Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[09.07.2019]

ЖУРНАЛИСТ В РОССИИ

Юрий САПРЫКИН: российский журналист, главный редактор журнала «Афиша», шеф-редактор объединённой компании «Рамблер-Афиша»


Юрий САПРЫКИН:


Журналист в России — профессия непростая и неблагодарная. И поэтому он вызывает гораздо более нервную реакцию, гораздо большее возмущение.

Мы очень часто говорим о коррупции и очень часто переводим этот разговор на личности, что как раз свойственно ФБК. Мы говорим, что вот смотрите, есть Чайка, есть Бастрыкин, есть депутат такой-то. Они украли много денег и построили себе дом в Праге. Давайте добьёмся их увольнения, и после этого наступит прекрасная Россия будущего!.. На самом деле понятно, что дело же не только и не столько в конкретных именах, это коррупция институциональная!..

Вся полиция как институт, вне зависимости от того, хорошие люди в ней работают или плохие, честные или нечестные. Вся она оказалась подвержена порче. Потому что такие ей заданы правила игры. И тут уже проблема не в случае с Голуновым, наверное, где всё просто совершенно вопиюще шито белыми нитками. А в десятках и тысячах других случаев подобных!..

Тут даже ты не понимаешь, кого обвинять. Люди привыкли играть в такую игру. Они поставлены в такие условия. Да, они делают ужасно плохо. Но давайте бороться не с ошибками следствия, а с ошибками и причиной. И дело Голунова в этом смысле хорошо тем, что оно позволяет всю эту цепочку проследить, как вся эта система устроена. И гражданское общество создаётся в такие моменты.

Гораздо чаще это делается не потому, что человек написал какое-то смелое расследование про похоронный бизнес или чёрных риэлторов, а потому, что просто майору нужно закрывать план. Просто потому что нужно, чтобы в этом году или этом квартале задержанных и раскрытых было больше, чем в прошлом году за тот же отчётный период. То есть люди становятся жертвами не просто Левиафана, который мстит таким образом за нанесённый ему вред, за то, что раскрыли его тёмные дела. А люди становятся жертвами, потому что так устроена система…


О. Бычкова ― Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». С особым мнением журналист Юрий Сапрыкин. Мы уже привыкли к тому, что нам как на голубом глазу выкладывают какие-то совершенно всё более абсурдные обвинения и соображения, как, например в деле Ивана Голунова. Но и фокусы с Леонидом Волковым тоже не перестают удивлять.

Ю. Сапрыкин ― Как подсказывает случай Ивана Голунова, мы к этому не привыкли. Как подсказывает нам случай Леонида Волкова — мы к этому привыкли. Это два разных случая, и я постараюсь объяснить, в чём их различие при формальном и сущностном сходстве. Различие исключительно в восприятии. Во-первых, мне бы хотелось сказать, что это, конечно, форменное безобразие — так накидывать один за другим административные сроки за, в общем, одно и то же деяние, даже если вы решили, что оно преступно и подлежит наказанию.

О. Бычкова ― Что тоже вызывает большие вопросы.

Ю. Сапрыкин ― Тоже большая натяжка. Но вот такое умножение сущностей без причины, умножение сроков без достаточных на то оснований — это полнейшее безобразие! И ни в какие ворота не лезет! Всё это, разумеется, возмутительно. И очень сложно относиться к этому иначе. Мы эту технологию, конечно, видели уже на примере самого Навального, которому за один и тот же митинг или случай добавляли всё новые и новые сутки. Но всё это не перестаёт удивлять и возмущать.

Я уже вижу в фейсбуке третьи сутки риторические вопросы типа: а что же вы защищаете Голунова, а не защищаете Вышинского или людей, которые сидят по 228-й статье, вот рядовых граждан, которым подбрасывают наркотики? Или вот теперь новый поворот этой риторической фигуры: почему не защищаете Леонида Волкова? Да, привыкли...

Да, когда политического активиста, который системным образом противостоит режиму, в ответ получает от режима всякие пакости, — это уже за последние 10 лет стало выглядеть естественным. Когда собака кусает человека — это не новость. Новость — когда человек кусает собаку…

О. Бычкова ― Я не понимаю, вы хотите сказать, что когда, например, собака кусает Леонида Волкова, то это издержки профессии Леонида Волкова быть оппозиционером. Или что?

Ю. Сапрыкин ― В общем, примерно так. Это я и хочу сказать. Но это не издержки профессии Леонида Волкова. Это издержки той ситуации в РФ в 2019 году, а также во все предыдущие годы, в которой эта профессия оппозиционера реализовывается. Знаем, что за профессиональное занятие политикой вот такое бывает…

О. Бычкова ― А у Голунова профессия — заниматься журналистскими расследованиями. И тоже можно сказать: чувак, ты же знал, на что шёл.

Ю. Сапрыкин ― И когда человека, который занимается журналистскими расследованиями, вот до такой степени цинично хватают на улице, нарушая все процедуры, тащат в полицию, пытаются закатать в тюрьму явно по заказу не администрации президента, не каких-то людей, которые системным образом борются с несистемной оппозицией. А просто каких-то барыг, которые стали объектом, скорее всего, журналистского расследования Ивана Голунова. Это действительно пока не укладывается в голове, мы к этому не привыкли…

Поэтому мне случай с Голуновым кажется в контексте последних лет гораздо более вопиющим, из ряда вон выходящим, не укладывающимся в наши представления о том, как это всё устроено. Но это единичный случай пока что, несмотря на то, что журналист в России — профессия непростая и неблагодарная. И поэтому он вызывает гораздо более нервную реакцию, гораздо большее возмущение.

О. Бычкова ― Ведь там идёт речь о тюремном сроке в 20 лет!

Ю. Сапрыкин ― Да, там идёт речь о тюремном сроке в 20 лет, а не об административном аресте на 15 суток. Мы сейчас не говорим о том, как оно по правде или как оно в принципе должно быть устроено. Мы говорим о том, как устроено человеческое восприятие. К чему-то ты привыкаешь, а что-то не укладываются в голове, и вызывает крайне нервную реакцию. Это не значит, что за Волкова не надо заступаться, не надо защищать и этому безобразию не надо противостоять.

О. Бычкова ― Навальный написал, что трансляция была примерно в 80 городах. Если за каждый город вот так по списку давать по 15 или 20 суток…

Ю. Сапрыкин ― Да, можно досидеть.

О. Бычкова ― Это можно несколько лет провести. Это 1100 или 1200 дней можно провести. Это аккурат 3 года!

Ю. Сапрыкин ― Мне очень не хочется в этой ситуации действительно никого ни в чём обвинять, но есть ещё один момент, который невозможно обойти, если быть совсем уж честным. Момент заключается в том, что если сотрудник ФБК исходит из того, что всё самое важное и заслуживающее внимания в стране делают только сотрудники ФБК, а любое несогласие с их словами и действиями или недостаточное к ним внимание или неготовность их поддержать является признаком трусости, предательства, продажности и прочих худших человеческих качеств, и если людей, которые выражают это несогласие называть в публичном пространстве трусами, идиотами, ипотечниками и так далее, то, в конечном счёте можно прийти к тому, что тебя будут поддерживать только сотрудники ФБК. Это очень недальновидная коммуникационная стратегия.

О. Бычкова ― И мы даже умеем не обижаться с самого начала на такие слова. Но вопрос в другом. Предположим, на каждый такой безумный кейс поднимается громкий вопль отовсюду. И это то, что мы сейчас наблюдаем на самом деле с Леонидом Волковым тоже. Потому что все сейчас об этом тоже говорят. Это приводит к чему-то позитивному? Или в лучшем случае всё заканчивается хорошо может быть для человека, за которого заступаются, но дальше потом ещё будет 150 таких же кошмаров.

Ю. Сапрыкин ― Да, если заканчивается хорошо для человека, за которого заступаются — это уже немало.

О. Бычкова ― Это не обсуждается. Конечно. Но наркотики подбрасывают каждый день в нашей большой и прекрасной стране. Понимаете?

Ю. Сапрыкин ― Будет длинная сложная жизнь, в которой много будет разных поворотов. Но что касается дела Голунова, мне кажется, что самим фактом своего задержания Иван как бы продолжает делать свою журналистскую работу. Именно в том жанре, в котором он её делает. Он работает, как правило, с такими серыми зонами, которые вроде бы лежат под ногами: ЖКХ, какой-то там похоронный бизнес, риэлторы, рынки. С этим мы сталкиваемся в повседневности. Они абсолютно привычны, мы не задумываемся, как они устроены. А внутри, оказывается, мрачнейшее криминальное чудовищное дно!..

На самом деле я, конечно, не совсем точно сформулировал эту разницу и позицию. Потому что, конечно, и Навальный, и Волков, и Соболь, и ФБК в огромной степени сегодня тоже журналисты, которые занимаются ровно тем же самым, а именно — раскапывают какие-то тёмные истории о коррупции, о разных серых схемах. О том, какой от них вред всем нам и делают их публичными. То есть, в общем, в этом смысле разница между профессиональным журналистом с пресс-картой и сотрудником ФБК без пресс-карты становится незначительной. Поэтому на самом деле, конечно, я уверен, что, несмотря на все трения и склоки и взаимные обвинения, конечно, журналистское сообщество чувствует в огромной степени солидарность с людьми из ФБК, когда их ни за что бросают в тюрьму.

О. Бычкова ― Но это, несомненно, так.

Ю. Сапрыкин ― Никто, ни Волков, ни Навальный, ни Соболь не называли себя журналистами. И не заявляли о том, что они подчиняются тем же профессиональным нормам. Они просто по факту работают как медиа. Иногда — как очень мощные медиа. Очень мощное сильное расследовательское медиа.

О. Бычкова ― И нам предлагают таким образом постоянно считать преступлением то, что никоим образом не может быть никаким преступлением, правонарушением. Нарушением чего бы то ни было. Даже политическая деятельность — да ради бога. Совмещение политических и журналистских каких-то интересов — ну бывает. Но это точно не вопрос Уголовного кодекса. Это то же самое как я слышу, например, время от времени от каких-то разных людей типа таксистов, которые мне говорят: но ведь во всех странах нужно получать разрешение на проведение демонстрация и шествия. Нет, говорю, не во всех. То есть у людей уже складывается представление о преступлении и наказании совершенно извращённое, очень странное. Просто потому что им всё время внушают: нельзя просто выйти на улицу с транспарантом — это преступление! За это нужно наказывать…

Ю. Сапрыкин ― У нас, конечно, очень сильно искривлённый взгляд. И ситуация, в которой мы находимся, это искривление просто естественным образом создаёт. Ну, вот этот политический процесс, в котором есть власть или правящая партия, и есть оппозиция. Есть острые вопросы, по которым они дискутируют. Вопрос пенсионной реформы в данном случае. Поскольку нет никаких институтов, где эта дискуссия могла быть проводиться, нет свободной прессы, нет парламента, нет дебатов, нет партий, которые могли бы топить за или против пенсионной реформы, не будучи управляемыми из одного кабинета. Нет никаких цивилизованных механизмов учёта и согласования этих интересов. Кроме соцопросов, которые тоже сильно искажены, но которые в какой-то момент могут убедить начальство в том, что действительно народ как-то недовольно бурчит.

О. Бычкова ― Не вполне счастлив.

Ю. Сапрыкин ― В результате отсутствия всех этих легальных механизмов люди выходят на несанкционированную акцию с одной стороны, а суд за трансляцию этой акции сажает то на 20, то ещё на сколько-то суток. Такие искривлённые формы принимает политический процесс. А мы рассуждаем о том, справедливо это или нет. Но это просто, как написал сегодня видимо, в связи с делом Голунова писатель Шамиль Идиатуллин: Надо бороться не со следствием, а надо бороться с причиной.

О. Бычкова ― Ну да.

Ю. Сапрыкин ― Это не ошибка следствия, это ошибка причины. Изящная шутка на тему следствия по делу Ивана Голунова.

О. Бычкова ― Да, сегодня когда слышала, что когда экспертиза не нашла следов наркотических веществ нигде, например, на коже, ни под ногтями, ни в крови нигде у Ивана Голунова, то по идее он должен был через минуту после этого быть отпущен. Так если рассуждать с точки зрения здравого смысла. Но где здравый смысл?

Ю. Сапрыкин ― Тут всё-таки тоже есть какие-то процедуры, которые надо выполнять…

О. Бычкова ― Хорошо, не через минуту, через полчаса. О’кей. Но я думаю…

Ю. Сапрыкин ― Должен быть как минимум ещё один суд, свидетельствующий, что всё это была просто какая-то чудовищная фальсификация. Не какого-то сегодняшнего суда, а суда, который как институт мог бы объективно и беспристрастно всё это рассмотреть. Суда как института…

О. Бычкова ― Я просто думаю с ужасом, у меня просто холодный пот, знаете, пробегает. Я цепенею от кошмара и думаю, что вышел человек на улицу с рюкзаком, его схватили. Ему что-то подбросили. И таких людей выходит на улицу довольно много. И им там что-то подбрасывают. И сейчас он получил бы 20 лет, притом, что он не имеет никакого отношения ни к каким наркотикам…

Ю. Сапрыкин ― И, кстати, гораздо чаще это делается не потому, что человек написал какое-то смелое расследование про похоронный бизнес или чёрных риэлторов, а потому, что просто майору нужно закрывать план. Просто потому что нужно, чтобы в этом году или этом квартале задержанных и раскрытых было больше, чем в прошлом году за тот же отчётный период. То есть люди становятся жертвами не просто Левиафана, который мстит таким образом за нанесённый ему вред, за то, что раскрыли его тёмные дела. А люди становятся жертвами, потому что так устроена система…

Мы очень часто говорим о коррупции и очень часто переводим этот разговор на личности, что как раз свойственно ФБК. Мы говорим, что вот смотрите, есть Чайка, есть Бастрыкин, есть депутат такой-то. Они украли много денег и построили себе дом в Праге. Давайте добьёмся их увольнения, и после этого наступит прекрасная Россия будущего!.. На самом деле понятно, что дело же не только и не столько в конкретных именах, это коррупция институциональная!..

Вся полиция как институт, вне зависимости от того, хорошие люди в ней работают или плохие, честные или нечестные. Вся она оказалась подвержена порче. Потому что такие ей заданы правила игры. И тут уже проблема не в случае с Голуновым, наверное, где всё просто совершенно вопиюще шито белыми нитками. А в десятках и тысячах других случаев подобных!..

Тут даже ты не понимаешь, кого обвинять. Люди привыкли играть в такую игру. Они поставлены в такие условия. Да, они делают ужасно плохо. Но давайте бороться не с ошибками следствия, а с ошибками и причиной. И дело Голунова в этом смысле хорошо тем, что оно позволяет всю эту цепочку проследить, как вся эта система устроена.

Иван продолжал заниматься расследованиями, даже находясь под домашним арестом. Только результат этого расследования записывал уже не он, а его коллеги. Но его дело, его задержание, его арест очень многое сделал явными и вывел настоящих преступников из этой серой зоны, из зоны молчания, невидимости. Это история с фальсификациями уголовных дел, подбрасываниями наркотиков, истории с 228-й статьей и с тем, как она работает. История с тем, как нарушаются элементарные процедурные правила при задержаниях.

У нас уже считается нормальным, все эти нарушения никакой суд совершенно не интересуют. Что можно не давать человеку сделать звонок. Оформлять его задержание через половину суток после того, как он фактически задержан. Отказываться делать вот эти смывы и срезы. И это вроде бы как норма. Хотя это просто самые элементарные необходимы действия, как дважды два, азбука всего процесса. И всё это мы видим, как это работает на примере или в результате этого необъявленного журналистского расследования, которое сейчас на себе провёл Иван Голунов…

О. Бычкова ― Почти полтора года Оюб Титиев провёл в СИЗО.

Ю. Сапрыкин ― Мне бы хотелось также сказать, что по моему глубокому убеждению, история Титиева не получила бы такой резонанс, если бы не статья «Монитор-1» Шуры Буртина, которая была опубликована в издании «Медуза». Статья — слишком скромное название, это тянет на материал для небольшой книги. Книги об удивительно честном и смелом человеке, ставшем жертвой чудовищной несправедливости. Если вы ещё не читали этот текст, прочитайте его, пожалуйста. Вы не пожалеете. «Монитор-1», Шура Буртин, «Медуза», Оюб Титиев. Это к вопросу о том, зачем нужна журналистика вообще и независимая журналистика в частности.

О. Бычкова ― И почему нужно об этом кричать как можно громче.

Ю. Сапрыкин ― Потому что она не только спасает иногда конкретных людей или с неё начинаются какие-то общественные кампании в их защиту, но, в конечном счёте, она меняет правила игры. Она вот так, делая тайное явным, вскрывает тайные пружины тех механизмов и того социального зла, которое существует вокруг нас, и помогает, в конце концов, это социальное зло исправлять. И привлекать внимание к осуждённым по 228-й статье и к фальсификациям уголовных дел полицией. В последние дни, согласитесь, мы не жили с мыслью об этом каждую секунду до того, как стали известны обстоятельства дела Голунова. Вот это и есть очень важный результат журналистской работы.

О. Бычкова ― Объясните, как это работает? Потому что говорят, что сотни и тысячи никому неизвестных людей в других местах страны, не в Москве, сидят по разным зонам. С ними происходит всё то же самое — им подбрасывают наркотики, их сажают на годы. Таких людей действительно очень много, но вы об этом не кричите так громко. А тут схватили вашего журналиста и вы тут же все встали на уши.

Ю. Сапрыкин ― Во-первых, вы об этом кричите. И тут вы знаете, журналистикой в России называются очень разное. И когда вы говорите про меня — журналист Юрий Сапрыкин — понятно, что я не такой журналист, как Иван Голунов. Я вообще, может быть, в строгом смысле слова не журналист. Я публицист, я высказываю своё мнение, я пишу колонки. Наверное, у меня есть какие-то таланты, но это не таланты Ивана Голунова или отдела расследований «Медузы» или Шуры Буртина. Ни в коем случае. Вот они занимаются журналистикой в подлинном смысле слова. А я так, погулять вышел. Поэтому я не могу сказать «мы об этом не кричим», потому что мне к этой славе примазываться действительно не с руки. Но если вы посмотрите на издание «Медиазона», на издание «Такие дела», «Медуза», на те островки независимой журналистики, которые остались ещё в стране, — они об этих делах пишут. И пишут регулярно.

О. Бычкова ― Читатели об этом не читают.

Ю. Сапрыкин ― Это читатели об этом не читают. Действительно, до того момента, пока эта история не коснулась какого-то всем известного, находящегося на виду, в каком-то смысле медийного лица, в отношении которого совершена вопиющая несправедливость, ты, скорее всего, проматываешь все эти заголовки в Ленте. Ой, опять что-то про посадки, ой, опять что-то про пытки, про наркотики. Да надоело…

О. Бычкова ― Ой, опять эти ужасы. Чернуха ваша. Нескончаемая.

Ю. Сапрыкин ― Слушайте, нет на это запроса. Сейчас нужно про лайфстайл что-нибудь побольше. Это мы слышим все последние годы. И нельзя сказать, что мы это слышим от каких-то специально злонравных людей, которые решили так исказить картину реальности. Это опять же как бы естественная реакция людей. Но в какой-то момент эту броню что-то пробивает, и в нашем случае этим чем-то стало дело Ивана Голунова. И теперь невозможно уже сказать, что мы про всё это не знаем, мы это промотали в Ленте, мы про это не слышали. И журналисты, хотя бы журналисты вышеназванных изданий — это последние, кого можно обвинить в том, что они об этом не кричали и не привлекали к этому внимание. Просто вот броня пробивалась долго, но оказалась пробита только сейчас.

О. Бычкова ― В этом есть в каком-то смысле функция людей, про которых другие люди знают немного больше. Потому что ну вот да, к ним привлечено внимание, вот они страдают за чужие грехи в некотором смысле. Так часто бывает. Ничего не поделаешь с этим.

Ю. Сапрыкин ― Да, кроме того, с Голуновым история совсем уже как из сериала «Спрут».

О. Бычкова ― Абсолютно!

Ю. Сапрыкин ― Это же не история про то, что тебе просто подбросили пакетик в рюкзак. Это история про то, что человек писал, разоблачал какие-то тёмные криминальные дела и эти тёмные криминальные дела через полицию, через суды, через врачей, через журналистов, через чёрт знает кого до него дотянулись. Да, это всё очень знакомая, вызывающая сочувствие, вызывающее дикий интерес история, про которую мы много раз читали в книжках и смотрели в кино. За неё очень просто эмоционально зацепиться.

И ещё почему сработало именно с Голуновым, почему это всё вызывает такое возмущение. По крайней мере, в журналистском сообществе, к которому я принадлежу весьма условно, но тем не менее. Понимаете, я вот недавно задумался или прочитал в какой-то книжке, что может быть концепция рая и ада традиционная, как мы их себе представляем, не совсем верна. Мы представляем, что мы нарабатываем в жизни какое-то количество добрых дел и в награду за эти добрые дела нам даётся некоторая универсальная благодать. Одна на всех.

Может быть, всё обстоит на самом деле не так. Даже если верить в загробную жизнь. Может быть те дела, которые мы нарабатываем, они просто с нами в каком-то следующем существовании, на каком-то следующем витке существования и остаются. То есть если ты всю жизнь испытывал гнев, раздражение, пытался как-то жульничать, подличать и так далее, то ты в этом тёмном разодранном состоянии души и проведёшь какой-то следующий виток своего существования. Это и называется ад. Нет никакого суда, который бы тебя наказал за то, что ты был такой плохой. Ты просто сам от этих своих гадостей будешь страдать. Они с тобой и останутся. Ничего хорошего, доброго и светлого на этом витке не будет.

О. Бычкова ― И сковородок тоже нет?

Ю. Сапрыкин ― Если ты делал хорошие и светлые дела, то они с тобой внутри и останутся. Вот история про Голунова — это в каком-то смысле подтверждение этой метафизической концепции. Для простоты её можно назвать словом «репутация». Есть человек, который никогда не лез ни на баррикады, не называл себя совестью нации, никого не учил, абсолютно не тщеславный, не страдающий звёздной болезнью, вообще не пытался получить от профессии журналиста какие-то вполне естественные плюшки и печеньки, которые иногда эта профессия журналиста даёт. Ну, вот как-то связанные с собственным эго. У Голунова собственное эго как бы отсутствует.

Он занимается исключительно своей работой и интересует его только его работа. Он занимается очень профессиональным копанием в разных базах данных. Он из этих баз данных умудряется выуживать то, что другие выуживать не умеют. Он, как я уже говорил, рассказывает про окружающую нас действительность такое, о чём мы и не подозревали. Он делает это исключительно дотошно, вдумчиво, внятно и профессионально. И это очевидно всем его коллегам.

И сегодня в колонке у Олега Кашина я увидел выражение «настоящий мастер». И меня как-то так кольнуло, думаю: боже мой, а почему про Голунова. А потом я понял, что да, действительно мастер. В таком подлинном средневековом смысле слова. Это очень высокопрофессиональный человек, который очень здорово владеет ремеслом, до той степени, что это ремесло как-то этически его что ли морально возвышает над всеми нами. Он настолько хороший мастер, что совершенно неважно, какую позицию он занимает в том или ином фейсбучном сраче или поддерживает ли он там силы зла или силы добра. Но он вообще в них не участвует. Он просто очень хорошо делает свою работу. И этим он крут. И именно поэтому в тот момент, когда про него начинают писать, что он какой-то нарколыга и барыга и продаёт привезённые из Риги наркотики в ночных клубах, — всем абсолютно очевидно, что это полный бред. И это страшно возмущает. Только количество дел, которое Иван сделал и создаёт ту реакцию на его задержание, которую мы видим.

О. Бычкова ― Ну да.

Ю. Сапрыкин ― Это не связано ни с какими интересами тусовочки либералов, что журналисты защищают своего. Это полная ерунда. Это исключительно вопрос репутации и отношения к этому человеку.

О. Бычкова ― И того, что человек создал в своей жизни. Действительно. Есть ли ощущение у вас, что профессиональное сообщество и вообще общество, потому что не только журналисты уже теперь включились в эту историю, но и многие другие люди, как-то совершенствуется в проведении таких акций и тренируется в солидарности?

Ю. Сапрыкин ― Гражданское общество создаётся в такие моменты. Нет никакого сообщества. Вот в обычные дни с понедельника по пятницу с перерывом на выходные нет никакого сообщества…

О. Бычкова ― Конечно, это нужно, когда что-то случается.

Ю. Сапрыкин ― Да, мы все сами по себе.

О. Бычкова ― Но у меня такое ощущение…

Ю. Сапрыкин ― Более того, за последние годы мы искусственно приучены к тому, что мы все сами по себе, мы все выживаем по одиночке. Что лучших редакторов и журналистов увольняют и выдавливают из страны.

Настоящие журналисты постоянно слышат эти рассуждения «Ты знаешь, вот у нас такая ситуация, ну ты сам всё понимаешь. Ну невозможно же, нужно понимать, где границы»… и так далее. То есть это сообщество приучается к бесконечным компромиссам, на которые ему нужно идти, задавливая собственные представления о профессионализме.

И вот только в такие моменты сообщество про эти ценности вспоминает, общие для всех ценности, и через это становится настоящим сообществом.

О. Бычкова ― Впечатляет, конечно, количество людей, которые сейчас вписались в эту историю…

Ю. Сапрыкин ― Это не отписывание ленты новостей, это не угодливость перед властями. А журналистика — это то, что делает Иван Голунов.

О. Бычкова ― И впечатляет, конечно, и эти три полосы в трёх больших газетах. Очень красивые. И огромное количество людей, которые подписывают петиции и пишут разные ролики, обращения, посты в фейсбуке.

Ю. Сапрыкин ― А про три полосы тоже важная история, это же не только обращение к читателям, и не только какой-то символический жест. Первая полоса — это то, что видит начальство. Газета для начальства или журнал для начальства очень часто состоит только из первой полосы. Или из обложки. Самые крупные неприятности, самые крупные увольнения в бумажной прессе, даже закрытие или переформатирование случаются из-за обложек и из-за первых полос. И это, конечно, не просто обращение к читателям. А это разговор ещё и с этими людьми. То есть вы все последние годы приучали нас к тому, что мы обслуга, что мы работаем на дядю, что мы должны идти на бесконечные компромиссы и окружать себя двойными и тройными сплошными. Так вот, сегодня мы — это Иван Голунов. Мы сегодня вспомнили об этом.

О. Бычкова ― Это хорошее воспоминание про двойные и тройные сплошные. Потому что это примерно одни и те же люди.

Ю. Сапрыкин ― Потому что не бывает абсолютно святых и абсолютных грешников. Мы все находимся в серой промежуточной зоне, и каждый день должны делать выбор. И сегодня «КоммерсантЪ», «Ведомости» и РБК этот выбор сделали правильно.

О. Бычкова ― Спасибо большое. Юрий Сапрыкин. Это была программа «Особое мнение».



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Власть будет прессовать Алексея Навального и его соратников по полной программе. И они готовы к этому. А вот подбрасывать наркотики ЖУРНАЛИСТАМ — это уже перебор.
________________________________________

Силуанов объяснил падение реальных доходов населения. Падение реальных доходов населения связано, в частности, с увеличением расчётов населения по кредитам и сокращением теневого сектора, заявил первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов в ходе заседания комитета Госдумы по бюджету и налогам. Силуанов подчеркнул, что заработные платы и социальные выплаты в реальном выражении растут…
________________________________________

Какое бесстыдство — противопоставлять ФБК и Голунова!
Сам, лично, г-н Сапрыкин, что сделал, чем рисковал?
________________________________________

Хочется понять и проследить истоки этого беспредела! А они в отстроенной верикали, её органике… Эти "стражи закона" ведут себя таким образом ровно потому, что считают себя встроенными в эту вертикаль, которая допускает "если во имя…, то можно"… Думаю, что они прекрасно осведомлены обо всех "издержках", допущенных при возведении этой системы. Они собственно и живут по негласным законам "высшей целесообразности", а не по Законам. Корень проблемы заключается в том, что страну возглавляет выходец из спецслужб, а они, как известно, могут позволить себе (их так учат) подходить к вопросам законности "творчески".

Наша страна исторически не готова к тому, чтобы её глава был выходцем из любой среды. Нужен временный запрет на силовиков, и закончиться он должен тогда, когда за деятельностью спецслужб будет установлен полный гражданский общественный контроль. Оставлять их наедине с законностью катастрофически опасно, это ведёт к деградации и развалу государства, перенаправляет его карательные функции на достижение личной выгоды и подавление при этом всякой здоровой реакции отторжения…
________________________________________

Наконец Сапрыкин объяснил, что такое журналистика. Это Ваня Голунов, несущий в рюкзачке, несмотря на путинских мусоров, людям радость от безнадёги тоталитаризьма, а кому и спасение от смертельной ломки.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Бычкова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Милиция (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 07.09.2019 - О ВЕЛИЧИНЕ ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА
  • 05.09.2019 - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ «ЯБЛОКА» НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  • 05.09.2019 - МЫ ЖИВЁМ В РОССИИ
  • 04.09.2019 - О ПОЛЬЗЕ МАССОВЫХ ПРОТЕСТОВ
  • 04.09.2019 - ТЕАТР ЖЕСТОКОСТИ
  • 03.09.2019 - «ЯБЛОКО» ПРОТИВ МУСОРНЫХ ПОЛИГОНОВ
  • 03.09.2019 - ПОЛИЦЕЙСКИЕ ПРЕСТУПНИКИ
  • 02.09.2019 - УВАЖЕНИЕ И СВОБОДА ВМЕСТО ДУБИНОК И ВОРОВСТВА
  • 02.09.2019 - НИКАКОЙ УГРОЗЫ ЗДОРОВЬЮ
  • 01.09.2019 - ПРОГРАММА КАНДИДАТА НА ДОЛЖНОСТЬ МЭРА
  • 01.09.2019 - КАК ЖИТЬ В ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМАХ
  • 31.08.2019 - КОГДА СУДАМИ УПРАВЛЯЮТ ЛОЖЬ И СТРАХ
  • 31.08.2019 - ЗАЧЕМ ПУТИНУ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАКЛЮЧЁННЫЕ?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru