Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[03.07.2020]

ПЕРСОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО ПУТИНА

Дмитрий ОРЕШКИН: политический географ, журналист, кандидат географических наук

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Дмитрий ОРЕШКИН:


Мне кажется, наше государство на глазах превращается в свой праисточник — сталинскую структуру, которую правильно было бы назвать не государством, а вождеством.

Государство — это всё-таки набор институтов, которые как-то взаимодействуют. А вождество — это когда есть один человек, который и верховный главнокомандующий, и идеолог, и вдохновитель, и исполнительная, и законодательная власть, и всё на свете. Всё это замыкается на Владимире Владимировиче.

И эта технология, эта концепция власти естественным образом влечёт за собой все централизаторские функции. Как В.И. Ленин прямо говорил, что надо убирать разделение властей, потому что тогда сильному революционному вождю, которого звали Владимир Ильич, руководить этой страной тяжело — то парламент возмущается, то суды какие-то… Не надо разделения властей! Прямо и чётко говорил Ильич.

Идёт речь об увековечивании личности, не в комедийном разрезе как у Гурбангулы Бердымухамедова, а вот в таком европеизированном отчасти виде. Примерно то же самое было сделано в Крыму — сначала военные, потом референдум, который крымские депутаты хотели провести через 3 месяца, как положено. А его провели через две недели и сказали, что всё по закону.

У нас начинается новый мир, плоский, где и не нужны никакие выборы. Куда лучше-то! Всё прекрасно! У нас такой стабильный лидер! Товарищ Клишас нам всё объяснил, чтобы никто не дёргался насчёт каких-то перемен. Не будет никаких перемен! Так будет всегда! И чего народные деньги на выборы тратить!..

                                                  * * *

С. Сорокина ― Здравствуйте. Это программа «В круге Света». У микрофона Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина. И с нами по скайпу два наших гостя. Это Глеб Павловский и Дмитрий Орешкин. Соответственно, оба политологи. Назвали мы сегодняшнюю программу: политические последствия принятия поправок в Конституцию. Довольно так общо и академически. На самом деле, я вас хотела спросить, поскольку ваше мнение мне очень интересно, как вам статья Путина и что бы это значило? Ваше мнение. Глеб Олегович.

Г. Павловский ― Мне трудно, я немею от восторга. Трудно сказать даже с какого места больше, круче забирает. Я её читал в баре. Поэтому у меня особые чувства были. Я читал в баре, под… она хорошо идёт. Совершенно никаких не было внутренних возражений. Человек описывает внутреннее пространство своего мира или своей комнаты, своей капсулы. Там много узоров. Но тогда не надо было приглашать никого, я думаю на парад. Потому что парад… это какой-то непрерывный марш побед и обид. С оскорблениями по адресу фактически всех возможных гостей…

С. Сорокина ― А сейчас я пока попробую обратиться к Дмитрию Орешкину. Дмитрий, как впечатления от статьи?

Д. Орешкин ― Я согласился бы с Глебом Олеговичем в том, что это действительно какой-то специфический мир отдельный.

С. Сорокина ― А Юрий Георгиевич прочёл или нет?

Ю. Кобаладзе ― Я не прочел, но…

С. Сорокина ― Но в целом одобряю? И какое твое впечатление?

Ю. Кобаладзе ― Странное. Есть некоторые вещи, которые мы давно признали, согласились. И чего их пересматривать? Теперь новая тенденция у нас.

С. Сорокина ― Новое прочтение.

Ю. Кобаладзе ― Надо свыкнуться с этим. У нас много раз пересматривали историю, даже общеизвестные факты. Я когда работал ещё в разведке, помню, рассекретишь комплекс документов. Через месяц к тебе обращаются люди, просят эти документы, а мы им говорим:
— Они секретные.
— Ну, как же, когда их рассекретили, они уже опубликованы?
— А сегодня секретные…

С. Сорокина ― Понятно. Скажи, пожалуйста, ты за парад?

Ю. Кобаладзе ― Я парад вообще с детства любил. Ну, вообще народ любит парады. Это очевидно. Но вообще всё, что сейчас происходит — всё очень странно. Согласись. И парад этот очень странный. При пустых трибунах… Считается, что парад — это важное событие в жизни, что народ любит парады. Смотри, какие интервью на улицах дают. Что для меня, это большая радость посмотреть на технику.

С. Сорокина ― А какие поправки в нашу Конституцию произвели на тебя наибольшее впечатление?

Ю. Кобаладзе ― На меня всё производит впечатление. Особенно то, что я еду по городу, и огромные транспаранты висят: Спасём животных. Ещё что-то спасем. Укрепим... Но главного нет, я не видел, — про обнуление. А ведь это главное…

С. Сорокина ― В Интернете это сплошь и рядом присутствует. И мне прислали знакомые билборд откуда-то из провинции, где портрет Путина и просто: не дай ему уйти.

Ю. Кобаладзе ― Это круто. Остроумно.

С. Сорокина ― Почему мне кажется от чистого сердца?

Ю. Кобаладзе ― Нет, я думаю, это какая-то издёвка. Я не верю, что от чистого сердца. Мне кажется, это очень хитрый издевательский ход. То есть главное затушёвывается. А моя позиция, я считаю, что у нас должна быть обязательно сменяемость власти. Рано или поздно мы к этому придём. Потому что если у нас не будет сменяемости власти, не будет выборов, не будет чётко ограниченное количество лет — ничего у нас не получится!..

Это, конечно, очень странно. Тем не менее, народу нравится. Мне приходит в голову мысль, может вернуться к идее Михалкова, что вообще надо восстановить самодержавие? Наследственная передача власти — почему нет?

С. Сорокина ― У Владимира Владимировича сыновей нет.

Ю. Кобаладзе ― Дочерям.

С. Сорокина ― Тоже возможно. В конце концов, весь 18 век правили царицы.
А как Глеб Олегович думает, почему, собственно говоря, самое судьбоносное не отражалось ни в билбордах, ни в рекламных роликах, которые призывали прийти на голосование?

Г. Павловский ― Конечно, для Путина эмоционально и политически главное — это обнуление. Даже не потому, что как говорят, он рвётся к власти, а потому, что он в ней. А здесь какая-то есть личная причина, причём очень глубоко укорененная. Я не люблю сводить проблемы к инициативе Владимира Владимировича, но в данном случае нет никакого сомнения и, слушая его обращение к нации с большим количеством подарков, просто было видно, что он достал бумажник и готов платить за голосование. Но это невозможно вывести в пропаганду. Потому что тогда получается порнография: я хочу быть всегда. Но это не будет принято в такой форме.

Ю. Кобаладзе ― Почему?

Г. Павловский ― А потому, что он стал раздражать последнее время именно своё большинство. Он стал обременителен для путинского же электората. Тем более что электорат уже, собственно, не электорат, он его не выбирает. Он как бы подтверждает. И вот опросы Белановского показывают клокочущую просто ярость по поводу человека, если он ещё открыто говорит, что да, голосуйте за бумагу, которая сделает меня вечным. И это уже не Конституция даже, это личный документ. Какая-то личная совершенно бумага Владимира Путина. Он персонально практически внесён в Конституцию как особое явление природы и РФ! Ему это нужно совершенно явно. И почему — это очень интересный вопрос. Моя гипотеза, что он чувствует беспокойство в своём ближнем круге. Он хочет от него отгородиться как бы другой легитимностью. Он теперь избран вот таким какими-то народными избирателями, не гражданами. А именно сразу всем народом. Для этого и вот эта странная процедура.

Ю. Кобаладзе ― А что произошло вдруг неожиданного? Он же постоянно говорил, что никогда в жизни не изменит Конституцию, не пойдёт на нарушение. Что произошло такого?

С. Сорокина ― Я хотела спросить Дмитрия, развивая этот Юрин вопрос, это что? Боязнь за свою дальнейшую судьбу, или человек не видит себя ни в каком другом качестве, кроме как на этом самом высоком посту? В чём дело? Почему он никак не хочет отказаться?

Д. Орешкин ― Я думаю, не может. Как минимум есть три резона. Первый — он такой замечательный, но при нём шторма вокруг российской лодки или если угодно атомного ракетоносца всё страшнее и страшнее. А покинуть в тяжёлый момент капитанский мостик для него с его системой ценностей, видимо, недопустимо. Это первый резон. Второй резон. Накопилось слишком много обременений. Он не верит ни в какие правовые гарантии. Неприкосновенность? Он прекрасно знает, что любой преемник способен на многое. Он мало кому доверяет, а может никому. Любой потенциальный преемник может не удержаться от соблазна свалить на него все трудности того самого управления, которое ляжет на шею или плечи этого самого преемника. И третье — это персональное. Личный сдвиг на почве безопасности. Это человек, который всю жизнь усиливал и усиливал свои позиции. Потому что у него внутри сидит всё время мучительное сомнение в том, что он достаточно силён. Это человек, который смолоду пошёл заниматься дзюдо, потом пошёл работать в КГБ. И вот он наращивал вокруг себя броню. Вот эти оборонительные круги как Кащеева смерть на острие иголки: спрятана в яйце, а яйцо в утке, а утка в дупле и так далее. Это уже субъективное. Так что я думаю, в некотором смысле эта картина уже неизлечимая…

С. Сорокина ― Но тогда если она неизлечимая, если он доживёт до 100 лет, то это все 100 лет и будет длиться?!

Д. Орешкин ― Мы будем наслаждаться этой стабильностью. Вокруг будут всё выше и выше волны бушующих океанов, а он будет твёрдой рукой держать руль, который ведёт нас в Северную Корею…

С. Сорокина ― Мы уже и так близко. Но ведь разные варианты продумывались, как продлить пребывание Владимира Владимировича. Почему был выбран именно конституционный вариант? Такое переписывание конституции…

Д. Орешкин ― По скудости ресурсов. Потому что конечно идеальный вариант был бы — присоединение Белоруссии. Тут брызги шампанского, бурные аплодисменты! Народ бы радовался, выражал восторги песнями и танцами, как после «Крымнаша». Но оказалось, что ресурсов в волшебном мешке не хватает даже для того, чтобы прогнуть такого человека как Александр Григорьевич Лукашенко.

С. Сорокина ― Что значит «даже»? Александр Григорьевич — ещё тот деятель! Крепкой старой закалки!

Д. Орешкин ― У Александра Григорьевича нет членства в НАТО, нет ядерного оружия. У него нет нефти и газа. Он как бы гол и бос, рассуждая с позиции кремлёвских высот. И даже он при таких слабых условиях и ресурсах сумел показать такой крайне неприятный кстати, всем окружающим характер. И не поддался. И это значит, что реальные политические, экономические и прочие рычаги воздействия оказываются гниловатыми. Я имею в виду в руках Кремля.

С. Сорокина ― Глеб Олегович, а недостаточно было в той же Конституции написать просто все гарантии, которые охраняют президента? Есть же несколько статей, куда тоже вносятся эти гарантии неприкосновенности и прочее.

Г. Павловский ― Проблема я думаю не в том, чтобы найти способ отложить уход из Кремля. Проблема глубже. Он хочет остаться как бы институтом государства, а не просто получить какую-то страховку. Тем более что он страховке не верит. Тут проблема другая. Он меняет государство. У нас появляется персональное государство Владимира Путина. И он, конечно, мог многими способами остаться. Это же могло быть сделано разными способами. И даже если представить, он хотел лично управлять транзитом власти и лично страховать ситуацию, как он её видит, он ведь боится всё время, что всё рухнет. Страховать и стоять рядом, перестраивать под другой способ жизни, на самом деле.

Что требуется? Это государство нужно было делать другими способами. Он создал суммой поправок политическую систему, которая не может существовать без именно его присутствия. Потому что никто другой просто с одной стороны не сможет принять этот объём власти, и никто не захочет быть в тех же самых элитах. Уже в ближнем круге никто не захочет увидеть другого человека во власти. Потому что они проживут после этого сутки. И здесь возникает проблема адекватности понимания своей политической роли, о которой вы спрашивали вначале.
Неадекватность статьи, неадекватность представления о том, как он там пишет, что нации приходили к нам, мы им давали, и они от нас уходили вместе с нашими землями. Не было такой ситуации вообще в истории России, когда какие-то нации наделялись землями, а потом они уходили. Это уже другое видение себя.

У него известная логика последнего вагона. Поскольку страдает при наших переменах президент, в какой-то момент, когда начинается перестройка или модернизация, реформы, ну давайте зафиксируем этот момент, то есть как ответ сумасшедшего. Поскольку при аварии страдает последний вагон, ну отцепим последний вагон… Вот теперь последний вагон Владимира Владимировича Путина отцеплен. И поставлен отдельно на какой-то станции, дай бог, не на станции Дно.

Система стала нестабильной. Повторяю, эта Конституция не проживёт, боюсь, что и месяца после ухода Путина из Кремля! Она даже не будет отменяться. Просто она выглядит персональным документом, как портрет в кабинете. Ну, ушёл человек — убирают портрет без всяких измышлений…

С. Сорокина ― Но мы уже выяснили, что это может продлиться ещё очень долго.

Г. Павловский ― Нет, это не может продлиться. По простой причине, что РФ — это, в общем, филиал глобализации. Она вообще в отличие от Северной Кореи не находится на половине полуострова и её не снабжает Китай. И Китай не будет снабжать РФ, если в ней установить режим Ына. Поэтому она не может существовать как изолированное государство. Это очень глобализированная система. И мы это видели только что, кКогда пришла пандемия. То есть фактически Путин отошёл в сторону, а управленцы боролись, как могли. Кстати, очень интересно, что сделка населения с властью резко упала из Москвы на местах. И она там, вообще говоря, и остаётся сейчас. Путин пытается её вернуть себе. Он хочет приватизировать вот эти возникшие какие-то новые площадки доверия между населением и местной властью. Он хочет вернуть себе. Собственно говоря, мы это видели во время его выступлений: Деньги даю я!

С. Сорокина ― Причём по всей стране. Это правда.

Г. Павловский ― Так что это можно рассматривать как проблему психиатрическую. Можно рассматривать и как фатальную политическую ошибку. Человек переоценивает свою способность быть арбитром. Он уже не выполняет её даже в той степени, в которой 10 лет назад выполнял.

С. Сорокина ― Хорошо, договорились, что у нас президент, который может сидеть сколько угодно долго на своем посту, вернее ещё 12 лет после 24-го года. Но тут же стали разговоры возникать. Например, Клишас говорит: «Люди — в первую очередь некий политический класс, чиновники, парламентарии, крупные наши политики и члены правительства должны перестать думать о трансфере. Они должны перестать рассуждать о том, кто там будет преемником, когда это произойдёт и так далее». А как можно такое заявлять? Совсем уже какое-то сумасшествие. Как же можно не заглядывать в будущее, не думать о том, кто будет дальше?! Как будет развиваться страна? Мы теперь вообще про будущее не должны что ли думать?..

Д. Орешкин ― Нет, мы должны думать про будущее, которым руководит Владимир Владимирович. Тезис заключается в этом. Стабильность в несменяемости! Он прямо говорит о том, что будет то же самое, поэтому и нечего вам, уважаемые господа переживать насчёт «хромой утки». Она даже прихрамывать не собирается. И согласен во всём, да, здесь есть элемент клиники. Да, есть элемент утраты адекватности. Но я не думаю, что этот процесс должен быстро кончиться. Деградировать можно очень долго и успешно. Но если не до Северной Кореи, то до состояния Ирана. Почему нет? Пока хватает денег оплачивать силовиков и репрессировать каких-то носителей альтернативных идей, опираясь на Клишаса, на всякого рода генералов, можно держать эту ситуацию под контролем достаточно долго. А может, даже неограниченно долго! До белых тапочек…

Примерно такой сценарий нам и светит. В конце концов, почему бы нам ни пойти по пути Аргентины, которая уже сто лет идёт под горку и ничего, всё продолжает идти. А когда-то входила в десяток самых развитых стран. Иранский вариант очень даже подходит. Вот что Путин умеет делать — это держать власть. Он понимает, кому надо что дать, чтобы эту власть контролировать. Он не верит ни в какие бумажки, параграфы, статьи Конституции. Ему важно послать народу сигнал, что вот он легитимно обеспечил себе эту несменяемость. А уж технически обеспечить её, я думаю, он неплохо сумеет.

А то, что людям это не нравится или всё меньше нравится — я думаю, что большинству людей не очень нравилось, как они жили и в советские времена, и ничего, и пока вдруг не оказалось, что так жить нельзя. И пока вдруг Цой не запел, что мы ждём перемен. И произошло только тогда, когда немножко ослабили тиски. Да, страна будет деградировать. А что делать? А что она делает последние 6 лет, позвольте спросить?

С. Сорокина ― Да, совершенно так!

Ю. Кобаладзе ― Прозвучало: опрос Белановского. О чём?

Д. Орешкин ― Что народы негодуют.

С. Сорокина ― Ну как негодуют? Видимо, это касается московской аудитории. Там довольно большой процент…

Г. Павловский ― Он проводил опрос по разным городам. Это отношение городского населения. И что особенно странно, и в каком-то смысле является новым, что высокая степень нелояльности выявилась именно тех, кто раньше был сторонником Путина. Они там определяются в этом качестве. То есть этот сектор недоволен. Но мы в России живём, мы понимаем, что это не означает готовности немедленно выйти на улицу или политически продвигать своё недовольство. Это выжидательное недовольство. Оно пассивное. А это значит, что люди что-то получают при этом от этой системы и боятся это потерять. Это я и называю ситуацией сделки. Она очень устойчива.

Цель сделки — выживание, а не хорошая жизнь, свободная жизнь или ещё что-нибудь, не прекрасная Россия будущего. Власть говорит: если хотите выжить — терпите меня. А я буду управлять вашими доходами, вашим уровнем жизни. И он не будет расти… Но ничего, вы выживете…

Но здесь возник опасный момент, когда пришла пандемия. Потому что возник риск того, что власть не выполнит этой части сделки. И тогда Путин просто отошёл в сторону и передал вот эту борьбу за жизнь и смерть техническим специалистам, медикам и другим. Передал, а теперь он хочет её получить обратно на своё место главнокомандующего.

С. Сорокина ― Мне кажется, это как раз не так уж трудно. Потому что он всё время был на экране, говорил о заботе о населении. Он раздавал деньги детям, малоимущим, бизнесу. Он заявил о повышении ставки НДФЛ для тех, кто хорошо зарабатывает. И это тоже должно понравиться. Мне кажется, вполне оседлал эту тему.

Г. Павловский ― Пока нет. Этого момента не произошло. И его беспокоит это обстоятельство, что он не может сказать, не будет ли новой вспышки. Во-вторых, давайте не так смотреть на статистику, потому что ситуация в ряде регионов не плохая, а очень плохая. А в некоторых она ухудшается, а не улучшается. Поэтому он не может позволить себе просто выйти в белом костюме и сказать: я командую парадом! Поэтому он не может избавиться от назойливой фигуры Собянина, который, конечно, масштабировался, скажем так.

С. Сорокина― За время пандемии как деятель.

Г. Павловский ― Но аналогичные вещи в ряде других регионов происходят. Там просто нет данных, но я думаю, мы это увидим. Ему это не нравится. Поэтому он торопится объявить, что государство — это я, а вы там как хотите. Я деньги буду раздавать. Очень по-купечески это всё выглядело. Очень рад тому, что, наконец, хотя бы IT-сектор получил то, что я помню ещё 10 лет назад… Он не хотел тогда. Наконец, он поверил.

С. Сорокина ― Дмитрий, а вот ещё по нескольким поправкам. Они касаются практически усиления власти президента. Ну, хорошо, оставил он себя на этом поприще надолго, а то и навечно. А зачем это усиление и в отношении назначения, даже снятия премьера? И разделение на две группы министров и часть ведущих министров назначает именно он. И так далее. Это всё зачем?

Д. Орешкин ― Мне кажется, это всё проявление дальнейшей примитивизации государства, которое на глазах у нас превращается в свой праисточник — сталинскую структуру (псевдосталинскую, лайт-сталинскую), которую правильно было бы назвать не государством, а вождеством. Государство — это всё-таки набор институтов, которые как-то взаимодействуют. А вождество — это когда есть один человек, который и верховный главнокомандующий, и идеолог, и вдохновитель, и исполнительная, и законодательная власть, и всё на свете. Всё это замыкается на Владимире Владимировиче.

И эта технология, эта концепция власти естественным образом влечёт за собой все централизаторские функции. Как В.И. Ленин прямо говорил, что надо убирать разделение властей, потому что тогда сильному революционному вождю, которого звали Владимир Ильич, руководить этой страной тяжело — то парламент возмущается, то суды какие-то… Не надо разделения властей! Прямо и чётко говорил Ильич.

Но Путин это говорит в современной форме. На мягком языке. Тем не менее, шаги понятны. Идёт речь об увековечивании личности, не в комедийном разрезе как у Гурбангулы Бердымухамедова, а вот в таком европеизированном отчасти виде. Я не буду говорить о предшественнике этого. Вот то, что Путин написал эту замечательную статью, с моей точки зрения очень чётко показывает его дальнейшие шаги. Он действительно думает, что товарищ Сталин действовал абсолютно правильно по тем временам — как в шахматах, сначала силовиков внедрял, потом, когда внутри стран Балтии появились военные базы, где 20-25 тысяч человек, что сопоставимо с армией этих республик, он предъявлял им ультиматум, в течение 6 часов требуя разогнать старое правительство, назначить новое. В течение 10 суток провести выборы, избрав туда одну-единственную партию, которую назначают в Москве. После этого демократическим путём в этих странах устанавливается новый режим…

Примерно то же самое было сделано в Крыму. Сначала военные, потом референдум, который крымские депутаты хотели провести через 3 месяца, как положено, чтобы было 3 месяца на обсуждение, на дискуссии. А его провели через две недели. И сказали, что всё по закону. Вот теперь нам рассказывают, что это легальная процедура, чистая и аккуратная. То же самое будет сделано с РФ. Да, понятно, что в этом общенародном голосовании очень много сомнительных слабых мест. Но какая разница? Как будто их не было при голосовании в Крыму или в Латвии, Литве, Эстонии в 40-х годах. А после этого уже ничего его сдерживать не будет. И вот это мне кажется на самом деле самым опасным.

Потому что до сих пор всё-таки была процедура выборов. А сейчас возникает такое ощущение, что вообще о следующих президентских выборах не думает. Как будто после этого общенародного голосования начинается новый мир плоский, где и не нужны никакие выборы. Куда лучше-то! Всё прекрасно! У нас такой стабильный лидер! Товарищ Клишас нам всё объяснил, чтобы никто не дёргался насчёт каких-то перемен. Не будет никаких перемен! Так будет всегда! И чего народные деньги на выборы тратить!..

Ю. Кобаладзе ― Хорошая перспектива!

С. Сорокина ― Глеб Олегович, может такое быть, что вообще без выборов останемся?

Г. Павловский ― Путин говорит об абсолютном большинстве населения России. Вот это абсолютное большинство будет генерироваться такими вот средствами. Можно придумать что-то ещё. Плебисцит — не единственный способ. Согласен с коллегой Орешкиным, потому что как ни называй, это уже не государство. Возникает неустойчивая система, которая в отличие даже от среднеазиатских стран порождает целевую политику. Тот же самый господин Клишас, уверяю вас, участвует в борьбе теневых партий, кланов за преобладание… И такая политика только будет разрастаться, поскольку ей запрещено выходить наружу.

Транзит тем самым не запущен. Истеблишмент готовился к выборам — к действительно преемнику как варианту или какому-то коллективному руководству. Сказано, нет, этого не будет. Значит, теперь они начинают готовиться к краху, к моменту истины. И это очень серьёзный момент. Они же не собираются тонуть вместе с ним. Поэтому возникает ситуация, когда фактически Путин зарядил теневую политику с очень сильным энергетическим потенциалом.

А внутри неё возможно возникнет радикальное крыло тех, кто не признает просто это государство. Не признает эту Конституцию. Потому что она уже Конституцией, просто говоря, не является. Все эти люди будут действовать как-то иначе. Наша политика реально изменится. Сколько проживёт такая система, боюсь, не долго.

С. Сорокина ― Дмитрий, это действительно другой политический режим будет?

Д. Орешкин ― По-моему, я это и сформулировал. Это уже будет действительно не государство, это будет структура, я использую термин вождество, заимствованный из средневековой антропологии. Такая современная версия, но, конечно, не северокорейского образца. Это уже совсем что-то запредельное. Но тут будет меньше государства, меньше разделения властей, меньше институтов легального перераспределения интересов, легальной конкуренции элит. И всё большая роль будет принадлежать отцу народов.

С. Сорокина ― Меня больше всего расстроило помимо всего прочего ещё и то, что придумано в отношении Верховного и Конституционного судов. Мне казалось, что эту норму вовсе не надо бы трогать. А оказывается и здесь можно внести некоторые изменения.

Г. Павловский ― Уже надо дойти до конца…

С. Сорокина ― Да, до самого что ни на есть конца!

Г. Павловский ― С одной стороны система власти находится в огромной, может быть максимальной разрухе, здесь можно спорить, что в худшем состоянии: представительная власть или судебная. А я считаю, что исполнительная. Потому что каждый юрист понимает, что у него при прекращении давления даже не только на Верховный или Конституционный, а даже на городской суд или даже, может быть, районный отменит большинство актов последних лет…

Д. Орешкин ― Кроме того, это общенародное голосование — это не выборы.

С. Сорокина ― Конечно.

Д. Орешкин ― И это не референдум. Ведь процедура выборов очень чётко прописана в здоровенном рамочном законе, который называется «Об основных гарантиях избирательных прав». И там же прописана процедура, которая называется референдум. В частности, не меньше 3 месяцев между объявлением и голосованием, чтобы было время для обсуждения. Чёткие права наблюдателей от политических партий, от прессы и так далее. Чёткие формулировки вопросов. Нельзя сваливать всё в одну кучу — все 206 поправок — и про охрану животных и про нерушимость священных рубежей, и про Бога, и про русский государствообразующий народ. А в середине спрятаны два нуля — до 36-го года. Такое просто запрещено в законе о референдуме! Так что сама по себе процедура изначально, она, мягко говоря, вызывает сомнения с точки зрения правовой.

Мало того, что месяц на всё обсуждение отвели. Даже и он не выдерживается. И без наблюдения, потому что как ты можешь наблюдать в течение шести дней за голосованием? Упрощённый вариант протокола избирательной комиссии, там нет данных о том, сколько людей голосовало на дому. А по закону о выборах и референдуме это прописано чётко в бюллетене выборов и референдумов. То есть сделано всё для того, чтобы ловить эту рыбу, которая называется севрюга — севрюга с хреном вместо Конституции!..

А здесь вода настолько замучена, что это что-то советское. Когда вам запустят в довольно мутную жидкость руки по локоть, оттуда вынут цифру и у вас не будет возможности даже приблизительно оценить, насколько она соответствует действительности…

Г. Павловский ― Моя позиция такая. В этой процедуре, если можно так назвать, есть одно обстоятельство, которого не было ни в одних до сих пор фальсифицированных выборах. То есть проведение всероссийского голосования означает плюс некоторое число заболевших, и плюс некоторое число умерших. Причём, видимо, немалое число. Поскольку нет ещё никакого выхода из пандемии… То есть просто это аморальная процедура, которая заранее, это важно, заранее известно, что она будет оплачена какими-то человеческими жизнями. В этом участвовать нехорошо.

С. Сорокина ― Время вышло. Спасибо за разговор. Глеб Павловский, Дмитрий Орешкин были с нами. До свидания. Всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Та конституция, которая есть сейчас, не работает. То, что предлагается — тоже работать не будет. Увы, пока в России действуют не законы, а диктатура.

Власть у нас помолодела,
С огоньком взялась за дело,
Жаль вот только,
Это дело —
Беспредела!
________________________________________

Вождь ведёт нас в пропасть. Но зачем туда идём мы? Давайте пойдём в другую сторону. Без него!
________________________________________

Д. Орешкин: "Пока хватает денег оплачивать силовиков и репрессировать носителей альтернативных идей, опираясь на всякого рода генералов, можно держать ситуацию под контролем достаточно долго. А может даже неограниченно долго. До белых тапочек. Примерно такой сценарий нам и светит".

Эх, знать бы ещё — до чьих белых тапочек — фашизоидно-параноидального
обнулёныша, или всей страны?
________________________________________

Разве историческая миссия интеллигенции быть вожаками уличной толпы? Её историческая миссия — создать качественный интеллектуальный продукт, идею смены несправедливых порядков на порядки справедливые, усвоив которую, народ признает своей идеей.

Почему Ленин называл интеллигенцию говном? Потому, что за неспособностью создать качественный интеллектуальный продукт, интеллигенция вначале сама устанавливает полицейскую власть, потом пытается улучшить её, а когда понимает, что и время безвозвратно утрачено, и полицейская власть неисправима, ведёт себя как кликуша.
________________________________________

"Ежели чувствуешь, что закон полагает тебе препятствие, то, сняв оный со стола, положи под себя" (История одного города).
________________________________________

«Неконституционные по содержанию поправки, принятые в рамках неконституционной процедуры и одобренные не имеющим законного статуса и не поддающимся объективному контролю голосованием не просто сами по себе нелегитимны, а тянут за собой на дно всю конституционную систему».

Сложно для ваты. В идеальной стране плещивого все должны быть бюджетниками. И нынешнее зыбкое равновесие держится на страхе, страхе потерять блага, страх перед неопределённостью будущего, страхе отпасть от государственной кормушки, для элитки страх потерять свои капиталы, и, конечно, страх перед репрессиями. То есть все генетические страхи российского населения, нажитые многими поколениями…
________________________________________

Что народ опять боится потерять? Это капиталистические отношения, которые частично РАЗРЕШЕНЫ. Закон УК о спекуляции восстановить очень легко… А как себя кормить, если главный закон совка восстановят?..
________________________________________

Я предлагаю оппозиции объединиться и организовать СВОИ НЕЗАВИСИМЫЕ СЕРВЕРА для электронного голосования. Голосовать надо не тайно, т.к. большая часть населения ненавидит власть и путинское правление. Взять голосование в свои центры обработки данных.
________________________________________

Вы забыли самый ходовой в нашей стране вопрос "а кто вам разрешил"? В России можно всё, что РАЗРЕШИЛ царь. Такая система называется деспотией.

На Западе можно всё, что не запрещено Законом, такая система называется Правовой. Русские в своём большинстве не понимают, что такое правовая система, поэтому всё время ищут нового справедливого царя. Однако правовую систему невозможно создать царём. Большевики уже пытались — получилась ИМИТАЦИЯ.
________________________________________

Д. Орешкин говорит "вождество". По русски это не звучит. Есть звучный синоним "Фюрерство".
________________________________________

Вот главная ошибка Наполеона была в том, что он был уверен, что его генералы понимают диспозицию так же, как и он. Для него было всё очевидно, и он был уверен, что это очевидно для всех. А генералы не понимали. А он не объяснял.

Сорокина, Павловский и Орешкин, конечно, не Наполеоны, но умные всё-таки люди. И им кажется, что то, что понимают они, очевидно для всего народа. Они живут в своём отдельном мире. А народ — в своём. Дорогие мои, поверьте мне, я часто общаюсь с простолюдинами: они ничего не слышали про какое-то обнуление, про то, что поправки дают Путину вечную власть. Им сказали: голосуйте за поправки, они проголосуют. Они не вдаются в подробности, не читают Эхо, они даже не хотят знать правды, они сразу впадают в истерику, когда начинаешь говорить о политике вообще — мол, отстаньте от меня, у меня свои проблемы.

Вот и всё. Какое на хрен недовольство Путиным, вы что? Народ не заметил, что он делегировал что-то там губернаторам в борьбе с ковидом, все уверены, что он твёрдо руководит всем из Кремля. И большинство даже не задумывается над вопросом о сменяемости власти. Есть Путин? Ну и пусть себе дальше будет, мне это до лампочки, у меня дети малые. Надо галочку поставить — поставим!
________________________________________


ИСТОЧНИК

Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Нравственность (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 07.08.2020 - СОЮЗ НЕСМЕНЯЕМЫХ
  • 07.08.2020 - КАНДИДАТ ОТ «ЯБЛОКА» ОЛЕГ МАНДРЫКИН
  • 07.08.2020 - ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСАНДРОМ ЛУКАШЕНКО
  • 06.08.2020 - О ВАЖНЕЙШЕМ ПРИОРИТЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
  • 06.08.2020 - ЗАРЕГИСТРИРОВАН КАНДИДАТ ОТ «ЯБЛОКА»
  • 06.08.2020 - ИНТЕРВЬЮ ВАЛЕРИЯ ЦЕПКАЛО
  • 05.08.2020 - В ЗАЩИТУ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
  • 05.08.2020 - ЧЕЛЯБИНСКОЕ «ЯБЛОКО» СОБРАЛО 600 ПОДПИСЕЙ
  • 05.08.2020 - КГБ-ШНЫЙ МЕНТАЛИТЕТ ВЛАСТИ КГБ
  • 04.08.2020 - НА ДОЛЖНОСТЬ ГУБЕРНАТОРА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
  • 04.08.2020 - ИЗБИРКОМ ОТКАЗАЛ В ЗАРЕГИСТРАЦИИ
  • 04.08.2020 - ВЕЛИЧИЕ И СКРЕПЫ КАК СОКРЫТИЕ РАСПИЛА
  • 03.08.2020 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО КОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 03.08.2020 - КОРПОРАТИВНАЯ МЕСТЬ НАСЛЕДНИКОВ УБИЙЦ
  • 02.08.2020 - ЗА НАРОДОВЛАСТИЕ И ФЕДЕРАЛИЗМ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru