Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[07.02.2020]

ОТМЕНА КОНСТИТУЦИИ

Михаил ФИШМАН: журналист, политический обозреватель телеканала «Дождь», бывший главный редактор журнала «Русский Newsweek»

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Михаил ФИШМАН:


Фактически предыдущая Конституция отменяется. Формально это не так. Формально это поправки. Но на самом деле именно для этого нужен этот плебисцит, как теперь его называет Путин, что мы утверждаем народом новую Конституцию России.

Официально теперь подтверждено, что никакого референдума не будет, а будет некое голосование, которое Владимир Путин называет плебисцитом. Разница между референдумом и плебисцитом мы понимаем, в чём заключается. В том, что референдум — это процедура, описанная в Конституции, в той самой несчастной многострадальной уже теперь Конституции и в законах.

А плебисцит — это неизвестно что. В принципе можно плебисцит и с помощью ВЦИОМа провести, если понадобится. Но, как я понимаю, ЦИК уже активно занимается организацией голосования. Но смысл в том, что нет никаких правил проведения плебисцита.

Владимиру Путину нужно принять новую Конституцию свою очень быстро, по щелчку. Поэтому никакого референдума не будет, а будет этот самый плебисцит. Вопрос заключается в том, будут ли обнуляться президентские сроки? Вот этот вопрос висит в воздухе. В связи с этим Путин сможет снова теоретически пойти на свои вот уже два не подряд срока? Как это будет по новой Конституции? Он сказал, что не будет продлевать свои полномочия. То есть за всё время, что идёт обсуждение поправок в Конституцию, Владимир Путин ни разу чётко не сказал, что он не пойдёт в президенты на следующий срок. Это не значит, что он пойдёт. Я считаю, что нет. Хотя это уже сфера догадок.

Никто не сомневается в результате плебисцита. В результате Путин сохранит власть. Каким образом — мы вынуждены продолжать гадать, и он специально формулирует именно таким образом, чтобы мы продолжали это делать.

Уже обсуждены эти все поправки, так или иначе — как они усиливают президентскую власть, как смешивают полномочия исполнительной, законодательной и судебной властей воедино. Как в Конституции к её неприступным главам, которые нельзя без конституционного совещания менять, подклеиваются новые листы, которые фактически отменяют то, что сказано в первых двух главах, или прямо им противоречат. Как это превращается в абсолютный юридический абсурд уже на уровне Конституции. Про это много уже сказано.

И это важнейший совершенно момент, который заключается в том, что Конституция, по которой мы жили, мы плохо жили в том смысле, что она не имела прямого действия. Потому что она нарушалась постоянно. Все её статьи не соответствовали реальности. Судебная власть не функционирует, свободы слова нет… — мы можем продолжать бесконечно этот разговор. Но я как гражданин России мог к ней апеллировать. Я мог апеллировать, что у нас есть свобода слова, смотрите — в Конституции написано. У нас есть разделение властей, смотрите — в Конституции написано. Россия стремится стать демократической страной — это в Конституции написано. Я мог к этому апеллировать. Теперь вот эта возможность закрывается. И это имеет, по-моему, принципиальное самое большое значение. Теперь это новая игра, новые правила. Новая страна…

Если говорить про конституционный переворот, то он в этом и заключается. У меня было ощущение, что хоть как-то я Конституцией защищён. Теперь я беззащитен… В этом мне кажется, заключается самый важный смысл того, что происходит.

Это путь к диктатуре. Это путь к полному произволу и бесправию. И это важнейшая для Владимира Путина спецоперация, наверное, с 2012-го года, когда он вернулся в Кремль.

Ровно такой же процесс обсуждения Конституции был в 1936-ом году при Сталине. В этом смысле сегодняшняя процедура обсуждения дискуссии этой, как сказал Дмитрий Песков «массированное обсуждение». Это очень мне кажется правильная формулировка. В принципе разница не такая уж большая.

Кстати, важный момент, потому что нет никакой рабочей группы. Есть просто говорящие головы, которые от имени рабочей группы говорят то, что им диктуют говорить в Кремле. Чтобы мы понимали, как эта работа устроена. Хотя мне кажется, вряд ли у кого-то есть иллюзии по этому поводу. Потому что рабочая группа сказала, что она пошла обсуждать поправки, но она не успела до буфета дойти в перерыве, как уже эти поправки были внесены в ГД.

Путин активно ведёт эту работу по реабилитации пакта Молотова-Риббентропа, того самого. Он сам, я напомню, признавал его преступным ещё 10 лет назад. И Дмитрий Медведев это делал. Так вот теперь в преамбуле Конституции будет записано, что нельзя этого делать — того, что и сам Путин делал 10 лет назад.

А сейчас нам дают понять, что власть очень близка к людям, видит все их нужды и заботы, и держит руку на пульсе. И это важнейший элемент этой всей подготовки к принятию новой путинской Конституции. Как я уже сказал, это важнейший момент для Владимира Путина. Это, конечно, дымовая завеса, которая признана продемонстрировать близость власти к народу. Высшей власти, президентской власти Путина.

                    *   *   *

М. Майерс ― Здравствуйте. У микрофона Маша Майерс. Это программа «Особое мнение». В студии журналист Михаил Фишман.

М. Фишман ― Здравствуйте.

М. Майерс ― Наверное, вы следили, как Владимир Путин общался с общественностью в Череповце?

М. Фишман ― Я не могу сказать, что я прям прильнул к экранам.

М. Майерс ― Вам было неинтересно?

М. Фишман ― Вместе с народом, который скоро пойдёт голосовать и самым демократическим образом, я иронизирую, выскажет своё мнение по поводу новой Конституции. Но я примерно понимаю, что он сказал.

М. Майерс ― То есть один из ведущих политических журналистов России: да чего там смотреть действительно? Я примерно понимаю, что он сказал.

М. Фишман ― Нет. Я потом посмотрел в агентствах. Я не очень смотрю телевизор. Поэтому в прямом эфире не наблюдаю. Но надеюсь, что ничего не упустил.

М. Майерс ― Появилось новое слово «плебисцит» в высказываниях Владимира Путина. Раньше такой риторики, по крайней мере, в контексте конституционных поправок не было. Сейчас он говорит, что, по сути, это волеизъявление граждан. И он предложил, чтобы путём высшего проявления волеизъявления были приняты эти поправки или не приняты. То есть плебисцит, как да или нет, поддерживаем или не поддерживаем…

М. Фишман ― Владимир Путин сказал несколько фраз, это одна из них. По крайней мере, нам чётко дали понять, что это будет не референдум. Впрочем, у нас по этому поводу не было сомнений. Новость не очень большая. Но, тем не менее, официально теперь подтверждено, что никакого референдума не будет, а будет некое голосование, которое Владимир Путин называет плебисцитом. Разница между референдумом и плебисцитом мы понимаем, в чём заключается. В том, что референдум — это процедура, описанная в Конституции, в той самой несчастной многострадальной уже теперь Конституции и в законах.

А плебисцит — это неизвестно что. В принципе можно плебисцит и с помощью ВЦИОМа провести, если понадобится. Конечно, так не будет. Как я понимаю, ЦИК уже активно занимается организацией голосования. Но смысл в том, что нет никаких правил проведения плебисцита. В референдуме есть правила проведения. Должно пройти много времени при его организация. Это информационная кампания, агитация. Это всё прописано в законе. Владимир Путин хочет этого избежать. Ему нужно принять Конституцию новую свою очень быстро, по щелчку. Поэтому никакого референдума не будет, а будет этот самый плебисцит, про который он говорит, и который состоится, видимо, буквально завтра…

М. Майерс ― Правильно ли я понимаю, что надо высказать поддержку или не высказать её Владимиру Путину до того, как будут обсуждаться некие внутренние механизмы? То есть сначала мы говорим, что да, мы вам доверяем, а потом будем принимать…

М. Фишман ― Я не уверен, что я правильно понял вопрос. Но если я правильно его понял, то это то, что обсуждалось ещё на прошлой неделе, когда Путин ответил на вопрос, зачем этот плебисцит, если Путин уже всё подпишет к этому моменту? Поскольку это добралось до Путина, наконец, сначала Володин, помните, так объяснял, что никто не мог понять, что он говорит. А Путин объяснил, что он подпишет только после того, как люди проголосуют. То есть их мнение всё-таки чего-то стоит.

М. Майерс ― Я прошу прощения, что вас перебиваю. Но просто мне кажется, что мы за деталями уже не видим главного. Это всё-таки обсуждается некоторое количество времени. Вы в целом как картину видите? Её суть, смысл, цель и возможные механизмы, как она будет развиваться? Потому что возникает ощущение, что мы как ёжики в тумане цепляемся за слова, цитаты. Но при этом общая картина — ну мы примерно понимаем, что это что-то про то, что Путин хочет сохранить власть. Он говорит: нет, это не про передачу полномочий. Это про что-то другое…

М. Фишман ― Здесь тоже слова имеют значение. Давайте с ними тоже разберёмся. Потому что это тоже важно. Сегодня я вижу, как пресса интерпретирует сегодняшние слова президента в том смысле, что он сказал, что он делает это не под свои президентские полномочия. То есть он не пойдёт на следующий срок. Но Путин такого и не говорил. Это важно тоже понимать. Он, отвечая на вопрос, сказал, что он не будет продлевать свои полномочия президентские, то есть нынешний свой срок, хотя никто не задавал такого вопроса. Нигде такой вопрос не стоял.

Вопрос заключается в том, будут ли обнуляться президентские сроки? Вот этот вопрос висит в воздухе. В связи с этим Путин сможет снова теоретически пойти на свои вот уже два не подряд срока? Как это будет по новой Конституции? Но он сказал, что не будет продлевать свои полномочия. Потому что выборы президента должны быть конкурентными. То есть за всё время, что идёт обсуждение поправок в Конституцию, Владимир Путин ни разу чётко не сказал, что он не пойдёт в президенты на следующий срок. Это не значит, что он пойдёт. Я считаю, что нет. Хотя это уже сфера догадок, потому что в детали спецоперации мы будем посвящены по ходу дела, и когда Владимиру Путину этого захочется.

Я считаю, что это не должно произойти. Как минимум для поддержания интриги он продолжает разговаривать на эту тему таким образом, чтобы не было понятно, идёт он или нет. Таким образом, эта возможность сохраняется. Мы можем себе представить картину, в которой уже новая Конституция вступила в действие. Теперь по новой Конституции президент может отправить Конституционному суду на проверку любой закон, как мы знаем по одной из этих поправок. Конституционный суд посмотрит и скажет, что ну, конечно, в связи с тем, что президентские полномочия изменились, имеет смысл совершенно справедливо обнулить эти сроки. Это всё теоретически абсолютно представимо…

И тогда как минимум в этой интриге, что же это за место себе нашёл Путин? Потому что никто не сомневается в результате. Результат в том, что он сохранит власть. Но каким образом — мы вынуждены продолжать гадать, и он специально формулирует именно таким образом, чтобы мы продолжали это делать. Но это не ответ на главный вопрос, который конечно, самый важный. Зачем и что всё это значит, и как это понимать?..

Уже обсуждены эти все поправки, так или иначе — как они усиливают президентскую власть, как смешивают полномочия исполнительной, законодательной и судебной властей воедино. Как в Конституции к её неприступным главам, которые нельзя без конституционного совещания менять, подклеиваются новые листы, которые фактически отменяют то, что сказано в первых двух главах, или прямо им противоречат. Как это превращается в абсолютный юридический абсурд уже на уровне Конституции. Про это много уже сказано.

Мне кажется, важнейшим моментом, когда речь идёт про Конституцию, является тот факт, что отменяется Конституция предыдущая. Формально это не так. Формально это поправки. Но на самом деле именно для этого нужен этот плебисцит, как теперь его называет Путин, что мы утверждаем народом новую Конституцию России. Примерно такое же символическое значение для Путина это имеет, как и принятие Конституции в 1993 году. И это важнейший совершенно момент, который заключается в том, что Конституция, по которой мы жили, мы плохо жили в том смысле, что она не имела прямого действия. Потому что она нарушалась постоянно. Все её статьи не соответствовали реальности. Судебная власть не функционирует, свободы слова нет, мы можем продолжать бесконечно этот разговор. Но я как гражданин России мог к ней апеллировать. Ни разу никто не сказал, что мы перестали жить по той Конституции, живём по каким-то новым правилам.

М. Майерс ― Всё время утверждалось обратное.

М. Фишман ― Всё время утверждалось обратное. Я мог апеллировать, что у нас есть свобода слова, смотрите — в Конституции написано. У нас есть разделение властей, смотрите — в Конституции написано. Россия стремится стать демократической страной — это в Конституции написано. Я мог к этому апеллировать. Теперь вот эта возможность закрывается. И это имеет, по-моему, принципиальное самое большое значение. Грубо говоря, это как в «Трёх мушкетерах» есть такая цитата: «Берегитесь, Д’Артаньян, потому что теперь никто не даст за вашу жизнь ломаного гроша». Именно в этом ключе я бы понимал новую Конституцию. Перестают действовать гарантии, пусть действовали плохо, но к ним можно было апеллировать. На митингах в Москве Конституцию показывали полицейским.

М. Майерс ― Девушка читала.

М. Фишман ― Этот смысл Конституции был. Теперь он оттуда вынут. Теперь это новая игра, новые правила. Новая страна…

М. Майерс ― И мы ещё не знаем, какие.

М. Фишман ― Если говорить про конституционный переворот, то он в этом и заключается. Это выражение последний раз звучали в прессе в 1992-9 году, когда обсуждалась новая Конституция, которую в итоге приняли после октябрьских событий 1993 года. У меня было ощущение, что хоть как-то я Конституцией защищён. Теперь я беззащитен… Теперь этого щита от государства, от произвола у меня больше нет. В этом мне кажется, заключается самый важный смысл того, что происходит. Он заключается в этом. Это путь к диктатуре. Это путь к полному произволу и бесправию. И это важнейшая для Владимира Путина спецоперация, наверное, с 2012-го года, когда он вернулся в Кремль.

Вот есть мнение, что это неважно. Потому что та Конституция не работала. Тогда, соответственно, какая разница, что примут теперь другую? Давайте лучше посмотрим на новое правительство, кто там что умеет делать… Я принципиально не согласен с этой точкой зрения. Я считаю, что ничего важнее, чем то, что происходит сейчас с Конституцией, в истории России не происходило уже очень давно!..

М. Майерс ― Владимир Путин, например, говорит про сопричастность. Он говорит, что в итоге плебисцита граждане, россияне будут чувствовать себя соавторами этого документа. Вы конкретно, Михаил Фишман, относитесь к той категории граждан, которая чувствует себя наоборот. Вы как будто выдавлены из этого процесса. То есть ни в коей мере вы не соавтор этого обновленного документа?

М. Фишман ― А вы себя считаете соавтором?

М. Майерс ― А я пока не знаю. Меня пока не спросили.

М. Фишман ― Ну если вам позвонит ВЦИОМ и скажет: вы чувствуете свою сопричастность к принятию новой Конституции?

М. Майерс ― В апреле, наверное, меня позовут, это будет некий процесс. Я пока с трудом себе представляю, как это будет организовано, и что там будет написано. Да-да-нет-да или нет-нет-да-нет. То есть должны быть какие-то формулировки.

М. Фишман ― Вы одобряете поправку, которая формально одна, она у нас формально одна? Эта поправка в виде пачки поправок.

М. Майерс ― Путинских?

М. Фишман ― Да.

М. Майерс ― У нас есть ещё общественные.

М. Фишман ― И мы за них ещё должны голосовать пакетом. О чём Владимир Путин, если я правильно понимаю, и сегодня тоже сказал: да или нет? Это можно только про всё вместе. Нельзя проголосовать против Госсовета с его расширенными функциями определения теперь внешней и внутренней политики или про подверженность РФ международным договорам. А проголосовать только за индексацию пенсий. Такой возможности Владимир Путин не даёт, только всё скопом, пожалуйста, одобряете или нет? Это что?

М. Майерс ― Может, поэтому слово «плебисцит» используется?

М. Фишман ― Плебисцит — мы уже обсудили, почему используется.

М. Майерс ― Это да или нет. Это да.

М. Фишман ― Да или нет, и если вы не знаете результатов, то можно сказать, что они уже опубликованы. Потому что ВЦИОМ уже сказал, что 91% поддерживает новую Конституцию. Ровно такой же процесс обсуждения Конституции был в 1936-ом году при Сталине. В этом смысле сегодняшняя процедура обсуждения дискуссии этой, как сказал «массированное обсуждение» — сказал Дмитрий Песков. Это очень мне кажется правильная формулировка. Бывает бомбардировка массированная. А бывает обсуждение Конституции. В принципе разница не такая уж большая. Так что давайте не будем, если это не риторический вопрос по поводу моей причастности…

М. Майерс ― Так Путин сказал. Что вы причастны. Фишман причастен?

М. Фишман ― Сталин тоже говорил, что мы сейчас все вместе обсудим, и пресса вслед за ним это повторяла.

М. Майерс ― А какую функцию вы всё-таки отводите общественному совету, в который вошли всякие разные известные люди? Там Денис Мацуев.

М. Фишман ― Рабочая группа.

М. Майерс ― И тем поправкам, которые звучат не из уст Владимира Владимировича, а из уст общественности широкой в самом прямом смысле слова. Я имею в виду, там чего только не было. Я сейчас вспоминаю самые яркие моменты. Патриарх предложил ввести Бога в Конституцию. Один из сенаторов, что религия и православие — должно быть написано в Конституции.

М. Фишман ― Да. Картошку фри всегда с кетчупом подавали…

М. Майерс ― Например, что семья традиционная — это союз между мужчиной и женщиной. То есть некие общественные деятели, околополитические, политические, религиозные высказываются в пользу того, что там ещё должно быть написано. Вот как вы к этому относитесь?

М. Фишман ― Я к этому отношусь…

М. Майерс ― Победа во Второй мировой войне. Великодержавная история.

М. Фишман ― Кстати, важный момент, потому что нет никакой рабочей группы. Есть просто говорящие головы, которые от имени рабочей группы говорят то, что им диктуют говорить в Кремле. Чтобы мы понимали, как эта работа устроена. Хотя мне кажется, вряд ли у кого-то есть иллюзии по этому поводу. Потому что рабочая группа сказала, что она пошла обсуждать поправки, но она не успела до буфета дойти в перерыве, как уже эти поправки были внесены в ГД. Просто на этом мы заканчиваем обсуждать полномочия и вес этой рабочей группы. Это мало кому действительно интересно. Что касается этих поправок, то из них уже было сказано в преамбуле, где написано: мы, многонациональный народ РФ. Я кстати считаю, что надо записать: мы, многострадальный народ РФ.

М. Майерс ― Троллите?

М. Фишман ― Мне кажется, звучало бы как-то справедливее в этом смысле. Но о’кей. Так или иначе, в этой преамбуле, где это списано с американской декларации естественным образом было в 1993 году. Так вот, самая важная идея, которая мне кажется, имеет практическое значение в отличие от остальных, это про значимость культуры. И что нельзя фальсифицировать историю и роль подвига России во Второй мировой войне. Это имеет прямое значение. Хотя преамбула вроде как не имеет прямого действия. Но со ссылкой на эту преамбулу можно будет творить, какие угодно безобразия. При желании. Тем более, сейчас это очень острый вопрос. В том числе для Владимира Путина.

Он активно ведёт эту работу по реабилитации пакта Молотова-Риббентропа, того самого. Он сам, я напомню, признавал преступным ещё 10 лет назад. И Дмитрий Медведев это делал. Так вот теперь в преамбуле Конституции будет записано, что нельзя этого делать. То, что и сам Путин говорил 10 лет назад. И если сейчас я могу себе позволить говорить, что нет, я по-прежнему считаю пакт Молотова-Риббентропа преступным сговором, то чёрт его знает, что будет после того, как эта фраза появится в преамбуле Конституции, и как она будет интерпретирована дальше уже на практическом уровне.

Что касается остальных поправок, это с одной стороны Кремлю действительно нужно создать видимость массированной дискуссии. Вот она создаётся таким образом. С другой стороны, может быть, кому-то просто весело, ведь создаётся представление, будто открыта такая «прямая линия». Можно свой вопрос отправить властям наверх и заявить о своём существовании таким образом. И поправки в Конституцию играют такую роль. Кто-то Бога хочет вернуть, кто-то — чтобы кассы действительно в магазинах «Пятерочка» работали…

М. Майерс ― То есть в этом смысле Конституция всё стерпит?

М. Фишман ― Да нет. Этого ничего не будет.

М. Майерс ― Почему? Мы можем получить в итоге такую вот книжечку потолще. Томик такой. Сейчас там это мягкая обложка.

М. Фишман ― Это на самом деле уже будет всё равно, потому что главное насилие над Конституцией уже совершено и не теми, кто предлагает эти поправки сейчас.

М. Майерс ― Про Бога думаете не будет?

М. Фишман ― Уверен, что не будет.

М. Майерс ― А про Великую Отечественную войну?

М. Фишман ― Уже сказано, что видимо, да. И даже я представляю себе легко, как Владимир Путин выходит и говорит, что нет, мы — светское государство. Надо сказать, что про Конституцию и Бога от патриарха звучит довольно забавно. Весело, я бы сказал. В том смысле, что он ссылается на гимн РФ, этот тысячу раз переписанный несчастный сталинский гимн Михалкова, который переписали к 2000 году. Это один из, по-моему, двух, кажется, случаев, когда Борис Ельцин публично осудил действия своего преемника. Связано это было с возвращением советского сталинского гимна, с его новым текстом.

Это бренд такой — Михалков, Сергей Михалков. Там Сталина восхваляли, потом меняли под Брежнева. Теперь надо ещё раз поменять. Но в реальности гимн писали, по крайней мере, финальную версию в Кремле. Мы даже знаем, кто это делал. Владислав Сурков. И насколько я понимаю, он и вписывал лично этого Бога в Конституцию России, когда это было 20 лет назад. И теперь патриарх предлагает вписать Бога в Конституцию. Это звучит просто комично.

М. Майерс ― Но видите, какие у нас творческие люди собрались. Как вы думаете, у Владислава Юрьевича ещё есть какое-то политическое будущее? Или он навеки отправлен на пенсию?

М. Фишман ― Никакого указа же нет об отставке Владислава Суркова с поста помощника президента. По-моему, это называется по связям со странами СНГ. Есть только заявление его соратника Алексея Чеснокова по этому поводу. Он даже сам лично ничего по этому поводу не говорил… Ну, видимо, с украинским направлением всё-таки эта история закончена у Суркова. Потому что туда пришёл Дмитрий Козак, а у них личная несовместимость, насколько я понимаю, на довольно высоком уровне. Но уйдёт ли Сурков — уверен, что нет. Уверен, так или иначе, другое место будет ему найдено. И в первую очередь об этом позаботится сам Владимир Путин. Потому что отпускать перерезать этот поводок, он явно не настроен, и я сомневаюсь, что это произойдёт. Слишком близко стоял Сурков к важнейшим решениям в течение последних 20 лет государственной жизни, чтобы взять его и отпустить на вольные хлеба.

М. Майерс ― А это вообще стилистика просто путинская в плане, что вот убрали плохих министров, назначили хороших? Потом появляются сообщения о том, что всем нашли работу. То есть они все на самом деле не плохие министры, а хорошие…

М. Фишман ― Путин вообще не любит выкидывать на обочину чиновников. Тем более, чем выше чиновник, тем меньше вероятность, что он окажется не у дел… У нас таких примеров раз два, и обчёлся. Вот Михаил Касьянов, пожалуй, стоит особняком.

М. Майерс ― У нас есть Касьянов, Илларионов. Чиновники путинского, как это — расцвета или путинской зари…

М. Фишман ― Илларионова сомневаюсь, что кто-то специально удерживал. А Касьянова Путин пытался удержать всё-таки, ему предлагались различные позиции. И поскольку тот отказался от всего… Ну когда ты отказываешься от предложения, которое делает Путин — это предложение, от которого нельзя отказываться по известной формуле из «Крёстного отца». И если ты это делаешь, то это значит, что ты из товарища превращаешься во врага с большой вероятностью.

М. Майерс ― Это то, что мы видим на примере господина Касьянова?

М. Фишман ― Например, да.

М. Майерс ― Путин у нас главный ньюсмейкер дня, безусловно. И вот он ещё сказал следующее: «Вы знаете, есть одно требование, без которого работать на таких местах невозможно. Какое это требование? Это уважение к людям. Если этого нет, то человек должен оставить место работы, найти себе другое применение». Мы с вами в предыдущей части говорили, что Путин своих на вольные хлеба не отправляет, а вот тут, не знаю, насколько он свой или нет. Но это цитата касается главы Чувашии Михаила Игнатьева, который, с одной стороны, вроде не очень корректно себя повёл, а с другой стороны, умные люди написали, что его всё равно в отставку бы отправили, хочет он или нет.

М. Фишман ― Теперь Путин подчёркивает, что это сделал он лично. Что он за этим следил, что ему это важно. И в этом заключается новость. То есть что нам говорит Путин: я очень внимательно слежу, чтобы вас никого не обижали. Я очень хорошая в этом смысле власть и очень близкая к людям. Несколько у нас сейчас сюжетов развивается одновременно. И отставка Игнатьева лишь один из них. Изменено обвинение в деле сестёр Хачатурян. По делу Котова есть развитие событий. Судя по всему, он выйдет по отсиженному. По крайней мере, он не будет сидеть 4 года. То есть не признает, конечно, судебная наша власть, что не имела права сажать его в тюрьму, хотя ей на это указал Конституционный суд. Тем не менее, по крайней мере, он выйдет. И это ещё не всё.

Ну и конечно, дело Ивана Голунова, которое развивается. Там всё-таки кого-то сажают. Конечно, стрелочников как обычно это бывает. Тем не менее, нам показывают, что вот это всё неслучайно происходит именно сейчас. Это гарнир к той самой массированной дискуссии, которая запущена по поводу Конституции. Я уверен абсолютно, что это спланировано, скоординировано в Кремле.

Нам дают понять, что власть очень близка к людям и видит все их нужды и заботы, и держит руку на пульсе. И это важнейший элемент этой всей подготовки к принятию новой путинской Конституции. Как я уже сказал, это важнейший момент для Владимира Путина.

М. Майерс ― А что изменилось-то? Насколько я понимаю, Владимир Путин свою близость к народу подчёркивает каждое своё, как это называется — «прямая линия».

М. Фишман ― Это не так.

М. Майерс ― Каждая пресс-конференция…

М. Фишман ― Нет. Это не так.

М. Майерс ― Почему?

М. Фишман ― Потому что далеко не каждый раз у нас Путин лично увольняет губернаторов за ролик в Ютубе. Наоборот, этого не происходило более-менее никогда!

М. Майерс ― То есть это дымовая завеса?

М. Фишман ― Да. Это, конечно, дымовая завеса. Нам изображают даже не «оттепель» такую, что-то вроде амнистии к празднику. Ну, я шучу, конечно. Празднику по случаю принятия новой Конституции. Но это дымовая завеса, которая признана продемонстрировать близость власти к народу. Высшей власти, президентской власти Путина. Не бойтесь соглашаться с ним в том, что он вам сейчас предложит. В этом смысл этого сигнала.

Ну и хотелось бы добавить буквально два слова по поводу того, как Путин сказал, что поправки продиктованы самой жизнью. Слушайте, у нас 20 лет Владимир Путин у власти, и поправки эти в Конституцию, которые продиктованы самой жизнью, вот этими 20-ю годами, видимо, упали на нас как снег на голову, просто нам рухнули!.. Все эти 20 лет Владимир Путин говорил, что никогда не будет менять Конституцию. Только в декабре сказал, что может быть надо убрать слово «подряд» и немножко подрихтовать права парламента. Завёл этот разговор про изменение Конституции в декабре — месяц назад. Вычтем каникулы. И через месяц у нас будет новая Конституция!.. Это называется: продиктовано жизнью. Вот так мы выстрадали эти поправки. Это конечно тоже хотелось бы отметить. Этот факт.

М. Майерс ― Вы сказали про амнистию к празднику, собственно, праздник у нас один в этом году.

М. Фишман ― Я иронизирую.

М. Майерс ― Тем не менее, согласны ли вы с теми, кто утверждает, что в мае соответственно будут происходить события для Путина крайне важные с внешнеполитической точки зрения?

М. Фишман ― Да, конечно.

М. Майерс ― Я процитирую ещё Пескова. Ему журналисты задали вопрос относительно того, приглашён ли президент Польши на празднование 75-летия великой Победы? Он сказал: «Приглашение не передавалось пока. В настоящий момент пока этот вопрос не вставал на повестку дня». Приедет ли Анджей Дуда в Россию или не приедет 9 мая?

М. Фишман ― Если послать ему это приглашение, то только с целью его потроллить, очевидно.

М. Майерс ― Я думаю, что он сильно потроллит в ответ.

М. Фишман ― Да. Но это как раз, в этом смысле Россия и Польша, Кремль и как называется, варшавская власть отлично находят общий язык. Несмотря на этот скандал, каждый подбрасывает дров в этот костёр к своему большому удовольствию. Я вам напомню, что в Польше действует закон, по которому вы можете получить три года за то, что предположите вслух, что польское население было причастно к осуществлению Холокоста. Так на минуточку. То есть в этом смысле режим политический и его идеологическая наполненность в Польше просто с разным знаком, но абсолютно одинаковая с тем, что происходит сейчас в России!..

М. Майерс ― А как вам история с Александром Григорьевичем Лукашенко, который тут обменивается всякими разными яркими репликами? Вроде бы собирается 7 февраля с Путиным встречаться. И, насколько я понимаю, это подтверждённая встреча. Тем не менее, тут масса новостей, связанных с нашими отношениями с братским народом и в первую очередь они касаются экономики. И, собственно, нефти и газа, который идёт через Белоруссию, потом реэкспортируется в Европу. Они получают это всё соответственно по одной цене. Продают по другой. И вот налоговый маневр, предложенный российскими властями, эту историю слегка опрокидывает. На что Лукашенко говорит, что мы готовы покупать по мировым ценам. А вы нам не продаёте, вы ещё сверху хотите. В общем, эта вся возня вокруг поставки углеводородов в Белоруссию и в Европу. Означает ли это новое охлаждение? И на фоне этого он ещё про Америку наговорил. Что вот мы теперь обратно дружить будем. Означает ли это очередной такой маневр Лукашенко в сторону Запада, на ваш взгляд?

М. Фишман ― Лукашенко постоянно так маневрирует, в этом заключается весь смысл его политики последних вот уже 20 лет…

М. Майерс ― Он раздражает Путина, как вы думаете?

М. Фишман ― Он, безусловно, раздражает Путина. Но проблема не в этом. А в том, что с Белоруссией делать? Я принадлежу к числу тех, кто не считает, что в Кремле всерьёз рассматривают интеграцию с Белоруссией как один из ключей к тому, к одной из возможностей оставить Путина у власти после 24-го года.

М. Майерс ― Это просто уже в прошлом.

М. Фишман ― Как главу объединенного государства.

М. Майерс ― Это уже риторика…

М. Фишман ― Эта риторика последний раз острейшим образом звучала в декабре когда они не встречались очень долго.

М. Майерс ― Ну может быть.

М. Фишман ― Поэтому это как раз продолжает обсуждаться. И соответственно в связи с продолжением переговоров об интеграции, факт заключается в том, что Кремль действительно усиленными темпами принуждает Белоруссию к интеграции. А Лукашенко торгуется, как только может. Теперь козырь в этой торговле — недавний визит Помпео и, соответственно, некое смягчение американской позиции в отношении Белоруссии. Санкции они не снимают, зато скоро пришлют посла в Белоруссию и так далее. И вообще Помпео говорит, что суверенитет поддержит и так далее. Этим Лукашенко просто собирается торговать. На этих переговорах, которые? я уверен, не остановятся ни сейчас, ни через месяц. Это финальная точка, про которую Лукашенко сейчас говорит, что она наступает раз в полгода примерно в этих переговорах. Смысл же их заключается в том, как я вижу, чтобы принудить Лукашенко сохранить Белоруссию при любом развитии событий, что бы ни происходило вокруг, какие бы Помпео вокруг ни ездили и ни шастали. В сфере прямого влияния России. В этом смысле я бы смотрел на развитие отношений с Белоруссией в призме украинского направления российской политики.

М. Майерс ― Угу.

М. Фишман ― Просто это разные методы. В отношении Украины они милитаристские, в отношении Лукашенко это экономические. Это экономическое давление. Но смысл в том, чтобы сохранить сложившуюся ситуацию… Кремль не хочет присоединять Донбасс к России. Хочет, чтобы Донбасс обладал таким статусом внутри Украины, чтобы влиять на принятие внешнеполитических решений Украины. Чтобы Украина была не частью России, но подчинялась, чтобы часть её суверенитета принадлежала бы Москве. В этом заключается, как мне кажется и белорусский курс. Они в этом смысле схожи. Просто методы разные. А дальше идёт торговля, Лукашенко извивается, как может, пытается обороняться, как может. До сих пор ему на самом деле это неплохо удавалось. Кремль продолжает давить. Ну, посмотрим.

М. Майерс ― А сейчас на чьей стороне мяч, чтобы было понятно?

М. Фишман ― Это трудно определить… Насколько я понимаю, положение тяжёлое в Белоруссии. Реально тяжёлое.

М. Майерс ― Если Путин не даёт деньги, вопрос в том, дадут ли деньги американцы?

М. Фишман ― Мы на самом деле не знаем, что лежит на переговорном столе. Какие-то формулы участия в президентских выборах, которые будут в Белоруссии в 20-ом году? То есть вот уже сейчас. Или какая форма интеграции? Я уверен, что до глубокой интеграции, вот единой валюты, единого эмиссионного центра, дело не дойдёт. Лукашенко никогда не отдавал, было всегда ясно, что он на это не пойдёт. Что касается налоговой политики, просто надо разбираться. И смотреть и считать за Лукашенко, что он будет готов отдать и пожертвовать, а чем не будет готов. Я посмотрел на всю эту ситуацию с такой точки зрения.

М. Майерс ― Я не могу вас в конце не спросить про коронавирус, который шагает по планете. Как вам кажется, всё-таки у этой истории может быть политический эффект в самом широком смысле слова?

М. Фишман ― Если разговаривать в самом широком смысле слова…

М. Майерс ― Вы же не врач, чтобы спрашивать вас о том, как вирусы распространяются. Вот экономика и политика — это важно.

М. Фишман ― Я точно не врач. Я прочитал в западных газетах, какой эффект политический коронавирус имел в Китае. А именно как китайское правительство всячески блокировало информацию о развитии коронавируса. Началось ещё в начале декабря. Вместо того, чтобы бороться с коронавирусом, они начали сажать журналистов и врачей, и всячески скрывать и прятать концы в воду. И это очень показательная картина того, как в авторитарном, тоталитарном обществе в структуре власти развиваются такого рода катастрофы, и что с ними происходит. Это связано с тем, как собственно пишут нам в газетах, что чиновники на местах боятся, и говорят своему начальству только то, что это начальство хочет от него услышать. Потому что они от него напрямую зависят. А те соответственно наверх и так далее…

Пока информация дошла до Си Цзиньпина, она соответственно превратилась в испорченный телефон. Это отсрочило реакцию, которая, в конце концов, последовала. Давили несогласных и тех, кого подводили под закон, запрещающий распространять фейки. У нас теперь есть свой такой закон. Представьте себе, что коронавирус в России начался. Не в Китае, а в России. Мысленно представьте себе такую картину. А что, это невозможно? Ну, конечно же, возможно. И что будет происходить? У нас есть плюс перед китайцами. Он заключается в том, что у нас гораздо более открытый Интернет. Вот поэтому его и пытаются закрыть изо всех сил. Пока это просто не получается, и не факт, что получится.

Наше преимущество как общества заключается в том, что у нас открытый Интернет. И что эта информация всё равно уйдёт. Минус заключается в том, что у нас наша вертикаль власти гораздо менее системным образом устроена, чем китайская. В ней гораздо меньше порядка. И в этом смысле, какие будут приниматься решения, кто сядет в тюрьму, кто пойдёт на повышение? И когда и кто, каким образом отреагирует на эту катастрофу — предсказать совершенно невозможно! Но именно это одна из главных слабостей такого рода систем, которая вот у нас выстроилась сегодня и будет узаконена новой Конституцией.

Похожую Си Цзиньпин тоже сейчас строит в Китае, отменяя сменяемость власти и так далее. А у нас уже был Чернобыль в 1986 году. Роль Чернобыля в падении советской власти, ну давайте её оценивать. Она точно не нулевая. Очевидно, что она не равна нулю. Она не стопроцентная, тоже факт. Но как её взвесить — очень сложно. И давайте мысленно перенесёмся в эту прекрасную Россию будущего, которая живёт по новой Конституции Путина 2028 года, где зачищено всё, что можно. И Путин возглавляет этот Госсовет или что он там ещё придумал. И случается что-то вроде коронавируса…

М. Майерс ― Но одна маленькая бактерия может всё испортить.

М. Фишман ― Мне кажется, пофантазировать на эту тему имеет смысл, чтобы представлять, в какой стране мы будем жить.

М. Майерс ― Я благодарю нашего гостя. Это журналист Михаил Фишман. Меня зовут Маша Майерс. Хорошего дня.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Российский народ всеми своим несметными чудовищными жертвами с 1914 г. и всем своим долготерпением, всеми своими лишениями и утратами, всем своим самопожертвованием, давным-давно уже заслужил гораздо более порядочных, толковых, честных, добросовестных, грамотных, квалифицированных, цивилизованных руководителей, нежели вся эта нынешняя камарилья воров.

Нужно только исправно функционирующее грамотно структурированное честное добросовестное социальное высокотехнологичное прогрессивное современное государство, а не полнейшая клоунада жуликоватых карликов-недоумков под этой мутировавшей вывеской…
________________________________________

Путин — шулер!
________________________________________

Путин — банкрот, причём по всем статьям…
________________________________________

Многие эксперты сильно не правы, заявляя о государственном капитализме в России. Ни о каком полноценном настоящем индустриальном капитализме в РФ в полном смысле слова и речи быть не может, даже и о такой его ублюдочной форме, как некий "государственный". Только государственно-олигархический монополизм, как некая вырожденная межеумочная стадия, равно характерная как для окончательно выродившегося капитализма, так и для сдувшегося навсегда позорно "совок-социализма", которого в РСФСР и СССР реально никогда не было, окромя опять же того поганого Государственного монополизма…
________________________________________

Владимир Владимирович не будет выдвигать себя на очередной шестилетний срок, так как он и не собирается покидать свой пост. А вы думайте, как он это сделает…
________________________________________

По поводу Госсовета. Зайдите на их сайт и увидите, что в Госсовет входит около 100 человек, и в полном составе он собирается всего 1 раз в год. Ничем и никем из кресла председателя Госсовета руководить невозможно. А будущего президента Путин легко может контролировать без всякого Госсовета тем что:

а) это и так будет самый лояльный ему человек;
б) все ключевые силовые фигуры вокруг нового президента останутся лояльны Путину;
в) у Путина наверняка в запасе будет компромат, достаточный для импичмента. Это легко, т.к. на любом из его окружения пробы ставить некуда.
________________________________________

Да чего тут фантазировать-то насчёт бактерий? В сериале "Эпидемия" очень хорошо показано как будет действовать государство.
________________________________________

Всё, что имеет начало, имеет конец. Аксиома жизни. Кончится и путинская Россия. С любой конституцией. Мировое сообщество облегченно вздохнёт, на похороны и поминки не приедет. Что будет дальше с Россией, зависит от Китая.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Маша Майерс

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 01.12.2020 - ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ БЕСПОРЯДКА
  • 30.11.2020 - ОГРАНИЧЕНИЯ НА ПРОВЕДЕНИЕ УЛИЧНЫХ АКЦИЙ
  • 29.11.2020 - ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ДЫХАНИЕ ЧЕЙНА-СТОКСА
  • 29.11.2020 - АПТЕЧНЫЙ КОЛЛАПС
  • 28.11.2020 - ЗНАЙ СВОЙ ШЕСТУН
  • 28.11.2020 - НОВЫЕ ПРЕГРАДЫ НА ВЫБОРАХ-2021
  • 27.11.2020 - «ХОРОШИМИ ДЕЛАМИ ПРОСЛАВИТЬСЯ НЕЛЬЗЯ»
  • 27.11.2020 - К НОВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
  • 27.11.2020 - ВСЕМИРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ
  • 26.11.2020 - КАК СНИЗИТЬ СТАТИСТИКУ ПО COVID-19
  • 26.11.2020 - КОММЕНТАРИИ АЛЕКСЕЯ ВЕНЕДИКТОВА
  • 26.11.2020 - КОММЕНТАРИЙ ЕВГЕНИЯ РОЙЗМАНА
  • 25.11.2020 - ПРОТИВ БЕЗУМИЯ
  • 25.11.2020 - ТОРЖЕСТВО ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА
  • 25.11.2020 - НА ПУТИ К НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫМ ГРАЖДАНАМ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru