Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[31.01.2020]

ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ЮКОСА

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution), первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Сергей АЛЕКСАШЕНКО:


Разграбление ЮКОСа — это показательное наказание крупнейшего российского бизнесмена на тот момент времени, отстранение российского бизнеса от политики. Ударили по рукам бизнесу с такой силой, чтобы у него отбить всяческое желание участвовать в политической жизни, участвовать в спонсировании политической деятельности, в поддержке политический лидеров, в поддержке политических партий, чем на самом деле бизнес занимался достаточно активно…

После дела ЮКОСа начался серьёзнейший наезд на российскую политическую систему, её извращение, закатывание в асфальт. Я бы сказал, что дело ЮКОСа стало началом этого процесса. Но чтобы окончательно уничтожить политическую конкуренцию, нужно было изменение законов. Одного дела ЮКОСа было недостаточно.

Как гражданину России мне отчётливо видно, что наказание Лебедева и Ходорковского по второму делу было абсолютно неправомерным, там не было никакого состава преступления. И значит, это решение было политическим. Ровно потому, что когда человека наказывают и сажают в тюрьму за то, что он вообще ничего не совершал — это наказание политическое.

Правоохранительные органы у нас не борются с коррупцией. Ну, так и мы этим недовольны, и вы этим недовольны, и наши слушатели, если мы сейчас проведём опрос, они скажут, что наши правоохранительные органы с коррупцией не борются.

Та система воровства, коррупции, та система управления бюджетными деньгами, государством, которая в России существует, абсолютно устраивает Путина. А Кудрин — это такая кошка, которая нужна, чтобы мыши время от времени побаивались: а вдруг действительно кого-нибудь посадят?

Рыба же гниёт с головы… С коррупцией на топ-уровне, на верхнем политическом уровне, Кудрин тщетно пытается бороться…

Национальные цели ни для кого кроме Путина в том указе майском, который он подписал уже два года назад, никому не интересны и ни для кого не важны. А национальные проекты не соответствуют национальным целям…

За 20 лет это 6-я попытка реформирования пенсионной системы. И у меня возникает вопрос: скажите, если Владимир Путин просидит ещё 20 лет, вы верите, что следующее его правительство через какое-то время не начнёт снова пересматривать основы пенсионной системы? Вот мне пока верится слабо.

Есть точно один человек, на которого этот пенсионный законопроект не будет распространяться. Путин под этот законопроект точно не попадёт, как бы ему ни хотелось, это его не коснётся. Тем не менее, он — единственный человек, чьё мнение для разработчиков законопроекта важно.

Какая пенсия будет у тех, кому сегодня 35? Сегодня в масштабе цен это 14000 при средней зарплате в 46-47 тыс. рублей. И за последние несколько лет этот показатель снизился с 39% до 32%.

Если всё останется без изменений, новые пенсионеры через 30 лет будут получать 8000-9000 рублей. И это будет являться огромной социальной проблемой. Понятно, что она будет через 30 лет. Но она же будет. И для того, чтобы эту проблему решать, обеспечивать устойчивость социальной жизни в обществе, нужно как-то объяснять, что, ребята, на государство не надейтесь, государство вам больше 5000 рублей в нынешнем масштабе цен платить в качестве пенсии не будет. И всё ваше пенсионное обеспечение — это то, что вы сможете накопить.

Вот, копите через гарантированные пенсионные фонды, банковские депозиты, можете покупать недвижимость в ипотеку и выплачивать кредит, таким образом накапливать свой капитал. Копите. Не накопите — государство вам ничего не должно. Вот почему нужна пенсионная реформа. Что, вы задумались? Учтите, что когда приблизится ваше время ещё лет на 5-7 повысят пенсионный возраст

                    *   *   *

Е. Бунтман ― Нино Росебашвили, Евгений Бунтман и как всегда по вторникам персонально наш Сергей Алексашенко, здравствуйте. Давайте начнём с решения Страсбургского суда, который, во-первых, посчитал несправедливым второй приговор по делу ЮКОСа. А с другой стороны посчитал, что дело ЮКОСа не было политизированным. Как вы можете это прокомментировать? Политизировано, не политизировано?

С. Алексашенко ― Ну, смотрите. Мне кажется, что Страсбургский суд вообще крайне неохотно принимает решения о политизированности уголовного преследования, понимая, что это такая очень тонкая грань, и не всегда судьи, находящиеся даже в абсолютно независимом положении, в состоянии принять обоснованное решение. Поэтому если есть возможность воздержаться от принятия такого решения, судьи обычно это делают.

С другой стороны, суд признал, что преследование Лебедева и Ходорковского в рамках второго дела было незаконным, что нарушаются их права на правосудие. Ну, собственно говоря, я бы сказал так, как у нас часто бывает — что-то случилось, но принципиально нового ничего не произошло. Все понимали, что второе дело Ходорковского и Лебедева высосано из пальца, что украсть всю нефть у компании просто в страшных снах никому не приснится, нельзя никому даже объяснить технологию такого воровства.

Не раз Страсбургский суд подтверждал, что в России отсутствует независимый, честный, справедливый суд. Наверное, это и есть политическое решение.

Н. Росебашвили ― А чем принципиально дело Навального, которое тоже рассматривалось в ЕСПЧ, принципиально отличается от дела Ходорковского, если мы говорим о части про политическое преследование?

С. Алексашенко ― Алексей Навальный более отчётливо занимается политической деятельностью, он позиционирует себя как политик. Но все обвинения в его адрес как-то не связаны с его деятельностью, постоянно придумываются какие-то сторонние поводы. Здесь вроде как спор хозяйствующих субъектов, как любит говорить российский президент. Поэтому мне кажется, что эта разница между Навальным и Ходорковским состоит в том, что во время судебного процесса и до него Ходорковский не был политическим деятелем.

Е. Бунтман ― Я процитирую, что сказал Ходорковский: «Теперь я и сам до конца не уверен, что было главным — боязнь политической конкуренции или элементарная алчность кремлёвской своры, захватившей российское государство». Что на ваш взгляд было определяющим?

С. Алексашенко ― Я думаю, и то, и другое. Ещё и третье — показательное наказание крупнейшего российского бизнесмена на тот момент времени, отстранение российского бизнеса от политики. Ударили по рукам бизнесу с такой силой, чтобы у него отбить всяческое желание участвовать в политической жизни, участвовать в спонсировании политической деятельности, в поддержке политический лидеров, в поддержке политических партий. Вот чем на самом деле бизнес занимался достаточно активно…

Е. Бунтман ― То есть, не просто желание отжать ЮКОС, грубо говоря…

С. Алексашенко ― Скажем так, ограничить конкуренцию и запретить бизнесу участвовать в политической деятельности, если хотите… Мне кажется, есть разница. Как показали последующие события, после дела ЮКОСа начался серьёзнейший наезд на российскую политическую систему, её извращение, закатывание в асфальт. Я бы сказал, что дело ЮКОСа стало началом этого процесса. Но чтобы окончательно уничтожить политическую конкуренцию, нужно было изменение законов. Одного дела ЮКОСа было недостаточно.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, по итогу вы согласны с таким решением ЕСПЧ?

С. Алексашенко ― Нино, что значит — я согласен?

Н. Росебашвили ― Вы его разделяете?

С. Алексашенко ― Я не знаю. Вот как гражданин России я не читал материалы дела, не читал заявление Лебедева и Ходорковского. Собственно, с каким заявлением они выходили в суд, какие аргументы были. Честно говоря, я не следил за этим процессом. Поэтому глазами судьи, если бы судьей был я, какое бы решение я принял, я не могу сказать. Как гражданину России мне отчётливо видно, что наказание Лебедева и Ходорковского по второму делу было абсолютно неправомерным, там не было никакого состава преступления. И значит, это решение было политическим. Ровно потому, что когда человека наказывают и сажают в тюрьму за то, что он вообще ничего не совершал — это наказание политическое. Дальше можно спорить, наказали политика-Ходорковского, наказали бизнесмена-Ходорковского, но это было абсолютно волюнтаристское решение российских политиков наказать Ходорковского и Лебедева во второй раз.

Е. Бунтман ― Давайте перейдём к Кудрину и его Счётной палате?

Н. Росебашвили ― К доказанной коррупции, к доказанным преступлениям.

Е. Бунтман ― Там какие-то триллионы, триллиарды…

Н. Росебашвили ― Мне кажется, даже Кудрин точно не знает, о каких суммах идёт речь. И просит дополнительные полномочия для борьбы с коррупцией. «Нам нужны некоторые полномочия использовать методы, которые позволили бы доказать или опровергнуть коррупцию или хотя бы подготовить более подробные материалы для правоохранительных органов». Наверное, нужно, раз просит, предоставить дополнительные полномочия? Ведь борьба с коррупцией — это хорошо?

С. Алексашенко ― Я считаю, что беда, коль пироги начнёт печь сапожник, а сапоги тачать пирожник. Счётная палата — инструмент последующего контроля за бюджетными расходами. И никаких других полномочий обычно у Счётной палаты в других странах мира нет. Это контроль за тем, как использовать средства бюджета в соответствии с законом: соблюдались ли процедуры, не соблюдались ли процедуры. Если Счётная палата находит какие-то сомнения, она адресуется в правоохранительные органы, и вообще-то говоря, борьбой с коррупцией должны заниматься правоохранительные органы.

Е. Бунтман ― Это понятно, Кудрин это констатирует. Но он этим недоволен.

С. Алексашенко ― Он недоволен тем, что правоохранительные органы не борются с коррупцией. Ну, так и мы этим недовольны, и вы этим недовольны, и Нино этим недовольна, и наши слушатели, если мы сейчас проведём опрос, они скажут, что наши правоохранительные органы с коррупцией не борются.

Н. Росебашвили ― А это вы очень вовремя вспомнили. Дорогие слушатели и зрители, если вы недовольны тем, как расследуются в России коррупционные преступления, напишите нам в чат, задайте свой вопрос, я внимательно за ним слежу, смогу переадресовать ваш вопрос нашему сегодняшнему гостю.

Сергей Владимирович, если вернуться к фигуре Кудрина, как к человеку достаточно влиятельному в политическом смысле, как вам кажется, его воля хоть что-то сделать с этими бесконечными хищениями, она может перевесить на этих весах коррупционеров и тех, кто заинтересован в бесконечном разворовывании денег?

С. Алексашенко ― В отличие от вас, я не согласен, что у Кудрина какой-то большой политический вес.

Н. Росебашвили ― Больше, чем у нас.

С. Алексашенко ― Его же точно не с нами надо сравнивать. Если сравнивать Кудрина и министра финансов Силуанова, то у министра финансов Силуанова аппаратный вес гораздо больше, чем у Алексея Кудрина, потому что он реально распоряжается деньгами и направлениями бюджетной, финансовой политики государства. А Кудрин может только писать челобитные жалобы, которые время от времени нам показывают на экранах телевизора. И сказать: «Царь-батюшка, вот здесь дела обстоят плохо». Царь-батюшка, тебя вводят в заблуждение…

А царь-батюшка сидит с таким скучающим видом и говорит: Алексей, как тебе не надоело талдычить в 101-й раз одно и то же? И постольку поскольку после этого ничего не происходит, вообще ничего не происходит — обратите внимание, что все свои челобитные жалобы Кудрин каждый раз как бы начинает с чистого листа. Он забывает, что он говорил месяц назад или неделю назад, начинает новую челобитную жалобу писать. Это означает, что все его восклицания, плач Ярославны, не приводит к тому, чтобы Путин дал какие-то команды, чтобы он кого-то наказал, чтобы навели порядок. Это означает, что та система воровства, коррупции, та система управления бюджетными деньгами, государством, которая в России существует, абсолютно устраивает Путина. А Кудрин — это такая кошка, которая нужна, чтобы мыши время от времени побаивались: а вдруг действительно кого-нибудь посадят?

Н. Росебашвили ― А кто здесь тогда кошка, а кто — мышка? Если Кудрин может просто бесконечно повторять одно и то же, его же никто не боится… Кто за кем охотится?

С. Алексашенко ― Нино, я думаю, что если прошерстить всю деятельность Счётной палаты и всю деятельность правоохранительных органов, то наверняка найдётся, может быть, даже не один десяток уголовных дел в течение года, которые возбуждаются по материалам Счётной палаты. То есть, кого-то там внизу на нижнем уровне наверняка наказывают. Кого-то штрафуют. Может быть, даже кого-то в тюрьму сажают. Но мы понимаем, что это точно не является борьбой с коррупцией, потому что самое зло коррупции, откуда можно начинать… Рыба же гниёт с головы…

С коррупции на топ-уровне, на верхнем политическом уровне, оттуда Кудрин пытается бороться… Он не пытается подняться на самый верх, он говорит: «Вот здесь неправильно деньги потратили, здесь…». В конце прошлого года он выдал такую тираду долгую, что вот, Владимир Владимирович, у нас есть национальные цели, а есть национальные проекты, которые не соответствуют национальным целям, есть план реализации национальных проектов, а он не соответствует этому… Путин сам формулировал национальные цели, национальные проекты. А Кудрин говорит: «Слушайте, вас бюрократия водит за нос, и принимает не пойми чего».

Е. Бунтман ― Так что же это, если не попытка добраться до самого верха? Он же говорит, что национальные проекты не соответствуют национальным целям и так далее. Но эти же национальные проекты спущены с Олимпа…

С. Алексашенко ― Это означает, что эти национальные цели ни для кого кроме Путина в том указе майском, который он подписал уже два года назад, никому не интересны и ни для кого не важны. Только и всего. А Кудрину как-то нужно постоянно демонстрировать, что он стоит на страже. Вспомните, Нино, вы начали с этого, что Счётной палате нужно расширить полномочия. Ведь на самом деле, когда Алексей Кудрин стал руководителем Счётной палаты, первое же его заявление — что ему нужно расширить полномочия, что он хочет контролировать не только бюджет, но и вообще всю ситуацию в стране, всё, что связано с экономическим развитием. Только заявили о национальных проектах, он говорит: я ещё и национальные проекты буду контролировать.

Е. Бунтман ― Министром эти полномочия, по-моему, называются, нет?

С. Алексашенко ― Понятно, я много раз об этом говорил, что такая цель Алексея Кудрина, не поддержать борьбу с коррупцией, не добиться каких-то радикальных изменений в России в лучшую сторону, а сесть в кресло премьер-министра. Вот такая тонкая, длинная, бесконечная бюрократическая борьба. Не называя фамилии премьер-министра говорить: «Вы знаете, правительство это плохо сделало, правительство это плохо сделало, а вот я бы, если бы там был, я бы точно сделал лучше».

Е. Бунтман ― Ну вот, а мы думали, что он будет новым ФБК.

Н. Росебашвили ― Подожди, у нас уже есть ФБК.

С. Алексашенко ― Он не хочет стать ФБК, он тут же станет иностранным агентом. Зачем это нужно Кудрину?

Н. Росебашвили ― Справедливо. Сергей Владимирович, возвращаюсь к чату. Слушатель спрашивает: «Сергей Владимирович, удастся ли нашему правительству совершить гарантированный пенсионный план?». Что это вообще? С какой стороны нас на этот раз пытаются обмануть? Или нет? Или наоборот?

С. Алексашенко ― Нас пытаются обмануть самим названием, что он гарантированный. Он никем не гарантирован… Смотрите, если взять эти предложения по пенсионной реформе, уже действительно можно говорить о пенсионной реформе, потому что это касается пенсионного обеспечения людей. И что с ними будет через 40 лет, как им будет пенсия начисляться? Это то, что называется в мире, уже третья нога пенсионной реформы. Первая — солидарность, вторая — обязательные накопления, а третья — это вот добровольные пенсионные накопления.

И собственно говоря, если абстрагироваться от страны, в которой всё это делается, если абстрагироваться от российского правительства, Владимира Путина, государственной думы, то сама по себе конструкция, которая создана, она не такая уж и плохая для добровольных пенсионных накоплений. Потому что там обещается, что не будут облагаться деньги подоходным налогом, которые туда отчисляются. Соответственно, что то, что было накоплено до этого в системе обязательного накопления до 2013 года тоже будет начислено на счета. Что можно будет передавать по наследству, можно будет всю сумму забрать, перевести в пенсионные планы. С точки зрения такой конструкции для такой абстрактной страны, ну что, нормальная, хорошая конструкция, имеет право на существование.

Там дальше надо будет смотреть детали, когда законопроект в окончательном виде появится, но в принципе, это имеет право на жизнь. Но следующий вопрос: Вот за 20 лет это 6-я попытка реформирования пенсионной системы. И у меня возникает вопрос: скажите, если Владимир Путин просидит ещё 20 лет, вы верите, что следующее его правительство через какое-то время не начнёт снова пересматривать основы пенсионной системы? Если за последние 15 лет его пять раз пересматривали, то верите ли вы, что это будет последний и решительный бой, и что это решение никогда не пересмотрится? Вот мне пока верится слабо. Тем более что пока все обсуждения идут на уровне чиновников-бюрократов, без особого привлечения специалистов, никаких публичных дискуссий на эту тему не идёт. Между собой гоняют законопроект, говорят: «А вот так, а вот этак. Путину что-то понравилось».

И там если что-то не понравилось, поменяли. Есть точно один человек, на которого этот законопроект не будет распространяться. Путин под этот законопроект точно не попадёт, как бы ему ни хотелось, это его не коснётся. Тем не менее, он — единственный человек, чьё мнение для разработчиков законопроекта важно. Хорошо, а если через 10 лет он поменяет свою точку зрения, если ему опять срочно понадобятся деньги на реализацию каких-нибудь программ? Возьмёт закон, поменяет так же легко, как и предыдущие пять…

Е. Бунтман ― Сергей Владимирович, а что случилось? Вроде случилась у нас пенсионная реформа, вроде все успокоились. Зачем возвращаться к этой теме с какими-то новым предложения? Откуда-то опасность нависла, мы её не видим. Деньги где-то закончились?

С. Алексашенко ― Я несколько раз говорил… все эти пенсионные реформы, планы не касаются нынешних пенсионеров, это не о них идёт речь. Это касается тех, , вот тем, кому выходить на пенсию ещё через 30-35 лет. Вот об этих людях идёт речь. И очевидно, что после того, как была разрушена обязательная накопительная система… Нино, Женя, вы можете рассчитывать сегодня только на солидарную пенсию, на первую опору. Сегодня в масштабе цен это 14000 при средней зарплате в 46-47 тыс. рублей. Ну, то есть, примерно 32% от средней заработной платы. И за последние несколько лет этот показатель снизился с 39% до 32%.

К тому моменту, когда вы выйдете на пенсию, вы будете получать, если всё останется без изменений, 8000-9000 рублей. И это будет являться огромной социальной проблемой. Понятно, что она будет через 30 лет. Но она же будет. И для того, чтобы эту проблему решать, обеспечивать устойчивость социальной жизни в обществе, нужна какая-то подпорка, нужно как-то объяснять вам, что, ребята, на государство не надейтесь, государство вам больше 5000 рублей в нынешнем масштабе цен платить в качестве пенсии не будет. И всё ваше пенсионное обеспечение — это то, что вы сможете накопить. Вот, копите через гарантированные пенсионные фонды, банковские депозиты, можете покупать недвижимость в ипотеку и выплачивать кредит, таким образом накапливать свой капитал. Копите. Не накопите — государство вам ничего не должно. Вот почему нужна пенсионная реформа. Что-то вы задумались…

Е. Бунтман ― Я задумался, сколько лет мне осталось до пенсии, не так много.

С. Алексашенко ― Вы не знаете, потому что ещё лет на 5-7 повысят пенсионный возраст, когда приблизится ваше время…

Н. Росебашвили ― В России надо жить долго, как минимум ради пенсии.

Е. Бунтман ― Ещё про такие бытовые вопросы. Банки отклоняют кредиты населения, причём доходит до 60% отказов. Это действительно очень много. Это связано, как пишет РБК, во-первых, с политикой Центробанка, которому всё-таки нужны гарантированные возвраты кредитов. И это о чём мы говорили много раз. Во-вторых, из-за скромной динамики в доходах населения. Или всё дело в политике Центробанка? Это хорошо или плохо, то, что отказывают?

С. Алексашенко ― Смотрите. Центральный банк отвечает не за то, чтобы кредиты возвращали, он отвечает за устойчивость банковский системы. И он, вводя те или иные ограничения, ограничивает риски, которые банки могут брать на себя. Центральный банк ввёл ограничение, что человек не может получить новый кредит, если больше какой-то части его текущего дохода, 50% или 60% идёт на обслуживание старых кредитов.

В принципе, с точки зрения устойчивости банков это правильно. Потому что если банки не сдерживать, мы знаем по опыту многих банков разного размера в России, что банкиры готовы, как говорил Карл Маркс, за 300% прибыли куда угодно, в любые преступления ввязаться. Центральный банк делает правильно, это вам подтвердит ещё министр экономики России, потому что он добивался этого два года и говорил, что у нас все проблемы в России из-за того, что банки очень активно кредитуют население. Вот мы сейчас посмотрим, что будет с российской экономикой, если банки перестанут кредитовать население, будут ли они кредитовать российский бизнес? Я, честно говоря, в этом сомневаюсь.

Но, в принципе, вы абсолютно правы, Евгений, когда вы говорите, что ключевая проблема состоит в том, что доходы населения не растут. А если доходы населения не растут, то банк, который думает о своём долгосрочном будущем, не должен давать больше кредитов клиенту, у которого нет роста доходов. Вот он его на какую-то сумму может прокредитовать, но не более того. «Парень, извини, доходы-то не растут. Как я тебе могу дать больше кредитов?».

Н. Росебашвили ― А на что человеку жить? Как из этой ямы выбраться?

С. Алексашенко ― Нино, а вы знаете, что такое кредит?

Н. Росебашвили ― Догадываюсь, Сергей Владимирович.

С. Алексашенко ― Вы берёте чужие деньги, а отдаёте свои и навсегда. Поэтому от того, что вы один раз возьмёте кредит, ваша жизнь точно легче не станет, потому что вам когда-то его нужно будет вернуть. И в тот момент, когда нужно будет возвращать, вы будете возвращать свои кровные, и здесь вам будет достаточно тяжело. Поэтому когда вы спрашиваете, на что жить… Ну, если вы чётко понимаете, что у вас раз в конце квартала, конце года будет премия, то с учётом этой премии вы можете взять кредит, точно понимая, что вам её выплатят. Вот если вы это точно знаете, то под такой рост доходов вы можете взять кредит.

А если вы знаете, что у вас доходы точно не вырастут, что там никакого наследства вам не светит и непонятно, на что рассчитывать. Отдали кредит и ещё проценты, взяли новый кредит и ещё старый. Через какое-то время вы выясняете, что вся ваша зарплата уходит на выплату кредита. А жить на что? Очень легко проесть кредит, который вы получили в первый раз. А дальше что? Это не решение проблемы.

Е. Бунтман ― Значит ли это, что дальше ещё меньше будут выдавать кредитов?

С. Алексашенко ― Не значит, потому что мы же не знаем общей статистики. Условно говоря, предположим, если в прошлом году было 10 000 заявок, и из них отклонили 10%, а в этом году 100 000 и отклонили 60%, то выдали всё равно 40 000 кредитов.

Е. Бунтман ― Абсолютные цифры нужны для этого.

С. Алексашенко ― Конечно, нужно более глубоко залезать в эту статистику. По крайней мере, точно не на этом уровне рассуждать.

Е. Бунтман ― Россиянин Борис Ротенберг проиграл суд скандинавским банкам, которые его не обслуживали из-за санкций. Он не смог услуги ЖКХ оплачивать в привычных ему банках, проиграл суды, потому что банки посчитали, что это риск для них, обслуживать человека, который подвергается санкциям всевозможным. Это одно из действий санкций? Постоянный дискомфорт?

С. Алексашенко ― Да. Причём я думаю, что для Бориса Ротенберга это вдвойне болезненно, потому что он ещё является гражданином Финляндии. То есть, в своей родной стране… Она не родная, но он гражданин, и может бить себя в грудь и говорить: «Я – гражданин Финляндии, горячий финский парень». И ему говорят: от ворот поворот, гуляй дальше. Как гражданин Финляндии он не мог попасть под санкции Евросоюза, но он попал под американские санкции вместе со своим братом Аркадием. И вот скандинавские банки сказали: «Да, мы боимся с тобой связываться, потому что иначе американские власти на нас наложат санкции». Это и есть эффект санкций.

И по большому счёту, очевидно, что любые попытки таких людей, которые попали в санкционные списки США, сделать какие-либо операции в развитом мире, могут натолкнуться на аналогичные ответы.

Е. Бунтман ― Это очень любопытная история, потому что все эти годы с 2014 мы пытались понять, кроме ситуации с Дерипаской, чем вредят фигурантам санкционных списков вышеупомянутые санкции. Потому что вот какого-то яркого эффекта как с иранцами или с иракцами при Саддаме, сразу не было. Потому что ну был бизнес — остался бизнес. А тут виден этот прессинг.

С. Алексашенко ― Американские и европейские санкции, которые приняты в отношении российских банков и компаний, не касаются Российской Федерации. И в этом отношении говорить о влиянии санкций на Россию, сравнивать с Ираном невозможно. С Ираном санкции были введены против Ирана.

Е. Бунтман ― Я имею в виду персональные санкции, всегда был персональный пакет у каждой из стран?

С. Алексашенко ― Сейчас я к этому подойду. Поэтому сравнивать нельзя. А дальше, если я помню правильно, сейчас более 200 человек, россиян, попали под санкции США и Евросоюза. Но среди них есть разные люди, есть люди умные, а есть люди не очень. Люди умные, которые столкнулись с санкциями, которые понимают все эти проблемы, но предпочитают о них молчать. А Борис Ротенберг, видимо, считает себя самым умным, и решил оспорить в суде поведение скандинавских банков. И решил, что он добьётся решения дела в свою пользу. Видимо, у него такие хорошие адвокаты, которые знают, что он — богатый человек, что денег у него больше миллиарда, а за ваши деньги — что хотите. И вот если бы не было этого иска, если бы Ротенберг не проиграл иск в финском суде, то мы бы об этом и не узнали.

Ну, можно же прочитать какое-то интервью Геннадия Тимченко о том, что он чувствует дискомфорт от того, что он на своём самолёте не может куда-то полететь. Что квартира, которая есть у его жены, в ней нельзя отдохнуть. И так далее. Но люди, попавшие в санкционные списки, предпочитают молчать о тех неудобствах, с которыми они сталкиваются.

Е. Бунтман ― Видимо, тихо грустить. Правильно ли я понимаю, что теперь не один банк не будет обслуживать Ротенберга? А раньше мог это делать втихую?

С. Алексашенко ― Я сомневаюсь, что какие-то банки в Еврозоне обслуживали Ротенберга втихую, но теперь я думаю, что там и российские банки должны будут подумать после этого решения — те, которые держат счета Бориса Ротеберга… Есть банки, которые за пределы Российской Федерации не выходят и работают здесь, находясь под санкциями. Тот же банк Аркадия Ротенберга. Там Борис может держать свои деньги, понимая, что ни с деньгами ничего не случится, ни с банком. Он уже под санкциями, хуже не будет. В общем, так. Я повторюсь, что среди этих 200 россиян, которые под санкциями, навскидку ¾ вряд ли имеют существенные активы в Европе или Америке, за которые нужно сильно переживать. А, может, вообще никаких активов не имеют.

Там очень много боевиков, которые воевали в Донбассе, там много российских силовиков разного уровня. Там есть пригожинские тролли. И так далее.

Е. Бунтман ― Давайте в следующей теме совместим три сюжета, которые должны быть вам близки территориально. Украина, Россия и США. Российские хакеры, предположительно и весьма вероятно, взломали украинскую нефтяную компанию, связанную с Байденом-младшим. Что это значит? И для кого это более важно?

С. Алексашенко ― Новость об этом появилась недавно, что предположительно российские хакеры взломали информационную систему украинской компании Burisma, где Хантер Байден несколько лет являлся членом Совета Директоров. По сообщениям прессы, проникновение началось в ноябре прошлого года — в тот момент, когда весь шум вокруг Хантера Байдена, Джо Байдена набрал обороты. И кому выгодно? Конечно… Это не означает, что они её заказали. Это выгодно Республиканской партии и президенту Трампу. А уж чьими руками, кто выступил инициатором, российские спецслужбы, Пригожин, северокорейские хакеры, иранские хакеры… Может, мы когда-то это узнаем. И смогли ли они что-то найти… Мало провести взлом информационной системы, нужно, чтобы откуда какие-то материалы чувствительные для Хантера Байдена были вытащены.

Если предположить, что у компании Burisma имеются какие-то материалы, которые могут доказать, что Хантер Байден ничего не делал, как член совета директоров, кроме того, что получал вознаграждение, то эти материалы… полезны для кандидата от республиканской партии на выборах президента США, которым сегодня является Дональд Джей Трамп.

Н. Росебашвили ― А разве любое сотрудничество с российскими хакерами не топит кандидата?

С. Алексашенко ― Нино, от того, что российские хакеры, северокорейские хакеры, иранские хакеры, что-то сделали, что вообще-то может представлять интерес для Дональда Трампа, не означает, что у них был какой-то сговор. Они могли это сделать сами, добровольно, по собственной инициативе или за хорошую зарплату. А потом возьмут просто и опубликуют на страницах какой-нибудь газеты или Викиликс. Вот просто… Борцы за правду. Журналистское расследование. Была же попытка расследования прокурора Мюллера доказать, что между штабом на выборах 2016 года и Россией был какой-то сговор. Никаких следов сговора не было обнаружено.

Н. Росебашвили ― Осадочек остался.

Е. Бунтман ― Демократы нанимают каких-то российских хакеров, чтобы они вторглись в софт компании Burisma, чтобы опорочить Дональда Джей Трампа связью своей с ним предположительной.

С. Алексашенко ― Чтобы вся эта конспирологическая теория имела право на существование, нужно, чтобы хакеры опубликовали какие-то документы. Вполне вероятно, что никаких интересующих политические структуры документов не будет обнаружено или не было обнаружено. И зря старались, зря платили деньги российским хакерам.

Е. Бунтман ― Вы же сейчас на Украине находись? Цифры пришли от Государственного комитета по телерадиовещанию. Запретили ввозить только в 2019 году 151 книгу, печатное издание из-за антиукраинского содержания. Вот это как-то ощущается в Украине? Отсутствие антиукраиснких книг.

С. Алексашенко ― В украинских книжных магазинах представлен весь спектр политических взглядов. И весь спектр взглядов на украинскую историю, советскую историю, пост-советскую историю, досоветскую историю. Поэтому если вы живёте в Украине и являетесь сторонником той или иной точки зрения, вы всегда найдёте книгу, которая поддержит вас в вашей позиции.

Е. Бунтман ― Я просто несколько обострю. Ваша читательская, писательская позиция. Когда запрещают на территорию Украины ввозить книгу Довлатова, потому что там предисловие Безрукова, говорившего неприятные слова про Украину и украинскую власть, это справедливо?

С. Алексашенко ― Это вопрос… Есть два взгляда на отношения России и Украины, которые существуют в России и Украине. В Украине политическая элита и достаточно широкие слои населения воспринимают отношение как войну, которую более сильная Россия ведёт против Украины. В результате этой войны каждый месяц гибнут украинские граждане. Рост числа жертв продолжается, несмотря на все переговоры. И это война.

И украинское общество, активная часть, считает, что те россияне, которые поддерживают эту войну в той или иной форме — словами, заявлениями, поступками, они вольно или невольно выступают на стороне страны-агрессора. Украинское общество не хочет, чтобы люди, которые являются агрессорами, сторонниками агрессора, были представлены в украинском информационном пространстве. Взгляните на эту ситуацию со стороны Украины. Так это выглядит. Нам это может нравиться, не нравиться, но вот война-то продолжается.

А в России это не пойми что. Если провести опрос даже зрителей «Эха Москвы», что происходит между Россией и Украиной, я думаю, минимальное количество скажет, что идёт война. И с этой точки зрения непонятно, почему Россия вводит ограничения. Почему Россия запрещает транзит украинских товаров с республик Средней Азии? Ну, вот это что? Поэтому это и есть гибридная война, в которой обе стороны используют невоенные методы воздействия друг на друга.

Н. Росебашвили ― Последняя тогда тема, наверное… Неделя прошла с момента катастрофы украинского самолёта.

Е. Бунтман ― А у нас столько всего поменялось. Иран успел признать вину.

Н. Росебашвили ― Вот кому было важно, чтобы Иран признался?

С. Алексашенко ― В первую очередь это было важно для Ирана и иранского вопроса. Потому что набор свидетельств того, что это случилось по вине иранских военных, корпуса стражей иранской революции… Самолёт был сбит с территории Ирана ракетой. Большинству экспертов это было очевидно. И понятно, что с каждым днём количество доказательств будет только расти. Иранское политическое руководство посчитало, что нужно признать ответственность конкретных людей, подчеркнув, что это не является политикой государства. Да, есть человеческий фактор, не сработали тормоза, кто-то не успел получить ответ.

Вспомните историю с советским офицером, который получил сигнал, что идёт ядерное нападение со стороны США, у него было ограничено время на принятие решения, он решил, что система фальшивая, сработала неправильно…

Но важно, что Иран не боится признавать свои ошибки.

Н. Росебашвили ― Три дня понадобилось, чтобы признать. В эти три дня зачистили место катастрофы, сначала отказывались давать чёрные ящики. Звучал миллион разных версий…

С. Алексашенко ― Нино, в эти три дня, я думаю, иранские политики в это сами могли не поверить. А потом у них шёл горячий внутренний спор, что делать. И взвешивали последствия того или иного решения. И политический расчёт показал, что проще и дешевле признать, и последствия будут намного мягче. Я думаю, что они правы.

Е. Бунтман ― А какие были бы последствия, если бы упирались?

С. Алексашенко ― Дополнительные американские санкции, международные суды, которые бы доказали, что самолёт был сбит. И по решению суда была бы признана вина государства Иран.

Е. Бунтман ― Прагматичное решение на 100%?

С. Алексашенко ― Да, конечно. Политический прагматизм. В отличие от того, что делает Кремль, который 5,5 лет отрицает участие российских военных в сбитии малазийского Боинга. Иран три дня не мог принять решение, а Россия 5,5 лет мечется.

Е. Бунтман ― Что было бы, если бы Россия признала участие военных? Разделила бы часть ответственности или свалила бы всё на товарищей из ДНР?

С. Алексашенко ― Основные санкции, которые были введены в отношении России через две недели после сбития малазийского Боинга были введены в самом конце июля-начале августа 2014 года. И в сбитии малазийского Боинга, в котором основные пассажиры были гражданами ЕС, политикам ЕС показалось, что война в Украине — это не где-то на периферии, а что это война, в которой гибнут европейские граждане. И эта катастрофа сплотила политиков в отношении санкций. Если бы не малазийский Боинг, я думаю, санкции в отношении России были бы мягче. И их отменять было бы гораздо проще.

Н. Росебашвили ― Напоследок — вопрос из нашего чата Ютуб. «Ваш прогноз на то, как развитие конфликта Иран — США повлияет на рынок нефти, и выгодно ли это нашим властям?».

С. Алексашенко ― Я могу уложиться в 15 секунд. Конфликт исчерпан. Острая фаза конфликта, связанная с обстрелом американской базы, с попыткой президента Трампа ввести санкции дополнительные рынки отыграли, цены на нефть вернулась на прежний уровень. Особого выигрыша ни Россия, ни другие страны экспортёры нефти не получили. Все лишний раз убедились, что любой политический конфликт на Ближнем Востоке может привести к резкому хаосу в мировой экономике. А кто с этим спорил? Это и так было известно. Я думаю, что никаких последствий экономических дальнейших уже не будет.

Е. Бунтман ― Может быть, последствия позитивные для Ирана будут?

С. Алексашенко ― Я думаю, что дальнейшие последствия будут связаны с судьбой ядерной сделки. После того, как Иран вышел из ядерной сделки и возобновил обогащение Урана, европейские страны, которые являлись подписантами этого соглашения, начали проводить политические консультации между собой: «А что делать нам? Какую политику нам занимать по отношению к Ирану?».

Когда решение США было односторонним, а Иран продолжал соблюдать условия ядерной сделки, то вроде как европейцы говорили, что не будут присоединяться к американским санкциям. Что им делать теперь — присоединяться к США или стоять и смотреть — это и есть тяжёлый выбор для Европы. Если Европа присоединяется к американским санкциям, то опять будет введено эмбарго на покупку иранской нефти, снижение предложения нефти и нефть может подорожать. Это такой сюжет с точки зрения тех, кто играет на цене на нефть.

Е. Бунтман ― Спасибо большое, Сергей Алексашенко, экономист персонально наш всегда по вторникам. Нино Росебашвили и Евгений Бунтман провели с вами этот час, спасибо большое, всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Если бы Россия признала свою вину в 2014 году, то ей не пришлось бы ждать 9 марта 2020 года, решения её судьбы в Гааге.
________________________________________

Сергей Владимирович, как всегда приятно слышать и видеть вас!!! Ведущим респект!
________________________________________

Как всегда господин Алексашенко рассказывает всё по делу, спокойно и объективно, не понимаю, зачем тролли на него нападают. Чуть ли не единственный аналитик по экономике, который трезво рассуждает и объясняет, честно называет то, что происходит болотом, и то, что это может продолжатся годами. Раз строй стоял двадцать лет и ещё двадцать простоит, потому что народ доволен, раз голосует за эту недовласть…
________________________________________

Огромное спасибо, что не сдаётесь и продолжаете просвещать зрителей, Сергей Владимирович.
________________________________________

Я так понимаю, Кудрин посчитал масштабы воровства у себя и своих знакомых. А если посчитать у ВСЕЙ верхушки!
________________________________________

Правоохранительные органы и есть те самые грабители…
________________________________________

Рыба гниёт то с головы, но чистят её с хвоста!..
________________________________________

Больше санкций хороших и разных…
________________________________________

В ОАЭ бензин, газ — достояние страны, народа. А в России — это достояние избранных. Для простых людей ЖКХ, бензин цены заоблачной…
________________________________________

Спасибо Вам за умные рассуждения.
________________________________________

Национальный проект — украсть и пропить…
________________________________________

КОРРУПЦИЯ — ЭТО АЛЧНОСТЬ ПЛЮС ЖАДНОСТЬ, МИНУС КОНТРОЛЬ!
________________________________________

Всё значительно проще. Если человек распоряжается чужими деньгами, то у него одна цель — сделать их своими…
________________________________________

Какая пенсионная реформа? Если Путин останется у власти до 2024 года, ВСЯ страна будет распродана окончательно. Ни относительно социального государства, ни пенсий, ни населения даже в нынешнем виде — ничего не останется, если всё будет идти как идёт сейчас и дальше.
________________________________________



ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

Нино Росебашвили, Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Экономика (0) > Кризис (0)
  • Экономика (0) > Санкции (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 26.02.2020 - ЧЕКИСТЫ ПОПАЛИ В СЕТЬ
  • 25.02.2020 - СТО ЛЕТ БЕЗЗАКОННОСТИ
  • 25.02.2020 - ВОЗМУТИТЕЛЬНОЕ БЕЗЗАКОНИЕ
  • 24.02.2020 - ЧУДОВИЩНАЯ ОТРЫЖКА СТАЛИНИЗМА
  • 23.02.2020 - НАКОНЕЦ НАКОРМИТЬ ШКОЛЬНИКОВ
  • 22.02.2020 - «ЯБЛОКО» ПРОТИВ ПОПРАВОК
  • 21.02.2020 - ОБЗОРЫ ОТ АЛЕКСЕЯ ПИВОВАРОВА
  • 21.02.2020 - КТО И КОМУ ЗАПЛАТИТ $50 МИЛЛИАРДОВ ЗА ЮКОС
  • 20.02.2020 - ЗАЩИТИТЬ ДУХ КОНСТИТУЦИИ
  • 20.02.2020 - НАСЛЕДНИКИ ТОВАРИЩА БЕРИИ
  • 19.02.2020 - ПЕТЕРБУРГСКИЕ МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ДЕПУТАТЫ ОТ «ЯБЛОКА»
  • 18.02.2020 - АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПОПРАВКИ В КОНСТИТУЦИЮ
  • 18.02.2020 - О «СЕТИ», ТОТАЛИТАРИЗМЕ И 37 ГОДЕ
  • 17.02.2020 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» СЧИТАЕТ ДЕЛО «СЕТИ» ОТКРОВЕННО СФАБРИКОВАННЫМ
  • 17.02.2020 - ПРОБЛЕМА ИНКЛЮЗИВНОСТИ В ПОЛИТИКЕ И ЭКОНОМИКЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru