Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[07.12.2019]

СКОЛЬКО У НАС ПОЛКОВНИКОВ?

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution), первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Сергей АЛЕКСАШЕНКО:


У нас же количество полковников и подполковников в каждом ведомстве явно больше одного. И больше 100. И больше 1000. Может быть, в МВД их больше 10 000. В ФСБ вряд ли 10 000 есть, хотя 5000 полковников, наверное, имеется.

Ну, вот знаете, когда арестовывают одного из 5000, вероятность того, что остальные 4999 попадутся на проверку, очень невелика. Тем более, что их же поймала не налоговая служба, не фискальная служба. Их, что называется, товарищи по оружию, братья навек заложили каким-то образом и взяли за совсем другое. А деньги — это такая вот неожиданная находка оказалась. То есть, никто же не ожидал, когда к ним пришли с обыском, что там такие богатства. Даже удивление у всех вызвало, даже у начальников, у тех, кто с обыском приходил. Искали-то совершенно другое.

Количество уголовных дел, которые могут осесть в голове у Владимира Владимировича Путина, исчисляется, может, десятками, может, сотней. И вот этим десятком, сотней дел проблему коррупции не решишь. Потому что проблема воровства бюджетных денег, проблема коррупции, решается совершенно другими методами, методами развития республиканских, демократических принципов. Это политическая конкуренция, независимость судов, равенство всех перед законом, свобода средств массовой информации.

И уголовное преследование является лишь одним из элементов. Все вместе — они могут победить и бюджетное воровство, и коррупцию. Но просто так уголовными делами… вы правильно говорите, одного Черкалина взяли или одного Захарченко поймали — ну, а остальные 4999 полковников ФСБ ходят на свободе и ухмыляются…

Россия в целом — страна бедная. В ней живёт бедное население. Медианный доход российской семьи составляет 25 000 рублей на человека в месяц. И половина населения живёт ниже этого уровня. И очевидно, что все разговоры о частной медицине, о платной медицине, ещё о страховых формах медицины — не для них.

Политики должны понимать, что они отвечают перед избирателем. И если они будут делать не то, что хочется избирателю, то они вылетят из этого кабинета не по мановению руки Путина, а после того, как Центризбирком объявит результаты выборов. И вот тогда они начнут думать: а будем ли мы тратить деньги на танк Армата, который никому не нужен, или мы будем тратить деньги на здравоохранение?..

                    *   *   *

Е. Бунтман ― Нино Росебашвили, Евгений Бунтман в эфире. Персонально наш, как всегда по вторникам, Сергей Алексашенко. Сергей Владимирович, здравствуйте. Начнём с коррупционеров и членов их семей. Справедливо ли это, что члены семей коррупционеров несут материальную ответственность за деяния своих родственников?

С. Алексашенко ― Вы знаете, Евгений, на самом деле в решении Конституционного суда сказано ещё более жёстко, что не только родственники, но родные, знакомые, а также те люди, которые касались коррупционеров, они тоже могут понести ответственность. Если прочитать внимательно статью газеты «Ведомости», собственно, решения Конституционного суда я ещё не видел, то там написано, что любой человек, на которого следствие или прокуратура укажет, а суд подтвердит, может быть лишён своей собственности.

Вот, например, кто-нибудь найдёт вашу фотографию с полковником Захарченко. На какой-нибудь вечеринке «Эха Москвы», на ежегодном собрании… И эта фотография будет предъявлена в суд, и будет сказано: «Смотрите, у Евгения Бунтмана есть автомобиль, есть квартира, есть деньги какие-то на счетах. Вот, Евгений… Предъявите ваши декларации 2-НДФЛ. Нет? Всё, конфискуется ваше имущество». Вот на самом деле, что страшно.

То, что имущество коррупционеров, незаконное обогащение должно конфисковываться — это нормально. Я думаю, что имущество, задекларированное на близких родственников, если они не в состоянии доказать свои доходы, справками о доходах, что они эти деньги заработали каким-то легальным путём… бывает же, что дети достаточно взрослые и каким-то образом смогли заработать деньги и себе что-то приобрести.

Всё бывает. Но в принципе мы понимаем, что в России и не только в России вот это оформление собственности на родственников широко распространено для ухода от декларирования, ухода от ответственности. Поэтому всё, что касается близких родственников, мне кажется, это правильное решение. А вот всё, что касается всех прочих людей, мне кажется, что это слишком жёстко.

Е. Бунтман ― Подождите, смотрите. Обнаруживают мою фотографию, раз уж вы перешли на личности, с полковником Захарченко. И потом спрашивают у меня, откуда у меня после встречи с полковником Захарченко, не важно, из-за встречи или после встречи, появился автомобиль Бентли. Я же не мог себе на эховскую зарплату купить автомобиль Бентли? Действительно, не мог. Это же и так должно проверяться по несоответствию расходов доходам?

С. Алексашенко ― Нет. Проверка соответствия доходов и расходов обязательна для госчиновников, для тех, кто подаёт декларацию, как чиновник. И, видимо, для сотрудников правоохранительных органов. Для простых граждан нет такой обязательной проверки, и вы не обязаны подтверждать свои расходы своими доходами. Теоретически, если вы ведёте какой-то слишком шикарный образ жизни, я думаю, что одного Бентли для этого не хватит, нужно что-то покруче иметь. И вдруг на вас кто-то настучит, налоговая инспекция за определённое вознаграждение вами заинтересуется, тогда, наверное, у вас могут возникнуть проблемы.

Е. Бунтман ― У нас просто не работает, получается, потому что государство всегда должно интересовать, откуда у меня появился этот Бентли. Украл я или ещё что-то…

С. Алексашенко ― Если вы украли — это другое ведомство, не налоговая должна интересоваться.

Е. Бунтман ― Происхождением моих финансов должна налоговая заниматься, в том числе.

С. Алексашенко ― Евгений, смотрите, у нас я не знаю сейчас цифры, в налоговой службе работает несколько десятков тысяч человек, 60-70, может быть, 100. А в стране 140 миллионов население. Невозможно же всех проверять. Нужно ещё компании проверять. Из этих 100 000 несколько тысяч — начальники, которые вообще ничего не делают, только бумажки подписывают, работу подчинённых проверяют. Ни в одной стране мира невозможно проверить соответствие доходов и расходов всех лиц, дающих декларации налогоплательщиков. Так не бывает. Бывает выборочная проверка. Где-то её делают более интенсивно, чаще. Где-то она достаточно редкая. В России, насколько я понимаю, индивидуальные налоговые декларации проверяются или у лиц, к которым привлечён особый интерес российского государства, или совсем один на 100 000, может.

Е. Бунтман ― Скорее у Навального проверят, чем у Захарченко.

С. Алексашенко ― Это точно.

Н. Росебашвили ― С другой стороны, если Захарченко поймают или Черкалина, их дела будут рассматриваться гораздо быстрее.

С. Алексашенко ― Подождите, чего говорить о тех, кто арестован. Вот есть прокурор Москвы Попов, у членов семьи которого обнаружились просто немереные совершенно запасы недвижимости в разных странах, которые ни они на свою зарплату приобрести не могли, ни прокурор московский не мог приобрести. Ну, вот Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, отвечает, что имущество Попова проверено. То, что он задекларировал — проверили, там нарушений нет. Я готов поспорить, что никакая налоговая инспекция, никакая администрация президента не заинтересуется имуществом прокурора Попова. А вот вы говорите, что они должны. Они должны, но не обязаны.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, мы всё равно исходим из того, что и, я думаю, господин Черкалин подумать не мог, что с ним такое произойдёт. Но произошло с этими людьми. Теперь мы из этого исходим. Значит, все эти миллиарды денег, все эти квартиры, которые были куплены исключительно для хранения денежных знаков, они теперь перейдут государству. Разве это плохо?

С. Алексашенко ― Нино, я же сказал, что это хорошо и правильно. Просто там один подполковник, один полковник. У нас же количество полковников и подполковников в каждом ведомстве явно больше одного. И больше 100. И больше 1000. Может быть, в МВД их больше 10 000. В ФСБ вряд ли 10 000 есть, хотя 5000 полковников, наверное, имеется.

Ну, вот знаете, когда арестовывают одного из 5000, вероятность того, что остальные 4999 попадутся на проверку, очень невелика. Тем более, что их же поймала не налоговая служба, не фискальная служба. Их, что называется, товарищи по оружию, братья навек заложили каким-то образом и взяли за совсем другое. А деньги — это такая вот неожиданная находка оказалась. То есть, никто же не ожидал, когда к ним пришли с обыском, что там такие богатства. Даже удивление у всех вызвало, даже у начальников, у тех, кто с обыском приходил. Искали-то совершенно другое.

Е. Бунтман ― Путин говорил, открывая Америку, про космодром «Восточный», что у нас в стране воруют миллионами, десятками миллионов, сотнями…

Н. Росебашвили ― И даже возбуждено несколько десятков уголовных дел. Сергей Владимирович, если даже Владимир Путин обратил на это внимание. Сколько ещё нужно уголовных дел, чтобы перестали воровать? Видимо, десятков недостаточно.

С. Алексашенко ― Нино, количество уголовных дел, которые могут осесть в голове у Владимира Владимировича Путина, исчисляется, может, десятками, может, сотней. И вот этим десятком дел, сотней дел проблему не решишь. Потому что проблема воровства бюджетных денег, проблема коррупции, решается совершенно другими методами, методами развития республиканских, демократических принципов. Это политическая конкуренция, независимость судов, равенство всех перед законом, свобода средств массовой информации.

И уголовное преследование является одним из элементов. Все вместе — они могут победить и бюджетное воровство, и коррупцию. Но просто так уголовными делами… вы правильно говорите, одного Черкалина взяли или одного Захарченко поймали — ну, а остальные 4999 полковников ФСБ ходят на свободе и ухмыляются. «Вот Черкалин дурачок, нет бы помириться с начальником, занести ему вовремя сколько надо, и всё было бы хорошо у человека. А так — высунулся раньше времени или в неположенном месте, что-то не по чину взял». Они же понимают причину, почему Черкалина взяли. Точно совершенно не потому, что с коррупцией в ФСБ кто-то боролся.

Е. Бунтман ― Поговорим про Минфин, про поправки в уголовный кодекс и невозврат валютной выручки, так это называется… Нино Росебашвили разбиралась в этом.

Н. Росебашвили ― Что это такое, Сергей Владимирович? Что значит — невозврат валютной выручки и перевод нерезидентам с использованием подложных документов? Можете какой-нибудь пример привести, чтобы мы с Женей поняли, о чём речь?

С. Алексашенко ― Вы с Женей создали компанию, которая валяет валенки и продаёт их на экспорт каким-то африканским странам. И вам африканские страны платят немереные миллионы за эти валенки. Миллионы в своей местной валюте, поэтому в рублях это совсем немного получается. Тем не менее, приятно, какие-то деньги должны к вам приходить. И вот вы валенки в Африку отправляете, а валютная выручка в африканских тугриках к вам не приходит. Вы один вагон валенков отправили — выручка пришла за одну пару. Вы второй вагон отправили, самолётами начали туда отправлять — а деньги всё не приходят и не приходят. Так вот, этот невозврат валютной выручки называется в России уголовным преступлением. Он карается статьёй уголовного кодекса.

Е. Бунтман ― А что с деньгами случилось?

С. Алексашенко ― Для того, чтобы уйти от налогообложения, чтобы уйти от требований российского государства, когда-то была обязательной продажа валютной выручки. Для того, чтобы ваши друзья, знакомые не очень понимали, сколько у вас денег на счёте, и выгодно ли валять валенки. А то вдруг все начнут вместо эфира валенка валять. И конкуренция у вас поднимется… Короче говоря, вы прячете свои деньги… Посмотрели на прокурора Попова московского и решили то же самое делать.

Н. Росебашвили ― То есть, деньги нам приходят за валенки, только мы их прячем, никому не показываем?

С. Алексашенко ― Вы их в Россию не привозите, на счетах в других странах оставляете и там что-то себе покупаете. А потом пишите бумагу, что такие плохие поставщики и покупатели денег не заплатили. Поэтому вы понесли убытки и обанкротились, закрываете вашу лавочку.


Н. Росебашвили ― Зачем валенки в Африке?

Е. Бунтман ― Вы рассказываете, что это похоже на уход от налогов и преступление. Вроде бы эта норма должна существовать.

С. Алексашенко ― Смотрите, Евгений, вы абсолютно правильно говорите. В этом и состоит новость. Министр Силуанов сказал, что сам по себе невозврат валютной выручки не будет являться преступлением, но уход от налогов будет являться преступлением. А невозврат выручки — это доказательство. Ну, на самом деле, мало что меняется с точки зрения человека, который на этом деле попадётся. Я тоже считаю, что правильнее штрафовать, сажать в тюрьму за уклонение от налогов. Невозврат валютной выручки — это реликт, мало ли какие у вас потребности возникают.

Е. Бунтман ― То есть, умысел надо доказать?

С. Алексашенко ― Конечно, надо доказать, что вы не просто не вернули выручку, а что ещё эти деньги спрятали от государства.

Н. Росебашвили ― Многие коллеги пишут, что дело Сергея Петрова, в принципе, подходит под эти статьи. Если Минфин действительно продавит свои поправки, свои предложения, значит ли это, что дело «Рольфа» развалится уже с точки зрения закона?

С. Алексашенко ― Нет, в деле Сергея Петрова, насколько я понимаю, не было невозврата валютной выручки, там были операции с ценными бумагами. Я сейчас прямо навскидку не готов вспомнить все детали… Там Силуанов, помимо невозврата валютной выручки ещё какую-то новацию ввёл. Там прокуратура на самом деле, или кто там судился, уж не знаю, Следственный комитет или ФСБ. Так же, как в деле Калви, не согласилась с оценкой. Говорят, что там была продажа акций между компаниями, внутри группы. То есть, реструктуризация корпоративная. Так как безвозмездно нельзя передать акции одной компании другой, то нужно продать по какой-то цене. И вот следственные органы, те, кто возбудили дело против Петрова, они не согласились с оценкой, сказали, что эта оценка фиктивная, что она фальшивая, что таким образом ушли от налогообложения. Дело Петрова, если я помню правильно, в этом и состоит. Но здесь вот те поправки, которые предлагает Силуанов, никак не повлияют на его судьбу.

Е. Бунтман ― Хорошо. Давайте в целом поговорим про россиян, от частных дел и уголовных дел к какой-то общей обстановке. Очередной опрос. Мы любим каждый эфир какой-нибудь новый опрос цитировать — что тревожит россиян, чего они боятся. Понятно, что они боятся, что будет несправедливо, что правосудия не будет, но это мы сто раз обсуждали. Россияне очень боятся отмены бесплатной медицины. Насколько обоснованы эти страхи? Вциомовский опрос.

С. Алексашенко ― Ну, смотрите, Евгений. Много раз говорили на эту тему, что Россия в целом — страна бедная. В ней живёт бедное население. Медианный доход российской семьи составляет 25 000 рублей на человека в месяц. И половина населения живёт ниже этого уровня. И очевидно, что все разговоры о частной медицине, о платной медицине, ещё о страховых формах медицины — не для них. И для них та бесплатная государственная медицина, бесплатная для них, не для государства. Мы же понимаем с вами, что за всё нужно платить. За медицину, в том числе, мы платим налогами, которые выплачиваются в стране.

Но вот для людей-получателей медицинских услуг с низкими доходами медицина действительно является бесплатной. А постольку у нас в принципе политическое руководство, которое 20 лет рулит страной, не может сформировать никакого образа будущего, рассказать, для чего они сидят в Кремле 20 лет и ещё 20 лет хотят просидеть, что они хотят построить в России — мы не знаем. Мы только смотрим, прошло три года — ага, из этой точки передвинулись в эту. И начинаем какие-то гипотезы строить.

И вот с медициной происходит примерно то же самое. То есть вот как послушать Путина, Голикова или Скворцову, министра здравоохранения. Каждый раз, когда речь заходит о медицине, Голикова говорит: «Да, при реформировании медицины были допущены ошибки. Но мы сейчас будем исправлять, будем реформировать её дальше». Вот что должен рядовой россиянин из этой фразы понять?

Е. Бунтман ― Что не произойдёт ничего хорошего.

С. Алексашенко ― Что вы уже что-то поломали, потому что худо-бедно в Советском союзе была система, когда все стояли в одной очереди, у всех был примерно равный доступ через очередь куда-то. Сейчас что-то такие создали, какие-то лимиты, какие-то лекарства. Явно сделали менее понятную систему и говорите, что будете её реформировать дальше. Но поскольку российский народ от российской власти ничего хорошего не ждёт… Они же видят, что за ремонт домов надо платить, за вывоз мусора надо платить дополнительно. И вот все эти разговоры о том, что медицина будет дальше реформироваться, трансформируются в понимание, что за медицину тоже нужно будет платить. И это людей пугает, потому что они очень хорошо понимают, что на свою зарплату они ничего из медицинских услуг позволить себе не смогут.

Н. Росебашвили ― А вот система бесплатной медицины… В России же нет для неё альтернативы, учитывая доход, бедность и всё остальное? Насколько она вообще жизнеспособна, сколько ей осталось?

С. Алексашенко ― Нино, что значит — она жизнеспособна? Есть страны, где вся система медицины построена на бюджетном финансировании. Например, Англия, например, Канада.

Н. Росебашвили ― Почему у них хорошая медицина, а у нас не очень?

С. Алексашенко ― Люди, которые живут в Англии или Канаде, у них свои претензии к этой медицине. И они говорят, что в Англии она бесплатная, да, Её Величество платит за всё, но если вам нужна медицинская процедура — вот вас поставили в очередь, и вы стоите, ждёте в очереди. И даже если у вас деньги, вы не можете за свои деньги купить эту процедуру без очереди, там нет частных клиник, где можно всё это дело получить.

То есть, тоже есть свои проблемы. И претензии по качеству… Мне кажется, нет ни одной страны в мире, где люди абсолютно довольны своей системой здравоохранения, всегда можно найти претензии.

Е. Бунтман ― В Белоруссии довольны, мне кажется.

С. Алексашенко ― Я думаю, что в какой-нибудь африканской стране, где вообще нет системы государственной медицины, там ещё более довольны, они просто об этом не знают. В России никто не может из тех, кто отвечает за здравоохранение, за экономически конструктивную часть медицины, объяснить, в какую сторону мы движемся. Что вот если Голикова сказала, что реформировали плохо, то в чём это «плохо» состоит?

Е. Бунтман ― Оптимизацию провели неправильно.

С. Алексашенко ― Потому что неправильно, условно говоря, укрупнили, объединили больницы, закрыли поликлиники и так далее. А что вы будете делать дальше? А дальше мы будем закупать медицинское оборудование — заявляет Путин. О’кей, но если ошибка была в том, что неправильно объединили поликлиники, неужели закупкой оборудования можно что-то решить или что-то исправить? И вот эта абсолютная непонятность присутствует во всём, в чём состоит смысл политического правления. Вот куда пытается Путин и его правительство подвинуть страну? Точку А мы все примерно представляем, мы в ней находимся. А вот в какую точку они собираются двигать — они рассказать не могут ни в одном вопросе, в том числе и в медицине.

Е. Бунтман ― Почему медицина может быть бесплатной, а ЖКХ, например, только частично?

С. Алексашенко ― Ограничение бюджетное, Евгений. Сколько денег в бюджете находится. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, и когда государство вам что-то даёт, и вы за это не платите, это не означает, что вы не оплатили это своими налогами. Вот там, не знаю, ремонт автомобильных дорог в Москве или развитие московского метро формально являются для вас бесплатными. Но большая часть московского бюджета городского формируется за счёт личного подоходного налога с людей, которые живут, зарегистрированы в Москве, работают в Москве. В принципе, все те услуги московского правительства, города Москвы, москвичам, мы их оплачиваем своими налогами. У бюджета Москвы есть сколько-то денег, 3 трлн., по-моему. И вот сидят эти 45 человек и решают, на что можно их потратить, а на что нельзя.

Е. Бунтман ― Что нужно сделать, чтобы медицина в России была бесплатной и качественной? Можно ли что-то сделать? Ещё больше денег вбухивать или системные реформы должны быть?

С. Алексашенко ― Евгений, вы будете обижаться и злиться, но я опять скажу, что нужно начинать с политических реформ. И нужно начинать с политической конкуренции. Потому что если нынешние политики, которые находятся у власти, будут понимать, что вот после такого заявления Голиковой о том, что они сделали ошибку в медицинской реформе, на следующих выборах противники из другой оппозиционной партии или из других партий пойдут на выборы вот с этим плакатом и будут везде говорить: «Слушайте, эта Голикова сидит министром здравоохранения уже десяток лет и нифига не понимает, что вам надо».

Е. Бунтман ― Про Арбидол вспомнить, вот это всё.

С. Алексашенко ― Поэтому голосуйте, не знаю, за Иванова-Петрова-Сидорова, и мы вашу проблему здравоохранения решим. Вот первое, что надо сделать — чтобы политики понимали, что они отвечают не перед Владимиром Путиным, потому что перед ним они ничем не отвечают. Подумаешь, он пальцем погрозил, и 6 лет можно отдыхать, от выборов до выборов, понимая, что Путин не любит увольнять в промежутке, что нужно как-то совсем сильно провиниться, чтобы тебя между президентскими выборами из правительства выгнали.

Политики должны понимать, что они отвечают перед избирателем, если они будут делать не то, что хочется избирателю, то они вылетят из этого кабинета не по мановению руки Путина, а после того, как Центризбирком объявит результаты выборов. И вот после этого они начинают думать: а будем ли мы тратить деньги на танк Армата, который никому не нужен, или мы будем тратить деньги на здравоохранение? А будет ли у нас здравоохранение платным или бесплатным? А если бесплатным или смешанная система, то вот этот набор обязательных услуг, которые всем достаются бесплатно, он будет состоять из трёх позиций или из тридцати трёх?

Политиков что-то должно стимулировать к тому, чтобы принимать решения в интересах избирателей, в интересах населения. А так они принимают решения, которые нравятся Путину.

Н. Росебашвили ― Отсутствие протестующих на улицах может их стимулировать. Отсутствие громких историй, где люди умирают, не дождавшись свободной койки в больнице. Это разве не стимулирует?

С. Алексашенко ― Чиновников? Нет. А вы слышали хоть раз, чтобы чиновника посадили в тюрьму за то, что у кого-нибудь из министерства здравоохранения, какого-нибудь областного, за то, что у него больные в больнице без медикаментов или впроголодь живут. Нет, конечно. Если Путин принял решение, что главное для российской системы здравоохранения — закупить новое, импортное оборудование через каких-то там посредников. Неужели какой-нибудь министр начнёт спорить: «Владимир Владимирович, у нас этого оборудования в стране дофига, уже ставить некуда, вот мы сейчас закупим оборудование, а после этого нужно будет строить новые помещения. А у нас нет врачей, которые на этом оборудовании умеют работать, а имеющееся оборудование не загружено. Давайте лучше 20% денег, которые вы хотите отдать производителям оборудования, потратим на обучение тех врачей, которые на имеющемся оборудовании не умеют работать». Вот они же должны не бояться с ним спорить и объяснять. Они все боятся. Они все смотрят на него как кролики на удава. И только поддакивают.

Н. Росебашвили ― Вы говорите, что они боятся. А есть какой-то пример, доказательство того, что они действительно боятся? Может, они просто некомпетентны в том, чем они занимаются?

С. Алексашенко ― Иногда они, конечно, демонстрируют свою некомпетентность, иногда делают настолько глупые заявления, что мы можем их разбирать как кейсы. Но, в принципе, если вы хотите посмотреть, как они поддакивают, вы можете посмотреть любое видео со встречи Владимира Путина с членами правительства. Вот недавно было, в конце прошлой недели. Там большое видео, на полчаса. Все это увидите. Это же не надо выдумывать. Нам Кремль выкладывает на своём сайте постоянно эти доказательства, как они глядят в рот и говорят: «Владимир Владимирович, какой вы мудрый, как вы правильно всё придумали».

Е. Бунтман ― Давайте про политическую конкуренцию существующую поговорим, чтобы не было так грустно. У вас, в 2020 году будут выборы в США. На днях заявил Блумберг, и как-то мы подумали, что все очень немолодые основные участники президентских выборов. Трамп, Элизабет Уоррен, Байден…

Н. Росебашвили ― Трампу — 73, Уоррен — 70, Сандерсу — 78, Блумбергу — 77, Байдену — 76.

Е. Бунтман ― Я понимаю, что существует ещё 125 разнообразных кандидатов, но те, что на слуху — это, в основном, такие престарелые…

Н. Росебашвили ― Что это, кризис политической системы?

С. Алексашенко ― Нет, они посмотрели фильм «17 мгновений весны», где великолепный Леонид Броневой говорит, что возраст политика начинается после 70. Вот это силой пропаганды называется. Внедрили мысль, что только люди за 70 имеют возможность победить на президентских выборах.

Но давайте для начала, что не у нас, а у них. И про Блумберга давайте уточним, что он не заявил, что он будет участвовать в выборах. Он купил билет для участия в выборах, потому что был дедлайн — последний день для подачи документов на участие в праймериз в штате Алабама. Если бы он не подал эти документы, он не мог бы участвовать. А решение выдвигаться ему или нет, у него ещё впереди. Потому что вот сразу же после этого заявления прошли опросы, которые показали, что его рейтинг составляет примерно 4%, что он будет составлять конкуренцию Байдену, отъедать у него голоса. И его же тезис, что «я вот такой хороший демократ, я такой центрист, ни один из нынешних кандидатов такую центристскую платформу не продвигает». Но в результате если он вдруг пойдёт на первичные выборы, то выяснится, что он будет отъедать голоса у Байдена и тем самым увеличивать проценты Уоррен и Сандерса, что называется, таких социалистов-леваков. А он как раз хочет уменьшить их влияние. Поэтому насчёт того, что Майкл Блумберг стал кандидатом в президенты — ещё нет такого решения, он будет долго думать и анализировать опросы и проводить свои.

Что касается возраста. Вы знаете, меня самого этот феномен сильно интересовал. Но поскольку я не сильно разбираюсь во всех перипетиях американской политики, тем более, что происходит внутри демократической партии, то вот, пользуясь случаем, я спросил об это известного профессора Фукуяму, который является сторонником демократической партии. Я ему задал ровно тот же вопрос. Он говорит, что, в принципе, в партии есть молодёжь. В принципе, в партии есть подрастающее поколение молодых политиков.

Но, говорит, с одной стороны в 2016 году выдвижение молодёжи сильно придавила Хиллари Клинтон, которая практически… как Владимир Путин, взяла и выжгла всю политическую конкуренцию внутри демократической партии. Просто нормальных праймериз даже не состоялось, с самого начала были Сандерс и Клинтон.

А сейчас в демократической партии у руля электорального процесса стоят, так сказать, люди из центрального комитета демократической партии, и они не пускают молодёжь… Принимают решения, которые играют в пользу таких старых и опытных кандидатов. В принципе, сейчас уже времени осталось совсем мало до выборов, меньше года. И я думаю, что кому-то из кандидатов практически уже невозможно набрать очки и ворваться в эту гонку. Поэтому будет вот такая лига тех, кому за 70 на президентских выборах. То есть, мы можем уверенно практически утверждать, что в американском бюллетене 2020-го года будет два кандидата в возрасте 70+.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, а как вы относитесь к ограничению по возрасту для политиков, в частности, к президенту?

С. Алексашенко ― Сверху или снизу? Снизу он всегда есть.

Н. Росебашвили ― Сверху. Вот у нас кейс самый яркий — Михаил Федотов. 70 лет исполнилось — и большое спасибо за вашу работу.

С. Алексашенко ― Смотрите, а Мугабе сидел до 94 лет, после чего его свергли и он ещё год-полтора…

Е. Бунтман ― Там, где выборы есть. Даже у Папы Римского есть ограничение по возрасту, он не может быть старше 80 лет.

С. Алексашенко ― Мне кажется, что в странах, где есть выборы, это вообще не является проблемой. Потому что если человек в 80 лет демонстрирует свою работоспособность, и он показывает, что энергичен… Вот Трамп, ему 73. Он такой живчик, он многих политиков, которые типа Дмитрия Медведева вялого, он точно его, что называется, обыграет. У кого больше политического темперамента. Поэтому мне кажется, не только от возраста зависит. Там, где есть выборы, избиратели сами хорошо понимают, что из себя политик представляет.

Кстати, неслучайно, что поддержка Сандреса в этой предвыборной гонке снижается по сравнению с тем, что было четыре года назад. Там было 74, сейчас ему 78, и избиратели уже видят, что не такой он горячий, не так зажигает. И у него поддержка…

Е. Бунтман ― А через 4 года ещё меньше будет.

С. Алексашенко ― Да. И всё пройдёт естественным путём, и совсем не обязательно даже вводить какие-либо законодательные ограничения.

А в странах, где выборов нет или где такие суверенные выборы, типа российских, какое ограничение не вводите, оно всё равно будет обходиться. Есть ограничение в два срока в Конституции, ну обошли же его. Будет по сроку ограничение, что Конституционный суд скажет, что можно обойти. Поэтому идея интересная, но малореалистичная.

Е. Бунтман ― Просто это смотрится некой дикостью на фоне к северу от США, там молодой Трюдо был прекраснейший, к Востоку — молодой Макрон, и вообще как-то молодые политики, за исключением, может быть, Ангелы Меркель и Владимира Путина, которые всё равно младше всех этих ребят — Сандреса, Уоррен, Трампа и Байдена. И ощущение, что как-то окуклилась немножко американская политика, и всё это варится само в себе.

Н. Росебашвили ― Или это только ощущение?

С. Алексашенко ― Евгений, а что более является диким, что кандидаты на президентских выборах возрастом 70+, или что человек сидит у власти в Кремле 21-й год и хочет просидеть ещё лет 20?

Е. Бунтман ― Я сравниваю демократические страны с демократическими, где есть выборы всё-таки.

С. Алексашенко ― Если так получилось, что в одной стране победил кандидат, которому 40 лет… Вспомнить, когда до Трампа был президент Обама, уже победил в возрасте 48 лет. Хорошо, был такой пример. Вот было такое. После этого маятник качнулся в другую сторону, выиграл самый энергичный, самый яркий, который… Как мы начинали со здравоохранения, как он объяснил американским избирателям, что он им даст, дайте знать, что они хотят — и я вам это дам. И они его поддержали. Вот.

Ну, кто же виноват, что ему 73 года? Они же ему поверили. И поддержка Трампа среди республиканцев составляет 95%, и он свою поддержку в своей партии, от которой он выдвигался, её только укрепляет. Почему его нужно выгонять? Слушай, Дональд, тебе 73 года, а мы закон примем, что 72 — это предел, и дальше выдвигаться нельзя. Он скажет: «Да я порву вашего любого кандидата, я пойду как независимый и обыграю и демократов, и республиканцев». Ну, зачем республиканцам нужно рушить свою партию? Всё хорошо.

Е. Бунтман ― Отстали от Трампа, хорошо.

С. Алексашенко ― К этому разговору вернёмся в 2024 году, когда Владимиру Путину будет 72. И посмотрим, что вы будете говорить об ограничении для участия в выборах или как они там будут называться для людей, которым 70+.

Н. Росебашвили ― 72. Но Трамп уже сейчас старше, чем Владимир Путин. Давайте теперь к Помпео перейдём. Он тоже отличился. Зачитаю цитату: «Мы дали народу Украины оборонительные системы. Предыдущая администрация решила так не делать, они дали одеяла. Мы дали настоящее оружие, чтобы они могли сражаться против русских». Мы тревожно переглянулись с Евгением.

Е. Бунтман ― Он описывает события, которые произошли с Джавелинами, но риторика холодной войны…

С. Алексашенко ― А почему холодной войны? Глядя из Москвы, вы можете думать, что это холодная война. А, глядя из Киева — война горячая, и она идёт. Госсекретарь США Майкл Помпео сказал, что Украина воюет, защищается от российской агрессии. И что Джавелины — это оружие защиты, не оружие нападения. И огромная претензия в адрес администрации президента Обамы именно в этом и состояла, что они поддерживали Украину на словах, отказываясь дать оборонительное оружие. Если бы у украинской армии были Джавелины в 2014 году, я думаю, у российских военных было бы меньше шансов на успешные атаки в 2014 и начале 2015 года. И, возможно, военный конфликт на Донбассе развернулся бы каким-то другим путём. Речь идёт о войне Украины и России, речь идёт о горячей войне. И Америка, этого не скрывает, поддерживая Украину в этой войне.

Н. Росебашвили ― А почему сейчас? Почему три года понадобилось Трампу, чтобы принять это решение?

С. Алексашенко ― Это уже вторая партия крупных Джавелинов. Одна была года полтора назад. Очередная партия. В бюджете, который закончился 30 сентября, у них всё не как у людей, у американцев, в том числе и бюджет устроен с 1 октября по 30 сентября. Вот и президента у них избирает не народ, а коллегия выборщиков.

В том бюджете был 391 млн. долларов на военную помощь Украине, в том числе — на поставку Джавелинов. Просто такая позиция была, поэтому об этом сейчас шёл разговор. А из-за того, что Трамп в своё время заморозил поставку оружия в Украину, то пришлось принимать специальное решение, чтобы не использованные деньги прошлого бюджетного года можно было использовать в этом бюджетном году. Просто подвернулся повод поговорить про Джавелины, ничего особенного не произошло.

Е. Бунтман ― Вопрос в том, почему Помпео настолько резко откровенен? Никто не спорит, что идёт война. Никто не спорит, что администрация Трампа поддерживает Украину и оружием оборонительным. Почему Помпео так резок?

С. Алексашенко ― А в чём он резок?

Е. Бунтман ― В том, что он правду говорит, а дипломаты не всегда это делают.

С. Алексашенко ― Госсекретарь США, в общем, политик в первую очередь, а не дипломат. Вот если бы он сказал, что украинцы воют против монголов или против таджиков… Если кому-то в Москве не нравится правда… А против кого Украина воюет? Против Российской Федерации. Вот дважды два — четыре, сказал Помпео. Вам это может не нравиться. «Зачем так прямо в лоб, давай обсудим, мы же дипломаты, давай проведём конференцию, обсудим, что такое два, что такое умножить, проведём симпозиум… Обсудим, где мы должны обсуждать эту тему». Он сказал то, что есть на самом деле. Ничего нового не сказал.

Е. Бунтман ― Давайте попробуем быстро обсудить, насколько реальна встреча Зеленского и Путина. И нужна ли она.

С. Алексашенко ― Насколько я знаю, президент Зеленский очень хочет встретиться с Владимиром Путиным. Ему интересно посмотреть глаза в глаза человеку, который представляет воюющую державу. Противника. И, наверное, в этом есть какая-то правда… Имеет право на существование такая позиция, потому что в любом случае война должна завершиться переговорами. Все этого хотят. Мне кажется, в Киеве точно хотят завершить войну. И мне кажется, в Москве тоже количество голосов, которые говорят, что пора войну заканчивать, растёт. Война должна завершиться переговорами. А в Российской Федерации есть один человек, который ведёт все переговоры, который не является при этом дипломатом, но который является по случайному стечению обстоятельств президентом Российской Федерации…

И если какая-то подвижка и может произойти в российской позиции, то она может произойти от Влдаимира Путина. Зеленский, наверное, хочет познакомиться и посмотреть в глаза, а, возможно, он рассчитывает, что сможет Путина в чём-то убедить.

Е. Бунтман ― Спасибо большое, Сергей Алексашенко, экономист был персонально наш в течение этого часа. Нино Росебашвили и Евгений Бунтман благодарят вас и прощаются.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

У родственников и знакомых экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко были изъяты 9 млрд. руб. Согласно решению суда, подобная конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции.

Конституционный суд разрешил изымать имущество не только у семей, но и у знакомых коррупционеров — в случае если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена. Такую позицию изложили судьи в своём ответе на заявление родственников и знакомых экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко.
________________________________________

Вы правы Сергей. Не хотел бы я быть друганом Владимира Владимировича — ведь придёт время, и можно будет за это поплатиться своими старыми китайскими кроссовками…
________________________________________

Что-то крайне избирательно и откровенно дискриминационно применяется это разъяснение Конституционного Суда РФ к неправедно нажитым непосильным трудом миллиардам — почему-то никто ничего не конфискует у жуликоватого московского прокурора Попова, у столичного едроса Метельского, у телевруна Рудольфыча…
________________________________________

Сергей, печально, что такой выдающийся экономист вынужден работать на благо не своей отчизны. Вас это не угнетает? Как вы с этим живёте? Достаточно ли выступления на Эхе, чтобы компенсировать обиду?
________________________________________

Как это ни печально, но это не ваше собачье дело, где он живёт. Но он ни словом не вредит отчизне, и это его не угнетает.
________________________________________

Вы затронули тему о русских за рубежом, и как им относиться к такой путинской родине, как Россия.

Представьте честного морального немца в 1937 году. Он хорошо видит, что происходит с его страной, и куда это может привести. Он бежит в США и там его просят принять участие к подготовке к сопротивлению Германии. Такое происходило. Немцы и австрийцы участвовали в диверсионных группах, заброшенных союзниками на территорию Германии.

Когда ваша страна ведёт аморальную агрессивную политику, убивая чужих и своих граждан, ей можно и нужно сопротивляться. B Украине они убили множество этнических русских, граждан Украины. Сенцов сказал, что в нём нет капли украинской крови. Однако он ведёт борьбу с Россией, которая сейчас на стороне зла, как была Германия в 30-40-х.

Вам в России нужно немножко отвлечься от националистической и уже почти фашисткой политики Путина, перестать смотреть Соловьёва и почитать Интернет, пока не закрыли для прочистки мозгов.

Ведь когда придёт расплата, большинство во главе с главными путинцами будет кричать, что они не виноваты, они всегда были против режима и тайно его подрывали. Мы такое уже видели в 90-х. Повторю, ничего личного. Просто по теме.
________________________________________

Это всё правда. Никакой перспективы выхода из нынешнего застоя власть не обозначает.
________________________________________

Для чего хотят просидеть ещё 20 лет, а лучше 120, как раз понятно. Много ещё не доделано. Украсть, ограбить — это ещё полдела, это задача минимум. «Новые дворяне» — вот кем они себя видят и говорят об этом открыто! Родословное общество с закреплёнными законом правами на наследование привилегий, должностей и прочее — на это нужно время. Нужно время, чтобы подавить несогласных с таким положением вещей и нужно время, чтобы народ свыкся и принял это как неизбежное.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Нино Росебашвили, Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Милиция (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.09.2020 - ПЕРЕД ПРОЧТЕНИЕМ СЖЕЧЬ!
  • 21.09.2020 - ФЕНОМЕН ЛУКАШЕНКО
  • 20.09.2020 - ПОЧЕМУ ЛЕВЫЕ ВСЕГДА ВРУТ?
  • 20.09.2020 - В КАКОЙ СТРАНЕ МЫ ЖИВЁМ
  • 19.09.2020 - ПАНДЕМИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОД
  • 19.09.2020 - КАК ДЕЛАТЬ НЕВОЗМОЖНОЕ В ПОЛИТИКЕ
  • 18.09.2020 - ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ЦИК
  • 18.09.2020 - КАК ЦИК ЗАЩИТИЛА ВЫБОРЫ ОТ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ АНАЛИТИКОВ
  • 16.09.2020 - УШИБЛЕННЫЕ ШИРЬЮ
  • 16.09.2020 - ГОСУДАРСТВО И ЖИТЕЛИ
  • 15.09.2020 - ПРЕКРАТИТЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ЭКОЛОГОВ!
  • 15.09.2020 - ПОБЕГ ИЗ РУБЛЯ
  • 14.09.2020 - ГОСУДАРСТВО САРГОНА
  • 13.09.2020 - «ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ» ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 13.09.2020 - ИНТЕРВЬЮ С МАРИЕЙ КОЛЕСНИКОВОЙ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru