Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[04.10.2019]

УГРОЗЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ

Геннадий ОНИЩЕНКО: первый зампред комитета ГД РФ по образованию и науке, академик РАН, главный государственный санитарный врач России (1996—2013 гг.)

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Геннадий ОНИЩЕНКО:


Мы проанализировали за последние 25 лет все американские открытые публикации… Открытые, не секретные, в частности, по армавирусам.

И мы пришли к выводу, что там ведётся разработка технологии не только манипулирования самим возбудителем, но и с переносчиком — с клещами, с комарами. Есть работа, в которой освещается работа по заражению комара гепатитом с тем, чтобы он мог быть переносчиком этого инфекционного заболевания.

В 1972 году была подписана конвенция о запрете биологического оружия. В ней участвовали Советский Союз, Соединённые Штаты Америки и Великобритания. Было три государства, которые инициировали эту конвенцию, её подписали. Мы её ратифицировали. Но вот уже более 40 лет нет механизма контроля за подобными разработками. Потому что посчитать боеголовки достаточно просто. Контроль за развитием химического оружия — тоже проще. А вот как бороться с биологией, где, так сказать, задействованы незыблемые законы жизни на земле, когда два вида борются между собой, в частности — человек и микромир?

Есть целый ряд инфекций, их примерно три десятка, которые являются наиболее вероятными кандидатами в разработку военных биологических наступательных рецептур. У нас биологического оружия нет — это однозначно. Вот буквально в прошлом месяце наш президент подписал указ по так называемым основам конвенции по защите от биологического и химического оружия. И вы, если внимательно следили за его визитом в Бишкек, где проходило совещание, он там как раз об этом говорил, что мы должны бороться с терроризмом и, прежде всего, с химическим и биологическим. А также с другими видами массового уничтожения. Других видов остался только один — ядерный.

Это сейчас тоже опубликовано на сайте президента. Это открытый документ, где изложены все меры по защите нашего государства. И если вы внимательно следите, основания для такой тревоги у нас есть ещё вот почему. В 40 километрах от Тбилиси в Алексеевке была известная военная база наша советская, а потом российская. Как только мы оттуда вывели войска, американцы там построили мощнейшую военную лабораторию. И вот в конце прошлого года они устроили ещё такую же лабораторию в Алма-Ате. Представляете?! Вывод такой, что вокруг нашей страны создан военный наступательный потенциал, который является реальной угрозой…

                    *   *   *

А. Гусаров ― Добрый вечер, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «A-Team», которая считается самой сложной программой для наших гостей. У микрофона Олег Овчаренко, Алексей Нарышкин и Алексей Гусаров. Давно у нас не было в гостях представителей законодательной власти. Сегодня к нам пришёл первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко.

Г. Онищенко ― Здравствуйте. Слухи насчёт законодательной власти явно преувеличены, я всё-таки больше известен самому себе как врач. Поэтому, да, сейчас я действительно служу в Государственной думе как избранный депутат.

А. Гусаров ― Вы до Госдумы работали почти 20 лет главным санитарным врачом. И вообще действительно вы — врач-эпидемиолог. Почему комитет по образованию и науке?

Г. Онищенко ― Потому что я ещё профессор, доктор медицинских наук и член Российской академии наук. Так что это, как говорится, органично.

А. Нарышкин ― А вас спрашивали, когда решали, кого из депутатов в какой комитет определить? Просто кажется, что это немножко не ваш профиль.

Г. Онищенко ― Ну почему же? У меня почти 800 публикаций научных, я сейчас продолжаю издавать монографии. Последняя была по кори. Буквально сейчас вышла очень интересная работа, которая вызовет интерес не только в научных кругах, но и тех, кто занимается политикой. Потому что она в принципе является таким научно обоснованным обвинением, например, Североамериканских Соединённых Штатов, которые несмотря на подписанную конвенцию по запрету биологического и токсинного оружия продолжают заниматься разработкой наступательных программ в этой области.

А. Нарышкин ― Что это такое?

Г. Онищенко ― Вы знаете, что у нас есть три оружия массового поражения: химическое, ядерное и биологическое. И вот, в частности, институт Уолтера Рида, инстиут Форда Детрика работают в системе военной микробиологии. И мы проанализировали за последние 25 лет все их открытые публикации… Открытые, не секретные, в частности, по армавирусам. И мы пришли к выводу, что там ведётся разработка технологии не только манипулирования самим возбудителем, но и с переносчиком — с клещами, с комарами. Есть работа, в которой освещается работа по заражению комара гепатитом с тем, чтобы он мог быть переносчиком этого инфекционного заболевания.

А. Нарышкин ― То есть, это такой боевой комар?

Г. Онищенко ― Комар — он и есть комар. Но его используют для этих целей.

А. Нарышкин ― Слушайте, это как будто на грани научной фантастики сейчас вы рассказываете! Потому что это страшная история. Они это тестируют для чего?

Г. Онищенко ― Они тестируют и публикуют научные выводы. Ну, как, для чего? Вы же, наверное, знаете, что в 1972 году была подписана эта конвенция о запрете биологического оружия. Кстати, в ней участвовали Советский Союз, Соединённые Штаты Америки и Великобритания. Было три государства, которые инициировали эту конвенцию, её подписали. Мы её ратифицировали. Но вот уже более 40 лет нет механизма контроля за подобными разработками. Потому что посчитать боеголовки достаточно просто. Контроль за развитием химического оружия — тоже проще. А вот как бороться с биологией, где, так сказать, задействованы незыблемые законы жизни на земле, когда два вида борются между собой, в частности — человек и микромир? Есть целый ряд инфекций, их примерно три десятка, которые являются наиболее вероятными кандидатами в разработку военных биологических наступательных рецептур.

И вот эти институты не только занимались этой темой, но и публиковали результаты в открытой печати. Но я думаю, что это отдельный разговор. Давайте его коснёмся так по касательной…

А. Гусаров ― То есть, получается, зарубежные институты в обход конвенции ведут такие разработки?!

Г. Онищенко ― Разработки ведут, причём они их публикуют в открытой печати. И в результате проведённого скрининга мы пришли к выводу, который сейчас будет уже опубликован в научном журнале, что ведутся работы не только с самим возбудителем, но и с его природным резервуаром, коим может являться клещ и комар, которые, как правило, являются переносчиками этого заболевания. Причём есть даже генно-модифицированные комары, вот, допустим, albopictus, который в основном гнездился в экваториальной климатической зоне. А сегодня он дошёл до нашего черноморского побережья, на территории Абхазии мы его уже находим. Albopictus, ни много ни мало, переносит такие заболевания, как геморрагическая лихорадка.

А. Нарышкин ― Получается, как вы говорите, американцы проводят некие запрещённые конвенцией исследования, но при этом публикуют статьи об этом в открытом доступе?

А. Гусаров ― Есть какое-то противоречие. Если я занимаюсь секретной деятельностью, я не буду об этом писать…

Г. Онищенко ― У американцев упали башни-близнецы 11-го сентября. А 18 сентября в Соединённых Штатах Америки начали регистрироваться необычные формы сибирской язвы. Причём не у каких-то там крестьян или фермеров… У известного журналиста, в приёмных самых продвинутых информационных агентств…

А. Гусаров ― Например? Где?

Г. Онищенко ― Фамилий погибших журналистов я не вспомню, но расклад примерно такой: 22 заболевших, 8 умерших! И, когда сами же американцы начали расследование, была создана комиссия Конгресса Соединённых Штатов, которая пришла к выводу, что этим занимался главный эпидемиолог армии Соединённых Штатов Америки, его профиль был — сибирская язва. Им была распространена боевая рецептура в виде порошка… Помните эту конвертную войну? Конгресс США это опубликовал. Но что они тогда взамен получили?

Во-первых, тогда наша страна дала согласие ввести в Афганистан американский военный контингент. Тогда мы разрешили впервые за всю историю пролёт американских военных самолётов над территорией нашей страны. И даже мы тогда согласовали посадку этих самолётов в бывшей нашей сфере влияния — в Узбекистане. Был такой крупный советской армии аэродром Джалабат, где-то ближе к афганской границе.

Вот мы разрешили такие пролёты. Но механизма контроля за соблюдением этой конвенции не было… Я помню, мы начинали этим заниматься с 1994 года по 2001 год. В это время два раза в год собирались в Женеве и разрабатывали этот механизм. И когда он был разработан, после 2001 года на одну из конференций приехала госпожа Клинтон, которая в то время была тогда министром иностранных дел.

А. Гусаров ― Госсекретарём.

Г. Онищенко ― Ну, министр иностранных дел приличнее звучит. И заявила: «Поскольку мы стали жертвами террористического нападения 11 сентября…». Все это признавали, и когда мы об этом узнали, я тоже сказал, что была и биологическая террористическая атака. Но тогда ещё не было результатов расследования самих же американцев этого случая. И она сказала: «Мы выходим в одностороннем порядке из конвенции». А поскольку нет механизма контроля… Вот такая ситуация.

А. Гусаров ― Давайте, и мы тогда выйдем, почему нет?

О. Овчаренко ― А зачем? Мы — люди выдержанные, мы понимаем, что сегодня возможности науки сильно возросли… Представьте 72-й год и сейчас — прошло более 50 лет! Сегодня огромные возможности появились у биотехнологий…

А. Нарышкин ― Геннадий Григорьевич, у нас биологическое оружие есть? Не у человечества, а у нас, у России?

Г. Онищенко ― Нет.

А. Нарышкин ― Точно?

Г. Онищенко ― Точно нет.

А. Нарышкин ― Или вы не знаете?

Г. Онищенко ― Я точно говорю, что нет у нас биологического оружия.

А. Нарышкин ― Почему? Мы же любим, чтобы у нас был паритет вот как по ядерным вооружениям.

Г. Онищенко ― Давайте я вам отвечу, только не перебивайте. У нас биологического оружия нет — это однозначно. Вот буквально в прошлом месяце наш президент подписал указ по так называемым основам конвенции по защите от биологического и химического оружия. И вы, если внимательно следили за его визитом в Бишкек, где проходило совещание, он там как раз об этом говорил, что мы должны бороться с терроризмом и, прежде всего, с химическим и биологическим. А также с другими видами массового уничтожения. Других видов остался только один — ядерный.

Это сейчас тоже опубликовано на сайте президента. Это открытый документ, где изложены все меры по защите нашего государства. И если вы внимательно следите, основания для такой тревоги у нас есть ещё вот почему. В 40 километрах от Тбилиси в Алексеевке была известная военная база наша советская, а потом российская. Как только мы оттуда вывели войска, американцы там построили мощнейшую военную лабораторию. И вот в конце прошлого года они устроили ещё такую же лабораторию в Алма-Ате. Представляете?!

А. Нарышкин ― А что там?

Г. Онищенко ― Это военно-биологические лаборатории. Алма-Ата — это миллионный город. Когда-то там был Среднеазиатский противочумный институт, который я курировал, работая в министерстве здравоохранения СССР. А сейчас, представляете, там стоит и красуется объект Соединённых Штатов Америки…

А. Гусаров ― А какой вывод из этого?

Г. Онищенко ― Вывод такой, что вокруг нашей страны создан военный наступательный потенциал, который является реальной угрозой. Я много раз говорил и повторю. Я не допускаю, что кто-то будет бросать бомбы, начинённые биологическими рецептурами. А вот биологическим терроризмом заниматься… Тем более, американцы ярко продемонстрировали это на собственном опыте. Умерло 9 человек, заболело 22, их спасли мои коллеги гражданские медики в Соединённых Штатах… И за это им благодарность большая, потому что сибирская язва — очень тяжёлое заболевание. Причём сразу начиналась сибиреязвенная пневмония…

А. Гусаров ― Простите, если угроза реальна, то что российские власти делают, чтобы ей противостоять?

Г. Онищенко ― Я вам рассказываю… Мы что делаем? Наш биологический защитный потенциал состоит в том, что есть лаборатории, который контролируют проникновение опасных возбудителей. Главное — сразу выявить. Это сеть лабораторий, которые принадлежат Роспотребнадзору, в котором я когда-то работал. Это иммунно-биологический потенциал страны, накапливающий массив защитных вакцин. Например, такая страшная инфекция как оспа, она же была ликвидирована в 1980 году благодаря тому, что был такой у нас академик Жданов, директор института вирусологии, который в моём избирательной округе находится. Он тогда добился этого в 80 году, слава богу.

Вот вы тут все родились после 1980 года, у вас нет иммунитета против оспы. У меня есть, потому что меня привили. Оспа — это страшнейшая инфекция, которой сегодня на планете нет. Но сегодня у нас с вами на первое место вышла корь, которую мы тоже вроде ликвидировали, но сейчас крайне неблагополучная обстановка на Украине. Почему-то и немцы расслабились с французами, они тоже нам подбрасывают периодически завозные формы. Но самое тяжёлое положение сегодня с корью в Европе — это ситуация на Украине. Корь сегодня там распространяется, потому что государство отказалось от прививок. Просто этим не занимается. Хотя Украина тоже взяла обязательство перед мировым сообществом ликвидировать на своей территории это заболевание.

А. Гусаров ― А как можно отследить и понять, вспышка заболевания естественная или это акт биологической атаки?

Г. Онищенко ― Вот это очень хороший вопрос. Для этого мы как раз занимались разработкой механизма контроля, чтобы найти отличительные признаки преднамеренного применения, чтобы отличать его от естественного распространения. Очевидно, было преднамеренное применение в примитивном варианте, почему сразу обратили внимание на эту сибирскую язву в Соединённых Штатах. Представляете, Ваш коллега, известный корреспондент, в Соединённых Штатах заболевает классической формой сибирской язвы!..

А. Гусаров ― Ну там же был сумасшедший микробиолог, который рассылал споры сибирской язвы…

Г. Онищенко ― Молодой человек, поверьте мне — один человек, даже в самой современной лаборатории, этого сделать не может. Потому что все эти опасные коллекции хранятся в особом режиме, и там идёт за ними контроль. Я не могу взять, просто положить себе ампулу в карман…

А. Гусаров ― А если у вас есть ключ от лаборатории?

Г. Онищенко ― Нет. Эту культуру надо было вырастить, распассировать на питательных средах. Не заметить этого никто не мог. Потом её надо было сублимировать. А сублимировать — это тоже технология, когда её высушивают, тоже один человек это не сделает. Это всё было заранее организовано для решения политических целей, чтобы мировое сообщество безоговорочно договорилось разрешить ввод американских войск в Афганистан.

А. Гусаров ― А как вы и ваши коллеги сможете отличить вспышку кори естественную от вспышки кори, которая кем-то инспирована?

Г. Онищенко ― Сегодня, слава богу, у нас есть такие возможности. У нас есть институт, который находится в Москве, который является ВОЗовским центром, сотрудничающий с ВОЗ-центром… Мы сегодня можем по кори сказать не только, что это корь, но и из какого региона мира она к нам завезена. Когда мы читаем генетический код, в этом случае с помощью специальной диагностики мы можем точно указать место происхождения. Настолько мы сегодня продвинулись в этом плане. И, допустим, все случаи завоза кори…. В этом году в Москве была корь, которую завезли. Москва — это самый уязвимый город. Со всего мира к нам прилетают десятки тысяч людей ежедневно. И привезти можно.

Но у нас срабатывает иммунитет. Это большое завоевание наших медиков, что у нас создан популяционный иммунитет. Он непробиваем. Поэтому у нас нет такого массового распространения кори. Максимум 1-2-10 человек заболеет, кто не привит или давно привился, или просто есть так называемые группы людей, у которых нет иммунной памяти.

Кроме того, мы можем сказать, смоделирован ли именно этот штамм вируса, который мы выделяем, или нет. Потому что, читая генетический код… Это генетический паспорт. Там можно обнаружить ваши отпечатки пальцев. И если в нём какие-то изменения есть, мы публикуем его генетический паспорт. Есть так называемый генбанк в интернете. Любой врач из любой точки мира может сличить генетическую последовательность, допустим, московского штамма с каким-то завезённым. И мы можем чётко сказать, что вот здесь было искусственное вмешательство в генетический код.

А. Гусаров ― Правильно ли я вас понял, что когда какой-то злоумышленник… Я не говорю «государство». Какой-то злоумышленник применяет условный боевой вирус, то российские лаборатории могут этот факт отследить. Могут в международную структуру представить доказательства и даже назвать лабораторию, где этот вирус был произведён?

Г. Онищенко ― По сути мы это сделать можем. Но формально нет.

А. Гусаров ― Почему?

Г. Онищенко ― Потому что нет международно признанного механизма. Съезжались 20-30-40 делегаций специалистов со всего мира и разрабатывали эти признаки. Причём это признаки не только генетического контроля… Условно говоря, например, возникла вспышка, которая бывает только летом, а она возникла зимой. Понимаете? Это один признак.

Кстати, это тоже опубликованные данные, тоже интересно. Помните, у нас двадцатка была в Питере, когда Обама к нам прилетал. Накануне произошла вспышка заболеваний энтеровирусной инфекции среди турецких рабочих, которые питерский хаб строили. Они были в изолированном помещении, они нигде в городе не болтались…

И вот что мы нашли. Мы нашли, что этот возбудитель был привезён из Европы, у нас он не имел распространения. Мы нашли, что у него был нокаут чувствительности сделан.

А. Гусаров ― Что это такое?

Г. Онищенко ― Когда чувствительность вируса к тем или иным антибиотикам была заблокирована.

А. Гусаров ― То есть, этот вирус нельзя лечить антибиотиками?

Г. Онищенко ― Да. Вот такое мы нашли тогда. Мы это опубликовали, это есть в наших научных журналах российских.

А. Гусаров ― То есть, кто-то специально этих турецких рабочих из Европы…

Г. Онищенко ― Мы не нашли этой связи, но признаки этого были.

А. Гусаров ― Чтобы они заразили всех остальных?

Г. Онищенко ― Пойми, бог умнее нас. Если мы можем ядерный заряд простым счётчиком замерить, то тут нам нужен комплекс окончательных доказательств…

А. Гусаров ― Давайте перейдём непосредственно к проблемам Москвы. Существует такая угроза. Последнее время очень много говорят о мусоре из-за мусорных протестов. Но в Москве есть ещё и радиоактивные могильники. И о них тоже стали говорить из-за строительства юго-восточной хорды. И строительство это будет, в том числе, рядом с парком Коломенское, где находится ядерный могильник. Про это мало кто знает, но он там существует. И вот противники этого строительства говорят, что в результате строительства могильник вскроют, зараженная пыль разлетится по городу. Действительно ли стоит бить тревогу?

Г. Онищенко ― Все всё знают… Но знаете, у нас и без этого хватает информационных террористических атак, каждый день встречаемся с ними.

А. Гусаров ― Это пример одной из них?

Г. Онищенко ― Все всё знают. Я вам скажу… Я выбран по Северо-западному округу. У меня на Северо-Западе были такого рода случаи, когда… «Вот у нас радиация!»… Я выслушал. Говорю: «Давайте вы будете присутствовать». Я пригнал самую современную технику… Тут было проще — неживая природа. Боженька же нас видит всё-таки наряду с сибирской язвой, примерно в один ряд ставит, поскольку мы все его дети.

А. Гусаров ― Вы пригнали измерительную аппаратуру. Это было зимой или летом?

Г. Онищенко ― Это было летом. Провели все замеры, отобрали все пробы. Я вам так скажу, что касается радиации. Мы ведём традиционный гигиенический паспорт на основании закона О радиационной безопасности, который был принят в 1995 году. Сегодня он ежегодно публикуется для понимания. Расклад влияния на нашу российскую популяцию — не кого-то там где-то… 0,7% — это Чернобыль. Уральский след в Челябинской области. И наш Семипалатинск. Наш — поскольку, когда проводились мероприятия, выбирали розу ветров, когда она дула на Россию. Вот 0,7%...

А. Гусаров ― А это чего проценты?

Г. Онищенко ― Влияние радиационного фактора на всё…

А. Гусаров ― Изменение генетического кода вы имеете в виду или что?

Г. Онищенко ― Вот мы с вами в этой комнате, у нас тут сейчас есть волновое загрязнение. Это электромагнитные волны и наши пресловутые телефоны. А радиация — это тоже фактор, который влияет на нас. Но 27% в этой составляющей — это медицинское излучение, когда вы пришли сделать рентген . Сейчас у нас появились всякого рода МРТ-обследования, это тоже радиационное воздействие. Всего 27%. А всё остальное — естественный фон, то есть, естественное облучение.

Мы по нашему паспорту даём прогноз воздействия на здоровье… В интернете он есть на сайте Роспотребнадзора, каждый год публикуется. Вернее, на сайте Санкт-Петербургского института радиационной гигиены. Он у нас головной по стране. Остальное — естественный фон. Это радон.

Например, вот в Забайкалье, где проводились испытательные ядерные взрывы, естественный фон повышен. Есть даже регионы, где вода, которая добывается из скважин, тоже даёт излучение радона. Но если её подержать в таком виде, радон уходит. Понимаете?

Итак, 70% — это естественное радиационное излучение, которое мы все получаем вместе и каждый в отдельности. 27% — это медицинское облучение, разрешённое. И 0,7% — это след Чернобыля, которым мы до сих пор себя пугаем… Сейчас недавно сняли фильм о землях Чернобыля, где мы уже даже картофель выращиваем. И он по допустимым, безопасным для здоровья людей нормам используется в той же Брянской области.

О. Овчаренко ― То есть, мы уже можем есть картошку из Чернобыля?

Г. Онищенко ― Это я вам заявляю официально, и можете на меня в суд подать, если я вас обманул.

А. Гусаров ― Скажите, пожалуйста, а есть угроза строительства на месте могильника или нет?

Г. Онищенко ― Нет. Все те места, где они были известны, давайте по этой хорде организуем с вами рейд, проведём исследование. У нас есть датчик в автомобиле…

А. Нарышкин ― О, а вы можете, как депутат заняться этим?

Г. Онищенко ― Я не как депутат, я просто как врач.

А. Гусаров ― Но могильник же накрыт землёй. Конечно, он не фонит. А в результате строительства это всё вскроется.

Г. Онищенко ― А я вот вам говорю, что мы пройдём это всё. У нас же есть автомобили, которые в режиме движения автомобиля измеряют радиационный фон. Это же не микробиология, которую надо вырастить,, чтобы определить… Если есть излучение — тут же оно даёт сигнал. Вот как здесь, оно здесь есть. Я чувствую, что оно есть… Потому что если мы поставим здесь счётчик, он явно будет зашкаливать, слишком много у вас навешано и проводов, и телефонов и так далее. Так вот, это всё контролируется. У нас есть радиационно-гигиенический паспорт Москвы.

И в любом месте мы можем организовать самое тщательное сертифицированное по международным нормам обследование.

А. Гусаров ― Сколько там захоронено? Называют самые разные цифры, от 60 000 кубометров до 800 000. Причём 800 000 называет НИИ Институт экологии города. 800 000 кубометров загрязнённых ядерных отходов. Это говорят люди из специального института. Вот сколько, по вашим оценкам, в частности, рядом с парком Коломенское?

Г. Онищенко ― Я считаю себя специалистом в этой области. И я даже этого института не знаю, который это говорит. Я вам могу показать те данные, которые есть у нас на Графском переулке…

А. Гусаров ― Примерно какие у вас цифры? Если так можно…

Г. Онищенко ― Понимаете, я не объёмом меряю, а уровнем радиации. Если мы заберём всю землю в Брянской области, там будут миллиарды тонн. На сегодня фон на тех территориях, которые считаются загрязнёнными, а они у нас не только в Брянской области… Люди живут, возделывают огородные культуры… Там фон выше. Вот то, что здесь было в 1996 году. Он выше, чем обычный, но он подконтрольный, мы знаем результаты этого всего. Поэтому давайте… Мы, как медики, мерим не объёмами, а уровнем радиации.

А. Гусаров ― Объясните мне, пожалуйста, самым простым языком. Там действительно, вы подтверждаете, захоронено какое-то количество ядерных отходов. На этом месте будут строить. Ведь эти отходы накрыты щитом, который не даёт радиации распространиться, а его поднимут, скорее всего…

Г. Онищенко ― Во-первых там, где это есть, этого делать не будут. Понимаешь?

А. Гусаров ― То место, где запланировано строительство, оно по карте пересекается с тем местом, где должен находиться ядерный полигон…

Г. Онищенко ― Кто это вам сказал?

А. Гусаров ― В том числе — противники этого строительства.

Г. Онищенко ― Кто? Ну вот мне показывали места в моём округе… Вот здесь мы знаем… Во-первых, когда была открыта лаборатория №2, там был пустырь, который сейчас превратился в мощнейший научный центр, Курчатовский институт. Это было в послевоенный период. Потому что начали ядерную программу в 1943 году, а Курчатов начали строить в 1947 или 1952 году — вот в этом промежутке, я сейчас точную дату не помню. Все люди, которые тогда работали, их нет. Я, например, когда работал на московском метрополитене, был главным санитарным врачом Московского метрополитена, и по ночам любил бродить по тоннелям. Днём поезд может сбить, или упадёшь на этот рельс, на котором высокое напряжение. А тут два часа у нас было свободных.

Я знаю, например, на московском метрополитене места, где когда-то проводились работы Курчатовским институтом. Там ведётся наблюдение, там никакой опасности не существует. Понимаете? Поэтому давайте остановимся на том, что вы мне покажете место, я привезу самую современную технику, самых современных специалистов…

А. Гусаров ― Я думаю, после этого эфира противники строительства, активисты, которые этим занимаются, смогут с вами связаться. И вы можете с ними привезти технику.

Г. Онищенко ― Давайте так, мы со всей толпой не будем. Мы знаем эти места. Я с вами это сделаю лучше…

А. Гусаров ― Скажите, а сколько существует ядерных могильников на территории Москвы?

Г. Онищенко ― Каких?

А. Гусаров ― Ядерных. Могильников.

Г. Онищенко ― Могильников ядерных как таковых нет.

А. Гусаров ― Как нет? Свалка радиоактивных отходов ядерных — это могильник или нет?

Г. Онищенко ― Могильник — это специальное устройство. Это у нас хранилище…

А. Гусаров ― Была программа мэрии Москвы, где должны были потратить 5 млрд. на очищение Москвы от ядерного мусора. Можно назвать это по-разному.

Г. Онищенко ― Когда закончился Советский Союз, у нас было 260 ядерных подводных лодок. И мы их резали. Мы эти отходы свозили в одно место… Сам заряд, там несколько десятков лет мог работать на этой подлодке. Мы их снимали и привозили в одно место. Вот там действительно…

Здесь же, я не знаю, вот у нас есть реактор. Первый реактор, который был запущен, с которого был получен для первого заряда нашего на территории Курчатовского института. Это написано, это открытые публикации. Я попрошу, может быть, организуют вам туда экскурсию. Я там много раз бывал, сегодня он абсолютно безвреден, заглушен, он не нужен в таком виде. Чтобы какие-то баснословные объёмы радиоактивные завозились в Москву, этого нет.

А. Гусаров ― Не завозились. Они остались с советских времён. Предприятия же работали…

Г. Онищенко ― На территории Москвы залежей ядерной, урановой руды нет. У нас в Советском Союзе был Учкудук, Ферганская долина, что-то делали на Забайкалье…

А. Гусаров ― Говорят, что в Москве 18 мест свалок ядерных отходов…

Г. Онищенко ― «Свалка» — громко сказано. Да, там есть… В Москву для научных целей завозились очень небольшие объёмы. Очень небольшие, понимаешь? Мы даже на ядерную бомбу не соберём, которые у нас сегодня есть на вооружении, которые спасают нашу страну. Поэтому я думаю, давайте мы сегодня сосредоточимся на вашей хорде. Я вам гарантирую организовать исследование самыми современными приборами. Более того, начните с паспорта. Посмотрите Радиационный паспорт Москвы, это документ, который ежегодно издаётся и ежегодно обновляется. Понимаете? Вот начнём с этого. Потом можем транслировать всю эту хорду вашу от начала до конца. Можем это делать на всех стадиях её строительства. Всё это я вам гарантирую, и для особо обеспокоенных…

А. Гусаров ― Мы все услышали…

А. Гусаров ― Если вы позволите, было ваше такое высказывание, которое просто взорвало весь интернет. Вас спросили как-то об ожирении пожилых людей. Вы сказали, что самое эффективное такое сочетание — жить чуть-чуть впроголодь и заниматься физкультурой.

Г. Онищенко ― Да. Ну, смотрите…

А. Гусаров ― Были заголовки, что Геннадий Онищенко…

Г. Онищенко ― Это было хрестоматийное… Смотрите, у нас с 13% до 17% поднялось ожирение в группе молодых людей до активного социализированного возраста. Средний возраст у нас 42 г. А в группе старше 55 лет 72% людей, у которых есть избыточный вес. Вот я вам, опять же, на пальцах это объясняю, поскольку это отдельная тема. Можем посвятить ей где-то час разговора.

А вот православная религия. Что такое православная религия? Это собрание мудрости человеческой. У нас в году 365 дней. Вот я, как исповедующий православие в течение года соблюдаю пост 200 дней. Это четыре многодневных поста. Вот следующий начнётся в этом месяце и будет продолжаться две недели. Но самое строгое — это Пасхальный пост и Рождественские посты. По 40 дней. И каждую неделю вторник и среда — это постные дни.

Вот сегодня среда, сегодня должен быть постный день. Но поскольку это сплошная седмица после большого праздника…

А. Нарышкин ― Геннадий Григорьевич, ушли очень далеко…

Г. Онищенко ― Итак, 200 дней из 365 дней я, как человек, находящийся в старшей возрастной группе, пощусь. Это не значит, что я голодным хожу. Вам чуть-чуть побольше надо, у вас метаболизм повышен. Правда, вы бездельники, физкультурой, судя по вам, не занимаетесь. Вам для вашей работы нужно 2200 килокалорий. Вот он съедает 3500, вы — где-то на 3000 останавливаетесь. То есть, избыточный вес… Чуть-чуть. Есть ровно столько, сколько вам надо — это меньше, чем вы привыкли есть.

А. Гусаров ― Это вы к чему хотите сказать? Все люди, которые в старшем возрасте…

Г. Онищенко ― Они переедают…

А. Гусаров ― Переедают?

Г. Онищенко ― Они переедают. Им нужно есть 2000-2200 ккал… А они переедают. Это по инерции, когда они были активными, когда они работали они привыкли по стольку есть. К сожалению, человечество идёт к тому, что скоро у нас руки и ноги будут рудиментами. Руки ещё останутся, на клавиши нажимать, а ноги…

А. Гусаров ― Геннадий Григорьевич, а вам не кажется, что это проблема бедности?

Г. Онищенко ― Проблема бедности есть.

А. Гусаров ― Люди покупают… Я посмотрел. Вы знаете, какая сейчас средняя пенсия по России?

Г. Онищенко ― Конечно.

А. Гусаров ― Сколько?

Г. Онищенко ― Слушай, ну не надо мне…

А. Гусаров ― Примерно.

Г. Онищенко ― Моя мама получает пенсию.

А. Гусаров ― Ну сколько, в рублях? Средняя?

Г. Онищенко ― Слушай, когда я приду к вам по другому поводу, ты мне будешь устраивать экзамен. Моя мама сегодня московскую пенсию по старости получает 21 000.

А. Гусаров ― Хорошо. А по России в среднем 14 000.

Г. Онищенко ― Есть даже меньше. Человек, который не работал, он 7000 получает. И что?

А. Гусаров ― Тем более. Я к тому, что фактически люди старшего возраста вынуждены жить на такие копейки, что они покупают самые дешёвые продукты. А самые дешёвые продукты, они, в том числе, самые калорийные.

Г. Онищенко ― Правильно вы говорите, потому что они покупают энергетически насыщенную пищу. Условно говоря, белый хлеб… Рафинированный углевод. Картофель тоже. То есть, у них по энергетике идёт избыток, а по физиологической полноценности… Витамины, флавоноиды, клетчатка, просто клетчатка. То есть, утром, с половины девятого примерно до 11 часов я находился на хлебозаводе в Москве. Хлеб — это тоже то, о чём вы говорите. И хлеба мы едим всё меньше и меньше, а в нашей генетической памяти…

А. Гусаров ― Так он же вредный.

Г. Онищенко ― Смотря какой. Если мука грубого помола. Я, например, только чёрный хлеб ем. А когда я ем белый хлеб, там только одни углеводы остались. Они мне дают энергетику, и больше ничего. Эта энергетика у меня остаётся на талии. Моя талия ещё чуть-чуть предпочтительнее выглядит, чем у некоторых присутствующих… Не будем об этом.

Поэтому сегодня есть проблема бедности. И она политически лидерами нашей страны обозначена, это 19 миллионов. И есть проблема, ведь я говорю о всей линейке возрастной группы. У нас в этой группе значительное число людей, которые не только не доедают… Они могут себе позволить многое. Ездить на персональном автомобиле и плавать на персональной яхте. Но они тоже с избытком едят. Поэтому эта рекомендация касается не социальной, не первых четырёх децилей по доходности, а всей возрастной группы… А вы знаете, что у нас 146 миллионов людей, из них 46 миллионов старше 55 лет?

А. Гусаров ― Можно я неприличный вопрос задам? Вы сказали, что вы поститесь постоянно, в том числе, поэтому вы в такой хорошей форме?

Г. Онищенко ― Кто вам сказал? Я не доволен.

А. Гусаров ― Ну вот простите, а священники, они же постятся тоже?

Г. Онищенко ― Должны.

А. Гусаров ― А, слушайте. Сколько я священников видел, они так далеки от идеала…

Г. Онищенко ― Давайте мы сойдём с темы сакральности… Посвятим ей отдельный разговор.

А. Гусаров ― Просто вы напрямую связали пост с физической формой.

Г. Онищенко ― Да… вы правильно провели мою цитату. Поступили честно, но мы же сказали, что ещё и физическая активность нужна. Но надо не забывать, что у нас, к сожалению, много больных диабетом людей. Кстати, мы срываем, можем быть, свою генетическую предрасположенность избыточным питанием. А иногда, это бывает от состояния работы, удовлетворённости и так далее. Поэтому я допускаю, что среди священников есть значительное число больных диабетом. И тут ничего не сделаешь, это болезнь. Тут не разговоры праздношатающегося депутата, хотя он и имеет образование. Это уже проблема лечения, проблема сохранения здоровья, потому что диабет — это система эндокринного заболевания.

А. Гусаров ― И как санитарный врач, и как заместитель главы комитета по образованию и науке вы примерно почти год назад призывали в школах рассказывать о вреде мастурбации, говоря, что в этом есть определённый риск для полового здоровья ребёнка.

Г. Онищенко ― Молодые люди…

А. Гусаров ― Мы тут все можем спокойно это слушать.

Г. Онищенко ― Половое воспитание должно быть. Вот здесь мы занимаемся полнейшим ханжеством. Когда я в школе учился, понятно, что примерно класса до седьмого нам на полном серьёзе учителя говорили, что чуть ли не аисты приносят детей в своих клювах. Необходимо разумное половое воспитание. Вот вышел сейчас сборник под моей редакцией по ЗОЖ, по здоровому образу жизни, начиная от дошкольного, начальной школы до средней школы и старшей школы. В каждой этой возрастной группе даются рекомендации по питанию, по активному отдыху…

Но там ничего не сказано о половом воспитании, опять же, мы ханжеством занимаемся. Нужна эта работа. Потому что сегодня вопросы бесплодия идут от этого. Потому что здесь инфекции определённую роль играют, и, кроме того, что воспитывать, нужно ещё и прививками заниматься, потому что рак шейки матки…

Итак, мы останавливаемся на том, что программа полового воспитания должна быть. Всем желаю хорошего вечера. И думайте о своём здоровье. От нас с вами наше здоровье зависит на 80%. И только 20% зависит от здравоохранения. Об этом надо помнить. И беречь надо здоровье смолоду. Ну, ещё какую-нибудь хрестоматийную аксиому подскажите мне…

А. Нарышкин ― Вы сейчас сняли ответственность с государства абсолютно.

Г. Онищенко ― Это ВОЗовская программа…

А. Гусаров ― Так онанизм полезен или вреден? Я так и не понял. Одним словом.

А. Нарышкин ― Нас как многодетных отцов этот вопрос беспокоит…

Г. Онищенко ― Я ― многодетный отец и многодетный дед. У меня уже 10 внуков. Поэтому, коллеги…

А. Гусаров ― 20 секунд.

Г. Онищенко ― В каждой возрастной группе есть свой уровень доступности к этому разговору.

А. Нарышкин ― Подростки могут мастурбировать?

Г. Онищенко ― Ловить меня на одной фразе для того, чтобы потом вырвать её из контекста…

А. Нарышкин ― Приходите в следующий раз, будем подробно об этом полчаса говорить.

О. Овчаренко ― Геннадий Онищенко, первый заместитель главы комитета Госдумы по образованию и науке в программе «A-Team». Овчаренко, Нарышкин, Гусаров, всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Политический дрозофилоискатель теперь "служит народу" в Госдуме…
________________________________________

Июнь 2013 г. "Руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил, что вспышка африканской чумы свиней в России произошла в результате спланированной экономической диверсии, причём с территории Грузии… "Это не случайная, а чётко спланированная акция, цель которой — подорвать экономику южных и северокавказских регионов России", — заявил он.

После того, как турки сбили российский фронтовой бомбардировщик и Геннадий Онищенко нашёл дрозофил в турецких помидорах, эти помидоры никуда и не уходили — просто их в российских магазинах перекладывали в другие ящики (иногда с наклейкой "Произведено в Македонии")…
________________________________________

Ведущие сами выбирают и приглашают гостей на передачу. И если эта команда (прости господи) решила пригласить Онищенко, то должна была быть готова к его бреду о вреде Боржоми, и должна была взять ведение программы в свои руки. Онищенко переиграл пацанов как кутят, мигом взял передачу на себя и понёс своё. А пацаны только что-то жалобно вставляли. Провалились с треском. Не уверен, будет ли им наука, уж больно у многих самомнение высокое. Нарышкин с Соломиным сегодня уже препозорились в передаче с Макаревичем, но тот их явно пожалел и милостиво отвечал даже на глупые повторы одних и тех же вопросов. А Онищенко просто забил кутят.
________________________________________

Онищенко сумел с самого начала взять беседу (а точнее лекцию) под свой контроль, и малыши даже не сумели перевести её в русло заготовок. Ха-ха, самая сложная для гостей передача? Не позорились бы заявлениями, малыши.
________________________________________

В стране, где президент купил себе кандидатскую диссертацию, красть и покупать учёные степени стало чем-то вроде мейнстрима. Прохиндеи добирают себе солидности учёными званиями. Вы представляете вклад вот таких прохиндеев в науку? Он не нулевой, он отрицательный.
________________________________________

Если, по мнению Онищенко, вокруг враги с биологическим оружием, то почему наши московские власти так расширяют и перенаселяют Москву? Чтобы рвануло, так рвануло?! Когда уже многие специалисты бьют тревогу, в том числе и экологи. Вот Геннадий Онищенко и рекомендовал бы этого не делать.
________________________________________

Он ничего не говорил про полезность пальмового масла?
________________________________________

Человек, похожий на смерть — главный санитарный врач России. И это правильно. Логику уловили?
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин, Олег Овчаренко, Алексей Гусаров

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Научные новости (0) > Биология (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 05.11.2019 - КОРРУПЦИЯ, ЛОЖЬ, ВОЙНА И РЕПРЕССИИ
  • 04.11.2019 - ДЕПУТАТ МОСГОРДУМЫ ФРАКЦИИ «ЯБЛОКО»
  • 03.11.2019 - ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 01.11.2019 - ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА
  • 30.10.2019 - В ПАМЯТЬ ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО (2)
  • 30.10.2019 - РОССИЙСКОЕ ИСКУССТВО НЕ В РОССИИ
  • 29.10.2019 - ОПЯТЬ ОБМАН НАРОДА
  • 28.10.2019 - В ПАМЯТЬ ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО (1)
  • 26.10.2019 - НУ, КОНЕЧНО, ЭТО НЕ ПРАВОСУДИЕ
  • 25.10.2019 - ЛИБЕРАЛИЗМ В XXI ВЕКЕ
  • 25.10.2019 - ВНЕЗАПНАЯ РОТАЦИЯ СПЧ
  • 23.10.2019 - МАЛ ЖЕТОН ЗОЛОТОВА
  • 23.10.2019 - БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЕ ПРАВО
  • 22.10.2019 - ПУТИН НАЗНАЧИЛ НОВОГО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СПЧ
  • 22.10.2019 - ПРОПАГАНДА НАОБОРОТ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru