Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[17.03.2020]

КАК СОЗДАТЬ ИЛЛЮЗИЮ ВСЕНАРОДНОГО ОБСУЖДЕНИЯ

Дмитрий ОРЕШКИН: политолог, политгеограф, кандидат географических наук, один из создателей аналитической группы "Меркатор" Института географии РАН, член совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Дмитрий ОРЕШКИН:


Это хорошая иллюстрация того, как власть реально относится к населению. Как к пластилину. То есть, одна показуха.

Всё-таки выборы — это дело легальное, законное, которое должно быть прописано в соответствующих уставах. Если так не будет сделано, то потом любой человек может подать в Конституционный суд за нарушение процедуры. Но там конечно он не встретит понимания по понятным причинам. Но потом он может подать ещё в Европейский суд по правам человека. А там встретит понимание. Потому что эта процедура, которая нам предлагается 22 апреля, не вписывается в корпус законов о выборах. Это очень важно для тех, кто понимает, что такое правовое государство. И что такое право вообще.

Никакого понятия типа общегосударственного голосования в законе не прописано. Плебисцит — это ещё более широкое понятие. У нас в законодательном корпусе нет такого слова. Есть референдум. Но референдум не подходит, хотя он хорош тем, что он прописан в законе. Но там, например, требуется как минимум три месяца на обсуждение.

Там, например, написано, что на обсуждение могут выставляться только взаимосвязанные темы. А здесь у нас одновременно пенсионное обеспечение, русский государствообразующий народ, Бог… То есть, что угодно. Совершенно невозможно, когда 24 страницы поправок вносятся, понятно, они ни в какой избирательный бюллетень как сама Э.А. Памфилова подчеркнула, не помещаются.

Проблема в том, что любой юрист скажет: простите, пожалуйста, у вас по процедуре принято вот это решение общероссийское, некорректно. Любые действия ЦИК регулируются законом. А у нас нет закона об общегосударственном голосовании. У нас по этому поводу есть распоряжение президента. А на основании распоряжения президента ЦИК не имеет права действовать!

ЦИК не подчиняется президенту. Не зря у нас ЦИК формируется по принципу разделения властей: пять человек — из президентского списка, пять человек — от ГД, пять человек — от Совета Федерации. И они все подчиняются федеральному закону, потому что он на всех на них распространяется. Президент не имеет права давать распоряжения ЦИК. ЦИК должен подчиняться федеральным нормам. Поэтому эту предложенную процедуру следует назвать опросом населения…

А европейские правила исходят из так называемого Магдебургского права городов. Когда вот есть город, например, Кёльн в Германии и, у города есть свои права. И за то, что он в государстве и что государство обеспечивает обороноспособность и ещё о чём-то заботится, строит какие-то государственные дороги, — город платит определённую долю из своих налогов в бюджет. А всем остальным он занимается сам. Он решает, где ему строить университет или стадионы, дороги. Он самоуправляется. У него есть свои деньги, и есть такой правовой баланс. То есть городу не интересно ссориться с государством. Государству хотелось бы побольше выдрать из города, но право не даёт. Это называлось Магдебургским правом. Благодаря этому праву европейские города представляют то, что они из себя представляют.

А российские города представляют то, что у нас прав городов защищено в советскую эпоху не было. Партия приказала там построить завод — они построили. Партия приказала этот завод закрыть — они его закроют. И так далее. И поэтому города у нас в значительной части кроме Москвы и наполовину Санкт-Петербурга лежали на боку.

Так вот, мы возвращаемся к этой советской модели, которая и привела к городскому кризису на завершении советской эпохи. И сейчас будет примерно та же ситуация, довольно легко предсказуемая. Зато у центральной власти появляется возможность высасывать ресурсы из территорий и использовать их по своему усмотрению: на войну, на космос, на строительство новых ядерных ракетоносцев и ещё на что-то. Это обычная советская модель, когда мы все едины и непобедимы, но…

Есть такая скучная вещь как право, как параграфы, на бумажке написанные. Пусть они остаются на бумажке. Потому что на самом деле в неправовом государстве то, что написано на бумажке — не имеет силы. Оно имеет силу только в том случае, если за ним стоит реальный интерес. Если имеется интерес власти, то этот пункт заработает в пользу власти. Или как замечательная 31-я статья Конституции, когда власти это не интересно — этот пункт перестаёт работать. В этом и разница между правовым пространством и неправовым.

С одной стороны это хорошая иллюстрация того, как власть реально относится к населению. Как к пластилину. Или я прошу прощения, но в воспоминаниях Хрущёва про Сталина сказано, что Сталин ему говорил, что народ — это навоз, из которого… Я думаю, что он употреблял несколько и другое слово. А Хрущёв, как человек, глубоко нравственный, не мог, естественно, его в письменной речи употребить. Так вот, это навоз, из которого сильная личность лепит что-то. Будем говорить вежливо: пластилин…

Так вот и наша власть тоже так думает. Вот она хочет — слепит так. Хочет — эдак. И народ это проглотит. И поэтому такое отношение к населению — через губу: Мы из него сделаем, что хотим. Это буквально просачивается через все эти игры с Конституцией. Захотели — отобрали. Никакие законы вас не защитят. А вы кто такие? Вы говорите, что это низко? Ну и сидите со своим мнением под лавкой! Всю советскую эпоху сидели и ничего. А товарищи руководили благополучно… Пока всё это хозяйство не развалилось…

                    *   *   *

М. Наки ― Здравствуйте. И сегодня у нас в гостях независимый политолог Дмитрий Орешкин. Перед тем как перейдем к поправкам, которые предлагаются внести в Конституцию, хотелось бы понять, как это всё будет приниматься. В поправках ко второму чтению описана процедура, которая даже сложнее, чем та процедура, которая заложена в самой Конституции. То есть помимо одобрения Советом Федерации, думой и региональными парламентами, там есть ещё то, что президент должен в Конституционном суде это согласовать. И прописано, что плебисцит будет иметь какой-то вес, и в случае непринятия всё это аннулируется. Скажите, пожалуйста, это осложнение процедуры, чтобы чётче, лучше выверить поправки?

Д. Орешкин ― Я думаю, что вам ответят именно так, если вы спросили кого-то из кремлёвских. А на самом деле это для того, чтобы создать иллюзию такого всенародного обсуждения. Потому что я с трудом себе представляю депутата из ГД или скажем, члена Совета Федерации или даже Конституционного суда, который позволит себе высказаться каким-то негативным образом. Все будут говорить, какая отличная идея, как хорошо сделано, легально, с уважением к правовому государству и так далее. И потом Владимир Владимирович Путин всё будет говорить, что всё соответствует всем международным стандартам. Как он обычно это любит делать. Я даже на эту тему говорить не хочу, потому что здесь никаких подводных, надводных или вообще камней не наблюдается. Всё пройдёт как по маслу. Никаких проблем нет.

Есть проблема в другом, и о ней почему-то никто не говорит. А именно — в правовой основе. Дело в том, что может быть вы слышали, научный экспертный совет при ЦИК, детище Э.А. Памфиловой, которая его создавала, в прошлый четверг провёл своё последнее заседание, а в пятницу был единодушным решением членов ЦИК распущен…

М. Наки ― А для чего он создавался?

Д. Орешкин ― Как бы для независимой экспертизы для того, чтобы ЦИК имел перед собой голос экспертного сообщества, которое представляет интересы не чиновного класса.

М. Наки ― То есть больше не нужна независимая экспертиза?

Д. Орешкин ― Дело в том, что, видимо, она оказалась неудовлетворительной. Во всяком случае, как написано в РБК, Э.А. Памфилова имела тяжёлый разговор в Кремле. И после этого тяжёлого разговора совет был распущен. Почему он был распущен?

Ведь в Совете было 77 человек, включая такие яркие личности как, например, Павел Данилин, очень весомый патриот. Он весит 120 килограммов по последним наблюдениям. Или Николай Стариков, который пишет очень много книжек про благотворную роль И.В. Сталина. Там разные люди.

Но были и те, кто действительно разбирается в электоральных процедурах, понимает, как бороться за чистоту выборов. Их было человек 20. Вот один из них — Б.Б. Надеждин, исходя из самых благих намерений, как член экспертного Совета, чтобы помочь ЦИК, написал письмо, которое он разослал членам. Мы договорились его не выводить на публику. Но он сам выступил потом на экспертном Совете и рассказал.

М. Наки ― Теперь можно.

Д. Орешкин ― Он сам озвучил свои тезисы. Поэтому я со спокойной душой их перескажу. Логика у него была такая, что всё-таки выборы — это дело легальное, законное, которое должно быть прописано в соответствующих параграфах, соответствующих уставах. Если так не будет сделано, то потом любой человек может подать в Конституционный суд за нарушение процедуры. Но там конечно он не встретит понимания по понятным причинам. Но потом он может подать ещё в Европейский суд по правам человека. А там встретит понимание. Потому что эта процедура, которая нам предлагается 22 апреля, не вписывается в корпус законов о выборах. Это очень важно для тех, кто понимает, что такое правовое государство. И что такое право вообще. У нас вот есть Надеждин, который это понимает, и как эксперт хотел предупредить ЦИК об этих самых опасностях.

М. Наки ― Из благих намерений.

Д. Орешкин ― Естественно, Бориса Борисовича в нелояльности не заподозришь. Но он действительно юрист, он действительно понимает, какие будут потом последствия. Главная проблема в том, что у нас есть две процедуры выборов. И они прописаны в соответствующих законах. В частности в законе о гарантиях избирательных прав. Это такой рамочный основополагающий закон про выборы депутатов в ГД, в местные муниципальные собрания, региональных губернаторов и выборы президента. Это одна часть и вторая называется референдумом. И никакого понятия типа общегосударственного голосования в законе не прописано.

М. Наки ― И плебисцита тоже нет?

Д. Орешкин ― Плебисцит — это ещё более широкое понятие. У нас в законодательном корпусе нет такого слова. Есть референдум. Но референдум не подходит, хотя он хорош тем, что он прописан в законе. Но там, например, требуется как минимум три месяца на обсуждение.

М. Наки ― Накладывает обязательства.

Д. Орешкин ― Там, например, написано, что на обсуждение могут выставляться только взаимосвязанные темы. А здесь у нас одновременно пенсионное обеспечение, русский государствообразующий народ, Бог… То есть, что угодно. Совершенно невозможно, когда 24 страницы поправок вносятся, понятно, они ни в какой избирательный бюллетень как сама Э.А. Памфилова подчеркнула, не помещаются. Соответственно будем голосовать по принципу: вали кулём, а потом разберём. Спрашивается: кто будет разбирать? Я сильно подозреваю, что разбирать никто не будет. Власть предержащие будут из этого куля выдёргивать то, что им в данном случае нужно.

Но проблема в том, что любой юрист скажет: простите, пожалуйста, у вас по процедуре принято вот это решение общенародное или общероссийское, некорректно. Любые действия ЦИК регулируются законом. А у нас нет закона об общегосударственном голосовании. У нас по этому поводу есть распоряжение президента. А на основании распоряжения президента ЦИК не имеет права действовать!

ЦИК не подчиняется президенту. Не зря у нас ЦИК формируется по принципу разделения властей: пять человек — из президентского списка, пять человек — от ГД, пять человек — от Совета Федерации. И они все подчиняются федеральному закону, потому что он на всех на них распространяется. А когда идёт речь о распоряжении президента, о том, что провести общегосударственное, общероссийское голосование, то здесь получается, что одна из ветвей власти определяет стратегию действия ЦИК. ЦИК должен написать инструкции, как считать голоса, с какого часа по какой идёт голосование, как функционирует избирательная комиссия. Нам сказано, что будут работать примерно как во время президентских выборов. На основании чего? На основании распоряжения президента.

Но президент не имеет права давать распоряжения ЦИК. ЦИК должен подчиняться федеральным нормам. Надеждин с доброй наивной улыбкой на устах говорит, что когда вы всё это проведёте, вам любой юрист скажет, что это филькина грамота. Вам следует назвать эту процедуру опросом населения…

М. Наки ― Есть же наверняка юристы, которые скажут, что да, всё правильно.

Д. Орешкин ― Я имею в виду профессиональный юрист, который исходит из законов, а не из интересов. В нашей стране всё налажено, вертикаль выстроена и поэтому все наши юристы, которые не хотят потерять работу, скажут, как надо. А тот же самый Запад скажет, простите, пожалуйста, но вы поменяли Конституцию, это ваше внутреннее дело, вообще-то говоря, но если по этой Конституции пойдёт что-то дальше, то, в общем, получается, что ваше решение, ваши действия построены на песке. Следующий президент или Госсовет будет назначен на основании общегосударственного голосования, которое вообще противоречит нормам, прописанным в Конституции и в законе об основных правах избирательных граждан…

М. Наки ― Мнение Запада здесь на что влияет?

Д. Орешкин ― В общем, ни на что. У нас же в новой Конституции будет сказано, что в гробу мы видали мнение Запада. У нас первоочередная статья — наше собственное мнение. Очень хорошо. Но любой гражданин РФ, если он такая сволочь, возьмёт и подаст иск в Европейский суд, что его права ущемлены. И Европейский суд помнётся, помнётся и будет вынужден признать, что таки да. Потому что вот вам написаны законы, а вот ваша реальная деятельность. Эта реальная деятельность с законом не совпадает. Они не рассматривают ведь содержательную часть, они чисто формально рассматривают процедуру.

Вот Надеждин про это и рассказывал. Это письмо, которое он имел неосторожность разослать по почте всем членам этого Совета, естественно, сразу утекло куда надо. Естественно, Эллу Александровну куда надо вызвали и объяснили. И Элла Александровна как Тарас Бульба к Совету обратилась, что типа я тебя породил, я же тебя и убью. И в пятницу эта структура достойная перестала существовать, что может и на пользу, потому что этот Совет никогда не мог прийти ни к каким единым заключениям. Потому что люди были диаметрально противоположных интересов, представлений о том, что правильно, что нет, что законно, что незаконно. Теперь будут формировать другой какой-то совет экспертный из более достойных людей, которые правильно понимают правила игры.

М. Наки ― Скажите, пожалуйста, теперь по сути. Что же будет приниматься по этой странной процедуре?

Д. Орешкин ― Так никто же не знает. 24 страницы вы прочитали?

М. Наки ― Частично.

Д. Орешкин ― Я даже не стал читать. Потому что ну что там, там же обо всём буквально! Единственное, что там не упомянули — национальный напиток водку…

М. Наки ― Может быть она входит в наследие СССР или ещё куда-то?

Д. Орешкин ― Наследие предков, может быть да. Потому что на самом деле это вообще получается, ничего не значит. Например, возьмём запрет отчуждения и даже разговоров при отчуждении части российских территорий. Когда припрёт отчудить эти самые территории, а припрёт, потому что Дальний Восток в глубоком кризисе, нужны деньги и большие деньги. И хотелось бы привлечь туда иностранные инвестиции. И они вот здесь через пролив, через Японское море лежат в Японии. И они готовы инвестировать, в том числе миллиарды долларов. А нужны десятки и сотни миллиардов. Но пока не решим проблему с этими северными территориями, эти деньги не придут. И соответственно перед любой будущей властью встаёт конкретный вопрос: или вы хотите поднимать Дальний Восток, и тогда привлекайте инвестиции и договаривайтесь с Японией. Или он будет дальше терять людей.

Нынешняя власть, может ещё терпит, а будущая вряд ли сможет терпеть. И Владимир Владимирович ещё в 2016-ом году говорил, что 17 тысяч человек оттуда уехало за год только из Приморского края. Я уж не говорю про Чукотку, где вдвое снизилось население. Территория будет омертвляться. Значит, придётся насчёт северных территорий договариваться.

М. Наки ― А давно у нас на инвестиционную привлекательность внимание обращают?

Д. Орешкин ― Пока нефть была больше 60-ти — не обращали. Кстати на Дальний Восток всё равно не хватало, между нами говоря. И не будет хватать, потому что чем больше времени проходит, тем больше денег надо вкладывать, чтобы конкурентоспособность среды, привлекательность среды повысить. Так вот, нам объяснят, что на самом деле это же территории спорные, то есть они в собственно составе РФ…

М. Наки ― Никогда и не были….

Д. Орешкин ― И Конституцией как бы они не ограничиваются. Ну, придумают, что сказать. А вот что касается более серьёзных проблем, о которых почему-то мало кто говорит, то это уничтожение того, что называется городское или точнее самоуправление поселковое, сельское и городское тоже. Потому что в ельцинской Конституции прописано чётко, что есть государственная власть и есть самоуправление. Это две непересекающиеся системы власти. А в советской власти была одна вертикаль — центральный комитет наверху. Под ним обкомы — областные комитеты партии, под обкомами — горкомы — городские комитеты партии. Под горкомами — райкомы — районные комитеты. И была вертикаль, и сигнал сверху донизу проходил мгновенно и внизу исполнялся. А здесь получается, что государственная власть кончалась на уровне регионального начальства.

Губернатор, формально говоря, мэру приказать не мог. Поэтому в первую половину 2000-х годов у нас всё время были конфликты между мэром крупного города, например, Екатеринбурга и Свердловской областью. Губернатор Свердловской области хочет из города взять деньги, потому что города производят деньги. Основные доходы — это всегда крупный город. Или, скажем, Архангельск. Там тоже были такие конфликты. Или история была с Волгоградом. То же самое.

М. Наки ― Анархия же кошмар, плохо. Сейчас всё вертикально…

Д. Орешкин ― Да, вот вертикаль примерно так и думает: что же это такое, мэр самоуправствует, и ему сверху нельзя приказать!

М. Наки ― Жуть.

Д. Орешкин ― Вот теперь самоуправляемость городов убрали. Встроили города в систему государственной власти. То есть они будут подчиняться вышестоящему руководству. В переводе на простой человеческий язык это означает, что попытка ельцинской Конституции сыграть по европейским правилам, провалилась.

А европейские правила исходят из так называемого Магдебургского права городов. Когда вот есть город, например, Кёльн в Германии и есть федеральное правительство. И у города есть свои права, и за то, что он в государстве и что государство обеспечивает обороноспособность и ещё о чём-то заботится, строит какие-то государственные дороги, — город платит определённую долю из своих налогов в бюджет. А всем остальным он занимается сам. Он решает, где ему строить университет или стадионы, и какие дороги строить. Он самоуправляется. У него есть свои деньги, и есть такой правовой баланс. То есть городу не интересно ссориться с государством. Государству хотелось бы побольше выдрать из города, но право не даёт. Это называлось Магдебургским правом. Благодаря этому праву европейские города представляют то, что они из себя представляют.

А российские города представляют то, что у нас прав городов защищено в советскую эпоху не было. Партия приказала там построить завод — они построили. Партия приказала этот завод закрыть — они его закроют. И так далее. Так вот, мы возвращаемся к этой советской модели, которая и привела к городскому кризису на завершении советской эпохи.

М. Наки ― А мы возвращаемся сейчас к Конституции или мы давно вернулись и просто закрепляем.

Д. Орешкин ― В некотором смысле закрепляем. Потому что да, мэров сумели перевести в наёмные менеджеры, вместо мэров стали делать сити-менеджеров. Мэр как, например, Ройзман в Екатеринбурге практически был обрезан по своим функциям. Теперь это будет де-юре зафиксировано в Конституции. Ну, важна тенденция этой вертикализации. А проблема в том, что в стране больше тысячи городов. И как бы ни был умён Кремль, он стратегию развития для каждого города придумать не может просто по определению. И в Советском Союзе не мог. И поэтому города у нас в значительной части кроме Москвы и наполовинку Санкт-Петербурга лежали на боку.

И сейчас будет примерно та же ситуация. Довольно легко предсказуемая. Зато у центральной власти появляется возможность высасывать ресурсы из территорий и использовать их по своему усмотрению. На войну, на космос, на строительство новых ядерных ракетоносцев и ещё на что-то. Это обычная советская модель, когда мы все едины и непобедимы, но…

М. Наки ― В итоге всё разваливается…

Д. Орешкин ― …наша территория слабеет, теряет привлекательность. Люди уезжают, и, в конце концов, всё разваливается.

М. Наки ― Не очень привлекательный сценарий. Скажите, пожалуйста, большинство специалистов, политологов, не знаю, были ли вы в их числе, говорили о том, что странные предложения о Боге, о государствообразующем народе, о браке как закреплённом союзе мужчины и женщины — это всё мишура для того, чтобы отвлечь внимание? И естественно это ничего никуда не войдёт? И на это не надо обращать внимания? А тут внезапно оказалось, что это вполне серьёзно предлагается…

Д. Орешкин ― От Бога ведь не отмахнёшься. Теперь, если вдруг в Конституцию Бога не вставят, то получится, что президент — безбожник. Значит, будет Бог. Насчёт Него не переживайте. Непонятно только, как Он будет писаться. С большой буквы, наверное, будет писаться.

М. Наки ― У Дмитрия Пескова сегодня пытались узнать, что за Бог имеется в виду конкретно. Он сказал, что пока…

Д. Орешкин ― Какой надо, так и имеется.

М. Наки ― Что будут дальнейшие пояснения.

Д. Орешкин ― Ну, вам объяснят, какой Бог правильный. То же самое блистательная мысль К.Ф. Затулина про государствообразующий народ. Он эту идею, как и другую не менее блистательную идею, которая называется Новороссия, долго у сердца вынашивал. Теперь получается, что русский — государствообразующий народ. Ну, мне, может, это льстит. А татарину, например? Я не думаю, что калмыку будет приятно понимать, что он не государствообразующий народ. Да, там написаны всякие его права — говорить на своем языке и всё остальное. Но всё-таки мне кажется, здесь есть принципиальное непонимание, и я бы даже сказал, безграмотность. Потому что есть государство и есть нация. Нация — понятие буржуазное, политическое. Американская нация или швейцарская. И есть этнос. Скажем, итальянцы, евреи, мексиканцы в тех же США. Так вот у них единая нация — американская. И у нас единая нация — российская. И в ней есть куча этносов: татарский, башкирский, калмыкский…

М. Наки ― Там под 200 я помню.

Д. Орешкин ― Нет, не надо грязи. Около 100. Но если совсем малые народности, некоторые, кстати, уже и перестали существовать. Кереки на Дальнем Востоке, на севере. На Чукотке. Осталось под сто этносов. Они все объединяются в нацию, которая называется российский многонациональный народ..

М. Наки ― Если не разделяют внутри Конституции.

Д. Орешкин ― Ну вот, когда ты говоришь, что есть один государствообразующий этнос, народ, не нация, то остальные себя чувствуют второсортными. Вот зачем это? А вот затем. Объяснить это, умом понять невозможно! Я помню, как лет 10 назад спорили, что за термин «россияне», говорите: русские. Простите, пожалуйста, но россиянин — это татарин, лоялен РФ, который её любит и которую считает родиной. Имеет он на это право? Не только имеет, но и обязан как гражданин РФ. Но при этом он остаётся татарином, и ему обидно думать, что он не входит в государствообразующий народ. Я думаю, по этому поводу будет некоторые трудности. Получается так, кто чем богат — тот тем и рад. Всё в мешок как Санта-Клаусу записочки, что они хотят получить на новый год. А Санта-Клаус это выкладывает на 24 странички, переписывает и несёт на общее государственное голосование, фейковость которого бедный Борис Борисович Надеждин продемонстрировал, за что и получил, что называется…

М. Наки ― Скажите, пожалуйста, а в итоге такая мешанина внутри Конституции вообще в глазах людей, юристов останется важным и странообразующим документом?

Д. Орешкин ― Майкл, вот это проблема. Потому что все эти игры с выборами или не выборами, с референдумом или общегосударственным голосованием общероссийским. Они, конечно, подрывают остатки доверия к избирательной системе, ГД, Совета Федерации, к разделению властей. И я думаю, что делается это осознанно, потому что когда такая мешанина есть, а у тебя есть такой вязальный крючок. Ты туда запускаешь и то, что тебе нужно из этой мешанины вытаскиваешь и потом сам интерпретируешь. Благо у тебя Конституционный суд тоже на крючке. И получается, что жизнь идёт отдельным путём, а Конституция отдельным. И люди это прекрасно понимают. Ведь, собственно, в советские времена блистательная сталинская Конституция 1936-го года, которую на самом деле писал, насколько я помню, другой человек, которого товарищ Сталин потом смешал с лагерной пылью. Товарищ Бухарин. Она же была полна всяких благ (народ имеет право собираться, народу принадлежат типографии…).

М. Наки ― Прогрессивная.

Д. Орешкин ― Или, мне больше всего нравится статья номер 112 из сталинской Конституции, потому что она самая простая и короткая: Суд независимый и подчиняется только закону. Судьи независимые и подчиняются только закону. Если называть законом волю товарища Сталина, то, безусловно, так. А если есть какие-то другие соображения, которые не совпадают с волей товарища Сталина, то судьи почему-то не подчиняются закону…

М. Наки ― Помимо Конституции и всех происходящих с ней изменений, которые нас ждут, есть явления, которые происходят здесь и сейчас. Например, вечное противостояние власти с оппозицией. И сейчас оно принимает какие-то совсем абсурдные формы. Наверняка слышали про то, что у Алексея Навального и части его соратников блокируют счета родных и близких. У Алексея Навального это дочь, родители пожилые. Это что за новая метода?

Д. Орешкин ― Навальный всерьёз тревожит власть. Потому что его трудно опровергать. То, что он публикует, обосновано документами. Значит надо его лишить политического ресурса. А ресурс политический складывается из многих возможностей. Прежде всего, людей можно посадить, напугать. Самого Навального лучше не трогать. Потому что он человек известный, и продажные западные СМИ поднимут шум и так далее. Но если арестовать счета, да тем более под это найти правдоподобные обоснования… А найти несложно, потому что у людей Навального на счетах десятки миллионов рублей. Налоговая инспекция может задать вопрос: откуда взялось? Понятно, на добросовестное расследование рассчитывать не приходится. Объяснить, что это дедушка оставил — трудно. Значит надо лишить его доступа к деньгам.

М. Наки ― Но у всех соратников и так давно заблокировали, теперь пошли по родственникам: дочери, родители…

Д. Орешкин ― Люди как-то пытаются приспособиться. Если ты арестовываешь счета структуры, то руководитель структуры эти деньги выводит тем людям, которым он доверяет в надежде, что личные счета трогать не будут. Нет, будут трогать и личные счета. Потому что дана команда загнать Навального под лавку. Значит, его надо загнать под лавку. И всеми средствами его загоняют. Это то же самое, что с Конституцией. Сухой остаток будет — его загонят под лавку, я так думаю. Но отношение граждан ко всей этой процедуре, отношение граждан к государству, к тому, как всё это оформляется, оно же понятно. Как всерьёз можно это воспринимать! Как это можно? Наверное, есть люди, которые говорят, что хорошо, потому что они Навального ненавидят. Есть такие. Их много.

М. Наки ― Искренне.

Д. Орешкин ― Да. Но есть такая скучная вещь как право, как параграфы, на бумажке написанные. Пусть они остаются на бумажке. Потому что на самом деле в неправовом государстве то, что написано на бумажке — не имеет силы. Оно имеет силу только в том случае, если за ним стоит реальный интерес. Если имеется интерес власти, то этот пункт заработает в пользу власти. Как замечательная 31-я статья Конституции. Если это власти не интересно — этот пункт перестаёт работать. В этом и разница между правовым пространством и неправовым. А написано может быть всё, что угодно. Надо пригасить Навального — отберём деньги. Ну не будем отбирать как с ЮКОСом, мы механизм просто заморозим. Ну что там, в конце концов, какие-то 70 миллионов. Когти пачкать не стоит. В смысле присваивать эти деньги. А вот их заморозить или отдать в фонд государству — очень даже полезно. И пусть он потом продолжает работу, хотя ему нечем будет платить своим сотрудникам. Не на что будет проводить свои расследования. Логика предельно открытая.

И как раз эта простота людям попроще нравится. А людям, которые понимают, что если право нарушается в отношении одного человека, то оно может быть нарушено и в отношении другого человека. А другим человеком можешь оказаться ты сам. Вот это и проблема. Я поэтому довольно скептически отношусь к демократическим иллюзиям. Потому что если взять ту же Британию, то там несколько столетий в процессе торга, обмана взаимного, между сильными людьми в регионах и в центре шёл торг. Работают эти принципы, которые зафиксированы в Magna Carta или Хартии вольностей. Кстати, мало кто читал Хартию вольностей. А было бы очень полезно почитать.

Это документ 13-го века абсолютно понятийный! Местные бандиты договариваются с государём, которого звали Иоанн Безземельный, а поскольку у него нет земель, соответственно нет силы, и он вынужден принимать условия. Как только он входит в силу, он пытается эти кондиции порвать. Как государыня наша российская Анна. Но работает пункт нормы, пункт Конституции до тех пор, пока за ним стоит реальный влиятельный интерес. Либо финансовый, либо силовой и так далее.

Вот за этими феодалами, которые договаривались с Иоанном Безземельным, интерес стоял. У каждого был свой замок, своя армия. Своя экономика. И в результате как в Магдебургском городском праве в Европе находили какой-то баланс. Дешевле договориться, чем воевать с каждым отдельно взятым городом. А у нас пока просто до этого не дошли. Поэтому когда демократическая общественность говорит: права, свободы — для неё это важно. А материальной основы под этими правами нет. Потому что частная собственность — это база правовых институтов: пока у тебя есть свой интерес, ты его защищаешь. Это как раз и есть институт, защищающий право. А если у тебя нет ни собственности, ни интересов, тебе защищать нечего. Тебе сказали сегодня одно, завтра другое. И ты пошёл, и никуда не денешься. Надо пройти и прожить несколько десятилетий, мне кажется с частной собственностью для того, чтобы это вызрело.

М. Наки ― Скажите, пожалуйста, но здесь уже идёт буквально удар по понятийному аппарату. Потому что когда ты блокируешь деньги оппонента не непосредственно, а его сына, например, который деньги на ноутбук собирает… И все заголовки пестрят: напали на детей Навального. Хоть и финансово.

Д. Орешкин ― А нечего быть ребёнком Навального! Вот вы же не Навальный. Вот вас и не трогают…

М. Наки ― Не Навальный.

Д. Орешкин ― А не надо быть сыном Навального.

М. Наки ― Но это даже в среде, весьма далёкой от коммунистических соображений, от демократических и остального, считается низким. Даже в рамках того понятийного аппарата, который за право.

Д. Орешкин ― Вот здесь вы большую рыбу изволили зацепить крючком. Ведь так оно и есть! И на самом деле весь этот зверинец, мне кажется, важен с двух сторон. С одной стороны это хорошая иллюстрация того, как власть реально относится к населению. Как к пластилину. Или я прошу прощения, но в воспоминаниях Хрущёва про Сталина сказано, что Сталин ему говорил, что народ — это навоз, из которого… Я думаю, что он употреблял несколько и другое слово. А Хрущёв, как человек, глубоко нравственный, не мог, естественно, его в письменной речи употребить. Так вот, это навоз, из которого сильная личность лепит что-то. Будем говорить вежливо: пластилин…

Так вот и наша власть тоже так думает. Вот она хочет — слепит так. Хочет — эдак. И народ это проглотит. И поэтому такое отношение к населению — через губу. Мы из него сделаем, что хотим. Оно буквально просачивается через все эти игры с Конституцией. Захотели — отобрали. Никакие законы вас не защитят. А вы кто такие? Вы говорите, что это низко? Ну и сидите со своим мнением под лавкой! Всю советскую эпоху сидели и ничего. А товарищи руководили благополучно… Пока всё это хозяйство не развалилось.

Это на самом деле ужасно, потому что это значит, что нет правовых легальных способов остановить этот процесс. Таким образом, мы должны будем досидеть до того момента, когда всё сгниёт, и уже всем станет ясно, что так жить нельзя. Это как всем стало ясно к концу 1980-х годов. Сейчас ещё не всем. Слава богу, сейчас у нас рыночная экономика и всё остальное. Но всё больше людей начинает понимать, за кого их держат. Это первая составляющая. И вторая, это то, что как на самом деле власть психологически представляет процедуру управления. У кого ресурс, у кого сила, у кого Росгвардия, полиция и так далее — тот всё и контролирует. А если кто-то там вывалится на улицу — тут будет Тяньаньмэнь или как в Иране 200 человек, кажется, расстреляли. И ничего, продолжает существовать государство. Правда, там на выборах города не пошли 21 февраля. Но Иран себя неплохо чувствует, хотя в нем на 9% упало ВВП за прошлый год. Но и мы тоже потеряли ВВП, а ничего, нас имеют — а мы крепчаем…

М. Наки ― Чувствуем себя так же хорошо, как Иран…

Д. Орешкин ― Ну пока ещё нет.

М. Наки ― Получше.

Д. Орешкин ― Но динамика, тенденция примерно такая.

М. Наки ― А если народ — пластилин и навоз, по крайней мере, так воспринимается, то почему тогда нельзя трогать самого Навального?

Д. Орешкин ― А здесь уже международная связь. Коллективному Путину сейчас надо с Западом мириться. Я так понимаю, это как Хельсинское совещание о международном сотрудничестве 1975 года, когда Советскому Союзу надо было признать послевоенные границы, в том числе разделённую Германию, стену в Берлине, присоединённые территории Прибалтики. И Запад на это пошёл. И Советский Союз был очень доволен, потому что вот теперь он получал легальные границы. Прибалтика есть часть СССР. Хотя Америка в сторонку отворачивалась и говорила, что они не признают отчуждение прибалтийских государств.

Сейчас то же самое требуется сделать коллективному Владимиру Владимировичу Путину с Крымом, что он — наш. Всё, вопрос не обсуждается. Вот насчёт ДНР и ЛНР мы ещё поговорим. Здесь мы готовы проявить гибкость и ещё что-нибудь, а вы тем временем смотрите, вопрос устоялся. Ну, давайте санкции снимать. Мы же хорошие…

То есть лишний раз западное общественное мнение дразнить, во всяком случае, в очевидном пространстве считается невыгодным. Мне кажется, что Путину сейчас надо добиваться снятия санкций, надо налаживать «business as usual» просто потому, что не только денег не хватает, но и технологий. Вот эти ограничения технологий очень болезненно сказываются на ВПК в частности. А мы же должны создавать оборонный щит. А без западных деталей не получается. Детали не поступают из-за санкций. Значит, санкции надо снимать. Значит, надо подождать, пока Запад привыкнет к тому, что Крым наш, что захочет вернуться к состоянию, которое называется «business as usual». И провести совещание по образцу Хельсинского 1975-го года, чтобы всё это зафиксировать. Соответственно дразнить лишний раз публично не стоит.

Если не публично, какие-то закрытые операции и так далее — да, пожалуйста. Но вот так прямо сажать Навального — это значит, сильно наносить удар по своему имиджу не в глазах российских избирателей. С российскими избирателями можно делать всё, что хотим. А если они будут неправильно голосовать, даже не надо газ отключать. Просто поправят как надо и всё. А вот там не очень хорошо.

М. Наки ― Но отставание и санкции могут сказаться не только на военных технологиях, но и на медицинских. Так аккуратно переведу я тему. Скажите, пожалуйста, боитесь коронавируса?

Д. Орешкин ― Я не то что боюсь. Я опасаюсь. Поэтому я, например, приходя домой, мою руки. Но я раньше, честно говоря, их иногда мыл. Но сейчас стараюсь делать это почаще. Дразнить судьбу совершенно оснований нет. Паниковать из-за этого тоже оснований нет. Не вижу. Но если говорить про коронавирус, простите, пожалуйста, берёте данные ВОЗ и, например, смотрите, статистику ДТП. Три тысячи человек в день погибает под колёсами. А от коронавируса в мире три тысячи человек погибло за два месяца. То есть это два несопоставимых понятия. Я понимаю, что они несопоставимы.

М. Наки ― Конечно. Медицинский аспект брать не будем. Политический интересен. До недавнего времени буквально до этой недели его не было в России, в Москве, что многих удивляло, так как мы находимся между Китаем и Европой. Вот внезапно появился. На ваш взгляд насколько власть замотивирована каким-то образом неверно оценивать или неверно фиксировать случаи заболевания?

Д. Орешкин ― Во-первых, не сильно могучая медицинская статистика. Если человек умер от пневмонии, то человек в каком-нибудь городке рядом с Иркутском, я имею в виду, медик вовсе необязательно установит, что это был коронавирус. Умер и умер. Вот если там 10 человек умрёт, это уже будет повод для беспокойства.

М. Наки ― Это уже будет кишечная инфекция.

Д. Орешкин ― Я думаю, нет. Тогда вызовут специалиста, который лучше разбирается, у кого есть соответствующий способ для правильной постановки диагноза. Тогда выяснят. А пока я думаю, что просто несколько человек умерло, и их списали под…

М. Наки ― То есть не злой умысел?

Д. Орешкин ― Да нет, ну что вы. Власть, конечно, не хочет лишний раз беспокоить это самое народонаселение, этот пластилин. Поэтому, конечно, у нас медленнее всё будет. Но потом, вода дырочку найдёт. Понятно, что это появится. Так или иначе, с этим надо бороться. И вот здесь как раз и выяснится, что у нас есть, во всяком случае, мультфильм про то, как летают ракеты на каком-то вечном ядерном топливе…

А вот реальной процедуры ухода за такими опасными людьми, в смысле распространения инфекции, боюсь, что нет. И как наши бедные провинциальные медики будут с такими людьми взаимодействовать — я себе с трудом представляю. Хотя мы же не Иран, у нас всё-таки получше.

М. Наки ― Хотелось бы верить.

Д. Орешкин ― Так оно и есть. Это правда.

М. Наки ― По крайней мере, пока. Спасибо большое. Независимый политолог Дмитрий Орешкин был у нас сегодня в гостях. Запись эфира есть на Ютуб-канале «Эхо Москвы», можете туда заходить и ставить лайки. Эфир провёл Майкл Наки. Всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

В России нет нации. Нация — это совокупность равноправных граждан одного государства. Нации имеются в свободных странах, где все граждане равны перед законом. В России же правящая номенклатура имеет законные и незаконные привилегии и стоит над законом. Ни о какой российской нации говорить нельзя!
________________________________________

На бумаге-то у нас всё есть, что надо. Зато на бумаге (в Основном Законе) нет ни ФСБ, ни путовертикали, ни цензуры, ни путофашизма, ни путопыток… Зато в реальности — сплошное Сказочное Зазеркалье Империи Вранья Держи-Мордор…
________________________________________

Уважаемый Б. Надеждин покусился на основы путивертикали, всего-навсего спросив, как это планируемое на 22 апреля безобразие можно отнести к выборам?
________________________________________

Поправка № 0 в Конституцию Великого Путинизма-Кретинизма:
"Президентом России может быть только Владимир Владимирович Путин".
Аминь.
А в преамбулу: "Лошади кушают овёс и сено" и "слава Богу"…
________________________________________

И не надо приписывать какие-то там глубоко идеологические мотивы шайке мелких примитивных воришек-имитаторов. Ни о каком полноценном настоящем индустриальном капитализме в РФ в полном смысле слова и речи быть не может, даже и о такой его ублюдочной форме, как некий "государственный".
________________________________________

Либо это государство, которое смотрит за правилами игры по прописанной букве, это его основная, первичная функция, либо это просто мафия, корчащая из себя государство и смотрящая за игрой по понятиям, то есть произвольно. Нужно это так прямо и вписать в так называемую конституцию, что правил нет, поэтому как сердце прикажет очередному корольку, так и быть посему. Это будет правда, в отличии от этого конституционного ханжества и показухи.
________________________________________

Что такое "голосование" по изменению в Конституции — где это прописано? И если по инициативе одного, не вполне адекватного человека, такое происходит раз — так может произойти и два и три… Само понятие Конституция обесценивается и принижается до приказа прапорщика…
________________________________________

«Всё больше людей начинают понимать, за кого их держат»…
________________________________________

«— Нет… страна у нас конечно…
— Да… Страна — да.
— И народ.
— Ну, народ у нас вообще прекрасный.
— Люди, правда, говно"…

("День выборов-2")
________________________________________

Русскому, конечно, льстит, что он, якобы, "государствообразующий народ". Татарину, может, это и не нравится, только некоторые из них говорят, что они 300 лет улучшали демографию России, улучшают её и ещё 300 лет улучшать будут.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Майкл Наки

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 01.04.2020 - КАК УКРЕПИТЬ ИММУНИТЕТ
  • 30.03.2020 - ФУТУРОЛОГИ: КАК ИЗМЕНИТСЯ МИР ПОСЛЕ КОРОНАВИРУСА
  • 29.03.2020 - КАК ЗАЩИТИТЬ ЭКОНОМИКУ И ЛЮДЕЙ?
  • 29.03.2020 - РОССИЯ НЕ ХОЧЕТ НИКАКИХ ПЕРЕМЕН
  • 28.03.2020 - ОБНУЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ — ОБНУЛЕНИЕ ПРАВА
  • 28.03.2020 - ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ
  • 28.03.2020 - АРАБЫ УВЕРЕНЫ: ПУТИН ПРОИГРАЕТ НЕФТЯНУЮ ВОЙНУ
  • 27.03.2020 - ИНТЕРВЬЮ НИКОЛАЯ РЫБАКОВА НА РАДИО «КП»
  • 27.03.2020 - ЧТО ТАКОЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ
  • 26.03.2020 - О ЧЁМ ГЛАВНОМ НЕ СКАЗАЛ ПУТИН
  • 26.03.2020 - ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРОНАВИРУСУ
  • 25.03.2020 - СРЕДНИЙ КЛАСС В РОССИИ
  • 25.03.2020 - КОПИТСЯ ВОТ ЭТО ПОНИМАНИЕ У НАРОДА
  • 25.03.2020 - ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ШТОРМ ПРИБЛИЖАЕТСЯ
  • 24.03.2020 - ОТЧЁТ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МВД ПО ГОРОДУ МОСКВЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru