Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[04.11.2019]

ДЕПУТАТ МОСГОРДУМЫ ФРАКЦИИ «ЯБЛОКО»

Дарья БЕСЕДИНА: архитектор, депутат Московской городской Думы, руководитель направления практических исследований фонда «Городские проекты»

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Дарья БЕСЕДИНА:


Была очень смешная реакция председателя Шапошникова, председателя Мосгордумы от «Единой России», он в предыдущем созыве председательствовал тоже. Он сказал такую фразу вроде «Не политизируйте Мосгордуму»…

                    *   *   *

А. Соломин ― Всем здравствуйте, в эфире радио «Эхо Москвы» самая сложная программа для наших гостей, она называется «A-Team». В студии будут работать в течение этого часа три Алексея: Соломин, Осин и Нарышкин. И у нас в гостях депутат Московской городской думы от фракции «ЯБЛОКО», руководитель направления практических исследований фонда «Городские проекты» Дарья Беседина.

Давайте с насущного начнём. Вы уже работаете достаточное время в Московской городской думе. Скажите, поскольку выборы в Московскую городскую думу стали так или иначе предтечей или даже причиной появления протестов и Московского дела, как следствие, как эта тема поднимается ли она, отражена ли она в работе вашего созыва?

Д. Беседина ― На самом деле, я не знаю, следили вы или нет, на первом заседании Московской думы, которое было, оно очень сильно отличалось от той думы в прошлом сезоне, потому что, во-первых, разные депутаты, не только от «ЯБЛОКА», но даже от КПРФ, Симонов от СР… Депутаты поднимали вопрос о том, что люди сидят, что репрессии случились, что выборы были нечестные. Уже сейчас депутаты прямо на заседании начали говорить об этом. И была очень смешная реакция председателя…

А. Соломин ― Первое заседание?

Д. Беседина ― Да, была очень смешная реакция председателя Шапошникова, председателя от «Единой России», он в предыдущем созыве председательствовал тоже. Он сказал такую фразу вроде «Не политизируйте Мосгордуму».

А. Соломин ― Это же прямо просто из серии «Парламент — не место для дискуссии»!

Д. Беседина ― Да, вот абсолютно из той же серии! Сейчас мы видим, что депутаты открыто эти вопросы поднимают. А ещё эта дума, её легитимность, если подумать, под вопросиком, потому что с учётом того, сколько кандидатов не пустили, те, которые избрались по умному голосованию, в тех округах, например, где Соловьёв. Типичный пример, как человек избрался…

А. Соломин ― Ходит на заседания?

Д. Беседина ― Я его видела в думе.

А. Соломин ― То есть, он живой?

Д. Беседина ― Я видела этого человека, уж не знаю, насколько он…

А. Нарышкин ― Кто?

Д. Беседина ― Александр Соловьёв, которого найти не могли, от СР, который…

А. Соломин ― Он принимает прямо участие в работе, голосует?

Д. Беседина ― Я видела его на заседании, я видела. Этот человек существует, по крайней мере, он носит костюм, ходит на заседания и даже голосует. Его сделали, кстати, председателем комиссии по экологии, в которую я вхожу. Вот он, значит, был среди тех, кто выдвинул Шапошникова на председателя, и он теперь глава комиссии по экологии, он получает зарплату. Вы же знаете, что у нас депутаты Московской городской думы зарплату не получают, получает зарплату только председатель Думы, его заместители и председатели комиссий.

А. Нарышкин ― Правильно, вы же не за зарплату шли в городскую думу.

Д. Беседина ― Ещё раз, я туда шла не за зарплату. Вопрос просто в том, что вот эти вот, про кого мы говорим, могут себе позволить депутатствовать всё время. А остальные депутаты должны ещё работать. А делалось это почему? Это с предыдущего созыва пошло, потому что тогда, в 2014 году, избралось очень много директоров строительных компаний, они не хотели терять свой доход.

А. Соломин ― Можно было отказаться?

Д. Беседина ― Да, тогда можно было отказаться от своего места работы и прийти на работу в Думе. Но они потеряли бы свой доход, потому что зарплата депутата меньше, чем зарплата у этих строительных компаний. Они этого не сделали, перевели депутатов на общественную деятельность. Вот так. И поэтому теперь у мэрии появилась возможность предлагать депутатам: «Вы проголосуйте так, как нам нужно, а мы вам председателя комиссии отдадим».

А. Соломин ― Кто это говорит?

Д. Беседина ― Я говорю, что это даёт возможность «Единой России» таким образом на избранных депутатов влиять.

А. Соломин ― С вами это происходило?

Д. Беседина ― Ко мне никто не приходил с такими предложениями, но я… Если вы посмотрите, кто как голосовал, вы можете сделать предположение, что к кому-то с этим предложением, возможно, подходили.

А. Осин ― У вас есть доказательства?

Д. Беседина ― У меня доказательств нет, я говорю, что это предположение.

А. Осин ― А зачем вы тогда это говорите?

Д. Беседина ― Ну…

А. Осин ― Если мы начнём предполагать что-нибудь о вас?

Д. Беседина ― Давайте, предположите что-нибудь обо мне.

А. Осин ― Нет, я не стану этого делать.

Д. Беседина ― Я знаю, что другим странные предложения были, я это знаю. И я видела, что какие-то были… Вот вы, журналисты, вы наблюдаете за деятельностью Думы, вы можете…

А. Осин ― Я таких выводов не делаю, я наблюдаю, кто как голосует, предположим. Но на посты глав комиссий, председателей комиссий назначают тех или выбирают тех, от кого ждут каких-то решений определённых в русле предложенной политики.

Д. Беседина ― Хорошо, вы можете объяснить, почему Александр Соловьёв стал председателем комиссии по экологии?

А. Осин ― Совершенно не могу, я даже не знаю, что он им стал.

Д. Беседина ― Вот он им стал. Как Александр Соловьёв стал председателем комиссии по экологии? Вы думаете, он потрясающий эколог? Наверное, в экологии разбирается? Не знаю, может быть, он разбирается в экологии очень хорошо.

А. Осин ― Видимо, Тунберг разбирается в экологии лучше всех у нас.

Д. Беседина ― Она, наверное, разбирается.

А. Нарышкин ― Жаль, что Тунберг не может стать главой комиссии в Мосгордуме.

Д. Беседина ― Она другими делами занимается.

А. Соломин ― Как вам вообще работа в Мосгордуме? Вы не разочаровались в том, что там происходит? Кто какие вопросы решает? Вы сами говорите, что председатель Мосгордумы говорит, что это не место для политизирования. Набор вопросов, которые приходится решать, вас устраивает?

Д. Беседина ― Приходится решать… Я, как депутат, могу вносить сама свои предложения, свои инициативы.

А. Соломин ― Что вы успели сделать?

Д. Беседина ― Мы сейчас прорабатываем интересные вещи.

А. Нарышкин ― Ну намекните.

Д. Беседина ― Вообще, я избиралась изначально, потому что я — сотрудник фонда «Городские проекты». Нам нужны депутаты, которые представляют наши интересы. У нас есть предложения по благоустройству города… Я приходила к своим избирателям с идеей сужения Ленинградского проспекта и деавтомобилизации города, развития альтернативных способов перемещения.

А. Соломин ― Вас не изберут в следующий раз.

А. Осин ― Пешком что ли?

Д. Беседина ― Пешком, на велосипеде. Я сюда на велосипеде приехала.

А. Осин ― Мне, например, 40 километров до работы. Это я должен в 5 утра или 3 утра выходить, чтобы…

Д. Беседина ― У нас, на самом деле, было исследование, в результате которого мы выяснили, что у нас порядка 30% людей не выезжают за пределы района в течение дня. Потом, для разных типов перемещения в городе существует общественный транспорт. У нас существует метро, но у нас большой недостаток общественного транспорта…

А. Нарышкин ― Дарья, в метро тесно в часы пик.

Д. Беседина ― У нас дикий недостаток, у нас мало общественного транспорта. И тот, который есть, работает, несмотря на все усилия, достаточно плохо. Сегодня днём я открыла Яндекс посмотреть, когда придёт автобус. Один автобус — через 16 минут, другой — через 23 минуты, третий — через 28 минут. Это не дело.

А. Нарышкин ― Здесь надо заступиться за Ликсутова и Собянина, они же пересмотрели схему движения автобусов.

Д. Беседина ― Схему они пересмотрели, первое время автобусы даже хорошо ходили. А сейчас у нас на маршрутах, где обещаны интервалы 10-15 минут, автобусы ходят через 20 минут.

А. Осин ― Я такого не видел никогда. Что здесь, на Арбате, каждый день пользуюсь, что у себя в районе…

Д. Беседина ― Это хорошо, если это на тех маршрутах, которыми вы пользуетесь…

А. Осин ― Значит, мне повезло.

Д. Беседина ― На разных маршрутах по-разному. Я могу сказать, что у маршрутов 904, 101 регулярно такие дыры в расписании бывают. Поэтому есть причина, у Мосгортранса большие проблемы, у них не хватает водителей, у них автобусы плохого качества, не хватает запчастей. Я не знаю, почему них такие проблемы? Есть подозрение, что это организационные проблемы. Потому что сказать, что у них денег нет — это очень странно.

А. Нарышкин ― Вы, кстати, можете запросить бюджет Мосгортранса?

Д. Беседина ― Мы будем этим заниматься, потому что мне самой интересно, что у них происходит. Это что-то очень странное.

А. Нарышкин ― А дальше? Вы, например, получаете какой-то том, где написано «В 2018 году потратили столько-то, заработали на билетах столько-то», и что вы с этим делаете?

Д. Беседина ― Если я получу этот том… Я уверена, что мне его не дадут сразу.

А. Нарышкин ― Если попросите хорошо, может, и дадут.

Д. Беседина ― Надо смотреть с экспертами, с экономистами, с транспортом, смотреть, разбирать, что там происходит. Я думаю, что это нужно делать, потому что что-то там очень странное.

А. Осин ― Извините, а как народ пересадить с автомобилей на общественный транспорт? Пешком я не пойду, я уже понял.

Д. Беседина ― Развивать общественный транспорт, чтобы транспорт был таким, на котором вам бы хотелось бы проехать. Во-первых, чтобы он ходил достаточно часто. Первая задача — транспорт должен быть надёжным.

А. Осин ― У меня с этим проблем нет, я пользуюсь транспортом.

Д. Беседина ― Вы вышли из дома, вы чётко знаете, что, если вы выйдете из дома в такое-то время, вы за определённое время приедете на работу.

А. Осин ― Я знаю.

Д. Беседина ― Тогда зачем вы пересаживаетесь, вы же и так пользуетесь?

А. Осин ― Я и машиной пользуюсь. Когда мне удобно, я на тренировку еду с большим баулом с хоккейной формой, я еду на машине. Когда я еду в центр, где уже позаботились, ввели платные парковки, 500 рублей в день я себе платить позволить не могу, поэтому я езжу на метро. Я это с понимаем встретил.

Д. Беседина ― В вашем случае проблема пересадить вас на общественный транспорт решена.

А. Соломин ― Почему нельзя остановиться? Это уже компромисс, автомобилисты говорят при вас, что на это согласились. Но дальше зачем?

Д. Беседина ― У нас в центре… В районе Сокола или Войковской люди не второго сорта живут, они тоже имеют право ходить пешком, ездить на общественном транспорте и не дышать автомобильными выхлопами. Имеют право?

А. Соломин ― Конечно. И передвигаться на машине тоже имеют право.

Д. Беседина ― Право на передвижение на автомобиле, как бы этого ни хотелось многим, к базовым потребностям человека не относится.

А. Осин ― Вот этих сложных серьёзных людей, хотят они от своих БМВ, Мерседесов отказаться и гулять своим пешком по Соколу…

А. Соломин ― Одно дело — центр, где все объекты в пешей доступности. Не обязательно даже ездить на автобусе, если у тебя есть время. А другое дело — спальные районы, районы за кольцом, в которых это уже сложнее.

Д. Беседина ― Спальные районы — это вообще наша большая проблема, отдельная проблема, она немножко выходит за рамки этого вопроса. Спальные районы, в которых у нас огромная плотность людей, и эти все люди одновременно в часы пик должны перемещаться на работу по примерно одним и тем же направлениям. На автомобилях этих людей невозможно вывезти чисто физически из-за пробок. Автомобиль занимает слишком много места на одного человека… Невозможно вывезти.

А. Осин ― Об этом говорил сам Ликсутов много раз… Они это сделают, ваша в чём новация?

Д. Беседина ― Ликсутов в данном случае говорит, что нам нужно развивать общественный транспорт. Хорошо, когда у нас есть жилой массив, который массово утром едет на работу, а вечером едет домой, в таком случае нам нужно строить рельсовый транспорт, например — трамвай. Трамвай — это хороший способ переместить большое количество людей на большое расстояние, потому что у трамвая выше пропускная способность, выше комфортность.

А. Осин ― А автобус нельзя огромный?

Д. Беседина ― Это дороже, менее эффективно, больше места занимает. Главное — трамвай комфортнее.

А. Осин ― Их сняли, потому что они все улицы собой занимают, эти рельсы.

Д. Беседина ― Это заблуждение. Рельсовый транспорт — самый эффективный с точки зрения перемещения по площади. Трамвай гораздо эффективнее любого автобуса, это вам любой транспортный эксперт скажет. У них пропускная способность в несколько раз выше.

Трамвайная система, например, в Будапеште такая, что пропускная способность сети приближается к показателям метро. Трамвай — это очень эффективный и классный способ. У нас московская мэрия не строит трамваи. Мы весной опубликовали доклад о состоянии трамваев в Москве, и там мы собрали все обещания построить трамваи за много лет. Так вот, за много лет у нас построено в Москве только кольцо на Белорусской. Всё…

А. Нарышкин ― Дарья, скажите, «Городские проекты» — это же Варламов?

Д. Беседина ― Варламов и Кац.

А. Нарышкин ― Смотрите, вы, получив мандат депутата городской думы, чем вы будете отличаться от Варламова и Каца, которые не первый год говорят про развитие общественного транспорта и прочие городские инициативы? Возможностей-то нет у вас. Вот вы пришли к нам, это здорово.

Д. Беседина ― Я депутат Московской городской думы. Раз в месяц Московская городская дума проводит заседание, где они голосуют. В том числе — за московские законы. И я могу…

А. Нарышкин ― Может быть такой проект, что везде, где сейчас автобусы, давайте построим трамвайные пути?

Д. Беседина ― Это в законопроекте должно быть, но такое теоретически можно сделать. Конечно, с точки зрения транспорта немного абсурдно… Депутат московской городской думы отличается от общественника тем, что за мной стоят те люди, которые за меня голосовали. Я представляю четыре московских района, людей, которые живут в этих районах. Я не просто общественник.

А. Нарышкин ― Слушайте, а у Варламова миллион, по-моему, подписчиков в Ютубе, наверное, его слова тоже влияют…

Просто уважаемый Алексей Юрьевич Осин, Дарья, на вас сейчас наезжает по поводу автомобильной темы, а переживать не стоит, может, потому что у Дарьи нет инструмента, чтобы воплотить что-то. Дарья сама по себе тебя не выгонит из автомобиля, не отберёт у тебя автомобиль.

А. Осин ― Я не переживаю, я выгнался в значительной степени из автомобиля.

А. Нарышкин ― Что есть Дарья Беседина в городской думе, что нет…

А. Осин ― Мне представляется, что это такие замки на песке. Насколько я понимаю, городские власти взяли курс на метроизацию, рельсовый транспорт развивается в другом направлении.

Д. Беседина ― У нас странная сейчас политика транспортная, у нас сейчас строится не от принципа «что нам нужно», хотя МЦК — это штука, которая назрела очень давно, о ней говорят чуть ли не с 2014 года. Много лет уже говорится про это, эксперты говорят, вы ещё в 2013 году говорили, что нам нужны городские электрички в Москве, потому что у нас электрички не складные, не включены в городской билет и никак не координируются с городским транспортом, хотя электричка во всех крупных городах — полноценный городской магистральный транспорт. Он нужен вам, чтобы доехать из условного Долгопрудного к той же Москве. И он это делает эффективно, лучше, чем длинная большая электричка. И в Москве это долго назревало, и хорошо, что это делается хотя бы сейчас.

А. Осин ― Есть проект, связанный с железной дорогой. И вы говорите, что 5 лет назад об этом заговорили, и сейчас, насколько я понимаю, первая ветка пущена. То есть, за 5 лет это сделано. Так давайте не будем говорить, что они плохо работают. Это сделали.

Д. Беседина ― На самом деле эта первая очередь, там изменения в основном косметического плана, потому что железнодорожные рельсы уже существовали. Они меняют систему сигнализации и закупают подвижной состав. Причём там этот план, первая очередь, её исполнение, там реально мало затрачено усилий, всё уже готово. То, что это делают, это очень хорошо. Лучше бы, если бы это делали 10 лет назад.

А. Осин ― У вас выдвигается срок, то 5 лет…

Д. Беседина ― 6 лет назад мы, фонд «Городские проекты», говорили об этом, а транспортники говорили об этом лет 10 назад. Классно, что это делают, наконец. Это очень хорошо.

А. Осин ― Я живу в городе достаточно давно, и я не припомню, чтобы в Москве столько делалось по транспорту, как в последние 10 лет. Это просто на порядок больше. Можно ругать Собянина за бордюры, за бесконечные стройки, за излишнее украшательство. Но то, что в области транспорта делаются колоссальные изменения — это вообще несомненно. Сколько станций метро открыто за это время? Безумное количество какое-то, я даже посчитать…

Д. Беседина ― Смотрите, по поводу того, что строится. У нас тут строится колоссально, Собянин каждый год говорит, что «мы построили километры…». Давайте посмотрим на результат этих строек. Сегодня у нас пробки сколько, 9 баллов?

А. Осин ― Вы не знаете, что было бы, если бы это не было построено.

Д. Беседина ― Те же самые 9 баллов. На самом деле, сегодня случился небольшой дождик, и в городе встало буквально всё. Сегодня днём открываю карту — всё красное. Сегодня вот я к вам ехала…

А. Нарышкин ― Просто Собянина обвинить в том, что он делает пробки в Москве… И раньше были пробки.

А. Осин ― 6 баллов.

Д. Беседина ― Он тратит огромный бюджет на транспорт, на гигантские стройки. А у лучше-то ничего не меняется.

А. Соломин ― Становится. По пробкам многие замечают…

Д. Беседина ― Мне 31.

А. Соломин ― Мы с вами ровесники. Но я просто в Москве живу лет 12, наверное. И я помню, какая прямо патовая ситуация была в начале моей жизни в городе с пробками.

Д. Беседина ― Что-то меняется. В центре есть изменения с тем, что Собянин расчистил от безумной парковки центр.

А. Нарышкин ― То есть, Собянин — хороший. Давайте ещё.

Д. Беседина ― Что значит — хороший?

А. Нарышкин ― Расчистил же.

Д. Беседина ― Это действительно его заслуга. Он сделал то, что у нас начали… На самом деле, это заслуга, мне кажется, во многом «Городских проектов», потому что мы об этом очень много говорили. Это было одной из немногих точек, когда он прислушался. Но в 2019 году мы видим, что Собянин оказался в городе, который, когда идёт дождик, встаёт в девятибалльные пробки. А самое печальное, что, сколько бы этим метро ни прикрывались, у нас Собянин — мэр города, в котором летом полиция дубасила людей до крови, у нас люди сидят по уголовным делам, а он это полицейское насилие открыто оправдывал!

А. Осин ― смотрите, пробки… Предположим, стало лучше. А вот с дубинкой кого-то — давайте разделим.

Д. Беседина ― Как можно разделять? Это один и тот же человек, с одной стороны говорит: «Давайте вам сделаем хорошо», а с другой стороны у него в городе людей бьют дубинками…

А. Осин ― Я вам назову множество городов, где людей бьют дубинками. Париж, например. Подходит?

А. Нарышкин ― Едва ли сам Сергей Собянин отдаёт приказы…

А. Соломин ― Дарья, правоохранительные органы у нас подчинены президенту. У нас называется МВД Москвы, но подчиняются они министру внутренних дел.

Д. Беседина ― Мэр города как политик мог выйти и сказать, что полицейское насилие недопустимо, освобождайте политзаключённых. А он вышел и сказал, что полиция всё сделала правильно…

А. Нарышкин ― Мы с вами 20 минут сначала говорили о том, что делает Собянин для города, а потом вы достаёте козырь: ага, Собянин ещё политик фиговый.

А. Осин ― Невысокая состоятельность в этом вопросе, попытка наехать на Собянина…

Д. Беседина ― Мы вернулись к тому, что пробки всё равно 9 баллов. Всё равно Бульварное стоит, я поехала на велосипеде, а хотела на автобусе. Я посмотрела Яндекс Транспорт и поняла, что ни на каком автобусе я не поеду, я села на велосипед, автобус остался где-то там…

А. Нарышкин ― Скажите «спасибо» Собянину за то, что он вам сделал велопрокат. Собянин расчистил центр — раз, Собянин сделал велопрокат — два. Продолжение? Дарья Беседина, депутат Московской городской думы.

Д. Беседина ― Алексей, вы хвалите Собянина?

А. Нарышкин ― Вы же пользуетесь прокатом, который организовал Собянин, значит, вы признаёте его заслугу. Если вы в «ЯБЛОКЕ» в одном из интервью называете Собянина ужасным мэром, тогда откажитесь от велопроката. Шли бы вы пешком под дождём, мы бы вас подождали, мы умеем тянуть время.

Д. Беседина ― Давайте из-за протестов перед Роскомнадзором откажемся от интернета. Или откажемся от бензина, потому что Сечин…

А. Осин ― Не Роскомнадзор…

А. Нарышкин ― Дарья, в метро вы катаетесь, пользуетесь вай-фаем…

Д. Беседина ― Откажемся от метро, от автобуса откажемся…

А. Нарышкин ― Просто признайте, что что-то Собянин делает хорошо. А у вас как будто барьер, вы не можете этого сделать.

Д. Беседина ― Подождите, мы с вами только что сказали, что Собянин что-то делает…

А. Нарышкин ― И вы сразу сделали ремарку, что «Городские проекты» сказали об этом мэру.

Д. Беседина ― Это, кстати, интересная тема. вот с 2013-2014 года началась деятельность «Городских проектов», и в это же время появился Собянин. И тогда мы делали очень много исследований, показывали… Ещё помним, какая была Москва, Собянин тогда разметил парковочные места на тротуаре на Тверской. Это Собянин был.

А. Осин ― Я не понял, а в чём криминал? Это не надо делать? Или надо делать? Я просто на Тверской не паркуюсь.

Д. Беседина ― Правильно делаете. И мы тогда в «Городских проектах» вышли на Тверскую улицу, посчитали количество машин и людей, которые пользуются этой парковкой. И количество людей, которые по этому тротуару проходят. И получили… Там разница в десятки раз!

А. Нарышкин ― Эфир «Эха Москвы» продолжается, вы слушаете программу «A-Team». А мы как-то успокоились за время перерыва.

А. Соломин ― Перестал Алексей Нарышкин требовать, чтобы Дарья Беседина хвалила Сергея Собянина.

Д. Беседина ― Мы остановились на Тверской, я бы хотела закончить. Мы вспоминаем, что Собянин тогда разметил парковочное пространство на Тверской, и мы вышли, посчитали, что в разных участках на Тверской… от метро Маяковская до памятника Пушкину почти 50 000 человек в час проходит, на противоположной — 35 000 в час. И при этом на той стороне было 96 парковочных мест, здесь — 61. Совершенно несравнимые цифры распределения пространства в городе! Это решение принималось безо всякой экспертизы. «Давайте разметим, люди жалуются, давайте разметим». Потом убрали…

А. Соломин ― Послушайте, это была ошибка, её исправили.

Д. Беседина ― Собянин ничего не стал бы делать, если бы не было запроса, не было бы фонда «Городские проекты» и других общественников…

А. Нарышкин ― Мэр готов слушать критические замечания.

А. Соломин ― Алексей, хватит.

А. Осин ― Я скажу, что есть портал «Активный гражданин». Может быть, такие же люди как вы туда написали, я вам скажу, что я лично обращался к Собянину, он помог по личному вопросу. Простым путём. Никак не используя публичность условную, которой у меня практически нет. Письмо написал, его разобрали.

Д. Беседина ― На контрасте могу вам сказать, в прошлом году у нас были исследования по дорожной безопасности. И у нас было одно исследование на перекрёстке Каширского шоссе, мы там выпустили объёмную книжечку. И там был огромный список, 12 пунктов, что мы хотим изменить, чтобы повысить безопасность. И книжечку мы отправили Собянину, Ликсутову. И мы получили ответ, который мы тоже подробно разобрали. И ответ состоял из примерно таких фраз «нецелесообразно, не будем, не закладываем, не хотим». Совершенно нецелесообразно повышать безопасность…

А. Соломин ― Мы сейчас переходим в категорию лозунгов, нужно видеть документы.

Д. Беседина ― Я скажу, там предлагалось сделать приподнятые пешеходные переходы, это мировая практика. Мы предлагали сузить дублёр, чтобы там не превышали скорость. Это тоже базовые понятия. Мы предлагали островки безопасности, это тоже наш Минтранс говорит. Там совершенно базовые предложения, которые по всему миру являются консенсусным решением, которые применяются во всех городах… Совершенно простейшие решения.

А. Соломин ― Я за вас, я уверен, что вы хотите предложить только лучшее. Но я также уверен, что у мэрии есть по ряду пунктов вменяемые объяснения.

Д. Беседина ― Вменяемое объяснение может быть такое, что они просто не хотят этим заниматься.

А. Осин ― Остальным хотят, а по этому перекрестку не хотят?

Д. Беседина ― Нужно понимать, что мэрия и правительство Москвы работают в своеобразной парадигме, у них есть некоторый KPI, параметры, по которым отчитываются. Километры дорог, число станций метро. Собянин отчитывается, говорит: «Мы построили вам столько-то километров дорог»…

А. Соломин ― Как смотрелись бы островки безопасности?

Д. Беседина ― Мы видим Капотню, там у нас островок безопасности…

А. Соломин ― Я говорю, что это не та тема, которую следует избегать, потому что сидеть на попе ровно лучше.

Д. Беседина ― Когда вы отчитываетесь километрами, станциями, такими глобальными… С точки зрения системы они потратили много денег и построили много километров дорог, много километров метро. Открыли 10 станция метро вместо того, чтобы сделать жизненно важный отрезочек жёлтой ветки, который запроектирован, на него выделены деньги, он не строится, почему? Потому…

А. Соломин ― Островки безопасности — что их стоит сделать и включить в эти отчёты?

Д. Беседина ― Не знаю, вопрос не ко мне…

А. Соломин ― Чем это объясняется?

Д. Беседина ― Давайте спросим, чем это объясняется.

А. Осин ― Спросите, вы же депутат.

А. Соломин ― Вы спросили, вам ответили — нецелесообразно.

Д. Беседина ― Да, там объяснения нет. Просто ответ «не будем».

А. Соломин ― «Дарья, держись, эти бандерлоги скооперировались против тебя».

А. Осин ― Вы писали такой твит, когда вас выбрали, с такой реакцией детской «ой, а меня выбрали, ну, ничего, я подам торжественно в отставку». Было такое?

Д. Беседина ― Было по-другому. Давайте договорим про то, как проходит эта политика в Москве. Собянин не отчитывается такими параметрами как «улучшилась транспортная доступность, среднее время на корреспонденцию». В отчёте этих цифр просто нет, потому что они не заложены в эту систему. Система московского правительства заточена на то, чтобы потратить большое количество денег и предъявить на выходе километры чего-то. Какие-то цифры, которыми можно оперировать.

А. Осин ― Вы говорите, что этого нет в каких-то отчётах. Я много раз слышал, когда сам Собянин, давая интервью, сказал, что пропускная способность увеличилась…

Д. Беседина ― Это не тот параметр, который мы ищем.

А. Осин ― В этой студии его люди, отвечающие за транспорт, говорили много раз и про доступность, и про пропускную способность.

Д. Беседина ― Это совершенно другой параметр, это количество машин, которые могут проехать по одной дороге за единицу времени. Если мы построим где-нибудь хорду, например, через Лосиный остров, у нас сразу повысится пропускная способность этой самой хорды. Только никак она не повлияет на реальную транспортную обстановку в Москве.

А. Осин ― Почему?

Д. Беседина ― Потому что пропускная способность — это параметр, который не объясняет в системе ничего. У меня ширина трубы такая…

А. Осин ― Раньше стояли, теперь поедут по хорде, я пользуюсь этой хордой.

Д. Беседина ― Это, грубо говоря, ширина трубы. Диаметр трубы, через который мы пропускаем трафик.

А. Осин ― Если по трубе не потечёт, то не будет никакой способности пропускной.

Д. Беседина ― Транспортная доступность — это параметр, который определяет, до какого количества благ в городе мы можем добраться из одной точки разными видами транспорта.

А. Нарышкин ― Он в чём измеряется?

Д. Беседина ― Во времени. За полчаса мы на велосипеде можем достичь такого-то количества благ. Или за полчаса на автобусе. Или на автомобиле. Такой параметр. Этого параметра вы Москве нигде нет вообще!

А. Осин ― Осин с Собяниным когда говорят про пропускную способность, это в чём измеряется? В головах?

Д. Беседина ― В количестве машинок. Проблема в том, что мэрия измеряет транспорт машинками. Они находятся в понимании 60-х годов… Во всём мире транспорт меряют…

А. Осин ― Чтобы не стоять на МКАДе, проеду по хорде и достигну через полчаса. Это же значит, что доступность…

А. Нарышкин ― Вы сравниваете килограммы и солёное.

Д. Беседина ― Именно! Городская система транспорта должна не перевозить машинку из хорды на МКАД, она должна перемещать людей.

А. Осин ― Я же на этой машинке еду. Или как?

Д. Беседина ― Задача перемещать не вашу машинку, а вас.

А. Нарышкин ― Давайте на другую тему уйдём. Объясните, почему мы 40 минут говорим с вами про транспорт, дороги?

Д. Беседина ― Я очень люблю транспорт.

А. Нарышкин ― А у вас что-то ещё есть в программе? Здравоохранение, зелёные насаждения… Когда к нам Сергей Митрохин приходил в эфир, он рассказывал про экологию больше.

Д. Беседина ― Потому что его больше волнует вопрос экологии.

А. Соломин ― Давайте пополитизируем, тем более вас лишают этой возможности в Мосгордуме.

А. Нарышкин ― Между прочим, вы Осину должны сказать спасибо, потому что он вас готовит к напряжённой работе в течение 5 лет с Шапошниковым и другими единороссами.

А. Осин ― Вы мне потом купите мороженое.

Д. Беседина ― Вы ярче дискутируете, чем единороссы. Они же не привыкли к дискуссии…

А. Соломин ― Они отвечают за всё, что делается?

Д. Беседина ― Ответов мы не слышим. Мы задаём вопрос — они отвечают в своей манере… У них есть в голове конструкция «мы эффективные работники, трудимся в поте лица на благо Родины», и они так и отвечают. Я спрашиваю, как раз, почему вы уничтожили островки безопасности в Капотне, когда возмущённые граждане вам написали 600 обращений? А вы вместо того, чтобы ответить людям, натравили на них полицию. К людям пришли участковые спрашивать: «А вы точно писали депутату? А то депутат жалуется, что письма пишут массово». Это очень странная реакция.

А. Соломин ― Вот проект «умное голосование». В результате в Московскую городскую думу попали некоторые оппозиционные кандидаты. Потом некоторые из них проголосовали за Шапошникова.

Д. Беседина ― Проголосовал Александр Соловьёв.

А. Соломин ― Наверное, не имеет значения. Я у вас хотел спросить по итогам. Не разочаровались ли вы в умном голосовании и том, как отбирались кандидаты?

Д. Беседина ― Умное голосование — это инструмент, и его цель была в том, чтобы вместо единороссов избрать кого-то другого. Там не говорилось, что вместо единоросса изберут хорошего, классного депутата демократического. Понятно было, что они не являются теми самыми классными демократическими кандидатами…

А. Соломин ― Получилось так, что в рамках этой концепции вместо единоросса выбрали единоросса, который называется не единороссом.

Д. Беседина ― Мне кажется, что умное голосование — это неплохой инструмент. Выбрать вместо Касамары Яндиева — это хорошая идея просто сама по себе, потому что она разрушает систему, когда у нас мэрия жмёт ручку Касамаре и проводит её в Мосгордуму. Это хорошо.

А. Соломин ― А он голосует за председателя Шапошникова.

Д. Беседина ― Это на его совести. Конечно, было бы лучше, если бы Яшин был на его месте.

А. Нарышкин ― Простите, а что плохого в том, чтобы пожать руку Собянину?

Д. Беседина ― Я говорю «пожать руку Собянину» в смысле, договориться, что проводят.

А. Нарышкин ― А можно о чём-то договариваться с Собяниным?

Д. Беседина ― Вы говорите, хорошо ли, когда кандидат договаривается с действующим мэром, чтобы тот создал ему условия, чтобы провести его в Думу… Это называется коррупцией. Потому что за Касамару агитировали… Таких кандидатов выявить очень легко. Посмотрите, за кого агитируют советы ветеранов. Это структуры, которые подчиняются мэрии фактически. Собянин является начальником управ.

А. Нарышкин ― Он звонит и говорит…

Д. Беседина ― Не он звонит. Управы являются подразделением правительства Москвы, подчинёнными.

А. Нарышкин ― Сейчас у вас нет никаких доказательств. То же самое можно сказать, что Дарья Беседина — посланник ИГИЛ, запрещённой в России, мне так показалось, потому что она против автомобилистов…

Д. Беседина ― Алексей, я понимаю, что вы используете такую логическую конструкцию. Вы считаете, что это не является фактом, что управа не является подразделением мэрии, что они подчиняются Собянину?

А. Нарышкин ― Вы говорите, что Касамара договорилась с Собяниным, а я не понимаю…

Д. Беседина ― Не именно с Собяниным. С коллективным Собяниным. Собянин же несёт ответственность за действия своего правительства, правильно?

А. Осин ― Я вам напомню, что на предыдущих выборах Собянин просил предоставить Навальному эти подписи. И это было сделано. Навальный договорился с Собяниным, это коррупция?

Д. Беседина ― А мы знаем эти факты? Собянин может совершать политические действия, может поддерживать, может выдать Навальному подписи. Точно так же у нас система избирательных комиссий, которая не действует самостоятельно — каких-то кандидатов пускает, каких-то не пускает, но это не является их решением, их логикой. В случае административных кандидатов — это маркер.

А. Осин ― Навальный — административный кандидат?

Д. Беседина ― В вашей логике — возможно.

А. Нарышкин ― Лёша прав. Если Касамара, по-вашему, токсичная, то и Алексей Анатольевич Навальный был в той же степени токсичный, потому что у них был с мэром Москвы политический договорняк.

Д. Беседина ― Подождите. За Навального агитировали управы?

А. Нарышкин ― 2013 год, Алексею Навальному не хватало подписей, чтобы он был зарегистрирован кандидатом в мэры Москвы.

Д. Беседина ― В тот момент, значит, они посчитали, что лучше допустить Навального, чтобы победоносно его победить. Триумфально не получилось.

А. Нарышкин ― В плане договорняков Алексей Навальный…

Д. Беседина ― Давайте определимся со словом «договорняк». Это такое явление, когда две стороны договариваются и получают какие-то плюшки.

А. Осин ― И Навальный получил. Трибуну, статус, возможность агитировать.

Д. Беседина ― Вы можете доказать, что Навальный договаривался с Собяниным?

А. Осин ― Я знаю, что он предоставил.

А. Нарышкин ― Навальному предоставили эти подписи после того, как Собянин сказал.

Д. Беседина ― То есть, вы считаете, что Навальный сговорился с Собяниным в 2013 году?

А. Осин ― Не знаю.

А. Соломин ― Он принял эти условия, по которым он мог участвовать в выборах, вести свою кампанию и попробовать добиться победы.

Д. Беседина ― По-моему, мы сейчас будем говорить до того, что если мы живём в России, то мы принимаем все эти условия.

А. Осин ― Да. Или вы едете на автобусе и не ругаете, или едете на велосипеде, независимая и счастливая, но мокрая. Понимаете, в чём дело? Или говорите, что автобусы — полный бред, я не поеду, пойду пешком…

Д. Беседина ― Отказываемся от бензина…

А. Осин ― Нет, я не принципиальный. Я буду ездить на автобусе, машине, как мне разрешают..

А. Соломин ― Вы наверняка заправляетесь…

Д. Беседина ― Я не заправляюсь, у меня нет автомобиля.

А. Нарышкин ― Дарья Беседина против автомобилистов…

Д. Беседина ― Как я могу быть против? Мне не нравятся автомобили. Мне не нравятся железные коробки, которые отравляют наш воздух и захламляют наш город. Против людей я ничего не имею.

А. Нарышкин ― Автомобилистов не существует, ваше интервью.

Д. Беседина ― Всё правильно, потому что автомобилист — человек, который перемещается на автомобиле. Если он выйдет из своего автомобиля и пойдёт по тротуару, он станет пешеходом. Это самая большая ошибка, что мы выделяем автомобилистов, выделяем их в отдельную категорию и считаем, что это незыблемая категория.

А. Осин ― Может, их спросить? Хотят они ездить на машине или нет? Или вы хотите в стойло загнать? Я ни за, ни против. Почему вы за них решаете?

Д. Беседина ― Каждый человек осуществляет свой выбор, как ему перемещаться по городу, исходя из параметров этого города. Поэтому городу… Если бы я была мэром, была бы задача сделать такие условия, при которых горожане выбирали бы общественный транспорт, хождение пешком и езду на велосипеде. Потому что городу личный автомобиль не выгоден, это грязь, пробки и ядовитые выхлопы…

А. Осин ― Это делается.

Д. Беседина ― Это делается в центре. При этом собянинское правительство стимулирует автомобилепользование, строя новые хорды.

А. Осин ― Это происходит, потому что автомобилестроение — важная стратегическая отрасль, которую нужно развивать.

Д. Беседина ― Серьезно?

А. Осин ― Конечно.

Д. Беседина ― То есть, мы дышим гарью в Москве, потому что государству важно развивать отрасль?

А. Осин ― Если бы это было важно только Путину с Собяниным, вы были бы правы. Но есть люди, которые эти автомобили хотят покупать. И покупают. И, кстати, это во всём мире так. Автомобилестроение — важнейшая отрасль промышленности любой страны.

Д. Беседина ― Автомобилестроение давно не такой грандиозный сектор экономики. То есть, вы хотите сказать, что мы будем дальше дышать в Москве гарью и выхлопом, потому что нам важен Автоваз?

А. Осин ― Мы будем улучшать экологические характеристики автомобилей…

Д. Беседина ― Как можно улучшать экологические характеристики автомобиля?

А. Осин ― Можно. Повышать качество бензина, автомобиля. Если бы вы сказали: «Плохо контролируется выхлоп…».

Д. Беседина ― Двигатель внутреннего сгорания, его базовый принцип работы, что он сжигает топливо. Во-вторых, автомобиль, даже самый экологичный на свете, он не решит транспортную проблему.

А. Осин ― Давайте заводы закроем. И поставим таможню. И не будем ввозить машин.

Д. Беседина ― Я ничего против заводов не имею…

А. Осин ― Какая логика? Зачем делать что-то в городе, если можно просто запретить автомобили?

Д. Беседина ― Вы предлагаете запретить автомобили?

А. Осин ― Это вы предлагаете.

А. Соломин ― Кто из вас предлагает запретить автомобили?

Д. Беседина ― Алексей.

А. Осин ― Я не предлагаю. Я вам говорю — работают люди. «Мы все будем дышать гарью». Надо как-то компромисс искать. Вы говорите: «Нет, всё равно».

Д. Беседина ― Разве жизненно необходимо производить автомобили? Можно что-то другое? Тракторы попробовать. Троллейбусы давайте. А почему этим людям не производить троллейбусы? Ликсутов же жаловался, что в упадке промышленность, троллейбусы не производят. Троллейбусы — экологически чистый транспорт.

А. Нарышкин ― Провода — это некрасиво.

Д. Беседина ― Это субъективное ощущение. Электробус, зарядка на конечной, она очень неэффективна. Электробусы проводят треть времени на зарядке. Чудовищная неэффективность дорогих машин. Существует технология зарядки от контактной сети, когда электробус выглядит как троллейбус. Он половину маршрута проезжает под проводами, потом может без проводов.

А. Соломин ― Либо с проводами, либо без.

Д. Беседина ― Это позволяет расширить сеть, нам не нужно вешать новые провода, мы можем завтра купить такую машину и пустить её в ту часть города, где проводов нет. Скажем, у нас есть маршрут М1, который частично идёт под проводами, частично по центру. Мы можем завтра купить такие электробусы и их эксплуатировать. И пустить М1 на электричестве, и завтра будет у нас электротранспорт вместо дизеля в центре города!

А. Соломин ― Спасибо большое, время наше выходит. Я напомню нашим слушателям, что вы нас можете посмотреть или пересмотреть на канале «Эха Москвы» в Ютубе, обязательно оставляйте свои комментарии, пишите, что вы думаете о трёх Алексеях и Дарье Бесединой в комментариях под этим видео. Меня зовут Алексей Соломин, Алексей Нарышкин, Алексей Осин провели этот эфир, у нас в гостях была депутат Мосгордумы фракции «ЯБЛОКО» Дарья Беседина. Спасибо.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Браво Дарье! Отбивалась от трёх мужиков, которые не давали ей высказаться. Особенно усердствовал Осин, которому Собянин помог лично. Зачем звать, чтобы рассказать ей какой Собянин хозяйственник (а бордюры!!!)?
________________________________________

Даша! Мне 72 года, я доктор наук, работаю. Индекс Хирша — 15. Мне тоже на велосипед?!
________________________________________

Вам — на трамвай. Там и свой Хирш можно повысить…
________________________________________

Дарья объяснила — вам трамвай. Или Илья Яшин вышлет вам социальное такси. И не стоит перед молодой девушкой трясти своим хиршем. 15 — это не плохо, но побойтесь бога, не в вашем возрасте.
________________________________________

Оптимистично полагать, что у нас появилась своя Грета Турнберг.
________________________________________

Председатель комиссии по ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ (!) политике города Москва в Мосгордуме и НА нехилой ЗАРПЛАТЕ — НИКОМУ НЕ ИЗВЕСТНЫЙ МУЖЧИНА, за которого топИло умное голосование…

Соловьёв Александр Сергеевич
Дата рождения 15.03.1988
Место рождения гор. МОСКВА
Сведения о профессиональном образовании ГОУ ВПО "Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (МАДИ)", 2010.
Основное место работы или службы ООО "СТРОЙПРОЕКТ".
Занимаемая должность Инженер-проектировщик 2-й категории.

Дышите глубже, москвичи, особенно чУдные избиратели Митино, Покровское-Стрешнево и части района Щукино.
________________________________________

Игрока на тотализаторе Осина поставили освещать спорт — в принципе, логика есть. Но зачем он нужен в этой передаче? Потому что Алексей?..

Задача журналиста — задавать вопросы гостю, а не в хамской ментовской манере бубнить свой набор стереотипов, каждый раз перебивая интервьюируемого. И это ж надо догадаться! Журналист из передачи в передачу рассказывает, что его подкупила мэрия… Это к разговору об интеллекте данного любителя азартных игр.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин, Алексей Соломин, Алексей Осин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Градостроительство (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Общество (0) > Молодёжь (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 04.12.2019 - ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ЕГОРА ЖУКОВА
  • 28.11.2019 - СУТЬ ПРОТЕСТОВ В ГОНКОНГЕ СЕГОДНЯ
  • 28.11.2019 - В РОССИИ, КАК ПРАВИЛО, ВСЕГДА НЕСВОБОДА
  • 27.11.2019 - ПРОВЕРИТЬ ПРОКУРОРА МОСКВЫ
  • 27.11.2019 - ПАДЕНИЕ БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЫ
  • 26.11.2019 - ИНТЕРВЬЮ И ЛИЧНЫЙ ПРИЁМ ЕВГЕНИЯ РОЙЗМАНА
  • 25.11.2019 - ВЛАСТИ ПЫТАЮТСЯ ПОВЫСИТЬ ПОДКОНТРОЛЬНОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  • 24.11.2019 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ О ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТИРАХ «ЯБЛОКА»
  • 24.11.2019 - ЛОГИКА БЕСПРЕДЕЛА
  • 22.11.2019 - ПРОТИВ ЗАКОНА О «СУВЕРЕННОМ ИНТЕРНЕТЕ»
  • 22.11.2019 - ИНТЕЛЛЕКТ И ГЛУПОСТЬ НА СЛУЖБЕ РЕПРЕССИЙ
  • 21.11.2019 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» ПРОТИВ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ
  • 20.11.2019 - ЛИКВИДАЦИЯ ДВИЖЕНИЯ "ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"
  • 20.11.2019 - ДЕТСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ
  • 19.11.2019 - ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru