Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[13.11.2019]

КОГДА МОЗГИ ПРОМЫТЫ ХОРОШО

Аркадий ДУБНОВ: журналист, политолог, эксперт по странам СНГ

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Аркадий ДУБНОВ:


Когда мозги промыты хорошо, туда можно вложить эти все штампы, которыми люди-то и живут. Я удивляюсь, но удивляться-то бессмысленно. Читаешь в Интернете…

Вот человек взрослый, 40 лет. Пишет такое, я думаю, что и в конце 80-х не прочёл бы! Люди очень простые и очень, я бы сказал, естественные существа, как говорит мой тесть.

Но, в общем, людям запудрили мозги-то. Поэтому для них стало, как всегда: «Жрать нечего, заграницу мы не видели и не увидим. Да и пошла она. Потому что мы-то лучше. И страна наша великая. И супостатов мы всегда победим»…

Я боюсь, что таких людей большинство не только в нашей стране. Но есть институты государственные, общественные, социальные в других странах, которые не дают возможности человеку как бы явить своё мерзостное внутреннее состояние. Он ограничен этими традициями, институтами, религией. У нас религия, к сожалению, в большей части способствует этому растеканию невежества и лицемерия…

Я бы поздравил Навального и его команду с тем уровнем дьяволизма, который власть пытается придать Навальному и его имиджу. Никто из нынешних оппозиционеров российских ещё не удостоился такой высокой оценки.

То есть градус накаляется. И эта, кстати, судебная история опровергает точку зрения некоторых моих коллег, которые у вас здесь тоже выступают, которые утверждали, что некоторые поблажки в отношении отдельных фигурантов «московского дела» говорят о том, что наступает некоторая «оттепель». Что теперь всё покатится одно за другим. Будет власть отпускать вожжи. Ничего подобного!

Власть вожжи отпускать просто не умеет, потому что это не соответствует её внутреннему состоянию. Можно просто обрубить вожжи, но это уже не сама власть может делать, а кто-то снаружи. Короче, если вернуться к этому кейсу, он, конечно, позорный. Для власти позорный. Потому что этот большой иск маленькой «Армении» — магазина «Армении», вы же понимаете. К друзьям армянам никакого отношения это не имеет. Пошлый, я бы сказал низкопробный выпад с целью как-то ущемить, укутать в денежный долг этого врага. Потому что политически с ним сложно что-то сделать, поскольку за ним стоит огромная часть, в общем, российского населения, в первую очередь молодого.

А судебная наша система, в которой состязательность была бы, в общем, на виду и с уважением к аргументам одной и другой стороны. Но у нас же нет этой состязательности. Мы же видели, как опровергаются судами заведомо просто, я бы сказал глупоносные иски, которые встречаются в этих судах.

Я лично с этим встретился в суде. Просто с удовольствием смотрел на это салтыково-щедринское зрелище. С одной стороны они видят абсолютную никчемность и потрясающую даже несоразмерность и ублюдочность утверждений иска. А с другой стороны, они вдруг, отойдя от юридической стороны дела, как чувствуют за спиной суровое дыхание высокого начальства. И штампуют заранее согласованное решение. Поэтому никакого содержательного ответа, который мог бы быть предъявлен на обвинение Навального, быть не может.

Хотя сидят там умные люди, но они же умные по-особенному — как бы недостаточность разумного отношения к действительности — это такой ум… Выше, чем 2024 в Кремле просто не загадывают. А поэтому сегодня нужно обеспечить исключительно технически устойчивость режима. А для этого все средства хороши. Даже глупые, которые обернутся бумерангом после этого маркера. А может и раньше гораздо. Никто же не знает точно, когда прилетит чёрный лебедь.

Но вот эти усилия власти, вот эти пошлые судебные иски, это «московское дело» пытаются задушить общественное возмущение. Но чем больше они душат, тем больше есть надежда на то, что это невозможно задушить. Потому что появились средства коммуникации, которые были раньше недоступны, даже невообразимы. Заткнуть рот теперь нельзя, я надеюсь…

                    *   *   *

С. Крючков ― Приветствую вас. Меня зовут Станислав Крючков. И со своим особым мнением сегодня журналист, эксперт по странам СНГ, политолог Аркадий Дубнов. Сообщили нам о том, что суд взыскал с Навального, Соболь, ФБК 88 миллионов рублей по иску комбината школьного питания. Оппозицию всё по-прежнему стараются задавить финансово. Или это говорит нам о чём-то ином?

А. Дубнов ― Во-первых, я бы поздравил Навального и его команду с тем уровнем дьяволизма, который власть пытается придать Навальному и его имиджу. Никто из нынешних оппозиционеров российских ещё не удостоился такой высокой оценки.

С. Крючков ― Это своеобразное признание успеха?

А. Дубнов ― Я думаю, что потихонечку повышается уровень страха, ответственности, уровень вины, которую власть готова теперь возложить на Навального, оппозицию за всё, что происходит в стране. То есть градус накаляется. И эта, кстати, судебная история опровергает точку зрения некоторых моих коллег, которые у вас здесь тоже выступают, которые утверждали, что некоторые поблажки в отношении отдельных фигурантов «московского дела» говорят о том, что наступает некоторая «оттепель». Что теперь всё покатится одно за другим. Будет власть отпускать вожжи. Ничего подобного!

Власть вожжи отпускать просто не умеет, потому что это не соответствует её внутреннему состоянию. Можно просто обрубить вожжи, но это уже не сама власть может делать, а кто-то снаружи. Короче, если вернуться к этому кейсу, он, конечно, позорный. Для власти позорный. Потому что это большой иск маленькой «Армении» — магазина «Армении», вы же понимаете. К друзьям армянам никакого отношения это не имеет. Пошлый, я бы сказал низкопробный выпад с целью как-то ущемить, укутать в денежный долг этого врага. Потому что политически с ним сложно что-то сделать, поскольку за ним стоит огромная часть, в общем, российского населения, в первую очередь молодого.

Людей вашего возраста и моложе этот иск только раздразнит, возбудит. И ещё раз докажет, что те, только готовы идти, скажем, за Навальным, соглашаться с ним или не соглашаться, это другой вопрос. Дело в принципе. Ага, власть его так высоко ценит, так его боится. А нам эта власть стариков и клептократов, приближающихся к уровню позднего политбюро советских времён, так уже надоела, что мы будем с ним, что бы то ни было.

С. Крючков ― А содержательный ответ со стороны власти по этому кейсу мог бы быть возможен в части ответа на вопрос о том, было ли соответствующим действительности то, о чём говорил Навальный в своём февральском расследовании? Или власть в принципе к этому не готова?

А. Дубнов ― Да я думаю, что они на этом языке разговаривать просто не умеют. Ведь для этого должно быть некая процедура юридическая, судебная, в котором состязательность была бы, в общем, на виду и с уважением к аргументам одной и другой стороны. Но у нас же нет этой состязательности. Мы же видели, как опровергаются судами заведомо просто, я бы сказал глупоносные иски, которые встречаются в этих судах.

Я лично с этим встретился в суде. Просто с удовольствием смотрел на это салтыково-щедринское зрелище. С одной стороны они видят абсолютную никчемность и потрясающую даже несоразмерность и ублюдочность утверждений иска. А с другой стороны, они вдруг, отойдя от юридической стороны дела, как будто бы чувствуют за спиной суровое дыхание высокого начальства. И штампуют заранее согласованное решение. Поэтому никакого содержательного ответа, который мог бы быть предъявлен на обвинение Навального, быть не может. Потому что тогда нужно будет действительно разбираться по существу, что делалось на этих кухнях якобы пригожинского свойства.

С. Крючков ― Но судебная система работает, отвечая на запросы из кремлёвских кабинетов. Во всяком случае, многие так считают. А с другой стороны в этих кремлёвских кабинетах сидят далеко не глупые люди. И неужели с их стороны не было бы умно однажды хотя бы вступить в этот диалог с тем, чтобы не сообщать долю популярности тому человеку, о котором мы говорим, Алексею Навальному?

А. Дубнов ― Да, слава богу, хотел сказать, что вы как вслед за кремлёвскими обитателями боитесь произносить имя этого человека вслух. Да нет, сидят там умные люди, но они же умные по-особенному — как бы недостаточность разумного отношения к действительности — это такой ум. Я избегаю таких более обидных слов. Нет, они действительно умные. Ну, конечно, первый зам. главы администрации, который отвечает за внутреннюю политику, бывший наш премьер, его трудно зачислить в число глупцов. Но, видимо, он лучше многих других понимает, в чём состоит суть сегодняшнего политического момента. Она, если быстро говорить, состоит в необходимости выдержать в позитивном, во всяком случае, совсем не в негативном ключе ближайшую дистанцию 5-6 лет. Цифра 2024 — сегодня горизонт стратегического планирования российского политикума.

С. Крючков ― Безотносительно фигуры Путина?

А. Дубнов ― Нет, как раз относительно фигуры Путина. Путин — это такой собирательный образ власти, который нужно сохранить в достаточно устойчивом виде, и к 24-му году предложить эту концепцию. Так вот тогда эта концепция состояла в удвоении ВВП, либо в стремлении догнать Португалию. А теперь цель — 2024. В Казахстане давно уже стратегическое планирование фиксировалось маркерами 2020-2030-2050.

С. Крючков ― Этот ряд, который может уходить в бесконечность.

А. Дубнов ― Ну конечно. Тем более что есть надежда, что бессмертие можно обеспечить до старцев 120-летних. Библейских. Короче говоря, выше, чем 2024 в Кремле просто не загадывают. А поэтому сегодня нужно обеспечить исключительно технически устойчивость режима. А для этого все средства хороши. Даже глупые, которые обернутся бумерангом после этого маркера. А может и раньше гораздо. Никто же не знает точно, когда прилетит чёрный лебедь.

С. Крючков ― В текущем состоянии после летних протестов перед выборами в Мосгордуму режим в достаточной степени устойчив?

А. Дубнов ― Да, и он достаточно устойчив. Я вообще повторяю, не вижу признаков, которые позволили бы сегодня говорить о том, что он оседает, осыпается, как песочный замок начинает дряхлеть, мокнуть, отсыревать. Не вижу я этого. Мы хотим это увидеть, но этого же нет. Сказал бы так, если бы было что-то похожее. Я живу долго, помню всякого рода признаки. И ничего подобного нынешним временам, то есть ничего подобного тем осыпаниям я сегодня не наблюдаю. Ещё крот истории не прополз до нужного состояния. Дырка ещё глубоко в земле.

С. Крючков ― Уголовные административные дела, лавинообразно возникающие. Это не свидетельство того, что некое расшатывание всё-таки имеет место?

А. Дубнов ― Давайте погодим. Все затаились. Эта череда демонстративных акций антилиберального свойства, которая началась с разгона СПЧ, она конечно дорогого стоит. Но она же совершенно не удивительная. Кто-то тут правильно сказал, что приведём всё в соответствие. Я писал у вас в блоге на сайте, что конец СПЧ — это не конец эпохи. Это естественное подведение черты под уровнем значения этого органа, который вызывал скорее больше раздражения.

С. Крючков ― Ушла знаковая фигура для российского диссидентского движения. Человек, который никогда не желал и не оставался декорацией. Вот об этом мы говорили. Владимир Буковский. Какой урок он преподнёс всем нам своей жизнью и своей деятельностью?

А. Дубнов ― Владимир Константинович, конечно, был человек совершенно не современный. Вот не современный он был в нашей жизни. Потому что его, и когда он сидел, очень немногие знали и понимали, потому что это была табуированная тема диссидентства. И только кто следил за радио «Свобода», «Голосом Америки» могли вообще что-либо знать об этом. Либо кто читал эти диссидентские выпуски литературы какой-то. Я помню это время, я помню, а вы, нет, вы не помните. Такая присказка: обменяли хулигана на Луиса Корвалана. Забавно. Я знаю дом, где жил этот бывший генсек чилийской компартии. Около метро Проспект Мира. Сзади стояли такие башни, там жили другие укрываемые Москвой герои зарубежного коммунизма.

Так вот, когда Корвалана обменяли на Владимира Буковского, это был 1976 год, я уже был взрослым человеком, мне было 28 лет. Это было, конечно, шоково-волнительное событие. Только много лет спустя мы увидели какие-то куски хроники, как он прибывает, в Швейцарию он, по-моему, тогда сразу прибыл…

Ну что я могу сказать? Почему не современный? Потому что он со своей совершенно бесстрашной штучностью человеческого характера, неповторимостью, конечно, не входил ни в какие рамки обыденного представления о бесконечном мужестве человеческого характера, человеческой природы. Таким был Анатолий Марченко, который погиб, по-моему, в Чистопольской тюрьме после длительной голодовки. Я много раз пытался это примерить на себя. В общем, до конца это никогда не удавалось. И думаю, что нет, конечно, это люди беспримерного мужества.

Так вот, вот он вернулся в Москву. Кстати, в 1991 году я был зам. главного редактора в газете «Демократическая Россия». Это был такой период славный, мы начинали в одной стране, а закончили издавать газету в другой стране в декабре 1991-го. И в нашем издательстве «Демократическая Россия» была издана, первый раз открыто легально в России его книга «И возвращается ветер». Он тогда приехал к нам, приезжала Галина Васильевна Старовойтова. Была небольшая презентация.

Он, конечно, поразил. В нём была какая-то совершенно человеческая неуязвимость или наоборот уязвимость. То есть он был очень естественным, искренним, в то же время человек-глыба. И вот он стал приезжать, это всем известно. И был допущен, в первые годы падения коммунизма в архивы КГБ, пытался очень много оттуда достать, опубликовать. Но уже к 1993 году он испытал глубокое разочарование той властью, которая оказалась тогда у руля в Кремле. И сегодня мои друзья публиковали, а я переопубликовал ссылку на его выступление в академии наук России в июне 1993 года, где он очень горько-горько отзывается о тех, за кого российский народ проголосовал и кого привёл к власти.

С. Крючков ― «России никогда не доставало мужества освободиться», — говорил он…

А. Дубнов ― Да, совершенно верно. И он называет имена. Не хотел бы сейчас повторять. Потому что я с этим и тогда и сейчас до конца не мог бы согласиться. Потому что, на мой взгляд, это совершенно очевидно, что вы процитировали «никогда не хватало мужества». Но в России всегда, так или иначе, крутые перемены происходили сверху. Он, видимо, считал, что возможно, во всяком случае, при его жизни что-то сделать снизу. Я из опыта своей жизни прихожу к довольно печальному выводу, что в ближайшей перспективе ничего снизу в нашей стране не произойдёт.

С. Крючков ― В силу того, что недостает критической массы, настроенной подобным образом…

А. Дубнов ― Не выросло то поколение. А за эти 30 почти лет прошедшие после срыва этого откровенного бреда коммунистического строительства, оно привело сегодня к достаточно печальным результатам. У людей с утратой идеологии появился некий эрзац, заменивший им смысл жизни. Если раньше можно было угрожать партбилетом: «Билет на стол!». И у людей крышу сносило. Потому что дальше жизни не могло быть. То сегодня заменил это отсутствие идеологии беспримерный абсолютно цинизм, который заменяет собой смысл и цель жизни. Всё — ничто! То есть, нет ничего святого, нет правил, нет понятий, что такое хорошо и плохо.

Поэтому это молодое поколение, которое сегодня нам казалось, что оно видит другой смысл, что оно видит принципы: честь, достоинство. И видит в этом истинную сущность того, с чем стоит жить и за что бороться. Это означает, что в общем, нормальное человеческое в стране не умерло, и для этого просто нужно ещё достаточное количество лет, чтобы оно стало трендом.

Но вот эти усилия власти, вот эти пошлые судебные иски, это «московское дело» пытаются как бы этот тренд задушить. Но чем больше они душат, тем больше есть надежда на то, что это невозможно задушить. Потому что появились средства коммуникации, которые были раньше недоступны. Даже невообразимы. Заткнуть рот теперь нельзя. Я надеюсь…

С. Крючков ― На рубеже 90-х и нулевых говорили о подросшем непоротом поколении. И этот тренд был прерван или же это линейка…

А. Дубнов ― В значительной степени он был прерван. Потому что власти удалось, как бы навязать значительному количеству людей веру в те симулякры, которыми люди в этой части света жили сотни лет: величие, причастность к огромному сильному государству, которого раньше история не знала, героизм, отчаянное стремление сохранить свою землю от завоевателей и так далее. Все эти слова известны всем нам хорошо. И, в общем, людям запудрили мозги-то. Поэтому для них это стало, как всегда: «Жрать нечего, заграницу мы не видели и не увидим. Да и пошла она. Потому что мы-то лучше. И страна наша великая. И супостатов мы всегда победим»…

Это всё сыграло освободительную роль в мозгах. Потому что когда мозги промыты хорошо, туда можно вложить эти все штампы, которыми люди-то и живут. Я удивляюсь, но удивляться-то бессмысленно. Читаешь в Интернете… Вот человек взрослый, 40 лет. Пишет такое, я думаю, что и в конце 80-х не прочёл бы! Люди очень простые и очень, я бы сказал, естественные существа, как говорит мой тесть. Не расстраивайся, говорит он и называет цифру, приближающуюся к размерам голосования на Северном Кавказе, и убеждает, что ничего с этим не сделаешь. Этих людей большинство…

Я боюсь, что таких людей большинство не только в нашей стране. Но есть институты государственные, общественные, социальные в других странах, которые не дают возможности человеку как бы явить своё мерзостное внутреннее состояние. Он ограничен этими традициями, институтами, религией. У нас религия, к сожалению, в большей части способствует этому растеканию невежества и лицемерия…

С. Крючков ― В этой ситуации возникновение, рождение фигур такого масштаба как Буковский возможно?

А. Дубнов ― Возможно. Но мы их ещё просто, наверное, не знаем. Я с Буковским встречался два раза, и от него не слышал его каких-то оценок. Но думаю, что он последние годы был, конечно, пессимистом в отношении оппозиции в России. Утверждают, что он ценил высоко Бориса Немцова. Я не хочу никого обидеть из нынешних молодых лидеров, но вот у меня пока нет ощущения, что я уже могу назвать такие имена. Думаю, что рано. Эти отчаянные ребята, которые выходили на улицы и которые сегодня уже сидят в СИЗО или уже уехали по этапу. Из них сварится, я надеюсь, то, за что нынешним кремлёвским обитателям будет, что называется, за что себя взять.

С. Крючков ― О смерти Абу Бакры аль-Багдади накануне триумфально объявил президент США Дональд Трамп. Означает ли гибель лидера запрещённой террористической группировки «Исламское государство» (организация запрещена в России) её конец? Или это такая самовоспроизводящаяся структура? И почему российские власти столь смущённо не хотят делиться с американцами ответственностью или как-то иначе это назвать за гибель лидера группировки. Даже опровергают свою причастность к ней.

А. Дубнов ― Ответ на первую часть вашего вопроса — конечно, нет, это не означает ровным счётом не то чтобы ничего. Это не означает конца идеологии. Идеологию закрыть нельзя. Нам известны примеры из нашей истории. Идеология эта крайне популярная. Потому что она рассчитана на очень модернизированную самую молодую в истории религию, которая ещё продолжает расти в своём влиянии. Поэтому она завоёвывает сердца и умы людей, которые тянутся, грубо скажем — к справедливости.

Хорошо, Абу Бакра нет. Но ведь я помню, как, например, убрали Бен Ладена, но «Аль-Каида» в том или ином виде сохранилась. И даже сегодня есть её отделения. История чуть-чуть ближе — история Талибана (организация запрещена в России). Убрали Муллу Омара, и Талибан (организация запрещена в России) не то чтобы исчез. Он даже стал немножко опаснее. Потому что он разделился. Потерял центральное управление и появились радикальные части талибов и более умеренные. И вот теперь с одним или с другим приходится иметь дело в этом мирном афганском процессе. То есть да, убрали наиболее одиозного идеолога движения. Хотя мои коллеги ближневосточники утверждают, что он не был такой харизматичной фигурой как Бен Ладен. Хорошо.

Теперь что касается второй части вопроса. Она, конечно, очень забавная с одной стороны. И постыдная с другой. Я имею в виду реакцию Кремля. И вообще власти. Мы же помним, как первая реакция спикера Минобороны Конашенкова была удивительно закомплексованной. Я даже не скажу заурядной. Закомплексованной, что этого не может быть, потому что у нас нет доказательств этому. То есть, если у Минобороны нет доказательств, это говорит не о том, что нет события, это говорит о Минобороны, о характере разведчиков Минобороны и ГРУ.

Ну и дальше развитие этой ситуации сначала первое, когда Дмитрий Песков говорит, что у него нет комментариев, но он призывает ориентироваться на позиции Минобороны, как бы боясь взять какого-либо рода оценку на себя. Я подумал, значит он ещё не получил указание от шефа, поэтому на всякий случай что-то надо сказать, а сказать нужно на однажды сказанное военными. Хорошо. И перед самым началом нашего эфира я увидел развитие ситуации. Но она совершенно невообразимая. С одной стороны Песков поздравляет Дональда Трампа: если это правда, это значительный вклад в борьбу с международным терроризмом. А с другой стороны говорит: мы же не можем не радоваться этому событию. Как-то два раза «нет» означает «да». То есть какое-то вымученное «да»: если это действительно, мы не можем не радоваться. Это вымученное признание очевидного факта. По-моему, уже очевидного факта. Судя по некоторым деталям. Того, что этого Багдади больше нет.

Друзья, вы зачем пришли в своё время в Сирию? Первое заявление было, что вы боретесь с «Исламским государством» (организация запрещена в России). Так какого же рожна просто не сказать: слушайте, хорошо, вы сделали то, что мы вместе с вами делаем.

С. Крючков ― Это наша общая победа.

А. Дубнов ― Да. Но до уровня встречи на Эльбе с американцами просто дойти страшно. А вдруг общественное мнение нас осудит? Тот же Песков говорит, что, оказывается, наши военные видели вертолёты там, что там кто-то летал. Слушайте, мы видели там или не видели? Вообще мы можем верить нашим военным, когда они говорят, что не было никаких разрешений, которые мы давали якобы американцам? Такое ощущение, что они ищут совершенно невообразимую тёмную кошку в тёмной комнате. И схватили за что-то, и это оказался хвост какой-то крысы. Ну, стыдно, слушайте. Просто стыдно. Великая держава, провозглашающая борьбу с терроризмом. Входящая в какой-то момент в союз с партнёрами. Вам неудобно сказать, что вы, извините, запустили фейковые новости в 2017-ом году, когда объявили о том, что ударом с воздуха уничтожили аль-Багдади?..

С. Крючков ― Это было в Ираке. И даже публиковалось сообщение от имени министерства…

А. Дубнов ― Конечно. Вам стыдно признать, что это был фейк. Это же тогда, получается, был фейк. Сейчас уже просто неудобно об этом говорить, наверное. Поэтому вот это вымученное признание. Ой, грустно как.

С. Крючков ― Причём полемика ведётся с президентом, который делает официальное заявление, фактически с президентом США.

А. Дубнов ― Нет, сейчас уже даже не ведётся полемика. Теперь если так, то мы вас, конечно, вынуждены поздравить. Но очень не хочется вас поздравлять. Тут ещё же есть другая тема. Мы же очень боимся подставиться под новые обвинения в тесном сотрудничестве с Трампом.

С. Крючков ― На внутреннем уровне.

А. Дубнов ― Во-первых, на внутреннем, а во-вторых, может быть боимся дать какие-то подачи для конгресса, демократической части конгресса, которая там ведёт дело об импичменте Трампу.

С. Крючков ― Кстати, то, что операция американцами была проведена в столь критичный для Трампа час — это существенный плюс в его сторону? Внутри Штатов.

А. Дубнов ― Я думаю, что существенный. И вообще нам бы радоваться, что у нашего…

С. Крючков ― Друга.

А. Дубнов ― Партнёра и друга появляется существенный шанс на победу на второй срок. И это достаточно серьёзный разворот, между прочим. И это в каком-то смысле сатисфакция со стороны того же Трампа за обвинение в том, что он уходит из Сирии. Он предал курдов, он повёл себя безответственно. Так не поступают со своими бывшими союзниками. Я имею в виду курдов. И это правда. Это действительно так. В этом трамповская геополитика, которую мы, конечно, искусно используем. Надо отдать должное. Тут других ответов трудно найти. Здесь мы развернули эту ситуацию в свою пользу. Вместе с турками. И вот тут вдруг Трамп развернулся и, что называется, одним движением локтя со своими ребятами поправил своё положение!

С. Крючков ― Ещё одна тема, которую мы не можем не затронуть. Министерство обороны заявило о переброске ракетного комплекса С-300 на границу с Афганистаном. Кому мы будем грозить из-под Душанбе, и зачем это было сделано?

А. Дубнов ― Эта история достаточно, скажем так, понятная. Да, вы совершенно правы, вопрос риторический. Грозить таким мощным ответным оружием оборонительного свойства как С-300 в сторону Афганистана некому, разумеется. Потому что ну что, по беспилотникам что ли, которых там ещё как будто и не наблюдалось? Я думаю, здесь дело просто в геополитике.

С. Крючков ― Это символический жест?

А. Дубнов ― Да, это ещё одна как бы не то что заявка, а ещё раз подтверждение того, что это зона российских интересов. Что эти интересы последовательно и фундаментально будут утверждаться. И в том числе такого рода средствами. Это свидетельство того, что восстановление в той или иной степени военно-политического контроля над этим пространством этой частью постсоветского пространства становится всё более основательным и внушительным. И самое главное — это проверка ответов на такого рода шаг, которая должна свидетельствовать о том, что мир принимает это к сведению и сильно не противится этому. Здесь могли бы только противиться этому наши китайские братья.

Но китайские братья ведут себя, я бы сказал внешне спокойно и невозмутимо. Я думаю, что это для них никакая не военная угроза, потому что они тоже не собираются атаковать эту часть пространства. А с другой стороны, им показано, что вот есть такая красная линия, которую никому не стоит переходить. Здесь мы, а там может быть, и вы. И вот там, где мы — это чем дальше, тем больше мы будем это утверждать. А спрашивали об этом или, скажем, наших бывших союзников, того же таджикского Рахмона — это даже не интересно спрашивать.

С. Крючков ― А он сейчас бывший союзник? Именно бывший?

А. Дубнов ― Ну, бывший союзник как лидер страны бывшей советской республики. Здесь другая история. Вы может, не спросили, но про другого нашего союзника. Я имею в виду Александра Григорьевича Лукашенко.

С. Крючков ― Да.

А. Дубнов ― Он меня просто тут восхитил на днях. Я обнаружил его большое интервью казахскому агентству «Хабар», очень обильное интервью, очень много комплиментов в адрес казахского руководства. Но среди прочего подтверждая, что мы с Казахстаном находимся в одном поле и, называя точно противостояние со старшим бывшим братом, он сказал, что войны, которые были в истории, начиная с Отечественной войны 1812 года с Наполеоном, продолжая Первой мировой войной и, заканчивая Второй Отечественной войной — это не наши войны. Вы видели это, нет? Это не наши войны, — сказал Лукашенко. Хотя мы там потеряли треть населения в последнюю войну и прежде. То есть по нам проходила волна набегов, но это не наши войны.

С. Крючков ― То есть здесь красная линия размыкается?

А. Дубнов ― Здесь ему нужно показать каждый раз, что в следующий раз, когда возникнет торговля с Россией по поводу газа и нефти, он скажет в ответ на то, что у нас тут прикручивают вентиль: как, вы нам должны, потому что мы защищали вас от врага внешнего, и здесь речь идёт о крови, которую мы положили за вас. На чужой для нас войне…

С. Крючков ― Это было «Особое мнение» Аркадия Дубнова. Спасибо вам большое.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Владимир Путин объяснил, почему последние 17 лет Россия не развивалась:
«Я глубоко убеждён в том, что у нас не может быть абсолютно никакого развития, и страна не будет иметь никакого будущего, если мы подавим гражданские свободы и прессу. Вот это просто моё глубочайшее убеждение, потому что это важнейший на самом деле институт, который гарантирует государство от скатывания в трясину тоталитаризма. Мы жили уже в условиях тоталитарной системы, и как бы она ни приспосабливалась к внешнему миру, ничего не получалось в сфере экономики. Но таким важнейшим инструментом, который гарантирует здоровье общества, является свободная пресса».
(Путин, 2000 год).
________________________________________

Вот только потом чекистская крыса поняла, что развитие страны несовместимо с её властью. И выбрала власть.
________________________________________

Страна Россия — вполне нормальная. И народ тоже не так уж и безнадёжен, не стоит паниковать, разводя капитулянсткие, пораженческие, соглашательские и двурушнические настроения. Все слухи и оффициозные данные про могучую всенародную монолитную тотальную безоговорочную слепую поддержку вождя слепо верящим глубинным голубиным народом-богоносцем бессовестно цинично преувеличены.

Реально идейно сознательно содержательно его поддерживают максимум 10 - 12% населения — его служивые чады и домочадцы, родственники и члены их семей. Да и то, среди основной средней массы поддержантов всегда только нарастали глухие брожения-раздражения.
________________________________________

Ну, всё правильно говорите и я согласен с вами полностью. Только простому народу не легче — за последнюю тысячу лет не жил он хорошо ни разу! Чуть получше после отмены крепостного права, после смерти Сталина, может немножко при Брежневе, да в двухтысячных годах. Мне 63. Всю жизнь за редким исключением у нас в стране не понос так золотуха…
________________________________________

Ещё был нормальный период в конце 50-х — начале 60-х годов при Хрущёве. Но тот период слишком поспешно свернули в несколько приёмов. Сначала этой странной денежной реформой 1961 г., в основном вылившейся только лишь в довольно серьёзное повышение цен буквально на всё, начиная с расценок телефонных звонков по таксофонам или уличным телефонам-автоматам. Было до 1961 г. 10 коп., стало после 1961 г. 2 коп. И сразу же везде резко пропали все двухкопеечные монетки…

Затем повышение цен на мясо, мясные продукты, колбасу в 1961 — 1962 гг., вылившееся в волнения в г. Новочеркасске и других местах. Затем искусственно устроили кризис 1963 — 1964 гг., приведший в итоге к заговору и снятию Н. Хрущёва на Октябрьском Пленуме 1964 г. Очень хорошо помню те долгие очереди за очень плохим тогдашним хлебом летом 1964 г.…
________________________________________

За 4 года до своей смерти в 1932 году великий русский физиолог Иван Павлов написал: «Должен высказать свой печальный взгляд на русского человека. Он имеет такую слабую мозговую систему, что не способен воспринимать действительность как таковую. Для него существуют только слова. Его условные рефлексы координированны не с действиями, а со словами».
________________________________________

Кремль бездарно имитирует политику Китая…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Станислав Крючков

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Судебная система (0) > Беспредел (0)
  • Правозащита (0)
  • Международные события (0) > Юго-восточная Азмя (0)
  • Международные события (0) > Белоруссия (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 26.12.2019 - СЕКРЕТЫ ДЕЛА МАГНИТСКОГО
  • 25.11.2019 - ВЛАСТИ ПЫТАЮТСЯ ПОВЫСИТЬ ПОДКОНТРОЛЬНОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  • 24.11.2019 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ О ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТИРАХ «ЯБЛОКА»
  • 23.11.2019 - КТО ОТВЕТИТ ЗА ПРОВАЛ «ОПТИМИЗАЦИИ»?
  • 22.11.2019 - ПРОТИВ ЗАКОНА О «СУВЕРЕННОМ ИНТЕРНЕТЕ»
  • 21.11.2019 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» ПРОТИВ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ
  • 21.11.2019 - ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ ОТ ВРАГОВ
  • 20.11.2019 - ДЕТСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ
  • 16.11.2019 - «ЯБЛОКО» УВЕЛИЧИЛО СВОЁ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В ЧЕТЫРЁХ ГОРОДАХ ПОДМОСКОВЬЯ
  • 12.11.2019 - ВНУТРЕННЯЯ АФРИКА ВЛАДИМИРА ПУТИНА
  • 11.11.2019 - ФРАКЦИЯ «ЯБЛОКО» В МГД И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ДЕПУТАТЫ
  • 11.11.2019 - ЧТО НАБЛЮДАЛ АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ
  • 10.11.2019 - СИСТЕМА ПУТИНА: КОРРЕКТИРОВАТЬ ИЛИ МЕНЯТЬ?
  • 10.11.2019 - ИНТЕРВЬЮ С МИХАИЛОМ ФЕДОТОВЫМ
  • 09.11.2019 - АНТИКОРРУПЦИОННАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ КОНГРЕССА НЕЗАВИСИМЫХ МУНИ-ЦИПАЛЬНЫХ ДЕПУТАТОВ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru