Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[10.02.2020]

СУТЬ ПРОИСХОДЯЩИХ СОБЫТИЙ

Валерий СОЛОВЕЙ: российский историк, политический аналитик, публицист и общественный деятель, доктор исторических наук, профессор и бывший заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Валерий СОЛОВЕЙ:


Надо же продемонстрировать, что взят курс на обновление. Видимость важнее дела — пиар это «наше всё»! Губернатор Чувашии отправлен в отставку, но таких людей и в правительстве полным-полно, и в администрации президента. В новом правительстве их ещё больше, чем в старом.

Власть ведёт себя с людьми настолько жестоко и, главное, безумно, что любые шаги в направлении здравого смысла у нас начинают восприниматься чуть ли не как судьбоносные. Но ничего подобного, конечно. Это не более чем камуфляж. Вот пересмотреть дело Котова — понятно, что надо пересматривать. В противном случае репутация Конституционного суда не значит вообще ничего.

Что касается поправок в Конституцию, то Конституционный суд должен был бы сейчас сам, по своей инициативе взять, рассмотреть поправки в Конституцию — а он молчит в тряпочку… Это откровенное бесстыдство!

Размеры фальсификации в России становятся всё выше. Поэтому даже если на плебисцит никто не придёт, они напишут, что всё было в полном порядке. Но лучше, если бы пришли — это правда.

В 2022 году Путина не будет в российской политике, потому что судьба неумолима, и есть обстоятельства непреодолимой силы… И даже Госсовет — на самом деле самая важная поправка — это всего лишь орган коллективного руководства в тот момент, когда президент, формально исполняя обязанности, фактически будет отсутствовать.

Мишустин и стал премьер-министром из-за своей репутации. То, что на него нарыл Алексей Навальный с командой, это всего лишь верхушка айсберга. Доверять ему ничего нельзя — там, где есть деньги и имущество ничего нельзя доверять. Могу сказать, что на фоне Мишустина бывший премьер-министр выглядит образцом аскетизма и неподкупности.

Кризис начинается у нас. Он займёт этот год, будет нарастать — уже начинается потихонечку борьба за Путинское наследство. Те, кто в курсе, знают, что всё решится задолго до 2024 года. Это уже подступы борьбы за Путинское наследство. Потому что тот, кто будет контролировать в час «икс», в критический момент значительные сегменты правительства, будут иметь более сильные позиции для того, чтобы овладеть властью.

Медведев находится в стратегическом резерве. Это человек, которому Путин доверяет, и у меня нет никаких сомнений, что Медведев всплывёт, он не утонет.

Сурков? По логике было понятно, что ему придётся уйти. Поскольку, во-первых, он не играл уже значительной роли в украинской политике Кремля. Во-вторых, Путин был крайне недоволен итогами его деятельности, что не преминул высказать по итогам парижского саммита. Ну и, говорят, здоровье его тоже подкачало.

Закончилась его эпоха. И лучше бы она не начиналась. Это он продвинул Концепцию суверенной демократии — безусловно, за это не надо говорить спасибо. Концепция коррумпирования всех госчиновников принадлежит ему. Вот это главное. Предложить выплачивать чиновникам вторую зарплату в конвертах. И тем самым было положено начало политики тотального коррумпирования госчиновников.

Внешняя политика. Принуждение — это хорошо известный в России инструмент. Мы Грузию «принуждали к миру». И Украину могут точно так же начать принуждать. 200-тысячная армия вторжения никуда не делась. Она стоит на российско-украинской границе полностью отмобилизованная.

Для российско-украинских отношений 2020-й год будет решающим. Вот если в течение этого года ничего не изменится, значит, можно считать, что уже не изменится больше никогда для них к худшему. К лучшему может быть изменится.

На этом фоне Лукашенко придётся тогда пересмотреть свою политику — на фоне отношений с Украиной. Он поймёт, что всё, уже дальше и некуда, хватит артачиться.

А в истории с Голуновым, что самое удивительное, насколько я представляю, что те люди, которых арестовали, они вообще-то не подкладывали ему наркотики. Подложили ему наркотики другие люди. А этих людей просто заставили — дали наводку и сказали взять их.

У Путина есть давнишняя, насколько я себе представляю, идея, или даже план — он движим очень большой идеей: взять реванш за поражение СССР. Восстановить влияние. Объединить, может быть, в полном объёме невозможно, но некий союз России, Белоруссии и Украины выглядит в рамках этой концепции вполне себе приемлемым решением и заменой. Ну и плюс восстановление влияния вообще в целом в Восточной и Центральной Европе, на постсоветском пространстве. Эта идея есть, она возникла довольно давно, и к её реализации велась довольно тщательная и систематическая подготовка.

                    *   *   *

А. Нарышкин ― Добрый вечер, в эфире программа «Особое мнение», меня зовут Алексей Нарышкин, мой гость сегодня политолог Валерий Соловей. Приветствую вас.

В. Соловей ― Добрый вечер, Алексей.

А. Нарышкин ― Губернатор Чувашии всё-таки отправлен в отставку — насколько это ожидаемо?

В. Соловей ― Это было ожидаемо. Он бы был отправлен в отставку и без этого скандала, но скандал был довольно умело использован «Единой Россией» для того, чтобы показать, что она заботится о своём облике и наказывает строго, но справедливо. Ну и, кстати, он подставился очень удачно.

А. Нарышкин ― А почему только Игнатьев? Неужели у нас в России даже среди губернаторов мало людей с такими отмороженными представлениями о том, что можно говорить, что можно делать?

В. Соловей ― Почему только среди губернаторов? Таких людей и в правительстве полным-полно, и в администрации президента.

А. Нарышкин ― Даже в новом?

В. Соловей ― В новом их ещё больше, чем в старом. Просто он неудачно подвернулся, или наоборот, удачно. Надо же продемонстрировать, что взят курс на обновление. Видимость важнее дела — пиар это «наше всё»!

А. Нарышкин ― Есть понимание, кто после Игнатьева?

В. Соловей ― Очень простой подход в данном случае — смотрят тех, кто должен участвовать в выборах региональных в сентябре. И тех, у кого шансов нет по оценке администрации президента, их будут снимать и назначать новых.

А. Нарышкин ― А если бы не снимали того же Игнатьева, то что? Ну, мало ли в России недовольных людей.

В. Соловей ― Тогда бы против него выставили условно чучело или кирзовый сапог, и сапог бы выиграл во втором туре.

А. Нарышкин ― Это как было у нас в регионах, где и коммунисты выигрывали?

В. Соловей ― Совершенно верно — выиграл бы сапог. Поэтому хотят избежать раздражителей, и уже известен принцип, которым пользуются: за полгода обычно до выборов снимают, медовый месяц отношений нового В.Р.И.О. губернатора с обществом, все думают: Ну, может, что-то получится. Не допускают сильных альтернативных кандидатов или даже не сильных, а хотя бы каких-то альтернативных кандидатов, и всё, дело сделано.

А. Нарышкин ― «Справедливоросс» теперь будет Чувашию возглавлять — это с чего вдруг? Почему на «Справедливую Россию» обратил внимание Путин? За какие заслуги?

В. Соловей ― Думаю, обратил внимание, потому что ему посоветовали расширить межпартийный консенсус. В преддверии — чуть не сказал «референдума» — плебисцита по Конституции надо протянуть руку, ручку для поцелуя так называемым оппозиционным партиям. Ну, они же проголосовали в первом чтении за поправки в Конституции — значит, надо им.

А. Нарышкин ― Кость? Молодцы?

В. Соловей ― Это не кость, а косточка. Признательность. Тем более регион, с точки зрения раскладов в табели о рангах, баланса — Чувашия не имеет особого значения.

А. Нарышкин ― А почему не коммунистов поблагодарить?

В. Соловей ― У коммунистов есть довольно радикальные региональные организации. Они могут время от времени огрызаться и порой огрызаются. Но, может быть, они что-то взамен и получат, когда продемонстрируют свою лояльность тем или иным способом.

А. Нарышкин ― Вы сказали, что надо о людей задабривать, да?

В. Соловей ― Да. Находить с ними общий язык. Власть ведёт себя настолько жестоко и главное безумно, что любые шаги в направлении здравого смысла у нас начинают восприниматься чуть ли не как судьбоносные. Но ничего подобного, конечно. Это не более, чем камуфляж. Вот пересмотреть дело Котова — понятно, что надо пересматривать. В противном случае репутация Конституционного суда не значит вообще ничего.

А. Нарышкин ― А теперь значит?

В. Соловей ― Пытаются показать, что-то значит. Хотя Конституционный суд должен был бы сейчас сам, по своей инициативе взять, рассмотреть поправки в Конституцию — а он молчит в тряпочку… Это откровенное бесстыдство!

А. Нарышкин ― Может, они не знают?

В. Соловей ― Да конечно, это прошло мимо них. Я знаю, что Зорькин старенький, но, тем не менее — не настолько он стар, в конце концов.

А. Нарышкин ― Сегодня у нас в эфире Александр Кынев, ваш коллега, говорил о том, что пересмотр дела Котова может выглядеть своего рода подачкой для определённых слоёв общества.

В. Соловей ― Издевательская подачка. Потому что сегодня же дело Синицы рассматривалось — всё оставили в силе. Где-то ещё рассматривалось дело, где три месяца скостили. Не помню точно, кому. Это издевательство. Это мы, политологи, пытается придать этому некий смысл. Нет, это откровенное издевательство, серьёзно говорю.

А. Нарышкин ― Насколько важно власти, чтобы в принципе, в апреле, 12 апреля, на этом плебисците участвовало как можно большее количество людей?

В. Соловей ― Для неё это было бы желательно, но если что, они мобилизуют с помощью административного ресурса и припишут. Размеры фальсификации в России становятся всё выше. Поэтому даже если никто не придёт, они напишут, что всё было в полном порядке. Но лучше, если бы пришли — это правда.

А. Нарышкин ― Разве это не будет доказательством того, что люди разочаровались в Путине и его курсе? Ведь это же Путин говорил о поправках.

В. Соловей ― Ну, если ФОМ перестал публиковать данные об электоральном рейтинге, да, наверное, они разочаровались. И никакого заметного всплеска позитивного отношения к Путину, несмотря на социальную часть, которую он провозгласил в своём послании, которая будет вписана в Конституцию — кроме, наверное, права на бесплатное горячее питание. Все понимают, что это такое.

А. Нарышкин ― Слушатели вас спрашивают: «В нескольких ваших интервью вы говорили про личные обстоятельства Путина, которые вынуждают его действовать на опережение в текущей ситуации. Но, сказав «А», нужно говорить «Б» — объясните».

В. Соловей ― Да, это личные обстоятельства непреодолимой силы.

А. Нарышкин ― Я не понимаю.

В. Соловей ― Я больше пока не буду расшифровывать. Придёт время. Все увидят, что это за обстоятельства, которые вынуждают определять курс внутренней и внешней политики в зависимости от этих обстоятельств. И поэтому всё будет меняться.

А. Нарышкин ― Семья?

В. Соловей ― Личные обстоятельства непреодолимой силы.

А. Нарышкин ― Не понимаю. Пожалейте Нарышкина.

В. Соловей ― Хорошо. Ещё: судьба неумолима. И какой бы вы пост ни занимали, вам время от времени — наверное, всем приходится сталкиваться с неумолимостью судьбы. Вот это как раз та ситуация.

А. Нарышкин ― В том же интервью вы говорили, что в 2022 году Путина не будет в российской политике.

В. Соловей ― Да. И я это уверенно повторяю.

А. Нарышкин ― Почему?

В. Соловей ― Потому что судьба неумолима, и есть обстоятельства непреодолимой силы…

А. Нарышкин ― Ну, вы же не гадалка, вы эксперт, профессионал.

В. Соловей ― Я не гадалка. Я опираюсь на надёжную достоверную информацию. Но я не буду всю эту информацию выкладывать.

А. Нарышкин ― Ну как? Все говорят, что он подстилает себе какую-то соломку, обеспечивает себе наоборот, продолжение своего политического долголетия.

В. Соловей ― Да, это казалось так. Но это не так. Это уже не имеет особого значения. И даже Госсовет — на самом деле это самая важная поправка — это всего лишь орган коллективного руководства в тот момент, когда президент, формально исполняя обязанности, фактически будет отсутствовать. Подробнее я рассказывал на своих закрытых лекциях и выступлениях.

А. Нарышкин ― Расскажите.

В. Соловей ― У меня они будут в Москве и в Питере. Я провожу два закрытых семинара-выступления.

А. Нарышкин ― Там расскажете?

В. Соловей ― Да, там расскажу больше, чем сейчас. Тем паче, что будет какая-то динамика. К этому времени кое-что прояснится. А может, и люди кое-что увидят и сами поймут.

А. Нарышкин ― Вы у нас в эфире не комментировали Кабинет Мишустина сформированный.

В. Соловей ― Совершенно верно.

А. Нарышкин ― Какие впечатления? Вы сказали, что отмороженных там ещё больше стало.

В. Соловей ― Да, конечно. Включая самого премьер-министра. Он же потом и стал премьер-министром из-за своей репутации.

А. Нарышкин ― Ну, подождите.

В. Соловей ― То, что на него нарыл Алексей Навальный с командой, это всего лишь верхушка айсберга. Он поэтому и стал премьер-министром.

А. Нарышкин ― Сейчас буду адвокатом Мишустина.

В. Соловей ― Прекрасно. Он стал премьер-министром в силу двух причин — во-первых, как человек, мимо которого копеечка не пролетит в чужом кармане — это правда, он её выцыганит или достанет. Во-вторых, как человек, на котором негде ставить проб, поэтому будет абсолютно послушен, полностью лоялен, у него не будет никаких собственных политических амбиций в той ситуации, которая может возникнуть в Российской Федерации.

А. Нарышкин ― Вы как законченный «навальнист» сейчас стали говорить. Кроме того, что Навальный рассказал о недвижимости, которая якобы принадлежит Мишустину и его семье, какая у нас есть ещё фактура? Обвинения в чём?

В. Соловей ― Есть мнение истэблишмента. Есть мнение крупного бизнеса. Оно совершенно однозначно в адрес этого человека. Есть мнение тех людей, которые работали с ним бок о бок. Это мнение есть и оно известно.

А. Нарышкин ― А в чём выражается?

В. Соловей ― Оно выражается в том, что, может быть, он очень профессионален, но доверять ему ничего нельзя там, где есть деньги и имущество — ничего нельзя доверять.

А. Нарышкин ― Я вчера внимательно посмотрел расследование Навального. Я понял, что возможно, у Мишустина есть квартира, у его детей, у него есть большой участок и всё это засекречено, и есть некий господин Удодов, есть сестра Стенина. И что? Ну, есть люди богатые, которые до того, как попасть на госслужбу, зарабатывали деньги.

В. Соловей ― Совершенно верно. Но помимо этого есть мнение тех, кто с ним постоянно сотрудничал, соприкасался, взаимодействовал. Ещё раз повторю: это крупный бизнес, это чиновники. У них однозначное мнение насчёт нового премьера. Однозначное мнение. Могу сказать, что на фоне Мишустина бывший премьер-министр выглядит образцом аскетизма и неподкупности.

А. Нарышкин ― Всё равно не понимаю. Мишустин насиловал детей, убивал стариков?

В. Соловей ― Разве я сказал о его уголовно-квалифицируемых преступлениях?

А. Нарышкин ― Взятки брал?

В. Соловей ― Это пусть те, кто о нём сформировал такое мнение, когда потребуется — я не сомневаюсь, что они об этом скажут. Повторю ещё раз: в силу его крайней уязвимости он и стал премьер-министром. Крайней уязвимости и зависимости от тех, кто его поставил!..

А. Нарышкин ― Вы согласитесь с тем, что расследование Навального немножко нечестное. Потому что, мне кажется, рассказать о том, у кого какая недвижимость…

В. Соловей ― А я считаю, что для нашего населения, для общества российского, где массовая бедность и нищета, это очень убедительно.

А. Нарышкин ― Это разжигание.

В. Соловей ― Это не разжигание. Это не более чем квалификация того, что у этого человека есть такое имущество или ему приписывается такое имущество, и оно не соответствует его формально задекларированным доходам. А уже выводы люди делают сами. А учитывая, в каком напряжении находится российское общество, выводы однозначные.

А. Нарышкин ― Но Навальный не задаёт вопрос, где эти деньги Мишустин получал, при каких обстоятельствах.

В. Соловей ― А это вопрос, который должны задавать следователи, а не Навальный.

А. Нарышкин ― Вспомните ещё следователей… Конституционный суд, по-вашему, должен был бы этим заняться?

В. Соловей ― А у меня нет сомнений, что придёт время, когда эти вопросы будут заданы. Именно госчиновникам. Именно им эти вопросы будут заданы. И в этом смысле Навальный формирует прекрасный список тех, кому эти вопросы будут задаваться. Будущее изменчиво.

А. Нарышкин ― Вы себе представляете каких-то следователей, которые в обозримой перспективе по спискам Навального начнут работать?

В. Соловей ― Да. Я представляю себе процессы, на которых будет исследоваться деятельность тех или иных госчиновников.

А. Нарышкин ― Интересно. Это после 2022 года, когда Путина не будет уже ни в какой политике?

В. Соловей ― Да.

А. Нарышкин ― Из-за личных обстоятельств?

В. Соловей ― Непреодолимой силы. Именно так.

А. Нарышкин ― Ещё страшнее звучит.

В. Соловей ― Почему? Что здесь страшного?

А. Нарышкин ― Ну, не знаю. Я большую часть своей жизни при Путине прожил.

В. Соловей ― А я наблюдал, как рухнул Советский Союз, — казался незыблемым, а рухнул в течение трёх дней. Я много чего видел и увижу ещё более удивительные вещи — у меня в этом уже нет никаких сомнений.

А. Нарышкин ― Вам практический вопрос от пользователя на сайте Ватмана: «Чем надо запасаться рядовым пенсионерам, чтобы пережить анонсируемые вами процессы?»

В. Соловей ― Деньгами, долларами. Не евро и не фунтами — долларами.

А. Нарышкин ― Под подушку?

В. Соловей ― Ну да. Или, если есть сейфовая ячейка — в сейфовой ячейке. Совершенно верно.

А. Нарышкин ― Вопрос: «К какому сроку надо быть готовым к автономному существованию?»

В. Соловей ― Кризис начинается полтора-два года. Этот год он займёт, будет нарастать — уже начинается потихонечку борьба за Путинское наследство. Те, кто в курсе, знают, что всё решится задолго до 2024 года.

А. Нарышкин ― А Путинское наследство в чём? В сети управления, или мы говорим про какие-то активы?

В. Соловей ― Нет доказательств наличия никаких Путинских активов, даже на уровне, на котором мог бы Навальный продолжить. Это управление. Но собственно, это власть, это главное. Потому что Россия организована так традиционно, что тот, кто обладает властью, тот контролирует и ключевые собственности.

А. Нарышкин ― Про новых министров. Кто уже, по-вашему, себя проявил? За кем стоит последить, кого следует бояться?

В. Соловей ― Хуснуллин себя прекрасно в кавычках проявил, вице-премьер на деле московской реновации, обновлении Москвы. Он себя очень хорошо проявил, это известно.

А. Нарышкин ― Ну, как себя проявил? Человек занимался строительством и в Татарстане, и в Москве.

В. Соловей ― Занимался в Татарстане и в Москве, да.

А. Нарышкин ― Вы его в чём-то подозреваете?

В. Соловей ― Упаси боже, я никого ни в чём не подозреваю. Вы задали вопрос — кто себя проявил, на кого обратить внимание? Я говорю — на Хуснуллина стоит обратить внимание в первую очередь.

А. Нарышкин ― Я просто сегодня намёки не понимаю. Мы на него обратим внимание почему? Потому что у него запятнанная репутация, или?

В. Соловей ― Мы обратим внимание, потому что есть история с реновацией в Москве. Он хочет расширить эту историю на всю Россию. Я знаю как более или менее проводилась реновация в Москве, какие суммы фигурировали. Я представляю, какой лакомый кусочек будет из себя представлять распространение, экстраполяция этой программы на всю Россию. Гигантские суммы!..

А. Нарышкин ― То есть, мы говорим про откаты?

В. Соловей ― Как обычно строится бизнес. Вообще бизнес в строительстве, недвижимости, он во всём мире — именно в строительстве имеет слегка сомнительный оттенок. Но в Российской Федерации думаю, больше, чем в других странах.

А. Нарышкин ― Ещё из министров? Министр связи, который вроде сказал, что…

В. Соловей ― Его характеризуют как профессионала люди, которым я доверяю, а что касается данных — ну, они все хотят выслужиться перед силовиками, в этом нет ничего удивительного.

А. Нарышкин ― А обязательно выслуживаться перед силовиками?

В. Соловей ― Да, они считают, что это укрепит их позиции в чём-то, в той сваре, которая развернётся. Они же представляют различные конкурирующие группы. Кто-то принадлежит к группе Ковальчуков, как премьер-министр — они его провели, Ковальчуки.

А. Нарышкин ― А это что для нас значит, что Ковальчуки его провели?

В. Соловей ― Для нас с вами лично это не значит абсолютно ничего.

А. Нарышкин ― А если мы увлекаемся политикой высокого уровня?

В. Соловей ― Это то, о чём я сказал несколько раньше. Понимаете, это уже подступы борьбы за Путинское наследство. Потому что тот, кто будет контролировать в час «икс», в критический момент, значительные сегменты правительства, будут иметь более сильные позиции для того, чтобы овладеть властью.

А. Нарышкин ― Вы сказали про Ковальчуков — во всяких телеграм-каналах можно найти максимальное количество постов про разные кланы, башни, и так далее.

В. Соловей ― Совершенно верно.

А. Нарышкин ― Ковальчуки есть, а кто ещё есть?

В. Соловей ― Собянин.

А. Нарышкин ― Это такие разноплановые фигуры?

В. Соловей ― Да. Хуснуллина с ним связывают, оправданно связывают. Министра науки с Собяниным вполне оправданно можно связать, министра здравоохранения.

А. Нарышкин ― А ещё какие группы?

В. Соловей ― Я не очень глубоко в это вхожу, честно вам скажу. Я не читаю телеграм-каналы, хотя иногда снабжаю их информацией, но не читаю ни один.

А. Нарышкин ― Но про Ковальчуков вы рассказали. То есть, главных вы назвали?

В. Соловей ― Я говорю только о том, что я знаю. Конечно, не всё говорю, это естественно — ну, зачем всё говорить?

А. Нарышкин ― А Кириенко, например, условный, он где?

В. Соловей ― Не знаю, я не знаю, как он представлен. Но полагаю, что он сыграл значительную роль при назначении Мишустина премьер-министром. Политический блок администрации — он здесь сыграл важную роль.

А. Нарышкин ― Где Медведев, есть у вас какие-то соображения?

В. Соловей ― Медведев в стратегическом резерве. Это человек, которому Путин доверяет, и у меня нет никаких сомнений, что Медведев всплывёт, он не утонет.

А. Нарышкин ― В каком качестве? Всплывать можно по-разному.

В. Соловей ― Он не утонет. Но как бы не в роли претендента на пост претендента Российской Федерации или в роли какого-то ещё доверенного лица. Но он точно доверенное лицо, это один из немногих людей, в лояльности которых Путин не сомневается ни на йоту. Правда, это стоило Медведеву собственной политической карьеры, но уж тут выбор был прост — или играть собственную игру и бросать вызов, или оставаться полностью лояльным. Вот сейчас он подлечится маленечко и воспрянет.

А. Нарышкин ― А он болен?

В. Соловей ― Да многие из них болеют, когда теряют свои посты.

А. Нарышкин ― Опять я не понимаю.

В. Соловей ― Есть обычные русские болезни.

А. Нарышкин ― Не знаю. Желудок, что? Какие «русские болезни» Валерий Дмитриевич, почему за вас сегодня надо договаривать?

В. Соловей ― Прекрасно. Вот вы и договорили.

А. Нарышкин ― Спина может болеть?

В. Соловей ― И есть пространство для фантазий для наших слушателей и зрителей. Они должны реконструировать.

А. Нарышкин ― Как вы любите. Хорошо.

В. Соловей ― Надо стимулировать мысли.

А. Нарышкин ― Где Сурков? Говорят, что он ушёл — как вы воспринимаете это?

В. Соловей ― По логике было понятно, что ему придётся уйти. Поскольку, во-первых, он не играл уже значительной роли в украинской политике Москвы, Кремля. Во-вторых, Путин был крайне недоволен итогами его деятельности, что не преминул высказать по итогам парижского саммита. Ну и, говорят, здоровье его тоже подкачало.

А. Нарышкин ― Тоже «русская болезнь»?

В. Соловей ― Да уж не знаю, какая. Зачем обо всех одинаково говорить? Ну, подкачало здоровье. Но думаю, что самое важное — он предвидит и знает, что политика Москвы на этом направлении может очень серьёзно измениться

А. Нарышкин ― В какую сторону?

В. Соловей ― В сторону резкого ужесточения. Ему лучше находиться подальше от этого в этот момент.

А. Нарышкин ― То есть, это инстинкт самосохранения?

В. Соловей ― В чём-чём, а вот в инстинкте самосохранения, в интуиции ему точно не откажешь.

А. Нарышкин ― А какая эпоха Суркова? Он для вас каким выглядит?

В. Соловей ― Закончилась эпоха. И лучше бы она не начиналась. Лучше бы эта эпоха не начиналась.

А. Нарышкин ― Прям всё плохо?

В. Соловей ― Связанное с ним? Нет, он интеллектуально и тактически, конечно, выгодно отличался. Он умел произвести впечатление на людей, это правда. В том числе, на интеллектуалов, на деятелей культуры. Но каковы реальные итоги — придёт время, думаю, удастся оценить. Сейчас мы живём скорее мифами. Вот он был умелым мифотворцем, очень умелым.

А. Нарышкин ― Может быть три факта, за которые Суркову не надо говорить спасибо? Что он нам подарил?

В. Соловей ― Концепцию суверенной демократии, — безусловно, за это не надо говорить спасибо. Концепция коррумпирования всех госчиновников принадлежит ему. Вот это главное.

А. Нарышкин ― Ну, не может один человек придумать это.

В. Соловей ― Может придумать один человек. Предложить выплачивать чиновникам, включая, не буду говорить, кого, вторую зарплату в конвертах. И тем самым вы полагаете начало политики тотального коррумпирования госчиновников.

Так вот изменение политики на украинском направлении в сторону ужесточения. То есть президенту Зеленскому предлагают пряник — газ, то, сё, скидки, преференции всевозможные. Но взамен хотели бы, чтобы были подписаны Минские соглашения в выгодной для России интерпретации. Плюс ещё некоторые были бы сделаны политические уступки со стороны Украины. Максимальная уступка — чтобы Украина вошла в союзное государство, — максимальная.

Ну, а если президент Зеленский будет по-прежнему артачиться… Он пока мягко, но неуклонно уходит от ответов на сакраментальные вопросы современности, то могут использовать принуждение. Принуждение.

А. Нарышкин ― А что это за инструмент?

В. Соловей ― Принуждение? Это хорошо известный в России инструмент.

А. Нарышкин ― Ну, мы Грузию «принуждали к миру».

В. Соловей ― И Украину могут точно так же начать принуждать. 200-тысячная армия вторжения никуда не делась. Она стоит на российско-украинской границе полностью отмобилизованная.

А. Нарышкин ― Откуда вы знаете?

В. Соловей ― Это что, секрет Полишинеля? С 2014 года она только модернизировалась.

А. Нарышкин ― И они, бедные, стоят у границы?

В. Соловей ― Стоят, ждут часа рокового.

А. Нарышкин ― Так уже пять с лишним лет прошло.

В. Соловей ― Здесь возможны два подхода. Первый чеховский «если ружьё в первом акте висит, то в последнем должно выстрелить», а второй у Брехта есть фраза: «Если ружьё висит, оно тем самым стреляет». Увидим. Окно возможностей, по крайней мере, вскоре захлопнется — это понятно.

А. Нарышкин ― Козак это направление курирует. Насколько это важно?

В. Соловей ― Он курирует экономическое, а теперь и политическое направление. Он сторонник жёсткого стиля. Если вы помните, у него есть опыт принуждения к миру.

А. Нарышкин ― Приднестровье. Молдавия?

В. Соловей ― Да, Приднестровье. Молдавия. Концептуально это было то же самое, что и Минские соглашения. Тогда Молдове удалось выскользнуть в последний момент. Посмотрим, что будет с российско-украинскими отношениями.

А. Нарышкин ― Украинцам в каком-то тревожном ожидании сейчас находиться, или что?

В. Соловей ― Да они в этом тревожном ожидании находятся довольно долго. Они от него уже устали, но для российско-украинских отношений 2020-й год будет решающим. Вот если в течение этого года ничего не изменится, значит, можно считать, что уже не изменится больше никогда для них к худшему. К лучшему может быть изменится.

А. Нарышкин ― Мы ждём каких-то заявлений? С чьей стороны?

В. Соловей ― Я бы сказал, что не стоит давать заявлений, стоит ждать пропаганды. Потому что всегда каким-то событиям предшествует мощная пропагандистская подготовка. Отчасти она уже началась — президент Зеленский, оказывается, у нас недееспособен, смешон. И вообще чуть ли не дует в дуду ревизионистов.

А. Нарышкин ― Кстати, Зеленского сейчас в телевизоре очень много ругают.

В. Соловей ― Да, кстати, я говорил об этом несколько месяцев назад, предупреждал. Те, кто был на моих закрытых выступлениях, думаю, сейчас об этом вспоминают. Я им именно об этом и рассказывал — как это будет происходить. А дальше — перейдут к каким-то действиям, или нет. Но действия Россия никогда первой не предпринимает, никаких агрессивных действий, вы же знаете, её только провоцируют.

А. Нарышкин ― В случае с Украиной вы допускаете, что это будет прямой военный конфликт? Мы же привыкли ко всяким гибридным формам.

В. Соловей ― Это будет названо «гуманитарной интервенцией», «принуждением к миру», подавлением «нацистско-бандеровского» мятежа. Вот так это может быть названо.

А. Нарышкин ― И никто не заступится за Зеленского?

В. Соловей ― За Украину, за Зеленского? Да как бы ему не продолжили протянуть руку братства России, не попросить Россию о помощи. Очень интенсивно работают с украинской элитой, в первую очередь, с бизнес-элитой.

А. Нарышкин ― А Лукашенко судьба какая ждёт?

В. Соловей ― Вот на этом фоне Лукашенко придётся тогда пересмотреть свою политику — на фоне отношений с Украиной он поймёт, что всё, уже дальше и некуда, хватит артачиться.

А. Нарышкин ― То есть, все эти заигрывания по поводу поставок нефти и прочего — это всё закончится?

В. Соловей ― Всё это носит символический характер, это такая шахматная партия. Но насколько я представляю, у российской власти очень сильное желание поступить как в фильме «Джентльмены удачи» — то есть, взять эту шахматную доску и оглоушить по голове.

А. Нарышкин ― Есть определённые подвижки в деле Ивана Голунова — задерживают бывших полицейских УВД Москвы, чему эта история учит? Мне кажется, это хороший пример того, что в принципе, можно до Путина достучаться по каким-то таким кейсам.

В. Соловей ― Можно до Путина достучаться, особенно если есть конфликт интересов между различными группировками и ведомствами. И одна из этих группировок оказывается достаточно сильной для того, чтобы донести до президента выгодную для себя интерпретацию.

А. Нарышкин ― А в деле Голунова какие это группировки?

В. Соловей ― Помимо того, что очевидно ФСБ, МВД? Собянин. Это как бы даже по ведомственной принадлежности понятно. Там много чего намешано. Я не берусь, я не любитель конспирологии. Если я о чём-то умалчиваю, то это не конспирология, это вопрос безопасности и здравого смысла.

А в истории с Голуновым, что самое удивительное, насколько я представляю, что те люди, которых арестовали, они вообще-то не подкладывали ему наркотики. Подложили ему наркотики другие люди. А этих людей просто заставили — дали наводку и сказали взять их.

А. Нарышкин ― Как-то сейчас сложно было, подождите.

В. Соловей ― И когда их увольняли, им дали слово, что их трогать не будут. А слово это не соблюли — что они ни при чём. Они вызывались — давайте мы пройдём проверку на полиграфе, на детекторе лжи. Говорят, что они здесь ни при чём. Это стрелочники.

А. Нарышкин ― Почему полгода их не трогают, а потом внезапно начинают трогать?

В. Соловей ― А может быть, как раз это связано с правительством. Мы с вами только что обсуждали историю, в частности, борьбы группировок. И в частности, там фигурировала фамилия Собянина. Каким-то образом всё это может быть связано с ним, косвенным образом, а может быть и прямым, я не знаю. Это только мои предположения.

А. Нарышкин ― Мы ждём пересмотра в принципе отношения полиции, силовиков к подобного рода провокациям, преступлениям?

В. Соловей ― Им просто стало это технически труднее сделать, поскольку если у кого-то находят наркотики, то сразу же что говорят? — подбросили. Особенно если речь идёт о людях, имеющих хоть какую-то общественную репутацию. Конечно, им сложнее стало с технической точки зрения. Ну и с политической, если хотите.

А. Нарышкин ― Про Мединского хочу вас спросить, который теперь за историю будет отвечать в Кремле, будет советником или помощником. Останется ли он фигурой влиятельной, как вам кажется? И был ли он этой фигурой? Потому что про него сейчас пишут много страшного, что он чуть ли не будет возглавлять «Министерство памяти», стандартизировать данные по войне, тем более у нас такой год.

В. Соловей ― Да, год такой. И то, что Россия, даже президент стали активно заниматься историей, особенно историей начала Второй мировой войны, это, мне кажется, не очень хороший признак. Потому что, как правило, переинтерпретация, ревизия истории составляется как часть идеологической подготовки для каких-то внешнеполитических шагов.

А. Нарышкин ― То есть, Путин, например, — конструируем — с Мединским сидят где-то, смотрят какие-то исторические документы, учебники и ищут там вдохновение?

В. Соловей ― У Путина есть какие-то идеи по поводу того, что справедливо, а что нет. Он нуждается, допустим, в некоей исторической легитимации своих замыслов. К нему приходят люди, которые берут из давно выпущенных сборников документов что-то, и показывают, — мол, это архивное открытие. Ну, так часто ведут себя по отношению к президенту разного рода чиновники — группы влияния. Они ему подсовывают то, что оказывается потом откровенной туфтой, как это было с некоторыми арестами некоторых людей.

А. Нарышкин ― Вы говорите, что Путин, возможно, что-то замышляет. Внутри или снаружи? Или где?

В. Соловей ― У него есть давнишняя, насколько я себе представляю, идея, или даже план — он движим очень большой идеей, по-настоящему большой: взять реванш за поражение СССР.

А. Нарышкин ― Объединить все?

В. Соловей ― Восстановить влияние. Объединить, может быть, в полном объёме невозможно, но некий союз России, Белоруссии и Украины выглядит в рамках этой концепции вполне себе приемлемым решением и заменой. Ну и плюс восстановление влияния вообще в целом в Восточной и Центральной Европе, на постсоветском пространстве. Эта идея есть, она возникла довольно давно и к её реализации велась довольно тщательная и систематическая подготовка.

А. Нарышкин ― Но и время, как я понимаю, против Путина работает?

В. Соловей ― Совершенно верно. 2020 год — это последний год, когда можно предпринять шаги в плане ревизии итогов «холодной войны». Этот год последний. Если они в этом году не будут предприняты, то их уже больше не удастся предпринять. Некому будет, и ситуация будет иной.

А. Нарышкин ― Людям, простым избирателям, — есть ли у них возможность повлиять на интересы Путина?

В. Соловей ― К сожалению, абсолютно никакой. Они повлияли в 2018 году, когда они за него проголосовали.

А. Нарышкин ― Но не все же проголосовали.

В. Соловей ― 70%. Ну, пусть были какие-то даже накрутки.

А. Нарышкин ― А сколько не пришло?

В. Соловей ― Вот те, кто проголосовал, будут нести за эту полную ответственность. Нельзя было сказать, что «я ничего не знал, меня обманули» — это не получится. За свои поступки надо нести ответственность.

А. Нарышкин ― Как это будет выглядеть, не очень понимаю?

В. Соловей ― Я бы хотел, чтобы это не выглядело обескураживающим и трагическим образом — я бы очень этого хотел, я очень надеюсь, что этого удастся избежать.

А. Нарышкин ― Это да, интересно. Я просто пытаюсь понять, будут ли люди рефлексировать именно насчёт своего участия, будут ли проклинать Путина?

В. Соловей ― К сожалению, во всех странах мира всё устроено одинаково — люди считают, что всегда виноват кто-то другой, но не они сами. Мы не любим брать на себя ответственность…

А. Нарышкин ― Это не наша особенность? Это общее?

В. Соловей ― Да. Зато у них всегда будет какой-нибудь козёл отпущения.

А. Нарышкин ― Спасибо вам. Валерий Соловей был гостем нашего эфира. Счастливо.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Там, где деньги правят миром — разуму на Земле уготована смерть.
________________________________________

Интересное мнение! Главное, что обнадёживающее!
________________________________________

Чтобы восстановить некий союз России, для этого надо экономику развивать, промышленность, науку, технологии. Как это сделал Китай. А надеяться только на агрессивность, хамство и силу оружия — это архаика.
________________________________________

Совок ничего этого дать не мог, но пол-европы держал в кулаке. Сила есть — ума не надо.
________________________________________

Да что вы! Экономика СССР достигала 80% от экономики США. А практически всё, что мы имели в жизни, было отечественного производства. А что мы сейчас имеем отечественного производства?..
________________________________________

1. Численность населения в США в 1980 году составляла 226,5 млн. чел. Численность населения СССР в 1980 году составляла 264,5 млн. чел.

2. Американская власть не помогала мировому комдвижению, мировому революционному движению, прогрессивному человечеству, но помогала своему собственному населению. Своё оружие они не дарили (как СССР или совр. Россия), а продавали. Поэтому там был более высокий жизненный уровень, нежели в СССР.

3. ВВП СССР в 1980 году 940 млрд. долларов. ВВП США в 1980 году 2800 млрд. долл. ВВП США в 2015 году 18 триллион долл., ВВП России 1 трлн. 325 млрд. долл. Семь процентов от США!!!
________________________________________

Речь идёт не только о военной помощи. СССР фактически кормил мировое комдвижение, мировое революционное движение.
________________________________________

Он сказал, что Путину осталось жить год-два. Не прямым текстом, но понять можно.
________________________________________

В 2024 году, когда Путин всё ещё будет живее всех живых, профессор скажет, что вы его неправильно поняли.
________________________________________

— ничтожество, только одно умеет — легко входит в доверие и может обаять хоть чёрта лысого. Что он, впрочем, уже и сделал…
________________________________________

Зря эти пригожинские мямли влезли в эту программу. Очень даже корректные сравнения с довоенной Европой. Особенно Олимпийские Игры с аншлюссом украинских территорий.
________________________________________

Они гнилые элементы вертикали быстренько заменят, а "оппозиция" как не имела качественного интеллектуального продукта, с которым могла выйти к народу, чтобы он вертикаль завалил, так и не имеет. Чего вы, оппозиция, только не ждали: и когда снег летом выпадет, и когда холодильник победит, и когда падишах помрёт. А ныне у вас культ рака, который должен на горе свистнуть…
________________________________________

Для потомственных ватных дебилов разъясняю: фюрер Ватного Рейха вскоре присоединится к его старшему коллеге по Рейху Третьему. У Соловья есть надёжные инсайды, которые при передаче этой инфы попросили не конкретизировать. Вот он и выполняет джентльменское соглашение.
________________________________________

Я убеждён, что Конституция Страны РФ замочена государством РФ в сортире, и мы ещё и секунды не жили в согласии с ней.
________________________________________

Согласно смыслу Конституции РФ, члены избиркомов должны избираться и формироваться посредством прямых выборов населением РФ и нести ответственность только перед ним. А в государстве РФ избиркомы формируются исполнительной властью, которая, по сути, назначает и судебную, и законодательную власти.
________________________________________

Молния: Посмотрев на КрымНаш, монгольский парламент принял постановление о возвращении в состав монгольской империи Московского Улуса.
________________________________________

Я тоже не смогу сегодня дать правдивых комментариев, пока мне за это не заплатят. Это связано с личными обстоятельствами непреодолимой силы. Поэтому извините меня…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 27.05.2020 - О НОВОМ ЗАКОНЕ О ВЫБОРАХ
  • 26.05.2020 - «ГРАБИТЬ ВО ВРЕМЯ ПОЖАРА»
  • 26.05.2020 - СТАТИСТИКА СМЕРТНОСТИ КАК СПОСОБ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ
  • 25.05.2020 - «КОРОНАВИРУС УЙДЁТ, А ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ ОСТАНЕТСЯ»
  • 25.05.2020 - РОССИЯ В МИРЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  • 25.05.2020 - ГОСУДАРСТВО ТЕРРОРА
  • 24.05.2020 - ПРОБЛЕМА МИГРАНТОВ В РОССИИ
  • 24.05.2020 - ВЫБОРЫ, КОТОРЫЕ МЫ ПОТЕРЯЛИ
  • 24.05.2020 - ОТКРЫТИЯ МИХАИЛА ВЕЛЛЕРА
  • 23.05.2020 - ОПТИМИЗАЦИЯ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  • 23.05.2020 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ ГИРКИНА У ДМИТРИЯ ГОРДОНА
  • 22.05.2020 - ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ОБСУЖДЕНИЮ ПОПРАВОК К КОНСТИТУЦИИ
  • 22.05.2020 - ВИРУСНЫЙ ЗАГОВОР
  • 21.05.2020 - КАРАНТИН НАШЕЙ ЖИЗНИ
  • 21.05.2020 - ПЕРЧАТКИ НЕ НУЖНЫ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru