Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[15.12.2019]

КАК ВЫБРАТЬ АДВОКАТА

(ТЕКСТ, ВИДЕО)

Вот как простому человеку, не специалисту, не подготовленному, как выбрать себе адвоката так, чтобы не ошибиться? И мы обязательно попробуем предложить какие-то рекомендации.


А. Кузнецов ― В эфире программа «Быль о правах». Для вас работают Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. В начале, как обычно, некоторые новости российской правовой сферы.

Долги граждан по банковским кредитам можно передавать коллекторским фирмам только в одном единственном случае, если такая возможность записана в договоре банка с гражданином. Такой вывод сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России, пересмотрев итоги спора клиентки банка и коллекторов, которые купили её долг. Это не первое решение Верховного суда, запрещающее практику передачи долга коллекторам без указания на это в договоре. Юридические службы крупных банков про это прекрасно знают, видимо, в большинстве договоров, которые предлагают гражданам на подпись, условия возможности уступка долга прописаны, хотя клиент может и не обратить на него внимание.

Интересы супругов, которые делят общее имущество, сейчас защищены не в полной мере. В Государственную Думу внесён законопроект, который призван сделать этот механизм справедливым. Одна из новаций решает проблему неразберихи в судах, которая нередко сопровождает раздел собственности. Причина тому тот факт, что общее имущество супругов сейчас понимается как набор отдельных объектов, а не как нечто целое. В результате судами многократно рассматриваются споры одних и тех же супругов, привёл пример глава Комитета Госдумы по законодательству и государственному строительству, Павел Крашенинников. Например, в первом разбирательстве делится недвижимость, во втором доля в капитале ООО, в третьем деньги на счетах. В связи с этим предлагается закрепить в Семейном кодексе положение о том, что общее имущество супругов представляет собой совокупность всех активов и пассивов, нажитых супругами в браке. Чтобы не рассматривать многократно судебные споры о разделе имущества одних и тех же супругов, предлагается ещё одна новация, согласно законопроекту, будет делиться сразу всё общее имущество супругов в долях, причём это касается не только судебных споров, но и соглашений супругов о разделе.

Госдума приняла законопроект о реформе адвокатской деятельности во втором чтении. Депутаты уточнили нормы документа с учётом рекомендаций Правительства. Одно из главных новшеств — гонорары успеха. Поправка ко второму чтению уточняет, что такое гонорар успеха. Речь идёт о соглашении, согласно которому вознаграждение защитника ставится в зависимость от результата оказания юридической помощи. Устанавливается, что гонорары успеха не могут применяться по делам об административных правонарушениях и уголовным делам.

В законопроекте есть и другие важные новшества, которые депутаты уточнили в ответ на замечание Правительства. Госдума в частности решила отказаться от введения так называемого крепостного права адвоката. Речь идёт об ограничении для них возможности менять членство в адвокатских палатах регионов. Вводится распределение дел для назначаемых адвокатов при помощи автоматизированной информационной системы. Это норма призвана исключить влияние на защитников любых заинтересованных лиц. Речь о борьбе с так называемыми «карманными адвокатами».

Ну, и среди других новшеств в качестве первого квалификационного экзамена на статус адвоката вводится единое тестирование. Оно будет проводится с использованием автоматизированной системы, что придаст проверке результатов анонимный характер.

И вот как раз последняя новость, как мы стараемся обычно делать, непосредственно связана с темой нашей сегодняшней передачи, темой, которую нам подсказали наши слушатели, за что им спасибо большое. В предыдущей передаче нам пришёл вопрос, который нам показался действительно важным, так что мы решили посвятить ему вот эту передачу.

Как выбрать себе адвоката? Вопрос был примерно такой. Вот как простому человеку, не специалисту, не подготовленному, как выбрать себе адвоката так, чтобы не ошибиться? И мы обязательно попробуем предложить какие-то рекомендации. Плюс у нас сегодня ещё два человека свои рекомендации предложат. Такой у нас маленький есть рояль в кустах…

Но перед этим давайте, наверное, напомним некоторые основные факты о том, как у нас организована в России в принципе адвокатура. В этой последней информации, например, говорилось о том, что правила квалификационного экзамена на статус адвоката немножечко меняются. Какие требования у нас предъявляет законодательство к адвокату и как у нас вообще становятся адвокатами?

К. Ахильгов ― Ну, адвокатом становится, конечно, юрист. Это должен быть человеком с высшим юридическим образованием и имеющий стаж не менее 5 лет.

А. Кузнецов ― Работы по юридической специальности?

К. Ахильгов ― По юридической специальности, да. Для того, чтобы потом он имел возможность сдавать экзамен на адвоката. Это самое главное. Но очень многие часто путают юристов и адвокатов. Юрист — это не обязательно всегда адвокат, но адвокат — это всегда обязательно юрист.

И вот здесь мы должны понимать, чем же они отличаются. В основе своей юрист, у которого есть диплом о высшем образовании, может по большому счёту представлять интересы своих доверителей в судах по делам гражданским, административным, арбитражным…

А. Кузнецов ― Но не уголовным?

К. Ахильгов ― Но не уголовным.

А. Кузнецов ― То есть в уголовном процессе у адвокатов монополия на представительство?

К. Ахильгов ― Да, в данном случае да. И я считаю, это более чем правильно, потому что здесь вопрос не столько к юристам, которые могут знать или не знать уголовное право, а в том, что всё-таки любой адвокат, который только что получил статус, он знает не больше, чем тот же юрист без статуса. Но наличие статуса адвоката позволяет ему нарабатывать практику, в том числе, и по, может быть, не по самым высокооплачиваемым делам. Но если брать, например, мой пример, в начале своего адвокатского пути я брался за дела даже бесплатно для того, чтобы иметь опыт работы в уголовных делах.

А. Кузнецов ― Калой, я помню, что вы в отличие от, наверное, большинства современных адвокатов, в адвокатуру пришли сразу?

К. Ахильгов ― Да.

А. Кузнецов ― Вы не работали никогда ни в правоохранительных органах, ни там где-то ещё на государственной службе, вы такой целенаправленный адвокат. Почему у вас не было в этом даже сомнений?

К. Ахильгов ― Вы знаете, когда мы учились в академии, там у нас был блестящий преподаватель по уголовному праву, и он был адвокатом. Он был как раз в прошлом следователем, но уже долгое время работал адвокатом. И он нам всем студентам рассказал историю из практики о том, что когда хорошо иметь опыт работы в следствии. Безусловно, ты знаешь все нюансы, больше и быстрее их узнаешь, чем адвокат, который не работал в следствии, потому что есть внутренняя кухня у следствия своя. Плюс есть некие так называемые лайфхаки, которые используются следствием в оппонировании защиты. Но у большинства следователей, которые потом идут в адвокаты, у них восприятие дела складывается исходя из прошлой памяти, то есть они…

А. Кузнецов ― То есть у них остаётся вот этот обвинительный уклон, который был нормальной составной частью прошлой работы?

К. Ахильгов ― Да, он остаётся.

А. Кузнецов ― Его невозможно переключить сразу, да?

К. Ахильгов ― И когда такой адвокат выбирает линию защиты, он всё равно немножечко перекошен в сторону обвинения, потому что он исходит из того, что может быть клиент виноват всё-таки… Я говорю не про всех, но человек, который больше 7-10 лет работал следователем…

А. Кузнецов ― К нашему сегодняшнему вопросу это надо иметь в виду. Если вы выбираете адвоката и каким-то образом узнаёте, что у него большой опыт предыдущей работы, скажем, в следствии…

К. Ахильгов ― Я не могу это правило рекомендовать как обязательное. Но если брать лично меня, я бы на это обращал внимание, безусловно.
Я те не менее замечу, что это тема такая деликатная…

А. Кузнецов ― Безусловно, конечно.

К. Ахильгов ― Говорить о своих коллегах мне этические правила не позволяют. Но я бы не советовал, при всём том, что адвокаты, работавшие в следствии, плохие или там как-то, скажем…

А. Кузнецов ― Они, может, потому и ушли, что их чувство справедливости не могло мириться с этим обвинительным уклоном…

К. Ахильгов ― Очень многие из-за этого ушли.

У меня есть очень много таких друзей, коллег, которые, да, не могли смириться с тем произволом силовых ведомств. Они уходили, переходили, как говорят, на светлую сторону…

А. Кузнецов ― Да.

К. Ахильгов ― И на самом деле это один из критериев, на который нужно обращать внимание. Кроме того, дело же не только в том, что он работал в правоохранительных органах, они же тоже разные бывают. Но если он работал непосредственно в следствии, например, в Следственном комитете, то это и неплохо может быть. А если он работал оперативником где-то или, например, в Федеральной службе безопасности, ну, тут как бы специфический опыт — да, и мы знаем, что там бывших не бывает…

А. Кузнецов ― И они с гордостью произносят эту фразу.

К. Ахильгов ― Это, конечно, тоже нужно обязательно учитывать.

А. Кузнецов ― Хорошо. Вот юристу для того, чтобы стать адвокатом, необходимо сдать экзамен. Кому он сдаёт этот экзамен?

К. Ахильгов ― По месту жительства в каждом регионе существует своя местная палата адвокатов, в каждом российском регионе есть. Вот он туда падаёт документы, там ему назначают дату экзамена. По-моему, два раза в год бывает приёмная комиссия, и соответственно назначается дата. Заранее ему говорят, какие могут быть вопросы. И он приходит на экзамен. Раньше, когда я сдавал экзамен, в этой комиссии сидел господин Резник и ещё 12 таких глыб адвокатуры. И мы краснели перед ними, сдавая экзамен…

А. Кузнецов ― Вы понимали, что вы уже попали в зал славы российской адвокатуры?

К. Ахильгов ― Да. А сейчас первая часть экзамена проходит на компьютере. А в другой части необходимо выполнить задание, которое нельзя выполнить на компьютере. Деталей нынешнего формата экзамена я не знаю, поскольку я сдавал давным-давно. Но сейчас это совершенно по-другому, чем как это было 10-15 лет назад.

А. Кузнецов ― Человек сдал экзамен, да, и он становится после этого членом той коллеги адвокатов?

К. Ахильгов ― Не коллегии, а палаты.

А. Кузнецов ― Адвокатской палаты того региона, в котором он, собственно говоря…

К. Ахильгов ― Затем он должен выбрать себе адвокатское образование, либо он может учредить адвокатский кабинет сам.

А. Кузнецов ― То есть стать самостоятельным адвокатом?

К. Ахильгов ― Либо присоединиться к существующему.

А. Кузнецов ― К какому-то там образованию, может называться коллегией, да, может называться ещё как-то. И после этого он начинает адвокатскую практику.

К. Ахильгов ― Он начинает адвокатскую деятельность, да. И тут вопрос возникает со стороны, скажем, доверителей, как всё-таки выбрать адвоката, на что обращать внимание.

Ну, во-первых, самое первое, это нужно проверить действительно ли является человек адвокатом, потому что наличие удостоверения совсем не подтверждает, что он является адвокатом. В удостоверении есть номер регистрационный, который можно проверить. Например, в Москве есть сайт палаты, там есть все адвокаты.

А. Кузнецов ― Открытый реестр.

К. Ахильгов ― Да, прямо по фамилии можно проверить любого адвоката, и там указан его статус, который может быть действующим, приостановленным, прекращённым.

А. Кузнецов ― Да. Дело в том, что удостоверение может быть, но у человека приостановлен, либо даже прекращён статус.

К. Ахильгов ― Да, поэтому здесь нужно в первую очередь проверить. Дальше доверитель должен сам для себя понять, какого характера у него дело: семейный ли спор у него, жилищный спор у него, спор у него финансовый, может быть ,это компания хочет спорить с другой компанией по финансовым взаимоотношениям, может быть, это уголовное дело. То есть исходя из характера дела, нужно выбирать адвоката. Например, если дело уголовное или гражданское, возьмём, например, гражданские правоотношения. Туда входят и трудовые споры, туда входят и семейные споры, туда входят и взаимоотношения между людьми, договорные отношения. Это всё гражданские правоотношения. И всё это относится к суду общей юрисдикции.

Возникает вопрос, если мы говорим, условно, про юриста или адвоката по гражданским делам, то тут нужно смотреть какие именно дела он ведёт.

А. Кузнецов ― Вот насколько, во-первых, вообще адвокатам свойственно специализироваться? И во-вторых, насколько нужно искать именно специализированного адвоката?

К. Ахильгов ― Я считаю, то есть это моё личное мнение, что если адвокат работает, у него в объявлении написано, какими делами он занимается: арбитражные, уголовные, гражданские, административные дела.

А. Кузнецов ― То есть весь спектр?

К. Ахильгов ― Да, то я бы такого адвоката не выбрал. Потому что это говорит о том, что а) у него не хватает дел, б) у него такая широкая практика…

А. Кузнецов ― То есть он готов хвататься за любые дела.

К. Ахильгов ― Во-первых, не хватает дел, во-вторых, у него практика такая очень поверхностная по всем делам. То есть, он понимает принцип применения права, он понимает процессуальные моменты в судах, что в арбитражном, что в суде общей юрисдикции, да. Но это не значит, что он конкретно может быть тонким специалистом по той или иной отрасли права.

То есть невозможно быть одновременно специалистом во всех областях, невозможно. Ты не можешь, условно говоря, быть специалистом в экономических преступлениях и тут же быть специалистом… в семейном праве.

А. Кузнецов ― Вот что такое происходит в праве, что человек не может одинаково разбираться?

К. Ахильгов ― Вот с точки зрения теории это возможно — я могу знать прекрасно Семейный кодекс, пленумы по Семейному кодексу, я прекрасно могу разбираться в экономических преступлениях. Но с точки зрения практики это очень тяжело реализуемо. Потому что если ты занимаешься экономическими преступления, во-первых, это временной ресурс космический просто. Во-вторых, ну, как бы это две разные аудитории, это два совершенно разных формата клиентов. Поэтому я для себя считаю, что если человек работает в какой-то узкой специализации, значит он а) знает все тонкости в этой специализации, б) он соответственно оплачиваем.

А что нужно нашему доверителю? Я понимаю, что многие не любят платить, но доверителю в основе своей нужно качество работы в первую очередь. Всегда говорю, надо опасаться двух, скажем, видов адвокатов, которые берут очень мало и которые берут очень много. Вот эти две крайности, которые нужно избегать.

А. Кузнецов ― У нас есть, я говорил про рояль в кустах, две плёнки, которые мы записали заранее, задали этот вопрос, который вынесли в тему сегодняшней нашей передачи, двум тем самым мэтрам российской адвокатуры. Одного из них вы прямо назвали по имени. Мы спросили их, что нужно учитывать, на их взгляд, выбирая себе адвоката? И у нас два ответа Вадима Клювганта и Генри Резника. Пожалуйста.

В. Клювгант ― Самое главное условие эффективного сотрудничества с адвокатом в решении юридической проблемы заключается в том, чтобы между доверителем и адвокатом было доверие, извиняюсь за невольную тавтологию. Отношения должны быть полностью доверительными и к этому должно всё располагать. Поэтому если первое общение с адвокатом вызывает к нему доверие, можно продолжать, если не вызывает, лучше остановиться и поискать альтернативу. Кроме того, конечно же, адвокат должен быть специалистом, во всяком случае, как минимум в той области права, с которой связана проблема. И это всё в совокупности даёт шанс на успех.

То, что является негативными факторами или индикаторами. Это неумеренность адвоката в обещаниях. Категорически запрещено правилами профессии обещать, гарантировать положительный исход дела. Это табу полное. И если адвокат предлагает решение не правовыми методами, а иными, и вообще не в правовом поле, а другие способы решения юридических проблем, лучше от такого адвоката держаться подальше.

Порой бывают значимыми рекомендации тех людей, которым вы доверяете, в отношении конкретных адвокатов, но это не аксиома, здесь может быть по-разному. Поэтому больше нужно всё-таки доверять себе. Пожалуй так, если о главном. Деталей всегда много, и всё это очень индивидуально.

А. Кузнецов ― Вадим Владимирович Клювгант, один из руководителей адвокатской палаты города Москвы. Ну, давайте повторим, что он сказал. Во-первых, на первое место он поставил…

К. Ахильгов ― Доверие.

А. Кузнецов ― Доверие, которое возникает или не возникает при первом общении.

К. Ахильгов ― Я поподробнее скажу в этой части. Значит, когда вы идёте выбирать адвоката. Я абсолютно согласен с Вадимом Владимировичем, с коем мы, кстати говоря, работаем в одном очень известном деле. Здесь важно пойти не только к одному адвокату со своим вопросом. Возможно, правильнее будет сходить к двум или к трём, и даже к четырём.

А. Кузнецов ― Если есть время.

К. Ахильгов ― Да. И послушать обратную связь. Например, если это гражданское дело, то это легко можно позволить себе по времени, сходить и проконсультироваться. Может быть, это будет каких-то денег стоить, но это того стоит. Это лучше, чем потом кусать себе локти и говорить, что я не того адвоката выбрал, и требовать от него возврата. И это целая история.

Но здесь, что называется, вопрос химии. То есть Вадим Владимирович сказал примерно то же самое. Если адвокат вызывает доверие, вам нравится его подход к работе, вам нравится, как он излагает свою мысль, его линия защиты, которую он предлагает. То здесь при том условии, например, что это действительно совпадает с общим консультативным мнением других адвокатов, хотя может и не совпадать, это не значит, что это неправильно. Но в целом вопрос именно в доверии. То есть если человек вызывает доверие, то это обязательно нужно.

А. Кузнецов ― Правильно ли я понимаю, что отношения, которые складываются между адвокатом и его доверителем, они, в общем, ну, не просто профессиональные, они очень часто становятся такими сложно человеческими…

К. Ахильгов ― Здесь очень много факторов. Я могу по себе сказать, что вы становитесь не только защитником, вы становитесь ещё психологом, вы становитесь другом, вы становитесь помощником, вы становитесь, не знаю, другом, братом, кем угодно. Но это часть работы адвоката. То есть не правы те, кто говорят, что работа адвоката, чего там, сходил в суд, подал документы. На самом деле здесь большой комплекс факторов, который влияет, в том числе, на тяжесть работы адвоката, а это очень непростая работа, не сочтите за скромность.

Есть очень интересный момент, который я наблюдаю из собственной практики. Приходит потенциальный доверитель проконсультироваться и понять, что делать. Дело непростое, дело сложное. Он приходит убитый, грустный, говорит, вот такое вот у меня дело тяжкое, такие несправедливые все. Вы ему даёте расклад, говорите, что правильно сделать вот так, пойти в суд, обжаловать этот документ, потом подать иск к этому, потом… И таким образом алгоритм действий расписываете, как защитить его права. Он говорит, отлично, идём. У него уже настроение поднимается, он бодр…

А. Кузнецов ― Он почувствовал, что есть этот путь, да.

К. Ахильгов ― Да, да, да. И когда вы уже этот путь прошли вместе, и когда вы ему принесёте готовое решение суда, которое полностью его удовлетворяет, он говорит, ну, а чего там, сложное разве было дело, ну, разве это сложно было…

А. Кузнецов ― С самого начала было понятно.

К. Ахильгов ― Очевидно же было, что дело можно было выиграть, и оно выигрышное. Такое тоже бывает.

Здесь я к этому отношусь философски. Это к чему я говорю? К тому, что нужно понять, насколько сложное у вас дело. Может быть, даже записать всё это на листочке, когда вы придёте на консультацию и услышите какие-то ответы.

А. Кузнецов ― И некоторая реакция на заявление о том, что к бывшим следователям, ставшими адвокатами, надо присмотреться. Евгений из Пензы пишет, что Резник и Клювгант — оба, кстати, бывшие следователи. Это правда, да. Но я хочу сказать, что у обоих между тем, как они начали заниматься адвокатской деятельностью, был перерыв. Потому что Генри Маркович довольно долго работал в науке, в Научно-исследовательском институте прокуратуры, а Вадим Владимирович был мэром Магнитогорска и депутатом Верховного Совета, если я не ошибаюсь, да.

И ещё один слушатель пишет: «Я бы чуточку не согласился с гостем. У меня отец адвокат и есть знакомый адвокат, бывший следователь. Я помню, как он хорошо разваливал уголовные дела бывших коллег…»

К. Ахильгов ― Друзья, ещё раз, ни в коей мере не отношу это ко всем адвокатам, которые были следователями. Безусловно, среди них есть, я знаю, у меня есть хорошие товарищи, коллеги, друзья, которые работали и по 7, и по 10 лет в следствии, и сейчас прекрасно разбираются в процессе, прекрасно разбираются в процессуальных нарушениях, и знают где, как что подложить, чтобы расшатать дело. Дело не в этом. Я не говорю про людей, которые, во-первых, про всех, во-вторых, про адвокатов, которые прекрасно разбираются и разваливают дела. Есть такие. Я не про них говорю.

Я говорю про то, что если имущественное преступление, например, и нужен адвокат по таким делам, то следователь, который расследовал подобного рода дела, для него…

А. Кузнецов ― Ему труднее верить, что его подзащитный невиновен.

К. Ахильгов ― Да, да. Для него более очевидно, что он виновен, нежели оправдывать…

А. Кузнецов ― Презумпция виновности такая.

К. Ахильгов ― Не по всем, конечно.

А. Кузнецов ― Не по всем. Да и вообще мы 10 раз оговорились, что, разумеется, это нельзя делать правилом. Теперь мнение Генри Марковича Резника, одного из опытнейших адвокатов нынешней Российской Федерации…

К. Ахильгов ― Которому я сдавал экзамен.

А. Кузнецов ― Да, которому Калой сдавал экзамен. Вопрос тот же самый, как выбрать себе адвоката?

Г. Резник ― Всё зависит от того, как себе простой человек представляет юридическую помощь адвоката. Если этот простой, а может быть даже и не простой человек, полагает, что адвокат, к которому обращаются, должен гарантировать ему выигрыш дела, то в таком случае он сильно заблуждается. В лексиконе уважающего себя, честного профессионала, слово «гарантия», должно отсутствовать просто-напросто.

Сейчас, собственно, полнится уже Интернет рекламами в широком смысле, адвокатской помощи. И этот самый простой человек, всё-таки, наверное, Интернетом владеет, то он должен посмотреть. И адвокаты всё-таки указывают, в том числе, указывают свою специализацию, они указывают свой опыт, стаж деятельности. По этой причине, собственно, и нужно ориентироваться на то, что всё-таки данный адвокат является специалистом по определённой категории дел.

От чего надо бежать. Бежать надо от того адвоката, который сообщает о том, какой он великий и ужасный, фактически намекает на то, что он вообще не проигрывает дела, а выиграл какое-то несметное количество дел. Вот как только простой человек читает такого рода информацию, к такому адвокату обращаться не следует.

Ну, а исходить надо всё-таки из того, что если юрист приобрел статус адвоката, он сдал экзамены, он под дисциплинарной юрисдикцией органов адвокатского самоуправления, то изначально надо исходить из презумпции того, что это профессиональный юрист. Ну, а дальше, дальше необходимо встречаться. И собственно, простой человек должен составить представление о том, всё-таки данный адвокат соответствует тому образу профессионала, который у него в голове, и который, собственно, может оказать ему помощь.

Кроме того, есть разные категории дел. Есть дела простые, есть дела не очень простые. Есть дела уголовные, есть дела гражданские. И время, которое, собственно, отпущено на то, чтобы уже адвокат оказывал юридическую помощь. В дальнейшем основное, что должно связывать доверителя и адвоката, это честные, прозрачные отношения. То есть доверитель в праве требовать от адвоката отчёта о том, какие действия он совершает, и дальше уже совершенно нельзя исключать, что, в общем, адвоката можно и сменить.

И простому человеку нужно иметь представление о том, какой юрист является адвокатом. К великому сожалению, далеко не все обладают знанием о том, что адвокат — это член профессиональной корпорации. Это юрист, который получил статус адвоката и который практикует в одном из адвокатских образований. Это в коллегии адвокатов, в адвокатском бюро, или в адвокатском кабинете. Потому что за пределами адвокатуры практикует большое количество, я даже юристами не всегда их могу назвать, потому что к великому сожалению, сейчас не требуется от людей, которые желают оказывать юридическую помощь, вообще никакого даже образования. Можно записать любое ООО, любое ЗАО, можно написать о том, что осуществляем торговую деятельность, а заодно ещё оказываем юридическую помощь…

И должен сказать, что как это незнание о том, что адвокаты это профессионалы, которые получили статус в соответствии со специальным законом, приводит очень часто к довольно трагическим ошибкам, поскольку неквалифицированные люди за пределами адвокатуры оказывают вот эту помощь, которая в итоге оказывается весьма и весьма непрофессиональной.

А. Кузнецов ― Чтобы мы понимали разницу, Генри Маркович имел в виду вообще юридическую помощь, в том чисел консультативную. И тут действительно не требуется зачастую даже диплома юриста.

К. Ахильгов ― Да, здесь очень важный момент, который я хочу добавить к словам Генри Марковича. Вот он сказал про честность.

А. Кузнецов ― В отношениях между доверителем и адвокатом.

К. Ахильгов ― Да, честность проявляется не только со стороны адвоката. Она должна проявляться и со стороны доверителя, потому что очень часто доверитель что-то не договаривает, бывает, ну, сейчас у нас в меньшей степени, потому что мы заранее предупреждаем. Но раньше было очень в практике часто такое, что ты готов к решению суда, оно в твою пользу…

А. Кузнецов ― И вдруг всплывает что-то.

К. Ахильгов ― И вдруг оппонент твой достаёт какой-то документ, о котором ты не знал, но доверитель от тебя его скрыл. У нас даже в нашей адвокатской конторе есть такая рубрика…

А. Кузнецов ― А потом говорят, да, а это разве…

К. Ахильгов ― Да. Доверитель говорит, а разве это важно? Ну, как это, это основное иногда бывает… И это, к сожалению, очень часто встречается. И тут, конечно, доверителю нужно может быть даже с большей критикой к себе отнестись, когда он излагает свою позицию. Потому что опытный адвокат всё равно поделит на 13 всё, что было сказано, и примерно поймёт ситуацию, кто виноват, кто не виноват, кто какие действия совершил или не совершил. Это в вопросе о честности.

Что касается юридических фирм, которые не являются адвокатскими образованиями. Сейчас активно и федеральная палата с этим борется, но очень часто мы можем видеть вывеску «Юридическая фирма» или «Юридическая контора», или «Юридическое Бюро».

К. Ахильгов ― Бюро, но правовая форма у них — общество с ограниченной ответственностью. К нам довольно часто приходили, особенно к младшему составу нашего бюро люди, которые просто заключили соглашение на обслуживание, на представление интересов в суде в юридической фирме, условно, на 30 тысяч или 50 тысяч рублей, и получают договор на руки. Им там какой-то иск направляют в суд, они проигрывают его, понятное дело, из-за некачественности услуги. А им говорят: всё мы отработали… И всё, потом с них ничего не возьмёшь.

А в вопросе с адвокатами это будет по-другому выглядеть. Если адвокат вашу работу выполнил некачественно, всегда есть адвокатская палата того или иного региона.

А. Кузнецов ― Вы можете пожаловаться в дисциплинарную комиссию.

К. Ахильгов ― Да, в дисциплинарную комиссию пожаловаться, потребовать представить доказательство. И адвокат должен будет соответственно представить соответствующее доказательство, какие работы он проделал, как качественно и так далее.

Здесь вот нужно слушателям быть внимательным, потому что всё-таки я не советую ходить в юридические фирмы, в юридические конторы. У них, во-первых, ограниченная ответственность…

А. Кузнецов ― Как и Генри Маркович, который достаточно определённо сказал: идите к адвокату.

К. Ахильгов ― Да, совершенно верно, потому что здесь есть рычаг воздействия на адвоката, это палата. В палате есть дисциплинарная комиссия. Она во многих регионах достаточно жёсткая. И требования к адвокатам достаточно жёсткие. Поэтому у доверителя всегда есть возможность найти поддержку в корпорации адвокатов и если действительно адвокат повёл себя непорядочно, наказать его, вплоть до лишения статуса.

А. Кузнецов ― Вот Ирина из Абакана просит вас продолжить вашу мысль. Перед тем, как мы включили запись Вадима Клювганта, вы сказали о том, что следует избегать крайностей — слишком дешёвых и слишком дорогих адвокатов. Давайте вернёмся к этому.

К. Ахильгов ― Я уже сказал, что работа адвокатов — это не очень простая работа. И например, меня удивляет, когда какой-нибудь адвокат берёт уголовное дело, которое будет длиться как минимум полгода, за 50 тысяч рублей. То есть для меня, как для адвоката, это сигнал о том, что человек не профессионален. Потому что это реально объёмная работа, которая, как минимум, будет занимать у вас 30% времени в месяц. И если вы берёте это дело за 50 тысяч рублей, это означает, что вы берёте ещё 10 таких дел, чтобы выжить просто материально.

А. Кузнецов ― Причём надо понимать, что адвокат не получит по закону все эти 50 тысяч, он налоги заплатит с них и так далее.

К. Ахильгов ― Да, он должен заплатить налоги да, 13% НДФЛ, если у него свой кабинет. А если это ещё и адвокатское образование, то ещё что-то вернётся в палату и так далее. И здесь вопрос какой важен. Если человек берёт 10 дел, которые, ну, там, условно говоря, платят очень мало, это значит, что он будет искать 11-ое и 12-ое, и 15-ое, но непосредственно окунаться в дело он не будет, он будет работать поверхностно. И в этом смысле это один из критериев, когда не стоит обращаться к такому адвокату.

Теперь берём другую крайность…

А. Кузнецов ― О чём и Генри Маркович тоже говорил про слишком великих адвокатов, слишком дорогих…

К. Ахильгов ― Да, слишком дорогие адвокаты это другая плоскость. Они, во-первых, очень напыщенно ведут себя часто. Я не говорю, что если адвокат дорогой, это не значит, что он плохой адвокат. У него такой прайс. На него есть спрос, и он говорит, что его время стоит столько-то. Потому что мы знаем, что хлеб адвоката — это его время, которое он тратит на то или иное дело.

Но здесь речь идёт о запросах каких-то космических. Здесь тоже стоит присмотреться, потому что нет таких цен в том или ином регионе.

А. Кузнецов ― А где можно ознакомиться со средними ценами?

К. Ахильгов ― А нет таких цен.

А. Кузнецов ― Я понимаю, но хотя бы представление получить.

К. Ахильгов ― Для этого нужно пройтись по нескольким адвокатам. Это самый лучший способ понять, кого вы хотите взять, и кто для вас будет лучше. Для этого надо непосредственно прийти на консультацию. У кого-то она бесплатная, у кого-то она платная, но она стоит небольших денег в любом случае. А если вы пришли на консультацию, и вам сказали, что она стоит 30 рублей тысяч, 50 тысяч рублей…

А. Кузнецов ― Просто консультацию?

К. Ахильгов ― Да, для физлица это много. Одно дело, когда речь идёт о какой-то крупной компании, которой нужна помощь. Они своим штатом юристов не справляются. Им нужен профессиональный тонкий специалист.

А. Кузнецов ― Арбитражник, например.

К. Ахильгов ― Даже если уголовное дело там, они просчитывают какие-то уголовные риски. Здесь, конечно, цена может быть и выше. Но вопрос в том, что когда мы ведём речь о физлице, которое приходит на консультацию, здесь, конечно, нельзя вестись на эту историю с высокой ценой, не всегда это означает высокое качество. То есть не всегда завышенная стоимость услуг говорит о высоком качестве оказываемых услуг и работ. Поэтому это другая крайность, о которой я хочу сказать.

Здесь есть ещё один момент… Многие спрашивают, а вы есть в рейтингах каких-нибудь? Да. Во-первых, хочу сказать, что официального рейтинга, который составлен был Палатой адвокатов или Федеральной палатой адвокатов, такого рейтинга нет. Слишком много критериев. И я думаю, что это действительно сложно будет сделать. Но есть рейтинг юридических фирм. Есть «Евро 500», есть «Право.ru-300», наш российский рейтинг. Но там речь идёт не столько об адвокатах, сколько о самих фирмах, больших юридических фирмах.

А. Кузнецов ― То есть частному лицу вряд ли это…

К. Ахильгов ― Отсутствие того или иного юриста в рейтинге не говорит о том, что он некачественный. К примеру, возьмём моё адвокатское образование. Оно небольшое. Оно такое маленькое образование. Мы не участвуем ни в каких рейтингах, но это отнюдь не означает, что мы…

А. Кузнецов ― Не справитесь с конкретным делом.

К. Ахильгов ― Да, не справляемся. И таких очень много по стране. Это не значит, что если их нет в рейтингах, то они плохие или некачественно оказывают услуги. Просто даже рейтинги сами иногда задают такие требования, которые преодолеть сложно маленьким юридическим образованиям, большие, безусловно, конечно.

А. Кузнецов ― В последней части новостей, которые я зачитывал в начале передачи, там в той части, которая касается изменения в законе об адвокатуре, адвокатской деятельности мелькнуло в комментарии словосочетание «карманные адвокаты». Что это за явление такое?

К. Ахильгов ― Как раз хотел поговорить про тех адвокатов, на которых не стоит соглашаться. Это так называемые адвокаты, которые рекомендованы следователем.

А. Кузнецов ― То есть они в кармане у правоохранительных органов?

К. Ахильгов ― Сейчас многие палаты борются с этим, и у нас в принципе уже введена схема автоматического выбора адвоката. Но, например, прежде, чем адвокат попадает в эту базу, он даёт на это согласие, согласен он работать по назначению, либо он не согласен, то есть по 51-ой статьей УПК. Я, например, не соглашаюсь работать, и меня в этой базе нет. И на меня никогда не выпадет случайная выборка…

А. Кузнецов ― По назначению.

К. Ахильгов ― По назначению, да. Но многие соглашаются, потому что это новые клиенты и так далее, и для кого-то это опыт. И поэтому в моём понимании соглашаться на предоставленного адвоката, даже если это выборка, не стоит, если есть возможность взять по соглашению, по рекомендации, по отзывам другого адвоката. Это как раз так называемые карманные адвокаты.

Как это раньше работало? Раньше это работало так, что приходит адвокат и по 51-ой, просто следователь назначал любого, а сейчас это происходит так, что следователь пишет заявку в палату, палата соответственно выборкой назначает и присылает туда адвоката. Сейчас немножко автоматизировали, немножко сделали более-менее независимо. Но если, условно говоря, в выборке только карманные адвокаты, то какая разница кто из них придёт.

А. Кузнецов ― У Генри Марковича прозвучала ещё одна мысль в его комментарии. Он говорил, что нельзя иметь дело с теми адвокатами, которые предлагают какие-то не совсем законные, а то и прямо незаконные схемы, ваш опыт что говорит?

К. Ахильгов ― Да, это вообще не обсуждается.

А. Кузнецов ― Это табу?

К. Ахильгов ― Это табу, это не обсуждается, потому что всё, что вам говорится, можно решить или порешать, или отрешать, всё это забудьте. Помимо того, что это адвокат нарушает всевозможные и этические, и уголовные нормы, вы тоже, вмешиваясь в это…

А. Кузнецов ― Вы становитесь соучастником.

К. Ахильгов ― Вы становитесь соучастником преступления, дачи взятки, если речь идёт о взятке.

А. Кузнецов ― Ну, вероятно, да.

К. Ахильгов ― Здесь, конечно же, безусловно, от таких адвокатов бегите и даже не приближайтесь к таким.

Вот важный момент — что прописать в соглашении с адвокатом. Этот момент очень важен, потому что многие доверители погорают на недобросовестности некоторых адвокатов. Первое, что нужно прописать. Это адвокат сам, и к какому адвокатскому образованию он принадлежит. Далее. Предмет поручения. Что именно адвокат обязуется сделать. Условно говоря, представлять интересы такого-то в таком-то суде и так далее. И самое важное. Нужно прописать стадии работы и размер вознаграждения.

А. Кузнецов ― Для того, чтобы опять-таки в случае чего вы могли с нужной стадии отказаться от услуг адвоката…

К. Ахильгов ― Совершенно верно.

А. Кузнецов ― С минимальными потерями. Мы, конечною, далеко не все спорные проблемы, связанные с адвокатурой, успели за эту передачу рассмотреть. Но вы нам присылайте вопросы, мы на них реагируем…

К. Ахильгов ― Да.

А. Кузнецов ― Мы будем возвращаться к этим проблемам. И вообще мы вам благодарны за любые подсказки по поводу тех тем, которые вас интересуют. Большое вам спасибо! Это была программа «Быль о правах». Всего доброго!





ИСТОЧНИК

Алексей Кузнецов

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Правозащита (0)
  • Судебная система (0) > Противодействие произволу (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 04.03.2020 - ЧЕЛОВЕК СОВЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ПРАВДЫ
  • 13.11.2019 - КОГДА МОЗГИ ПРОМЫТЫ ХОРОШО
  • 01.11.2019 - УРАЛЬСКИЙ ФОРУМ КОНСТИТУЦИОНАЛИСТОВ
  • 26.10.2019 - СОЛИДАРНОСТЬ СО СВЕТЛАНОЙ ПРОКОПЬЕВОЙ
  • 26.10.2019 - НУ, КОНЕЧНО, ЭТО НЕ ПРАВОСУДИЕ
  • 12.06.2019 - ХРАНИТЕЛИ ОБЩАКОВ СИЛОВЫХ ОПГ
  • 28.05.2019 - ПРАВОВЫЕ РОССИЙСКИЕ БУДНИ
  • 17.03.2019 - ПОЧЁТНОЕ ЗВАНИЕ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА
  • 14.03.2019 - КОМАНДА-29
  • 05.02.2019 - ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  • 09.01.2019 - ПОЛИТИКА СИЛОВИКОВ
  • 24.12.2018 - СОБОЛЕЗНОВАНИЯ ОТ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 24.12.2018 - ПАМЯТИ ЛЮДМИЛЫ АЛЕКСЕЕВОЙ
  • 20.12.2018 - ОГЛУШАТЬ И ОСЛЕПЛЯТЬ
  • 13.12.2018 - ПРАВОЗАЩИТА И ЛИЦЕМЕРИЕ ПРЕСТУПНОЙ ВЛАСТИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru