Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[28.11.2019]

В РОССИИ, КАК ПРАВИЛО, ВСЕГДА НЕСВОБОДА

Антон КРАСОВСКИЙ: российский общественный деятель, журналист, публицист и телеведущий

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Антон КРАСОВСКИЙ:


Следствие засекретило материалы по делу Ивана Голунова. А чего там секретить-то? Какой-то наверняка младший лейтенант какого-то там полицейского отдела подбросил 4 грамма какого-нибудь дерьма Ване Голунову. Ну и что там секретить-то? Но они даже это секретят. То есть с каждым днём всё хуже и хуже.

Так что я не удивлюсь, если в следующей каденции, что называется, в следующей итерации этой ГД вместо председателя комитета по СМИ или взаимодействия с медиа, его место займёт бывший руководитель ФСИН…

А боятся они понятно чего — боятся того, что придётся арестовывать довольно большое количество людей, в том числе в руководстве московской полиции. Это как бы ответ на вопрос, который возник когда Ваня ещё сидел и когда большое количество людей говорили: как его сейчас отпустишь, потому что если его отпустишь, придётся же каких-то других людей арестовывать. Ровно тех самых, которые ему подкинули.

А вот система предлагает такой удивительный вариант — отпустить Голунова, и при этом никого не сажать. Вот что значит это так называемое засекречивание материалов дела. Государство говорит: хрен мы вам кого отдадим! Подкинули — подкинули. Радуйтесь, что освободили. И не выступайте… Вот что вам говорит государство. И больше никакого другого разговора с государством не будет. Пока это государство вот такое, пока этим государством руководят эти люди — оно будет вот так себя вести. Ни на что другое, пожалуйста, не надейтесь.

Они говорят, что для них нет никакой разницы между одиночным пикетом и массовыми беспорядками. И вообще оперируют фразами: вы что, хотите как в Украине? Ну, то есть буквально по методичке. Причём самой дешёвой методичке, которую уже не использует никто кроме там сенатора Пушкова.

Вообще вы радуетесь — в России многие из вас ещё на свободе. Свобода — это вообще в России очень ценное приобретение. В России, как правило, всегда несвобода. Если у вас есть ещё такое счастье ходить по улицам, выпивать винишко, посещать выставки в музеях… Даже, прости Господи, с заграничным паспортом выезжать за пределы Российской Федерации — это счастье по меркам Российской Федерации. Боюсь, что следующие годы его будет всё меньше.

Россия — это не страна нормы. Россия — страна ненормальности. Поверьте мне, я уверен, что те, кто заказали Голунова и те, кто приказывали — сидят сейчас где-нибудь в тёплом прекрасном морском месте, возможно даже на собственной яхте. Возможно, они даже услышат этот эфир и будут громко ржать над всеми вами, как они делают это последние годы. То есть вообще всегда, потому что они при Ельцине что ли по-другому делали?.. Над тем, что вы реально серьёзно предполагаете, что с ними что-то может произойти.

Или вам хочется верить, что человек, который олицетворяет собой систему надзора, не будет брать взятки? Но ещё раз говорю, мы начали эту программу с реализма. С того, что так было всегда, как только в этой стране появилась должность прокурор — и должность прокурора была должностью на кормлении. И по-другому здесь не было никогда. Ни одного дня! Менялись власти, императоры, случилось много революций. Американцы изобрели ядерную бомбу, русские потом у них её украли. Мы выиграли вместе с союзниками Вторую мировую войну. Но прокуратура и вообще любые силовые органы всегда были должностями на кормлении. Ну почему вы вдруг считаете, что сейчас что-то должно измениться?

Я не знаю, что такое программа оптимизации системы здравоохранения конкретно. Не было никакой программы оптимизации системы здравоохранения. Существует бесконечное количество разговоров об оптимизации здравоохранения. Эти разговоры каждую неделю разные. Сначала они оптимизируют здравоохранение федеральными программами. Потом Владимир Владимирович Путин неожиданно смеётся и говорит, а не сделать ли нам всем из здравоохранения государственную корпорацию, как из Росатома. Потом он проводит совещание госсовета, где оказывается, что у нас со здравоохранением всё нормально…

У нас вообще со всем всё плохо. У нас ни с чем не нормально. И со здравоохранением у нас, конечно, всё плохо. Причём абсолютно различным образом плохо. Оно по-человечески плохо. Оно плохо даже не то, что системно. Оно просто настолько всё разъедено бесконечным количеством вранья и каких-то личных отношений, что это невозможно исправить вообще никак. Вообще в принципе никак!..

Проблема в том, что страной вообще руководят люди, которым давно на всё наплевать. Я недавно видел какие-то протокольные кадры, где Путин сидит, что-то такое говорит. Он типа шутит. Это в Калининграде было как раз. А сзади в этом зале сидят люди типа Голиковой с абсолютно индифферентными лицами. Они слышат эти шутки уже 20 лет, видят эти заседания каждый день 20 лет. Ничего не меняется в их жизни кроме новых пластик за эти 20 лет. Им ничего больше не интересно…

Главные врачи сидят по 30 лет. Например, на этой самой конференции, про которую вы упомянули ОБСЕ, одним из выступающих был Павел Николаевич Гусев, главный редактор «Московского комсомольца». Он с гордостью говорил о том, что он возглавляет газету 36 лет. 36 лет человек возглавляет газету. Поэтому она такая плохая.

Он может себе позволить, будучи совладельцем, нанять нового менеджера и уйти. Вот я официально сейчас заявляю, например, в эфире «Эхо Москвы». И сотрудники моего фонда об этом узнают, что 1 декабря этого года я перестаю быть директором фонда СПИД-центр. И мы объявляем выборы нового директора. Потому что я просто больше не могу управлять этим процессом достойно. Проблема русских заключается в том, что они не способны вообще никаким образом самостоятельно уходить. И когда ты действительно 25-30 лет сидишь на одном месте только потому, что ты привык сидеть на этом месте, ты знаешь сюда дорогу и даже получаешь здесь зарплату. И возможно у тебя в больнице даже лечится, не знаю, артистка Чурсина, если она ещё жива. Или артистка Купченко, если она жива. И ты этим очень гордишься. И все потом говорят: о, у нас… клиент — артистка Купченко. О, у нас Окуджава лежал…

Это результат того, что всем наплевать в этой стране вообще на всё! Это никакой не итог. Это так было всегда. Я живу в этой стране 44 года. Это было всегда. Я помню прекрасно. Всем всегда наплевать. В этом смысл и системы здравоохранения, и системы просвещения. И системы образования. И системы науки. И любой дорожно-транспортной системы…

                    *   *   *

С. Крючков ― Здравствуйте. И своё «Особое мнение» сегодня представит Антон Красовский, журналист, директор СПИД-Центр. Следствие засекретило материалы по делу Ивана Голунова. Адвокат Сергей Бадамшин просил истребовать их для того, чтобы прояснить ситуацию в отношении проверки полицейских, которые задерживали Голунова. А следователь выступил против, объяснив, что засекречено всё уголовное дело от корки до корки. Без объяснения причин. Чем это можно объяснить? Боятся чего-то?

А. Красовский ― Боятся понятно чего — боятся того, что придётся арестовывать довольно большое количество людей, в том числе в руководстве московской полиции. Это как бы ответ на вопрос, который возник когда Ваня ещё сидел и когда большое количество людей говорили: как его сейчас отпустишь, потому что если его отпустишь, придётся же каких-то других людей арестовывать. Ровно тех самых, которые ему подкинули. А вот система предлагает такой удивительный вариант — отпустить Голунова, и при этом никого не сажать. Вот что значит это так называемое засекречивание материалов дела. Государство говорит: хрен мы вам кого отдадим! Подкинули — подкинули. Радуйтесь, что освободили. И не выступайте… Вот что вам говорит государство. И больше никакого другого разговора с государством не будет. Пока это государство вот такое, пока этим государством руководят эти люди — оно будет вот так себя вести. Ни на что другое, пожалуйста, не надейтесь.

С. Крючков ― Вы на недавней конференции по вопросам свободы СМИ и безопасности журналистов в России простой вопрос задали думцу Леониду Левину…

А. Красовский ― Не думцу, а председателю профильного комитета по медиа и СМИ.

С. Крючков ― Интересовались происходящим вокруг дела Голунова. И ответ был довольно лаконичен. В Думе выразили озабоченность.

А. Красовский ― Да ничего они не выражали, никаких писем не было ни от комитета, ни от самого Левина. Их вообще эта тема не интересует. Если вы посмотрите видео, оно опубликовано у меня в Telegram и фейсбуке, там прекрасный такой разговор наш с этим Левиным, который каким-то пиар-агентством что ли до того как в думу попасть или каким-то очередным бессмысленным рекламным агентством руководил. Он говорит о том, что для него нет никакой разницы между так называемыми несогласованными акциями, то есть акциями, когда выходит человек, выходит с одиночным пикетом и массовыми беспорядками. И вообще человек оперируют фразами: вы что, хотите как в Украине? Ну, то есть буквально по методичке. Причём самой дешёвой методичке, которую уже не использует никто кроме там сенатора Пушкова.

Ну, то есть, апеллировать к ГД или профильным комитетам — совсем смешно. Это несуществующая организация, люди, которые там работают, они тоже прекрасно это понимают. Но, честно говоря, ГД правда уже не существующая, потому что в следующем году начнётся новая избирательная кампания. И в принципе все, и в администрации президента, и вообще уже планируют какую-то новую думу. И она должна как-то по-новому выглядеть. Предположительно совершенно необязательно, что она должна выглядеть лучше. Я абсолютно убеждён, что она будет выглядеть ещё хуже. То есть, что мы увидим собственно всё с этими так называемыми засекреченными делами.

А чего там секретить-то? Какой-то наверняка младший лейтенант какого-то там западного этого полицейского отдела подбросил 4 грамма какого-нибудь дерьма Ване Голунову. Ну и что там секретить-то? Но они даже это секретят. То есть с каждым днём всё хуже и хуже. Так что я не удивлюсь, если в следующей каденции, что называется, в следующей итерации этой ГД вместо председателя комитета по СМИ или взаимодействия с медиа, его место займёт бывший руководитель ФСИН…

С. Крючков ― А что с этим кейсом самого Голунова делать?

А. Красовский ― Ничего не делать. Иван на свободе. И, слава богу. Вот что делать. Вообще вы радуетесь — в России многие из вас ещё на свободе. Свобода — это вообще в России очень ценное приобретение. В России, как правило, всегда несвобода. Если у вас есть ещё такое счастье ходить по улицам, выпивать винишко в Жан-Жаке, посещать выставки в музеях… Даже, прости Господи, с заграничным паспортом выезжать за пределы Российской Федерации — это счастье по меркам Российской Федерации. Боюсь, что следующие годы его будет всё меньше.

С. Крючков ― И бог с ним, что сообщение о преступлении фактически не регистрируется.

А. Красовский ― Почему вы обсуждаете со мной вопросы какой-то нормы? Россия — это не страна нормы. Россия — страна ненормальности. И мы с вами сейчас уже сколько минут в эфире обсуждаем, что вот она такая. А вы мне задаёте один и тот же вопрос уже четыре раза подряд. Да, не пострадает ни один из тех людей, которые подбросили Ивану Голунову наркотики, которые отправили этих людей подбросить Ивану Голунову наркотики, и самое главное — заказали этим людям подбросить Ивану Голунову наркотики. Более того, поверьте мне, я уверен, что представители двух из этих групп, то есть те, кто заказали и те, кто приказывали — сидят сейчас где-нибудь в тёплом прекрасном морском месте, возможно даже на собственной яхте. Предположительно возможно они даже услышат этот эфир и будут громко ржать над всеми вами, как они делают это последние годы. То есть вообще всегда, потому что они при Ельцине что ли по-другому делали?..

С. Крючков ― Будут ржать над тем, что мы хотим…

А. Красовский ― Над тем, что вы реально серьёзно предполагаете, что с ними что-то может произойти.

С. Крючков ― То есть здесь поставят точку. Поехали дальше.

А. Красовский ― Я не знаю, кто поставил точку. Они точки не ставят. Поверьте. У них всё нормально. У них сплошные запятые.

С. Крючков ― Стоит ожидать последующих таких кейсов с такими же результатами?

А. Красовский ― Да, сажать будут Иванов Голуновых. А не их…

С. Крючков ― То, что, допустим, такие истории как история с давнишним постом в Инстаграме Светова выносится на поверхность — это тоже часть работы этого механизма?

А. Красовский ― Это опять же такая история, которая тоже началась такой либеральной частью нашего общества: ой, а что же вы раньше этого не делали! А это же, конечно, очевидно заказ. И так далее. Но если вы посмотрите, как устроены сексуальные скандалы во всём мире — они ровно так и устроены. А чего же вы раньше этого не делали? Там люди 20-летней давности кейсы выносят на поверхность, и люди потом по этим поводам сидят. Например, Харви Вайнштейн. Это что, вчера что ли всё произошло? Или 20 лет назад? Я считаю, что если у Михаила Светова, я, честно говоря, никогда не видел этого человека, действительно есть доказанные случаи педофилии, то, вообще-то говоря, это от 8 до 15. И совершенно неважно, сколько лет назад были совершены преступления. Если сейчас есть политические обстоятельства, по которым людям выгодно такого рода преступления выносить на поверхность — политик должен понимать, что любое произошедшее с ним в прошлом будет вынесено на поверхность.

С. Крючков ― А общество на это должно как-то реагировать?

А. Красовский ― Общество на это должно реагировать однозначно. Педофил должен сидеть в тюрьме. Независимо от срока совершения преступления.

С. Крючков ― Но педофилом же его может назвать только суд.

А. Красовский ― Я сказал, что они будут вынесены на поверхность спустя любое количество лет. А дальше действительно суд должен решить. Но опять же, вы говорите: суд, суд. Мы с вами 10 минут разговаривали о том, что никакого правосудия и справедливости в стране Россия нет! То есть, кто это должен, суд? Ну, суд. Хотите, чтобы суд это доказал? Вы правда считаете, что он это не докажет что ли? Хотите, вас педофилом назначат. Сколько вы хотите девочек или мальчиков 12-летних изнасиловать?..

С. Крючков ― В Питере вот уже три дня разворачивается история в жанре Достоевского. Историк Олег Соколов помещён под стражу. Дал признательные показания. Он для вас трагическая фигура?

А. Красовский ― Да мне плевать на него, Господи. Бедная девочка погибла, потому что страдала совершенно очевидно странным и нездоровым влечением к пожилым идиотам. Старый пожилой идиот… Причём сейчас очевидно ему будут в питерских психиатрических лечебницах шить невменяемость. Хотя он очевидно вменяемый. Он просто кретин. Более того, там видно по характеру преступления и данным показаниям, что это сделано даже не в аффекте. А просто, потому что он просто старый мудак, которому надо было уже 40 лет назад это признать. А как и большинство старых мудаков он не в состоянии это сделать. Он не в состоянии сказать: я старый мудак, и мне надо просто на пенсии сидеть и выращивать гортензии. А он всё рядится в Наполеона, у него на фото текут слюни, когда он залезает на коня. Он напяливает на себя треуголку, выпиленную какой-то швеёй из мастерской Мариинского театра.

Я довольно неплохо знаю вообще это сообщество реконструкторов. Это максимально странные люди. Это не значит, что они все шизофреники или все больные люди. Но вообще это, представьте, взрослый человек с профессией, в этой профессии довольно плотно занятый. Возможно даже по ночам. Какой-нибудь там фельдшер «скорой помощи». Тратит все свои деньги, это огромные деньги на какие-нибудь вот эти перевязи, какие-нибудь латунные вставочки, эти пуговички, кокарды. Эту ткань 1831 года. Эти красненькие обшлага. Эти брабантские манжеты.

Это шизофрения. Это ад… Вся жизнь уходит на это. И вот в какой-то момент во всём этом барахле обнаруживаешь себя 70-летним стариком в грязном, обляпанном зубным порошком зеркале Икея. Ну, естественно, тебе хочется либо убить себя, либо убить девку, которая совершенно по непонятным причинам оказалась рядом с тобой в квартире.

Мне, конечно, очень жалко эту девушку. Просто жалко её, потому что она сама туда пришла. Более того, там потом её брат, который вратарь какого-то спортивного клуба на юге России рассказывал, что она сначала от него ушла. Но вот вернулась в эту квартиру. Вместо того чтобы прийти туда с кем-то, поскольку речь шла о том, чтобы забрать вещи. Это ужасная совершенно история. К нему нет вообще никаких, абсолютно никаких чувств. Трагическая фигура, не трагическая. Старых мудаков на планете большинство.

С. Крючков ― Когда в этот кейс вмешивают бэкграунд этого человека, его исторические какие-то достижения…

А. Красовский ― Да нет у него никаких исторических достижений. Исторические достижения есть у В.И. Ключевского. У какого-то мелкого профессора Ленинградского университета никаких исторических достижений нет. Вообще нет у русских историков никаких исторических достижений. Вы это видите по уровню исторической науки. В нашей стране у нас главным историком является В.Р. Мединский.

Но, понимаете, уже с 80-х годов в России нет никаких историков. Есть одни аферисты. Говорить вообще о гуманитарной науке в Санкт-Петербургском государственном университете вообще смешно. Просто смешно. Это вообще не очень вуз. То есть как бы это вуз, который выплывает исключительно на том, что ректор ходит и в одном месте рассказывает, что его любимый ученик это Дмитрий Медведев. А в других местах он рассказывает, что он лучший товарищ Владимира Путина. На этом, собственно говоря, и держится весь этот СПбГУ. Ничего хорошего там нет. Вот это уровень преподавания.

Но с другой стороны, каким-то образом смешивать преступление одного единственного человека со всем Ленинградским университетом имени Жданова, мне кажется смешно. Там тысячи людей работают, учатся. Наверняка многие из них очень даже хороши и вполне способны будут представлять гордость России когда-нибудь, если, скорее всего, из неё уедут.

С. Крючков ― А с гуманитарным знанием ВШЭ…

А. Красовский ― Я ничего не знаю.

С. Крючков ― Просто там собралась целая комиссия по академической этике в связи…

А. Красовский ― Это меня вообще не интересует. Кузьминову же надо как-то было оградить себя от политических провокаций. Что происходит с ВШЭ вообще сейчас? Главное дело в московских арестах — это дело студента ВШЭ. Главная неудача так называемого системного либерализма на выборах в Мосгордуму — это проректор ВШЭ Касамара, которая практически как вот этот Соколов едва не сошла с ума и сама себя убедила, что это не Навальный выиграл у неё выборы, а просто она баллотировалась в таком округе, где много мусульман. Вы тогда потом посмотрите, пожалуйста, я специально к Валерии Касамаре обращаюсь, сколько мусульман вообще физически было в списочных листах. Не надо себя убеждать, пожалуйста, в том, что вы никому не интересны.

Теперь вот эта история с профессором Гусейновым, который что-то написал. Проблема профессора Гусейнова заключается в том, что, я сейчас скажу очень не политкорректно, что профессору Гусейнову с фамилией Гусейнов лучше было бы не обсуждать русский язык в таком контексте. Не потому что это, скажем так, непрофессионально, а помимо понятия профессионализма существует понятие этики. И с фамилией Гусейнов можно обсуждать русский язык только в том же самом контексте, в каком русский язык обсуждал Владимир Иванович Даль или Дитмар Эльяшевич Розенталь. То есть, вынимая его из политического и негативного контекста. И не приписывая русскому языку как целой огромной масштабной общности, на которой общаются сотни миллионов людей по миру, какие-то, как ему кажется, унизительные коннотации. Это никаким образом не лишает профессора Гусейнова вообще права думать обо всём, о чём угодно. Обо всём, что происходит на свете, в том числе о русском языке. Но просто это не очень прилично было на самом деле. И рассчитывать, что реакция будет какая-то другая, тоже как-то странно…

В контексте профессора Гусейнова тут Светова вспомнили. Кто-то там поднял его какие-то посты семилетней давности. Можно подумать, что он какие-то другие посты писал про 12-летних девочек 5 лет назад. Он вообще является убеждённым сторонником понижения, например, возраста согласия. Но тут же, естественно, подняли какие-то тексты и комментарии самого Гусейнова касаемо России в принципе, его места в России. О том, что он здесь живёт, пока он здесь деньги зарабатывает, а потом он, конечно, отсюда свалит моментально. А там он просто никому не нужен. Но вот когда у человека есть такая история публичных высказываний, наверное, нужно думать об этих всех текстах, которые он произносит. Я подозреваю, что он просто, несмотря на то, что носит фамилию Гусейнов, много пьёт. И в состоянии алкогольного опьянения способен написать буквально много чего. Опять же, люди имеют право и пить, и не пить, и делать что угодно. И выступать каким-то образом. Но просто нужно быть аккуратнее. Естественно, ВШЭ чувствует себя в этой ситуации подставленной. Я очень хорошо понимаю, как на следующий день почувствовал себя Виктор Кузьминов.

С. Крючков ― Со стороны администрации вышки неправильно ли было позвать его на заседание этой комиссии?

А. Красовский ― Если я был бы ректором, я бы его уволил в тот же день. Я честно говорю, я это Кузьминову говорю. Если бы я был ректором — я бы уволил его на следующий день. Я вам более того скажу, у меня есть некоторый опыт, у господина Гусейнова тоже есть опыт преподавания в западных университетах. И у меня есть опыт преподавания в западных университетах. Если бы такой текст был в Америке про английский язык, то человека уволили бы, вообще просто утром он получил бы письмо об увольнении.

С. Крючков ― Вы предлагали мне не удивляться тому, как работает система, в том числе система правоохранительных органов в нашей стране. Тем не менее, раз за разом ФБК находит много интересного. В частности, нашёл у семьи прокурора Москвы Дениса Попова гостиницу в Черногории, дом в Испании, дачу на Рублёвке и даже базу отдыха на Волге. И вроде можно было бы порадоваться за человека, но в декларации о времени приобретения этой недвижимости мало что говорится. Хотя здесь тоже нечему удивляться.

А. Красовский ― Во-первых, нечему удивляться совершенно. Я удивился только тому, что краем глаза увидел, что вообще стоимость всего перечисленного вами оценивается всего лишь в 3 миллиона долларов. Я хотел бы узнать, где так одновременно можно и гостиницу, и базу отдыха и ещё кучу недвижимости получить всего за 3 миллиона долларов?

С. Крючков ― С дисконтом.

А. Красовский ― Оценка же без дисконта. Там же оценочная стоимость. Поэтому мне правда интересно. Я тоже, может, чего приобрёл бы из того, что принадлежит прокурору Москвы. Да и Алексей Анатольевич, я думаю, тоже бы не отказался от такой собственности за такие деньги. Я считаю, что как любое расследование Навального, это никакое не расследование, а просто полученный и опубликованный слив. Это не имеет никакого отношения к тому, есть у прокурора чего-то или нет. У прокурора наверняка всё это есть. А вы что думали, у прокурора двушка в Мневниках что ли и всё?!

С. Крючков ― При зарплате…

А. Красовский ― Давайте так. Слушайте, ну хватит жить в мире какого-то сказочного лицемерия и хватит лицемерие транслировать бесконечно ежедневно слушателям, пользователям, зрителям и так далее. Каждый человек в нашей стране прекрасно понимает, что он сам жулик. Он сам при любой возможности не платит налог, он сам при любой возможности кладёт какие-то незаконно полученные денежки в кубышку. Спросите у любого русского человека, он чего, живёт на пенсию что ли? Он чего, на зарплату живёт? Ну да, наверное, есть процентов 20, которые так живут. А остальные люди, которые получают серые зарплаты, бесконечные какие-то левые трудовые доходы.

Почему вы думаете, то есть правда считаете, что вы сейчас скажете какому-нибудь коммерсанту 38-летнему из Челябинска: а, вот у прокурора Москвы есть, как говорят пансионат на Волге. На самом деле это не пансионат на Волге, а наверняка купленный какой-нибудь за три копейки пионерлагерь, никому не нужный, на котором построена изба с баней. Для него самого. Вы, правда, думаете, что кто-то удивится что ли? А у них самих этого нет? А у меня, например, есть дача под Москвой, дом, и я вот вижу своих соседей. Это огромные дома по 300-400 метров. И это никакие не прокуроры, не следователи большие. Главный бухгалтер какой-то фирмы, торгующей утюгами…

Чего вы удивляетесь? Почему надо самим себе врать, что человек, который дорос до позиции прокурора, а мы знаем, как у нас устроена вся правоохранительная система и вообще вся система управления государством, что вдруг у него есть изба на Волге? Ну, есть. Хорошо. Молодец. У него может ещё замок в Кенсингтоне есть. Вот у многих друзей Навального есть замки в Кенсингтоне натурально. И я знаю этих людей. Я видел эти пятиэтажные дома с собственными садами.

С. Крючков ― Хотелось бы верить, что человек, олицетворяющий собой систему надзора…

А. Красовский ― Я хотел бы верить, что человек, олицетворяющий собой борьбу с коррупцией, а не систему надзора, тоже будет дружить с хорошими честными бедными людьми, помогать собачкам и кошечкам. Но, к сожалению, так не происходит. А вам хочется верить, что человек, который олицетворяет собой систему надзора, не будет брать взятки? Но ещё раз говорю, мы начали эту программу с реализма. С того, что так было всегда, как только в этой стране появилась должность прокурор — и должность прокурора была должностью на кормлении. И по-другому здесь не было никогда. Ни одного дня! Менялись власти, императоры, случилось много революций. Американцы изобрели ядерную бомбу, русские потом у них её украли. Мы выиграли вместе с союзниками Вторую мировую войну. Но прокуратура и вообще любые силовые органы всегда были должностями на кормлении. Ну почему вы вдруг считаете, что сейчас что-то должно измениться?

С. Крючков ― Если мы не будем допускать этого лицемерия, идеализма, то так и будет всегда.

А. Красовский ― Даже если вы будете допускать это лицемерие и идеализм или не будете допускать это лицемерие и идеализм — здесь так будет всегда…

С. Крючков ― Чем была попытка оптимизации системы российского здравоохранения в этой связи, в неудачности которой, во всяком случае, в регионах…

А. Красовский ― А я не знаю, что такое попытка оптимизации системы здравоохранения конкретно.

С. Крючков ― Была программа…

А. Красовский ― Я не знаю, что такое программа оптимизации системы здравоохранения конкретно. Не было никакой программы оптимизации системы здравоохранения. Существует бесконечное количество разговоров об оптимизации здравоохранения. Эти разговоры каждую неделю разные. Сначала они оптимизируют здравоохранение федеральными программами. Потом Владимир Владимирович Путин неожиданно смеётся и говорит, а не сделать ли нам всем из здравоохранения государственную корпорацию, как из Росатома. Потом он проводит совещание госсовета, где оказывается, что у нас со здравоохранением всё нормально.

У нас вообще со всем всё плохо. У нас ни с чем не нормально. И со здравоохранением у нас, конечно, всё плохо. Причём абсолютно различным образом плохо. Оно по-человечески плохо. Оно плохо даже не то что системно. Оно просто настолько всё разъедено бесконечным количеством вранья и каких-то личных отношений, что это невозможно исправить вообще никак. Вообще в принципе никак!..

Например, рассказываю историю. Неделю назад моя подруга обнаружила… случайно, то есть она болела, болела и вдруг обнаружила, что у неё обширная двусторонняя пневмония. Она пишет мне, она не знает что делать. Я звоню своему приятелю в московскую мэрию. Он говорит: «Сейчас, без проблем, какую больницу вы предпочитаете?». Я спрашиваю у своих друзей врачей. Они говорят: вот такая-то. Я пишу: вот такая-то. Он говорит: «23-я вас ждёт сейчас». Мы едем ночью в эту 23-ю больницу. Она наполовину на реконструкции. Мы приходим в приёмное отделение. Я первый раз в жизни видел приёмное отделение, в котором нет никого, кроме сотрудников приёмного отделения. То есть вообще ни одного больного. Ну, хорошо, два, которые потом в течение 20 минут исчезают. Потом выясняется, что мы час там сидим и ничего…

Естественно, никто из московского правительства, которому было поручено туда позвонить — не позвонил. Просто забыли. Ну, потому что, а чего один человек позвонил другому, а другой просто забыл. Забил на это. Это был зам. начальника департамента городского здравоохранения. Потом он вспомнил. Вернее ему напомнили. Он позвонил. И тогда главный врач 23-й больницы понимает, что есть два варианта: либо положить человека седьмым в палату, потому что вся больница переполнена. Либо не положить человека вообще с двусторонней пневмонией. И главный врач говорит своему начальству: «Мы сейчас её положим седьмой в палату. А завтра мы её переведём в нормальную палату утром». С нами она не общается, а нам говорят, что вам вообще не надо госпитализироваться. Вот нормально у вас всё, пишите отказ от госпитализации. Пишите отказ от госпитализации — говорят в приёмном отделении 23-й больницы Москвы. Это одна из лучших больниц Сантруд…

И этот отказ сейчас в мэрии покажут. Там даже будет написано: воздержалась от госпитализации. Более того, эти 2,5 часа, которые мы провели в пустом приёмнике в 12 часов ночи, больница провела как один день госпитализации. Как будто она там была госпитализирована этот день. Хотя человек не выходил из приёмника. И человека отправили домой с рекомендацией два раза в день пить антибиотик. Антибиотик надо было выпить сейчас. Я сказал: дайте сейчас рецепт. Это всё рецептурный препарат. Они сказали, что мы больница, мы рецептов не даём. У нас нет такой возможности, к сожалению, выдать рецепт. По счастью две таблетки этого антибиотика были у меня дома. Соответственно эта девушка получила их, пока другой доктор утром не выписал рецепт. Сегодня эту девушку кладут в другую московскую больницу с огромным осложнением. С чудовищным осложнением после пневмонии. Пневмония не прошла. Наоборот разрослась. И вариантов теперь не положить человека в больницу нет. И в этом виновата 23-я больница города Москвы. Одна из самых лучших больниц города Москвы.

И в принципе вся система, я бы хотел сказать городского здравоохранения, но это не так. В этом виновата вообще вся система здравоохранения в России. Но она на самом деле не связана никак с организацией здравоохранения. Она связана только с тем, что всей системой руководят люди, которым наплевать просто вообще на всё! Просто вообще в принципе на всё: на людей, на начальство, на подчинённых, на связи, на деньги. Вот просто вообще на всё наплевать.

Проблема в том, что страной вообще руководят люди, которым давно на всё наплевать. Я недавно видел какие-то протокольные кадры, где Путин сидит, что-то такое говорит. Он типа шутит. Это в Калининграде было как раз. А сзади в этом зале сидят люди типа Голиковой с абсолютно индифферентными лицами. Слышат эти шутки уже 20 лет, они видят эти заседания каждый день 20 лет. Ничего не меняется в их жизни кроме новых пластик за эти 20 лет. Им ничего больше не интересно. Главный врач, главные врачи сидят по 30 лет. Например, на этой самой конференции, про которую вы упомянули ОБСЕ, одним из выступающих был Павел Николаевич Гусев, главный редактор «Московского комсомольца». Он с гордостью говорил о том, что он возглавляет газету 36 лет. 36 лет человек возглавляет газету. Поэтому она такая плохая.

С. Крючков ― Он её совладелец, может себе позволить.

А. Красовский ― Он может себе позволить в первую очередь, будучи совладельцем, нанять нового менеджера и уйти. Вот я официально сейчас заявляю, например, в эфире «Эхо Москвы». И сотрудники моего фонда об этом узнают, что 1 декабря этого года я перестаю быть директором фонда СПИД-центр. И мы объявляем выборы нового директора. Потому что я просто больше не могу управлять этим процессом достойно. Проблема русских заключается в том, что они не способны вообще никаким образом самостоятельно уходить. И когда ты действительно 25-30 лет сидишь на одном месте только потому, что ты привык сидеть на этом месте, ты знаешь сюда дорогу и даже получаешь здесь зарплату. И возможно у тебя в больнице даже лечится, не знаю, артистка Чурсина, если она ещё жива. Или артистка Купченко, если она жива. И ты этим очень гордишься. И все потом говорят: о, у нас… клиент — артистка Купченко. О, у нас Окуджава лежал…

С. Крючков ― Антон, это результат…

А. Красовский ― Это результат того, что всем наплевать в этой стране вообще на всё! Это никакой не итог. Это так было всегда. Я живу в этой стране 44 года. Это было всегда. Я помню прекрасно, моя мама лежала в подольской центральной районной больнице. Моя фамилия Красовский — эту фамилию в Подольске знают все. Моя бабушка была директором 14-й школы. Дед был заместителем директора Подольского завода. Мой отец работал… Все меня знают с детства. И вот я помню, как я иду по ЦРБ, а там в таком старом корпусе ещё земской больницы лежат трупы с номерками. Там мама лежала в отделении. А рядом с этими отделениями лежали трупы. Потому что всем было всегда наплевать, где лежат трупы, как они лежат эти трупы, кто эти трупы заберёт. Увидит их сейчас больной человек или ребёнок в 4 года или не увидит. Всем всегда наплевать. В этом смысл и системы здравоохранения, и системы просвещения. И системы образования. И системы науки. И любой дорожно-транспортной системы…

С. Крючков ― Вам же не наплевать?

А. Красовский ― Мне не наплевать, поэтому я и не работаю на государство. И не буду работать на государство никогда ни при каких обстоятельствах.

С. Крючков ― Вы примете участие в этих новых выборах директора фонда СПИД-центр?

А. Красовский ― Да, конечно. Но не как кандидат.

С. Крючков ― Потому что?

А. Красовский ― Потому что я отработал своё. Я остаюсь учредителем этого фонда. Как и Павел Николаевич Гусев все эти годы своей этой газеты, которая каждый год теряет тиражи, популярность и интерес читателей.

С. Крючков ― И остаётся как большинству россиян по данным недавнего опроса ВЦИОМ — копить на пенсию.

А. Красовский ― Я не знаю, что мне остаётся. Я не плачу себе зарплату в фонде СПИД-центр уже год. Кстати, таким образом нарушаю Трудовое законодательство.

С. Крючков ― Итог работы фонда под вашим руководством на данный момент. Это же важное мероприятие.

А. Красовский ― Я подведу эти итоги. Я не готов за 20 секунд их подводить. Но мне кажется, что это неплохие итоги.

С. Крючков ― Это было «Особое мнение» журналиста и директора фонда СПИД-центр, до 1 декабря вы говорите. Антона Красовского. Огромное вам спасибо.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Согласен с уважаемым борцом со СПИДом А. Красовским: все россияне должны быть глубоко нижайше благодарны вождю, что ещё живут на этом свете в этой богоспасаемой стране, что ещё не все поголовно изнасилованы, избиты, казнены и заключены в зинданы…
________________________________________

"Вы что, хотите, как в Париже?" — задорно шуткует вождь, откровенно кривя душой, ибо точно знает, что ещё тыщщу лет у нас не будет, как в Париже.
________________________________________

В Париже, кстати, грязно и засилье мигрантов, метро убого… От Москвы Париж отстал навсегда…
________________________________________

Смех! От души!!!
________________________________________

Насчёт покойничков точно подмечено! Похоже, это такая старинная русская традиция, ещё с глубоко дореволюционных времён. Ещё во время Великой Отечественной главрачи и начсанупров постоянно мотались по полевым и прифронтовым госпиталям и меданбатам, везде одна и та же картина — прямо перед входом в палаты и приёмным покоем, где раненых сгружают, тут же штабелями умершие лежат с привязанными на жёлтый большой палец ноги (если таковой ещё уцелел) фанерными номерками на веревочках. И кладбище тут же с этими холмиками и фанерными пирамидками.

"Вот какое настроение у поступающих раненых будет?" — гневно вопрошал начсанупра. "Что их прямо в покойницкую приволокли? Да он тут же сам по себе расстроится и помре с горя!" Вот ничегошеньки так и не изменилось, увы…
________________________________________

Только благодаря квадрокоптерам Навального страна увидела, как живут приближённые к Путину его холуи, в том числе Соловьиный помёт, Кисель и британец Брилёв.
________________________________________

Власть научилась вершить беспредел и не обращать внимания на протесты. Метод простой — в глаза смотреть, не отвечая…
________________________________________

Интересно, а кому можно или нельзя рассуждать о русском языке? Гусейнову нельзя? А гомосексуалисту? А иностранцу? А тому, у кого неполное начальное образование? Кто бы посвятил, в чём разница между неполлиткоректными и нацистскими или расистскими высказываниями.
________________________________________

Инородцам обсуждать русский язык нельзя, будь он хоть известным филологом, не побоявшимся вступиться за студенту своего вуза Егора Жукова. Не может. Носом видать не вышел, разрез глаз не тот или форма черепа.
________________________________________

А что не так, кстати, с фамилией Гусейнов? У меня есть знакомые украинцы, евреи и немцы, которые говорят на русском в 10 раз лучше большинства наших исконно-посконных, с тремя классами церковно-приходского зажопинского образования!
________________________________________

Евреи лучше говорят по-русски, а американские евреи по-английски. Чем выше уровень интеллекта, тем выше способность языковых центров мозга к полноценному владению местным наречием.

Русский мозг не назначен природой для своего языка, как и мозг представителя любой другой национальности. Вот например мексиканские индейцы, коренастые коротышки, они хоть 200000 лет будут жить в испаноязычной среде, всё равно испанским не овладеют.
________________________________________

Красовский, конечно, — ВРЕМЕНАМИ — великолепен! Почти Салтыков-Щедрин! Но по степени пессимизма и цинизма, по-моему, превосходит Невзорова. Тем более, учитывая манеру самовыражения каждого.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Станислав Крючков

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 26.01.2020 - ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ КРОЕТСЯ ЗА СМЕНОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА
  • 25.01.2020 - О СМЫСЛЕ ПОПРАВОК ПУТИНА
  • 25.01.2020 - ПЕРЕВОРОТ ПОЛИШИНЕЛЯ
  • 24.01.2020 - О ГЛАВНОЙ ПОПРАВКЕ К КОНСТИТУЦИИ
  • 24.01.2020 - МАНИФЕСТ ГРАЖДАН РОССИИ
  • 23.01.2020 - ЭКСТРЕННАЯ РЕФОРМА КОНСТИТУЦИИ
  • 23.01.2020 - ПУТИН ГОТОВИТ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ
  • 22.01.2020 - КОНСТИТУЦИЯ — ЭТО ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР НАРОДА С ГОСУДАРСТВОМ
  • 22.01.2020 - ПОЛКОВНИК ЗАХАРЧЕНКО НЕВИНОВЕН?
  • 21.01.2020 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ В ПРОГРАММЕ «ЛИЦОМ К СОБЫТИЮ»
  • 21.01.2020 - ПОЗИЦИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  • 20.01.2020 - «ЯБЛОЧНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА» НОВОМУ «ПЛАНУ ПУТИНА»
  • 19.01.2020 - ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 19.01.2020 - ШЕСТЬ ЛЕТ ЗА ПИКЕТ
  • 19.01.2020 - «СЕГОДНЯ СЛУШАЕШЬ ТЫ ДЖАЗ…»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru