Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[03.01.2020]

УСПЕХИ НА СПИД-ФРОНТЕ

Антон КРАСОВСКИЙ: российский общественный деятель, журналист, публицист и телеведущий, директор «СПИД.Центра»

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Антон КРАСОВСКИЙ:


Вероника Игоревна говорит, что в этом году встало на учёт на 8% меньше, чем в прошлом году. Потому что Вероника Игоревна никакими другими цифрами не располагает.

Вероника Игоревна располагает цифрами учёта, то есть тех людей, которые пришли в центры СПИДа и завели там амбулаторную карту. Говорит это скорее не о том, что эпидемия вдруг начала снижаться, хотя это не имеет никакого отношения к Веронике Игоревне, но эпидемия любая развивается скачкообразно.

Но 200 тысяч или 250 тысяч не становится ни на какой учёт. Они получают положительный анализ и идут дальше либо колоться, либо переживать, что делают довольно многие люди в своей жизни.

И, к сожалению, от этого правда не перестает быть правдой. А эпидемия ВИЧ не заканчивается в России. А наоборот только развивается. Эпидемия развивается прекрасными, африканскими темпами.

Русский чиновник считает, что он никакого отношения не имеет к народу, и совершенно не собирается уже этого скрывать. То есть если раньше они хоть как-то пытались с народом ассоциироваться, то теперь они пытаются ассоциироваться только со своим бюрократическим классом, со своей кастой внутри этого бюрократического класса, со своими покровителями внутри какого-нибудь кремлёвского ответвления.

                    *   *   *

О. Бычкова ― Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». И с особым мнением Антон Красовский. И начнём мы с тематики…

А. Красовский ― С нашей любимой тематики. С Вероники Игоревны.

О. Бычкова ― Ваша любимая тематика как руководителя фонда СПИД-центра связана, конечно, с ВИЧ. И буквально к твоему приходу сюда Вероника Скворцова, министр здравоохранения сказала, что количество новых случаев заражения ВИЧ в России на январь-октябрь этого года снизилось на 8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Было выявлено столько-то новых случаев — 65 тысяч 755. И так далее. Ты критически всегда относишься к этим цифрам. Ну, вот эти цифры…

А. Красовский ― Смотрите, о чём это говорит. Во-первых, сказала не сегодня, а вчера, это происходило всё в рамках так называемого Всероссийского форума по борьбе с ВИЧ-инфекцией, они его приурочивают ко Дню памяти. Раньше обычно на такие мероприятия ходила жена премьер-министра Светлана Медведева. Сейчас ей, по всей видимости, уже наплевать, ей не очень интересно, она поняла, что как-то не идёт, не выходит у неё каменный цветок, и оставила всё это Веронике Игоревне расхлёбывать. Вероника Игоревна вчера повручала грамоты, лучшим стал Псковский центр — самый бесполезный.

О. Бычкова ― Почему?

А. Красовский ― Бесполезный центр, потому что в прошлом году они лечили 20%, а в этом году они уже в 80% всех начали лечить. То есть, кто отрапортует, те лучше и становятся. Мы поздравляем псковский Центр с тем, что они научились рапортовать, будем за ними внимательно наблюдать, дорогой Псковский центр с программой Эпидемия. Как завещал нам президент Путин на съезде «Единой России». Так что вы не расслабляйтесь, пожалуйста.

А что касается цифр Вероники Игоревны, значит, Вероника Игоревна говорит, что в этом году встало на учёт на 8% меньше, чем в прошлом году. Потому что Вероника Игоревна никакими другими цифрами не располагает. Вероника Игоревна располагает цифрами учёта, то есть тех людей, которые пришли в центры СПИДа и завели там амбулаторную карту. Говорит это скорее не о том, что эпидемия вдруг начала снижаться, хотя это не имеет никакого отношения к Веронике Игоревне, но эпидемия любая развивается скачкообразно. И, по всей видимости, можно даже предположить, что в России как бы очередной максимальный пик прошёл, и заболеваемость начинает падать.

Но что-то мне подсказывает, что это не так. Прежде всего, потому что Вероника Игоревна оперирует именно такими цифрами как амбулаторный учёт, а не цифрами реальной эпидемии. Потому что любая эпидемия всегда оценивается цифрами прогнозными. То есть, условно говоря, мы говорим, что у нас эпидемия гриппа. Мы чего, когда её объявляем в феврале, рассказываем сколько у нас встало на учёт с этим гриппом или сколько у нас рецептов на какой-нибудь «Амоксиклав» что ли из-за осложнений грипповых выписано? Нет, мы говорим оценочные цифры, то есть мы предполагаем, что А или Б пришёл в Россию и соответственно сейчас будет поражено 10% населения.

Ровно такая же история с вирусом иммунодефицита человека — есть оценочная цифра, и именно она правильная. То есть Вероника Игоревна нам предлагает следующую схему. Мы, предположим, французские миссионеры и работаем в Центральноафриканской республике и мы говорим, что к нам сейчас по поводу ВИЧ-инфекции обратилось в наш миссионерский центр 20 человек. И, соответственно, у нас 20 человек ВИЧ-инфицированных в Центральноафриканской Республике. Но это не так. Основная часть в миссионерский центр не приходит, поэтому эпидемия меряется оценочными прогнозными цифрами. Оценочная прогнозная цифра известна. Существует программа Spectrum, я много раз про это говорил. Она считается, это алгоритмы.

Сейчас в России проживает около полутора миллионов человек, живущих с ВИЧ инфекцией, а выявлено живых людей, то есть с полученным положительным анализом — больше миллиона. Где-то миллион 67 тысяч. Это официальная цифра Роспотребнадзора. Просто из этих почти миллиона ста — 200 тысяч или 250 тысяч не становится ни на какой учёт. Они получают положительный анализ и идут дальше либо колоться, либо переживать, что делают довольно многие люди в своей жизни. Так что конечно Вероника Игоревна может всё, что угодно рассказывать, рапортовать об успехах в Псковской области, она может лечить хоть сто процентов населения вообще от всех болезней.

Но, к сожалению, от этого правда не перестает быть правдой. А эпидемия ВИЧ не заканчивается в России. А наоборот только развивается. Там ещё вчера Вероника Игоревна заявила ведь не только о том, что у нас снижаются темпы, а ещё о том, что профилактика ВИЧ-инфекции должна быть связана, прежде всего, с духовно-нравственным воспитанием молодёжи…

О. Бычкова ― Там есть такое?

А. Красовский ― Конечно. Это как бы главная новость вчерашнего дня. Потому что она подхватила как бы от Светланы Владимировны Медведевой это стремление к верности, любви в память о Петре и Февронии. И вообще предложила вновь вернуться к скрепам и прочей ерунде, которая на самом деле отсутствует практически даже в собственной федеральной программе. Хотя там тоже есть что-то такое вроде про наши семейные ценности. Но Веронике Игоревне я много раз это говорил, могу сказать ещё раз нашим слушателям, что где больше семейных ценностей, верности и любви в общественной пропаганде и государственной пропаганде — там быстрее развивается вирус иммунодефицита человека в общей популяции.

Например, во всей мусульманской Африке, где вся эта эпидемия цветёт и пахнет, как мы понимаем, с семейными ценностями и верностью в государственной пропаганде всё отлично. То есть настоящая ВИЧ-инфекция сейчас, например, в смысле эпидемия разворачивается на Аравийском полуострове, в мусульманской Азии.

О. Бычкова ― Там прямо разворачивается эпидемия?

А. Красовский ― Конечно. Более того, в Пакистане сейчас наблюдается та же самая ситуация, которая произошла в южных регионах Советского Союза в 1989-88 годах — огромное внутрибольничное инфицирование детей. Только у нас инфицировали тогда 275 человек, а в Пакистане сейчас в районе 800 детей в больницах инфицировано ВИЧ. Это просто говорит о масштабах эпидемии в Пакистане, где, как вы понимаете, с семейными ценностями вообще всё замечательно. Там таким людям, которые семейные ценности пытаются отрицать, вообще головы рубят или камнями забрасывают.

О. Бычкова ― Может быть, и нет, но сурово с ними обращаются.

А. Красовский ― Может быть да, именно так они и поступают. Но, тем не менее, с ВИЧ-инфекцией там всё замечательно, эпидемия развивается прекрасными, тоже африканскими темпами. Так что всё это только мешает на самом деле. От вируса иммунодефицита человека вас спасёт не верность, не семейные ценности, не Пётр и Феврония, а только презерватив и антиретровирусная терапия. Поверьте мне.

О. Бычкова ― Неужели Пётр и Феврония не спасут? Ценности — Бог с ними.

А. Красовский ― Нет. Пётр и Феврония точно не спасут… Даже дракон не спас одного из участников этого прекрасного сказочного события от семейной измены.

О. Бычкова ― А что такое за вечные заклинания про наши какие-то мифические абсолютно национальные ценности, скрепы?

А. Красовский ― Им действительно так кажется, что надо сейчас говорить, потому что пожилым людям, которые управляют страной, это как бы кажется вроде бы уместным говорить. При этом сами все эти люди, они не живут ведь никакими традиционными ценностями.

О. Бычкова ― Так об этом и речь.

А. Красовский ― Я сидел много раз с разными из этих людей за столами в ресторанах, рядом с ним были очень-очень молодые девушки совсем не семейного вида. И возможно даже несовершеннолетние. Поэтому это всё оставим в их сказочном мире лицемерия, где им самим нравится друг другу врать и врать нации.

О. Бычкова ― Тут есть ещё две как минимум истории про сказочный мир лицемерия, к которому мы обратимся. Оксана Пушкина, депутат ГД попросила главу МВД Владимира Колокольцева проверить православное движение «Сорок сороков». Всё это продолжение истории вокруг закона о домашнем насилии. На прошлой неделе было обсуждение этого законопроекта в Госдуме и экспертами, были всякие выступления за и против. И в том числе движение «Сорок сороков» и ещё какие-то организации такого же рода организовывали разные митинги против этого закона и подписывали разные петиции. И вот теперь Оксана Пушкина считает, что активисты движения используют образ в оскорбительном ключе, оставляют при этом угрозы, говорит про возбуждение ненависти либо вражды, ложного доноса и так далее. Вот это вот всё. Это что такое? Это Оксана Пушкина наносит ответный удар как бы теми же способами, которыми действуют нехорошие люди…

А. Красовский ― Я, честно говоря, всю эту историю не знаю. Я, вчера пролистывая свою ленту в Фейсбуке, обратил внимание, что от имени Оксаны Пушкиной выступает уже Константин Добрынин, который называется адвокатом Оксаны Пушкиной. Так случилось, что Оксана Викторовна Пушкина и Константин Эдуардович Добрынин являются попечителями фонда СПИД-центр, который я возглавляю. И это как бы мои товарищи. И я, честно говоря, до конца не хотел высказываться вообще по поводу закона о семейном насилии. Потому что это только подтвердило бы тот самый тезис, что гомосеки на стороне Оксаны Пушкиной.

О. Бычкова ― Много-много про это говорят.

А. Красовский ― Я не на стороне Оксаны Пушкиной. Не на стороне закона о семейном насилии. Я этот законопроект не читал и не интересовался. Я против любого насилия — семейного, бытового в общественном пространстве производимого и так далее. Но ровно также я против возбуждения уголовных дел по 282-й статье, уголовных дел, подразумевающих наказание за некое выражение собственного мнения или мысли.

Я никак не отношусь к движению «Сорок сороков», это мои многолетние оппоненты. Я когда-то был вместе с Константином Эдуардовичем на стороне защиты Алексея Ефимовича Учителя вместе с фильмом «Матильда». Против него выступали, там даже какой-то мужчина на пылающей кажется, полуторке въехал в стеклянные стены какого-то новосибирского или екатеринбургского кинотеатра. И в этом смысле он уже совершил, конечно, противоправное действие. Но пока он не въезжал никуда, никакого противоправного действия с моей точки зрения он не совершил. И движение «Сорок сороков» имеет право высказываться любым совершенно образом против или за закон о домашнем насилии, проводить митинги. Я могу только поздравить движение «Сорок сороков» и других протестующих против этого закона с небывалым успехом митинга, который они провели в прошлую субботу в Сокольниках, пришло 198 человек. Это невероятный по масштабам охват для 20-миллионного города. И вообще для 146 миллионной страны.

О. Бычкова ― Это торжество, конечно, национальных ценностей.

А. Красовский ― Мы как бы реально видим общественную поддержку этого общественного движения. Она ничтожна, так что я считаю, что Оксане Викторовне и Константину Эдуардовичу надо было бы заняться какими-то другими делами, помимо того, что возбуждать по 282-й статье какие-то уголовные дела. Кроме всего прочего я хочу напомнить и слушателям, и самой Оксане Викторовне, что является Оксана Викторовна заместителем председателя комитета ГД. Она народный депутат, и тут даже не надо писать каких-то писем Колокольцеву, она в таких случаях, в случаях непосредственной угрозы жизни имеет право на государственную охрану. И вообще будем честны друг перед другом: депутат ГД — довольно защищённый по сравнению со всеми нами человек. Поэтому я, честно говоря, не вижу смысла вообще во всей этой истории. Я могу только поздравить Оксану, что она благодаря этому закону обрела новую итерацию своей полярности, уже, наконец, популярности как политика. Это, я считаю, что надо благодарить такие движения как «Сорок сороков», посылать им какие-то подарки. На Новый год можно послать открытки рождественские.

О. Бычкова ― Не на Новый год, а на Рождество.

А. Красовский ― Разумеется. Причём на католическое, конечно, 25 декабря — специально, чтобы унизить их. Потому что именно они делают вашу популярность больше, вашу известность среди избирателей Одинцовского и Нарофоминского района всеобъемлющей.

О. Бычкова ― Как-то мне кажется, другая история пограничная истории с этим, не понимаю, почему. Потому что там ничего не говорится про скрепы и духовные ценности. Но выступление временно исполняющего обязанности начальника антинаркотического главка МВД Кирилла Смурова в ГД по поводу незарегистрированных лекарств, которые представляют угрозу, если попадут в бесконтрольный оборот, потому что наркозависимые граждане будут из них вытяжку делать. Цитата по Интерфаксу.

А. Красовский ― Как раз вопрос не рядом. Вопрос в том, что в нашей стране чиновник… Об этом тоже говорил сейчас президент… Я так говорю, как будто я член генерального совета «Единой России». Об этом тоже он сейчас говорил на съезде «Единой России», говоря о лизоблюдах, о словоблудах и так далее. И о том, что надо терзать и рвать вот этих чиновников новой как бы «Единой России», если «Единая Россия» хочет остаться в политическом пространстве и вообще в некотором историческом векторе развития страны.

О. Бычкова ― Он примерно 186 раз уже это говорил.

А. Красовский ― Ну и отлично. На самом деле нет ничего плохого сказать об этом в 187-й раз. И Ленин об этом говорил многократно. И Владимир Владимирович Маяковский про это писал поэму «Прозаседавшиеся». Ещё раз говорю, так как повторение — мать учения. Это хорошие правильные тезисы. Они касаются всех русских чиновников. Русский чиновник считает, что он никакого отношения не имеет к народу, и совершенно не собирается уже этого скрывать. То есть если раньше они хоть как-то пытались с народом ассоциироваться, то теперь они пытаются ассоциироваться только со своим бюрократическим классом, со своей кастой внутри этого бюрократического класса, со своими покровителями внутри какого-нибудь кремлёвского ответвления.

Вот этот господин, который временно исполняет обязанности начальника антинаркотического комитета, мало того, что проявляет чудовищную некомпетентность, поскольку обсуждается по-прежнему отсутствие препарата Фризиум, он проявляет ещё и чудовищную нелояльность по отношению лично к председателю правительства Дмитрию Анатольевичу Медведеву, в чьём личном распоряжении, личной подписью была зафиксирована необходимость этого препарата в России даже до официального его лицензирования. То есть председатель правительства говорит, что препарат будет через государственные учреждения поставляться в Россию до официального лицензирования.

О. Бычкова ― Потому что множество детей в нём нуждаются.

А. Красовский ― А начальник главка министерства внутренних дел, то есть подотчётный правительству орган, говорит: а для нас это всё равно незаконный препарат, и какие-нибудь наркоманы будут им пользоваться. Это, во-первых, нелояльность, а во-вторых, чудовищная некомпетентность. Потому что препарат Фризиум — это препарат из серии бензодиазепинов. В России много зарегистрированных бензодиазепинов, очень дешёвых. То есть, например, наверное в 15 раз дешевле, чем в Фризиум. Известный всем Феназепам. Все бабушки пьют на ночь. Ничего никто из него не извлекает, потому что ещё попробуй, извлеки из таблетки хоть что-нибудь. А главное, мир подарил отечественному наркопотребителю как и не отечественному такое бесконечное количество наркотических веществ и препаратов, что уже извлекать ничего ни из чего не нужно, на рынке всё есть и так без всяких извлечений.

Ещё, знаете ли, напрягаться. И попробуй, таблетки собери, посмотрите, сколько стоит на рынке одна таблетка Фризиума — 80 рублей, по-моему. То есть три тысячи рублей за упаковку месячную. А это такой препарат, который нужно давать ребёнку с эпилепсией. Если ребенку 5, 6 лет или 10 лет, то здесь 10-20 миллиграмм он получает, и у него проходит вот такое треморное состояние. То есть это действительно чудовищно облегчает жизнь тысячам детей. И вот я, собственно, говорю о том, что конечно в полицейские во всех странах мира (Россия в этом смысле не исключение) идёт довольно своеобразная часть населения. Это люди, которые согласны и хотят в кого-нибудь выстрелить, надеть наручники, приковать к батарее…

О. Бычкова ― И всех во всём подозревают. Что важно.

А. Красовский ― Безусловно, на самом деле в этом смысле русские полицейские они не какие-то увлекательные удивительные люди. Американские, итальянские — абсолютно такие же. Но в данной ситуации речь не просто о полицейском, а о чиновнике, который довольно высокого ранга, который имеет доступ, например, к парламенту. Даже такому декоративному парламенту, как российская ГД. Он приходит туда, чего-то там говорит, и его там слушают. Соответственно, этот чиновник уже должен думать головой своей о том, что он говорит перед теми людьми, которые его слушают. А должен он, конечно же, говорить что-то, что будет по-настоящему оценено русским народом, с которым этот даже декоративный русский парламент пытается ассоциироваться. То есть, например, с теми может быть двумя сотнями тысяч детей и подростков, которым он в перспективе нужен на территории Российской Федерации.

Вот смотрит этот чиновник, кто он там, полковник или генерал на себя в зеркало и видит он перед собой какого-то полковника и генерала. А должен он видеть глаза вот этих десяти или 150 тысяч русских детей. Но он их не видит. Потому что эти чиновники перестали себя с этим отождествлять. Они не имеют никакого отношения больше к русскому народу, точно так же как к русскому народу на самом деле не имела отношения, условно говоря, царская верхушка до революции. Ну, вот, собственно говоря, мы и видели, чем это всё закончилось. Потому что люди не отождествляли себя вообще с тем населением, которое проживало на этих бесконечных территориях.

О. Бычкова ― А почему они так в этот Фризиум упёрлись, я имею в виду не несчастных родителей детей, конечно, же.

А. Красовский ― Они упёрлись в то, что несчастные родители, действительно по-настоящему несчастные женщины, которые были арестованы за то, что вот буквально фактически с точки зрения химической формулы, а не действия на пациента, практически за аналог банального Феназепама, который иногда и без рецепта можно купить в аптеке, были арестованы, как мы помним, кинуты за решётку. А потом общественность, многострадальные эти женщины продавили мало того, что освобождение этих женщин, так ещё и доступность этого препарата для определённой категории населения на территории РФ до официальной регистрации. То есть, разрушены все их стереотипы и представления о добре и зле, о том, как должна управляться…

О. Бычкова ― А это неправильно. Понятно.

А. Красовский ― С точки зрения бюрократической системы это зло настоящее. Но с точки зрения России это единственно возможный способ сейчас выжить. Вы тоже вспоминайте, генерал, что вы иногда бываете русским человеком, а не только генералом.

О. Бычкова ― И у вас тоже иногда бывают дети.

А. Красовский ― Возможно.

О. Бычкова ― Мы продолжаем программу «Особое мнение». Итак, больше половины молодых россияне 18-24 года — 53% хотели бы уехать из страны, утверждает Левада-центр. И говорит, что это рекордная цифра за 10 последних лет. С 2009 года. Максимальный показатель.

А. Красовский ― Да, и мы должны здесь осудить Путина.

О. Бычкова ― Не знаю. Может быть, мы должны осудить этих безродных космополитов?

А. Красовский ― Нет, мы ничего не должны обсуждать и осуждать. Мы просто должны сказать, во-первых, не очень понятно, как все эти исследования делаются.

О. Бычкова ― Ну как? Задают вопрос…

А. Красовский ― Нет, они же не задали вопрос всем россиянам, то есть существует какая-то выборка. Я хотел бы посмотреть на эту выборку. То есть что это за молодые люди, которым эти вопросы задавали. Чтобы потом это экстраполировать на всё население. Это, во-первых. Я каждый день работаю с большим количеством каких-то, скажем так, заголовков относительно исследований. Они все повсеместно по всему миру предоставляют довольно сенсационные цифры в разных областях. И опять же повсеместно по всему миру огромное количество из этих выводов с моей точки зрения должно подвергаться хотя бы какому-то критическому взгляду.

О. Бычкова ― Должно, конечно. Но это же социологическая наука. Имеет свои методики.

А. Красовский ― Безусловно. Я хотел бы посмотреть методику и выборку для того, чтобы из заголовка делать какой-то вывод. И хотелось бы посмотреть, сколько в исследовании Левада-центра приняло участия в опросном исследовании молодых людей. Это тоже очень важно понимать и где эти люди проживают. Каким образовательным цензом они обладают и так далее. Это, во-первых. Во-вторых, всё-таки это связано в первую очередь не с Путиным кровавым, а с тем, что за эти 10 лет принципиально изменился способ коммуникаций. Если вы помните, 10 лет назад не было ещё никакого фейсбука и никаких престольных настоящих социальных сетей. Никаких Инстаграмов, никаких тебе не было ТикТоков.

Люди общались по-другому. Они общались внутри своей языковой группы. А сейчас это не так. И люди этой возрастной группы, о которой идёт речь в России сейчас гораздо более свободно и широко повсеместно разговаривают и пишут по-английски, чего не было ещё 10 лет назад. И произошло это именно из-за глобальной коммуникации и развития соцсетей и игр. Это, конечно, игры сделали бесконечно много для того, чтобы дети заговорили и задумали по-английски. И фильмы, и программы, которые смотрятся ежедневно русскими детьми.

О. Бычкова ― Ютуб-каналы.

А. Красовский ― Я не очень знаю про Ютуб-каналы. Но вот вообще Ютуба тоже не было фактически в этом виде 10 лет назад. И поэтому, конечно, большее количество молодых людей начало думать о себе как о гражданине планеты, а не о гражданине России, и думать о себе и о своём будущем более глобально. И выбирать себе место по душе. В зависимости от того, какой профессией они хотят заниматься. В каком климате они хотят жить. Или с какими людьми они хотят общаться в будущем. И я это даже вижу по детям своих знакомых. Понятно, что 10 лет назад только богатые очень мои знакомые отправляли своих детей за границу. А сейчас это просто повсеместное явление. Все дети очень легко и свободно хотят жить и учиться за границей.

О. Бычкова ― Прям уж повсеместное явление?

А. Красовский ― У меня прям — у всех. Нет ни одного из знакомых, у которого есть дети или которые бы жили и учились здесь. И это не богатые люди. То есть не какие-то банкиры, не производители молочки, нет, это обычные люди, учителя, врачи, инженеры. И их дети учатся там за границей бесплатно, получают стипендии. Уезжают туда в 17-18 лет. Потому что они свободно говорят на двух языках.

О. Бычкова ― Мне сейчас хочется тоже сказать про твою социологическую выборку. Но я воздержусь.

А. Красовский ― Конечно. Моя социологическая выборка, естественно, это не доярки воронежского уезда. Но мы же сейчас говорим о неком различии в этих 10 годах. Это было совсем не так. То есть невозможно было себе представить, что это будет всерьёз по-настоящему легко обсуждаться. А сейчас обсуждается повсеместно, именно потому, что мир стал глобален. И действительно выросло целое поколение людей взрослых, 40-45-летних, у которых дети 18-20 летние, для которых вот это ощущение некомфортности в России важно. И они не хотят, чтобы это ощущение некомфортности продолжалось в их детях. Реально жить стало некомфортно.

Ну а как жить комфортно, если выходит этот полковник милиции в эту ГД и открыто там говорит о том, что ему плевать на решение премьер-министра, все нелицензионные препараты для них это незаконные наркотики. А там сто тысяч детей по стране бьются в конвульсиях в этой эпилепсии, им нужен этот препарат. Мы должны какое ощущение испытывать?..

Я считаю, что, вот у меня вопрос такой, на самом деле и к аппарату правительства и к министру внутренних дел Колокольцеву. Как они на это смотрят? Премьер-министр издаёт распоряжение, а его подчинённый вдруг приходит в ГД и говорит, что ему плевать на распоряжение премьер-министра. Это как бы важно. Как вы вообще друг к другу относитесь? И, соответственно, как к вам относятся люди? Люди же на вас смотрят. Люди же каждый день начали общаться. Это 20 лет назад вы могли скрывать какой-нибудь Шиес, Иркутск. Это можно было не показывать по телевизору. А сейчас же это невозможно всё не показывать. Потому что это всё будет через две минуты в Ютубе и Вконтакте. И вы правда не понимаете, насколько это всё раздражает людей, причём не то что 20-летних людей или какую-то сумасшедшую демшизу, сотрудников вот «Эхо Москвы» каких-нибудь, «Новую газету», евреев?..

О. Бычкова ― Вот этих всех.

А. Красовский ― Гомосеков. Нет, а вот обычного русского человека, у которого ребёнок реально умирает от эпилепсии? И таких русских людей сотни, сотни тысяч. И они не только от эпилепсии умирают, от боли умирают, вы не даёте им обезболивающее, от онкологических заболеваний, врачи воруют эти квоты. От ВИЧ-инфекции умирают. Можно почитать интервью академика Покровского. Сколько у нас сейчас умерло в отчётный период от последствий ВИЧ-инфекции, по мнению Роспотребнадзора, тоже, между прочим, государственный орган правительственный, потому что люди не получали лекарства. А у нас, между прочим, в национальных рекомендациях прописано немедленное назначение лечения сразу после постановки на учёт с 2015 года! У меня вот вопрос к Министерству здравоохранения…

О. Бычкова ― Немедленное — как только выявили…

А. Красовский ― Когда выявили, поставили на учёт. Поняли, сколько у него вирусная нагрузка. И иммунный статус. И сразу дали лекарство. У нас в национальных рекомендациях это с 2015 года. У нас чего, с 2015 года лекарства что ли выдавали людям? Я хочу поинтересоваться.

О. Бычкова ― Не делают так?

А. Красовский ― Нет, конечно. До сих пор не дают. Люди ждут, пока фактически не начнётся СПИД.

О. Бычкова ― А в чём смысл тогда вставать на учёт?

А. Красовский ― Вот. Это хороший вопрос к Веронике Игоревне: В чём смысл в вас, в вашем учёте, если вы лекарства не даёте? Ни в чём смысла нет…

О. Бычкова ― Чтобы только поставили на тебе этот чёрный крест и всё…

А. Красовский ― Это тоже хороший вопрос. Каждый день новички, которые обнаруживают у себя этот положительный ВИЧ-статус, задаются этим вопросом. А можно ли мне не вставать на учёт? Главный вопрос на самом деле: а будут ли знать мои поликлиники о том, что я на этот учёт встал? И на самом деле не так много людей…

О. Бычкова ― Узнают ли у меня на работе, в институте?

А. Красовский ― Конечно. И я вам честно скажу — узнают. Если это будет не в Москве, то есть не в большом крупном городе. А если вы это всё будете делать в каком-нибудь региональном маленьком центре СПИДа, все это будут обсуждать, не существует никаких гарантий, что завтра эти ваши бумажки не перекинут в местную вашу поликлинику по ЕМИАС. То есть они будут говорить: нет, конечно, нет, это невозможно. Но мы знаем множество таких случаев, сейчас в республиках Северного Кавказа и северокавказских русских регионах, когда это происходит просто каждый день. И люди бегут из этих городов и городков куда-то в центр, в Москву, где их на учёт не ставят. Таблетки им не дают, потому что у них здесь вдруг временная регистрация. А по временной регистрации Москва не лечит. Даже по суду никого никак…

О. Бычкова ― Это средневековье адское!

А. Красовский ― Нет, в средневековье адском всё было вообще не так. Это не средневековье. Не надо это всё называть средневековьем. Это вот так устроена Россия. Россия, в которой отсутствуют горизонтальные связи. В России, в которой любой человек, имеющий маленькую власть, перестаёт тут же ассоциировать себя с тем народом, который он видит из окна бывшего райкома маленького северного города, где стоит этот уродливый гипсовый Ленин за 39 рублей, сделанный пьяным скульптором в 1979 году. И как только он с этого второго этажа смотрит туда, тушит сигарету в банку кофе, он перестаёт уже понимать, что он когда-то проходил мимо этой скульптуры Ленина маленьким мальчиком, учеником школы номер два этого города. И был как все.

О. Бычкова ― Кстати сказать, про кровавого Путина тут тоже есть. Потому что среди тех, кто хотел бы уехать в эти 18-24 года, 73% не одобряют деятельность нынешнего президента, что больше средней температуры по больнице.

А. Красовский ― Ещё раз говорю, я хочу видеть эту выборку, и что имелось в виду конкретно. Где они это всё проводили? Я не знаю, одобряют или нет, мне кажется им вообще глобально всё равно на деятельность президента. Они к нему не имеют никакого отношения и, в общем, не в курсе как он даже выглядит. Правда, вам скажу.

О. Бычкова ― Да ладно, его везде показывают.

А. Красовский ― Они не смотрят это везде. Это вы смотрите, Ольга, вы пожилой человек. И я тоже.

О. Бычкова ― Я не смотрю телевизор. Я смотрю…

А. Красовский ― Вы смотрите этот видеоконтент, который показывают, так или иначе, по телевизору. То есть вы знаете и ассоциируете себя или наоборот, антагонируете себя с людьми, которых показывают на федеральных каналах.

О. Бычкова ― Я, конечно, пожилой человек… Но как выглядит Путин…

А. Красовский ― Мальчик в 18 лет этого не знает. Я, например, сегодня смотрел, в своей ленте как Дудь разговаривает с каким-то, видимо, Ютуб-комиком. А при этом я знаю, понимаете, этих самых Степаненко и Петросяна. И это моя чудовищная трагедия. Я смотрю на себя в зеркало, я плачу, потому что я знаю Евгения Вагановича Петросяна. Я знаю Степаненко Арлазорова. Я даже знаю имя и отчество Коклюшкина, писателя: Виктор Михайлович. Понимаете? Это моя трагедия человеческая. Я старый мудак. А люди в 18-20 лет живут в совершенно другом мире. Они не знают Путина. Не знают Медведева. Я сам видел этих людей. Они смотрят…

О. Бычкова ― Есть люди, которые знают Путина, но не знают тех, кого ты перечислил. Это был Антон Красовский в программе «Особое мнение». Спасибо, пока.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Уважаемый журналист-директор А. Красовский отважно борется со СПИДом не на жизнь, а на смерть…
________________________________________

…За Россию, за молодость и за Собчак.
________________________________________

Браво, Антон! Особенно в отношении чиновников.
________________________________________

Антон как всегда умница!
________________________________________

Ящик человеческой мерзости вместо щели был открыт Ельциным настежь. А последователь выгреб оттуда всё дурно пахнущее вещество и обмазал всех вокруг. Нас уже не отмыть.
________________________________________

Пассаж про памятник Ленину в каждом районном городишке как вид из руководящего окна очень точен и иллюстративен. Вы пригляделись, а я семнадцать лет как уехал, и эти "серийные" ленины видятся мне знамением времени, которое пытаются остановить. Уже и флаг над администрацией "царский", "белогвардейский", и орёл двуглавый парит, а гипсовый Ленин, крашеный серебрянкой в сорокнадцать слоёв, до неразличимости черт, всё стоит. И никто не замечает его, как портреты Путина в присутственных местах. И прав Красовский, юные его не знают.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Бычкова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Наркомания (0)
  • Общество (0) > Социология (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 25.01.2020 - О СМЫСЛЕ ПОПРАВОК ПУТИНА
  • 25.01.2020 - ПЕРЕВОРОТ ПОЛИШИНЕЛЯ
  • 24.01.2020 - О ГЛАВНОЙ ПОПРАВКЕ К КОНСТИТУЦИИ
  • 24.01.2020 - МАНИФЕСТ ГРАЖДАН РОССИИ
  • 22.01.2020 - КОНСТИТУЦИЯ — ЭТО ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР НАРОДА С ГОСУДАРСТВОМ
  • 22.01.2020 - ПОЛКОВНИК ЗАХАРЧЕНКО НЕВИНОВЕН?
  • 21.01.2020 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ В ПРОГРАММЕ «ЛИЦОМ К СОБЫТИЮ»
  • 20.01.2020 - «ЯБЛОЧНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА» НОВОМУ «ПЛАНУ ПУТИНА»
  • 19.01.2020 - ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 19.01.2020 - ШЕСТЬ ЛЕТ ЗА ПИКЕТ
  • 19.01.2020 - «СЕГОДНЯ СЛУШАЕШЬ ТЫ ДЖАЗ…»
  • 18.01.2020 - РАКЕТЫ И ДУБИНКИ ВМЕСТО ЛЕКАРСТВ И ЗНАНИЙ
  • 18.01.2020 - СУД КАК ИНСТРУМЕНТ РЕПРЕССИЙ
  • 17.01.2020 - МИШУСТИН — ФИГУРА ВРЕМЕННАЯ
  • 16.01.2020 - ЛЮДИ ХОТЯТ ПЕРЕМЕН
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru