Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[14.08.2019]

ВЛАСТЬ СДЕЛАЛА СВОЙ ВЫБОР

Олег КАШИН: российский телеведущий, российский политический журналист и писатель, ведущий авторской программы «Кашин. Гуру» на телеканале «Дождь» с сентября 2015 года


Олег КАШИН:


К власти глупо апеллировать, власть же сделала свой выбор. Власть хочет эскалации, власть хочет, чтобы был какой-то ад по каким-то своим тактическим причинам. И глупо, наверное, экстремистов, сидящих во власти как-то уговаривать быть более мирными. То есть, конечно, давайте попробуем уговорить, но они делают, что хотят, насколько я понимаю. Могут себе позволить.

Когда лозунгом текущего момента делается лозунг: «Мусора — гордость России», от этого рвётся шаблон у любого человека! Не все знают, что есть такая традиция, когда ОМОН запускают на тренировку в колонии, чтобы они потренировались на заключённых, как работает дубинка. И, соответственно, когда теперь эта практика вынесена за пределы колонии на стадионы, на площади, на концерты, я думаю, это трогает сердце и людей, которые сами голосуют за Путина, которые голосуют за «Единую Россию». В Москве теперь не может быть людей, голосующих за «Единую Россию»!

А полицейские, которые скрывают свои лица, имена от народа, какие-то странные полицейские, не находите? Если, конечно, это не опера из Уголовного розыска. Но речь, очевидно, не о них, а именно об этих людях с дубинками, которые кого-то бьют.

Москвичи — мирный народ. Москвичи в последнюю очередь хотят революции. Москвичи раздосадованы — извините, что говорю как бы от имени москвичей, но ощущение ровно такое — люди, желающих штурмовать Кремль в Москве не много, может быть, вообще нет. Людей, желающих бить витрины и переворачивать машины, в Москве тоже нет. В Москве их меньше, чем в Париже том же самом на порядки.

Но понятно, жить, как жили, уже власть не захочет, потому что у неё слюнки кровавые с клыков капают, поэтому «давайте сейчас будет дело уголовное, давайте сейчас будут процессы, дайте нам ещё миллиард на перевооружение внутренних войск, что угодно»… Здесь, к сожалению, понятно, что мирная точка — это утопия. Будет дальнейшая эскалация силами экстремистов, находящихся у власти.

Как демонстративно несправедливо, нарочито несправедливо действовали комиссии! Потому что даже мы с вами — мы же совсем не методологи, не специалисты по какими-то политическим манипуляциям, — я думаю, и мы бы справились с недопуском Любови Соболь гораздо лучше и изящнее, чем Мосгоризбирком и вообще.

То есть, действительно, хотели разозлить людей, сознательно злили людей, махали красной тряпкой перед москвичами: «Москвичи, пожалуйста, восстаньте, ну, пожалуйста!» Вот помахали. Москвичи как бы подумали: «Ну, ладно. О’кей» — и лениво вышли на улицы, ничего не разбивая и переходя улицу на зелёный свет…

И как раз то, что из-за ничего не значащей ерунды происходит такое, показывает, насколько более масштабной может быть нечто, что возникнет из-за не ерунды, а из чего-то более реального, более весомого!

Ну что, пройдут выборы, изберут 45 этих депутатов, они будут бессмысленно заседать. Все про них забудут, безусловно. А опыт этого травматического шока, пережитого всем городом, я думаю, останется, потому что, извините, когда местом действия события оказывается весь центр города, — этот опыт уже с людьми навсегда, как, собственно, опыт городов, переживавших войну. Главным лозунгом теперь будет «Свобода политзаключённым!».

Собянин уже мэр 8,5 лет, то есть уже тоже значительная часть жизни при нём прошла. Мы понимаем его, мы понимаем его систему приоритетов. Конечно, он любит заигрывать с интеллигенцией, как бы театры открывает, велодорожки, всё такое. Ему на фиг не нужна эта полицейщина. Конечно, ему тоже, наверное, обидно и неприятно превращаться в человека, который дубасит дубинкой прохожих. Но он вынужден, к сожалению, чтобы не дай бог его избиратель номер один не подумал, что он держит какую-то фигу у кармане, как, наверное, когда-то держал Медведев в виде своих политических амбиций. Иначе, действительно, зачем он так заигрывал с москвичами 8 лет? Чтобы слить в унитаз это заигрывание вот так, за два дня? Не думаю. Я думаю, он тоже печален, расстроен и, может быть, даже начнёт пить по этому поводу…

Если расходы на тушение пожара превосходят ущерб от потери леса, значит, не нужно тушить? Это конечно, тоже удивительный подход ко всему с точки зрения эффективности. Он же проецируется на все сферы. Так же считают эффективность (или неэффективность) музеев, школ, сельских больниц…

Они же серьёзно относятся к стране как к ресурсу, который им достался в руки, чтобы извлекать из него какую-то прибыль или пользу. И это, конечно, до добра, безусловно, не доведёт.

Власть у нас без лица, поэтому власть, конечно, всегда ориентируется на общественные запросы. И если у людей по каким-то причинам сложился светлый образ конца 70-х, светлый образ Брежнева, значит, путинская власть должна себя вести как Брежнев. Тоже может себе позволить менять маски. Поскольку, какая у нас идеология власти — левая, правая? Её нет! Её идеология — это то, что она называет патриотизмом, что на самом деле является популизмом: вести себя так, чтобы нравиться. Поэтому если людям нравится застой, значит, у нас будет застой…

Но я думаю, мы доживём ещё и до гей-парадов на Тверской именно потому, что, проводя нынешнюю ограничительную политику по каким-то направлениям, власть буквально формирует повестку будущего. Любой преемник Путина, желая от него отстроиться, составит себе памятку: «Так. Любовь Соболь — в Мосгордуму. Галочку поставим. Гей-парад провести. Что там ещё? Американское усыновление». И так далее. Поэтому да, здесь можно представить себе прекрасную Россию будущего.

                    *   *   *

М. Максимова ― Программа «Персонально ваш». Максим Курников и Марина Максимова здесь, в студии.

М. Курников ― И с нами на связи по Скайпу Олег Кашин. Олег, начнём всё-таки со срочных новостей, потому что пожар, и там, я так понимаю, есть уже пострадавшие, по крайней мере, они доставлены в больницу. Пожар на складе боеприпасов в Красноярском крае. Понятно, что у нас сейчас, когда мы говорим об этих краях, ассоциации с пожарами лесными. И выясняется, что власти занижали статистику об этих пожарах. Есть мысли какие-то по этому поводу?

О. Кашин ― Мысли самые банальные. Потому что я не в тайге, как вы понимаете, и наблюдаю так же, как и вы по сетям и новостям. И было трогательно, когда на прошлой неделе довольно активно, причём явно как-то в порядке информационной кампании нам доказывали, что пожары в лесах происходят всегда, это естественный процесс, тушить их не надо, лес сам регулируется.

Было легендарное уже высказывание Тёмы Лебедева. И О’кей, убедили за первые два дня прошлой недели. Потом оказалось, что тушить всё-таки надо. Привлекли армию, Шойгу вспомнил своё МЧСное прошлое. В общем, концепция поменялась.

И мы, действительно, видим, как пожары в лесу оказываются и пожарами на складах. И тоже к вопросу о том, что это было всегда. Миллионы лет назад не было оружейных складов, миллионы лет назад не было населённых пунктов. И, в общем, действительно, дикая история в плане, как обычно у нас бывает, и медийной подачи бездействия властей тоже. Потому что умеют уговаривать, что всё нормально, а потом выясняется, что всё ещё хуже, чем критики власти думали. И так всегда…

М. Курников ― Дело ведь не только в медийной подаче, но и в заявлениях властей. Это знаменитое высказывание о том, что тушить экономически невыгодно.

О. Кашин ― Да, если расходы на тушение пожара превосходят ущерб от потери леса, значит, не нужно тушить? Это конечно, тоже удивительный подход ко всему с точки зрения эффективности. Он же проецируется на все сферы. Опять же также считают эффективность (или неэффективность) музеев, школ, сельских больниц…

Они же серьёзно относятся к стране как к ресурсу, который им достался в руки, чтобы извлекать из него какую-то прибыль или пользу. И это, конечно, до добра, безусловно, не доведёт.

М. Курников ― А если говорить о менее отложенных эффектах. Вот человек говорит одно, условный губернатор, а потом президент говорит другое, и он вынужден уже плясать в другую сторону. Это как-то будет оценено современниками и потомками?

О. Кашин ― Мы живём в культуре рассказа «Хамелеон», в частности, когда, если помните, тоже по мере того, как выяснялось, чья собачка укусила начальника, он то радовался, что она его укусила, то возмущался, что она его укусила. Здесь всё привычно, и здесь я бы не стал говорить о том, что губернатор Усс теряет свою репутацию. У него репутация в глазах президента, видимо, остаётся хорошей, даже несмотря на разнос на последней «Прямой линии». Поэтому нет, они, безусловно, могут себе позволить не думать о реакции общественного времени, могут ей пренебречь. О’кей, могут себе позволить, да.

М. Курников ― Они это могут позволить объективно? То есть они думают, что могут себе позволить или реально могут?

О. Кашин ― По факту. Тоже вот мы писали не раз в эти дни в контексте московских событий, что у Собянина два избирателя: москвичи и президент. И на самом деле Собянин в этом смысле уникален, потому что Москва — такой политически важный город.

А как раз красноярскому губернатору или кому угодно — Приморскому, Калининградскому, Карельскому — можно пренебречь мнением избирателей, потому что они далеко, их мало, они не выйдут на улицу к стенам Кремля, потому что до Кремля шагать и шагать. Поэтому у него избиратель один, и он сидит в Ново-Огарёво.

М. Максимова ― Получается, что эта ситуация с пожарами в нашей стране так и не поменяется. Всё как было, так и останется?

О. Кашин ― Конечно.

М. Курников ― Олег, не могу не напомнить, что когда мы в прошлый раз разговаривали так же по Скайпу, мы говорили о московских выборов, и Олег Кашин говорил: «Кому они, в общем-то, нужны? Что это за мелкое событие? Мне это не так уже интересно». Поменялось мнение?

О. Кашин ― А чего оно должно поменяться, извините? Разве за эти недели Мосгордума стала более весомым органом или Любовь Соболь каким-то более мощным политиком? Нет, абсолютно. Более того, хочу, может быть, даже немножко процитировать себя, потому что наверняка вы будете говорить, что в субботу были митинги, были акции протеста. Не было митингов, не было акции протеста!

М. Курников ― Передавали в утреннем эфире. Это, конечно, не митинги никакие.

О. Кашин ― Нет, не стало весомее. И как раз то, что из-за ничего не значащей ерунды происходит такое, показывает, насколько более масштабной может быть нечто, что возникнет из-за не ерунды, а из чего-то более реального, более весомого!

М. Максимова ― Смотрите, но ведь у нас была пенсионная реформа… в конце концов, выборы в Мосгордуму, хотя, конечно, можно говорить, что Москва — это субъект Федерации, что это не чисто городские выборы, но, тем не менее…

О. Кашин ― Москва — третья палата парламента буквально, не просто субъект Федерации. Москва — политически важный орган.

М. Максимова ― У нас была пенсионная реформа, которая касается вообще всей страны до самых до окраин! Почему протесты появились — там были те же прогулки, я не знаю, как это теперь называть, но всё равно акции… Даже если это прогулка, это всё равно акция — почему они появились из-за Мосгордумы?

О. Кашин ― Вы знаете, вы буквально по шёрстке чешите мою конспирологию, и я с удовольствием на эту тему порассуждаю. Смотрите, если есть в обществе как бы запрос на кипение, запрос на протесты, наверное, власти удобнее, если этот проест будет таким — по ничего не значащему поводу, не связанному с жизнью большинства людей в стране. О’кей, выплеснем пар вот так, по поводу Мосгордумы в порядке какой-то учебной тревоги. Выплеснули — отлично, всё хорошо.

Да, конечно, здесь тоже вопрос, поскольку дорога с двусторонним движением. Почему люди, которые ставят своей целью какие-то перемены политические в России, точкой приложения своих усилий сделали эту бессмысленную Мосгордуму?

Тоже вопрос: почему они год назад по поводу пенсионной реформы не устроили что-то подобное? Что, не трогает людей, или люди не доверяют критикам власти так же как власти? Тоже вопрос, тоже интересно, конечно.

М. Курников ― Олег, а может ли здесь быть таким триггером именно несправедливость? Потому что то, как проходила эта регистрация кандидатов, и провластных и тех, которые хотят перемен, — она происходила в явно очень несправедливой форме.

О. Кашин ― Причём демонстративно несправедливо, нарочито несправедливо! Потому что даже мы с вами — мы же совсем не методологи, не специалисты по какими-то политическим манипуляциям, — я думаю, и мы бы справились с недопуском Любови Соболь гораздо лучше и изящнее, чем Мосгоризбирком и вообще.

То есть, действительно, хотели разозлить людей, сознательно злили людей, махали красной тряпкой перед москвичами: «Москвичи, пожалуйста, восстаньте, ну, пожалуйста!» Вот помахали. Москвичи как бы подумали: «Ну, ладно. О’кей» — и лениво вышли на улицы, ничего не разбивая и переходя улицу на зелёный свет. Ну, ладно, добились того, что хотела, очевидно, какая-то часть власти.

То есть тоже на самом деле, я думаю, желающих довести до какого-то управляемого хаоса, чтобы его потом торжественно подавлять и говорить: «А вот, Собянин заигрывает с этой непонятной оппозицией» (или Кириенко заигрывает или непонятно, кто), — наверное, желающих сделать так во власти было тоже достаточно. Поэтому, я думаю, что люди потирающие руки есть по обе стороны Кремлёвской стены.

М. Курников ― Но Собянин чётко сказал, что у нас не Зимбабве. Он за Росгвардию.

О. Кашин ― Собянин так чётко сказал! Собянин сказал, как будто у него утюг к животу приставлен или что-то, и вот он по суфлёру пробубнил то, что ему написали. Это же тоже такое историческое обращение Собянина, реально напоминающее то классическое заявление Медведева о рокировке в 2011-ом году, что «да, это моё решение, моя воля, теперь дайте мне опустить руки и отойти от стены» — буквально.

М. Максимова ― А на самом деле он что сказал бы, если ему утюг не ставили куда-то там?

О. Кашин ― Собянин как бы до сих пор относительно новый мэр, потому что Лужков был 18 лет. Но Собянин уже мэр 8,5 лет, то есть уже тоже значительная часть жизни при нём прошла. Мы понимаем его, мы понимаем его систему приоритетов. Конечно, он любит заигрывать с интеллигенцией, с Венедиктовым вашим дружит, как бы театры открывает, велодорожки, всё такое. Ему на фиг не нужна эта полицейщина. Конечно, ему тоже, наверное, обидно и неприятно превращаться в человека, который дубасит дубинкой прохожих, но вынужден, к сожалению.

М. Курников ― А что его заставляет?

О. Кашин ― Наличие двух избирателей, и чтобы не дай бог его избиратель номер один, вот тот, огарёвский не подумал, что он держит какую-то фигу у кармане, как, наверное, когда-то держал Медведев в виде своих политических амбиций.

Иначе, действительно, зачем он так заигрывал с москвичами 8 лет? Чтобы слить в унитаз это заигрывание вот так, за два дня на этой неделе? Не думаю. Я думаю, он тоже печален, расстроен и, может быть, даже начнёт пить по этому поводу…

М. Курников ― А в итоге слил?

О. Кашин ― В итоге слил, безусловно. В итоге, очевидно, его дальнейшее политическое будущее после ухода из мэров (когда-то ведь будет уход) — он станет каким-нибудь топ-менеджером госкорпорации и будет получать приличную пенсию и всё. А мог бы стать президентом, а мог бы стать премьером.

М. Максимова ― Да?

О. Кашин ― Уверен, уверен. Не знаю даже, почему вы удивляетесь. Потому что известная история: каждый раз, когда возникает какое-нибудь новое имя во власти, мы думаем: «Вот настоящий кадровый резерв Путина». Дюмин какой-нибудь, ещё кто-то. Потом оказывается, что какие-то случайные люди, которые ничего не могут. И, конечно, на таком фоне Собянин — это бриллиантовый фонд кадровой политики Путина. И очевидно, в каком-то мегашорт-листе из трёх человек на преемничество он, конечно, есть или был.

И, собственно, как два года назад Медведева из этого списка очевидным образом убрали тоже совместными усилиями митингующих и «Фонда борьбы с коррупцией» и каких-то врагов Медведева во власти, так и от Собянина теперь так же избавились. Извините, опять же за конспирологию, но, действительно, у меня такое ощущение неизменное на протяжении последнего месяца.

М. Курников ― Олег, если убрать конспирологию и вернуться непосредственно к событиям, то теперь каждый, кто поддерживает власть, должен определиться, как он относится к этим протестам. Так?

О. Кашин ― Никто никому не должен, конечно же. Во-первых, мы тоже наблюдаем, и я вижу каких-то людей, своих знакомых, условно, Максима Кононенко, которые по работе поддерживая власть, теперь вынуждены радоваться тому, что власть бьёт людей дубинками, вынуждены одобрять эту дубинку. И очевидно, этим людям тоже дискомфортно, потому что одно дело, когда ты в информационной войне защищаешь Родину, противостоя американцам, бандеровцам или исламистам каким-нибудь.

Когда ты по той работе защищаешь Родину, противостоя студенту Жукову — это немножко другое. Это как бы буквально молиться за царя Ирода, что Богородица не велит. Поэтому, конечно, что значит «должен определиться»? Определяться люди не должны, но люди сами понимают, что теперь у них есть лучший друг — полицейская дубинка. Клёво ли быть другом полицейской дубинки, я не знаю. Спросите Константина Богомолова, спросите Нюту Федермессер, спросите приличных людей, которые как бы за власть. Опять же их вынудили на этой неделе солидаризироваться с дубинкой, даже если они ничего не говорят.

М. Максимова ― Это мы говорим про каких-то приличных людей. И тут вот на «Медузе» сегодня вышла — собственно, ничего удивительного — подборка, как наши государственные СМИ, в основном телеканалы, разумеется, освещали эти события, собственно говоря, как и этой субботы, так и прошлой субботы. И там про разные несовпадения, подтасовки и прочее. Но неважно, вопрос не в этом.

Ведь подавляющее большинство людей. в том числе те, которые поддерживают власть, которые с закрытыми глазами на автопилоте идут и голосуют за «Единую Россию», они же смотрят именно то, что им показывают. А показывают им, что были массовые беспорядки, что угрожают детям сотрудников Росгвардии, обижают их всячески, что это зажравшиеся люди выходят. Откуда у людей возникнет вопрос, что они теперь одобряют, когда кого-то бьют дубинкой? Так правильно же, что бьют. Беспорядки народ устраивает.

О. Кашин ― Я бы всё-таки не стал говорить, что люди, которые смотрят телевизора, как бы сильно глупее нас с вами. Люди всё понимают, и опять же образ избивающего на улице боевика с полицейской дубинкой, он на самом деле вполне архетипический.

У нас как-то принято в лоялистских кругах ругать Украину за десоветизацию. Да, мы не прошли десоветизацию. И, конечно, в сюжете романа «Мать» в противостоянии полицейщины и простых людей любое сердце советского человека, конечно, будет всегда на стороне тех, кого бьет полиция.

М. Курников ― У нас теперь наоборот. У нас мать может сдать сына за то, что он участвует в каких-то акциях…

О. Кашин ― Да. Слушайте, я просто не очень вник и, по-моему, никто ещё не вник. Вот та мать, которая сегодня в суде говорила следователю, что «нормально всё, пускай мой мальчик посидит месяцок» и прогоняла Любовь Соболь из зала — это та мать, которая сдала сына в полицию?

М. Курников ― Нет, это другая совершенно.

О. Кашин ― У той матери фамилии не было, поэтому, почему нет? О’кей, у нас две матери. Ну да, я думаю то, что люди, которые так давят на матерей, они тоже воспитаны романом Горького и тоже, очевидно, имеют в виду, что надо как-то перепрошить эту матрицу. Но всё-таки, когда лозунгом текущего момента делается лозунг: «Мусора — гордость России», от этого рвётся шаблон у любого человека!

Просто это не только политика. Совсем недавно, на днях в Ростове вы видели, как ОМОН просто для удовольствия избивал людей на трибуне. Какие-то постоянные истории на фестивалях музыкальных в Москве — то же самое.

М. Курников ― В Санкт-Петербурге ОМОН избивал тоже болельщиков.

О. Кашин ― Да, разумеется. Есть такая вечная история, за которой не думаю, что массово люди следят, — такая традиция, практика, когда ОМОН запускают на тренировку в колонии, чтобы они потренировались на заключённых, как работает дубинка.

И, соответственно, когда теперь эта практика вынесена за пределы колонии на стадионы, на площади, на концерты, я думаю, это трогает сердце и людей, которые сами голосуют за Путина, которые, как вы говорите, голосуют за «Единую Россию». В Москве не может быть людей, голосующих за «Единую Россию»!

М. Максимова ― Она не идёт на выборы. По поводу других, приличных или неприличных людей, я уж не знаю, куда вы их запишите. Замечательная редакционная статья в «Ведомостях»: «Ректоры опережают полицию». Вот как раз про ГИТИС, РГГУ и МПГУ. И вот, что удивительно, по поводу последних двух вузов, там историки же возглавляют эти вузы, и они пригрозили отчислением студентам.

М. Курников ― Если они попадутся на акциях.

М. Максимова ― Да, если попадутся, если их там задержат, арестуют и всё прочее. Потрясающе, правда, что это за историки?..

О. Кашин ― Историки плюс РГГУ. Мы всё-таки помним, как в конце 80-х именно, Историко-архивный во главе со своим тогдашним ректором Афанасьевым был заповедником демократического движения. На самом деле тоже готов на любимую тему поныть, поскольку 90-е годы, когда мейнстримом были эти демократы, люди афанасьевского образца как-то не возражали против того, что ОМОН впервые (при Горбачёве такого не было) в 1992-ом, в 93-ем году использовался на улицах для подавления красно-коричневой демонстрации.

Вот та культура избиения, та культура разгона, она сформировалась тогда, когда у власти были плюс-минус приличные люди. И, конечно — снова передаём привет Ельцин Центру, — который, если бы у него была совесть, сделал бы экспозицию, как начиналась легенда про московский ОМОН начала 90-х годов. Потому что это непрерывная традиция, которая на наших глазах доходит до совершенства!..

М. Курников ― Олег, а получалось когда-нибудь посетить Ельцин Центр?

О. Кашин ― Нет, не получалось совершенно…

М. Курников ― Я всё-таки предлагаю посетить, прежде чем говорить, потому что там всё-таки Ельцин — фигура такая, не высветленная, она чёрно белая там.

О. Кашин ― Ну да, она цветная фигура. Но опять же это разговор для доинтернетовской эпохи: получилось ли посетить. Я прекрасно знаю сюжет сценария музея, написанный Павлом Лунгиным. Понятно, что неприятные для Ельцина момента там минимизированы, а приятные увеличены.

М. Курников ― Тем не менее, они есть.

О. Кашин ― Ну да, здоровая самокритика: «Недостаточно уделяет внимания чтению иностранной и научно-технической литературы на языке оригинала». Ну, слушайте, правда, там же тоже, мы знаем, что изначально была идея сделать в финале «Будку гласности», чтобы каждый клиент музея мог перед камерой рассказать о своих впечатлениях. Потом её заменили на заранее записанные ролики со звёздами, потому что народ Ельцина ругал.

М. Курников ― Это каждый всё равно, тем не менее, может записать.

О. Кашин ― Я бы тоже, наверное, если что-то сделал — я бы неприличное слово на стене написал, наверное, потому что всё-таки да, Ельцин — основатель этой полицейско-административной системы. Путин просто его прямой наследник, которому, между прочим, 20-летие назначения Путина премьером. Тоже важная дата.

М. Курников ― Возвращаясь и заканчивая, может быть, тему того, что происходит на выборах московских и протестов, связанных с этим — какой прогноз?

О. Кашин ― Я бы как раз разделял. Потому что то, что происходит на выборах московских, — я думаю, события на улицах выходят за пределы этих выборов. И тоже здесь есть элемент двоемыслия, который во времена Болотной был.

Вы выходите на улицу, имея в виду, что нам нужна другая Россия, что нам нужна Россия без Путина, что нам нужно ещё что-нибудь, а тебе говорят: «Формальный твой лозунг «За честные выборы за отставку Чурова». Как-то тогда тоже было на самом деле не по себе от этого. И здесь я вижу ту же самую ловушку, потому что человек сегодня, выходящий лицом к лицу с полицией, вряд ли готов пожертвовать своим проломлённым лбом за то, чтобы депутат Любовь Соболь сидела в последнем ряду Мосгордумы.

Мне кажется, это важная история, что давайте говорить именно то, что имеете в виду, а не то, что предусмотрено каким-то политесом нынешним.

И да, история с Мосгордумой. Ну что, пройдут выборы, изберут 45 этих депутатов, они будут бессмысленно заседать. Все про них забудут, безусловно. А опыт этого травматического шока, пережитого всем городом, я думаю, потому что, извините, когда местом действия события оказывается весь центр города, — этот опыт уже с людьми навсегда, как, собственно, опыт городов, переживавших войну.

Я в Калининграде родился, я там, естественно, не застал ничего. Но, разумеется, эхо войны сопровождало моё детство каждый день, потому что вот ты видишь дырку от пули на этой стене… То же самое — ты идёшь по Москве и понимаешь, что на этой велодорожке ОМОН кого-то винтил, на этой — сломали твоему знакомому руку или ногу и так далее. Ну, как от этого опыта избавляться? Только забвением и превращением в такого человека без памяти?

М. Курников ― Олег, а может быть сейчас такой совместный лозунг, который всех объединит?

О. Кашин ― Я опять же скажу: «Россия — для русских!» Вы скажете: «Как!?»

М. Курников ― Значит, это не объединяющий.

О. Кашин ― Значит, не объединяющий. На самом деле каждый раз после такого потрясения, а это потрясение, самый простой лозунг: «Вот бы, блин, было как раньше. Вот бы было как до выборов в Мосгордуму».

М. Максимова ― А, кстати, такой может всех объединить?

О. Кашин ― Да, да.

М. Максимова ― Если подвести итог тому, что вы сказали. Кстати, уже подавали заявки на следующую субботу. То есть это будет ещё идти… сколько там, 5 недель мы считали до 8 сентября? — и потом всё, и вот это будет конец, и так всё рассосётся?

О. Кашин ― Всё-таки уже ведь затухающие колебания именно по политическому сюжету, потому что никто всерьёз не рассчитывает не допуск этих кандидатов к выборам. Большая часть кандидатов вообще сидят в изоляторах. Что вы хотите? Выборы сорвутся? Нет, конечно. Проголосуют люди аполитичные, проголосуют бюджетники и так далее. И вопрос с Мосгордумой будет снят.

М. Максимова ― А разве эти акции, вообще, то, что происходит по субботам — это разве про выборы в Мосгордуму?

О. Кашин ― А мы с этого начали. Нет, конечно. Но тоже здесь инициатива на стороне власти. Опять экстремисты во власти зачем-то захотели перевести противостояние из такого тихого и незаметного в открытое горячее. О’кей, наверное, они его перевели. Наверное, они этим насладились. И наверное, теперь в их руках выключение этого кризиса. А для критиков власти теперь открыты бесконечные просторы правозащиты, потому что их главным лозунгом теперь будет тоже «Свобода политзаключённым!», а не регистрация кандидатов и не «Долой Путина».

«Свобода политзаключённым!» — теперь как бы на пару лет вперёд будет определяющая тема всех дискуссий на тему политики. Вы будете говорить о процедуре транзита власти — и вам как бы любой критик власти ответит: «Главное, что сейчас сидят люди ни за что, которых посадили в августе 2019 года».

М. Курников ― Олег, а если от политиков перейти к людям, что ты чувствуешь, когда видишь, когда полицейский бьёт лежащего на земле человека? У тебя сжимаются кулаки?

О. Кашин ― Я чувствую буквально физическую боль. Это естественный процесс, эмпатия как бы. Но, что значит, сжимаются кулаки? Убивать полицейского в ответ? Не думаю.

М. Курников ― Вот я как раз хочу спросить. Вот эта волна раскрытия личностей тех, кто бьёт — насколько тебе близок этот метод или не близок?

О. Кашин ― Волна, как мне кажется, гипертрофирована с обеих стороны. И с этим парнем, так получилось, я общался на «Дожде» в эфире, когда он ещё месяц назад объявлял минуту молчания — Стеклов его псевдоним — по жертвам российской агрессии в Украине и Грузии. Я с ним общался, думаю, что это какой-то полицейский провокатор, но увидел просто такого, довольно идиотского юношу демшизовых взглядов. И его этот твит с видео про детей, который вдруг масштабировали до какого-то события гигантских масштабов, что вот, значит, эти негодяи призывают к расправе над детьми полицейских, — я здесь вижу попытку усилить опять же и медийно и идеологически этот конфликт. Потому что без таких подпорок конфликта вообще нет. Потому что, как уже было сказано, не было стороны, противостоящей полиции в субботу на улицах.

Была просто полиция, совершающая надругательство над городом. Власть сама это понимает, поэтому она пытается украсить происходящее ещё какими-то более драматичными моментами.

Что такое деанонимизация?.. Вот опять же в Великобритании в соседнем доме живёт констебль мистер Смит. Все знают, где он живёт. Его дети учатся в этой школе. Он ходит в своей констебльской шляпе в зелёном жилете. Уважаемый человек, полицейский. Полицейские, которые скрывают свои лица, имена от народа, какие-то странные полицейские, не находите? Если, конечно, это не опера из Уголовного розыска. Но речь, очевидно, не о них, а именно об этих людях с дубинками, которые кого-то бьют.

Плюс к тому всё-таки деанонимизация полицейских и деанонимизация простых людей — это как бы две разных деанонимизации. И здесь уместно вспомнить формулу Ильи Эренбурга и Александра Солженицына «Волкодав прав. Людоед — нет». Мы понимаем разницу между гражданином и полицейским. На стороне полицейского бесконечная бесспорная, невероятная сила. Гражданин стоит на ветру одинок, продуваем всеми ветрами. И если какие-то госструктуры причастны к распространению сведений об адресах, именах, номерах машин частных лиц, то, конечно, это гораздо более тяжёлое преступление, чем любые так называемые угрозы полицейским, которых, ещё раз скажу, не было.

М. Курников ― Я просто скажу, что тут оппонируют слушатели и говорят, что красно-коричневые устраивали не просто шествия и демонстрации, а, действительно, пытались военным образом захватывать телецентр и так далее.

О. Кашин ― Мы не говорим про октябрь 93-го года. С 23 февраля 92-го года началась регулярная практика избиений как раз демонстраций в центре города опять же для полицейского удовольствия. Я общался с тогдашним начальником ГУВД Москвы Аркадием Мурашёвым, всем известным. Он прямо говорил, что Гавриил Попов, тогдашний мэр Москвы считал, что поскольку мы теперь Запад, как раз надо в кровь, в мясо разгонять демонстрации коммунистов. Так положено, так принято. В общем, это тоже такой наивный опыт демократов 90-х, но его тоже надо иметь в виду, а не забывать о нём.

М. Курников ― Поговорим о чувствах, тем не менее. Студенты, которые сейчас попадают под эти репрессии, наверное, назовём это так, на твой взгляд, они выбраны специально, чтобы показать, как в Болотном деле, то есть каждого человека из каждой страты — то же самое здесь происходит?

О. Кашин ― Да. Более того, сейчас, буквально на ходу уже по дороге к микрофону прочитал, что папа этого Егора Жукова, он Сергей Жуков, космонавт, который был при Медведеве вице-президентом «Сколково» по космическим проектам, то есть буквально и часть элиты современной российской тоже…

И, действительно, студенты… Слушайте, тоже я, может быть, злобно выскажусь. Но ты поступаешь в Высшую школу экономики. Чего ты хочешь там добиться? Закончить и стать таким же, как Максим Орешкин министром российским? А российский министр, чиновник российский любой, у него, наверное, тоже набор ценностей немножко другой, чем у свободолюбивого студента. Поэтому да, идя в Высшую школу экономики, что ты забыл на протестном митинге? Ты же сам с огромной вероятностью хочешь быть частью системы? Вот тоже здесь какое-то противоречие. Нет?

М. Курников ― Нет. Ну что, в Высшей школе экономики разные есть, и преподаватели…

М. Максимова ― Получить хорошее образование.

М. Курников ― Кынев есть и Касамара есть. Весь набор.

О. Кашин ― Кынева же уже нет.

М. Курников ― Формально ещё есть.

О. Кашин ― То, что лицом «Вышки» теперь стала Касамара, именно вот такая обкомовская женщина, которую все ещё помнят нормальной Касамарой, которая была лучшим другом студентов. Теперь она почему-то человека, который пытается закрыть…

М. Курников ― И Галямина, которая…

О. Кашин ― Да, если воспринимать Высшую школу экономики периода, скажем, расцвета «нулевых», там даже Евгения Марковна была профессором, мы помним. Всё равно типичный студент «Вышки» — это не Илья Азар, который остаётся демократическим активистом и депутатом сейчас муниципальным, а буквально скорее неизвестных чиновник Минэкономразвития или, не знаю, Центробанка, который сидит и…

М. Максимова ― Сейчас, мне кажется, несколько сотрудников «Эха Москвы» сразу обиделись на вас. У нас работают выпускники…

О. Кашин ― Нетипичный пример, конечно. Но то, что они ушли на «Эхо», их такой выбор нестандартный для молодых чиновников из «Вышки».

М. Курников ― Возвращаясь всё-таки к тому, какой нам сигнал даёт власть, или это никакой не сигнал, а какая-то паника и берут просто всех подряд?

О. Кашин ― Нет, я не верю в панику. Потому что, сколько себя помню, постоянно говорят, что власть испугалась, это точка невозврата и так далее. Никакая это не точка невозврата абсолютно. Власть делает то, что хочет. И поскольку главная модная тема этой гаражной политологии последних месяцев — это транзит власти в 24-ом году, — наверное, как-то имеется в виду репетиция или попытка засветить какую-то поддержку, может быть, тех же навальнистов во власти. Почему нет? Вот кто будет тише всех кричать «Бей!» — наверное, вот на него нужно будет обратить внимание.

А потом, давайте предположим, всё, зачистили всех преемников. Кто будет преемником Путина, если Собянина убрали, Медведева убрали? А вот давайте Кириенко сделаем преемником. Тоже не нужно противопоставлять силовиков и штатских во власти. Власть делает общее дело, безусловно, просто каждый на своём месте отвечает за свой участок борьбы.

И, безусловно, я верю во всесилие госбезопасности в России, верю, что любое политическое действие возможно только под каким-то в полглаза хотя бы, но под контролем ФСБ. И, во-вторых, я не верю в субъектность ФСБ, я верю, что она подчиняется в финальном итоге администрации президента, то есть буквально президенту. Поэтому здесь, когда говорят борьба башен — нет борьбы башен. Есть какая-то многоходовочка, которая может сложиться, может не сложиться, потому что чего-то не учли…

М. Курников ― А распад Союза тоже под контролем ФСБ проходил?

О. Кашин ― В каком-то смысле, конечно. Распад Союза — да, это был номенклатурный реванш. Часть номенклатуры была против Горбачёва. Это бесспорно. И если бы не руководители союзных республик — России и Украины, прежде всего, — то, конечно, распада СССР не было, по крайней мере, в таком виде, в каком он был. По-моему, странно об этом спорить.

М. Максимова ― По поводу дальнейших акций протеста хотела спросить. Говорили мы уже о том, что подавали заявки на следующую субботу, я думаю, что будут и дальше подавать. Вся эти ситуация, которая произошла и задержанием руководителя партии… то есть он только поговорил, вышел…

М. Курников ― Про Михаила Светова. То есть, нужно ли ходить в мэрию на переговоры, короче говоря?

О. Кашин ― Тоже мы об этом, по-моему, закончили спорить ещё в 2011-ом году: кто ходил — тот проиграл. Всё нормально. Но давайте тоже прямо: москвичи — мирный народ. Москвичи в последнюю очередь хотят революции. Москвичи раздосадованы — извините, что говорю как бы от имени москвичей, но ощущение ровно такое — люди, желающих штурмовать Кремль в Москве не много, может быть, вообще нет. Людей, желающих бить витрины и переворачивать машины, в Москве тоже нет. В Москве их меньше, чем в Париже том же самом на порядки.

М. Максимова ― Неагрессивные какие-то россияне, да?

О. Кашин ― Причём можно говорить, что это плохо, что это стыдно. Можно говорить, что это, наоборот, признак цивилизованности и взрослости. Ну да, большой на полмиллиона человек митинг на проспекте Сахарова поставил бы точку в этом кризисе и всё: давайте жить дальше, как жили. Хотя понятно, жить, как жили, уже власть не захочет, потому что у неё тоже слюнки кровавые с клыков капают, что «давайте сейчас будет дело уголовное, давайте сейчас будут процессы, дайте нам ещё миллиард на перевооружение внутренних войск, что угодно»… Поэтому здесь, к сожалению, понятно, что мирная точка — это утопия. Будет дальнейшая эскалация силами экстремистов, находящихся у власти.

М. Курников ― Тем не менее, нужно ли хотя бы подавать заявки на согласование? Как действовать в этой ситуации? Потому что ведь внутри оппозиции спор по этому поводу. Кто-то говорит, что вообще, всё, никакого сотрудничества, мы их не признаём.

О. Кашин ― А кто подал заявку? По-моему, фамилия там вообще… неизвестный человек Шендерович, но не ваш Шендерович, а другой какой-то подал заявку в субботу на проспект Сахарова. Я напомню, что самые громкие, скандальные митинги проходили по заявкам случайных людей. Извините, что снова отсылаю к 11-му, 12-му годам.

И более поздние… либертарианская партия та же самая, которая в последний год проводила, наверное, самые яркие оппозиционные митинги, тоже не есть какая-нибудь влиятельная политическая сила. Ну да, они подавали заявки на Сахарова по интернету, ещё по чему-то… по блокировке интернета, и эти митинги оказывались удачными.

Поэтому кто подаёт заявку и как — да неважно, хоть Павел Гусев, как тоже было после Голунову. Ради бога выходите, конечно, на легальные митинги. Чего не выйти на легальный митинг?

М. Максимова ― То есть стоит выходить? Вот они предлагают Сахарова. Вот прямо только туда.

О. Кашин ― Ну да. Как сказал Федотов, что выходить на проспект Сахарова, названый именем этого хорошего человека, мне приятнее, чем на площадь Революции. Есть тоже такая точка зрения.

Пока во власти есть умеренные люди, пользуйтесь их наличием, а то завтра, правда, будет выбор между полковником Кусюком и генерал-майором Кадыровым, и кто лучше как бы? Поэтому пока есть этот несчастный Федотов, потому что, а кого ещё?

М. Курников ― Олег, а к власти ты не хочешь повернуть этот треугольник наоборот? То есть пока в оппозиции есть люди, которые хотят мирный протест, пользуйтесь, что называется, возможностью.

О. Кашин ― Но к власти глупо апеллировать, власть же сделала свой выбор. Власть хочет эскалации, власть хочет, чтобы был какой-то ад по каким-то своим тактическим причинам. И глупо, наверное, экстремистов, сидящих у власти как-то уговаривать быть более мирными. То есть, конечно, давайте попробуем уговорить, но они делают что хотят, насколько я понимаю. Могут себе позволить.

М. Максимова ― Получается, прогнозы такие, довольно страшные. Получается, если власть показывается, что она будет, как кто-то уже сказал, что тех, кто боится, будет запугивать ещё сильнее и сажать тех, кто напрашивается на это, то есть идёт определённая эскалация. И чем это всё закончится?

О. Кашин ― А чего страшного? Как раз такой процесс, который может идти до бесконечности. Не падает же небо на землю. О’кей, кого-то очередного система съела, посадила в тюрьму на 5 лет, перемолола. Один человек — опять же студент Жуков — пострадал, остальные живут, как жили.

М. Максимова ― Ну, ну как? Если они 1,5 тысячи человек задерживают теперь за раз!

О. Кашин ― В 140-миллионой стране. Тем более что из них большую часть отпустили. Совсем малую — единицы — отправили по уголовному делу. Вот эти единицы, идущие по уголовному дела — это цена продолжающейся политической стабильности, и эту цену общество платить, очевидно, готово. И скажите ещё, что не так.

М. Курников ― Олег. Хочу проверить тогда теорию, правильно ли я понял её. Ты считаешь, что власть специально дразнит, специально провоцирует людей, чтобы выходить на улицу?

О. Кашин ― Очевидно.

М. Курников ― Вот тут Горбунов дал «Российской газете» интервью. И он сказал, что если бы этих людей допустили, они набрали бы меньше 1%. Он это говорит как раз в продолжение твоей теории или просто искренний человек такой?

О. Кашин ― Я не знаю, насколько мы здесь согласны все, но, мне кажется, что тот же Яшин в своём округе нормально бы набрал, потому что он там, собственно, и давно работает и не сильно разочаровал в себе людей, став муниципальным руководителем района. Поэтому здесь, конечно, очевидно Горбунов врёт. Не думаю, что сознательно дразнит. Потому что заметьте, что Горбунов — человек из 90-х, с 94-го года возглавляет Мосгоризбирком. И когда он рисовал туркменский процент Юрию Лужкову, никто почему-то не возмущался в те годы.

Я не думаю, что здесь человек как-то сознательно людей дразнит. Скорее просто атрофирован тот орган, который отвечает за понимание того, как на тебя реагируют люди. А зачем тебе понимать это? Ведь у тебя начальство — не люди, а кто-то выше, поэтому можешь людям в лицо буквально плевать, и тебе за это ничего не будет.

М. Курников ― По поводу того, кто на что реагирует. Не удержусь, спрошу: что ты испытываешь, когда буквально на одной неделе, иногда в один день тебя прикладывают с двух сторон: с одной стороны, Латынина, с другой стороны, Соловьёв? Ты чувствуешь, что ты молодец и что ты правильно делаешь или наоборот?

О. Кашин ― Это как раз самое комфортное, когда с одной стороны — Латынина, с другой стороны — Соловьёв. Собственно, если прикладывают, значит, жив ещё, всё нормально. Я думал, что вы будете про «60 минут спрашивать».

М. Курников ― Если хочется сказать, то скажи тоже. Я не смотрел, но тут приходят SMSки, что тебя там грубо заткнули. Как это, действительно, было, я не знаю.

О. Кашин ― Заткнули, да, но при этом успел обратиться как бы к силовикам с призывом быть христианами и милосердными. И тоже когда русские бьют русского, буквально Владимир Соловьёв потирает ручки, извините за разжигание…

М. Курников ― Ой-ёй-ёй!..

О. Кашин ― При любой конфликтной ситуации русские должны быть с русскими. Здесь опять же, я думаю, нет экстремизма. Здесь здоровый даже цинизм, прагматизм, если угодно.

М. Курников ― Тем не менее, возвращаясь к тому, как всё это освещается федеральными каналами. Насколько, на твой взгляд, у них есть понимание, что вот тут черта, вот так надо освещать, или им каждый раз спускается какая-то инструкция?

О. Кашин ― Поскольку эти новостные сюжеты, которые «Медуза» цитировала, совершенно одинаковые. Там те же спикеры, те же речевые обороты на всех главных федеральных каналах, то, наверное, эти сюжеты в таком виде придумываются за пределами каналов. Я тоже не специалист по такому вещанию, но вряд ли у редакторов программы «Время» и программы «Вести» одинаково совпадут ощущения. Поэтому да, здесь что-то более централизованное.

М. Курников ― А как российские протесты освещаются за рубежом? Мне просто интересно. Когда ты видишь эти обложки газет, попало ли это куда-то в главные новости? Или шутинг, который произошёл в Америке настолько как бы перевесил всё это?

О. Кашин ― Если говорить про Лондон, про Англию вообще, то здесь вчера была жуткая история. Опять же непонятно, какая идеологическая составляющая и есть ли она. Подросток сбросил незнакомого маленького мальчика с балкона музея Tate Modern. И это, конечно, главная здесь новость шокирующая. Нет первых полос про российские митинги.

А так писали и про Соболь как новое лицо антипутинской оппозиции. И про прошлый разгон, но тоже не на первых полосах. И когда вот не 27, а вот что было до этого, когда до этого полиция била людей в Москве, не помню, но тоже недавно, месяц назад, вот что было предыдущее на бульварах, — тогда на первых полосах был Гонконг, потому что там полиция била жёстче.

М. Курников ― Да, картинка была более мощная.

О. Кашин ― Да, и объективно есть выбор, Москва или Гонконг, я выбираю Гонконг. Тоже глобализация.

М. Максимова ― Кстати, официальный споуксмен Российского МИДа Мария Захарова отлично выступила просто: раскритиковала Deutsche Welle и американское посольство в Москве, которое фактически, можно сказать, попустительством занималось: рассказывало, показывало, куда идти на массовые акции протеста…

М. Курников ― И что самое страшное — указывало на нарушении Конституции Российской Федерации!

М. Максимова ― Нет, она говорит, что пресс-секретарь посольства США в России публично прокомментировал итоги этой несанкционированной акции, указав на нарушения Конституции. Она себя-то слышит, нет, когда вот так говорит?

О. Кашин ― Я сейчас задумался. На Новинском же бульваре — не доходили до него?

М. Курников ― Нет.

О. Кашин ― Там под окнами посольства не было. То есть можно было сказать, что это как бы несёт уже угрозу американскому посольству. Но на самом деле я сам, поскольку был очень долго колумнистом Deutsche Welle, и если бы продолжал им быть сейчас, то, конечно, тоже писал бы о протестах. И тоже философский вопрос. Вот Плющев ваш… наш с вами на Deutsche Welle. Когда Плющев пишет на Deutsche Welle про протесты — это немецкое вмешательство или это позиция Плющева? Я считаю, что позиция Плющева. Потому что в нашей культуре, в нашей традиции западное вещания иногда становилось союзником русского свободного слова, потому что мы тоже помним и Солженицына на «Голосе Америки» или кого-то ещё. Поэтому как бы такая традиция возобновляющаяся, к сожалению, потому что не везде можно говорить на эти темы.

М. Курников ― Я тоже вспоминаю сразу.

М. Максимова ― Давайте к воспоминаниям чуть более далёким. Тут интересный опрос вышел «Левада-Центра». Как выяснилось, россияне лучше относятся к советской власти — 70-е, 80-е годы, — чем к современной российской. Причём эта ситуация была даже в наши «жирные годы» — в 2008 году, когда у нас было более-менее нормально с рублём…

М. Курников ― В общем, скучаешь по Брежневу, Антропову, Черненко?

М. Максимова ― Скажи тогда, почему?

О. Кашин ― Слушайте, я при Брежневе прожил 2 года, поэтому абсолютно нечего сказать. Единственно, что помню по рассказам родителей, в Калининграде не было молока, потому что молоко отдавали полякам, у которых бастовали колхозники и фермеры, когда была «Солидарность».

Я думаю, что такие опросы для чего нужны? Вот если власть видит, что общество скучает по Брежневу, значит, власть должна вести себя как Брежнев. Если опросы показывают, что народ скучает по Сталину, то власть должна вести себя как Сталин.

Власть у нас без лица, поэтому власть, конечно, всегда ориентируется на общественные запросы. И если — а я думаю, что так и есть, — у людей по каким-то причинам сложился светлый образ конца 70-х, светлый образ Брежнева, значит, путинская власть должна себя вести как Брежнев. Тоже может себе позволить менять маски. Поскольку, какая у нас идеология власти — левая, правая, какая угодно? — её нет. Её идеология — это то, что она называет патриотизм, то, что на самом деле популизм: вести себя так, чтобы нравиться. Поэтому если людям нравится застой, значит, у нас будет застой. Здесь в этом смысле всё будет в порядке.

М. Курников ― Но ты скучаешь или нет?

О. Кашин ― Нет. По чему скучать? На самом деле нет. Опять же понятно, что детская ностальгия…

М. Курников ― Фантомная ностальгия, говорят, ещё более сильная.

О. Кашин ― Профессиональная деятельность… Скорее я бы даже скучал по концу 80-х, когда группа «Кино» собирает стадионы, а по телевизору показывают сериалы, «Маленькую Веру», допустим. Наверное, так. Но ещё покажут. Я думаю, мы доживём ещё до гей-парадов на Тверской именно потому, что, проводя нынешнюю ограничительную политику по каким-то направлениям, власть буквально формирует повестку будущего.

Любой даже преемник Путина, желая от него отстроиться, составит себе памятку: «Так. Любовь Соболь — в Мосгордуму. Галочку поставим. Гей-парад провести. Что там ещё? Американское усыновление». И так далее. Поэтому да, здесь можно представить себе прекрасную Россию будущего.

М. Максимова ― А следующий — это будет в 24-м году, нет или это дальше?

О. Кашин ― Я, наверное, слишком верю во власть нашу. Я думаю, что, во-первых, Путин будет править Россией пожизненно. А срок жизни себе он каким-то образом — медицинским, спортивным, каким угодно — обеспечит до 100 лет как минимум. Поэтому мы ещё сами будем старенькие старички и наблюдать такого бодрого, молодого 150-летнего Путина…

М. Курников ― А как же конфликт поколений? То, что эта власть во главе с Путиным, в первую очередь, явно не находит пока общего языка с теми, кто рос в 90-е, родился в 90-е.

О. Кашин ― Тем хуже для тех, кто рос в 90-е. Тогда власть из них будет воспитывать старичков. И это успешно получается на самом деле, по каким-то пунктам наша молодёжь консервативней даже нас. Она всерьёз думает, что спорить о Великой Отечественной войне нельзя. Тебе 20-летие будут говорить: «Ты что! Это же святая тема. Спорить о ней нельзя». То есть на самом деле нормально, молодёжь всегда конформистски настроена, и здесь бояться её нечего.

М. Курников ― Во-первых, напоминают нам, что было месяца назад. Это был марш в защиту Голунова как раз.

М. Курников ― Как раз и вопрос в связи с этим: те протесты, которые сейчас есть, они расследование по Голунову похоронят?

О. Кашин ― Не думаю, что похоронят. Там, видимо, уже было решено наказать тех полицейских, но не трогать, допустим, ФСБшников. Но тоже, напомню, если говорить о конспирологии, есть же теория, что в этом конфликте Собянин был на стороне Голунова, Собянин был на стороне «Медузы», общался с «Медузой». И теперь госбезопасность, таким образом, ему мстит — госбезопасность и её друзья из «Фонда борьбы с коррупцией». Тоже такая интересная версия. Я думаю, не стоит её забывать.

М. Курников ― Ты сейчас серьёзно? Учитывая, что Соболь на голодовке, учитывая, что Навальный сидит, все сидят — Албурова сегодня отправили, — ты серьёзно считаешь, что, тем не менее, вот такая связь с ФСБ?

О. Кашин ― Я оставляю за собой возможность свести как бы всё типа к шутке «Нет-нет, вы что? Я типа шутил», но в принципе, я легко допускаю, что так и есть. Потому что мы не первый год наблюдаем, как интересы ФСБ и ФБК буквально в чём-то совпадают, причём в самом широком диапазоне от борьбы с Золотовым до борьбы с Медведевым. Ну, слушайте, если что-то мяукает как кошка и выглядит как кошка, то, может быть, это и есть кошка?

М. Курников ― Это был Олег Кашин, пророчащий нам всем гей-парады на Тверской. Всем пока!






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

День 3 августа 2019 года уже вошёл в историю под названием "Праздник отбивного шашлычка"…
________________________________________

Россия — неэффективная и невыгодная страна во всех отношениях. Невыгодно тушить пожары, платить пенсии, бороться с наводнениями, спасать утопающих, развивать промышленность, технологии, образование, медицину, народное и сельское хозяйство, как и всё остальное прочее…
________________________________________

Жаль, крайне жаль, что в стране и в Москве даже самые безобидные субботние мирные прогулки мирных невооружённых граждан по центру столицы оказываются самыми чудовищными мощнейшими опаснейшими для горе-царька рррреволюцирнными выступлениями, попытками вооружённого мятежа и штурма мэрии…
________________________________________

Хорошо в Лондоне, как я смотрю.
________________________________________

Кашин — парень умный, но слегка ударенный имперскостью… Ничего странного — таких в стране 86%.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Олег КАШИН

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > ОМОН (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА
  • 05.09.2019 - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ «ЯБЛОКА» НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  • 05.09.2019 - МЫ ЖИВЁМ В РОССИИ
  • 04.09.2019 - О ПОЛЬЗЕ МАССОВЫХ ПРОТЕСТОВ
  • 04.09.2019 - ТЕАТР ЖЕСТОКОСТИ
  • 03.09.2019 - «ЯБЛОКО» ПРОТИВ МУСОРНЫХ ПОЛИГОНОВ
  • 03.09.2019 - ПОЛИЦЕЙСКИЕ ПРЕСТУПНИКИ
  • 02.09.2019 - УВАЖЕНИЕ И СВОБОДА ВМЕСТО ДУБИНОК И ВОРОВСТВА
  • 02.09.2019 - НИКАКОЙ УГРОЗЫ ЗДОРОВЬЮ
  • 01.09.2019 - КАК ЖИТЬ В ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМАХ
  • 31.08.2019 - КОГДА СУДАМИ УПРАВЛЯЮТ ЛОЖЬ И СТРАХ
  • 31.08.2019 - ЗАЧЕМ ПУТИНУ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАКЛЮЧЁННЫЕ?
  • 31.08.2019 - НЕЛЕГИТИМНАЯ ВЛАСТЬ
  • 30.08.2019 - РЕПРЕССИЯМИ ВЫТЕСНИТЬ ИЗ ПОВЕСТКИ ДНЯ СМЕНУ ВЛАСТИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru