Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[17.07.2020]

ОПАСНОСТЬ ПОЛНОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ КИТАЯ

Алексей ВОСКРЕСЕНСКИЙ: политолог, китаевед, профессор МГИМО, главный редактор журнала «Сравнительная политика»

ТЕКСТ, КОММЕНТАРИИ

Алексей ВОСКРЕСЕНСКИЙ


рассказывает о шансах России на развитие без попадания в полную зависимость от Китая. Политэкономия эпохи «чёрных лебедей».

Китаю ещё долго придётся оставаться в роли догоняющего Америку, две сверхдержавы «разъединятся», а противостояние между ними усилится. И здесь же вопросы: станет ли Россия «мудрой обезьяной», наблюдающей с горы за битвой тигров в долине, и нужна ли Китаю на его границах сильная, процветающая и независимая Россия?

Об этом и не только рассказал журналисту, дипломату и китаеведу Евгению Верлину политолог, китаевед, профессор МГИМО, главный редактор журнала «Сравнительная политика», автор и соавтор почти двух десятков монографий Алексей Воскресенский.

                                                  * * *

Евгений Верлин: Написанная с вашим участием книга «China and the World», выпущенная издательством Оксфордского университета, минувшей весной вошла в перечень мировых научных бестселлеров. Там вы затронули вопрос о том, как будут строиться взаимоотношения разных стран, прежде всего, России с Китаем. Что-то с того времени принципиально изменилось?

— Я написал о двух опциях: первая — это возможность сближения в тех сферах, которые для нас особенно важны; вторая — продолжение той политики, которая есть. Суть этой политики — сотрудничать в тех вопросах, в которых можно достичь какой-то выгоды, какой-то общности интересов, при этом не формулируя военный союз и не идя на то, что могло бы привести к какой-то степени зависимости.

Но тут случилась пандемия. И далее вопрос: кто и как будет из неё выходить? Мне кажется, у нас недооценивают США, равно как раньше недооценивали Китай. Американцы же более реалистично и прагматично оценивают то, что происходит, но трактуют всё, прежде всего, с точки зрения своих интересов. Для Вашингтона главная из ждущих решения проблем — американо-китайские отношения. То есть прежде всего всех волнует, как будут складываться отношения между этими двумя странами и как будет меняться баланс сил между ними.

Как это оценивается у нас? Одни считают, что США никоим образом не ослабляются, что эта страна остаётся главным мировым игроком и что с точки зрения качества институтов, в том числе военных, остальным державам ещё далеко до США. Китаю ещё долго догонять.

Но вот некоторые наши коллеги в Москве утверждают — особенно на фоне тамошних беспорядков, — что США слабеют…

— Нет, США не ослабнут. Во всяком случае, до такой степени, чтобы полностью утратить мировое лидерство и завтра непременно развалиться. Скажем так: по крайней мере, до 2050 года этого может и не случиться. При сохранении тех темпов экономического роста, что установились при Трампе до начала пандемии, США и Китай шли «ноздря в ноздрю», а по качественным показателям Китай будет оставаться в роли догоняющего ещё минимум одно-два десятилетия.

И всё-таки сторонников второй точки зрения в Москве немало, и они считают, что Китай выйдет, чуть ли не однозначным победителем из ситуации пандемии…
и это, в конечном счёте, приведёт к биполярности. Причём биполярность будет однозначно усиливаться в варианте переизбрания Трампа.

А если не переизберут?

— По вопросу отношений с Китаем в США по большому счёту достигнут консенсус, а это означает, что всё равно будет происходить decoupling, или, если по-русски, разъединение двух крупнейших мировых экономик. Вопрос только в том, что никто не знает, как конкретно будет проходить этот процесс, какие сферы он затронет и каков будет его конечный результат. В ситуации этого разъединения у России, как считают некоторые эксперты, в частности, из Московского центра Карнеги, не остаётся выхода, как идти на ещё большее сближение с Китаем.

Почему?

— Потому что Россия занимает слишком малую долю в мировой экономике, к тому же упали цены на нефть, а российская экономика остаётся не диверсифицированной, да и санкции, наложенные на нас США и Западом, не сняты. А раз так, то единственное направление, куда можно двигаться, это усиливать отношения с Китаем. Тем более, что России надо решать проблему экономического роста, а сгенерировать его можно и легче будет в связке с экономикой Китая, которая сильнее. Вот какая логика стоит за этой точкой зрения.


ПАРМЕЗАН НЕ ПОМОЖЕТ

Но ведь есть и такая точка зрения, что совсем уже плотно «цепляться» к Китаю, — значит, оказаться в зависимости от страны, от которой могут исходить мало предсказуемые угрозы. Та же эпидемия Covid-19 продемонстрировала масштаб этой «непредвиденности». Ведь ещё полгода назад никто ничего подобного — что мы и весь мир будем жить вот так — и представить не мог. И где гарантии, что ничего похожего — или чего-то схожего по масштабам, но совсем иного рода — не произойдёт в обозримом будущем? Тем более, что мы достигли весьма существенной зависимости от Китая в экономической сфере; например, свыше трети машин и оборудования в Россию ввозится оттуда.

— Это правильное рассуждение. Действительно, появление «чёрных лебедей» предсказать практически невозможно. Но мы можем очертить некоторые ограничения, которые стоят перед нашей страной. Что очевидно? Это западные санкции. Точка зрения той части нашей элиты, что все технологии можно легко купить, а экономический рост запустить импортозамещением пармезана, оказалось в условиях санкций несостоятельна.

И второе, что вынесли или должны были вынести в Москве: если международная ситуация обострится, то санкции могут быть ужесточены. При этом нужно учитывать, что в случае переизбрания Трамп усилит нажим на Китай, к тому же, возможны компромиссы и даже какие-то договорённости за нашей спиной. Такую вероятность также не стоит сбрасывать со счетов.

Но в этой ситуации и такая может быть точка зрения у российской элиты — пользуясь ситуаций разъединения — decoupling, взять у Китая всё, что возможно из полученного им у Запада — а Китай получил очень много, — и вот на этой основе наладить действительно взаимовыгодное сотрудничество. В рамках последнего можно попытаться дать жизнь нашим разработкам, которые мы не умеем коммерциализировать.

То есть в части налаживания совместного производства по каким-то товарным позициям мы можем друг другу быть очень полезны. Китай в этом плане для нас — рынок капитала плюс коллективный менеджер, в сотрудничестве с которым можно будет продать этот пока гипотетический совместный продукт на мировом рынке.

Какие-то реальные примеры такого взаимодействия есть?

— Самый яркий пример — это широкофюзеляжный самолёт CR929 совместного производства России и Китая, который призван стать достойным конкурентом западным Boeing 787 и Airbus A350. Он проектируется совместным российско-китайским предприятием CRAIC (China-Russia Commercial Aircraft International Corporation) и будет выпускаться в Шанхае, т.е. максимально близко к перспективным азиатским рынкам. В этом проекте мы делаем те компоненты, которые китайцы не могут делать, в том числе композитные крылья, и в случае успешного серийного производства CR929 может стать источником валютных поступлений для России и площадкой отработки и продвижения наших высокотехнологичных проектов. Подчеркну, что этот самолёт предназначен в основном для азиатских рынков, куда Китай вписан очень хорошо.

Но в российской элите есть ещё и третья позиция. А именно: Россия может наладить прагматичную региональную интеграцию, в том числе используя постсоветский опыт в рамках ЕврАЗЭС, присоединив к этому рынку рынки других евразийских государств, а в идеале расширив это пространство так, чтобы оно захватывало ещё Европу и Китай. И тогда бы появился огромный евразийский общий рынок, который по масштабу был бы сравним или даже превосходил американский. Но здесь всё упирается в то, что мы не можем договориться с Евросоюзом, который не идёт на уступки. И тогда эта часть как бы провисает, значит, остаётся ЕвраЗЭС и его сопряжённость с Китаем, с китайскими проектами.

В таком варианте будут правы те, кто говорит: ну, тогда вы не сможете обеспечивать равноправность внутри этого рынка, поскольку у Китая больше денег, он лучше торгует, будет всегда продвигать себя, а раз так, то маргинализация России неизбежна…


НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ КИТАЙ

Но в рамках этой логики — когда Европа не идёт на наши условия, а мы не можем согласиться на её, — у России остаётся лишь один путь — вползать и дальше в Азию, в Китай…

— Если, конечно, не будут найдены какие-то прорывные решения…

…которые сложно найти в силу того, что мы сами себе закрыли такие возможности, загнали себя в тот угол, где сейчас находимся, и выход из него возможен лишь при условии, если поменяется политика Кремля.

— Именно это и говорит нам Запад: либо вы меняете в России политику, и тогда для вас открываются возможности на западных рынках, либо вы становитесь полностью зависимыми от Китая, поскольку не умеете менять свою политику.

И вот тут наблюдается известная всем дихотомия. У значительной части нашей так называемой элиты недвижимость и счета на Западе, дети тоже, то есть всё это концентрируется не в Шэньчжэне, Даляне или Шанхае.

— Хотя это уже не совсем так, но по большому счёту я соглашусь. Дело в том, что политизированность экономики, да и общественной жизни в целом в Китае суживает сегмент молодых людей, которые бы были ориентированы на Азию и, прежде всего, на Китай.

К тому же, как мне представляется, невозможно сказать, как поведёт себя Китай через 20–25 лет. Помню, когда я был совсем маленьким, то по радио без конца слышались передачи и песни, посвящённые «великой советско-китайской дружбе». «Москва — Пекин, Москва — Пекин, идут народы-братья». А потом всё пошло наперекосяк. Я к чему это вспоминаю? Вот климатологи предсказывают, что глобальное потепление приведёт к тому, что недалеко то время, когда около трёх миллиардов человек в мире будут жить в условиях абсолютной или относительной нехватки воды. Но уже сегодня около 400 млн. чел. жителей северных провинций Китая живут в условиях водного дефицита. Отсюда вопрос: как поведёт себя Китай в ситуации усугубляющегося водного и экологического кризиса с учётом того, что среди китайцев консенсусное мнение в вопросе «отторгнутых территорий»?

— Никак не поведёт, пока у нас есть мощные вооружённые силы. Вообще же, как-то обозначить тренды на 4–5 лет я считаю возможным, а вот на более длительный период — нет. Невозможно предсказать, как поведёт себя Китай даже в среднесрочной перспективе.

Ну, и что тогда получается? Что Россия при нынешнем тренде всё более становится зависимой в экономическом и технологическом отношениях от Поднебесной, превращается в её сырьевой придаток, российский Дальний Восток ещё теснее привязывается к Поднебесной, местные элиты во всё возрастающей степени подкупаются китайцами и т.д. И вот на этом «прогрессирующем» фоне мы не знаем, как поведет себя Китай по отношению к нам с учётом «отложенных» территориальных претензий и возможных новых эпидемиологических, климатических, демографических и иных «чёрных лебедей».

— Ну, страхи о подкупе местных элит существенно преувеличены, так же как о заселении китайцами российского Дальнего Востока. Но если не будет диверсифицирована наша экономика, не будут найдены способы самостоятельно решать наши экономические проблемы, если мы не найдём, что производить и продавать помимо углеводородных ресурсов, оружия и отчасти продовольствия, то нам будет всё сложнее маневрировать в геополитическом плане. У нас нет чего-то конкурентного, кроме упомянутых ресурсов, ну разве что к ним можно ещё воду добавить, может быть, ещё что-то, чтобы как-то ещё поддерживать себя на плаву. Но ведь это не решает в целом проблему сырьевой ориентированности. А уж армия, надеюсь, некуда не денется.

Это понятно, но всё же можно представить «чёрных лебедей» и в варианте усиления националистического крыла в китайском руководстве. И тогда в Пекине решат: давайте усиливать давление на Россию пока она слабая, прибирать к рукам её истеблишмент, лоббировать лояльную нам кандидатуру в новые цари в Кремле, давайте пока не поздно добиваться этого, ибо нам нужен российский тыл, нужны российские (кстати, отторгнутые) земли и ресурсы, нужна вода Байкала, нужен послушный союзник в противостоянии с Америкой…

— Ну, трудно загадывать сейчас, что будет когда-то в гипотетическом будущем, а «чёрные лебеди» на то и «чёрные лебеди», что их появление невозможно предсказать. Пока же точка зрения экспертов из того же фонда Карнеги и других международных мозговых центров: конфликта между Россией и Китаем в обозримом будущем не произойдёт, китайцы не будут делать глупости, как в 60-е. При этом почти все согласны с тем, что зависимость России от Поднебесной возрастать будет. Но здесь есть разного рода нюансы. Китаю нужно обеспечивать рост, а для Китая это гораздо более существенная проблема, нежели для большинства других стран, ибо у него огромное население, причём весьма велика доля бедной его части. Значит, нужно трудоустраивать молодёжь, но это требует роста экономики, что, в свою очередь, востребует ресурсы, которых китайцам не хватает. Уверен, что через год-полтора Китай найдёт возможности обеспечивать рост, у него большие способности этого добиваться, тем более, что на КНР, в отличие от нас, не наложены санкции.

А как же decoupling Китая с США?

— Конечно, замену американскому рынку Китаю найти сложно, но в какой-то мере, уверен, китайцам это сделать удастся. Правда, экономику США как стратегического торгового партнёра Китай потеряет. Вторая сторона этой медали — как разъединение — decoupling — повлияет на нас? Сохранение западных санкций работает на изоляционистскую часть российской элиты, той части, которая не может обеспечить экономический рост, ибо не понимает, как это сделать, не обладая необходимым для этого инструментарием мировой экономической науки. А та часть, которая это понимает, она всё больше маргинализируется, поскольку у неё остаётся всё меньше свободного пространства, в том числе в условиях сохраняющейся угрозы новых вспышек коронавируса. То есть в России с большой вероятностью сохранится госкапитализм, когда всем будет дирижировать государство, в ВВП возрастёт доля распределения, зарплаты станут фиксированными и т.д.

Но тогда, как мне представляется, наша страна обречена на ещё большее отставание от мировых лидеров, на превращение в послушного младшего партнёра Китая, подвозящего топливо и «снаряды» на передовую для китайской армии. Осознаёт ли это российский истеблишмент? И возможно ли предложение России со стороны США нового «плана Маршала» в обмен на decoupling Москвы с Пекином? При этом ведь нам необязательно становиться врагом Китая, можно по отношению к нему быть частью Европы, у которой с Китаем в целом всё хорошо складывается. В практическом плане, по-моему, вопрос стоит так: можно ли добиться улучшения отношений с Западом, не портя отношений с Китаем? Или начнётся такая драчка за Россию между Китаем и Западом, которая это вообще исключает?

— Есть, конечно, такая страшилка, когда прозападная часть российской элиты прибежит к Путину и скажет: давайте срочно налаживать отношения с Западом, пока мы не оказались крайними в новой холодной войне. В 2014 году у нас, очевидно, возобладала точка зрения сторонников «разъединения» с Западом: заполучить Крым, поставить заслон дальнейшему продвижению НАТО на Восток и т.д. Ультранационалисты тогда даже предлагали разместить в Крыму ядерное оружие, чтобы сместить военный баланс в нашу сторону и начать полноценную холодную войну на выживание.


ВАЖНО, КТО ОКАЖЕТСЯ БОЛЕЕ ИЗОБРЕТАТЕЛЬНЫМ

Думаю, до холодной войны мир не дойдёт. В этом варианте плохо будет всем, а в особенности — Китаю, ибо в варианте холодной войны там упадёт уровень жизни, подорвётся экономический рост и утратится легитимность коммунистической партии, авторитет которой, очевидно, держится на победе в гражданской войне в 1949 году и на четырёх десятилетиях успешных реформ. Холодная война застопорит экономический рост в КНР, а ведь этой стране нужно не просто поддерживать достигнутый уровень жизни, а добиваться новых уровней благосостояния, давно заявленных руководством страны. В случае же, если на этом фронте произойдут неудачи, политические проблемы неизбежно возникнут.

Если вернуться к глобальному раскладу, то сейчас важно, кто будет более изобретательным, у кого окажутся крепче нервы, кто успешней выйдет из пандемии. И вот применительно к России вопрос стоит так: может ли наша политическая элита пойти на меры, способные обеспечить такой рост, который в идеале сделает невозможным дальнейшее отставание нашей страны от мировых лидеров? Тогда и зависимости от Китая не будет. Ведь не говорят же о зависимости, скажем, Португалии и Греции от Китая, хотя там китайцами много чего куплено.

Там об этом не говорят, ибо эти страны входят в Евросоюз и НАТО, то есть у них в тылу есть некий противовес Китаю. А вот у России такого противовеса Китаю, «тыла» надёжного нет. Мы фактически ведём игру с нашим великим соседом один на один. При этом китайцы просчитывают свои ходы не на годы, а на десятилетия вперёд.

— И это действительно серьёзный вызов. И он, увы, стоит перед Россией на фоне сохраняющихся санкций Запада, которые сложно назвать достижением нашей «независимой» политики. Это на самом деле поражение нашей дипломатии. И вопрос в этой связи встаёт так: что должно быть изменено, чтобы тот сценарий роста зависимости от Китая, который сейчас кажется (при сохранении нынешних трендов) неизбежным, не осуществился?

Что нам нужно предложить Европе, чтобы рынки для России открылись? Либо всё оставляем как есть, чтобы санкции продолжались, либо что-то попытаемся изменить? Ведь в Европе есть страны (Франция, например), которые хотят развивать отношения с Россией, чтобы увеличить свою независимость от США. Ну и возникает ещё один очень интересный вопрос: можно ли выйти из тупика в российско-американских отношениях при сохранении нынешнего уровня хороших отношений с Китаем? То есть можно ли в ситуации ухудшения отношений Китая и США добиться того, чтобы отношения России с каждой из этих стран по отдельности были пусть не лучше, но конструктивнее, чем у США и Китая между собой? Чтобы у России и с Китаем, и с США пошла движуха, а у США с Китаем — разъединение?

Вы как-то говорили, что великая страна не та, которая не признаёт ошибок вплоть до своего развала, а та, что способна исправить их и пойти другим путём, что и является ответственностью элиты. Позволю предположить, что наша элита озабочена прежде всего выживанием себя любимой и сохранением своих активов и состояний, нажитых при Ельцине и Путине, нежели мечтой о превращении страны в действительно передовую и процветающую державу.

Не уверен, что этого сильно хочет Европа, ещё меньше уверен, что этого хотели бы в США и совсем не думаю, что сильную, процветающую и независимую Россию хочет видеть на своих границах Китай.

— Согласен. Во всяком случае, рассчитывать, что нас кто-то будет энергично и бескорыстно вытягивать в передовые державы, точно не приходится. Но сформулировав ответ на это предположение, мы тем самым ответили и на все поставленные ранее вопросы, не так ли?



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Интересная тема, хотелось бы побольше реалистичной информации об отношениях России и Китая. Но очень много тумана.
_______________________________________

Вероятно, так и есть, за исключением необоснованных надежд на совместные с КНР проекты.
_______________________________________

В российских школах всё больше школьников начинают учить китайский, тогда как наша элита отучается грамотно говорить и писать на русском. Деградация человеческого капитала, о которой у нас стараются молчать и не замечать, постепенно начнёт разъедать и ВПК, а затем и вооружённые силы.

Последние события в Норильске показали, что народ у нас вроде туземцев, которые своим трудом в неблагоприятной окружающей среде, куют богатства олигархии. Замечу, не только в Норильске, но и в Красноярске, и на многих других территориях.

В США президент не может быть на своём посту более 8 лет, но это не мешает американской экономике стабильно расти. У нас пожизненный президент, но никакого стабильного роста и застой…

Вопрос «куда нам плыть?» будет решать не народ, а олигархия. Если она уже обосновалась на Западе, не всё ли равно с кем дружить, лишь бы сохранить источники своих доходов.
_______________________________________

Мир знает несколько историй глобального доминирования наций. С Испанией и Португалией связана эпоха великих географических открытий 15—16 в.в. и колонизация Америки. Британия перехватила у них знамя морского владычества в 17-ом веке и не отпускала его до 20-го века. Франция спорила с Британией здесь и там, ненадолго завоевав Европу и удовольствовавшись в итоге парой скромных пятен на карте. Еще скромнее оказались колониальные возможности Германии или Голландии, территориальное присутствие которых вне Европы не каждый сегодня и вспомнит.

Россия с 16-го века увлеклась восточными землями, затем 150 лет топталась на одном месте в Америке, на 200 лет завернула в пески Средней Азии, но в итоге вернулась в свои леса и болота. Это всё истории физического присутствия европейцев в других странах и землях. Где-то они остались, откуда-то ушли или смешались с местными народами.

Гораздо интереснее гуманитарный след, оставленный европейцами. Народы, живущие в Америках, говорят на европейских языках, государственное устройство африканских и азиатских стран копирует системы управления их бывших метрополий, культурное влияние европейских колонизаторов является всеобъемлющим.

Всё это стало возможным благодаря не только прозелитическому характеру христианства, но и простоте европейских языков, которые, в отличие от большинства мировых наречий, не являются тоновыми, т.е. высота звука в них не несёт смыслоразличительную функцию.

Всё вышесказанное совершенно не относится к Китаю. Язык, как в графическом представлении, так и на слух значительно сложнее английского. Суррогат религии, замешанный на мудрости древних, озарениях Маркса и твёрдости партийной линии, вряд ли может соперничать за умы с американской мечтой. Государственное устройство Китая вряд ли может использоваться в качестве франшизы. Китайская индустрия развлечений, предназначенная для продвижения китайского образа жизни, никого в мире никогда не заинтересует, даже если все вдруг начнут понимать птичий язык китайских артистов и исполнителей. В то же время, англоязычная культура и американский образ жизни не имеют сегодня альтернативы в качестве того, к чему стремится весь мир, в том числе, Китай.

Что касается земли родных осин, то своё культурное влияние Китай пока смог оказать здесь только на одного крикливого ведущего на телевидении, который любит нарядиться в маоистский френч и порассуждать о закате Западной цивилизации.
_______________________________________

Насколько я вижу, уважаемый профессор неявно даёт понять, что без ухода из Крыма и Восточной Украины никакого сближения с Западом не будет, а без такого сближения перспективы не очень хороши. Но такой уход равнозначен полной смене власти в России, а я не вижу, чтобы в обозримом будущем Путин с России слез.
_______________________________________

Можно выйти с востока Украины, а за Крым откупиться. Но никто этого делать не будет.
_______________________________________

Был в командировке в Китае два раза, знание о Китае очень поверхностное, но сложилось такое впечатление, что китайцы нас не любят, преклоняются перед Западом и Америкой в особенности.
_______________________________________

Странно было бы, если бы китайцы преклонялись перед экономически ничтожной по сравнению с ними Россией.
_______________________________________

Забавно, но адепты СССР на постсоветском пространстве точно так же поклоняются Китаю, мол вот это странищща, показывает пендосам кузькину мать, вот это настоящий коммунизм, а не эти Горбачевы. Чайна Намба Уан! Первые претенденты на коллаборационизм, я думаю.

И вот когда эти адепты совка/любители Китая начинают что-то говорить про Польшу, прогнувшуюся под США, становится очень смешно, настолько примитивные у них проекции и полное отсутствие самоиронии.
_______________________________________

Совсем не обязательно разговаривать с китаеведом, чтобы убедиться — везде полная беспомощность и бесперспективность: "как старший скажет, так и будет!" Хотя ответы лежат на поверхности, когда совершенно понятно, каким образом сложилась нынешняя ситуация, с каких демаршей 2008-го, а потом 2014-го года началась деградация во взаимоотношениях с Западом, а сближение с Китаем стало элементом давления на Запад.

Вся логика жизни толкает в обратном направлении — избавиться от менеджмента "неудачника", исправить сделанные ошибки, и интегрироваться в Европейские структуры. Нынешней элитке вернуть доверие Запада просто невозможно. Так что, только после них…
_______________________________________

Да, ответ всем очевиден. Просто профессор очень аккуратно и тактично пытается обходить этот вопрос и маскировать этот ответ. Ведь его зарплаты и статусы в РФ при нынешнем царе тоже важный фактор его анализа международных отношений. :)
_______________________________________

К сожалению всё это сложилось не только из желания набить карман ребят из Кремля и иже с ними. Те же западные друзья тоже себя повели очень неадекватно. Ещё в 1994, а потом и в 2000. Посмотрите на действия Клинтона и Дика Чейни. Все следующие за ним последовали.

А «солнцеликий» и его компашка решили в ответ тоже быть очень крутыми. В РФ давно очень складывается менталитет как можно большего не следования законам. И такой менталитет как у власти, так и у населения. И всё это просто следствие отсутствия доверия между людьми, ну а дальше — странами.
_______________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений Верлин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Международные события (0) > Китай (0)
  • Международные события (0) > Европа (0)
  • Международные события (0) > Юго-восточная Азмя (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.09.2020 - УШИБЛЕННЫЕ ШИРЬЮ
  • 15.09.2020 - ПОБЕГ ИЗ РУБЛЯ
  • 10.09.2020 - ЭПИДЕМИЯ БЕДНОСТИ
  • 07.09.2020 - БЕЛАРУСИ НЕ ХВАТАЕТ СИЛОВИКОВ?
  • 05.09.2020 - БИЗНЕС И ЗАКОН В РОССИИ
  • 31.08.2020 - БОЛЕЗНЬ ВЕЛИКИХ ДИКТАТОРОВ
  • 30.08.2020 - АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ В ГОСТЯХ У ДМИТРИЯ ГОРДОНА
  • 25.08.2020 - БИЗНЕС В БЕЛОРУССИИ
  • 25.08.2020 - «ГРАЖДАНЕ, ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ…»
  • 23.08.2020 - ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
  • 23.08.2020 - ПРЕСТУПЛЕНИЯ РОССИИ И БЕЛАРУСИ
  • 19.08.2020 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ О ПРОТЕСТАХ В ХАБАРОВСКЕ
  • 18.08.2020 - ОТ «КУРСКА» ДО МИНСКА
  • 18.08.2020 - ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ БЕЛОРУССИИ И МИРА
  • 17.08.2020 - ВЫБОРЫ, КОТОРЫЕ НЕВОЗМОЖНО ПРОИГРАТЬ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru