Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[03.08.2019]

СТРАНА МЕДЛЕННО ЗАКИПАЕТ

Дмитрий БЫКОВ: поэт, писатель, журналист, педагог, наше российское культурное достояние 21 века


Дмитрий БЫКОВ:


Недовольство растёт, страна медленно закипает. И конечно, так называемый «посткрымский консенсус», и без того довольно иллюзорный, совершенно очевидно, себя исчерпал. Церковники, как мне кажется, очень раздражают людей.

Но самый интересный итог происходящего — это, конечно, эволюция Сергея Собянина из того положения, которое он занимает. Очень немногими людьми Собянин воспринимался как всё-таки крепкий хозяйственник в стане силовиков и как потенциальный переходный преемник, который после Путина сможет провести мягкий транзит в сторону такой либерализации. Ну, вот сейчас это прекратилось. И, по-моему, это хорошо. Потому что такой компромиссный человек после Путина он, в конечном, итоге, всё приведёт к новому застою. Думаю, что это означает просто, что после Путина будет полная смена парадигмы. Вот и всё. Мягкого транзита не будет.

Слухи о том, что Путина предполагают оставить у власти после 2024 года, изменив для этого структуру парламента, мне кажется, не имеет отношения к реальности. Потому что реальность, вне зависимости от кремлёвских планов, не предполагает продолжение эпохи Путина.

Для России оптимальной является такая ситуация, где есть независимые суды и честные и прозрачные выборы. А будет ли это в парламентской республике, при президентской республике, при конституционной монархии, я совершенно не знаю. И как это будет называться, мне совершенно неважно.

Советский Союз был, разумеется, омерзительным проектом. Но Советский Союз, во-первых, неоднороден, не монолитен. Советский Союз с 30-х, 40-х, 60-х и тем более, 70-х — это четыре разных государства. Не говоря уже о том, что Советский Союз в последние годы был ужасен для жизни, но для тех, кто хотел работать, он был сравнительно приемлем. Это была такая страна для небольшой прослойки профессионалов.

А современная Россия, при всех её несомненных преимуществах, в частности при открытых границах, представляется мне шагом назад от Советского Союза по множеству параметров.

Очень часто человеку приходится защищать чуждые для него ценности. Он защищает родину, а вместе с родиной он защищает набор, допустим, тоталитарных представлений. А он хочет защищать другие представления. Так пусть он получит право защищать их.

Человек, принимая присягу, например, в Штатах, говорит, что он клянется воевать за эту страну. А если ему нравится Россия, как Стивену Сигалу? Или как Жерару Депардье, который, правда, уже разочаровался, но всё-таки гражданство сохраняет, хотя квартиру продал в Саранске.

Ну, как он будет защищать идеалы Штатов, если он любит Путина? Пусть он защищает Путина. Я считаю, что это правильно совершенно. И надо предоставлять гражданство всем, кто выражает симпатию к своей системе ценностей. Будущий мир так и будет организован.

По-моему, Нюте Федермессер хватает работы, кроме того, чтобы служить связным между администрацией и больными детьми. Хосписы — это достаточно трагическая тема.

И, по-моему, её стоит пожалеть, потому что это катастрофа, когда администрация президента должна реагировать на задержание матери, получающей единственно спасительное лекарство для своего ребёнка. По-моему, это функция заложника. Ну, если это не ситуация морального растления, то что тогда моральное растление?..


Е. Бунмтан ― Добрый вечер. Меня зовут Евгений Бунтман. И сегодня со своим «Особым мнением» у нас писатель Дмитрий Быков. Выборы в Мосгордуму — главная тема последней недели. Как вам? Вы пойдёте на выборы после того, что происходит?

Д. Быков ― Нет, не пойду. Но я бы итак не пошёл, честно говоря.

Е. Бунмтан ― Вы за кого-нибудь подписывались, участвовали как-то?

Д. Быков ― А никто не собирал моих подписей. У нас как-то так получилось, что в нашем округе нет никакого неформального кандидата. Во всяком случае, кандидата, который бы с песней под шарманку топал бы по дворам.

Но самый интересный итог происходящего — это, конечно, эволюция Сергея Собянина из того положения, которое он занимает. Очень немногими людьми Собянин воспринимался как всё-таки крепкий хозяйственник в стане силовиков и как потенциальный такой переходный преемник, который после Путина сможет провести мягкий транзит в сторону такой либерализации. Ну, вот сейчас это прекратилось. И, по-моему, это хорошо. Потому что такой компромиссный человек после Путина он, в конечном, итоге, всё приведёт к новому застою — как Хрущёв после Сталина, который слетел, и в результате проиграл ситуацию.

Думаю, что это означает просто, что после Путина будет полная смена парадигмы. Вот и всё. Мягкого транзита не будет.

Е. Бунмтан ― Почему нет ажиотажа — такого, в количественном отношении, который был в 2011-2012 году — вас спрашиваю, потому что вы тогда активно участвовали, входили в координационный совет оппозиции?

Д. Быков ― Входил. Это была моя ошибка — не надо было туда входить. То есть, мне казалось, что координационный совет оппозиции будет притягивать к себе огромный вал критики и за этот счёт как-то — ну, как мидии очищают море, вбирая всю её грязь, — каким-то образом разрядит ситуацию в обществе. Люди будут говорить, критиковать, обмениваться мнениями, а мы будем подставляться. И это будет единственный такой реальный путь.

На самом деле думаю, что входить туда было не надо — просто потому, что этот координационный совет ничего не координировал. Он не мог ничего скоординировать. Было совершенно очевидно, что происходит такая генеральная репетиция вроде 1905 года, которая по определению не может быть удачной.

Что касается каких-то действий сейчас, то сейчас всё будет вызывать ажиотаж. Любая точка бифуркации, любая точка возможного расхождения будет вызывать с обеих сторон гиперэмоции. Это понятно, потому что недовольство растёт, страна медленно закипает. И конечно, так называемый «посткрымский консенсус», и без того довольно иллюзорный, совершенно очевидно, себя исчерпал.

Поэтому мусорная тема, тема скверика в Екатеринбурге, тема абсолютно любых конфликтов с властью будет сейчас болезненной. Знаете, говорят, что при некоторых иммунных заболеваниях любая царапина — ну, например, при гемофилии или при диабете — становится гигантским гнойником.

Вот сейчас, где ни поцарапай — будет гнойник. Это может быть, даже такая ничтожная тема, в общем, как скверик. А может быть это и выборы в Мосгордуму. Так что сейчас надо приготовиться к тому, что, наверное, прав Валерий Соловей: мы вступаем в эпоху некоторых турбуленций.

Е. Бунмтан ― Как определить, куда качнётся? С Екатеринбургом качнулось в достаточно неожиданную сторону протестующих.

Д. Быков ― С Екатеринбургом качнулось потому, что второй стороной конфликта была РПЦ, которая сейчас начинает интенсивную внутреннюю реформу, которая, по-моему, через Александра Невзорова уже несколько раз получила чёрную метку. Я уверен, что он транслирует, сам того не желая, всё-таки мессидж власти. Церковники, как мне кажется, очень раздражают людей.

Е. Бунмтан ― Антиклерикальный мессидж?

Д. Быков ― Абсолютно убеждён. Вообще сейчас в Церкви идёт серьёзная борьба. На поверхности происходит разгром Сретенской семинарии, — не очень понятно, к чему это ведёт. Но есть ситуация, при которой якобы духовник президента Тихон Шевкунов находится сейчас в более слабой позиции. Идёт некоторая борьба. Вот отражением этой борьбы — и внутри Церкви и с Церковью, — была ситуация в Екатеринбурге.

Тем не менее, сейчас уже идёт интенсивный отыгрыш этой кажущейся победы: обыски у екатеринбуржцев, и так далее. Значит, неважно, куда качнётся. Важно, что будет качаться. А это само по себе не очень хороший признак для всех, в том числе для обывателей.

Е. Бунмтан ― О том, что будет дальше, говорил Вячеслав Володин сегодня, председатель Госдумы. Он уже не в первый раз предлагал внести изменения в Конституцию, предоставить больше полномочий парламенту. Это зачем, у вас есть какое-то объяснение?

Д. Быков ― Понятия не имею. Но поведение Володина, думаю, непонятно в ряде случаев и ему самому. И здесь мы все будем решать задним числом — смотря на историческую кривую из будущего.

Слухи о том, что Путина предполагают оставить у власти после 2024 года, изменив для этого структуру парламента, мне кажется, не имеет отношения к реальности. Потому что реальность, вне зависимости от кремлёвских планов, не предполагает продолжение эпохи Путина.

Е. Бунмтан ― Почему?

Д. Быков ― Потому что она исчерпала себя уже. До 2024 года не знаю, удастся ли дотерпеть, но после 2024 года, как после такой условной вехи, я абсолютно уверен, что в России будет «послепутинская эпоха» — если в России вообще будет что-либо «послепутинское». Может же получиться, что прав Володин, что Путин и Россия до некоторой степени тождественны. Но я пока с этим не согласен.

Е. Бунмтан ― Я как-то себе представлял, что это будет практически пожизненный пост.

Д. Быков ― Нет. Этого не будет. Я уверен, что мы с вами оба доживём — я абсолютно уверен, во всяком случае, я надеюсь, что Путин передаст власть. Как это произойдёт, по какому сценарию, я не знаю. Но по какому-то сценарию это произойдёт, безусловно.

Потому что, как я писал недавно в стишке в «Новой газете», Путин, Бог и Россия в тройственном союзе больше не совместимы, кто-то один должен уйти. Есть шансы у России неплохие покинуть эту триаду, есть у Бога, а есть у Путина.

Е. Бунмтан ― Парламентско-президентская республика, по высказыванию Володина…

Д. Быков ― О чём вы меня спрашиваете? Я литературный критик, я писатель, я не знаю, является ли это парламентской или президентской республикой, оптимальной для России. Для России оптимальной является такая ситуация, где есть независимые суды и честные и прозрачные выборы. А будет ли это в парламентской республике, при президентской республике, при конституционной монархии, я совершенно не знаю. И как это будет называться, мне совершенно неважно. Мне важно, чтобы не было ситуации, когда людей нагло объявляют «не бывшими», как во время этих сборов подписей Яшина и Соболь. А будет это называться хоть горшком — мне кажется, это задача будущих политологов.

Е. Бунмтан ― Вернёмся к ситуации с выборами в Москве. Для вас неожиданно то, что произошло с этими якобы «мёртвыми душами», со всем остальным?

Д. Быков ― Ничего неожиданного для меня в этом нет. Потому что, понимаете, Собянин начал оформляться как некоторая консенсусная фигура для власти и населения. Этот консенсус сам по себе представляется мне в данный момент довольно-таки порочным, как консенсус плахи и головы. И поэтому у меня есть ощущение, что чем честнее, тем лучше.

Есть определённая категория людей в Москве и за её пределами, которые думают, что с Собяниным можно будет договориться, что можно будет продвинуть Собянина во власть и постепенно эту власть демократизировать изнутри. Такой сценарий бывал в России. Но вот ситуация Хрущёва классическая: преемник, который оказывается предателем своего класса. Это ни к чему хорошему не приводит.

Ведь Собянин пытался построить такой консенсус, как бы продвигая на эти выборы людей своих, но приличных. Отсюда возник вот этот конфликт, когда оказались грубо подставлены некоторые хорошие люди. Сейчас часть из них правильно снялась с выборов, — вот сейчас в такой ситуации Касамара.

Совершенно очевидно, что эта ситуация двусмысленная, ложная, порочная, компрометирующая приличных людей. Ну, надо из неё выходить как-то. Совершенно очевидно, что Собянин, как московский мэр, наверное, умеет договариваться с частью прессы. Наверное, он симпатичен системной части либералов. Но я очень мало верю в системных либералов. И я рад такой определённости.

И то, что Собянина, я уверен, вынудили довольно жёстко разгонять протестные акции — думаю, вывело его из компромисса.

Е. Бунмтан ― То есть, чем хуже, — тем лучше – так получается?

Д. Быков ― Чем хуже — тем честнее. А насколько это лучше, не знаю. Меня бы, может быть, очень устроил Собянин-премьер или Собянин-президент. Но перспективы у такого правления были бы одни: либо он вылетел бы, вытолкнутый из-под ковра своими друзьями, либо это привело бы к масштабной смуте. Значит, надо эту парадигму менять целиком — она сгнила достаточно серьёзно.

Е. Бунмтан ― И будет долговременный бессмысленный застой?

Д. Быков ― Долговременный бессмысленный застой — это тоже не очень приятная перспектива. Потому что мы видели, как он кончился. Он кончился крупнейшей, как мы знаем, геополитической катастрофой — с этим я не спорю. Правда, сам термин «геополитика» мне представляется некорректным. Это просто кончилось крупнейшей социальной катастрофой. Это кончилось фактически истреблением мыслящего и трудящегося класса России, потому что он был деклассирован на глазах. Ну и я этого не хотел бы. Я хотел бы мирной смены парадигмы.

Е. Бунмтан ― Про историю и современность. Конституционный суд Украины вынес постановление, закон о декоммунизации, в котором подчеркнул, что коммунистический режим, по мнению КС, ничем не отличается от нацистских методов, жестокости в подавлении свобод. Вы согласны?

Д. Быков ― Нет, не согласен. Я плохой собеседник для этой темы. Потому что я представляю, какое количество предсказуемых скучных людей начнут сейчас строчить негодующие комментарии — что вот Быков в очередной раз оправдывает «совок» и занимается совко-любием.

Давайте будем хоть в какой-то степени историками. Понимаете, конфликт хуту и тутси имеет многие внешние признаки Холокоста. Массовое кровавое истребление. Но он имеет другую природу, нежели Холокост, его нельзя ставить на одну доску с Холокостом. Военные конфликты, как и гражданские войны, почти всегда одинаковы, но, тем не менее, Франко и Пиночет — это два принципиально разных человека с двумя принципиально разными установками.

Нацизм и коммунизм имеют очень много идеологических, и главное, формальных сходств. Но в основе нацизма лежит более архаический признак и более архаическое учение. Учение коммунистическое устремлено в будущее. Нацистское учение, — во всяком случае, учение гитлеровцев — устремлено в прошлое. Надо ещё делать серьёзные различия между нацизмом и фашизмом, выяснять, чем отличается нацизм итальянский от нацизма немецкого.

И ставить на одну доску коммунизм и нацизм немыслимо, хотя и нацистке искусство и искусство, скажем немецкое тоталитарное, советское тоталитарное, имело массу общего. Но идеологически, теоретически, экономически, религиозно это совершенно разные темы. И если кому-то в Украине захотелось в очередной раз доставить неприятные ощущения части российского руководства, это не значит, что их подход является научным и взвешенным.

Е. Бунмтан ― Очень часто как хрестоматийный пример в этих спорах фигурирует Испания, что сначала испанские республиканцы резали священников, потом пришли франкисты и резали республиканцев, и все примерно одинаковы.

Д. Быков ― Нет, совершенно не одинаковы. Испанская ситуация подробно рассмотрена в массе специальных работ, достаточно прочесть «Памяти Каталонии», чтобы примерно понять, что там происходило. Понимаете, испанские республиканцы не вызывают у меня особенно горячих симпатий. Ну, так исторически сложилось, что в конфликте республиканцев с франкистами культура была на стороне республиканцев. Не потому что франкисты расстреляли Лорку, не понимая, кто он такой — не в этом дело. Не потому, что Хемингуэй, Эренбург и Оруэлл сражались на стороне республиканцев.

Просто потому, что республиканцы против фашистов — это как-то либеральнее, гуманитарное, понятнее. И потому что «волка на собак в помощь не зови». Республиканцы очень плохи, но франкисты всё-таки значительно хуже. Ну, ничего не поделаешь — таковы мои предубеждения.

Если вы пригласите в эту студию любого человека, который обладает принципиально антикоммунистическими взглядами — ради бога, наверное. Но у меня другой взгляд.

Е. Бунмтан ― Я вас не подталкиваю к коммунистическим взглядам.

Д. Быков ― Я просто хочу сказать, что Советский Союз был, разумеется, омерзительным проектом. Но Советский Союз, во-первых, неоднороден, не монолитен. Советский Союз с 30-х, 40-х, 60-х и тем более, 70-х — это четыре разных государства. Не говоря уже о том, что Советский Союз в последние годы был ужасен для жизни, но для тех, кто хотел работать, он был сравнительно приемлем. Это была такая страна для небольшой прослойки профессионалов.

А современная Россия, при всех её несомненных преимуществах, в частности при открытых границах, представляется мне шагом назад от Советского Союза по множеству параметров. В частности, потому, что национальный вопрос при Советском Союзе, при советском строе, было обсуждать неприлично. А сегодняшняя Россия вся полнится комментариями типа «жидовское Эхо» — вот это всё довольно непристойно.

Поэтому уравнивать коммунистический проект с нацистским я не могу. Хотя бы потому, что коммунистический был формально интернациональным, потому что при нём религия знала своё место, потому что при нём культ просвещения был несомненен, а при нацизме — наоборот.

То есть, все эти различия, казалось бы, стилистические, мне не дают поставить этот довольно-таки подлый знак равенства. Потому что, понимаете, если бы коммунизм не принадлежал к будущему, он бы в 1945-ом не победил. И сколько бы со мной ни спорили разные люди, — что русские люди защищали свою родину, — нет, они защищали не только родину. Они защищали и свою принадлежность к будущему против страшной агрессии тёмных веков.

И поэтому они победили. Потому что они были исторически правы. «Потому что все свои советы нарушает Гитлер чаще нас» — сказано было современником, и не самым глупым, Николаем Волосковым. Кто хочет с ним поспорить — пожалуйста. Но, по-моему, это занятие бесперспективное.

Е. Бунмтан ― Вот ещё цитата из Володина: «Для понимания будущего нужно помнить о событиях прошлого», но это про другое, не про коммунизм и нацизм. Сегодня встали и почтили память Николая Второго. Вот такой странный симбиоз: Мавзолей Ленина, Николай Второй, КПРФ, которая почитает и тех, и других…

Д. Быков ― Умберто Эко в эссе «Вечный фашизм» приведено несколько признаков так называемого «ур-фашизма», «вечного фашизма», или обобщённого фашизма. Я со своей стороны считаю, что главное — это архаика и эклектика. Оба наличествуют в сегодняшней России, в её идеологической части. Эклектика — это непременная часть ур-фашистских идеологий.

Подчёркиваю, — не фашистских, а ур-фашиских. Это термин Умберто Эко, не мой. А то очень многие люди стремятся возбудить сразу уголовное дело. Против Умберто Эко нельзя возбудить уголовное дело — он умер. Поэтому я ссылаюсь на эссе «Вечный фашизм». Хотя у нас и против мёртвого можно возбудить уголовное дело…

Е. Бунмтан ― Конечно. Почему бы и нет?

Д. Быков ― Да. Но, во всяком случае, Умберто Эко, которого я немного знал и с которым дважды разговаривал подробно, думаю, он на меня не обидится. Перечитывайте чаще эссе «Вечный фашизм» и применяйте признаки ур-фашизма, описанные там, к идеологической ситуации в разных частях света, и вы увидите очень много интересного.

Е. Бунмтан ― А что это говорит о российской политической элите?

Д. Быков ― Женя, давайте правда — вам интересно про российскую политическую элиту? Российская политическая элита, на мой взгляд, это до известной степени оксюморон. Ну, какая она элита?

Е. Бунмтан ― Сплошная эклектика?

Д. Быков ― Если она политическая, то она не элита. Какая она элита? Элита формируется путём выборов, путём общественных дискуссий, путём высказывания народом своих публичных предпочтений. Это никакая не элита. Это либо назначенцы, либо неправедно разбогатевшие люди, либо это люди, являющиеся инструментами власти, если говорить, скажем, о политической журналистике, — что тоже оксюморон.

Так что всё это на самом деле надо постоянно ставить в какие-то безумные и сложные кавычки. Неужели вас действительно интересует мировоззрение людей, которые чтут память Николая Второго, или несут его портрет в рамках «Бессмертного полка»?

Е. Бунмтан ― Меня интересуют механизмы. Как зарождаются эти идеи, почему повышенная обидчивость в обществе?

Д. Быков ― Знаете, Мария Васильевна Розанова в таких случаях говорит: ну, я же не гельминтолог. Ну, зачем нам этим заниматься? Мы же не гельминтологи, в конце концов. Можно, конечно, с большим интересом изучать мировоззрение людей, которые чтут память Николая Второго. Думаю, что они очень мало знают о Николае Втором.

Николай Второй, конечно, трагическая фигура, трагична, прежде всего, его участь. Но рассматривать его всерьёз как политического деятеля, по-моему, немыслимо. По-моему, точнее всех о нём сказал Антон Павлович Чехов: «Вы думаете, он тиран, а он прапорщик». Думаю, в этом заключалась его трагедия. И эту трагедию мы видим просто крупными мазками на бессмертном портрете работы Серова. Репинский портрет мне кажется слабее. А вот Серова…

Е. Бунмтан ― С крестами под глазами?

Д. Быков ― Если ничего не путаю, репинский, по-моему, слабее. А серовский… ну, покойный Лев Мочалов всегда говорил: «вы смотрите на живопись глазами литератора» — да, наверное, так. Но мне кажется, что Николай Второй — да, трагическая фигура, но называть его фигурой значительной — простите, я не могу.

Е. Бунмтан ― Удивительно, что в прошлом и позапрошлом году не очень знали, что с этим делать — с годовщиной расстрела царской семьи, и вдруг вспомнили.

Д. Быков ― Понимаете, мне кажется, что в современной России время застыло. Вот это самое печальное.

Е. Бунмтан ― На каком этапе застыло?

Д. Быков ― Оно, к сожалению, не очень далеко продвинулось с 2004 года, вот с Беслана, мне кажется — нет метки ниже, а выше не поднимались. У меня есть ощущение, что вот как всё определилось в Беслане, так дальше оно… ну, «Курск», Беслан — никуда дальше особенно не двигалось. Даже 2014 год был, к сожалению, очень стандартен — он был предсказуем. О том, что в 2014-ом году будет какое-то повторение внешней войны, я говорил с 2006 года.

Значит, эта предсказуемость, это застывшее время. Понимаете, даже мы все стали людьми без возраста. С одной стороны, это очень хорошо.

Е. Бунмтан ― То есть, для всех застыло?

Д. Быков ― Для всех, конечно. Вот Навальный — он до сих пор воспринимается как молодой человек, молодой, дерзкий политик. А ему полтинник скоро. А мне уже есть этот полтинник, а я для всех какой-то «Дима». Мне, конечно, приятно, когда иногда в транспорте мне говорят «Дмитрий Львович» — это приятно, хотя места, слава богу, ещё не уступают.

«Дмитрий Львович» — это нормально. Но, тем не менее, ощущения возраста нет. Нет ощущения динамики, сдвига. Мы живём в застывшем времени. И в этом времени очень смешно ожидать каких-то принципиальных перемен. С одной стороны, это хорошо, потому что консервирует нас вечно молодыми, с другой стороны, это консервирует все российские проблемы до состояния тотальной неразрешимости.

Е. Бунмтан ― Пять лет трагедии с «Боингом», который был сбит как раз в этот день в 2014 году над зоной боевых действий над Украиной. Насколько важна та история, и кто в ней виноват, для вас ясно?

Д. Быков ― Для меня ясно, для меня важна.

Е. Бунмтан ― Ясно ли, кто виноват?

Д. Быков ― Для меня — ясно.

Е. Бунмтан ― И кто же?

Д. Быков ― Евгений, у вас какая задача? Меня спровоцировать, хайп устроить? Что вы хотите конкретно?

Е. Бунмтан ― Насколько велика ответственность России за это?

Д. Быков ― Огромна.

Е. Бунмтан ― Насколько велика ответственность за то, что не извинились?

Д. Быков ― Достаточно серьёзная.

Е. Бунмтан ― Что нужно было сделать за эти 5 лет, чтобы снять с себя как-то…

Д. Быков ― Полноценно участвовать в расследовании, не громоздить вот это растление населения с миллионами абсолютно тупых, фейковых вбросов, пригожинских троллей, говорящих ерунду, с 6-метровым, 6-километровым самолётом, в который стреляли с одной стороны, а попали с другой. С показаниями загадочного украинского диспетчера.

Е. Бунмтан ― Испанского. Карлоса.

Д. Быков ― Не устраивать всего этого. Полноценно и честно участвовать в расследовании. Не опровергать постоянно, причём достаточно грубо, данные международного расследования. Полноценное участие в расследовании было с самого начала возможным, никто Россию от него не отстранял. Она выбрала другую позицию. Ну, вы сами понимаете прекрасно, что здесь надо было делать. Это совершенно очевидная ситуация.

Другое дело, что, как мне представляется, небо над Донецком надо было закрывать с самого начала. Нужно было сделать всё возможное, чтобы исключить полёты гражданских самолётов над этой территорией. Кто за это лично ответственен, я вам сказать не могу. Думаю, что украинская сторона может назвать эти имена.

Е. Бунмтан ― Вы говорите совершенно очевидные вещи. Абсолютно очевидные, может быть, банальные.

Д. Быков ― Вы же это и хотите услышать от меня. Мы только их и можем сказать. Вы же не ждёте, что я, подобно Сергею Маркову, скажу вам, что малазийский «Боинг» был сбит по приказу украинской стороны, по приказу киевского министра обороны.

Е. Бунмтан ― Нет, я достаточно хорошо представляю разницу между Сергеем Марковым.

Д. Быков ― Да. Сергей Марков — истинный патриот и красавец. А я — нет.

Е. Бунмтан ― Тем не менее, эти очевидные, понятые вам факты…

Д. Быков ― Всем. Всем, кто читал материалы расследования. Всем, кто видел иллюстрации, всем, кто слышал переговоры. Всем, кто представляет себе контекст. Мы это понимаем. И я абсолютно уверен, что российская власть не питает на этот счёт тоже никаких заблуждений.

Е. Бунмтан ― Почему же надо было городить такую пирамиду глупостей?

Д. Быков ― А вот здесь интересный момент. Некоторые думают, что это такое несколько бандитское, несколько блатное желание тупо уходить в «несознанку». Нет. Это наглое бравирование своей способностью ничего не признавать: «вы это съедите, потому что мы — ядерная держава. Вы съедите всё».

Наглость российской пропаганды — все эти распятые мальчики, все эти вёдра с дерьмом в студии и все эти, простите, изгнания экспертов чуть ли не ногами — это тоже всё… Понимаете, лексикон пропаганды мог быть другим. Когда-то Пастернак говорил Тарасенко: «А что они не призовут интеллигенцию? Мы бы им всю эту пропаганду вели гораздо лучше», — ну, конечно, это он издевался.

Но проблема-то в том, что им не надо лучше. Им надо демонстрировать предельную наглость: Это будет отвратительно, и вы будете это хавать — а мы имеем право. Понимаете? «Гуляй, братва, гуляй, рванина». И это гуляние по буфету происходит от сознания своего права. Это такая форма ресинтимента, такой рабской гиперкомпенсации. Не просто измываться, а измываться глумливо. Да, хорошо — пусть глумятся. Но оттянутая пружина ударит больнее, вот и всё…

Е. Бунмтан ― То есть, надежды у тех, кто это продуцирует…

Д. Быков ― У них никакой надежды точно нет. У них в душе ад.

Е. Бунмтан ― А надежды на какое-то восстановление отношений, на циничное восстановление отношений?

Д. Быков ― А зачем? Вот здесь они уверены, здесь они абсолютно искренни, что хороших отношений быть не может. Потому что они изначально враги. Они изначально не хотят сильной России, они нас не любят.

Е. Бунмтан ― Не потому, что кто-то их испортил, а потому что изначально враги?

Д. Быков ― Они изначально нас ненавидели. Потому что мы носители духа, — как кони понимают «дух», это отдельная история. Тем не менее, никаких иллюзий насчёт сохранения отношений у них не было. Знаете, вот я подробно изучал вопрос — Китай во второй половине 50-х гг. всё время писал: «Да, СССР посылал нам специалистов, но это были плохие специалисты. Помогал нам материалами, но это были плохие материалы» — это были такие горы клеветы.

И сейчас то же: да, они нам посылали «ножки Буша», но это были плохие «ножки Буша». Вообще, если сейчас посмотреть советские пропагандистские фильмы второй половины 70-х — ну, вот Медведкин, кстати, великий режиссёр их делал в изобилии. Тогда просто вся риторика эта, всё, что говорится о маоистском Китае — один в один проецируется на Путинскую Россию.

Вот эти наглые заявления в ООН, эти призывы к войне, когда весь мир призывает к миру, это постоянное нагнетание милитаристского психоза внутри страны, в том числе, среди детей.

Е. Бунмтан ― Постоянная демонстрация безнаказанности.

Д. Быков ― Да, да. Это всё один в один — милитаристский Китай. Причём, такой Китай, что внушает определённые надежды, дряхлеющий. Но пугает меня другое. Ден Сяопин сказал со своей такой привычной магией цифр: «Китай при Мао, вообще Мао — это было на три десятых плохо, а на семь десятых хорошо». Вот я боюсь, как бы путинская эпоха во время русского рывка 2020-30-х годов не получила такой же оценки.

Е. Бунмтан ― Легендарную такую?

Д. Быков ― Да: «на три десятых было плохо, но на семь десятых было правильно». Если это осуществится по китайскому сценарию, то боюсь, что правды мы так никогда и не узнаем никакой. Зато не будет геополитической катастрофы.

Е. Бунмтан ― Во всяком случае, не будет термина, применимого к этой эпохи, а будет какой-то другой — «эффективный менеджер»…

Д. Быков ― Может быть.

Е. Бунмтан ― Паспорта, которыми недавно награждали жителей ДНР и ЛНР, теперь будут давать жителям всей Донецкой и всей луганской области, всего Донбасса. Это какая-то тихая аннексия? Стоит бояться тихой аннексии?

Д. Быков ― Да нет, не стоит. Думаю, что это уже ничего принципиально не меняет. Ну, какая разница? Ну, весь Донбасс получит такое право, часть Донбасса получит такое право. Мне кажется, что сейчас у России нет установки любой ценой заполучить Донбасс. Это скорее такая хорошая мина, может быть, даже это такая гуманная акция.

Честно говоря, я тут никакого риска не вижу. Если Россия заберёт к себе всех, кто хочет быть с Россией — ну, это тоже будет примерно как координационный совет — в себя вобрал всё, что вызывает у страны максимально сложные чувства. Вот пусть Россия действительно заберёт к себе всех. Как забрала Стивена Сигала.

Ну, такая концентрация в некотором смысле хороша. Говорил же Томас Манн, что иногда абсолютное зло бывает нравственно благотворно — оно помогает объединиться добру. Я даже думаю, что ответом на эту акцию со стороны Украины могло бы быть, скажем, упрощёние получения гражданства для каких-то других…

Е. Бунмтан ― Для жителей Таганрога, например?

Д. Быков ― Для жителей Таганрога, например, которые по какой-то причине не одобряют имперскую политику. Правда, я не знаю, как Украина справится с таким наплывом рабочей силы? Но может быть, Евросоюз поможет как-то.

Вообще это было бы хорошо — я давно предлагал организовать такой банк гражданств. Вот в Россию едут действительно все люди, которых устраивает такой стиль правления — очень многих пожилых людей, ностальгирующих, в Восточной Европе — очень многих это устраивает. Знаете, сколько в Грузии я встречал людей, которые говорили: «а хорошо бы, чего же они не дошли до Тбилиси?» Я встречал таких людей в Грузии.

Е. Бунмтан ― Серьёзно?

Д. Быков ― Да. Ну, так давайте дадим им гражданство, конечно. И масса таких людей в Украине, ностальгирующих по СССР. Ну, давайте как-то разобьёмся, распределимся: на этой территории живут люди, думающие так-то, а на этой — по-другому. Уверен, что в 22-ом веке так и будет. Гражданство будет вопросом выбора, а не рождения, не имманентности.

Е. Бунмтан ― И это хорошая, хотя, может быть, утопическая идея.

Д. Быков ― Но согласитесь, приятно, если человек сам определяет.

Е. Бунмтан ― В 18 лет выбирает себе гражданство.

Д. Быков ― Это получается что-то вроде такого крещения, если угодно, или как у католиков — подтверждение выбора.

Е. Бунмтан ― Но сначала катехизация должна быть.

Д. Быков ― Катехизация происходит в первые 20 лет. Проблема в другом. Конечно, вы правы — сначала катехизация, потом конфирмация. Но в чём проблема? Очень часто человеку приходится защищать чуждые для него ценности. Он защищает родину, а вместе с родиной он защищает набор, допустим, тоталитарных представлений. А он хочет защищать другие представления. Так пусть он получит право защищать их.

Человек, принимая присягу, например, в Штатах, говорит, что он клянется воевать за эту страну. А если ему нравится Россия, как Стивену Сигалу? Или как Жерару Депардье, который, правда, уже разочаровался, но всё-таки гражданство сохраняет, хотя квартиру продал в Саранске.

Давайте действительно предоставлять такому человеку гражданство России. Ну, как он будет защищать идеалы Штатов, если он любит Путина? Пусть он защищает Путина. Я считаю, что это правильно совершенно. И надо предоставлять гражданство всем, кто выражает симпатию к своей системе ценностей. Будущий мир так и будет организован. Правда, боюсь, что он тогда лопнет от желающих разделить…

Е. Бунмтан ― В очень небольшом ряде стран.

Д. Быков ― Да, и Россия станет ещё более редконаселённой. Но с другой стороны, судя по огромному количеству «реднеков», которые говорят: О, Путин, настоящий. Покойный Доренко рассказывал: «как очень многие настоящие ковбои про него говорят — он настоящий, стальной». Ну, ради бога, пусть едут сюда, устроят себе гигантское ранчо. По-моему, очень хорошо.

Е. Бунмтан ― Есть французы, от которых я слышал, что это «настоящий рыцарь Крестового похода, который борется с исламской угрозой».

Д. Быков ― Ну так, пожалуйста — приезжайте.

Е. Бунмтан ― И по обмену. И последняя история — про мать больного ребёнка, которую задержали на почте, она заказала запрещенное лекарство для ребёнка.

Д. Быков ― Вот здесь действительно интересная проблема. Эту ситуацию спасла, условно говоря, разрулила Нюта Федермессер. Спасибо большое Нюте Федермессер за то, что она сумела эту ситуацию разрулить. И за то, что к ней прислушалась администрация президента и вмешалась. То есть, Нюта Федермессер занимает сейчас такую очень сложную позицию посла доброй воли, которая выполняет роль посредника между больными, в частности, больными детьми, и российской администрацией.

По-моему, это функция заложника. И, по-моему, её стоит пожалеть, — таких ситуаций не создавать, потому что это катастрофа, когда администрация президента должна реагировать на задержание матери, получающей единственно спасительное лекарство для своего ребёнка. Ну, если это не ситуация морального растления, то что тогда моральное растление?..

По-моему, Нюте Федермессер хватает работы, кроме того, чтобы служить связным между администрацией и больными детьми. Хосписы — это достаточно трагическая тема.

Е. Бунмтан ― Спасибо большое. Это писатель Дмитрий Быков со своим «Особым мнением» был у нас в гостях. Всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Быкову — респект. Хорошая была передача.
________________________________________

«Спасибо» хотел написать Дмитрию Львовичу за великолепный эфир, за трезвую и взвешенную позицию в ключевых вопросах. Всё по-человечески, без вывертов и пустословия. Чётко пресёк провокационный вопрос Бунтмана, браво. (за что получил в ответ от ведущего очень уважительные интонации на весь последующий эфир).

Очень понимаю человеческое отношение гостя к совку, цену которому Быков прекрасно знает, однако сам при этом научился выживать в той среде, и даже получать толику удовольствия от жизни. Перспектив у строя, естественно, не было, но Специалист мог найти место в жизни — пример перед камерой… Великолепное дополнение к Одину, приглашайте в ОМ ещё.
________________________________________

Дмитрий, я полностью разделяю Вашу позицию и по Болотной, и прочее. Да, мы были там напрасно, но я рад, что мы были там вместе: отрицательный результат события — это тоже положительный результат для исследования.
И да, Дмитрий, я с Вами.
________________________________________

Если будущее человечества — рабовладельческая империя на всю планету, то большевизм устремлен в будущее…
________________________________________

Добавлю по СССР. Мой поклон Быкову. Нижайший. И с глубочайшим уважением.
________________________________________

Господа, коллеги, не стоит так переживать. Со страной всё будет хорошо, это текущее государство идёт к очередному (третьему) развалу. Не хотелось бы вам напоминать, но это люди живут быстро, а вот империи умирают долго. Всё нормально, всё по существу.
________________________________________

При глубочайшем уважении к Быкову, у него, тем не менее, имеют место быть несколько противоречащие самим себе прогнозы и мнения, с интервалом, примерно, в год. То он воодушевлённый оптимист, то откровенный пессимист… А за это время, по сути, мало что и изменилось…
________________________________________

Правда у каждого своя… Именно! Так что эта "правда" и есть основная гниль, разъедающая любое общество. Альтернативой "правде" является истина, почерпнутая из достоверных фактов и основанных на них причинно-следственный связей. А всё остальное, кроме истины — это вера, надежда и идиотизм. Я так думаю.
________________________________________

Нацизм и коммунизм объединяют не столько цели, сколько средства их достижения. В данном случае это очевидно важнее.
________________________________________

Ну почему же? Не забыли, что и то, и другое — просто разновидности социализма? А уж каковы цели, таковы и средства.
________________________________________

А что плохого в цели социализма, официально декларируемой в СССР? Только то, что она недостижима и противоречит средствам, которыми её пытались достигнуть.
________________________________________

Даже теряюсь, с чего начать — столько плохого в цели социализма, тем более официально декларируемой в СССР. Начать с того, что она недостижима — это уже плохо в такой степени, что остальное можно было бы не обсуждать. Перед двумястами миллионами человек поставили изначально недостижимую цель и велели к ней идти под дулом маузера, причём шаг влево/шаг вправо считалось побегом. Уже мелочью при этом представляется тот факт, что их не спросили, хотят ли они туда идти. Папа лучше знает, как.

Средства для достижения этой недостижимой цели абсолютно не противоречили самой цели, а были, наоборот, единственными из возможных (что доказывается практикой построения социализма во всех без исключения странах, начиная с и включая СССР). Поговорим о средствах, или все уже и так в курсе? Теперь послушаем мудрых: "Если для достижения идеала требуются поганые средства, цена этому идеалу — дерьмо" (Стругацкие). Ещё? "Если вы хотите построить социализм, выберите страну, которую не жалко" (фон Бисмарк). Ещё? "Социализм — это идеология зависти" (Бердяев). "Отобрать всё и поделить" — ну, это вы помните.

В СССР был интернационал-социализм, а ведь есть ещё национал-социализм (к которому, кстати, и в СССР пришли, начиная с конца 1940-х гг.). И просто чтобы закончить — социализм немыслим без концлагерей, границ на замке и тотального страха. И гестапо, как бы он при этом ни назывался…
________________________________________

Я не вижу у них никаких благих целей. Цели у них всегда поганые, лживые и людоедские. Следовательно и средства. А трепотня про "всеобщую справедливость" и прочее хорошее не убеждает даже их самих. А кого и убеждает, то это и есть самое страшное…

Не думаю, что Ленин, не говоря о Плеханове, и большинство первых большевиков не верили в то, ради чего садились в тюрьмы, а то и погибали. Да, их идеи оказались страшны в реализации.

На декларируемые цели фашизма и социализма я внимание обращать отказываюсь. Они, понятно, за всё хорошее. А вот истинные цели любого социализма, включая фашизм, не различаются от сорта к сорту (о пренебрежимых нюансах не стоит и говорить).

Всё, что мы сейчас обсуждаем, видим ЗАДНИМ числом. И навидались за 100 лет, спасибо. Есть такое юридическое понятие "совокупный корпус улик". Кстати, уже тогда даже многие декларируемые цели выглядели подозрительно, однако, как пел Высоцкий, "но внимания тогда не обратили". Возьмём хоть один из ваших примеров: "фабрики рабочим!" — а с какой это стати? Они эти фабрики проектировали? Брали банковские займы под строительство? Платили за аренду земли? Они их строили? Они их оборудовали? Они в них инвестировали? Они платили страховку? Они закупали материалы для производства? Они обеспечивали производственный процесс? Они управляли производством? Они организовывали инфраструктуру транспортировки готового продукта? Они добивались оборонных заказов? За что им фабрики? За то, что они пролетарии? "Фабрики рабочим" — а "Воду матросам"? Ну, и так далее.

Социальных антагонизмов избежать не удастся никогда, уже хотя бы потому, что люди не равны. И речь не о юридическом, расовом, половом или религиозном равенстве. Социальные антагонизмы можно и нужно смягчать, максимально возможно деантагонизировать, но устранить их совсем невозможно, и таджик-плиточник никогда не будет равен нейрохирургу или IT-шнику из Силиконовой долины. И утверждать обратное — очень вредная и, прямо скажем, опасная идея.
________________________________________

Мировая цивилизация, построенная на таком простом понятии как ЗАКОН, уже давно поделила мир на две части — Демократические Правовые Государства и Тоталитарные Государства.

НЕ совковый классовый подход, а именно Правовой и демократический подход уже давно определил БУДУЩЕЕ направление развития мировой Цивилизации. И в этом отношении называть государство Красного террора государством будущего, государством профессионалов, государством образования (а на деле отсталой пропаганды) не просто смешно, а противно.

Ну, допустим, вписался ты, лично, в это прошлое Государство, как Берия в сталинизм, но ты хоть осмысли, что твоё профессиональное счастье держалось на рабском труде гулаговских рабов, добывающих стране валюту своими жизнями… а в 70е годы продажей углеводородов… для кормления убыточных заводов и колхозов, потому как коммунистическое государство — это не про экономику, это мимо…

И как можно в сырьевом рабском государстве, где творилось и творится беззаконие, увидеть будущее? СССР + РФия, как были, так и остаются цивилизационными паразитами на теле Западной Цивилизации. Неужели этого не видно? НЕ БУДЬ Запада, не было бы русского мира, с его скопированной классической литературой (см. подробней у Невзорова), материальной базой и идеологической религией. Была бы просто орда на коннице. До сих пор…

Моё объяснение этому совковому явлению очень простое. Национальное жлобство. Ни больше, ни меньше. Пока одни рабы в ГУЛАГе добывали стране валюту, вторые в колхозах за бесплатно их кормили, третьи своими жизнями охраняли. Остальная часть граждан занималась «работой» и «творчеством». Прям, как в Древней Греции. Государство было демократическим, НО 50% В НЁМ БЫЛИ РАБАМИ. Вот об этих золотых временах Быков и вспоминает.

Вроде писатель, а почему не может поставить себя на место другого человека (гулаговского раба), непонятно. Или как сегодняшние коммунисты делает вид, что при повторе — такого беззакония и беспредела можно будет избежать? Нет, нельзя. Суть коммунизма в классовом терроре… Во ВСЕХ четырёх типах государств, сменившихся внутри СССР (как заметил автор) по причине абсолютной самодержавной власти каждого последующего правителя и его личных предпочтений.

Пишу это конечно, не Быкову, там всё понятно. Для тех кто не определился: любые тоталитарные государства, будь то коммунистическое, фашистское, нацистское, исламистское, садистское и т.д. не могут иметь будущего, они противоречат Международному Праву и подлежат политической реорганизации. И в этом отношении коммунизм = фашизм. А усы у деспотов, конечно же, были разные…
________________________________________

На мой взгляд, Вы не поняли посыла Димы, который родился в зрелом совке, знает все язвы этого совка, весь преступный бэкграунд, всю его подноготную. Знает и пытается реализовать себя в действительности, которую не в силах изменить.

Аналогичная ситуация сложилась и сегодня: власть окопалась, зацементировалась, обзавелась технологами не в пыжиковых шапках с марксистскими догмами наперевес, а вполне себе рыночными дельцами.

Отсюда и бесконечные поборы, рост тарифов, налогов и прочих акцизов. Власти нужны активы для содержания штыков и собственного благоденствия, ибо предыдущая тупо обанкротилась, стесняясь поднимать нормы дойки с населения. Хлеб стоил 20 коп., молоко 30 коп., а мясо 2 руб., несмотря на рынок и реальные издержки производства — вплоть до развала совка. Вот штыки и разбежались в августе 91-го…
________________________________________

Самое интересное в этом социальном эксперименте, что основа современного общества прямо противоположна основе советского проекта, а финал тот же. И это очевидное сходство люди не видят в упор.

Узкая группа лиц, и тогда, и сейчас, имеет реальную власть и всеми силами пытаются её удержать. Казалось бы, очевидные действия, которые нужно предпринять, чтобы не повторить такие же результаты в будущем: лишить узкую группу лиц власти и наделить властью другую, более широкую группу, которая составляет 99,9% населения, чтобы она с таким же упорством и решительностью удерживала власть в дальнейшем.

Но нет, предлагают поменять одну узкую группу на другую — правильную и честную, уж эта не подведёт, не проворуется и опять, в который уже раз, наступаем на те же грабли.
________________________________________

И когда, собственно, волновали кого-то какие-то больницы и школы? Ну, школы были при совке ещё как-то нужны: требовались спецы для той же оборонки, и поэтому начАла анализа преподавались класса с восьмого. Сейчас у меня племянник закончил девятый класс, не узнав, что такое синус-косинус, то есть даже по геометрии дальше прямоугольного треугольника дело не пошло…

Сейчас же всё просто и тупо либо копируют, либо покупают, либо воруют, начиная с софта и кончая высокотехнологичным производством и станко-приборостроением. Ну а всякие там ракеты-суперджеты просто на 80% импорт, да ещё рукожопый Рогозин руководит, так что плюхаться в болото будут и дальше…

А больницы, лекарства… Зачем? Ещё великий Гоголь сказал устами персонажа из Ревизора: больной — человек простой, помрёт — и так помрёт, выживет — и так выживет, мы дорогих лекарств не используем…
Прям про нас…
________________________________________

Темы для этого разговора могло бы вообще не появиться, если бы над коммунистической идеологией, как над нацистской, состоялся трибунал. Ведь после трибунала над нацистами, никому в голову не приходит рассуждать о рабочих местах в концлагерях, а тут пожалуйста… Мало того, уже всё чаще звучит, что до 38 года фашизм был неплох — автобаны, рабочие места, пиво, сосиски, высокие идеалы…
________________________________________


ИСТОЧНИК

Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Персоналии (0) > Собянин (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.08.2019 - КТО УПРАВЛЯЕТ МОСКВОЙ?
  • 16.08.2019 - ПОЛНЕЙШИЙ БЕСПРЕДЕЛ!
  • 15.08.2019 - ИНТЕРВЬЮ С ОЮБОМ ТИТИЕВЫМ
  • 15.08.2019 - ЭСКАЛАЦИЯ НАСИЛИЯ
  • 14.08.2019 - НИКАКИХ «МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ»
  • 14.08.2019 - ВЛАСТЬ СДЕЛАЛА СВОЙ ВЫБОР
  • 14.08.2019 - ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС
  • 13.08.2019 - У НАС ХОДЯТ СТРОЕМ…
  • 13.08.2019 - БЕРЕМЕННОСТЬ ВЛАСТИ
  • 11.08.2019 - ИНТЕРВЬЮ ДМИТРИЯ ЛЮБИТЕНКО
  • 11.08.2019 - ОЗАБОЧЕННОСТЬ ВЛАСТИ
  • 11.08.2019 - ДИАЛОГ С ОБЩЕСТВОМ ЧЕРЕЗ ОМОН
  • 10.08.2019 - Я ОПАСЕН ДЛЯ БЕГЛОВА
  • 10.08.2019 - РОССИЯ КАК ЗИМБАБВЕ?
  • 10.08.2019 - ПОЛИТИКА ЛЮДОЕДСТВА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru