Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[07.08.2019]

ФСБ ВМЕСТО СУДА

Михаил ФИШМАН: журналист


Михаил ФИШМАН:


Ключевым игроком в решении корпоративных споров теперь является ФСБ. Почему? Но это факт, который понимают все стороны. А если это так, значит надо держаться от них подальше. По возможности.

Потому что, какие у тебя варианты ответа ФСБ? Никаких! Это важно, потому что, например, это ещё естественная реакция полного недоверия к правоохранительной и судебной системе.

Допустим, ФСБ заводит дело. Но дальше мы понимаем, что суд пропустит это дело, как масло пропустит нож. Мы понимаем, как это всё работает.

А ещё затмило все эти дела такое робкое предложение генпрокурора Юрия Чайки отобрать у судов право на арест. Многие пропустили такое событие, но это было. Пропустили, потому что было не до того. А он предложил: Хватит уже через суды это делать, давайте через прокуратуру.

Это нельзя сделать, потому что это неконституционно, потому что у нас конституционный судебный арест записан. Но злая ирония заключается в том, что может быть будет и лучше. Вот я недавно разговаривал с очень профессиональными адвокатами. Они говорят, что суды дают право на арест в 100% случаях. Они просто придатки следственной системы и всё…

Дело не в том, что надо давать такое право прокуратуре, — всё равно никто не отдаст, и не надо. Дело не в этом. Это мнение отражает, во что превратился суд.

Что такое сегодня суд? Его просто нет!.. И когда ФСБ проводит обыски, то даже нельзя толком понять, возбуждено ли уголовное дело. И дальше никаких барьеров нет! Их просто нет до тех пор, пока это не упрётся в Путина. А что скажет Путин — кто знает?.. И это та чудовищная ситуация, которую мы наблюдаем.

И с какой стати вообще ФСБ занимается коммерческими спорами?! Этого даже в Советском Союзе не было. А теперь это обычное дело. Там схема очень простая. Есть партнёр чем-то недовольный, допустим. Он приходит к ФСБ. Ага, там есть актив, понимает ФСБ, там можно поработать. Вот и всё…

Власть решает свои вопросы, они решительно противоречат нашим интересам, нашим как обществу! И кроме нас самих нам никто не поможет. Власть нам не поможет эти вопросы решить.


О. Бычкова ― Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». С особым мнением журналист Михаил Фишман. Давай начнем сразу с сегодняшнего продолжения новостей. Давида Якобашвили думаешь, специально выдавливают из страны?

М. Фишман ― Нет, мне не кажется так. Мне кажется, это естественный ход вещей. Когда теперь возникает какой-то коммерческий конфликт, мы не знаем точно, что там происходит в этом деле. Но ясно, что есть какой-то спор между партнёрами.

О. Бычкова ― Между кем-то и кем-то…

М. Фишман ― Между кем-то и кем-то есть спор. Между Давидом Якобашвили и его давним партнёром. Спор вокруг какого-то финансового интереса. Причём очевидно не очень даже крупного. И следующим шагом происходит что? Появляется ФСБ! Один из партнёров идёт в ФСБ, ФСБ говорит: аха! Начинаются обыски. И мы уже настолько привыкли к этой схеме…

Понятно, что дальше совершенно непредсказуемое развитие событий. И это не выдавливание из страны, это просто естественный ход событий. Когда ФСБ проводит у тебя обыски, а дальше что будет? Недавно мы наблюдали за тем, как развивалось дело Майкла Калви вокруг чисто коммерческого спора, который не имеет к уголовному праву никакого отношения. С самого начала мы это понимали и сейчас продолжаем понимать. Хорошо, его самого выпустили под домашний арест. А пятеро его компаньонов и его сотрудников фонда менеджеров до сих пор сидят…

И что делать Давиду Якобашвили в этой ситуации, как и любому другому крупному бизнесмену, который окажется в такой ситуации? И если он говорит, что он пока не вернётся в Россию, то это просто очевидно…

О. Бычкова ― Нет, он так прямо не говорит. И может, он и вернётся. Но тут даже дело не в том, что он говорит или не говорит. Дело в том, что действительно мы уже видели массу таких историй, когда человеку лучше не возвращаться, вне зависимости от того, что он сказал.

М. Фишман ― Ключевым игроком в решении корпоративных споров теперь является ФСБ. Почему? Но это факт, который понимают все стороны. А если это так, значит надо держаться от них подальше. По возможности. Потому что, какие у тебя варианты ответа ФСБ? Никаких. Это важно, потому что, например, это ещё естественная реакция полного недоверия к правоохранительной и судебной системе. Допустим, ФСБ заводит дело. Но дальше мы понимаем, что суд пропустит это дело, как масло пропустит нож. Мы понимаем, как это всё работает.

О. Бычкова ― Собственно, сейчас на примере дела Голунова, которое мы в подробностях рассматривали, было видно, что судебная система практически отсутствует.

М. Фишман ― Да. Все понимают, на том же экономическом форуме не так давно, где все обсуждали, как же нам улучшить инвестклимат, Майкл Калви так и не появится. А потом — бабах — и вообще Голунову наркотики подбросили! И это затмило запланированный триумф Владимира Путина.

А ещё затмило все эти дела такое робкое предложение генпрокурора Юрия Чайки отобрать у судов право на арест. Многие пропустили такое событие, но это было. Пропустили, потому что было не до того. А он предложил: слушайте, хватит уже через суды…

О. Бычкова ― Миндальничать?

М. Фишман ― Да нет, это не совсем верное слово. Хватит уже через суды это делать, давайте через прокуратуру.

О. Бычкова ― Тут смысл же: не мешайте нам работать с вашими дурацкими…

М. Фишман ― Минуточку. Это важный момент. Это нельзя сделать, потому что это неконституционно, потому что у нас конституционный судебный арест записан. Но злая ирония заключается в том, что может быть будет и лучше. Вот я недавно разговаривал с очень профессиональными адвокатами. Они говорят, что суды дают право на арест в 100% случаях. Они просто придатки следственной системы и всё…

О. Бычкова ― Так будет всё то же самое.

М. Фишман ― Это профессиональное мнение адвокатов заключается в том, что это прокуратура, которая обязана надзирать за следствием, и обязана вдаваться в детали уголовных дел, возбуждаемых следствием и под этим предлогом требующих права на посадку людей в СИЗО. Прокуратура институционально больше вовлечена в этот процесс, чем суды.

И сегодня, несмотря на то, что мы так за это болели, я прекрасно помню, как реформа в начале нулевых у нас проходила. Дмитрий Николаевич Козак её проводил, как мы помним. И мы торжественно вручили «Хабеас корпус акт» судам — право арестовывать людей. Но это не работает настолько, что лучше было бы… Я просто пересказываю мнение адвоката. Дело не в том, что надо давать такое право прокуратуре, — всё равно никто не отдаст, и не надо. Дело не в этом. Это мнение отражает, во что превратился суд.

Что такое сегодня суд? Его просто нет!.. И когда ФСБ проводит обыски, то даже нельзя толком понять, возбуждено ли уголовное дело. И дальше никаких барьеров нет. Их просто нет до тех пор, пока это не упрётся в Путина. А что скажет Путин — кто знает?..

О. Бычкова ― Путин не может высказываться по всем делам абсолютно. Он точно не Господь Бог.

М. Фишман ― Когда речь идёт о фигурах вроде Давида Якобашвили, всё равно до него дойдёт. Но кто же знает, что он скажет. И поэтому дело не в том, что кто-то кого-то выдавливает из страны. У ФСБ нет задачи выдавить.

О. Бычкова ― То есть цена вопроса всегда оказывается чрезмерно завышенной.

М. Фишман ― Просто вам никто не даёт никаких гарантий. Ваши риски, если вы крупный бизнесмен — очень высоки. Если ФСБ появилось в радиусе огнестрельного выстрела, они возрастают многократно. И вы это конечно понимаете. И это та чудовищная ситуация, которую мы наблюдаем. И сколько бы Владимир Путин ни говорил «Мы всё время над этим работаем», вот последний раз в ходе «прямой линии» он сослался на своё же, по-моему, послание к федеральному собранию, где, если мы вспомним, когда зашла речь про предпринимателей, он сказал, что не допрашивают следователи месяцами, «люди сидят в СИЗО, куда это годится? Может нам количество следователей увеличить?». Примерно такая была логика. Это не всё, что он сказал. Но подход был примерно такой. И я не думаю, что это внушает сильно оптимизм в предпринимательские ряды.

О. Бычкова ― Так это уже который год не внушает оптимизма.

М. Фишман ― А кто же спорит.

О. Бычкова ― И ничего не меняется. Хотя сейчас уполномоченный по правам человека предложила ограничить срок пребывания человека в СИЗО. Человека можно держать в СИЗО не сколько вы хотите, а строго определённый срок…

М. Фишман ― У нас пленум Верховного суда, по-моему, принял два постановления о том, что нельзя. Собственно, это инициатива ещё президента Медведева 2010, кажется года, что нельзя по предпринимательским статьям держать в СИЗО. И что? И кто смотрит на эти постановления Верховного суда? Москалькова — хорошо, её мнение учтёт очередной суд, естественно…

О. Бычкова ― Ну, может быть, законодатели учтут её мнение. Ничего не меняется…

М. Фишман ― Здесь, мне кажется, не меняется ничего совсем, становится только хуже. И мы это наблюдаем своими глазами. Все эти события разворачиваются перед нами. Я не помню, конечно, ФСБ очень давно наверху, скажем так. Но сегодня это самая мощная лоббистская структура, если угодно, в стране, которая решает собственные коммерческие интересы. И с какой стати вообще ФСБ занимается коммерческими спорами?! Этого даже в Советском Союзе не было.

О. Бычкова ― Ну да. Там была совсем другая идеология. И внутренние представления…

М. Фишман ― А теперь это обычное дело. Ну конечно, а куда ещё идти. Лучше к ним. А дальше там схема очень простая. Есть партнёр чем-то недовольный, допустим. Он приходит к ФСБ. Ага, там есть актив, понимает ФСБ, там можно поработать. Вот и всё…

О. Бычкова ― Чем больше актив, тем лучше можно поработать.

М. Фишман ― Да. Поэтому всегда находит отклик эта инициатива.

О. Бычкова ― Да, вот в этих холодных сердцах. Или там в чистых головах?

М. Фишман ― Руках.

О. Бычкова ― А Грузия чего вдруг так воспалилась в этих головах и сердцах? Внезапно. Что за ответ такой удивительный? Миллиарды рублей.

М. Фишман ― Речь о запретах полётов. Во-первых, мне кажется, что это всё-таки дальше, потому что уже зашли разговоры о том, что это подготовка к новой маленькой победоносной войне. И вот казус белли, наконец, нашёлся. Есть куда двинуть свои вооружённые силы. Я уверен, что этого не произойдёт.

О. Бычкова ― Во-первых, непонятно, за что воевать. Ладно, там территорию отжали какую-то. А сейчас чего отжимать?

М. Фишман ― Да, например. А во-вторых, если мы вернёмся в ситуацию прошлой пятницы, когда всё это произошло, то сразу быстро поймём, что именно случилось. Потому что ясно, что это реакция на слова в первую очередь президента Грузии Саломе Зурабишвили о том, что Россия оккупант. Она действительно это сказала.

О. Бычкова ― Первый раз что ли?

М. Фишман ― Не знаю. Хороший вопрос. Первый раз она сказала буквально эту фразу. То, что это основной лозунг в грузинской политике уже много лет, это мы понимаем прекрасно. Но надо понимать, что «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили и Саломе Зурабишвили, можно сказать, более пророссийская сила, чем оппозиция. И, так или иначе, президент страны произносит эти слова днём в пятницу. Я уже заканчивал эфир в 9 с чем-то. То есть прошло несколько часов, как появился указ президента и гораздо более мягкие комментарии Дмитрия Медведева и МИДа.

Всё понятно. Это просто личное. Вы не можете за несколько часов провести это всё по инстанциям, пока будут подготовлены бумаги и документы, будет продумано каким-то образом. Вы не можете это уложить в такое короткое время. Разве что это просто спонтанная реакция первого лица. Чем это и было. Кто-то принёс одну конкретную бумажку, не просчитывая экономические, политические последствия, не думая о том, что будет следующим шагом. Я почти в этом убеждён. Владимир Путин говорит: ах так, тогда запрещаем полёты!..

О. Бычкова ― А это похоже на Путина?

М. Фишман ― По-моему, очень. Это абсолютно его стиль.

О. Бычкова ― Или у нас какой-то новый Путин…

М. Фишман ― Нет, мне кажется это как раз тот Владимир Путин, к которому мы привыкли, которого мы хорошо знаем, который очень любит быстрые такие агрессивные экспромты. Важно при этом понимать, что в некоторой перспективе это с политической точки зрения не очень разумный ход.

О. Бычкова ― Мягко говоря.

М. Фишман ― Потому что ну хорошо, наказали российских туристов. Допустим. Наказали…

О. Бычкова ― Российские компании.

М. Фишман ― Хорошо. Можем пережить. Наказали грузинскую экономику. Довольно серьёзно.

О. Бычкова ― Зашибись!

М. Фишман ― Потому что это всё-таки серьёзный источник доходов для небольшой грузинской экономики, потому что туристов много из России. Это правда. Мы все туда любим ездить. Там прекрасно всё и так далее. Но только по кому ударит политически тот экономический спад, который неизбежно какой-то, но последует за этим решением? Он ударит по той силе, с которой единственно вела диалог кремлёвская власть. А именно — по «Грузинской мечте». По правящей партии, к которой и так растут претензии в связи с падением уровня жизни и так далее. Экономика вообще на ней. В этом смысле Владимир Путин выстрелил себе в ногу. Какой план у него относительно Грузии? Чего именно мы хотим добиваться?

О. Бычкова ― Неужели он заинтересован в том, чтобы например, «Грузинская мечта» навела порядок, построила прекрасную процветающую Грузию с мощной экономикой?

М. Фишман ― «Грузинская мечта» настроена, во-первых, более пророссийски, что выражалось в конкретных совершенно делах. И неслучайно всё-таки этот депутат, прости Господи, Гаврилов оказался в кресле спикера грузинского парламента. А именно потому, что действительно эти контакты, эта мягкая сила, так или иначе, действовала с подачи России и принималась «Грузинской мечтой» и иванишвиливским правительством. То есть они с Кремлём разговаривали. Оппозиция этого не будет делать. И единственное, что произойдёт — скорее всего, их шансы проиграть следующие парламентские выборы, которые теперь уже состоятся по пропорциональной системе. То есть одно требование за другим, оппозиция удовлетворяется.

И Владимиру Путину придётся иметь дело с теми, кто, совершенно не стесняясь, называет его оккупантом, вообще по этому поводу не переживая никак. Сама структура власти при Иванишвили конечно гораздо ближе Владимиру Путину как политику, чем та парламентская демократия, за которую ратует оппозиция. Центр власти смещён куда-то вбок от публичных институтов властных. Иванишвили сидит где-то у себя на холме в своей резиденции, там дёргает за ниточки. В этом смысле гораздо всё проще и легче. Это то, что Владимир Путин умеет и любит. Но сейчас он сам таким образом стреляет себе в ногу. Что тоже, видимо, происходит не первый раз, когда мы говорим о внешней российской политике. Поэтому вся эта история, этот кульбит до боли знаком, он не рационален. Он спонтанен. Это просто вспылил царь.

О. Бычкова ― Психанул.

М. Фишман ― Вспылил. Ну, хорошо. Просто за каждое такое действие приходится платить. И в этом смысле не только нам, кому придётся добираться в Тбилиси через Минск. Но и ему самому будет тяжелее проводить свою политику в Грузии. Вот и всё.

О. Бычкова ― Да, смешно сказал Песков, что рейсы и авиасообщение будет возобновлено, когда вся политика войдёт в не русофобское русло.

М. Фишман ― Да. Но она так из него точно не выйдет. Это просто надо отчётливо понимать.

О. Бычкова ― Мягко говоря, если выражаться в кремлёвской терминологии.

М. Фишман ― Здесь опять, как всегда, отличительная черта Владимира Путина как лидера. Его такое иррациональное влечение к кризисам. Кризис — гораздо более удобная для него, как он считает среда для решения вопросов и проблем, чем политика сама по себе, чем взаимодействие. Кризис, ну хорошо, даже можно пробовать дальше восстанавливать эту логику. Ну, проиграют они выборы — те, с кем как бы проще иметь дело. Выиграют те, с кем тяжело иметь дело, с которыми тут же возникнет конфликт. Ну и отлично! Конфликт — это прекрасно! Конфликт — это то, что мы любим.

То есть это другая логика, в которой, возможно, Кремль приближается к искомому результату. Потому что, пожалуйста, будет там оппозиция — хорошо. Начнёт нам чего-то — ну прижмём её, покажем, где раки зимуют. Возникнет ещё один кризис и так далее. Это бесконечный совершенно процесс. Пока он не упирается в соображения о том, кто первым попадёт в рай…

О. Бычкова ― Ну да. Смешно написал кто-то в фейсбуке, что служил Гаврилов депутатом, Гаврилов в Грузию слетал. Ну, а ещё кто-то написал, я вдруг задумалась…

М. Фишман ― Здесь действительно к Гаврилову как раз вопросов немного.

О. Бычкова ― Что с него можно взять, собственно?

М. Фишман ― Конечно, это «фо па», который совершили грузинские парламентарии от власти в первую очередь.

О. Бычкова ― Ну так и ушёл спикер в отставку. И что? Но смотри, вдруг я прочитала в фейсбуке у кого-то и подумала, что я никогда не рассуждала в таком ключе. Написала одна девушка, что ей стыдно, что она не понимает, как можно после всего этого ездить в Грузию. Потому что стыдно. Потому что как мы будем смотреть в глаза этим людям, которые пытались к нам хорошо так относиться. Надо ездить в Грузию после этого всего?

М. Фишман ― Я, честно говоря, не вижу с этим больших проблем. Это чувство неразделяемой внешней политики, это касается и Украины, и Грузии, конечно в большой степени. Оно многим для нас присуще.

О. Бычкова ― На Украину мы не ездим так много и часто и с таким упоением, как многие из нас ездят в Грузию. Правда. Я люблю тоже ездить, конечно, в Киев и люблю этот город…

М. Фишман ― Дело не просто в поездках. Дело в том, насколько ты должен на себя распространять эту ответственность за решения, принимаемые лидером твоей страны и соответственно, что ты должен предпринимать.

О. Бычкова ― Но ты ощущаешь ответственность?

М. Фишман ― Нет, я должен сказать, что в данном случае точно нет.

О. Бычкова — Я ― нет.

М. Фишман ― И, наверное, понятно, почему. Потому что уже очень давно мы живём в жёсткой авторитарной стране. В монархии, где моё мнение при принятии решения не учитывается никак! Игнорируется! И это в лучшем случае. И поэтому я не готов брать на себя и делить эту ответственность.

О. Бычкова ― Я подумала, что может, наоборот нужно туда ездить. Потому что как-то надо же всё равно выражать дружбу, любовь, симпатию тем, к кому мы до сих пор хорошо относились. Опять же деньги оставлять. Тоже не вредно.

М. Фишман ― Мне кажется, ничто этому не мешает.

О. Бычкова ― Вот Дмитрий Гудков написал в фейсбуке пост надежды, что сейчас самый важный момент для всей команды его, которая несколько месяцев борется за то, чтобы у москвичей был 8 сентября выбор. И такая получается активная кампания, вся бурная история с Нютой Федермессер, например. С одной стороны, вроде бы все об этом говорят, все на это смотрят. А с другой стороны, реально не хватает людей. То есть не хватает участия избирателей в выборах в Мосгордуму. Получается так. Это обидно очень.

М. Фишман ― Мне кажется, нам надо понимать, я вам признаюсь честно, до меня самого это дошло не так давно. Потому что это не то, о чём ты думаешь постоянно. Но вообще мы игнорируем Мосгордуму в нашей жизни, потому что исторически её как бы нет. Ты знаешь, как твоего депутата зовут в Мосгордуме, который твой округ представляет? Такой вопрос на засыпку. Я тоже нет, так что не беспокойся об этом.

О. Бычкова ― Но на этих выборах я поставила свою подпись за двух кандидатов. Я прямо специально пришла и это сделала!

М. Фишман ― Да, ситуация изменилась. Пять лет назад, наверное, так не делала?

О. Бычкова ― Я первый раз.

М. Фишман ― В этом смысле проблема не в том, что мы все такие апатичные в Москве. А проблема в абсолютно запретительном барьере для принятия участия в этих выборах. Три процента от избирателей округа, которые должны поставить подпись. А явка на выборах в Мосгордуму обычно 20-25%.

О. Бычкова ― Тоже не поражающая воображение.

М. Фишман ― Нет. На региональных выборах всегда так. То есть это сколько получается. Это получается, что каждый 4-5-й из тех, кто придёт на выборы, должен сейчас подписаться за кандидата, чтобы он просто дошёл до бюллетеня. Это невероятный совершенно процент. Такого не должно быть! Необходимость собирать 3% подписей является таким же запретительным барьером по смыслу для выборов, как и тот же самый муниципальный фильтр на выборах губернатора. Муниципальный фильтр зачем нужен? Для того, чтобы просто власть по своему решению могла одних кандидатов выкидывать, других допускать.

О. Бычкова ― Ну да.

М. Фишман ― С подписями абсолютно та же ситуация, только в более извращённой форме. Потому что здесь нарушения закона неизбежны. Потому что с муниципальным фильтром, как это было с Навальным в 2013 году, если ты помнишь. Там просто приказали «Единой России» и депутатам муниципальным от «Единой России» поставить за него подписи. И так он прошёл муниципальный фильтр. Тут нет нарушения закона. Но это всё равно издевательство над здравым смыслом.

У нас на замену Нюте Федермессер вышел футболист по фамилии Булыкин. Как он соберёт эти подписи? Здесь нельзя приказать муниципальным депутатам подписаться. Он должен их собрать. Я утверждаю, что законно это сделать нельзя. То есть да, допустим, даже ему подобрали списки специально, то есть административный ресурс задействован по полной программе. Естественно, находится в невероятно более выигрышном положении, чем кандидат от оппозиции, который идёт по этому округу. Но всё равно это невозможно сделать в рамках тех правил, которые существуют на выборах в Мосгордуму. В рамках чёткого использования своего избирательного фонда, из которого ты должен платить волонтёрам за сбор подписей. И так далее. Это просто невозможно сделать. То есть мы все обсуждаем, как оппозиция собирает подписи — в поте лица на выборах в Мосгордуму, и никак не получается. А где хоть один системный кандидат собрал подписи? Ну, хорошо, их сколько там — 45 человек как минимум?

О. Бычкова ― 45 мест в Мосгордуме.

М. Фишман — Этим кандидатам Мосгордумы сегодня обеспечивается полный зелёный свет, чтобы они собрали эти подписи. Что-то я не вижу, чтобы не только кандидат Булыкин, да и любой другой говорил, что у него сложности со сбором подписей, призывал подписываться за него и так далее. Никто это не делает! Потому что у них вообще нет этих проблем!..

О. Бычкова ― Но там есть партийные кандидаты, которые идут без сбора подписей.

М. Фишман ― Нет, от «Единой России» никто не идёт.

О. Бычкова ― От других идут.

М. Фишман ― Таких депутатов будет 3-4. Все остальные будут от «Единой России», которые идут как независимые кандидаты…

О. Бычкова ― 3 или 4, но не много.

М. Фишман ― То есть буквально будет 2-3 коммуниста и будет один от «Справедливой России», как мы понимаем, судя по всему. И может быть кого-то от «ЯБЛОКО», я просто не знаю, не могу сказать. Все остальные кандидаты от мэрии должны собирать подписи. Но они совершенно не беспокоятся по этому поводу.

О. Бычкова ― По крайней мере, мы не слышим их громких воплей. В отличие от воплей Дмитрия Гудкова.

М. Фишман ― То есть мы можем сколько угодно обсуждать апатию москвичей, но проблема не в апатии, которая гораздо ниже в этом году, чем 5 лет назад. И мы об этом думаем. Ты об этом думаешь, ты поставила подписи. Я поставил. И, насколько я понимаю, этот барьер не преодолевал никто! Максим Кац в 2014-ом году единственный из независимых кандидатов, который преодолел этот барьер за всю историю этих правил! Больше никто и никогда этот барьер не преодолевал, потому что он запретительный! Уже сейчас есть несколько кандидатов, которые набрали, кажется, около половины или чуть больше.

О. Бычкова ― Ну так мы зря с тобой ставили подписи как дураки? Мы зря участвовали в этой афере, получается?

М. Фишман ― Какой афере? Откуда слово «афера»? И почему зря? Нет, не зря. Это вообще вопрос вечно один и тот же. Это кому надо: этим кандидатам от оппозиции или нам? Это чья Мосгордума, их что ли? Кому надо, чтобы были какие-то сдержки и противовесы в московской власти? Вопрос в том, чтобы существовал хоть какой-то плюрализм во власти. Чтобы Мосгордума не была придатком к мэрии. Мы говорим об этом.

А сейчас мы говорим о том, что для этого, чтобы хоть какая-то оппозиция к партии власти была в Мосгордуме. От этого я как москвич, конечно, выигрываю. Это в моих интересах. А не в интересах этого кандидата. Это мне нужно, чтобы так было! Это я от этого выигрываю! Потому что он сможет поднимать вопросы, что-то обсуждать, будет что-то звучать. Даже если он один.

О. Бычкова ― Это правда.

М. Фишман ― Сегодня Мосгордума устроена так же, как ГД. Это единогласные голосования. Это абсолютно непроницаемая стена. Даже одного человека будет достаточно, чтобы эту ситуацию поменять.

О. Бычкова ― Это очень видно, например, в Санкт-Петербурге. В заксобрании, где есть несколько человек…

М. Фишман ― Где парламент что-то решает.

О. Бычкова ― Буквально несколько человек, там как Вишневский…

М. Фишман ― У нас у москвичей в руках на самом деле…

О. Бычкова ― Этого достаточно для того, чтобы выражать какое-то недовольство. Пусть даже этих людей буквально по пальцам можно пересчитать.

М. Фишман ― У нас есть институт, который по Конституции принадлежит нам — жителям города Москвы. И наша задача — не кандидатов от оппозиции, а сделать так, чтобы он работал в наших интересах. Мы, конечно, должны добиваться отмены и пересмотра этих правил по сбору подписей. Это абсолютно ни в какие ворота не лезет, никуда не годится! Памфилова пыталась, это было в предложениях Памфиловой, когда она предлагала муниципальный фильтр снизить. И снизить количество подписей, которые надо собрать. Ей сказали «нет», там даже «Единая Россия» вроде как уже начала что-то обсуждать по снижению муниципального фильтра. И всё равно ничего не сделали. Потому что, опять-таки, мы знаем — почему. Потому что президент сказал «да не надо». И так сойдёт.

О. Бычкова ― Хорошо же работает, действительно.

М. Фишман ― Действительно работает. Это правда. Сегодня это работает. Сколько это ещё будет работать — зависит от нас. Потому что власть решает свои вопросы, они решительно противоречат нашим интересам, нашим как обществу! И кроме нас самих нам никто не поможет. Власть нам не поможет эти вопросы решить — вопросы нашего собственного представительства там во власти.

М. Фишман ― Поэтому мне кажется, мы должны призывать. И вот здесь в эфире. Друзья, идите и подписывайтесь за кандидатов.

О. Бычкова ― За кого хотите.

М. Фишман ― Потому что вы даже не голосуете за этих кандидатов таким образом, вы просто создаёте выбор.

О. Бычкова ― Потому что подписаться можно за нескольких.

М. Фишман ― За кого угодно. Не бойтесь сообщать свои паспортные данные. Никакой проблемы в этом нет.

О. Бычкова ― А голосовать нужно за одного. Но подписаться можно хоть за всех.

М. Фишман ― Главное, чтобы была конкуренция, чтобы у вас был выбор. Чтобы выбор не совершали за вас в итоге. И сейчас очень важно, именно сейчас происходит критический момент этих выборов. 8 сентября уже в бюллетене вы увидите результат. И вам только предложат его подтвердить. А сейчас в ваших руках то, каким этот будет бюллетень и какой у вас будет выбор.

О. Бычкова ― Скажи, красиво получилось в Стамбуле? Я просто восхищаюсь историей про выборы мэра Стамбула. Потому что первоначально, когда они голосовали в конце марта, там был разрыв между ними просто в какие-то полтора десятка тысяч человек. А теперь он увеличился почти до 10%. И выиграл всё равно тот же самый оппозиционный чувак. По-моему, это потрясающая история!

М. Фишман ― Да, но она, конечно, очень хорошая иллюстрация, как работает система, где есть реальная политическая жизнь не только наверху, но и внизу. И общественная жизнь. И если ты проиграл один раз и повторяешь, ты проиграешь и второй, если ты не поменяешь правила игры. А Эрдоган их не поменял. И поэтому, естественно, проиграл. В этом смысле его положение довольно тяжёлое. Потому что очень большие проблемы с экономикой в Турции. Огромные — уже сколько, много месяцев! Год примерно. Чудовищная инфляция! Падение лиры, валюты национальной. И это ещё резко всё очень происходило. И в этом смысле прямые аналогии проводить, конечно, неправильно, но вот 16 лет у власти — и вот, пожалуйста!..

О. Бычкова ― Да. Задумаемся над этим. Спасибо большое. Это программа «Особое мнение». Спасибо Михаилу Фишману.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Вот, и уважаемый Д. Якобашвили вполне рационально и предусмотрительно сказал "Гуд бай, Уим-Биль-Данн! Гуд бай, Кремль! Гуд бай, Бутырка! Гуд бай, Петровка! Гуд бай, Лефортово!"
"Уэлкам, Свобода!"
"Со лонг, мистер Майкл Калве!"
И почему-то никто и не удивился…
________________________________________

Если передачу "особое мнение" ведёт Ольга Бычкова, то правильнее её называть «Особое мнение Бычковой», т.к. зачастую она говорит больше интервьюированного. Кроме того, она любит прерывать собеседника или говорить одновременно с ним…
________________________________________

Мишка Фишман башковит, у него предвидение... (с)
________________________________________

Дело идёт к тому, что "российский" Крым останется в глубокой заднице, а ведь в былые времена он был забит под завязку.
________________________________________

Мне про выстрел в ногу особенно понравилось. Что бы Путин ни сделал, он, так или иначе, стреляет себе в ногу. Всё стреляет и стреляет… а ноги всё не кончаются и не кончаются…
________________________________________

Очень мешает понять мнение эксперта ведущая! Она всё время прерывает гостя, начинает говорить одновременно с ним. В результате не слышно ни того, ни другого. Это просто низкий уровень профессиональных умений, что ли? Пожалуйста, пошлите её на курсы повышения квалификации!
________________________________________


ИСТОЧНИК

Ольга Бычкова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Международные события (0) > Кавказ (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Судебная система (0) > Беспредел (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.08.2019 - КТО УПРАВЛЯЕТ МОСКВОЙ?
  • 16.08.2019 - ПОЛНЕЙШИЙ БЕСПРЕДЕЛ!
  • 15.08.2019 - ИНТЕРВЬЮ С ОЮБОМ ТИТИЕВЫМ
  • 15.08.2019 - 20-ЛЕТИЕ ПУТИНА ВО ВЛАСТИ
  • 15.08.2019 - ЭСКАЛАЦИЯ НАСИЛИЯ
  • 14.08.2019 - НИКАКИХ «МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ»
  • 14.08.2019 - ВЛАСТЬ СДЕЛАЛА СВОЙ ВЫБОР
  • 14.08.2019 - ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС
  • 13.08.2019 - ЗАПРЕЩЕНО ВЕЗДЕ, ГДЕ НЕ РАЗРЕШИЛИ
  • 13.08.2019 - У НАС ХОДЯТ СТРОЕМ…
  • 13.08.2019 - БЕРЕМЕННОСТЬ ВЛАСТИ
  • 12.08.2019 - ИРКУТСКАЯ ТРАГЕДИЯ РОССИЙСКОГО МАСШТАБА
  • 12.08.2019 - ВЗОРВЁТСЯ ЛИ В 2021 ГОДУ
  • 11.08.2019 - ИНТЕРВЬЮ ДМИТРИЯ ЛЮБИТЕНКО
  • 11.08.2019 - ОЗАБОЧЕННОСТЬ ВЛАСТИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru