Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[07.08.2019]

ГРУЗИЯ — РОССИЯ: ОПЯТЬ ТУПИК?

Дмитрий ОРЕШКИН: политолог, политгеограф, кандидат географических наук, один из создателей аналитической группы "Меркатор" Института географии РАН, член совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека


Дмитрий ОРЕШКИН:


Так вот, тактически действительно Путин из этой ситуации вышел молодцом. А вот стратегически мне не нравится то, что происходит. Потому что концепция давления на Грузию всё равно остаётся. Это концепция рассмотрения Грузии как какого-то государства второго уровня, которое должно слушаться наших указаний.

То есть в сухом остатке деятельность нашего государства, я не хочу сказать России, ведёт к тому, что с Грузией мы расходимся всё дальше и дальше. А жалко.

И поэтому у меня, несмотря на стремление быть оптимистом, ощущение скорее скверное. Грузия уходит бесповоротно, и может быть это нормально. Суверенное государство, своя политика, своя ориентация. Сейчас идёт неизбежный процесс, который объективно выражается в том, что они разворачиваются к Западу, ЕС и НАТО.

Есть там формальные претензии, препятствия на этом пути, но это уже не будет никогда тем, чем хотели бы сделать Грузию в Кремле. То есть зоной влияния России. Да, Россия влияет, да, основной экспорт идёт сюда. Но Грузия всё чаще приобретает альтернативные источники. И психологически она уже суверенное государство. И там с этим давно примирились. А в Москве только сейчас примиряются. И поэтому это такой удар на прощание, мне кажется, — обидеть побольнее.

Меня волнует позиция моей страны. Нынешняя не страна, а власть в этой стране всё-таки мыслит мир в советских терминах, когда есть российский центр, зоны влияния, и они должны сидеть у нас под крылом или подмышкой. И слушаться. Всё-таки суверенные государства выстраивают какие-то отношения друг с другом. Но перед этим надо ещё пройти через эту прощальную фазу, когда не от большого ума наши политики пытаются наказать Грузию за то, что она вот такая. И не только Грузию…


                    *   *   *

С. Сорокина ― Здравствуйте. Программа «В круге Света». Мы сегодня в полном составе и у нас много гостей. Для начала: Юрий Георгиевич Кобаладзе.

Ю. Кобаладзе ― Я здесь, чтобы контролировать, что вы будете говорить по Грузии.

С. Сорокина ― Здесь у нас:

• Дмитрий Орешкин, политолог.

• Аркадий Дубнов, политолог эксперт по странам СНГ.

• И Александр Гнездилов, зампредседателя партии «ЯБЛОКО».

Говорить мы будем о Грузии. О чём ещё? Опять ситуация странная, сложная. Почему-то очень накалённая, которая чуть ли ни каждый день подбрасывает нам всё новые поводы для может быть изумления, удивления, размышления и с опаскою. Давайте по свежим событиям. Юрий Георгиевич сразу предупредил, что он очень хочет промолчать всю передачу. Поскольку ему сложно. Почему?

Ю. Кобаладзе ― Да потому что я не объективен. Грузия — моя родина, и мне небезразлично, что там происходит. Но я одно хочу сказать: никакой русофобии в Грузии нет!

С. Сорокина ― Ты в Москве живёшь. Откуда знаешь?

Ю. Кобаладзе ― Я в Грузию езжу 6-7 раз в году с большими группами туристов. Никогда ни разу нигде мы сталкивались, хотя конечно в Грузии глубоко сидит обида на Россию. Но она никак не проявляется в быту, общении.

С. Сорокина ― Чем тогда можно объяснить свежий случай с Рустави-2 и Габунией.

Ю. Кобаладзе ― Я не могу это объяснить.

С. Сорокина ― Кто может объяснить?

А. Гнездилов ― Я тоже не могу.

С. Сорокина ― Мы говорим про неожиданное выступление журналиста на Рустави-2, которое многих и не только в России повергло в изумление.

Ю. Кобаладзе ― В Грузии просто обалдели люди. Такого не слышали.

Д. Орешкин ― Я думаю, что объяснения нет, но их может быть два и взаимно противоположных. Что мне кажется очевидным, что это спланированный шаг. Не то, что человек заговорил, вдруг его пробило.

С. Сорокина ― Он начал программу с этого. Такое ощущение, что репетировал.

Д. Орешкин ― Он слова напомнил, специально на русский язык перешёл.

Ю. Кобаладзе ― Он по-русски с самого начала и потом дошёл…

Д. Орешкин ― Видимо, в грузинском языке нет столь образных выражений.

Ю. Кобаладзе ― Это высшее оскорбление — в Грузии такое сказать.

Д. Орешкин ― Так что это не случайно.

С. Сорокина ― Абсолютно очевидно.

Д. Орешкин ― А зачем? Потому что есть умные люди, которые говорят, что канал Рустави-2 как бы вотчина Саакашвили, подставить, чтобы его потом дискредитировать.

С. Сорокина ― Сам Саакашвили сказал, что ужасно…

Д. Орешкин ― Люди говорят. А другие умные люди говорят, что из Москвы ему заплатили для того, чтобы подставить грузин, грузинское государство, чтобы разогреть здесь патриотическую истерию. И такое тоже может быть. Может не быть. Но это всё конспирология.

Ю. Кобаладзе ― Я бы хотел увидеть человека в Москве, который порекомендовал вот так Путина таким образом…

Д. Орешкин ― Путин хорошо выступил в итоге. Путин — красавец, как говорят в Интернете. Красавчик. ГД, конечно, немножко промахнулась. Выступила в той роли, в какой надо. Но это, что называется конспирология. Мы не знаем. Поэтому объяснения я думаю никто вам не даст.

Ю. Кобаладзе ― Александр только что из Тбилиси.

А. Гнездилов ― По поводу этих высказываний господина Габуния полная растерянность. Причём ладно бы у меня. Но у всех людей, с которыми я в Тбилиси встречался и разговаривал. Они просто не понимают, что это произошло, и зачем было нужно. Действительно, это явно некоторое обострение ситуации, усиление той конфронтации, которая существует. Но кто может быть в этом заинтересован и ради каких целей? Это большой вопрос.

Мы с одной стороны воспринимаем ситуацию как двустороннюю грузино-российскую. Но с другой стороны, в самой Грузии существует конфликт, связанный с телекомпанией Рустави-2, с границами свободы слова. И он сейчас развивается. Как ни странно, эти высказывания Габунии, в том числе, обострили внутриполитическую дискуссию в Грузии. Хотя нам из России представляется, что это всё завязано непосредственно на нас, что ориентировано на реакцию Путина. Тем не менее, один из вариантов, который обсуждают грузинские коллеги заключается в том, что внутренняя борьба оппозиции и правящей партии.

С. Сорокина ― На самом деле Рустави-2 — интересная телекомпания, с которой связано очень много, в том числе в политической жизни страны. Я была знакома с учредителем, основателем компании Эроси Кицмаришвили. И я помню, как это всё было завязано на политику. Потом, правда, менялись и руководители, и учредители. Много что произошло.

Ю. Кобаладзе ― Тоже трагически закончила жизнь.

С. Сорокина ― Да, уже несколько лет назад. На данный момент не очень понятно, какую роль в интересах кого тогда это всё исполняется. Аркадий, есть какое-то соображение?

А. Дубнов ― Есть. Я согласен с коллегой Орешкиным, что не хотелось бы заниматься конспирологией, но есть у меня одна версия, которая может напоминать обращение к конспирологии, без которой в данном случае может даже и не обойтись. Если покончить с историей с этим журналистом Габуния, то его никто в Грузии не очень хорошо знает.

С. Сорокина ― Говорят, популярный.

А. Дубнов ― Здесь его не знают, хотя это не имеет значения. Знают теперь только то, что он сказал совершенно невероятные выражения на русском языке. Оскорбительные. И я совершенно ещё раз согласен с Дмитрием, что это абсолютно неслучайное выступление! Я не согласен с версией, что ему кто-то это раскрутил или поручил. Или через каких-то подставных лиц обеспечивал этот заказ из Москвы.

С. Сорокина ― Чтобы обострить ситуацию.

А. Дубнов ― Чтобы обострить, но изнутри. Мне кажется, вы говорили о том, что это следствие внутриполитических схваток в Грузии. Я думаю, что да, и они не только внутриполитические, они ещё как бы не имеют ярко выраженный бизнес-характер. Я расскажу коротко. При Мише Саакашвили, мы его так привычно называем, когда он был у власти, он инициировал огромный проект строительства глубоководного порта в посёлке Анаклия к с северу от Поти, ближе к Абхазии. Там были все условия, и они остаются для создания единственного на грузинском побережье глубоководного порта, который не сможет сравниться ни с тем, что в Батуми, ни с тем, что в Поти. И он в принципе соизмерим по мощности был бы с новороссийским портом, который является крупнейшим на этом участке.

Это был задуман геополитический проект приблизительно соизмеримый с тем проектом, который был задействован при президенте Шеварднадзе Баку-Тбилиси-Джейхан, который сделал Грузию одним из главных контрапунктов на этом пути. Из вояк в греки, с востока на запад через Каспий, Чёрное море. Тогда это ему удалось, несмотря на противодействие России, в чём, наверное, в Москве сегодня не могут не признавать ошибку. Они в своё время заставили Лукойл уйти из того проекта, если кто помнит те схватки.

С. Сорокина ― А теперь порт.

А. Дубнов ― А теперь порт. Этот проект в своё время уже был готов и было создано два консорциума. Один грузино-китайский, 4-5 лет назад, второй — грузино-американский. Так или иначе, должен был победить грузино-китайский, потому что китайцы давали очень много денег, чуть ли ни 5 млрд. долларов. Но победил по известным причинам американо-грузинский проект.

Но, так или иначе, он застопорился после ухода Миши Саакашвили. И в результате перестали над ним работать. И вот сейчас этот проект оживился. Так вот, ситуация, как считают в Грузии люди понимающие, складывается следующим образом. Правительство и вообще власть нынешняя и партия правящая «Грузинская мечта», возглавляемая Бидзиной Иванишвили, олигархом, который заработал большую часть денег в России и до сих пор очень сильно зависит от России, не был заинтересован в том, чтобы этот Анаклийский порт был построен. Во-первых, это невыгодно России, потому что это создаёт конкуренцию Новороссийскому порту. Во-вторых, это может привлечь абхазов своими экономическими перспективами благоденствия.

С. Сорокина ― А как это может тормознуть эту стройку?

А. Дубнов ― Нет. Россия может тормознуть тем, что власти будут этому способствовать. Грузинские власти. Но по-прежнему интересы тех, кто противостоит сегодня внутри Грузии власти, это партия Саакашвили, грузинские национал-радикалы, они по-прежнему продавливают эту линию. Тем более, что американцы настаивают категорически, чтобы русских и китайцев в этих проектах не было.

Ю. Кобаладзе ― И для этого нужно было это выступление?

А. Дубнов ― Так или иначе, эта история, как два хороших тесных пазла друг с другом соединяется. Потому что сейчас заставить Россию сделаться таким категорическим противником Грузии и вообще расстроить все отношения настолько, чтобы сорвать эти планы. И тогда не будет никаких шансов у правительства, лояльного России, противиться строительству этого порта.

Ю. Кобаладзе ― Россию из этого экономического…

А. Дубнов ― Сделать Россию вредоносным.

С. Сорокина ― Понятно. Есть и такое соображение. Не знаю, как это комментировать. Просто не в курсе.

А. Дубнов ― Мы помним историю грузинских баталий во времена Шеварднадзе. Те, кто этим занимался, прекрасно помнят, сколько усилий Тбилиси тогда прилагало, чтобы сопротивляться попытке из Москвы помешать этому проекту. Он состоялся.

С. Сорокина ― Хорошо. На самом деле у нас Саломе Зурабишвили обратилась к властям России, сказала, что не надо обращать внимание на эти экстремистские выходки и как-то нужно поддерживать отношения. Руководство того же телеканала сказало, что не одобряет мат в эфире, хотя при этом считает, что формально он прав. Тоже своеобразное извинение было. Самые разные высказывания. При этом у нас тоже некое возбуждение. Как вы думаете, ГД, которая принимала самые радикальные меры в отношении Грузии, откатит назад? Не будет этого сокращения всего, чего можно — торговли, переводов и прочего после того, как Путин сказал, что не надо горячиться?

А. Дубнов ― Можно я быстро скажу. И замолкну надолго как Юра. История с жутким, наказательным выступлением думы во главе с Володиным. И затем очень чёткая осмысленная трезвая и совершенно справедливая реакция на это Путина, мне напоминает игру в поддавки. Нужно было выступить думе с совершенно идиотским залихватским выступлением…

С. Сорокина ― И тут выхожу я весь в белом…

А. Дубнов ― И тут выхожу я и говорю: ребята, погорячились. После этого Путин, конечно, выглядит, как сказал коллега Орешкин, красавчиком. Поэтому я не придаю серьёзного значения тому, что делается в думе и что заявляется великим маэстро Володиным.

С. Сорокина ― Но как, по-вашему, действительно выглядит так? Мог бы и заранее думу осадить.

Д. Орешкин ― Путин — великий тактик. Мы это 150 раз повторяли. Меня немножко другое тревожит. Стратегия. Потому что мы как бы все соединились сейчас на думе. Кстати, Володин очень изящно сказал, что да, Путин конечно президент, ему и решать. Мы как представители народа грузинам этого не спустим. Они уже так сразу от имени всего народа выступают, что есть хороший повод для русофобии. Я-то думаю, что это не русский народ. Русский, немножко почесывая за ухом, думает, чего это грузин там так развело. А вся наша начальственная верхушка вдруг вскипела как молоко, которое убежало. И также быстро вернулась.

Так вот, тактически действительно Путин из этой ситуации вышел молодцом. А вот стратегически мне не нравится то, что происходит. Потому что вне зависимости от этих матюгов, неделю назад или две уже было принято решение тем же Путиным об ограничении транспортной связанности. То есть концепция давления на Грузию всё равно остаётся. Это концепция рассмотрения Грузии как какого-то государства второго уровня, которое должно слушаться наших указаний остаётся. И если в сухом остатке посмотреть, то после всех этих событий влияние, роль, уважение России в глазах грузин идёт вниз. И в этом гораздо большую роль сыграл господин Гаврилов, лидер ассамблеи православной, что вообще-то говоря выглядит неконституционно, потому что у нас церковь от государства отделена.

А тут он организовал эту поездку. И если уж он такой православный политик, если поехал младших братьев разуму учить, ну пусть он в рамках церковной политики встретится в почётном важном очень уважаемом месте, где церковные иерархи встречаются. А его направили в парламент, где он сел на заглавное место и тем самым вызвал легко предсказуемое раздражение. То есть в сухом остатке деятельность нашего государства, я не хочу сказать России, ведёт к тому, что с Грузией мы расходимся всё дальше и дальше. А жалко.

С. Сорокина ― Александр, а вы с делегацией когда поехали в Грузию?

А. Гнездилов ― Мы были практически всю прошлую неделю.

С. Сорокина ― То есть довольно близко к началу всех событий. Как вы себе сами между собой и как грузинские встречавшие вас люди объясняли эту ситуацию? Она оттуда тоже выглядит по-идиотски? Казалось бы, ну сел человек в это кресло. Ну что такого? Выглядит это очень странным для такой реакции. Как объясняли?

А. Гнездилов ― Началось это не с того, что он сел в кресло. Первым фактором неприятия со стороны части грузинского общества был сам факт визита на территорию Грузии депутата ГД, голосовавшего за признание независимости Абхазии и Южной Осетии, которые Грузия рассматривает как свои законные территории, оккупированные Россией. Отсюда тезис про 20% территории. А то, что он после этого сел в кресло спикера грузинского парламента и то, что власти Грузии нынешние это позволили — это было уже следствием.

С. Сорокина ― А он понимал, куда он садился? Его, может, подвели и посадили?

А. Гнездилов ― Меня грузинские СМИ об этом регулярно спрашивали. Потому что у них есть две версии. Одна заключается в том, что это сделало их правительство. Оно это все одобрило, санкционировало, и оно несёт основную ответственность. Вторая версия заключается в том, что это была сознательная провокация российской делегации, конкретно господина Гаврилова. Я на это отвечал, что я не знаю, о чём договаривались приехавшие российские депутаты и грузинское правительство.

С. Сорокина ― Извините, зашла я в какой-то зал, где не была никогда. Я не знаю, кто где сидит. Можно было усесться, куда тебе предложили. Вот мне непонятна эта история.

А. Гнездилов ― Я бы отметил два нюанса. С одной стороны ассамблея православия, если говорить о российских участниках, а там далеко не только российские участники, там депутаты из стран Балтии и греческие депутаты и так далее, то российские участники очень специфические. Это православный коммунист господин Гаврилов. Это один из лидеров движения Антимайдан господин Саблин. Это известный своей ролью в событиях Украины 2014 года господин Затулин. То есть это не просто православные деятели…

Ю. Кобаладзе ― А Затулин тоже был в этой делегации?

А. Гнездилов ― Он член этой международной ассамблеи православия.

С. Сорокина ― Не приезжал.

А. Гнездилов ― А вторая причина состоит в том, что мы считаем, что те протесты, которые проходят в Грузии с тех пор каждый вечер на проспекте Руставели, они против России. На самом деле это совершенно не так. Протесты против депутата Гаврилова и против российского руководства проходили только в первый вечер, когда люди ворвались в парламент. Дальше произошло то, что грузинская полиция их жёстко разогнала. Двое молодых людей, парень и девушка потеряли глаз.

С. Сорокина ― Ужас!

А. Гнездилов ― После этого на следующий день люди вышли с требованием отставки спикера парламента Кобахидзе, который допустил это всё. Он отказался уйти в отставку, однако ушёл на следующий день, но было поздно, потому что это ещё подстегнуло протесты. И сегодня уже более двух недель все протесты, которые проходят у Руставели вообще не имеют никакого отношения к России.

Там три требования. Первое — отставка министра внутренних дел Гахарии, который допустил жёсткий разгон. Второе — не преследовать всех ранее задержанных в рамках протестов. И третье требование, которое считают ключевым — изменение выборного законодательства. Потому что «Грузинская мечта» на последних выборах получила менее половины голосов, но у неё в парламенте больше двух третей. Конституционное большинство за счёт одномандатных округов. Это так же как «Единая Россия», которая получила официально чуть больше половины голосов, но в думе у неё чуть ли ни 80% голосов именно за счёт округов. И оппозиция требует отмены выборов по округам, только по партийным спискам и отмены 5% барьера, чтобы любая партия, которая получает голосов на одно депутатское место, это порядка 15 тысяч голосов была в парламенте и была услышана. Вот такая повестка.

И поэтому в такой ситуации решение Путина запретить авиаперелёты было тактически абсолютно неадекватно тому, что происходило в Тбилиси. И стратегически это неверно, потому что больше всего в Грузии туристов из России. И им очень хорошо. И прямо рядом с парламентом находится кафе, где сидят люди, которые говорят по-русски, русской речи чуть ли ни больше, чем грузинской на этих террасах. Всё замечательно, люди любуются городом. Никто им не угрожает, никаких рисков нет.

Кстати особенно поразительно, что за последние 5 лет президент Путин так и не потребовал вывести российских граждан, например, с Донбасса, где идёт реальная война, где 13 тысяч человек погибло. А потребовал там, где никто не пострадал. Но это в Грузии, а из Москвы всё кажется иначе. Нам кажется, что это совсем бедная страна, что она от нас зависит, что приползёт на коленях, никуда не денется. Да, она во многом зависима от продаж вина, минеральной воды, от туризма. Но они ищут другие источники.

С. Сорокина ― Тем более ситуация не свежая. Всё уже было, и 2008-й год все помним.

А. Гнездилов ― И 2006, и до этого. И огромное количество туристов из арабских стран, из Турции, из Ирана, из Азербайджана. Они приезжают, например, пить алкоголь, играть в казино. Грузины понимают, что это подстёгивает спрос, и они создают для этого условия. И люди к ним приезжают. Есть европейские туристы. Есть и китайские. И не так давно в одном из европейских изданий вышла статья грузинского политолога Ники Читадзе, где он с цифрами в руках показывает, что да, Россия играет очень важную роль в экономике Грузии, но и в годы практически полного отсутствия российских туристов сразу после войны 2008 года — рост экономики был даже выше, чем сейчас. И поэтому получается, что не так всё страшно.

А вот риск для России заключается в том, что мы, вводя такие непродуманные меры, создадим ситуацию, при которой мы приедем, а грузины научились обходиться без нас. И уже я вижу, что если люди старшего поколения говорят на переговорах сначала по-английски, а потом с таким облегчением переходят на русский, в большинстве своём, то молодёжь знает русский, но говорит на нём не очень хорошо.

Ю. Кобаладзе ― Вы говорите принципиальную истину. В чём я считаю глупость и ошибку? Отмена рейсов, введение визового режима. То есть для молодых грузин, тех, которому сейчас 20 лет, они не знают, в какой стороне Россия. Они не могут получить визы, потому что это очень сложное и затратное дело и теперь они снова не могут прилететь, даже получив визу. И когда наступит день икс, когда уйдёт поколение последнее Бурджанадзе и Григола Вашадзе, это, по-моему, два человека, который говорят по-русски. Всё, следующее поколение русского языка не знает. В школах не учат. Книг нет, кино нет. Связей нет…

А. Гнездилов ― Они говорят по-русски иногда хорошо. Но это вопрос практики.

С. Сорокина ― Молодёжь, ещё несколько лет назад я обращала внимание — не говорит.

Ю. Кобаладзе ― Люди специально начали изучать русский язык, чтобы общаться с русскими туристами. А теперь этого не будет.

С. Сорокина ― Если посмотреть те же российские каналы новостей, которые сейчас отвлеклись даже немножко от Украины, потому что стали заниматься Грузией. Посмотришь, идут репортажи, сплошь рассказывающие о том, как просто загибается экономика Грузии, поскольку пустые рестораны, не живут люди в сдаваемых квартирах и гостиницах. Просто коллапс и ужас.

Ю. Кобаладзе ― После введения запрета полётов.

С. Сорокина ― Да, Александр сказал, что возможно не так всё страшно. Уже как-то приучились. Но всё-таки это сейчас будет серьёзный удар или нет?

Д. Орешкин ― 60% экспорта — это Россия. В основном то, что называется пищепродукцией. Туда входит вино, естественно. Конечно, это серьёзно. Но спины не ломает и то, что наше телевидение сейчас показывает, это желаемая картинка. Они всегда так говорят, что украинцы моют сортиры у поляков, а 20 лет назад они говорили, что поляки моют сортиры у англичан, и вся Прибалтика вымерла…

То же самое сейчас про Грузию рассказывают. Надо всё это делить примерно на 4. Я был довольно давно в Грузии. Она не богатая. Но она и нельзя сказать, что нищая. Не бедствуют, живут нормально. И плюс большое самоуважение появляется. Что мне понравилось, они могут плохо относиться к тому, другому, но уважают свою страну, государство, и жёстко ставят требования перед руководством. Всё-таки как-то приятно на это посмотреть.

Я хотел заметить, что это проявилось именно в этом инциденте или реакции на него грузин, которые пришли ночью к студии. Их явно туда никто не подгонял. Автобусами не свозили, чтобы выразили они своё отношение к этому выступлению. Это было выражение достоинства. Потому что от их имени, от имени грузин говорить такие мерзости, в общем, было совершенно недопустимо…

С. Сорокина ― Честно говоря, неприятно.

А. Дубнов ― Мягко говоря, неприятно. Я еле удерживаюсь от перехода на ненорматив. Так что да, я согласен. Достоинство не продашь и не купишь.

С. Сорокина ― По большому счёту если такие выражения матом не звучали в российском эфире, то по смыслу уничижительного и оскорбительного, очень оскорбительного было уже довольно много по смыслу в наших программах, ток-шоу. И мне почему страшно неприятно, что грузин такое сделал в эфире? Потому что очередное дно пробито, и я боюсь, что последователи не заставят себя ждать. И будут выражаться уже везде, где только можно и оправдывать себя тем, что это сделал грузинский журналист.

Ю. Кобаладзе ― Первый, кто выругался матом, и это хорошо. Это был Каха Бендукидзе, когда его довели какие-то в Тбилиси…

С. Сорокина ― В эфире?

Ю. Кобаладзе ― Да. Причём он говорил по-грузински, а послал по-русски. И когда его спросили: почему вы перешли на русский язык? Он ответил: а по-грузински так смачно не скажешь.

С. Сорокина ― Но он, наверное, это сделал как-то короче.

Ю. Кобаладзе ― Он просто послал.

А. Дубнов ― Без суфлёра.

С. Сорокина ― Без подглядывания в бумажку.

Ю. Кобаладзе ― Это тогда тоже вызвало шок.

С. Сорокина ― Я вспомнила, точно, было дело.

А. Дубнов ― Если было так, как ты говоришь, а я почти в этом не сомневаюсь, зная нынешнее НТВ, то я хотел бы увидеть толпы…

С. Сорокина ― Возмущённых русских, которые подошли бы к студии?

А. Дубнов ― Которые подошли бы к Останкино и закидали яйцами…

С. Сорокина ― И сказали, что так нельзя. Возвращаемся к экономическому вопросу. К тому, как живут грузины. Я последний раз была несколько лет назад в Грузии, а перед этим с какой-то периодичностью. Я помню времена, когда было очень плохо. Страна просто была в развалинах. Огромное количество беженцев. Всё это мы помним. А несколько лет назад я была, и мне показалось, что всё очень даже и неплохо. Так мне показалось в моей поездке по стране. Я ездила там много. И как сейчас?

А. Гнездилов ― Меня ожидало несколько удивительных неожиданностей. Потому что, несмотря на то, что я стараюсь не верить всяческой пропаганде, тем не менее, я вижу цифры, ВВП на душу населения кажутся очень маленькими. И, тем не менее, ты видишь, что в целом Тбилиси живёт не беднее, чем средний российский город. Конечно, не Москва, не Санкт-Петербург. Но, тем не менее, не беднее, чем крупный российский город миллионник. Я ожидал, что там будут бегать в качестве машин старые советские машины Жигулёнки, Волги и так далее. И хотя я там встречал всё, вплоть даже до Победы на ходу, но самая распространённая машина с Тбилиси — это гибридный автомобиль Тойота-Приус. Да, их дотирует Европейский союз, чтобы улучшить экологию в Тбилиси. Чтобы люди покупали машины с гибридными двигателями. И вот там эта марка оказалась самой популярной. Тем не менее, это такая достаточно большая неожиданность.

Видно, что в центре очень много новых современных зданий. А это, прежде всего, то, что связано с общественными сервисами. Это прозрачные отделения полиции, юстиции, где выдают необходимые справки чуть ли ни за 15 минут. И так далее. Хотя видно и другое, что, как правило, это строится на западные гранты и гранты выделяются на строительство определённого объекта с тем, чтобы дальше его поддерживали на местные средства. То есть определённые проблемы есть. И видно, что как построены 10 или 8 или 6 назад, так до сих пор и функционируют. В центре, конечно, старый Тбилиси иногда очень облупленный в переулках. Но с другой стороны, это придаёт домам атмосферность древности…

Ю. Кобаладзе ― Конечно, жилищный фонд, некоторые районы в жутком состоянии. Тем не менее, да, становится лучше.

А. Гнездилов ― И на окраинах очень много строек. И для своих, и для приезжих, которые вкладывают деньги…

С. Сорокина ― Скажите, пожалуйста, два слова о том, как вы себе представляете такую перспективу в первую очередь наших отношений. Мы все помним, как были провалы 2006-08 годы, это было ужасно, казалось, что не выйдет ни на какое плато, не восстановится. Тем не менее, прошло несколько лет, проблемы никуда не делись но более-менее выровнялись отношения, появилось опять сообщение. Как вы себе представляете теперь будут развиваться события?

Д. Орешкин ― Всегда хочется, чтобы они шли в лучшем направлении. Но мне кажется мы, не мы, а наши власти попадают в какую-то системную ловушку. Они уже поняли внутри себя, что вернуть назад не получится.

С. Сорокина ― А всё время ощущение, что не до конца поняли…

Д. Орешкин ― Если так, то они вели бы себя помягче. Они бы как-то всё-таки старались проявить какие-то симпатичные чувства. Симпатию. А здесь мне кажется желание: уходите — вот мы вам побольнее хвост на прощание отдавим… И поэтому у меня, несмотря на стремление быть оптимистом, ощущение скорее скверное. Грузия уходит бесповоротно, и может быть это нормально. Суверенное государство, своя политика, своя ориентация. Сейчас идёт неизбежный процесс, который объективно выражается в том, что они разворачиваются к Западу, ЕС и НАТО.

Есть там формальные претензии, препятствия на этом пути, но это уже не будет никогда тем, чем хотели бы сделать Грузию в Кремле. То есть зоной влияния России. Да, Россия влияет, да, основной экспорт идёт сюда. Но Грузия всё чаще приобретает альтернативные источники. И психологически она уже суверенное государство. И там с этим давно примирились. А в Москве только сейчас примиряются. И поэтому это такой удар на прощание, мне кажется, — обидеть побольнее.

А. Дубнов ― Я скажу свой излюбленный тезис, который не меняется и много лет, по-моему, не будет меняться. Продолжается распад Советского Союза…

С. Сорокина ― Да. Столько лет всё продолжается.

А. Дубнов ― Он продолжается, а вот Дмитрий говорит, они уходят. Да, этот распад продолжается, они уходят. Это и есть длительный перманентный процесс распада империи. Я говорю тривиальное, ничего нового в этом нет. Но когда мы говорим о Грузии, и я скажу сейчас обидные слова, о них говорили ещё демократы в пору перестройки, что Грузия тоже маленький сколок Советского Союза.

Грузия была маленькая, извините, мои друзья грузины, империя, которая состояла из этнически разнородных и культурных частей. И вот эта Грузия, как и Советский Союз тоже продолжает распадаться. Формально она распалась. Но она продолжает распадаться, потому что эти связи в Тбилиси хотели бы восстановить, хотели бы привлечь абхазов, хотели бы считать, что Южная Осетия — это всё-таки часть Грузии. Но есть трагедии, которые в Цхинвали никогда не простят. Скажем, поход Гамсахурдиа. Это остаётся в генотипе. Люди моего поколения это помнят. Та молодёжь, которой сегодня 30-плюс этого даже и не знает. Но это есть. Поэтому когда искренне грузины сокрушаются, что в Москве их так поддавливают, они должны всегда помнить, что они тоже несут часть ответственности за то, что происходит. Это первое.

И второе. В отношениях между грузинами и россиянами, между Москвой и Тбилиси восстановить атмосферу, в которой мы могли всё-таки жить равновесно и достаточно полюбовно, либо трезво, прагматично, всё-таки я боюсь, не удастся. Пока в Москве у власти Владимир Владимирович Путин. И пока его эпоха в силе. Путин — фигура токсичная, мы все это понимаем. И никто никогда не поверит, что в Москве изменили курс настолько, что грузины станут любимой дочерью так сказать Москвы. Это моё личное ощущение. Я не верю, опыт мой говорит о том, что это невозможно.

С. Сорокина ― В ближайшей перспективе. Александр, а вы как думаете?

А. Гнездилов ― Я думаю, что Аркадий Дубнов высказал два очень важных тезиса, которые я бы хотел прокомментировать. Первый связан с отношением к Путину. Да, конечно, это определяющее представление в Грузии. И в значительной степени для очень многих грузин Путин как бы и есть Россия, воспринимается как Россия. До тех пор пока не будет персональных изменений в российской власти, говорить о новом этапе отношений очень трудно. Но дело не только в фамилии. Многие из тех, с кем мы встречались, политологов, дипломатов говорили, что дело, в конце концов, не в Путине. Посмотрите на апрель 1989 года, на то, как советская Россия вошла в Грузию в начале 20-х годов, когда была первая грузинская республика, во главе которой стояли меньшевики. То есть они смотрят в историю и говорят о том, что пока в России существует определённая система власти, независимо от фамилии человека, который стоит во главе неё, — есть проблемы.

И, наконец, третье, что у людей есть сомнения по поводу того, а есть ли альтернатива. Потому что они слышали, например, фамилию Навальный, но они гуглят: Навальный, Грузия — и обнаруживают высказывание Алексея августа 2008, когда он называл грузин «грызунами». И они говорят: и на что нам надеяться, если в России другие силы, которые будут исходить из другой политики. Но очень верен тезис о советском осколке в грузинской политике. Об этом мне говорили тоже и грузины вполне откровенно. И я бы не сказал, что цивилизационный выбор Грузии, политический путь Грузии сейчас выглядит таким уж предопределённым. Мир меняется.

Мы видим Трампа, брекзит. И происходят определённые процессы на постсоветском пространстве. В Эстонии сейчас традиционно выражающая интерес русскоязычного населения номинально либеральная партия центра сформировала правительство с крайне эстонскими националистами EKRE. В Молдавии бывший лидер молдавских националистов конца 80-х, начала 90-х Юрий Рошка сегодня дружит с Дудиным и рассматривает Россию как оплот духовности. И в Грузии происходят аналогичные процессы. Эта традиционная схема, когда сторонники союза с Россией противостоят союзу либералов и националистов, которые хотят обособиться. Одни — в Европу, вторые просто. Эта схема заканчивается. Она ещё пока относительно работает для Украины, но Эстония, Молдавия и в Грузии основной силой, выступающей против европейского пути Грузии, сейчас является не правящая «Грузинская мечта», они боятся открыто говорить, что не хотели бы в Европу. Нет.

С. Сорокина ― А кто?

А. Гнездилов ― Грузинские националисты. Есть такая партия — Альянс патриотов Грузии, которая получила на последних парламентских выборах на несколько сот голосов больше проходного барьера. Есть маленькая фракция в парламенте. Это грузинские националисты, ориентированные на грузинскую православную церковь. Их депутаты регулярно и открыто приезжают в Москву, работают с депутатами ГД. И не так давно запрашивали в парламенте Грузии официальный статус для своих переговоров, хотя им отказали. Вчера на проспекте Руставели чуть было ни прошли столкновения, когда туда одновременно с молодёжью протестующей проевропейской оппозиции пришли грузинские националисты из организации «Грузинский марш», которую возглавляет бизнесмен Леван Васадзе российского происхождения, ориентированный на грузинскую православную церковь.

С. Сорокина ― Чуть было опять ни замутили.

А. Гнездилов ― Они пришли протестовать против проведения в Тбилиси гей-парада. И вот эта странная парадоксальная смычка грузинских националистов, традиционалистов, клерикалов, фактически является основной силой, которая выступает против европейского выбора Грузии. Это новая политическая ситуация. А грузинское общество с другой стороны особенно за пределами Тбилиси весьма консервативно. И грузинская православная церковь является наиболее авторитетным общественным институтом. И даже публикация документов ещё в начале 90-х, что патриарх Илья является агентом КГБ (показали его расписку собственноручную). Его оперативный псевдоним Агент Ивериели. И всё равно патриарх Илья — самый авторитетный общественный деятель по опросам в Грузии.

И поэтому это сплочение консервативных режимов, традиционалистов, националистов против Европы, против европейских ценностей, либерализма, толерантности и так далее — это процесс непредсказуемый. В результате мы видим сейчас переформатирование политической карты на пространстве СНГ. И уже скоро может сложиться ситуация, когда на Украине этот оппозиционный блок или как он называется, неожиданно сформирует коалицию с каким-нибудь Ярошем или Тягнибоком, что ещё вчера казалось невероятным. Но это и в Эстонии так казалось.

С. Сорокина ― Да. Вы согласны, Аркадий, Дмитрий?

Д. Орешкин ― Александру виднее, что там сейчас в Грузии. Меня-то волнует позиция моей страны. Нынешняя не страна, а власть в этой стране всё-таки мыслит мир в советских терминах, когда есть российский центр, зоны влияния, и они должны сидеть у нас под крылом или подмышкой. И слушаться. Вот если и произойдёт то, о чём говорил Александр, то уже на другом уровне. Всё-таки суверенные государства выстраивают какие-то отношения друг с другом. Но перед этим надо ещё пройти через эту прощальную фазу, когда не от большого ума наши политики пытаются наказать Грузию за то, что она вот такая. И не только Грузию.

Ю. Кобаладзе ― Что, действительно у Васадзе такая поддержка? Потому что я его хорошо знаю, это сын моего товарища, и я слежу за его выступлениями.

С. Сорокина ― Ай-ай-ай.

А. Гнездилов ― Поддержка у него вроде бы по опросам не очень большая. Тем не менее, он апеллирует сейчас к достаточно популярным ценностям. Консервативным. Он пытается опираться на авторитет грузинской православной церкви. И в результате это такое достаточно серьёзное противостояние. Мы обычно говорим «Грузинская мечта» и Саакашвили как две основные силы в Грузии. Но в реальности существует ещё как минимум два лагеря. Это вот эти националисты, связанные с Васадзе, консерваторы, антиевропейцы, сторонники, как они говорят, нейтралитета между Россией и Европой. Выступают за неприсоединение ни к одной из этих сил.

А с другой стороны существуют новые проевропейские организации, хотя не всегда новые. Например, республиканская партия существует с 1989-го года. В своё время они были в коалиции с Саакашвили, с Иванишвили. Но сейчас это движение, которое составляют основу студенческого протеста на Руставели. Они не являются представителями Саакашвили, они не позволяют партии Саакашвили приватизировать этот протест. И они естественно не являются сторонниками правящей «Грузинской мечты».

С. Сорокина ― Так. Мы уже всех запутали теми силами, которые сегодня существуют в Грузии. Потом спросишь уже отдельно сам для своего образования. Я вот о чём хотела бы ещё успеть поговорить. Скажите, пожалуйста, вы упомянули Саакашвили. Его сейчас тоже поминают периодически, как иногда затравщика каких-то неприятных событий, начавшихся 20 июня. Но вопрос: Насколько Саакашвили действительно сегодня на что-то может влиять в Грузии? Или это миф, фантом, фантазия?

А. Дубнов ― Мне кажется, Александру лучше здесь отвечать. Поскольку нервное состояние этой политики он лучше ощущает, наверное. Но я скажу со своей стороны. Я был последний раз в Грузии два года назад. Провёл недели три, поездил. И у меня ощущение, что Саакашвили жив, жил и будет жить. Как некая идея, которая и восхищает и как бы проклинается. Потому что он явил замечательный пример. Иду я по местечку недалеко от Батуми вместе с моим другом, который не любит активно Мишу. Он говорит, вот тропинка, выложенная хорошей плиткой, она была при Мише выложена. Как только Миша ушёл, плитку никто не стал класть. Это такая замечательная модель отношения грузин к Мише, что с одной стороны Миша сделал, Александр рассказывал про эти прозрачные дворцы юстиции с потрясающей совершенно архитектурный…

С. Сорокина ― Я видела. Там много что было построено при Саакашвили.

А. Дубнов ― Это даже Александр, который приехал сегодня, говорит про это как абсолютно концептуальное произведение.

Ю. Кобаладзе ― Намного раньше в Грузии была внедрена система единого окна.

А. Дубнов ― Он за короткий период времени сделал невероятно много. Но извините, ему будет приятно слышать, как Пётр Грузинский поднял на дыбы Грузию.

С. Сорокина ― Понятно. Но это произошло.

Ю. Кобаладзе ― А кто запустил маховик туризма?

С. Сорокина ― Второе пришествие возможно?

А. Дубнов ― Вторая каденция его президентская была отрицательна для грузин. Второе нет, я думаю, что нет. Я в это не верю.

С. Сорокина ― А он в это верит, интересно?

Д. Орешкин ― Это у него надо спросить. Но мне кажется, что он уже чаще мелькает на украинском фоне, чем на грузинском.

С. Сорокина ― Тем не менее, он же никогда не забывает про родину.

Ю. Кобаладзе ― У него партия вторая по величине.

С. Сорокина ― Как вы думаете, Александр?

А. Гнездилов ― Он не может сейчас вернуться в Грузию, потому что ему грозит сразу уголовное преследование. Я в данном случае буду говорить то, что я услышал, не свои собственные мысли. Безусловно, его партия «Единое национальное движение» одна из двух самых популярных партий. Но она в каком-то смысле закуклена, у неё большой антирейтинг. Это как у нас у коммунистов, условно говоря, в середине 90-х, когда у них было много сторонников, но в то же время огромное количество людей, которые не хотят возвращения коммунистов.

При этом я убедился, что ко всем президентам: Гамсахурдиа, Шеварднадзе, Саакашвили и к нынешнему руководству Грузии у людей отношение очень реалистическое. Не всегда чёрно-белое. Они видят нюансы, сложности. Безусловно, люди за многое благодарны Саакашвили. Не все, но очень многие. Он сделал очень много. Хотя они обращают внимание, что это было сделано действительно, Аркадий абсолютно прав, в первый срок. И во многом связано с работой Кахи Бендукидзе. Когда он ушёл из правительства Грузии с поста министра реформ, ситуация изменилась. И во многом Саакашвили двигался на предыдущих успехах. И появилось самодурство, были проблемы с жестоким содержанием заключённых, с политическими арестами и так далее. И поэтому в некоторых смыслах даже оппозиция нынешней власти говорит, что нынешняя власть мягче, чем Саакашвили.

Поэтому его партия пытается оседлать эти протесты. Но сами протестанты этого не хотят. Они говорят, что они не сторонники Саакашвили, что они не работают на Саакашвили. Поэтому если верить этому, то вероятно, партия Саакашвили может быть частью большой оппозиционной коалиции, но ей важно понять, что она уже не будет единственной правящей, не будет диктовать повестку дня, не будет её задавать. От вождизма даже Саакашвили люди устали.

Ю. Кобаладзе ― Иванишвили как?

С. Сорокина ― Юр, уже не успеем. Потом спросишь. Свежее сообщение. Небезызвестный нам глава думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий сказал: «В треугольнике: ГД, правительство и, конечно, президент есть полное взаимопонимание относительно того, что происходит. Единое понимание относительно того, что мы можем предпринять и относительно того, когда мы можем это применять. Естественно, не сегодня». Это про Грузию. Так замысловато он говорит про решения, принятые в отношении Грузии. И Слуцкий сказал, что нижняя палата не предлагала что-то вводить, а предлагает правительству подумать об этом.

Ю. Кобаладзе ― Молодец Слуцкий. Хорошо услышал Путина.

С. Сорокина ― И вот так моментально они гибко отреагировали!

А. Дубнов ― Отползли, а не отреагировали.

С. Сорокина ― Да, поэтому можем надеяться, то сообщение прервали, но, может быть, с какими-то полными прекращениями поставок продукции повременят.

А. Дубнов ― Это нормальная тактика.

Ю. Кобаладзе ― Альфа-банк купил Боржом.

С. Сорокина ― Не знаю.

А. Дубнов ― Просто это продолжение тезиса, о чём недавно говорил Дмитрий, что мы к Грузии относимся как к своей вотчине, никак не можем смириться с тем, что она уходит. Поэтому то, что говорил великий юбкодержатель, я Слуцкого имею в виду, это попытка демонстрировать, что короткий повод, как собачники, можно удлинять, либо укорачивать. Они считают, что всё время имеют возможность подтянуть этот поводок. Но по большому счёту ничего с этим не выйдет. Это странная история, которую мы себе придумываем, что мы можем скрутить отношения с Грузией и вернуть их. Короче, в тюбик обратно пасту не втянешь…

С. Сорокина ― Грустно. Потому что лично я Грузию очень люблю.

Д. Орешкин ― А зачем её втягивать?

С. Сорокина ― Хотелось бы.

Д. Орешкин ― А мне не хотелось бы. Хорошие отношения с Грузией, нормальные. Человеческие. Культурные. Ну, зачем солдатами давить?

С. Сорокина ― Давить никто не предлагает. Я про другое. Казалось, что и с той же Украиной невозможно обрушить отношения. А ведь обрушили. Такими массированными усилиями с обеих сторон. И уже отношения очень сложные. Даже между людьми. И в Грузии то же самое.

А. Гнездилов ― Во-первых, используют Украину и Грузию для отвлечения внимания от российских проблем. Во-вторых, что заявление Слуцкого показывает? Нет независимого парламента!..

С. Сорокина ― Это правда.

А. Гнездилов ― И поэтому если в Грузии заявление Габунии — это его хамство конкретного журналиста и конкретного частного канала, то у нас и заявления на телевидении и заявления депутатов, всё всегда про то, кто куда сел в какое кресло…

С. Сорокина ― Это властное хамство.

А. Гнездилов ― Приписывается целиком государству.

Д. Орешкин ― И не совсем без оснований.

С. Сорокина ― Это правда. Мы заканчиваем наш разговор. Время промчалось. Говорили мы об отношениях Грузии и России, которые опять, судя по всему в тупике. Напомню, с кем вели разговор. Это Дмитрий Орешкин, политолог. Аркадий Дубнов, политолог, эксперт по странам СНГ. И Александр Гнездилов, зампредседателя партии «ЯБЛОКО», который только что вернулся из Грузии. Можно сказать последним рейсом. Спасибо вам, всего доброго. До свидания.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Светлана Иннокентьевна и на шестой год войны сокрушается, что российско-украинские отношения "порушены" обеими сторонами. Всё ещё невдогад ей выяснить, наконец, какая же из сторон таки инициатор и зачинщик этого "порушения", и что война-то гибридная возникла и продолжается на украинской земле. Или всё ещё недосуг.
________________________________________

Никакого международного тупика нет — есть тупиковая Российская власть, и всего-то…
________________________________________

Москва, кремль, Путин получили заслуженно, только с большим опозданием. А эта четвёрка занимается забалтыванием.
________________________________________

Вызывает непонимание искреннее удивление ведущих реакцией грузин. Да, грузины сейчас ИМЕННО ТАК думают о Путине. И украинцы думают ТАК ЖЕ (и высказывают это при каждом удобном случае). А чего вы ожидали после войн и аннексий?!
________________________________________

Они так сокрушаются, что Грузия уходит?! Они не понимают Грузию. Грузия и в советские времена была в союзе только как получатель благ от России. И вся связь в этом.

Помните, когда Шеварнадзе стал первым секретарём компартии Грузии, пытался навести порядок? Тогда ещё Армянское радио спросили:
— А что сейчас происходит в Грузии?
— Там декада советской власти.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Международные события (0) > Кавказ (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 07.10.2019 - ЧЕГО ХОЧЕТ УКРАИНА?
  • 06.10.2019 - ЦЕНТР «НАСИЛИЮ НЕТ»
  • 06.10.2019 - О ПАКТЕ МОЛОТОВА — РИББЕНТРОПА
  • 05.10.2019 - ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ВМЕШАТЕЛЬСТВА АП В ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЫБОРЫ
  • 05.10.2019 - САМОЦЕНЗУРА СТРАШНЕЕ ЦЕНЗУРЫ
  • 04.10.2019 - УГРОЗЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ
  • 02.10.2019 - ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 212.1
  • 30.09.2019 - РЕПУТАЦИЯ ЧТО-ТО НАЧИНАЕТ ОЗНАЧАТЬ
  • 29.09.2019 - НАПУТСТВИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 29.09.2019 - ЕЩЁ ОДИН ГЕРОЙ РОССИИ
  • 28.09.2019 - ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ О ПОДПИСАНИИ ПАРИЖСКОГО СОГЛАШЕНИЯ
  • 27.09.2019 - МУНИЦИПАЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В ПЕТЕРБУРГЕ
  • 26.09.2019 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ ОБ ИТОГАХ «УМНОГО ГОЛОСОВАНИЯ»
  • 25.09.2019 - ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОИЗВОЛ
  • 23.09.2019 - ОТЧЁТ ЦАП «ЯБЛОКА» ЗА 2018 ГОД
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru