Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[01.11.2019]

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА

Максим ШЕВЧЕНКО: российский журналист, бывший член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, член Общественной палаты Российской Федерации второго и третьего составов (2008—2012)

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Максим ШЕВЧЕНКО:


Вся история российского капитализма — это история сплошных грязных отвратительных кровавых преступлений. От публичного расстрела парламента и людей на стадионе Красная Пресня до организации чеченской войны, чтобы контролировать через войну электоральный процесс в стране.

Я считаю, что в России идёт борьба огромных криминальных капиталистических группировок, которые бьются как шакалы и гиены за тело нашей страны. Рвут его на части. И что в этой борьбе они создают как бы страшные кровавые постановки, целью которых подставить ту или иную группировку. К этому относятся крупные террористические акты, резонансные политические убийства.

Это Высшая партноменклатура, бывшая КГБшная номенклатура, транснациональные финансовые спекулянты и криминал. Они все легализовались и создали эту систему государства, общества и управления так называемого.

И я не верю, что это всё происходит по мотивам личной мести или как с Фомой Бекетом было, когда король сказал, что он ведь не давал приказ убить Фому Бекета. Он сказал в присутствии своих приближённых рыцарей: кто бы меня избавил от этого попа? Как мне надоел этот поп. Переглянулись три рыцаря, пошли и зарезали у алтаря в Кентерберийском аббатстве Фому Бекета…

Я считаю, что именно в своей борьбе они и организуют эти провокации. Мы до сих пор не знаем, кто Рейхстаг поджёг — голландский коммунист либо нацисты. После 1945 года все поняли, что нацисты. А до 45-го года, поверьте, были иные точки зрения. Поэтому дождёмся 45-го года, в конце концов.

Вся история российского капитализма — это история сплошных грязных отвратительных кровавых преступлений. От расстрела Белого дома, публичного расстрела парламента и расстрела потом людей на стадионе Красная Пресня до организации чеченской войны для того, чтобы контролировать через войну электоральный процесс в стране. И чтобы не допустить прихода народно-патриотических сил к власти. Подозрения во взрывах домов в Москве или в других городах, подозрения в организации террористических актов, странное убийство всех участников теракта в «Норд-Осте». Никого даже в живых не взяли.

Поэтому я думаю, что правды мы не узнаем. Всё, что мы говорим — это домыслы, которые можно говорить с той или иной степенью убедительности. Но я считаю, что это страшный кровавый спектакль. И мы видим, как постепенно уничтожается социально-экономическая база, она к нулю уже идёт. Всё, что было сделано на протяжении десятилетий, или разворовано, либо растащено. Мы видим, как страна превращена просто в территорию, из которой происходит бесконечный вывоз капитала. Никаких инвестиций, конечно, сюда не будет.

Сюда инвестиции такие же по принципу как в Намибию. В Намибию тоже инвестирует Де Бирс, в алмазные прииски какие-то. Но это не значит, что Намибия от этого чего-то получает. От этого получают те чиновники, посредники, которые сидят, как бы разрешают эти инвестиции, и сама компания. И ещё рабы, которые там работают за гроши — местное население в этих копях. Вот они хотят эту модель иметь в России. Но Россия — это страна, где, к сожалению, для них был Толстой, Достоевский, Чехов, Ленин…

Расправа, произвол, беззаконие! Везде это происходит по всей стране!.. В Ростове присудили сроки 6 и 3,6 и 7 лет — расправа, произвол, беззаконие! Преследование Прокопьевой — расправа, произвол, беззаконие…

То, что писала Прокопьева — это абсолютно нормальное философское рассуждение в духе Бодрийяра и Сартра, интерпретация и обсуждение проблематики терроризма в современном обществе, которое не выходит за рамки того, что обычно пишут в философских журналах Франции, Германии.

Я поклонник Бодрийяра, знаете ли. И Камю, и Сартра, и Хайдеггера… И Ленина, между прочим тоже. Поэтому я считаю, что философия подразумевает свободу мысли. А если исчезает свобода мысли, то философия становится просто проституткой правящих классов. Неважно, говорят эти классы от имени капитализма или социализма.

Безусловно, по «московскому делу» карают людей, потому что власть считает, что она не может никого не покарать. Но эти люди вообще ни при чём. То есть это просто расправа с людьми, которые просто даже не являются лидерами. Лидеры, кстати, опять не наказаны. Как и в 2012-ом году, между прочим. Хотя я против наказаний, естественно. Просто обращаю на это внимание. Но как бы фон репрессий создаётся.

У меня иногда по «московскому делу» возникает ощущение, что это такой сознательный, кем-то поддерживаемый политтехнологическими юридическими способами процесс юридического произвола. Потому что это беззаконие. Это создание такого фона репрессий для того, чтобы создавать такое напряжение на оппозиционно-либеральном фланге. Я считаю, что они будут разыгрывать такой большой спектакль, где консерваторы так называемые «Единой России» будут изображать из себя прогрессивных просвещённых либералов.

Вся система российского капитализма — это просто стремление создать некие форматы вывода денег из госбюджета, из нацпроектов, из майских указов Путина, из программы 2020. То есть это всё способ воровства и вывоза капитала.

Сюда невыгодно вкладывать деньги. Никакая власть не обеспечит выгодность вложений сюда денег. Задача только одна — имитировать сюда вложения, чтобы потом через 2-3 операции эти деньги вывезти туда, где их на самом деле реально и безопасно вкладывать.

                    *   *   *

М. Майерс ― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И сегодня наш гость — журналист Максим Шевченко. 13 лет назад была убита Анна Политковская. Адвокат семьи Анна Ставицкая комментировала это для СМИ. И сказала, что следствие по делу не нашло заказчиков до сих пор, что оно спит. Дело переходит от одного следователя к другому. И единственное, что они делают — продлевают сроки следствия. Как вы думаете, почему?

М. Шевченко ― Ну очевидно, потому что убийство было политическим. Заказ был политический. И я не верю ни одной секунды, что кто-либо из какой-то личной неприязни, допустим, мог организовать такое сложное покушение, в котором даже по версии следствия задействовано 5 человек, например, включая людей, которые вели наблюдение, уличное наблюдение

М. Майерс ― Больше.

М. Шевченко ― По суду 5 или 6. Причём Мурат Мусаев, адвокат, который защищал обвиняемых, говорит, что человек, который убивал, на видео не похож на того, кого обвинили в убийстве, собственно говоря. То есть и там есть сомнения. Хотя, насколько я понимаю, у «Новой газеты» есть убеждённость, что эти люди причастны каким-то образом. Но главное — до сих пор непонятен мотив этого убийства. Люди сидят по приговору, а мотив публично не назван и не обсуждён! Никто не понимает… Кадырова называют. Но нет мотива. Все говорят, что да, они не любили друг друга, но это же не мотив убивать. Правда, ещё Ямадаевых называли. Но тоже не мотив. Кто-то там спецслужбы России называл…

М. Майерс ― Березовского называли, Закаева. Кого только ни называли…

М. Шевченко ― Закаева называли. В общем, дело в том, что называли всех подряд, а мотив непонятен. Организация резонансного убийства, тем более которое было в день рождения Владимира Путина. Убили человека, который открыто критиковал Путина. И убийство, которое в принципе нанесло Путину достаточно серьёзный международный имиджевый ущерб. Поэтому у меня нет ответа на эти вопросы. Но есть вопросы без ответа по-прежнему.

М. Майерс ― Это я понимаю. Но время проходит и, может быть, вы более склоняетесь к одной версии или другой?

М. Шевченко ― Я считаю, моя версия, что в России идёт борьба огромных криминальных капиталистических группировок, которые бьются как шакалы и гиены за тело нашей страны. Рвут его на части. И что в этой борьбе они создают как бы страшные кровавые постановки, целью которых подставить ту или иную группировку. К этому относятся крупные террористические акты, резонансные политические убийства. И я не верю, что это всё происходит по мотивам личной мести или как с Фомой Бекетом было, когда король сказал, что он ведь не давал приказ убить Фому Бекета. Он сказал в присутствии своих приближённых рыцарей: кто бы меня избавил от этого попа? Как мне надоел этот поп. Переглянулись три рыцаря, пошли и зарезали у алтаря в Кентерберийском аббатстве Фому Бекета…

Я не думаю, что здесь такая же ситуация. Я думаю, что эти две огромные группировки, одна, условно говоря, связана с транснациональным капиталом, действующим поверх границ, поверх государств. Другая связана с капиталом, который опирается на национальную бюрократическую систему, как бы на государство в своём жадном хищническом поглощении страны. И те и другие формы капитала, их политическое воплощение как либеральное, так и консервативное я считаю абсолютно враждебными интересам народов нашей страны. Я считаю, что именно в своей борьбе они и организуют эти провокации. Мы до сих пор не знаем, кто Рейхстаг поджёг — голландский коммунист либо нацисты. После 1945 года все поняли, что нацисты. А до 45-го года, поверьте, были иные точки зрения. Поэтому дождёмся 45-го года, в конце концов.

М. Майерс ― Дождёмся, думаете? Я к тому, что если цель одной группировки подставить другую, тогда должны быть более прозрачные источники информации…

М. Шевченко ― Вся история российского капитализма — это история сплошных грязных отвратительных кровавых преступлений. От расстрела Белого дома, публичного расстрела парламента и расстрела потом людей на стадионе Красная Пресня до организации чеченской войны для того, чтобы контролировать через войну электоральный процесс в стране. И чтобы не допустить прихода народно-патриотических сил к власти. Подозрения во взрывах домов в Москве или в других городах, подозрения в организации террористических актов, странное убийство всех участников теракта в «Норд-Осте». Никого даже в живых не взяли. Поэтому я думаю, что правды мы не узнаем.

М. Майерс ― Не могу поспорить…

М. Шевченко ― Всё, что мы говорим — это домыслы, которые можно говорить с той или иной степенью убедительности. Но я считаю, что это страшный кровавый спектакль. И мы видим, как постепенно уничтожается социально-экономическая база, она к нулю уже идёт. Всё, что было сделано на протяжении десятилетий, или разворовано, либо растащено. Мы видим, как страна превращена просто в территорию, из которой происходит бесконечный вывоз капитала. Никаких инвестиций, конечно, сюда не будет.

Сюда инвестиции такие же по принципу как в Намибию. В Намибию тоже инвестирует Де Бирс, в алмазные прииски какие-то. Но это не значит, что Намибия от этого чего-то получает. От этого получают те чиновники, посредники, которые сидят, как бы разрешают эти инвестиции и сама компания. И ещё рабы, которые там работают за гроши — местное население в этих копях. Вот они хотят эту модель иметь в России. Но Россия — это страна, где, к сожалению, для них был Толстой, Достоевский, Чехов, Ленин…

М. Майерс ― А кто это — они?

М. Шевченко ― Высшая партноменклатура, бывшая КГБшная номенклатура, транснациональные финансовые спекулянты и криминал. Они все легализовались и создали эту систему государства, общества и управления так называемого.

М. Майерс ― Включая нынешние власти?

М. Шевченко ― Конечно. Вот они, я считаю, и организуют по большому счёту убийства, провокации, терроризм, потом репрессии, избиения оппозиции, посадку оппозиции. Огромный страшный спектакль между гиенами и шакалами за труп нашей родины…

М. Майерс ― Я пытаюсь понять, кто бенефициар этой истории.

М. Шевченко ― Я не могу понять, кто бенефициар.

М. Майерс ― Или хотя бы предполагаемый бенефициар.

М. Шевченко ― Хорошо, есть версия, допустим, это сделано по приказу из Кремля. Тогдашнего. Тогда мы представляем, что в Кремле сидит маньяк и у нас есть группа, которая убеждает нас в том, что он любит, чтобы ему преподносили скальпы на день рождения. Эта версия абсурдна, не выдерживающая ни малейшей критики, я считаю. И просто она как бы находится вне нормальной дискуссии. Хотя публицистически она может произноситься, естественно.

Вторая версия — что кто-то хотел подставить российскую власть, показать ей её место, что она не контролирует ситуацию, что она не понимает, что у неё происходит. Что спецслужбы, которые раздувают щёки и говорят, что они тут всё контролируют, ведут войну в Чечне. Это был самый разгар террористической войны, на самом деле не понимают, что происходит. И им наносят очень серьёзный удар. Эта версия, на мой взгляд, рабочая.

Третья версия — что Анна Степановна получила доступ к каким-то материалам, которые она должна была опубликовать вот-вот, и из-за этого её убили. Но так как подготовка убийства велась достаточно долго, то я не думаю, что это было оперативное спонтанное решение, судя по материалам дела. То есть это было целенаправленное убийство Политковской именно как Политковской, а не как журналиста, который получил какой-то файл или кейс, который она может сейчас придать огласке.

То есть по любому мы приходим к тому, что это политическое убийство. Зачем это выгодно Кремлю было — мне непонятно. Совершенно. Если мы только не предполагаем, что там сидят маньяки и как бы садисты. Зачем это выгодно кому-то ещё, вот оппозиции, мне тоже кажется, что если это станет известно, то это будет просто могила оппозиции.

Но кому тогда это выгодно? Вот все пальцы указывали туда, где сидят на Кавказе дикие варвары, азиаты, привыкшие всех убивать. Вот Политковскую убили чеченцы. Немцова якобы убили чеченцы. А я говорю, что якобы убили чеченцы. Потому что не доказано участие чеченцев в этом убийстве. Потом национальность киллера ещё не означает национальность заказчика. Это я могу сказать точно совершенно.

М. Майерс ― При этом Ставицкая говорит, что следствие спит. Как вы думаете: не могут или не хотят?

М. Шевченко ― Я думаю, что у них просто нет материалов, что они просто упёрлись в нечто…

М. Майерс ― То есть не могут?

М. Шевченко ― Или те, кто посажен — это люди, которые реально не знают про заказчика, а кого им предложить в виде заказчика, наверху не решили — те, кто стоит за всем этим делом. Там наверняка есть какие-то кандидатуры. Значит, человек, который сидит, ведь кто-то из них наверняка знает, кто заказчик. Должен сказать: вот такой-то, такой-то. Но сказать — значит о-го-го какую обрушить систему! Потому что ещё раз говорю: 4 огромных страшных силы составляют политическое так называемое государственное пространство РФ. Это бывшие партийные комсомольцы, бывшие КГБшники, криминал и международные финансовые спекулянты. Это очень серьёзные силы. Каждая из них на паритетных основаниях договорились об АО РФ, где они держат каждый свой пакет. Кто-то больше, кто-то меньше. Но ни у кого нет блокирующего пакета. Поверьте. А председатель совета директоров является фигурой, скорее как бы разруливающей ситуации, который всех устраивает, потому что он и либерал, и консерватор, и оперативник и опытный и умный, в общем, признаётся ещё большими паханами по всей территории человечества как партнёр.

М. Майерс ― Вы говорили балансирующая разводящая фигура?

М. Шевченко ― Я считаю, что он стоит над схваткой, он всех устраивает по своему интеллекту, опыту. В принципе толерантному отношению ко всем участникам этого картельного сговора, который называется РФ.

М. Майерс ― Просто у него день рождения сегодня. Я хотела вам напомнить. Нас тут обвиняют, что мы никак не поздравляем.

М. Шевченко ― А мы, что должны поздравлять что ли?

М. Майерс ― Не знаю. Может быть, это хотят сделать наши слушатели. Видеокадры из Сибири вы, наверное, видели, где Путин с Шойгу над облаками любуются панорамами тайги.

М. Шевченко ― Я считаю, что это правильно. Это альтернативный ответ шаману. Вот шамана Сашу они арестовали якутского. И сразу же, как говорится, Сергей Кужугетович, которого благословила главная тувинская шаманка, очень влиятельная женщина. Плясала там перед ним с бубном. Как бы пришли в такие шаманские места тувинские. И там, в начале Енисея в колыбели народов, это же надо понимать, что за место. Одна из колыбелей вообще человечества. Откуда вышли тюркские народы, говорят, и скифские, и арийские по некоторым версиям.

М. Майерс ― Даже так?

М. Шевченко ― Да, это одна из колыбелей народов. Это на языке эзотерики места, где они находится могучая точка силы. Очень большой Силы. Вы можете смеяться, улыбаться, но местные люди так к этому относятся. Поверьте. И если вы побываете в этих местах, вы поймёте, что это не очень простые места. И конечно там мы видим сейчас глобальную дискуссию шаманов. Якутский шаман как бы нейтрализован…

М. Майерс ― При помощи карательный психиатрии…

М. Шевченко ― Хотя сегодня или вчера, по-моему, в Бурятии был митинг большой в поддержку шамана. Так что тема шамана совсем не увяла. Но тут как говорится у нас высшая власть, причём в двух ипостасях: политическом и военно-силовом, то есть император и первый маршал, условно говоря, пришли в те места, где великие шаманы Евразии беседуют с духом Агарти, Шамбалой, с Беловодьем старообрядческим, со всеми такими могучими силовыми центрами. Потому что есть проблема, куда идти, как быть, куда плыть? Надо посоветоваться с духом Агарти.

М. Майерс ― Чего говорит?

М. Шевченко ― Я не знаю. Не всякий имеет доступ. Для того чтобы иметь доступ к духу Агарти, к мудрецам Шамбалы, махатмам. Ты должен обладать могучей властью. Допустим, Ленин заслужил, что махатмы через Рериха передали ему письмо, поддержав полностью все действия советской власти, как действия против лжи. Мы не знаем, как тут складывается диалог, но очевидно, что это не просто день рождения, это день рождения с мистической подоплёкой. И тема шаманов становится доминирующей.

М. Майерс ― Я в восторге абсолютно! Потому что я думала, поговорим, сколько там камер, сколько охраны…

М. Шевченко ― Это всё показуха.

М. Майерс ― Как работает пиар-служба.

М. Шевченко ― Это артефакты материалистического внешнего мира.

М. Майерс ― Я мелко беру.

М. Шевченко ― Вы просто не понимаете, насколько там глубоко и серьёзно существует. Вот вы смеётесь, Маша, а напрасно. На таком уровне власти мистиком быть практически невозможно.

М. Майерс ― Как раз я так понимаю, что ровно наоборот…

М. Шевченко ― На таком уровне власти имеют отношения с таким количеством человеческих душ, надежд, судеб, жизней, смертей… Принимают на себя такие решения, что я не думаю, что даже такие радикальные марксисты, каким был Сталин, могли удержаться в дискурсе чистого материализма. Я думаю, что вступало какое-то измерение, мы косвенно знаем, когда Сталин восстанавливал патриархию, он призвал к себе своего, по-моему, он это сказал своему однокашнику, который уже был митрополитом грузинским. В этот момент, когда тот пришёл к нему в штатской одежде, Сталин сказал: «Ты чего ко мне пришёл в штатской одежде?». «Ну, так вот, Иосиф». Наверное, на «ты» они были. «Слушай, ты меня боишься, а его не боишься?». Вот это «его» — это шутка, может быть, а может быть и не шутка.

М. Майерс ― Я обещаю об этом подумать на досуге.

М. Шевченко ― Даниил Андреев, по крайней мере, в «Розе мира» сын великого русского писателя Леонида Андреева и сам такой великий писатель и мистик, очень интересно описал такие уровни как бы мистического и эзотерического, скажем так, таких миров, которые есть над нами и под нами. Кто не читал, очень советую «Розу мира» перечитать. Там значительная часть бреда. Но какая-то часть очень интересного и конструктивного описания.

М. Майерс ― Кто у нас нынче из придворных поэтов и писателей отвечает за эзотерическое начало российской власти? Интересно.

М. Шевченко ― Придворные поэты и писатели. Соловьёв, наверное. У нас придворный Владимир Рудольфович придворный поэт, писатель. Мы русские, «С нами Бог» — это же его творение.

М. Майерс ― Нет, я имела в виду, может, Пелевин отвечает…

М. Шевченко ― Евангелие от Соловьёва.

М. Майерс ― Наверное, да.

М. Шевченко ― Думаю, там зачитываются в Кремле.

М. Майерс ― История с Юлий Юзик, как вы её оцениваете? Что сейчас происходит в Иране, почему задержали журналистку?

М. Шевченко ― Они отвергли информацию о том, что она израильская шпионка, как я понимаю.

М. Майерс ― Они сказали, что не за шпионаж, а за некие проблемы с визой. Но я так понимаю, что виза в Иран для российских граждан вообще носит номинальный характер.

М. Шевченко ― Я по телефону разговаривал с её бывшим мужем Борисом Войцеховским. Я так понимаю, там есть такой сюжет, что она, уезжая туда, предупредила свою дочь, что с ней, скорее всего, будут проблемы. То есть она, возможно, ждала каких-то проблем. По некоторым версиям она знала, что у неё могут возникнуть проблемы при въезде в Иран. Потому что у неё до этого там были проблемы. Она работала в Иране. Поэтому мне трудно сказать.

М. Майерс ― Иранцы такие, как это сказать…

М. Шевченко ― При чём тут иранцы?

М. Майерс ― Не знаю, это же с иранскими пограничниками…

М. Шевченко ― Какие иранцы? Они такие достаточно серьёзные ребята. Когда мы с Орханом Джемалем, когда Орхан ещё был естественно жив, после нового года 3 января позапрошлого года поехали в Тегеран, когда в Исфахане были события. Свободный въезд. На въезде в Тегеран, когда мы прилетели в аэропорт, мы не забронировали номера в гостинице, мы сняли, там есть такая мировая система типа как, это не Airbnb, какие-то квартиры подешевле и так далее. И короче нас тоже там три часа держали. Почему вот вы сняли так, хотя вы люди, известные своей лояльностью?

М. Майерс ― А в чём суть вопроса? То есть вы для них подозрительны, почему?

М. Шевченко ― Мы, во-первых, бородатые мужики.

М. Майерс ― Мало в Иране бородатых мужиков?

М. Шевченко ― Но мы же не иранцы, знаете ли. Потом Иран — государство, находящееся в состоянии войны, испытывающее террористическую угрозу со стороны Израиля, например. Напомню, на территории Ирана были убиты учёные физики, были убиты террористами, которые связаны были, скорее всего, с иностранными спецслужбами, скорее всего израильскими или американскими. Плюс рядом с Ираном идут террористические войны реальные. Это Афганистан и Ирак, где применяется тяжёлое оружие, где люди совершают самые безумные поступки. Поэтому, естественно, в Иране действуют повышенные меры безопасности.

Хотя для российских граждан абсолютно свободный въезд. И если вы не занимаетесь политикой и всё правильно оформляете, то попасть в Иран проще простого. Сразу в аэропорту покупаете визу, там платите какие-то деньги и дальше проходите. Только вы должны сказать, где вот какая гостиница. Reservation ваш. Если вы зарезервированы в гостинице, у вас вообще никаких вопросов даже не будет. У вас в паспорте не должно быть израильской визы, правда, и с американской визой тоже могут начаться разговоры — почему, вот что вы делали и так далее. Но дело в том, что с иранской визой вам в Америку просто могут не дать визу. Если вы приходите в американское посольство, у вас есть иранская виза — вам могут просто отказать.

М. Майерс ― Два паспорта как обычно бывает. В арабские страны — с одним паспортом, в Израиль и в Америку — с другим.

М. Шевченко ― Поэтому ситуация надеюсь, с Юлией Юзик разрешится, и она как говорится…

М. Майерс ― А вот эти книги, которые она написала, если вы знакомы с ними, там есть контент интересный в этом смысле для Ирана. То есть она не просто журналист…

М. Шевченко ― Нет, это не «Невесты Аллаха», эту книгу многие оценили в Европе, в том числе как абсолютную выдумку. Как не абсолютную, наполовину.

М. Майерс ― А вы?

М. Шевченко ― Мне эта книга не понравилась совершенно. Потому что я считаю, что это фантастика, фэнтези беллетристическая. Там об обычаях чеченцев рассказывается в оскорбительном тоне для чеченцев. Другую я не читал её книгу. В 2016 году мы встречались в Дагестане, где она шла, по-моему, от «Открытой России», в выборах участвовала. Мы участвовали в одном округе, меня не допустили. Я был самовыдвиженцем. А её допустили. Более того, ей предоставляли машину из администрации тогда президента Дагестана. Ей помогал Абдулатипов всячески. И, несмотря на то, что она была либеральным оппозиционером, была связана с Михаилом Ходорковским, выступала против Донбасса, против ДНР и ЛНР.

К вопросу о природе российской власти. Власть в Дагестане ей оказывала всецелую поддержку в избирательных встречах, в проведении поездок по горному Дагестану. Она им была нужна для демонстрации демократичности этого процесса, поскольку все выборы уже там были куплены и проданы. И вот наличие Юзик делало это процедуру уже состоявшейся франшизой как бы легальной. Я им как раз там был не нужен, потому что я или Сажид Сажидов, тренер сборной Дагестана по борьбе, очень популярный человек, который должен был выиграть в горном Дагестане, или там другие дагестанцы, которые выдвигались местные. Мы совершенно им там были не нужны. А Юзик была нужна. Поэтому хоть она и оппозиционерка, но когда надо было, у неё были прекрасные отношения с самыми одиозными фигурами из региональной, по крайней мере, кавказской российской власти.

М. Майерс ― Я хотела её одну тему с вами начать. В Верховном суде Дагестана, раз мы заговорили про Дагестан, рассмотрение состоялось апелляционной жалобы на арест журналиста «Черновика» Абдулмумина Гаджиева. И ему пока продлили срок содержания. У него был срок содержания до 13 ноября. Сейчас сняли, будут ещё рассматривать. Как вы думаете, почему?

М. Шевченко ― Произвол и беззаконие. Но тут как раз мы понимаем, почему прессуют «Черновик» и Абдулмумина. Естественно, не из-за того, что он писал. Ничего такого он не писал. И всё, что ему инкриминируют, разваливается просто в суде вплоть до того, что даже экспертиза МВД на это интервью, в котором якобы он призывал к экстремизму, пришла не так давно, что там нет никакого экстремизма. Это когда он делал интервью с этим лидером Абу Умаром Саситлинским. В это время Абу Умар был абсолютно легальный человек, его поддерживало духовное управление мусульман Дагестана. И, в общем, никто не считал его экстремистом. Проблема в другом. «Черновик» когда расследовал дело убийства братьев Гасангусейновых, написал, кто имеет к этому отношение, какие спецслужбы. И поэтому им просто мстят.

М. Майерс ― Давайте вернёмся к Абдулмумину Гаджиеву…

М. Шевченко ― Короче «Черновик» прессуют за то, что они написали статью, в которой указали весьма вероятных виновников убийства мальчика Гасангусейновых в селении Гоор-Хиндах в сентябре 2016 года. Это было, когда шла выборная кампания. Я помню прекрасно. Это трагические дни.

М. Майерс ― А что случилось?

М. Шевченко ― Напомню вкратце. Два пастушка местных, которые были представителями традиционного ислама, а никакого не ваххабизма, пошли в горы. Их родители послали в горное село. Послали там стадо проверить. И их нет, нет и нет. Потом их под утро, честно говоря, находят мёртвыми в бушлатах, с каждым лежит по автомату. Это версия, которой придерживается официальное как бы духовное управление Дагестана.

И дальше начинается целая эпопея. Не заводится уголовное дело, не заводится следственное дело. Их пытаются назвать ваххабитами и террористами. Просто нет ни одного факта, свидетельствовавшего о том, что они были хоть как-то оппозиционны. Наоборот, это были такие мальчики, которые как бы были в абсолютно традиционном суфийском исламе. То есть все прекрасно начинают понимать, что их убили, а потом имитировали просто это дело. И когда начинают спрашивать адвокаты, родственники, следователи: кто, почему?

Несколько месяцев, если не больше или около года не заводилось уголовное дело практически по факту. Всем становится ясно, что какие-то стоят за этим серьёзные структуры, которые возможно случайно их убили. Но потом вместо того, чтобы извиниться и как принято в цивилизованных странах, извиниться перед родителями, если это возможно назвать извинениями. И компенсировать каким-то образом. Открыто или закрыто. Просто решили это скрывать. А «Черновик», являясь одной из лучших газет нашей страны, на мой взгляд, самой открытой, демократической, живущей не за счёт каких-то спонсорских денег, а за счёт розницы, за счёт продажи рекламы, печатных номеров, возьми да и начни изучать этот вопрос. И вот из-за этого «Черновик» и прессуют. Это просто месть «Черновику» со стороны каких-то спецслужб, которые очевидно понимают, что «Черновик», крайне близко подошёл к раскрытию этой крайне неприятной и трагической истории.

М. Майерс ― А что они там раскопали — это известная информация? Или он просто Гаджиев не успел донести это?

М. Шевченко ― Нет, а он вообще этим не занимался. Они Абдулмумина взяли, а он вообще к этому не имел никакого отношения. Он не тот журналист, это мстят «Черновику». Они взяли Абдулмумина, потому что он ведущий религиозной колонки. Хотя он сам экономист, кандидат экономических наук. Знает несколько языков. И вот можно читать его письма, которые он пишет из тюрьмы своим детям, давая им рекомендации, как им жить, как ходить в школу. У него, по-моему, четверо детей или пятеро. Я не помню точно. Он вообще не имеет к этому отношения. Просто они прицепились к нему, потому что религиозная тема на Кавказе это такая тема, за которую всегда зацепишься. Как в средневековье просто. Сколько ангелов на кончике иглы? Сто тысяч. Ах, сто тысяч, так вы сектант! Вы протестант, вы за Лютера. Потому что на кончике иглы сто тысяч 52 ангела. И как говорится, пытка, костёр, тюрьма.

М. Майерс ― Сегодняшнее решение суда это как смягчение в этой истории или как ужесточение? Просто я пытаюсь понять, как это трактовать…

М. Шевченко ― Продлили содержание в тюрьме…

М. Майерс ― Нет, направили на новое рассмотрение. При этом его оставляют под арестом.

М. Шевченко ― Ну под арестом где его оставляют? Дома или в СИЗО?

М. Майерс ― Он в СИЗО.

М. Шевченко ― Значит, какое же смягчение-то? Пока Абдулмумин сидит в СИЗО, это называется расправой, местью с абсолютно невиновным человеком. Нет ни одного факта, фактика даже нет, который свидетельствовал бы о том, что он был экстремистом или поддерживал экстремизм. Первые обвинения, основанные на доносе, вызванном пытками человека, который на суде сказал, что меня пытали, я оклеветал тебя, Абдулмумин. Примерно так он сказал. Развалилось. Второе развалилось, потому что экспертиза пришла из МВД, что нет в этом интервью никакого экстремизма. Да и у них нет ничего вообще. Поэтому они сейчас вломились в редакцию «Черновика», чтобы чего-то подбросить и потом найти спустя неделю. А вот у вас под половицей лежит портрет…

М. Майерс ― Давайте из Дагестана в Москву переместимся. Мосгорсуд оставил в силе приговор фигуранту «московского дела» Даниле Беглецу. Там речь идёт о двух годах колонии. Как вы думаете…

М. Шевченко ― Расправа, произвол, беззаконие! Чего тут думать.

М. Майерс ― Это вы повторяетесь. Вы только что про Дагестан то же самое сказали.

М. Шевченко ― Ну, потому что везде это происходит по всей стране. В Ростове 6 и 3,6 и 7 лет — расправа, произвол, беззаконие. Преследование Прокопьевой — расправа, произвол, беззаконие. Синица, я не соглашусь, я против тюремного срока. Но, конечно, его твит был абсолютно аморален с угрозой детям. Это просто нельзя трактовать никак кроме как угрозу детям. Тут что хочешь, то и делай со мной. Пусть я не прав, пусть меня все осудят. Но я не считаю, что надо бросать в тюрьму. Я считаю, что надо было вытащить за шкирку и сказать: вот человек, который угрожает, понимаете, детям. И если бы он настаивал, тогда уже другой вопрос. Потому что ты маньяк, если ты настаиваешь. Если бы он сказал, что это просто фигура речи, штрафуйте, пожалуйста, за такую фигуру речи. Публичная угроза детям. Снафф-видео. Вообще за рамками, честно говоря, это находится морали. Как можно оправдывать это высказывание, мне непонятно.

То, что писала Прокопьева — это абсолютно нормальное философское в духе Бодрийяра, мы уже говорили, и Сартра, интерпретация и обсуждение проблематики терроризма в современном обществе, которое не выходит за рамки того, что обычно пишут в философских журналах Франции, Германии. У нас построже со свободой слова.

М. Майерс ― А вы пишете в таком стиле?

М. Шевченко ― Конечно, а чего тут такого? Я считаю, я же поклонник Бодрийяра, знаете ли. И Камю, и Сартра, и Хайдеггера… И Ленина, между прочим. Тоже. Поэтому я считаю, что философия подразумевает свободу мысли. А если исчезает свобода мысли, то философия становится просто проституткой правящих классов. Неважно, говорят эти классы от имени капитализма или социализма.

М. Майерс ― Давайте вопросы почитаю с сайта «Эхо Москвы». Максим: в чём на наш взгляд, разница между «болотным» и «московским делом»?

М. Шевченко ― На «болотном» сидели левые в основном, Болотная — это была расправа с левыми и с анархистами: Удальцов, Развозжаев, Гаскаров плюс анархисты сидели. А «болотное» и «московское дело» я считаю борьбой кланов, группировок. Причём «болотное дело» мне кажется, было просто выходом из конфликта двух больших групп. Две большие группировки — либеральная группировка и консервативная, где они решили принести публичную жертву в виде левых оппозиционеров. Кого-то надо было наказать. И левые вот и понесли тяжёлое наказание. Удальцов отсидел, Развозжаев отсидел. Ребята были в эмиграции. Это как бы публичная жертва, которая была принесена на алтарь некого консенсуса. Вот у них не получилось свергнуть Путина, тогда в 2011-12 году. Но вот зато они потом договорились, пришли к некому статус-кво и публично как бы всё на левых переложили, их покарав.

Сейчас несколько другая ситуация. Хотя мы тоже имеем дело с борьбой группировок. И, безусловно, по «московскому делу» карают людей, потому что власть считает, что она не может никого не покарать. Но эти люди вообще ни при чём. То есть это просто расправа с людьми, которые просто даже не являются лидерами. Лидеры, кстати, опять не наказаны. Как и в 2012-ом году, между прочим. Хотя я против наказаний, естественно. Просто обращаю на это внимание. Но как бы фон репрессий создаётся. У меня иногда по «московскому делу» возникает ощущение, что это такой сознательный, кем-то поддерживаемый политтехнологическими юридическими способами процесс юридического произвола, естественно. Потому что это беззаконие. Это создание такого фона репрессий для того, чтобы создавать такое напряжение на оппозиционно-либеральном фланге.

М. Майерс ― А отпускают тогда зачем? Как это в обе стороны работает.

М. Шевченко ― Напряжение, но не всерьёз же, это же не левые. Это членов «Левого фронта» можно бросать в тюрьмы и там их держать. Тут тема другая. Тут как говорится, все свои мальчики. И уже под них можно консолидировать актёров, к актёрам — раз и где-то там Турчак прибьётся. Смотрите.

М. Майерс ― Было дело. В борьбе за справедливость.

М. Шевченко ― Ещё раз вернусь к моей любимой теме. У нас есть центр, концептуальный центр либерального такого путинского либерал-путинизма. Это ВШЭ, в которой вы найдёте и Владимира Рыжкова, и Касамару, и Вячеслава Володина.

М. Майерс ― Масса прекрасных людей.

М. Шевченко ― И Сергей Кириенко. И все-все там вместе, весь такой интеллектуальный бомонд этой власти и её интеллектуального обеспе́чения. Или обеспече́ния, как правильно, кстати?

М. Майерс ― Мне больше нравится обеспече́ния.

М. Шевченко ― Военные говорят обеспе́чения.

М. Майерс ― Военные вообще говорят…

М. Шевченко ― Да, вот значит обеспече́ния. Вот они там находятся. Дальше от них смотрим чуть либеральнее, но всё равно некий центр. Вот либеральнее ВШЭ. Но всё равно все свои. Все же за капитализм, все за либеральное.

М. Майерс ― Но Егор Жуков-то сидит! Самый что ни на есть…

М. Шевченко ― Все за новое и прогрессивное. Поэтому я думаю, что они создают новые лица на либеральном фланге. Новые возможности, новая консолидация. Потому что понятно, что если левые консолидируются в народно-патриотический фланг, то «Единая Россия» не защитник власти сама по себе. «Единая Россия» будет у нас прятаться и скрываться за брендами самовыдвиженцев, теряя свой бренд. Хотя тут совещание в администрации президента говорят, было, где они признали, что в Москве это была ошибка. Но это была очевидная ошибка. Потому что бренд есть бренд. И люди голосуют многие за бренд, а не какие-то там неизвестные фамилии. Кто такой Метельский?..

М. Майерс ― Чего-то испугались, значит.

М. Шевченко ― Нет, перестраховались. Я считаю, что опять-таки внутренний конфликт. Но здесь кто по их мнению может дать отпор потенциально нарастающему социальному протесту слева? Это конечно, реновированное, восстановленное, апгрейденное либеральное движение, которое связано с властью органически и идеологически. Разница между ними просто в том, что власть за тот капитализм, который она уже захватила, а либералы за некий хороший капитализм. Но большинство населения страны против капитализма вообще как такового. Поэтому те, кто за капитализм — они так или иначе будут группироваться, даже критикуя друг друга, борясь друг против друг друга.

Что такое борьба за гражданские права? Это борьба внутри сегмента антологического, Сергей Владиленович поймёт. Такого антологического как бы такого поля, в котором капитализм понимается как совокупность наличия свободного капитала, и неких прав и свобод, которые это всё обеспечивают. Инвестиции, заработки… Но за рамками такого гетто капиталистического или семантического или антологического пространства, как методологи говорят, существует остальное пространство, которое просто к этому относится с ненавистью.

М. Майерс ― Коммунистическое?

М. Шевченко ― Это не коммунистическое. Потому что ничего хорошего от этого не видят. Люди прекрасно видят, что капитализм — это чистый криминал. Никакого тут заработка честного нет. Вся система российского капитализма — это просто создать некие форматы вывода денег из госбюджета, из нацпроектов, из майских указов Путина, из программы 2020. Вывести куда-то в какие-то темы, в которых чего-то сделают так для вида, а остальное вывести за границу. Поэтому я думаю, что единственное, что власть прекрасно понимает — что если им не удастся создать такую широкую коалицию между либералами, которые даже формально будут против Путина, а Путина уже можно отдавать даже на съедение имиджево, так как на носу 24-й год — и всё заканчивается. Он — такая будет уходящая натура в каком-то смысле.

Такой апгрейд они хотят сделать той власти, которая не собирается отдавать то, что она держит под собой. Я считаю, что они будут разыгрывать такой большой спектакль, где консерваторы так называемые «Единой России» будут изображать из себя прогрессивных просвещённых либералов. Либералы будут делиться между радикальными либералами уличного протеста и хорошими либералами из ВШЭ. Но главное, чтобы всё вместе это противостояло левым. Плюс ещё на левом фланге они будут создавать спойлеров. «Коммунисты России» — это позорная группировка, задача которой — просто портить электоральные проценты КПРФ. Идеологическое наполнение — ноль. А отмывание денег, как доказал Юрий Афонин, на сотни миллионов рублей идёт. На счета участников московских выборов из «Коммунистов России» такие деньги просто по всей стране переводились, которые превышают иногда то, что «Единая Россия» получает на свои предвыборные дела.

Поэтому вот в чём проблема. Они боятся, и у них нет иной стратегии, кроме консолидации тех, кто держит в своих руках ключи от этого управления этой грабительской системой постоянного разорения страны. Никакого рывка здесь не будет. Не бывает в периферийной полуколонии рывка. Сюда невыгодно вкладывать деньги. Никакая власть не обеспечит выгодность вложений сюда денег. Задача только одна — имитировать сюда вложения, чтобы потом через 2-3 операции эти деньги вывезти туда, где их на самом деле реально и безопасно вкладывать.

М. Майерс ― А есть в нынешнем виде левому движению, не спойлерскому, а настоящему левому что ответить?

М. Шевченко ― Мы над этим работаем.

М. Майерс ― Вы над этим работаете?

М. Шевченко ― Мы над этим все работаем. Но я считаю, что системная основа левой оппозиции это КПРФ. Естественно. При всей критики, которая возможна в отношении КПРФ, я думаю, что все здоровые национально-патриотические народно-патриотические силы, естественно, будут вокруг этого ядра как-то сорганизовываться.

М. Майерс ― У вас много работы.

М. Шевченко ― Очень много.

М. Майерс ― Спасибо огромное. Журналист Максим Шевченко. Меня зовут Маша Майерс. Это программа «Особое мнение».






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Максим, большое спасибо! Всё верно сказано.
________________________________________

Бастрыкин оценил работу Следственного комитета на «тройку с плюсом».
________________________________________

Горе-царёк в ужасе поспешно спрятался от шамана Шаши в непроходимых таёжных дебрях… Ищет там за облаками, за туманом и за запахом тайги несчастного российского мишку с вырванными когтями, выдранными клыками и запечатанной пастью, преследуемого ядовитыми печеньками ГосДепа…

Найдёт ли он там эти сакральные греческие амфоры? Иль снова встанет на крыло могучим альфа-дятлом, предводителем всех отечественных дятлов? Молчит тайга, таится, темнит, не даёт ответа…
________________________________________

Давно не слушал Максима Шевченко, считал это бессмысленным. Решил послушать. Конечно, полный бред апологетика "уходящей натуры" — коммунистических идей и, более того, КПРФ! Но одно обнадёжило. Он сказал, что Кириенко блокируется с "либералами из ВШЭ". Если это не домыслы Максима, а хоть сколько-то близко к реальности, это обнадёживает. Кстати, Максим говорил о борьбе разных групп "либералов", но ни звука не сказал о силовиках. Вроде, они и, правда, в стороне…
________________________________________

Самое маленькое, что мог сделать Путен за все свои года беспредела, так это закрыть всю коммунистическую идеологию — объявить её вне закона. И основания для этого все есть — преступления прошлого и бред современных коммунистов. Но он даже этого не сделал!..
________________________________________

Ну да, щас! С чего бы это? Сталин жив, и он нынче Путиным работает…
________________________________________

Какой матёрый человечище, какая эрудиция, какая широта и глубина мысли! Но это он зря. Жалкому эвклидовскому уму рядового совка тяжело представить титаническую битву транснационального и сугубо национального капитала, побочными жертвами которой пали Политковская и Немцов. Средний человек и запомнить-то не в состоянии имена перечисляемых философов. Зато он хотя бы в школе Гоголя читал и слыхал про унтер офицерскую вдову. Ему так и надо задвигать по простой схеме. Сказано ведь — убийство нанесло государству больший вред, чем вся их враждебная деятельность. Предельно ясно: чтобы больнее укусить, сами себя и заказали. За одним и вопрос о заказчике снимается. Проще надо быть и люди к тебе потянутся.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Маша Майерс

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Криминал (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 04.12.2019 - ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ЕГОРА ЖУКОВА
  • 28.11.2019 - В РОССИИ, КАК ПРАВИЛО, ВСЕГДА НЕСВОБОДА
  • 27.11.2019 - ПРОВЕРИТЬ ПРОКУРОРА МОСКВЫ
  • 27.11.2019 - ПАДЕНИЕ БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЫ
  • 26.11.2019 - СЕКРЕТЫ ДЕЛА МАГНИТСКОГО
  • 25.11.2019 - ВЛАСТИ ПЫТАЮТСЯ ПОВЫСИТЬ ПОДКОНТРОЛЬНОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  • 25.11.2019 - ЗА ЕДИНСТВО БЕЗ СВОБОДЫ СЛОВА?
  • 24.11.2019 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ О ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТИРАХ «ЯБЛОКА»
  • 24.11.2019 - ЛОГИКА БЕСПРЕДЕЛА
  • 23.11.2019 - КТО ОТВЕТИТ ЗА ПРОВАЛ «ОПТИМИЗАЦИИ»?
  • 23.11.2019 - ИНТЕРВЬЮ С ГАСАНОМ ГУСЕЙНОВЫМ
  • 22.11.2019 - ПРОТИВ ЗАКОНА О «СУВЕРЕННОМ ИНТЕРНЕТЕ»
  • 22.11.2019 - ИНТЕЛЛЕКТ И ГЛУПОСТЬ НА СЛУЖБЕ РЕПРЕССИЙ
  • 21.11.2019 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» ПРОТИВ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ
  • 21.11.2019 - ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ОТ ВРАГОВ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru