад. Её позиция не изменилась. Изменилась, глядя на неё, позиция государственной системы. И это как раз очень важно. Я надеюсь, что, может быть, когда-нибудь в итоге и моей деятельности позиция государственной системы относительно борьбы с ВИЧ-инфекцией в России тоже поменяется. Не вижу в этом ничего плохого.

А. Плющев ― Пойдёте в Мосгордуму тогда.

А. Красовский ― Да я всё время говорю, Саша, я же не… «демшиза», я с удовольствием пойду и Государственную думу и Мосгордуму. Просто они меня туда не возьмут. Я открытый гомосексуал. В России это не прокатит.

А. Плющев ― Ну, знаете, если уж вы в заместительную терапию верите, в смысле в её перспективы, я думаю, что и это вполне может…

А. Красовский ― Вам кажется. На самом деле заместительная терапия — это гораздо более, как мне кажется, приемлемая для нынешней государственной системы история, чем открытая гомосексуальность, потому что заместительная терапия разрешена повсеместно во всём мире. Она разрешена в тех странах, где за гомосексуальность сначала отрубают руки, потом ноги, потом половые органы, а потому уже, после того, как оставшегося, возможно, в живых человека в таком состоянии, ещё побьют камнями, отрубают голову. Так вот даже в таких странах — а я имею в виду страны Аравийского полуострова — разрешена заместительная терапия.

А. Плющев ― Но у нас пока отрубают куски у фильмов соответствующего содержания. Я имею в виду фильм про судьбу Элтона Джона. А вы посмотрели?

А. Красовский ― Я не смотрел фильм. Во-первых, он ещё не вышел в широкий прокат. Я не был на премьере и не был в Англии. Я посмотрю сейчас в Лондоне. Я вот в Лондон еду в понедельник, посмотрю лучше в Англии. Я всё равно его смотреть не буду с этой ужасной цэпэшашной озвучкой. Если я правильно понимаю. Ведь прекрасную компанию «Централ Партнершп» никто не вызывал на ковёр и никто не говорил: «А ну-ка вырежьте тут сцены наркомании!»

А. Плющев ― Я думаю, что у нас и теленачальникам никто не звонит.

А. Красовский ― Нет, это разные вещи. Во-первых, звонят, но не всегда.

А. Плющев ― Ну, по большинству случаев, скажем так.

А. Красовский ― Не по большинству случаев. Звонят по политическим вопросам. Например, давайте подсветим эту тема так или так — если речь идёт о новостях. Вряд ли кто-то звонит начальникам, если будет программа про 75-летие Элтона Джона «Субботний вечер с Максимом Галкиным». Вряд ли кто-то будет из администрации президента звонить…

А. Плющев ― Максим Галкин не сделает такого.

А. Красовский ― Я думаю, что сделает. Когда Элтону Джон исполнится 75, а это произойдёт в 22-м году…

А. Плющев ― Сёстры Зайцевы будут вспоминать Элтона Джона.

А. Красовский ― Вполне. Поэтому здесь прекрасное руководство компании «Централ Партнершип» собрались в армянском караоке и решили посмотреть фильм про Элтона Джона. И посмотрели. И сами всё вырезали. Вы знаете, когда избирали Пашиняна в Ереване, главный заказ «Как мы мочим Пашиняна» от богатой армянской диаспоры был такой: «А давайте мы сейчас распустим слухи, что Пашинян поддерживает геев».

Так что я думаю, что компания «Централ Партнершип» с удовольствием сделает это сама без всякого указания от начальства. Просто они сами испугались, причём даже не испугались, а им даже самим эти сцены показались очень вызывающими: «А что ребята скажут?» Ну вот, сказали ребята.

Я, тем не менее, хочу добавить, что это не просто инцидент. Я читал некоторое количество отзывов людей, которые изначально были очень скептически к этому настроены, то есть говорили, что ладно, чего там эти пять сцен, какой-то там минет (хотя там не было никакого минета). Это писал прекрасный мой товарищ Игорь Мишин, который возглавлял когда-то канал ТНТ, который, посмотрев фильм, написал — тоже можете в его Фейсбуке прочитать — абсолютно разоблачительный текст по поводу того, что это не цензура, а прямо кастрация, и что, действительно, полностью меняет и смысл и дух фильма.

То есть эти пять минут, они были по-настоящему важны. И это, действительно, уничтожение этого фильма, которое произвела компания «Централ Партнершип», а не Министерство культуры, не администрация президента, не ФСБ, мораль и нравственность, Русская православная церковь и даже не Армянская апостольская церковь, а прямо вот натурально «Централ Партнершип» лично.

А. Плющев ― И здесь мы переходим к вопросу… казалось бы, при чём здесь холокост? Но…

А. Красовский ― Да, вообще не при чём.

А. Плющев ― Но, если говорить о том, что первично и кто первично виноват — власти, государственная политика или люди, которые считают, как правильно себя вести, будь то преследовать геев или преследовать евреев, — мы придём именно к этому. Просто сегодня я видел вашу запись…

А. Красовский ― В Телеграм канале «Гей на передержке». Подписывайтесь на мой Телеграм-канал «Гей на передержке».

А. Плющев ― Можно ещё раз сказать: «Гей на передержке». Подписывайтесь. И вот, что тут говорится про памятник, который открывал Путин: «Память о том, что когда-то одно государство пошло на поводу у самых низменных стремлений своего народа и сделало эти стремления, эту страсть убивать и пытать слабого и чуждого государственной политикой». Ну, то есть речь о фашистской Германии и типа того, что немцы были антисемитами и все хотели убивать евреев.

А. Красовский ― Не все, но, действительно, большинство. Ты прочёл это, как будто был такой посыл к Владимиру Владимировичу Путину. Да?

А. Плющев ― Нет.

А. Красовский ― А как?

А. Плющев ― Мне просто интересно чисто с исторической точки зрения. Насколько я помню, когда Гитлер пришёл к власти, как раз началась антисемитская пропаганда.

А. Красовский ― Нет, она и до этого всегда была. Более того, Гитлер пришёл к власти в 1933-ем году, стал канцлером в конечном итоге, потому что он пришёл с этими лозунгами антисемитскими. И за него же, как вы помните, в свободном, открытом, честном и демократическом голосовании проголосовали большинство немцев.

А. Плющев ― Не так.

А. Красовский ― Ну, как не так?

А. Плющев ― Его партия получила сначала 29, потом 33 процента голосов…

А. Красовский ― Сначала получила… Потом получила больше.

А. Плющев ― Цифры такие. Он не мог стать канцлером стал другой человек. Его канцлером назначил. Президент назначил Гитлера канцлером.

А. Красовский ― Александр, давайте сейчас не будем с вами обсуждать детали прихода к власти Адольфа Гитлера. Во-первых, это случилось не в один день, а в несколько приходов. Там было несколько выборов. В конечном итоге, действительно, Гинденбург назначил Гитлера канцлером и именно потому, что НСДАП, в конечном итоге по-настоящему пообедали на выборах. Это очень важно понимать. И Гинденбург не хотел, до последнего тянул, не назначал Гитлера канцлером.

Но давайте не будем с вами про детали говорить. Немецкий народ в тот момент чувствовал себя униженным, немецкий народ работой каких-то провокаторов, пропагандистов, возможно, в частности, и пропагандистов, да и не в частности, а реально, конечно же, пропагандистов, состоявших, так или иначе, в НСДАП, конечно, был настроен против разнообразных чужеродных элементов, в том числе, евреев. Более того, атавизм…

А. Плющев ― Но только вы говорили, что он изначально такой был запрос. А я говорю о том, что это результат пропаганды.

А. Красовский ― Подождите. Александр, вообще, всё — результат пропаганды. Конечно же, пропаганда — это другой взгляд на некое просвещение, то есть на некую информацию, который народу давали разным совершенно образом. Любой народ, любая масса всегда способна скорее воспринимать загадочное, плохое, искать врага, чем воспринимать что-то научное, хорошее и искать друга. Вообще, так устроено любое массовое сознание.

То, что мы сейчас, например, видели в контексте российско-украинских отношений, приблизительно таким же образом было построено. И, между прочим, не только со стороны России, а и со стороны Украины тоже, когда в Украине искали врага и ищут врага по-прежнему в России, и русского. Это важно. Всегда врага найти проще, чем друга. Врага найти проще, чем союзника и показать народу проще. Всегда у народа такой запрос. У народа всегда первичный запрос на плохое.

И то, что я пишу в этом посте, это то, что государство должно быть лучше своего народа. Государство всегда должно быть, как в случае с Россией, единственным и последним, возможно, русским европейцем. И откровенно говоря, это скорее про то, как Путин открывает музей… памятник жертвам еврейских концлагерей в Еврейском центре толерантности в Москве.

А. Плющев ― Да, героям Сопротивления.

А. Красовский ― Ну, так он называется в России. Но в реальности это памятник жертвам холокоста. Просто в России они не понимают, что такое холокост. Они считают, что это майонез…

В России по-прежнему, как бы мы не относились к Путину, так или иначе, Путин не переходит эту грань между добром и злом. Я, правда, считаю, что Путин по-прежнему остаётся последним русским европейцем. Вот чем больше я езжу по стране, чем больше я вижу этих людей — «а выключите сейчас камеру, пожалуйста, я вам расскажу, что в КНДР не существует гонореи», — тем больше я убеждаюсь, что на самом деле власть по-прежнему пытается сдерживать вот эти все жуткие, совершенно хтонические, первобытные стремления русского народа.

А. Плющев ― Так если бы власть была последним европейцем, наверное, она бы просвещала через свои каналы, но она так не делает.

А. Красовский ― Наверное. Александр, вы задаете очень правильный вопрос.

А. Плющев ― Она почему-то туда всяких разных милоновых запускает обычно.

А. Красовский ― Власть в России думает не совсем так, как вы. Запускает она не разных милоновых, запускает она милоновых, как считает власть, для того, чтобы показать, что народ наш страшен и ужасен. То есть то, что писал Владислав Юрьевич Сурков…

А. Плющев ― Мракобесы…

А. Красовский ― Пером, видимо, Андрея Юрьевича Ашкерова про «глубинный русский народ». «Вот посмотрите, как на самом деле выглядит глубинный русский народ», — говорит нам власть, показывая нам Виталия Милонова или, например, Наталью Поклонскую. И делает ведь не так, как они предлагают.

А. Плющев ― Но эти люди идут вверх точно так же, как Нюта Федермессер.

А. Красовский ― Да. Видите, власть как раз и говорит о том, что мы — сложное общество: должны и такие идти, должны и такие идти. Ещё раз говорю, даже если бы мы были государственной системой, а не просто системой, которая выполняет государственные функции, то всё равно такие люди попадали бы во власть.

Вот посмотрите, что сейчас происходит в США. Чёрт с ним Трампом, хотя Трамп такой же, как Милонов. Вот посмотрите, например, сейчас на волну антиабортных законов на юге США. За Алабамой и Луизианой уже 6 штатов, губернаторы которых подписали законы о запрещении абортов. Эти законы, по счастью, ещё не действуют, потому что их должен утвердить Верховный суд. Верховный суд их не утвердит, но это люди, которые попали во власть благодаря честным выборам. Некоторые из них вот натурально женщины. В Алабаме, например, против абортов инициатором этого антиабортного закона является сенатор от Алабамы, который баба, а вторым инициатором, который подписал его с радостью — губернатор Алабамы, тоже баба. Обе такие потомки рабовладельцев. У них прямо на лицах это написано.

И так устроено сейчас, действительно, очень сложное общество. А Россия — это не Дания. В России много разных людей, которые занимаются разными вещами и очень по-разному думают.

А. Плющев ― То есть вместо просвещения государство будет показывать… одну хрень?

А. Красовский ― Нет, подождите. Я же не оправдываю Владимира Путина, я не говорю, что вот Владимир Путин какой прекрасный. Конечно, Владимир Владимирович Путин и власть в целом могла бы заниматься какими-то просветительскими проектами. И я считаю, что в каких-то моментах она этим и занимается, а в каких-то моментах сам Владимир Владимирович ведь сам себя сдерживает из последних сил. Вы что, думаете, он геев, что ли, любит? Он что, думаете, ВИЧевых, так сказать, людей, торчков любит? Нет, не любит. Он обычный на самом деле 67-летний советский человек, мужик, офицер. Почему он должен их любить?

Я ещё раз говорю: он искренне на самом деле, если посмотреть на то, как устроен народ, должен был бы считать, что Ким Ир Сен вместе с Ким Чен Ыном уничтожили холеру и гонорею и что на самом деле туберкулез реальный у нас сейчас появился от китайцев. Он должен был бы считать вот так, но он так не считает. Он реально внутри своего среза возрастного, имущественного, гендерного, реально находится в неком апгрейде. Он такой усовершенствованный представитель своего класса и сословия. Он гораздо лучше, чем они все, потому что они все, дай им волю, пошли бы сейчас и убивать и вешать. А им, по счастью, такая воля не дана, потому что в России — вот вам, а не воля! И, слава богу, что у нас этой страной правит вот такой улучшенный вариант.

Вот, что я, собственно говоря, хотел сказать. Это не значит, что я очень счастлив, что страной управляет Владимир Владимирович Путин. Это не значит, что я счастлив, что в стране отсутствует сменяемость власти. Это не значит, что я счастлив, что в стране отсутствуют демократические институты и, более того, что в стране отсутствует государство и оно заменено системой, как говорит Глеб Олегович Павловский. Я совершенно не счастлив. Но я при этом взрослый, к сожалению, уже пожилой человек, и понимаю, что могло быть и, более того, скорей всего, и должно было быть гораздо хуже, потому что большинство людей настроены, несомненно, и совершенно несравненно гораздо более агрессивно к разнообразным меньшинствам, чем лично Владимир Владимирович Путин.

А. Плющев ― И Владимир Владимирович Путин в этом не виноват.

А. Красовский ― И Владимир Владимирович Путин в этом совершенно не виноват лично, правда. И потому что Владимир Владимирович Путин не может заниматься… и не то что я скажу как бабка депутатша: «Ой, Владимир Владимирович не может всем этим заниматься…». Нет, просто правда внутри огромной этой очень странно устроенной страны Владимир Владимирович не залезает в каждую семью.

А. Плющев ― Антон Красовский, директор фонда «СПИД. Центр» был сегодня героем программы «Особое мнение». Спасибо, до свидания!






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Отличный эфир, спасибо!
________________________________________

Кратко, честно, прямо! Как партнёр партнёру:)
________________________________________

Антон я с вами согласен, что у нас нет государства. Оно было до 1917 года. Национальное государство Россия было уничтожено для котлового довольствия 15 республик и потом ещё кучки европейских проходимцев.
________________________________________

Ну да, Владимир Владимирович душка. Он не любит геев, спидоносцев, либералов, но всего лишь подписывает для них дискриминационные законы, а ведь мог бы и бритвой по глазам… Ну, ничего, что геев в стране кое-где убивают, это не вина "последнего европейца", уничтожившего государство ради некоей системы, а проще мафии. Им манипулируют, ему врут, он смотрит канал "Россия" и верит ему, как Сталин верил фильму "Кубанские казаки". Он не переизбираем, у него министр "здравохоронения" тупая и дремучая баба, но если не он, но кто? Некто, с удовольствием вырезавший неправильных россиян, а потом и правильных?.. Эта забава затягивает…
________________________________________

Не знаю, кого не любил президент Ельцин из российских меньшинств, но при нём не было ни дискриминационных законов, ни эпидемии СПИД, кокс не возили самолётами отряда "Россия" и построил он именно государство, а не "систему". Назовёт ли Бориса Николаевича Антон последним европейцем? Да что вы, ручонками замашет…
________________________________________


ИСТОЧНИК

Александр Плющев

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Образование (0)
  • Общество (0) > Наркомания (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 11.09.2019 - ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ «ГОЛОС» ОБ ИТОГАХ ВЫБОРОВ
  • 10.09.2019 - ПРОДОЛЖАЮТСЯ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИТОГОВ ВЫБОРОВ
  • 10.09.2019 - ОТ БЕСЛАНА ДО «МОСКОВСКОГО ДЕЛА»
  • 09.09.2019 - ДАРЬЯ БЕСЕДИНА ОБ ИТОГАХ ВЫБОРОВ
  • 08.09.2019 - НЕДЕЛЯ ПЕЧАЛЬНОЙ ГОДОВЩИНЫ
  • 07.09.2019 - О ВЕЛИЧИНЕ ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА
  • 05.09.2019 - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ «ЯБЛОКА» НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  • 05.09.2019 - МЫ ЖИВЁМ В РОССИИ
  • 04.09.2019 - ТЕАТР ЖЕСТОКОСТИ
  • 03.09.2019 - «ЯБЛОКО» ПРОТИВ МУСОРНЫХ ПОЛИГОНОВ
  • 01.09.2019 - ПРОГРАММА КАНДИДАТА НА ДОЛЖНОСТЬ МЭРА
  • 01.09.2019 - КАК ЖИТЬ В ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМАХ
  • 31.08.2019 - ЗАЧЕМ ПУТИНУ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАКЛЮЧЁННЫЕ?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru