Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[02.03.2020]

ГЕНОЦИД СОБСТВЕННОГО НАРОДА — ЭТО «СКРЕПЫ», «ОСОБЫЙ ПУТЬ»?..

Евгений РОЙЗМАН: политический и общественный деятель, бывший мэр Екатеринбурга, депутат Государственной думы IV созыва, основатель фонда «Город без наркотиков», поэт, почётный член Российской академии художеств, член Союза писателей России, мастер спорта

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Евгений РОЙЗМАН:


Я считаю, что любой политик должен интересоваться тем, как у президента другой страны это получилось. Потому что конечно меня моя страна интересует, и я хочу понять, почему не получается у нас. А поскольку я человек, который телевизор не смотрит и не подвержен пропаганде, я пытаюсь это выяснить.

А все вот эти слова: «скрепы», «особый путь», «суверенность»… Слушай, у всех государств есть особый путь, у всех есть какая-то суверенность, у всех есть какие-то свои скрепы, но это не повод, чтобы прикрывать этим свои откровенные неудачи. Поэтому я хочу, чтобы в нашей стране тоже получилось, и чтобы граждане России говорили: «Коррупция? Мы забыли это слово». Я поэтому встречался с Саакашвили. Мне действительно интересно было.

Я люблю свою страну. И именно по этой причине я хочу понимать, как у других получается, почему страны одни богатые, а другие — бедные, почему Россия, страна с самыми большими природными запасами и вдруг увеличивает пенсионный возраст и отнимает пенсионные накопления. Ну, как это получается? Почему мы СМСками собираем на лечение детей? Я думаю, что у всех разумных людей, кто сейчас смотрит эту передачу, есть эти вопросы. И у разумных людей есть ответы на эти вопросы. Что плохо — я знаю сам. Но мне интересно, как получилось у других. Вот и всё.

Чем меня, вообще, пугает дело «Сети»: оно просто под копирку исполнено — вот года с 1947-го — 48-го в Советском Союзе начались подобные дела. Диктатор стал стареть. У него откровенная паранойя была. Но поскольку холуи все за этим следят, им же нужно соответствовать.

И вот у диктатора есть запрос, и холуи бегут к нему и показывают вот эти дела на подростков. Ты знаешь, сколько школьников в то время посадили? Причём выбивали показания любым способом. То какую-то листовку от руки найдут и по ней раскрывают целую сеть, гигантский заговор покушения на вождя, то ещё что-нибудь. Ну, там, помнишь, Думский и Фрид по такому делу сидели. Ну, много-много молодых сидело. Просто подряд пошли такие дела. И они были связаны вот именно с паранойей стареющего вождя.

Я надеюсь, что здесь такого не будет. Но ещё раз повторю: в своё время Екатерина II запретила пытки при дознании. Представляешь, 1763-й год, императрица запрещает пытки при дознании, объясняя это тем, что человек под пытками может себя оговорить! И вдруг мы это видим в 21-ом веке!..

Я на самом деле этого не понимаю. Вот непосредственно президенту и его окружению какая польза от пыток? И я считаю, что государство с этим справиться может. Потому что пытки не являются механизмом какого-то сдерживания, регулирования вот этого противостояния политического и так далее. Может, я не понимаю — почему они этого не прекратят? Или тогда надо расписаться, сказать: «Знаете что, братцы, я не могу справиться. Они отвязались, они там сами пытают людей, истязают, а я ничего с этим сделать не могу»…

Мало того, все видят возвращение к этим временам. И я думаю, что сейчас люди начинают просыпаться, и не станут бояться. Если ты не можешь ничего сделать, ты обязан об этом говорить.

Судья Константин Арановский в своём особом мнении по делу о жилье для реабилитированных жертв политических репрессий призвал не считать Россию правопреемницей СССР. Он сказал, что СССР — незаконное государство, и Россия не должна отвечать за репрессивный характер Советского Союза. То есть, получатся, что полёт Гагарина, победу в Великой Отечественной мы признаём, а репрессии не признаём? То есть тут помню, а тут не помню? Так не бывает!..

По моему пониманию, конечно, чтобы этот подлый гигантский груз страна за собой в будущее из прошлого не тащила, надо, конечно, признавать репрессии, признавать геноцид собственного народа, выяснять имена жертв, имена палачей и просто подводить под этим черту. И тогда можно двигаться дальше. А мы всё это всеми силами волочем в светлое будущее…

                    *   *   *

И. Воробьёва ― Всем привет! Это программа «Личный приём» с Евгением Ройзманом. Как всегда, она идёт на две студии, из двух городов. В студии «Эха Москвы» я, Ирина Воробьёва, а в студии «Эха Екатеринбурга» Евгений Ройзман. Ну что, Евгений Вадимович, выкладывайте «лютый зашквар с человеком, который отдавал приказ убивать бойцов армии твоей страны», — цитирую я Александра Коца из «Комсомольской правды».

Е. Ройзман ― Ну эта «Комсомольская правда» она на то комсомольская, потому что есть правда, а есть комсомольская правда. Я-то, видишь, человек, который «Комсомольскую правду» не читает и телевизор не смотрит, поэтому я как-то свободен от этого всего. История самая обычная. Да это, в общем-то, не история. Я был в Киеве. Причём я в Киев сознательно поехал, потому что мне надо посмотреть своими глазами. Я хотел посмотреть там на фашистов, националистов, но этого в Киеве нет.

Это я вам говорю как человек, который специально поехал ходить по улицам, смотреть, общаться с самыми разными людьми. Этого в Киеве нет. Это есть у Скабеевой в голове, там ещё у кого-то, у Соловьёва. А в Киеве этого нет!

Я пообщался со многими людьми. Кроме этого у меня там были свои задачи. Я хочу сделать в Киеве хорошую выставку Брусиловского. Хочу с Кличко это обсудить. То есть мне есть тоже, о чём с ним поговорить. Мне надо посмотреть, что там домонгольское осталось. Кое-что я посмотрел. Но выяснил, что при советской власти домонгольского уничтожено столько, сколько при Батые приблизительно было. У них там даже поговорка есть: «Производство кирпича по заветам Ильича». Там рушили древние постройки, чтобы просто кирпич получить. Но там и достаточно ещё осталось.

Посмотрел я и Софию. Посмотрел Владимирский собор. Ну, представляешь, Нестеров делал росписи! Мне именно Нестеров гораздо интереснее был там, чем Васнецов, потому что это настоящий Нестеров. В Лавре посмотрел вот эту щусёвскую трапезную. Ну, это просто фантастика, в том числе и Кирилловскую церковь! Ну, и многое другое, что ещё успел увидеть. Национальный музей посмотрел. Съездил в Елисаветград (сейчас он Кропивницкий называется). У них же архивы открыли!

Показали дело моей бабушки 1926-го года по молодёжной контрреволюционной организации. Посмотрел, кто как себя вёл. Интересно. Но там у меня одно своё — там 35 тысяч евреев погибли. И у меня там вообще никого не осталось, только те, кто успел перед войной в Свердловск уехать.

Ну и вот общался со многими людьми. И узнал, что Саакашвили в Киеве находится. А я в своё время специально ездил в Тбилиси два раза и смотрел, что там происходит. И для меня это ну просто фантастическая история. Я увидел, как изменился Тбилиси. Ты когда прилетаешь туда, тебе первое, что говорят: «Осторожнее, у нас гаишники взяток не берут». Я говорю: «А если вот так вот предложить?».

Говорят: «Во-первых, ты их оскорбишь смертельно. А во-вторых, они тебя за это посадят». Когда разговариваешь со взрослыми грузинами, они говорят: «Всё, у нас нет коррупции». Они это говорят с достоинством, глядя в глаза. Ну, просто народ изменился! И этого сумел добиться Саакашвили. Мне всегда было интересно, как у него получилось.

Ну, мне очень интересно было бы встретиться с Ли Куан Ю, потому что мне интересно, как у него получилось. В своё время я об этом разговаривал с президентом Финляндии, потому что мне интересно, как это произошло в Финляндии. Страна совсем небольшая, в которой нет ни нефти, ни газа, а кормит полмира. Они первые сумели добиться воспроизводства леса. Ну, это, конечно, только за счёт настоящей любви к Родине.

Ну и вот я встретился с Саакашвили, пообщались. Несколько часов разговаривал — узнавал, спрашивал. Мне просто интересно, как получилось. Я считаю, что любой политик должен интересоваться тем, как у президента другой страны это получилось. Потому что конечно меня моя страна интересует больше, чем Грузия. И я хочу понять, почему не получается у нас. А поскольку я человек, который телевизор не смотрит и не подвержен пропаганде, я пытаюсь это выяснить.

А все вот эти слова: «скрепы», «особый путь», «суверенность»… Слушай, у всех государств есть особый путь, у всех есть какая-то суверенность, у всех есть какие-то свои скрепы, но это не повод, чтобы говорить об этом и прикрывать этим свои откровенные неудачи. Поэтому я хочу, чтобы в нашей стране тоже получилось, и чтобы граждане России говорили: «Коррупция? Мы забыли это слово». Я поэтому встречался с Саакашвили. Мне действительно интересно было.

И. Воробьёва ― Но с Саакашвили, кроме коррупции, кроме того, что Саакашвили делал в Грузии, о чём с ним ещё поговорили? Ну, действительно, о событиях в Цхинвале как-то удалось спросить? И про стрельбу, и про войну, вот это всё.

Е. Ройзман ― Нет, там лишь этого коснулись в разговоре. Но у него совершенно своё видение. Он эту ситуацию видит по-другому. Но если захотеть об этом поговорить, это вообще отдельная тема. Я об этом не писал. Я написал совершенно внятную короткую историю, почему я хотел увидеться с Саакашвили, за что я пожал ему руку, и что у него действительно получилось. А про то, как мы в разных странах за границами своей страны отстаиваем интересы своей страны — это вообще огромная, гигантская тема, и мне не хотелось бы её касаться, потому что мне есть что сказать.

Я люблю свою страну. И именно по этой причине я хочу понимать, как у других получается, почему страны одни богатые, а другие — бедные, почему Россия, страна с самыми большими природными запасами и вдруг увеличивает пенсионный возраст и отнимает пенсионные накопления. Ну, как это получается? Почему мы СМСками собираем на лечение детей? Я думаю, что у всех разумных людей, кто сейчас смотрит эту передачу, есть эти вопросы. И у разумных людей есть ответы на эти вопросы. Что плохо — я знаю сам. Но мне интересно, как получилось у других. Вот и всё.

А потом, я что буду скрывать-то? Мне скрывать нечего. Я вот видел, разговаривал, поставил фотку, сказал, о чём разговаривал. А про зашквар если кто-то захочет поговорить, я много чего могу рассказать про зашквар.

И. Воробьёва ― Про то, чем занимается Саакашвили там, где сейчас живёт – в Киеве, в украинском правительстве. Что он там делает, как у него дела вообще?

Е. Ройзман ― Слушай, Ирин, там интересно, на самом деле. Саакашвили живёт очень скромно. У него очень скромная машинка во дворе, маленький дом (ну вообще маленькой площади — метров 100 максимум). У него отдельная пристроечка такая. Там большой стол, а вокруг стола — стеллажи с винами, и очень много грузинских вин. Он же фанат своих этих вин и своих виноделен грузинских. И, кстати, грузины все понимают, что вот такой толчок грузинскому вину дал именно Саакашвили. У них подделать вино — это всё равно что деньги подделать. То есть они своим вином гордятся.

Саакашвили мне рассказал, как он придумал, что каждому, кто приезжает в Грузию, вручать бутылку вина. Тоже красивый обычай. И у него, понимаешь, там такая маленькая Грузия метрах на 60 квадратных. Ну, комната, при комнате же этой кухня. Там картинки грузинских художников. Я там увидел две работы Ладо Гудиашвили, который мне очень нравится.

Но меня порадовало то, что он совершенно скромный человек, что он богатства не нажил. Но для него быть главой Одесской администрации — это мелко. Конечно, многие ждали, что его сделают премьером. Но они его не сделают премьером — он слишком откровенный и конфликтный для них. У них там всё на тоненьких ниточках подвешено, столько сдержек и противовесов и разных интересов. Ну, судя по всему, он будет возвращаться в Грузию, где всё-таки будут выборы. Посмотрим. Интересно. Но, Ирина, ещё раз, меня больше интересует моя страна.

И. Воробьёва ― Тут ещё спрашивают, поскольку на этой фотографии был не только Михаил Саакашвили, но и украинский журналист Дмитрий Гордон, было ли интервью и выйдет ли оно?

Е. Ройзман ― Да, очень интересный Гордон. Много мы с ним общались, много поговорили. Будет интервью. Видимо, завтра он сделает. Потом, у меня там серьёзное интервью, подкаст такой записали с Андреем Онистратом («Бегущий Банкир», его там многие знают). Я наконец-то встретился, думаю, что с лучшим на сегодняшний день русскоязычным поэтом — Александром Кабановым. То есть невероятный поэт! Но он киевлянин, он живёт в Киеве. Посмотрел Национальный музей. Конечно, получил огромное удовольствие. Ну, много не успел. Поэтому я ещё буду в Киев приезжать. На марафон, наверное, туда поеду.

И. Воробьёва ― Ладно. Я, конечно, про дело «Сети» хочу начать огромную тему. Вот неделя уже прошла, и огромное количество людей выступило в поддержку фигурантов.

Е. Ройзман ― Ирина, меня, на самом деле, эта история с такой реакцией очень радует. Конечно, надо «Медиазоне» отдать должное, которые всё освещали от начала и до конца и больше всех. Ну и все остальные. Но меня порадовала реакция. Сегодня я узнал о том, что музейщики, искусствоведы, художники подписали обращение.

И. Воробьёва ― Галеристы, да.

Е. Ройзман ― Научное сообщество подписало. Но больше всего меня порадовала история с нашими книжниками. Магазин «Пиотровский, магазин «Маршак»…

И. Воробьёва ― «Фаланстер».

Е. Ройзман ― «Фаланстер» московский. Питерские, тульские, краснодарские магазины. И думаю, что будут ещё присоединяться. Просто закрыли магазины и вышли на пикеты. Это очень красиво. И я буду ходить в эти магазины за книгами принципиально. Ну и вам советую.

И. Воробьёва ― Действительно, и ты тоже это рассматриваешь это как те магазины, в которых стоит покупать, то есть они независимые. Именно поэтому?

Е. Ройзман ― Вот просто принципиально поддержать тех людей. И, конечно, те люди, которые вышли на пикет в пятницу вокруг здания ФСБ — ну просто молодцы! И понимаешь, ощущение, что люди просыпаются.

Но чем меня, вообще, пугает дело «Сети»: оно просто под копирку исполнено — вот года с 47-го — 48-го в Советском Союзе начались подобные дела. Диктатор стал стареть. У него откровенная паранойя была. Но поскольку холуи все за этим следят, им же нужно соответствовать.

И вот у диктатора есть запрос, и холуи бегут к нему и показывают вот эти дела на подростков. Ты знаешь, сколько школьников в то время посадили? Причём выбивали показания любым способом. То какую-то листовку от руки найдут и по ней раскрывают целую сеть, гигантский заговор покушения на вождя, то ещё что-нибудь. Ну, там, помнишь, Думский и Фрид по такому делу сидели. Ну, много-много молодых сидело. Просто подряд пошли такие дела. И они были связаны вот именно с паранойей стареющего вождя.

Я надеюсь, что здесь такого не будет. Но ещё раз повторю: в своё время Екатерина II запретила пытки при дознании. Представляешь, 1763-й год, императрица запрещает пытки при дознании, объясняя это тем, что человек под пытками может себя оговорить! И вдруг мы это видим в 21-ом веке!..

И. Воробьёва ― Ну вот сейчас буквально до тебя была программа Евгении Альбац, где она довольно чётко объясняла, что если бы на высшем уровне власти запретили бы пытки, сказали бы, что пытать нельзя, то никаких пыток бы не было. А так получается, что они в курсе, знают и закрывают глаза!

Е. Ройзман ― Ирина, я, на самом деле, этого не понимаю. Вот непосредственно президенту и его окружению польза от пыток какая? И я считаю, что государство с этим справиться может. Потому что пытки не являются механизмом какого-то сдерживания, регулирования вот этого противостояния политического и так далее. Может, я не понимаю — почему они этого не делают? Или тогда надо расписаться, сказать: «Знаете что, братцы, я не могу справиться. Они отвязались, они там сами пытают людей, истязают, а я ничего с этим сделать не могу»…

Тогда надо выйти и обратиться к нации, что они будут пытать, бить, а я сделать ничего не могу. Или сказать: «Граждане, я не буду с этим мириться. Я сделаю всё возможное, чтобы в нашей стране пыток не было». Два варианта-то. А просто молчать и говорить, что мы не знали — это всё уже не пролезет, мир-то прозрачный. Все знают, а ты не знаешь — как это так?!

И. Воробьёва ― Нет, ну оба варианта какие-то совершенно нереальные, никак не применимые к нашей стране.

Е. Ройзман ― Ну расскажи реальные.

И. Воробьёва ― Ну абсолютно реальный вариант, который мы наблюдаем сейчас, когда куча людей говорят: «Да не было никаких пыток. Где вы вообще видели пытки? Там один из адвокатов говорит, что не было никаких пыток. Вы где пытки-то, вообще, взяли?». Вот тебе вариант, который мы сейчас наблюдаем.

Е. Ройзман ― Да нет, ну послушай, ну там-то абсолютно ясная ситуация, куча показаний. Но то, что в своё время сделала «Новая газета» — показали пытки из колоний… Ну, я тебе скажу, что на дознании пытки применяются ещё не так, как в колонии. А все эти надевания мешков на головы, вывозы в лес — там сплошь и рядом. Ну, полстраны сталкивается с этим, так или иначе — у кого-то знакомые, у кого-то дети. Ну, всех же не обманешь вот так.

И. Воробьёва ― Я напомню, кстати говоря, что, по-моему, на «Медузе» вышел большой материал в прошлом году, который назывался «Русская йога» или как-то так. Там рассказывались истории людей, которых под пытками заставляли признаваться в преступлениях, которые они не совершали. И это были никакие не политические заключённые, ну какие-то вот преступления такие тяжкие, но совершенно не имеющие никакого отношения к политике. И там из регионов куча-куча таких дел. Посмотрите, почитайте. Ну, очень страшный материал!

Е. Ройзман ― Знаешь, можно просто нагуглить «пытки в России», и там такое выпадет, что… И, причём это действительно пытки. Их не спрячешь и не скроешь. И знаешь, когда показывают от ударов электрошокером, говорят: «Да не, это клопы покусали». Ну что смеяться?

И. Воробьёва ― Завтра, если не ошибаюсь, очередное заседание по делу «Нового величия». И там тоже очень странное уголовное дело, за которым все следят. Есть какие-то, я не знаю, прогнозы, надежды на исход этого дела?

Е. Ройзман ― Ирин, я не могу ничего сказать. Я скажу, единственное, что меня порадовало в последнее время — что матери детей осуждённых по таким делам, начали объединяться. Это будет очень мощная материнская организация. Это парни в Ростове, которые получили 6,5 и 6,6 вообще не за что совершенно — за то, что с плакатом постояли. Это матери детей тех, которые были осуждены по московским протестам просто ни за что. Кстати, по Баршаю, наверное, сегодня уже завершилось.

И. Воробьёва ― Да.

Е. Ройзман ― То есть дикая совершенно там ситуация. Ну, в очках скромный худой парень. Ну, вообще ни за что судят! И я думаю, что сейчас матери по делу «Сети» и везде будут объединяться, потому что это терпеть нельзя, особенно когда твоих детей касается. Отступать-то некуда им.

И. Воробьёва ― Кстати, пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо изданию «Домашний очаг». Никто не ожидал, что в издании «Домашний очаг» выйдет материал про фигурантов дела «Сети». Там мамы этих фигурантов рассказывают про своих детей. Очень трогательный материал. Спасибо большое изданию «Домашний очаг», что они не остались в стороне. Потому что остаться в стороне — это самое простое в данном случае.

Е. Ройзман ― Ирин, мало того, все видят возвращение к этим временам. И я думаю, что сейчас люди начинают просыпаться, и не станут бояться. Если ты не можешь ничего сделать, ты обязан об этом говорить.

И. Воробьёва ― Тут некоторые слушатели, отвечая на вопрос, который был такой скорее риторический: «Зачем властям вообще нужны пытки?». Многие очень говорят о том, что это создаёт атмосферу страха — никому не хочется оказаться на месте этих ребят, никому не хочется оговаривать себя под пытками. Но это же тоже имеет право на существование?

Е. Ройзман ― Слушай, я не думаю. Потому что тогда надо собирать личный состав, ставить им задачу: «С этого дня начинаем всех пытать». Спросят: «Вопросы есть?». Тогда один выйдет из строя и скажет: «Да. Дайте, пожалуйста, письменное распоряжение пытать. Потому что когда ко мне прокурорские придут, я не буду знать, что им ответить. А так у меня будет письменное распоряжение. Я скажу, что выполнял приказ». Так вот письменного распоряжения не даст никто. А теперь тех, кто пытает по личной инициативе, по инициативе начальства, их время от времени сажают. И они будут сидеть. И они это прекрасно понимают.

Поэтому я считаю, что пытают на свой страх и риск. Другое дело, что, как у всех холуёв, на лбу барометр, а на носу флюгер, и они общие тренды какие-то чувствуют. Но я не думаю, что кто-то даст им письменное указание пытать. Поэтому пытают они по собственной инициативе, по инициативе собственного начальства. А сидеть они будут вместе со своим начальством за это. И это они не могут не понимать. Поэтому увидим.

И. Воробьёва ― То есть нельзя будет сказать: «Они просто исполняли приказ»?

Е. Ройзман ― Причём это может произойти ведь не в следующей жизни после смены власти, а уже завтра. Потому что у прокуратуры нет никакой любви к полиции. У Следственного комитета нет любви ни к прокуратуре, ни к полиции. У полиции нет никакой любви ни к прокуратуре, ни к Следственному комитету. То есть это такие друзья-то. Поэтому при любой оплошности любой из них будет сидеть. И они должны это понимать тоже. Другое дело, что вот президент может обозначить позицию государства. Я считаю, что в данном случае имело бы смысл это сделать.

И. Воробьёва ― Наш слушатель Дмитрий спрашивает: «Вот 27-го февраля будет 5 лет со дня убийства Бориса Немцова, а 29-го будет большая акция. Пойдёте ли вы на акцию памяти Бориса Немцова?».

Е. Ройзман ― Я по обстоятельствам. Если я буду в Москве, то я пойду, конечно. Просто, у меня 28-го приём. По ситуации буду действовать. Посмотрю. Но конечно я считаю, что надо выходить. Я, просто, принципиально — если у меня нет своей возможности, я никого не призываю; если я сам иду, конечно, я тогда буду и анонсы ставить, и всё остальное.

И. Воробьёва ― Алекс: «Евгений, посмотрели фильм Дудя про эпидемию ВИЧ? Можете ли прокомментировать?». Ну и от меня вопрос. Согласен ли ты с тем, что это эпидемия в стране?

Е. Ройзман ― В своё время меня Юрий попросил, чтобы я в этом поучаствовал, рассказал всё, что я об этом знаю. И мы с ним работали, наверное, часа полтора. Меня, просто, нет в этом фильме. Я с ВИЧом столкнулся в 1999-ом году, и мы начали об этом говорить на всю страну.

Тогда ВИЧ был только наркоманский, абсолютно наркоманский. И у нас тогда в реабилитационных центрах было больше 300 человек, 40% были ВИЧ-инфицированы. И ещё скажу, что 100 человек из 100 героиновых наркоманов имеют гепатит в той или иной степени. А что касается девчонок, ну девчонки были больше 90%, потому что героиновые наркоманки всегда проститутки.

А потом, когда начали колоться Дезоморфином («крокодилом»), когда практически легально в аптеках это покупали, ну там просто зашкаливало. Там проблема была в том, что даже шприцы одноразовые все выбирались из одной плошки, постоянно своими шприцами. И пошло.

Значит, есть ряд городов (в частности, к сожалению, Екатеринбург к этим городам относится), где ситуация хуже, чем эпидемия. Причём это связано с тем, что в своё время через эти города шёл героиновый поток — это Екатеринбург, Иркутск, Саратов, Самара. Ну, много таких городов, где зараженность выше 1% и до 2% доходит. Но надо понимать, Екатеринбург — здесь выявление очень серьёзное. Здесь вся медицина работала на выявление. И мы когда работали, через нас прошло около 10 тысяч наркоманов. Мы каждого возили в СПИД-центр на Ясной, и каждого проверяли.

И в последнее время я сталкиваюсь с тем, что все колются только одноразовыми шприцами. И вот это выявление — это идёт выявление остатков. Просто стали гораздо больше выявлять, заниматься этим. Очень много выявляют старых наркоманов. И у них уже в очень запущенной стадии ВИЧ. И в последнее время — конечно, половым путём. Конечно, основное заражение — половым путём. Чтобы это как-то остановить, нужна пропаганда в школах, нужно разговаривать про предохранение, про презервативы. Очень важно всем знать свой ВИЧ-статус — это вообще задача №1.

Но когда ты начинаешь говорить, что надо со школами говорить о презервативах и так далее, на твоём пути встаёт Русская православная церковь, которая говорит: «Нет-нет, главное, чтобы не изменяли, чтобы с одним партнёром прожили всю жизнь, и друг другу не изменяли». Да нет проблем. Конечно, это хорошо, если это один партнёр на всю жизнь, если такая любовь. Но жизнь показывает, что это не так. Поэтому обязательно надо предохраняться и говорить об этом с детьми.

И ещё два слова. Дудь молодец, что это сделал. Он работает на свою огромную аудиторию, кроме всего прочего.

И. Воробьёва ― Ещё немного про фильм Дудя про ВИЧ. Здесь задаёт вопрос Дмитрий. Ну, в том числе, говоря о наркомании, там один из экспертов и, в том числе, Антон Красовский, если я правильно помню, и один из экспертов врач, они все говорили про заместительную метадоновую терапию. Дмитрий спрашивает: «Почему Евгений выступает против неё?». Мы это уже обсуждали. Но поскольку такие вопросы всё равно появляются, я их всё равно задаю.

Е. Ройзман ― Первой здесь на метадоновую терапию налетела Украина в своё время. У них была армия героиновых наркоманов. У них огромные были проблемы такие же, как у нас. Они решили с этим справиться путём заместительной терапии через метадон. В результате у них армия героиновых наркоманов никуда не делась, а появилась ещё армия метадоновых наркоманов. Плюс у них был год, за который посадили 200 с лишним врачей, которые начали торговать этим метадоном. Так вот, метадон, который поступал к нам сюда — это был метадон с Украины именно с этой метадоновой программы. Метадон гораздо тяжелее героина. И снять человека с метадона сложнее, чем вытащить с героина. Это первое.

Второе. Я, просто, живу давно и знаю сколько-то историю. В своё время алкоголизм пытались лечить кокаином. Потом кокаин пытались лечить морфином. То есть и такое тоже было. И поэтому нельзя наркотик вылечить наркотиком. И для России это просто невозможно. Это по ситуации невозможно сделать. Потому что ну что, ты будешь пункты метадоновые по деревням ставить, по маленьким городам или что? Тогда в наркоманы запишутся те, которые сейчас спирт хлещут. Поэтому это неприемлемая совершенно история.

Но самое главное другое. Ну, нет давно заражения через иглу — все колются одноразовыми шприцами. Заражение давно вышло в совершенно социализированные группы и, как правило, передаётся половым путём. И все, кто этим занимается, все это знают.

И. Воробьёва ― Ну и тут сразу возникает вопрос: почему тогда в других странах взяли эту терапию за что-то работающее?

Е. Ройзман ― Ирин, во-первых, это далеко не во всех странах. Во-вторых, когда человек употребляет героин, у него есть шанс бросить употреблять. А когда ему вместо героина начинают подсовывать метадон, ну это обнуляет его шансы, это превращает человека в животное. Тут тоже надо решение принимать. Поэтому я как раз здесь солидарен абсолютно с властью, что нельзя здесь проводить никакую метадоновую программу, потому что будет только хуже. Героин не денется никуда, а вот метадон ещё появится. Ну, проходили.

И. Воробьёва ― Ладно. Давайте немного про личный приём поговорим, потому что мы, мне кажется, вопрос с проблемой наркотиков обсуждаем через раз, и будем ещё обсуждать очень много раз. У нас разные с Евгением Вадимовичем позиции по этому поводу. Но поскольку Женя очень много с этим работал…

Е. Ройзман ― А в чём, Ирина, у нас с тобой разные позиции?

И. Воробьёва ― Но я поскольку не эксперт, поэтому у меня может быть только мнение. Вот моё мнение, что в этом смысле я чуть-чуть больше склоняюсь к тем экспертам, которые говорят о метадоновой заместительной терапии. Опять же повторю, что я не эксперт.

Е. Ройзман ― А ты с метадоновыми наркоманами сталкивалась когда-нибудь?

И. Воробьёва ― Я же сказала только что, что я не эксперт.

Е. Ройзман ― Вот. А я сталкивался.

И. Воробьёва ― А у Жени гораздо больше опыта. У нас могут быть при этом совершенно разные позиции.

Е. Ройзман ― Всё, давай про приём. Значит, смотри, народу на приёме было 60 человек. Приехали ещё из других городов. И огромный объём информации, просто по соцсетям ещё люди спрашивают. Проблем море. Проблемы так или иначе большая часть связана с ухудшающейся экономической ситуацией.

Девчонка пришла. Была в браке. С мужем взяли ипотеку. А потом муж погиб. И у неё двое детей: одному 3, другому 5. Самой 35 лет. Квартира — 38 квадратных метров. Мулипусечная двушка. Брали 2 500 000 ипотеку. Не смогла платить. И сейчас АИЖК («Агентство ипотечного жилищного кредитования») вышли в суд и её выселяют с двумя детьми. Пойти некуда вообще. Ну и вот. И понятно, что мы сейчас как-то попытаемся. Есть разные механизмы потянуть время. Пока тянем время, сообразим, что делать. Может быть, сумею на очередь её поставить или ещё что-нибудь. Ну, вот такая ситуация. Она, к сожалению, частая.

И когда говорят: «Ты берёшь ипотеку. Ты должен был думать», ну не просчитаешь всего. Ты не можешь просчитать, что у тебя муж погибнет, что ты работы лишишься. Ты знаешь, я столкнулся в своё время в Швеции, что там ипотека средний процент — 1,5%. Но в эти 1,5% входит страховка, если ты вдруг не дай бог работу потеряешь. Ну, есть разница.

Ладно, слушай дальше. Вот интересная история. Пришёл мужик. Взрослый мужик, очень расстроенный. Два года назад у него убили сына. Он принёс кучу обращений в самые разные инстанции вплоть до президента. А суть такая. Они собирались на дачу. А сын говорит: «Да не, я не поеду. Да у меня тут дела, я буду машину ремонтировать». И, в общем, на окраине города пошёл к другу. Нашли его в подъезде у этого друга всего избитого. Ну и он говорит: «Никто не хочет расследовать. Отказы в возбуждении уголовного дела». Ну, я смотрю: есть труп. Как отказать в возбуждении уголовного дела?..

А для меня ситуация — нашли человека в подъезде избитого. А Астраханская таможня завела дело о контрабанде наркотиков в особо крупном размере в отношении жительницы Волгограда, задержанной в почтовом отделении с посылкой «Бупропиона», — сообщает «Коммерсантъ». Ольга Калиновская утверждает, что не заказывала лекарство. Таблетки ей прислал знакомый из Норвегии.

«Бупропиона» нет в списке запрещённых препаратов, — сказал «Эху» эксперт Института прав человека Арсений Левинсон.

ПЛЁНКА, ЛЕВИНСОН.

Сейчас известно о десяти уголовных делах, связанных с контрабандой «Бупропиона». Как минимум два человека находятся в СИЗО, — отмечает «Коммерсантъ». Классическая схема. Когда наркоман отъезжает, когда у него передозировка в чужой квартире, его сначала начинают бить по лицу, по голове просто пинать, пытаясь привести в чувства. Если не получается… Ну, это ж наркоман. Они его в подъезд вытаскивают, вызывают скорую или вообще не вызывают. И я смотрю — вот что-то похожее. Может, у него язык не поворачивается. А я не хочу в лоб его спрашивать.

Но потом начали интересоваться. Нашли знакомых, позвонили. Они говорят: «Ну, там передозировка банальная. Ну, какое возбуждение уголовного дела?». И мне ему говорить-то об этом не охота. Ну, видимо, придётся говорить. Вот. Родители до последнего с этим не соглашаются.

У меня ходит бабушка одна с 2004-го года. 16 лет, как она не может смириться. У неё ровно в такой ситуации погиб внук. Совершенно ясно, что это была передозировка. А она его воспитывала одна. А там на Сортировке тогда все кололись. Но она не хочет с этим мириться. Уже все инстанции по 10 раз прошла. Постарела на моих глазах.

И. Воробьёва ― Она ходит, чтобы…

Е. Ройзман ― Она ходит, чтобы возбудили уголовное дело и всех наказали. А там ясная передозировка. Я читал материалы дела, для меня понятная ситуация.

И. Воробьёва ― Да, очень, конечно, страшно всегда думать о родителях таких детей и родственниках, потому что это, конечно, страшная беда в этом смысле. Тут про ипотеку пишут. Можно вопрос?

Е. Ройзман ― Давай, давай.

И. Воробьёва ― Анна пишет: «Я работаю в страховой компании. И точно вам говорю, что ипотеку не дадут без страхования жизни». То есть, условно говоря, если человек погиб, то ипотеку перестаёшь платить, если я правильно понимаю. Нет?

Е. Ройзман ― Да нет. Если человек погиб, а он работал, то женщине с двумя детьми просто платить нечем. Она барахталась, сколько могла несколько лет, потому одна задолженность, другая. Ну и просто руки опустились, не смогла платить. Поэтому эта история очень частая. Ну, нет такого страхования, которое тебе здесь закроет ипотеку.

И. Воробьёва ― Имеется в виду, что если он на себя брал ипотеку, то там страхование жизни должно было быть?

Е. Ройзман ― Нет, совершенно нет. Причём знаешь, что я тебе скажу, из моего опыта, ни одной подобной зацепки мы не находили. Как мы решали эти ситуации? Просто, я знаю лично несколько управляющих банков серьёзных. Я лично к ним подходил, просил. Искали возможности, реструктурировали, снижали платежи и как-то выходили из этих ситуаций. Ну, или затягивали время мы максимально. Но других выходов пока не видели.

Слушай приятную, хорошую историю. У нас Саша Шумилов отличился. Женщина. У неё умер муж и оставил в наследство комнату на сына. И она не сумела платить. И у неё набежало 174 тысячи долга за комнату и 195 тысяч пеней. Представляешь такую управляющую компанию? Она пришла к нам и говорит: «Всё, я не понимаю, что делать». И у нас Саша Шумилов вышел в суды. Прошёл несколько судов. Рубился там несколько месяцев. Сначала убрали пени. Суд отказался признавать пени законными. Потом сумму снизили и, в конце концов, суд ушёл за срок давности, потому что это был 2011-й год. Суд сумел использовать срок давности.

И она выплатила 5 тысяч рублей управляющей компании вместо этой гигантской суммы в 360 тысяч рублей. Саша у нас, конечно, молодец. И женщина очень счастливая. Несколько судов подряд было.

И. Воробьёва ― Ну ещё бы!

Е. Ройзман ― Да. То есть и такие случаи бывают.

И. Воробьёва ― Слушай, раз уж мы заговорили про недвижимость, про квартиры, чуть-чуть отвлеку тебя от личного приёма. Тут у нас есть Конституционный суд, и в нём есть судьи, некоторые из которых пишут так называемое особое мнение. И вот есть такой судья Константин Арановский. Он в своём особом мнении по делу о жилье для реабилитированных жертв политических репрессий призвал, по крайней мере, не считать Россию правопреемницей СССР в этом смысле. А как ты относишься к такому заявлению?

Е. Ройзман ― Ну, у него там чуть глубже. Он сказал, что СССР — незаконное государство, и Россия не должна отвечать за репрессивный характер Советского Союза и так далее. Но я тебе скажу, что это, пожалуй, вне юридической плоскости. Это уже какая-то философская субстанция. А если говорить по-человечески, то это очень странно. Значит, полёт Гагарина, победу в Великой Отечественной мы признаём, а репрессии не признаём? То есть тут помню, а тут не помню? Так не бывает. Но, вообще, ход интересный. И я постараюсь разобраться, потому что неоднозначная немножко ситуация.

По моему пониманию, конечно, чтобы этот подлый гигантский груз страна за собой в будущее из прошлого не тащила, надо, конечно, признавать репрессии, признавать геноцид собственного народа, выяснять имена жертв, имена палачей и просто подводить под этим черту. Просто называть вещи своими именами и подводить под этим черту. И тогда можно двигаться дальше. А мы всё это всеми силами волочем в светлое будущее… Ну, понятно.

И. Воробьёва ― Ещё реплика от нашей слушательницы Анны, которая работает в страховой компании. Просто реплика. Это тебе для информации, чтобы ты знал. Она пишет, что либо ипотеку брал не муж в той ситуации, а жена, и тогда она оформлена на неё, и, соответственно, понятно, что она её платит после смерти супруга, или они не захотели оформлять мужа созаёмщиком, для того чтобы сэкономить на страховке.

Е. Ройзман ― Ирин, вполне возможно. И если есть возможность, просто мне в личку в Фейсбук, в Твиттер, в Директ в Инстаграм направь. Мы сразу посмотрим ситуацию. Это подсказка, ага.

И. Воробьёва ― Ну я перешлю тебе сообщения Анны, чтобы они у тебя были. Ну и раз уж мы пока отвлеклись от личного приёма, есть же ещё одно заявление, которое сейчас все обсуждают — это заявление одного из функционеров Русской православной церкви. Это отец Дмитрий Смирнов, если я ничего не путаю. Он сказал, что «все женщины, которые живут с мужчинами в гражданском браке, являются бесплатными проститутками». Это цитата.

И здесь у меня вопрос не про Дмитрия Смирнова, у меня вопрос исключительно про РПЦ, поскольку это не просто какой-то отдельный священник, он возглавляет патриаршую комиссию по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Вот эта позиция РПЦ какая-то не очень внятная (а, точнее, внятная и совсем не про извинения), она несколько смущает.

Е. Ройзман ― На самом деле, эта позиция не имеет отношения к добру. Это такое наставительство. И, конечно, что больше всего задевает людей и что отвращает людей от Русской православной церкви — это то, что Церковь начинает лезть в жизнь человека. Церковь нарушает личное пространство человека. Причём если бы был непререкаемый авторитет Церкви и уважение к Церкви, ну это бы была ещё одна ситуация. Но когда постоянный негатив и когда видят, что очень многие люди идут в Церковь для продвижения своей карьеры, для удовлетворения каких-то своих амбиций, ну и отношение соответствующее. И, конечно, это и настораживает, и мешает.

И я хочу сказать, что самые большие проблемы православной Церкви — это вот то, что пропадает доверие. И вместо доброты вдруг видишь какие-то чудовищные обличения, обвинения, попытки залезть в чужую жизнь и так далее. Конечно, это задевает.

И. Воробьёва ― И в связи с этим сразу же вопрос. Вот, например, если я правильно понимаю, адвокат Екатерина Гордон обратилась в связи с этим в правоохранительные органы, написала заявление на отца Дмитрия Смирнова, если я правильно понимаю, по статье 282. И тут сразу возникает вопрос. Ведь когда по 282 начинают таскать людей за репосты, мы тут же начинаем возмущаться. Но вот когда человек сказал что-то такое неприятное, условно говоря, женщинам, то да, 282 ему. Вот тебе не кажется, что есть разрыв логики какой-то?

Е. Ройзман ― Ирин, я, на самом деле, считаю, что нельзя писать никаких заявлений. Ну, человек сказал, не подумав. Сказал, в общем-то, не очень красиво, не очень хорошо. Тут же поднялась такая волна, что тоже можно понять. Но писать заявления — это нонсенс. Вообще, 282-ю статью, я считаю, что надо убирать вообще.

И. Воробьёва ― Тут у нас с тобой позиции сходятся. Давай к личному приёму вернёмся.

Е. Ройзман ― Да. Слушай, ну приём очень напряжённый был, поэтому хотел ещё рассказать. Пришла женщина. У неё огромная и распространённая проблема. Ей 80 лет. Она живёт своим садом. Это самое любимое, что у неё в жизни есть. Она всю жизнь проработала на заводе. Ей дали этот участок. Она приводила его в порядок своими руками. Сейчас уже мужа нет. Вот она живёт в саду. И у неё в саду постоянно воруют. А это, на самом деле, огромная проблема. Раньше в садах воровали любой металл вообще. Ну, сейчас как-то выборочно воруют.

И понимаешь, с одной стороны, она говорит: «Понимаете, я прихожу в полицию. Надо мной смеются. Ну что у меня там украли? Тазик, две табуретки, ещё что-то. Я понимаю, что это у меня сосед утащил. Но у меня-то сад — это моё единственное место, где я себя хорошо чувствую. Мне жить-то, — говорит, — осталось… Я хочу дожить нормально. Я ничего плохого не сделала. Почему за меня никто заступиться не может?». Ну, понятно, что я буду думать сейчас, как за неё заступиться, чем помочь. Но в такой ситуации находится очень-очень много пожилых людей.

И для сотрудников полиции это такая мелочь. Никому не охота туда ехать, разбираться, возиться. Проще писать отказные материалы. Им легко. Ну, научили их писать. И никто за это не берётся. И никакому мужику там не придёт в голову мысль, что дай-ка бедной тётке помогу, съезжу, разберусь, настыжу, напугаю, ещё что-нибудь. Вот это вот досадно, потому что много людей в такой ситуации. Это ещё связано с тем, что полиция зачастую выполняет совершенно несвойственные ей функции. Вместо того чтобы заниматься своим делом, они занимаются разгоном митингов, ловят оппозиционеров, ещё что-нибудь. Слишком политизирована. А надо заниматься своим делом, и тогда всё встанет на свои места.

И. Воробьёва ― Комментарий от нашей слушательницы Елены. Она пишет: «Тошно слышать, как вы радуетесь, что женщина, которая унаследовала комнату, выкрутилась и не заплатила то, что должна была заплатить. А она получила услуги. На каком основании она не заплатила долг? Не можешь владеть чем-то — продавай. Вы поощряете тягу к халяве. Чистой воды популизм».

Е. Ройзман ― Объясняю. Есть одна из серьёзных, основных заповедей библейских: вдову и сироту не обижай. Если бы управляющая компания не включила бы эти пени, пригласили бы её, спросили, что у неё за ситуация и сказали: «Ну давайте тысячи по 3. Потихонечку давайте-давайте начинайте платить. Мы вам подскажем, как поставить счётчики, как минимизировать расходы», это был бы один подход. И она бы, в конце концов, им заплатила. А они хотели получить с вдовы и с сироты по максимуму! В результате они не получили ни хрена. И вот я буду всегда так действовать и этого добиваться. Это моя позиция.

И. Воробьёва ― Реплика на реплику. Поехали дальше.

Е. Ройзман ― Пришёл парень Алексей. Помнишь, я рассказывал, у него обнаружили туберкулёз, и говорят: «А мы тебя взять лечить не можем, потому что у тебя прописки нету». Он говорит: «А что делать?». Ему говорят: «Ну, в тюрьме лечат нормально». Он взял кирпич, высадил окно в «Связном» и сел, стал ждать ментов. Ну, приехали, его спиндикрючили. Ему надо было полгода, а ему дали год.

И. Воробьёва ― Ну я помню эту историю, да.

Е. Ройзман ― Да. Вылечился от туберкулеза. А у него проблема — у него остеомиелит (одна нога короче другой). И мы договорились с серьёзными врачами, чтобы его посмотрели. Потому что для него одно спасение — инвалидность. Он говорит: «Если у меня будет инвалидность, я пойду учиться, я буду искать какую-то другую специальность, потому что я сейчас руками работать не могу». А они не пошли на ужесточение диагноза. И я хочу сказать что-то очень важное. Существуют какие-то приказы Минздрава — сейчас перестали давать инвалидность. То есть очень многим инвалидам просто не дают инвалидность — экономят деньги. Ну и всё…

И он пролежал в больнице, вышел, как-то подлечили его. Снова пошёл на ВТЭК. И ему говорят: «Слушай, у тебя одна нога не слишком короче другой». То есть не хватает. Если бы ещё немножко покороче, может быть, пролезло бы. И он опять остался без инвалидности. Мы сейчас ему ищем какую-то аккуратную работу такую. Вот кто из Екатеринбурга сейчас слушает, смотрите, есть нормальный парень, не пьющий, но, правда, уже ему под 40, который способен где-то охранником сидеть на пульте на каком-то.

Толковый серьёзный парень. Он получил дополнительную профессию — оператор газовой котельной. Поэтому если кто-то услышит, посмотрите. Ну, поможем человеку. Меня найдёте в соцсетях или где-то. Буду очень признателен.

И. Воробьёва ― Я напомню, что Евгению Ройзману можно писать в социальных сетях напрямую. Тут пишут: «Как обратиться к Евгению?». Пожалуйста, пишите ему напрямую. Или можно ещё вот в Телеграме. Есть чат при Телеграм-канале Евгения Ройзмана. Туда тоже можно написать.

Е. Ройзман ― Интересно. Сразу вслед за ним пришёл парень. Он говорит: «Женя, ну я попал. Я меня беда. У меня работа была нормальная, платили нормально». Я говорю: «А что там охранял?». Он говорит: «Ну, охранял там объект сутки через двое. Меня всё устраивало. Но я деньги получил и забухал. Приехал, а они меня не берут. Можешь им позвонить?». Я говорю: «Нет, я не буду звонить. Ну, я не буду звонить, потому что это принципиально. Вот эта ситуация принципиальная». И, кстати, одна из самых распространённых ситуаций… Я, просто, когда был главой города, есть ряд работ, на которые нанимают таджиков здесь. Я говорю: «Почему?».

Ну, разговаривал с человеком, который за это отвечает, вникал во всё. Он говорит: «Ну, понимаешь, наши не работают за эти деньги. А если работают, первую зарплату получают и уходят бухать. И ничего ты с этим не сделаешь». Ну и он мне точно так же говорит: «Ну, пусть они меня возьмут. Я там это…». Я говорю: «Нет». И я говорю: «Как ты кормишься?». Ну, думаю, договорюсь ему хотя бы с приютом. Он говорит: «Да не, в Екатеринбурге с голоду не умрёшь. Там алтушкинская столовая, которая уж много лет работает, там в храме на Уктусе кормят. В Екатеринбурге с голоду не умрёшь». Ну, вот и пошёл на улицу опять.

А, слушай, интересно. Пришла женщина. Ей 79 лет. Совершенно в здравом уме и трезвой памяти. А у неё дедушке её 82. И дедушка такой бодрый. И он загулял. Завёл себе девушку 59-летнюю. За ней ухаживает там, цветы. Она говорит: «Я не знаю, что делать. Ну, от рук отбился вообще». А я говорю: «Может, как-нибудь бромом или что?». Она говорит: «Да я пробовала. Не помогает».

И. Воробьёва ― В смысле, Женя? Что за советы та даёшь? Ну что такое?

Е. Ройзман ― Слушай, ну а ты бы что посоветовала, расскажи мне? К гадалке идти или куда?

И. Воробьёва ― Ну загулял и загулял. Что вы пристали к нему?

Е. Ройзман ― Я в следующий раз скажу: «Знаете что, Воробьёва сказала, загулял и загулял, отвяжитесь от дедушки, может, у него это последний загул в жизни». Так и сказать?

И. Воробьёва ― Нет, ну правда, что вы пристали к деду, я не поняла?

Е. Ройзман ― Да нет, слушай, но всё равно человека надо выслушать. Ну вот представляешь, вот такая вот ситуация возникла. И ровно вслед за ней приходит женщина, говорит: «Мужику моему 83 года. Он был всю жизнь нормальный добрый мужик. Но тут ему кажется, что у него всё время что-то воруют. Он поменял в доме все замки вообще. Он перестал детей пускать уже». Ну, вот такая ситуация, представляешь? Ну, там договорились, чтобы посмотрели его геронтологи. Вот, кстати, геронтологи хорошие вот с такой ситуацией умеют справляться. Там такую медикаментозную лёгкую корректировку прописывают. Умеют справляться. Поэтому мне как раз есть здесь к кому обратиться.

И. Воробьёва ― Ну да. Потому что, конечно, возрастные изменения — это серьёзная история.

Е. Ройзман ― Слушай, две ситуации важные.

И. Воробьёва ― Давай. Минута у нас.

Е. Ройзман ― Пришёл парняга. Работал в такси. Из аэропорта привёз человека. А там охрана в доме. И он человека высадил, а они взяли и начали закрывать ворота. А у него такси «делюкс», хорошая машина. И они ему воротами повредили дверцы. И он вышел и говорит: «Братцы, машина не моя. Меня уволят». Ну, начал там вызывать. А они его взяли и просто начали бить. Причём били жестоко. Он в больнице пролежал месяц. А это было на Химмаше, там 13-й отдел полиции. Прошло почти 2 года (полтора года прошло). Дело не возбуждают.

И он говорит: «Мне участковый по секрету сказал, что один из нападавших был сын директора Химмаша». Сын директора Химмаша, поэтому дело не возбуждают. Представляешь, человека избили так, что он месяц пролежал в больнице, и не возбуждают уголовное дело и каждый раз что-нибудь придумывают. Это 13-й отдел полиции. Но мы поможем обязательно. Но это вот принципиально сейчас.

И. Воробьёва ― Всё, Жень, время закончилось.

Е. Ройзман ― Да. Слушайте, на самом деле, историй много. Но всё равно хочу сказать, что, на самом деле, в конце концов всё будет хорошо. А в пятницу будет приём. Если что, приходите. Давайте удачи всем и доброго здоровья.

И. Воробьёва ― До встречи через неделю.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

На примере Ройзмана, приходит понимание того, что в современной России чувство собственного достоинства — это действительно штучный товар!
________________________________________

Ну чо, нормально — с Саакошвили хайпанул. Теперь с Порошенко нужно. А там и с Брейвиком.
________________________________________

Ну, если эховское быдло заверещало, то Ройзман молодец. Точнее индикатора не придумать.
________________________________________

Есть правда, и есть "Комсомольская правда"… БРАВО!
________________________________________

Наркотики в страну везёт сама власть!!!
________________________________________

Пытки в 21 веке! Когда всё прозрачно, молодым ломают жизнь, здоровье! Методы ГУЛАГа! Слов нет!..
________________________________________

Евгений, Вы честь и совесть нашей страны! Будьте здоровы и… осторожны. Лайк передаче.
________________________________________

Евгений большой молодец! Здоровья ему и удачи.
________________________________________

Ройзман, живи до 120!
________________________________________

Пытки пахану нужны для запугивания.
________________________________________

Евгений Вадимович, молодец! Моё уважение Вам!!!
________________________________________

Хочется больше видеть в эфире Ройзмана. Одного часа в неделю мало.
________________________________________

«Во лбу барометр, а на носу флюгер»! Браво, Евгений Вадимович, лучше не скажешь!
________________________________________

Евгений, уважаю Вас. А за вдову и сироту жму руку.
________________________________________

Ройзман наивный: "Зачем им это, какой им от этого толк"? Людоеды не рассуждают в терминах толка и выгоды. "Мочить в сортире", "давить гадов" — вот их жизнь. Они пришли на терактах и войне, на терроре и держатся…
________________________________________

Уважение Ройзману! Как жалко, что НЕТ таких Людей во власти.
________________________________________

Евгений слишком хороший и честный человек, чтобы ему нашлось место в нашей насквозь продажной, коррумпированной политике. К сожалению и прискорбию…
________________________________________

Евгений, Вы — неотъемлемая часть жизни нашей семьи. И это не пафос. Вы помогаете нам выживать: своей жизненной позицией, честностью, профессионализмом. Верим Вам и надеемся, что народ проснётся.
________________________________________

Всегда слушаю с удовольствием, со всеми доводами согласна, спасибо большое!
________________________________________

Женя — человек с большой буквы! Добрый, порядочный, настоящий! Столько делает для людей! А кто против Ройзмана — этих качеств у вас просто нет! Не способны! Поэтому — не завидуйте!
________________________________________

Александр Помидоров2 недели назад
Евгений, удачи, лайк вам в помощь!
________________________________________

Евгений Вадимович, конечно, очень наивный иногда — мол, «почему президент не выступит против ФСБ?», но очень искренний, за что я его и люблю.
________________________________________

Может, он просто озвучивает это, чтобы до других доходило, что вообще происходит в стране? Я, общаясь со взрослыми, вижу что никто ничего не знает. Будет он как-то по-другому говорить — никто ничего не услышит.
________________________________________

Евгений Ройзман, вы самый классный! Побольше бы таких людей в нашей стране!
________________________________________

Ройзману слава!
________________________________________

Спасибо, Евгений Вадимович!
________________________________________

Ройзман молодец!
________________________________________

ФСБ никто не контролирует. Никакая прокуратура не посадит ФСБшника. Они как пытали, так и будут пытать…
________________________________________

Путин контролирует ФСБ. Любой опер в райотделе пытает людей! В этом государстве это норма!
________________________________________

Значит, это Путин санкционирует пытки.
________________________________________

Под суд лжецов и лицемеров!!!
________________________________________

Какой ты МОЛОДЕЦ, ЕВГЕНИЙ! Слушаю тебя и плачу, хотя меня до слёз тяжело довести. Спасибо за то, что ты делаешь. В стране не всё потеряно, когда есть такие люди. ХРАНИ ТЕБЯ ГОСПОДЬ!
________________________________________

Пора уже ВСЁ рассказывать, про этих подонков! Мы хотим знать правду!
________________________________________

У нас всё изменится, когда власть перестанет врать. Когда закон будет для всех один, когда разница между минимальной и максимальной зарплатой будет в 20, а не в несколько тысяч раз, и так далее и так далее. Уважение тебе Евгений.
________________________________________

Ребята, носите майки: "Я за Сеть, привет Цукербергу". Нужно выражать свою позицию!!
________________________________________

Умно. Интересно. Спасибо.
________________________________________

Менты всегда пытали, и будут пытать.
________________________________________

У нас власть реально сошла с ума!!
________________________________________



ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

Ирина Воробьёва

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Наркомания (0)
  • Общество (0) > Молодёжь (0)
  • Социализм (0) > Проекты народовластия (0)
  • Общество (0) > Религия (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 27.05.2020 - О НОВОМ ЗАКОНЕ О ВЫБОРАХ
  • 26.05.2020 - «ГРАБИТЬ ВО ВРЕМЯ ПОЖАРА»
  • 26.05.2020 - СТАТИСТИКА СМЕРТНОСТИ КАК СПОСОБ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ
  • 25.05.2020 - РОССИЯ В МИРЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  • 25.05.2020 - ГОСУДАРСТВО ТЕРРОРА
  • 24.05.2020 - ВЫБОРЫ, КОТОРЫЕ МЫ ПОТЕРЯЛИ
  • 23.05.2020 - ОПТИМИЗАЦИЯ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  • 23.05.2020 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ ГИРКИНА У ДМИТРИЯ ГОРДОНА
  • 22.05.2020 - ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ОБСУЖДЕНИЮ ПОПРАВОК К КОНСТИТУЦИИ
  • 21.05.2020 - КАРАНТИН НАШЕЙ ЖИЗНИ
  • 20.05.2020 - НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ВЫБОРОВ
  • 19.05.2020 - ДВА СПОСОБА ЭКОНОМИЧЕСКИ ПЕРЕЖИТЬ КОРОНАВИРУС
  • 19.05.2020 - ДЕБАТЫ НАВАЛЬНОГО И СТРЕЛКОВА
  • 18.05.2020 - БЕЗНАКАЗАННОСТЬ ПОЛИЦЕЙСКИХ — ЭТО БЕСПРАВИЕ ГРАЖДАН
  • 18.05.2020 - РОССИЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru