Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[17.12.2020]

РЕЗУЛЬТАТЫ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

Кирилл МАРТЫНОВ: российский журналист, публицист, переводчик и блогер, философ, специалист в области современных политических теорий, аналитической философии и социологии, кандидат философских наук, доцент

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Кирилл МАРТЫНОВ:


Российские власти не стесняются врать — мы прекрасно это знаем — по самым разным вопросам: спорт, яды, отравления, возможно, вакцины. Поэтому уровень доверия к официальным заявлениям российских властей в целом очень низкий.

Причём он низкий даже у тех людей, которые вроде бы сами должны российским властям и доверять, потому что они на них работают. Институты российские не настроены на то, чтобы, действительно, приносить пользу людям.

И в результате российская дипломатия фактически вытеснена со всех международных площадок и находится фактически в состоянии холодной войны. Мы, конечно, этому не рады, но после отравления Навального речь идёт действительно о крайне холодных отношениях, которые близки уже к тому состоянию, которое было в середине 80-х годов прошлого веке.

А если единороссы возьмут тотальное большинство в думе 8-го созыва, то это означает, что у нас сложится такая «минская политика», когда совсем не важно, кто за кого проголосует. У нас и раньше было не важно, а теперь совсем значения иметь не будет, какие там новые партии пытаются в эту игру с согласия администрации играть. У нас будет просто полное рисование, как у Лукашенко. Так же и у нас нарисуют 80%.

                                                  * * *

М. Курников ― Здравствуйте! В эфире программа «Персонально ваш». У микрофона — Максим Курников. Я нахожусь в студии. А со мной по видеосвязи — Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты». Здравствуйте, Кирилл!

К. Мартынов ― Добрый день!

М. Курников ― Кирилл, боитесь прививок?

К. Мартынов ― Боюсь некоторого неравенства, которое здесь возникает и того, как в российских условиях прививки будут распространяться, и того, насколько доступны гражданам России достижения мировой медицины в нынешнем российском контексте. Вот всё это вместе — отсутствие выбора и приоритеты, которые государство перед собой ставит в этой прививочной кампании — вызывает, конечно, тревогу.

М. Курников ― А разве мы не в авангарде мировой медицины сейчас? У нас прививка, чуть ли, не первая в мире появилась.

К. Мартынов ― Вы знаете, мы абсолютно точно в авангарде, а при этом все люди, которые могут немного себе позволить располагать какими-то ресурсами, деньгами, они стремятся в арьергард уйти и получить вакцину от Pfizer.

М. Курников ― А почему?

К. Мартынов ― Я провожу здесь параллель с Сочинской Олимпиадой, потому что там тоже были огромные медицинские достижения, продемонстрированные российским спортом. И попутно в течение 6 лет после этих событий продолжается тотальный скандал по поводу того, как именно мы там всё выиграли.

Тут есть такой парадокс, что даже если «Спутник V» был бы идеальным лекарством, прорывом российских медиков, абсолютно безопасным и передовым, номер один в мире, то всё равно этому мало кто был бы готов поверить с учётом, конечно, контекста, в котором мы находимся.

А контекст тот, что российские власти не стесняются врать — мы прекрасно это знаем — по самым разным вопросам: спорт, яды, отравления, возможно, вакцины, а, возможно, нет. И уровень доверия к официальным заявлениям российских властей в целом очень низкий. Причём он низкий даже у тех людей, которые вроде бы сами должны российским властям и доверять, потому что они на них работают.

М. Курников ― Кирилл, как же… как говорится, то бензин, а то дети. Разве это та тема, где государство так будет себя вести?

К. Мартынов ― Мы в этом году уже видели неоднократно, как государство ведёт себя в сфере медицины, когда это касается детей. Мой центральный тезис: это такая политологическая оптика, когда все ваши институты настроены так, чтобы отчитываться перед начальством. Если надо отчитываться перед главным начальником, то все эти институты заинтересованы в том, чтобы врать и получать выгоду до тех пор, пака начальство в это верит.

Институты российские не настроены на то, чтобы, действительно, приносить пользу людям. В сфере медицины это становится критической проблемой, даже если на этот раз они каким-то чудом сделали эту вакцину безупречно.

М. Курников ― Кирилл, давайте тогда попробуем на это с оптики политической, политологической посмотреть на это. А получится ли это первенство, которое заявлено, как-то конвертировать в политический смысл и на международной арене внутри страны?

К. Мартынов ― Это хорошая постановка вопроса. Потому что мы видели несколько раз, как Владимир Путин пытался предложить западным странам свою помощь. Это такой широкий жест, и понятно, что это некоторая переговорная позиция, когда российская дипломатия фактически вытеснена со всех международных площадок и находится фактически в состоянии холодной войны. Мы, конечно, этому не рады, но после отравления Навального речь идёт действительно о крайне холодных отношениях, которые близки уже к тому состоянию, которое было в середине 80-х годов прошлого веке. И в такой ситуации российские власти пытаются использовать наши медицинские успехи как способ сделать широкий жест, показать, что мы готовы всем странам помогать, кто в этом нуждается.

Но после того как несколько раз и на самом высоком уровне такое предложение было сделано, что Россия готова сотрудничать и поставлять свою вакцину, я так понимаю, очередь из желающих вакцинироваться «Спутник V» тоже отчего-то не выстроилась. Интересный вопрос, отчего? То есть, возможно, это всё из-за такого же недоверия к российским властям. Условно говоря, никогда не знаешь, какое вещество окажется в ампуле…

А, с другой стороны, может быть, действительно, хорошо, когда у тебя есть выбор. Это когда есть несколько коммерческих компаний, которые не контролируются государством, свободные медиа, независимее эксперты, и ты на этом рынке выбираешь, какую вакцину тебе взять.

Вот мы с вами как россияне лишены доступа к этому конкурентному рынку решений. Это очень плохо на самом деле, это очень трагический итог пандемии. То есть будет здорово, если всё обойдётся, всё пройдёт для нашей страны без последствий, то есть вакцина будет действовать. Но в данном случае у нас нет медицинского рынка, который напрямую не зависит от государства.

М. Курников ― Кирилл, вы говорите, что очереди не выстраиваются за нашим «Спутником», а я лично видел сообщение, как ряд государств — Венесуэла и ещё некоторые, наоборот, очень хвалят вакцину, ждут её.

К. Мартынов ― Список тех стран, которые могут встать в очередь, в общем, предсказуем, я думаю. Начинаться всё будет, наверное, с Абхазии. А заканчиваться группой непризнанных территорий, которые поддерживают российскую военную политику, потому что других союзников у них нет.

М. Курников ― Давайте тогда еще об одной теме поговорим, которая связана с международными делами. Тут как раз дело ЮКОСа рассматривалась в суде Нидерландов и опять не в нашу пользу. Надо сказать, что вчера буквально министр юстиции предупредил, что против нас будет юридическая война. Так что, это она и есть?

К. Мартынов ― Мне интересно, Максим, как вы формулируете: «в нашу пользу», как будто каждый российский гражданин сел и с калькулятором посчитал, что ему выгодно: чтобы ЮКОС получил эти возмещения или чтобы «Роснефть» никаких потерь не понесла?

М. Курников ― Я просто только что разговаривал с Песковым, поэтому у меня оптика соответствующая.

К. Мартынов ― Да, часто так бывает, что мы как граждане страны начинаем свою позицию отождествлять с государственной даже тогда, когда это абсолютно нам ничего не сулит. Я тоже в эту ловушку иногда попадаю.

Я думаю, что позиции российского государства во всех международных судах сейчас достаточно слабые. История разгрома ЮКОСа крайне сомнительна, как, впрочем, и история создания ЮКОСа во время залоговых аукционов.

Но сейчас просто вообще плохой момент для защиты российских интересов за рубежом, потому что эти интересы всегда строятся на каком-то уровне доверия и каких-то нормальных переговоров. Я всегда этой теме обращаюсь.

Когда Le Monde опубликовал этот слив несколько месяцев назад о том, как шли закрытые переговоры Макрона с Путиным, это были в дипломатическом смысле вытаращенные от ужаса глаза у французов, потому что они, я думаю, до сих пор шокированы, что с ними вообще так можно разговаривать.

То есть понятно, что суды должны руководствоваться буквой закона, и, наверное, в демократических странах они на документ смотрят больше, чем на какие-то внешние обстоятельства. Но в любом случае история о том, что российское государство действует в лучших интересах российских граждан, вызывает сомнения по всему миру. И это накладывает отпечаток на всё то, как Россию представляют чиновники, российские дипломаты — представляют российские именно интересы на международной арене.

М. Курников ― В некотором смысле вы подтверждаете то, что говорят нам пропагандисты. Эти суды ангажированные. Они изначально нам не верят, они предвзято рассматривают наши дела. И вы говорите, что нам никто уже не верит, и вредят.

К. Мартынов ― Дело в том, что для того, чтобы нам, точнее не нам, а российским чиновникам верили, российские чиновники должны соблюдать некие правила игры. Начиная с истории с Крымом и всем, что дальше последовало за этим, это было тотальное нарушений правил игры. И, разумеется, в этой связи любой суд, рассматривая дело против Российского государства, будет крайне тщательно исследовать доказательства, которые официально представлены российской стороной.

Пропагандисты, условно говоря, всё это объясняют русофобией, а я бы объяснил это рецидивизмом со стороны самих российских чиновников, которые тотально делают всё, чтобы в любом международном институте отношение к России ухудшалось. И, разумеется, оно ухудшается…

М. Курников ― Кирилл, вы упомянули по поводу создания ЮКОСа. Стало понятно, что к залоговым аукционам вы относитесь как к какой-нибудь сомнительной операции. А вам что, нужна какая-то оценка правовая? Нужно это переоценить нам всем? Были другие пути, нужно было как-то по-другому это всё делать?

К. Мартынов ― Абсолютно точно! Тогда, наверное, были другие способы приватизации. И, например, я много думал о том, что в этот момент времени одна из причин, почему крупные проекты, которые стоили сотни миллионы долларов, покупались за десятки миллионов долларов, оказались в частных руках. Это происходило потому, что российские власти в тот момент времени, мне кажется, тоже были большими патриотами на свой лад. Тогда Анатолий Борисович Чубайс к этому имел отношение. Они приняли решение в отличие от Польши не пускать на рынок ни в каком виде иностранных инвесторов. И проходило это, мне кажется, под лозунгом о том, что мы должны защитить российскую народную собственность и отдать её тем собственникам, которые готовы её забирать внутри страны.

Это означает, что конкуренция за эту собственность была низкая. Активы были только у группы коммерческих банков к этому моменту. И получается, что ради идеи какого-то патриотического выбора правительство провело тогда приватизацию в неконкурентном виде.

М. Курников ― Просто если бы участвовали иностранные компании, очень сильной тогда левой силе в лице КПРФ это было бы таким козырем: «Вот смотрите, они разорили страну».

К. Мартынов ― Совершенно верно. Но вот видите, у вас есть выбор между тактической победой на выборах 1996-го года и проведением более честной процедуры приватизации. И выбор был сделан в пользу тактической победы. Мне кажется, это крайне интересная история. Она ещё ждёт своих исследователей помимо новой книги Зыгаря, которая отчасти этому сюжету посвящена про выборы 96-го года как раз. Единственно, что здесь надо оговориться, что Ходорковскому отомстили не за эту процедуру залоговых аукционов.

М. Курников ― Кирилл, вас сегодня не удивляет такой левый поворот Михаила Ходорковского?

К. Мартынов ― Я не очень слежу за риторикой Михаила Борисовича. Мне кажется, что он пытается понять Россию и отнестись к России как человек, который мог бы в своём нынешнем статусе для неё что-то сделать. А для того, чтобы сделать что-то хорошее, нужно сначала её понять. В России исторически очень сильна эта риторика социальной справедливости. И сейчас, когда главные темы — это неравенство и несправедливость, с которой российские граждане сталкиваются — у нас в Европе один из самых высоких уровней социального неравенства и имущественного разрыва в доходах, — и поэтому игнорировать условно левую повестку, это немного стыдно.

То есть любой добросовестный политик или человек, который говорит о российском положении вещей, должен учитывать этот растущий разрыв между топ-менеджерами и чиновниками с одной стороны, и людьми, которые в России доживают. И вне зависимости от наших взглядов, левых или правых нужно иметь позицию какую-то по этому поводу. Вот, мне кажется, Ходорковский этим путём пошёл.

М. Курников ― Вы, когда говорили про приватизацию, упомянули Чубайса, и слышно было, что в вашей коннотации Чубайс некий символ неравенства. Видел, что вы в социальных сетях писали тоже про Чубайса с иронией некоторой. Что за фигура сегодня Чубайс?

К. Мартынов ― Я думаю, что это фигура трагическая в первую очередь. Это такой символ амбиций и надежд, которые были у новой России 20 лет назад, даже уже больше, чем 20 лет назад — четверть века, и которые были разрушены, наверное, самим ходом истории, хотя, наверное, и ошибками тех людей, которые эту историю создавали.

Я к Чубайсу скорее хорошо отношусь. Я думаю, что он умный человек. Я думаю, что он вместе со всеми тогдашними реформаторами и с Егором Гайдаром, действительно, попытались взять на себя ответственность за страну, когда никто не готов был это делать, кроме какой-то военной хунты, потерпевшей поражение в конце 91-го года.

Ну, а дальше случилось то, что случилось. Чубайс, мне кажется, время от времени признавал свои ошибки сам.

М. Курников ― Вы почти, как Володин, который сказал: «Чубайс — это Россия, которая не получилась». Он символизирует в некотором смысле её. А какое у него будущее? Есть ли у него управленческое будущее?

К. Мартынов ― Я думаю, что нет, к сожалению или к счастью. Потому что просто такому человеку как Чубайс нечем в России сейчас управлять.

М. Курников ― А как же Арктика, а как же природа, экология?

К. Мартынов ― Сергей Борисович Иванов сейчас служит у нас советником президента по экологическим вопросам, и там какие-то были его давние инициативы про полиэтиленовые пакетики. Я думаю, понятно, что с точки зрения уважаемых людей российских это абсолютно такая ссылка.

В российской картине мира никакой экологии, конечно, нет. Есть Арктика, но Арктика — это шельф, это военные базы, это геополитическая конкуренция. И в конце этого списка находятся экологические вопросы, связанные с тем, что ледники тают.

Простите, у меня была такая история, что в Чеченской республике какого-то человека назначили главой местного отделения ЛДПР. И это для него было такое наказание, потому что всем понятно, что никакого ЛДПР там нет и быть не может, но должно быть. И он просился каждый год, чтобы его уже перевели из ЛДПР, что он выполнил свою задачу.

Притом, что экологические вопросы в мире сейчас абсолютно приоритетны, и их значение будет только расти. В российском контексте того политического строя, в котором мы очутились к концу 2020-го года, экологии, конечно, не существует. Поэтому сделать там будет довольно трудно что-то Чубайсу. Я не знаю, насколько он бы там хотел что-то менять в действительности. У нас картина реальности устроена так, что у нас есть госкорпорации и силовые ведомства. Вот если бы Чубайс чем-то хотел управлять сейчас, мог бы чем-то управлять, он должен был бы быть главой госкорпорации, разрабатывающей недра, либо главой Росгвардии. Но, как вы сами понимаете, ни туда, ни сюда ему дороги нет.

М. Курников ― Кирилл, сама жизнь спорит с вами и опровергает ваш тезис. Арбитражный суд передал сегодня государству «Башкирскую содовую компанию». Видите, была крупная корпорация, которая добывала и должна была получать ту самую ренту. А тут вдруг государство вмешивается и говорит: «Отдайте обратно республике». Я хочу вас спросить: может быть, Башкортостану как-то подсуетиться и ещё «Башнефть» забрать себе?

К. Мартынов ― Здесь, мне кажется, нет противоречия. То есть если можно, пользуясь какой-то сложной ситуацией социальной, усилить давление на конкретную компанию, и поменять в ней собственников, то это консолидация активов, которая в течение последних нескольких лет продолжалась. И это просто частный случай, мне кажется. В нём отдельно надо разбираться, но идея в том, что одни уважаемые люди передали свой бизнес другим, ещё более уважаемым людям.

М. Курников ― А это, кстати, заставляет смотреть на экологические протесты по стране, как на новый способ перераспределения ресурсов?

К. Мартынов ― Для кого-то это человеческие чувства, эмоции, политические желания, а для кого-то способ перераспределять ресурсы. Это не значит, что люди напрасно протестуют, или что люди нечестны или они лицемерят. Это означает, что решение проблемы любой практически — это такой раздел имущества, замена собственника.

Я просто пример приведу. Много было протестов против системы «Платон». И, кажется, «Платон» и ныне там. И там просто нет собственников, которые почтенное семейство Ротенбергов могли бы собой заменить. То есть, нет никого выше Ротенбергов, условно говоря. И поэтому протестуй, не протестуй, а всё равно эта система будет работать до тех пор, пока нынешний российский экономический порядок продолжается.

М. Курников ― Впереди выборы в Государственную думу. Насколько с большим интересом вы ожидаете этого события? Интересно будет?

К. Мартынов ― Я думаю, это будет интересно, но это, конечно, будет не та история, как вот мы следим за американскими выборами с вопросом о том, кто победит. Это уже забытый такой вопрос в российской политике про пересчёты голосов, суды и так далее. Интерес такой, немного зоологический: как много сделает ужасных глупостей и ошибок администрация президента на своём победном пути в Государственную думу 8-го созыва.

Потому что публикация «Медузы» о том, что единороссам поставлена цель умереть на баррикадах и взять конституционное большинство притом, что у них для этого нет сейчас никаких оснований даже при очень усиленном голосовании, — это, судя по всему, действительно, правдоподобная история. Действительно, видимо, решили показывать, что в российской политике, в российском обществе всё в порядке, никаких конфликтов нет, а народ любит власть.

А дальше начнётся невероятный политический зоопарк. Он отчасти уже сейчас начался, когда нынешние депутаты 7-го созыва усиливают свою безумную риторику. Они вообще мало отличались разумной риторикой, но сейчас, в конце нынешнего года мы видим прямо такой кастинг. Вот если бы Государственная дума была таким королевским двором, то в ней были бы шуты, и этих шутов какие отношения были с начальством? Начальству нравится, что делают шуты. Шуты — забавные. И сейчас есть просто те законопроекты, которые вносятся и обсуждаются в Государственной думе — это как вопрос о том, что есть ещё такой Бобчинские и Добчинский: «Посмотрите на меня, я могу не просто сделать то, что вы хотите, а я могу забежать на полкилометра вперёд, расстелить ковровую дорожку, и вы по ней пойдёте, дороге начальство, в светлое будущее!»…

Нам, кстати, в этом месяце должны объявить про выборы, если они состоятся досрочно, если будет повторяться сценарий с предварительным голосованием на несколько месяцев раньше, когда Государственная дума слагает свои полномочия, назначаются новые выборы за полгода до регулярных. И, я думаю, в оставшиеся полгода нас ждёт какой-то совершенно удивительный конкурс самодурства, политического балагана. И кончится это всё тоже крайне интересно.

Одна из моих последних заметок в «Новой газете» касалась того вывода, что если, действительно, речь пойдёт о том, что единороссы возьмут тотальное большинство в думе 8-го созыва, то это означает, что у нас сложится такая «минская политика», когда совсем не важно, кто за кого проголосует. У нас и раньше было не важно, а теперь совсем значения иметь не будет, какие там новые партии пытаются в эту игру с согласия администрации играть, какие планы Алексея Навального. У нас будет просто полное рисование, как у Лукашенко. Так же и у нас нарисуют 80%, просто скажут: «Единороссы набрали 75%»…

М. Курников ― Можно же тоньше сделать, Кирилл. Пусть они наберут 45 или 50, а остальное доберут одномандатниками.

К. Мартынов ― Всё верно, конечно. Это же специально система смешанная, она и существует для того, чтобы можно было делать как бы тоньше именно по такой механике с округами. Это интересная история, ведь как раз сторонники Навального говорят, что они собираются брать округа. Что «Умное голосование» настолько окрепнет к тому моменту, что какая-то заметная часть округов будет взята представителями «Умного голосования» наперекор указаниям администрации президента? Но не знаю, если вдруг что-то подобное бы случилось, это бы сделало, конечно, всю конструкцию ещё более восхитительной, ещё более интересной, привело бы к ещё большей политизации. Дай бог, что называется. Но пока верится с трудом, что таки ресурсы на такое протестное консолидированное голосование будут найдены за оставшиеся месяцы.

М. Курников ― Правильно ли я вас понимаю, что вы не верите, что Алексей Навальный в этих конкретных выборах сыграет какую-то значимую роль?

К. Мартынов ― Нет, он играет уже сейчас значимую роль. Его роль заключается в том, что он показывает какую-то альтернативу даже в нынешних условиях. Он показывает, что она есть, что не этот кандидат, а другой. Мы наблюдали на выборах в Мосгордуму это достаточно недавно. Это было любопытно. Но это не очень сильно конвертируется в те цифры, которые рисует, допустим, Леонид Волков, который говорит про десятки, чуть ли, не сотни мандатов в Государственной думе представителей «Умного голосования». Это скорее борьба за дискредитацию рисования. Вот в этом роль сейчас реальная российской оппозиции.

М. Курников ― В этом ковидном мире, когда, в принципе, многое ушло в онлайн, то, что Навальный находится за рубежом — это проблема или, в общем-то, нет?

К. Мартынов ― Я думаю, что анонсированное возвращение Навального было бы довольно мощным политическим фактором для российской политики. Я уверен, что Навальный сам не может от этого плана отказаться. Хотя мы, действительно. видим, как сейчас российские власти уже делают такое хеджирование и создают все условия, чтобы он не вернулся. То есть если ты ядов не боишься, значит, бойся экстремизма.

М. Курников ― В смысле уголовного дела за экстремизм?

К. Мартынов ― Ну да, уголовного дела. Хотя, мне кажется, что у Навального столько уже уголовных дел было, и счета у него арестованы. И вообще он был вынужден, как кто-то сказал из российских чиновников: «Навальный выбрал покинуть страну» — то есть это очень интересная формулировка того, что произошло…

М. Курников ― Как, интересно, он выбирал?

К. Мартынов ― Знаете, есть некоторые люди, которые, как бы находясь в коме, по версии российских властей занимаются внутренней русофобией. Вот Навальный так сильно ненавидел Россию, что, не выходя из комы, принял решение её покинуть…

М. Курников ― Знаете, некоторые люди в голову Мадлен Олбрайт проникали для того, чтобы её мысли узнать.

К. Мартынов ― Мадлен Олбрайт же была в сознании, понимаете? А здесь более крутой кейс. В общем, я думаю, что фактор Навального важен в первую очередь тем, что показывает, что другая политика, в принципе, возможна даже в такой стране, как нынешняя Россия. И для экспертов, для тех, кто выборы наблюдает, для журналистов, в том числе, эти выборы будут интересными. Правда, велики шансы, что они закончатся, как и все предыдущие российские выборы, равнодушием граждан, которые занимаются выживанием. И их за это обвинять? В то время как российское начальство само себя переназначает на этих местах.

М. Курников ― Продолжая тему Алексея Навального. Кейс «Навальный, Кашин, Олевский». Вы на чьей стороне?

К. Мартынов ― Вы знаете, я не следил за деятельностью Олега Кашина и не очень собираюсь это делать, поэтому я немного не в курсе.

М. Курников ― Ой, ну вы сейчас говорите неправду. Невозможно быть не в курсе того, что Олевского уволили из «Настоящего времени» из-за того, что случилось как раз между Навальным, Кашиным и как раз Олевским по поводу версии о том, что якобы дедушка жены Навального имеет какое-то отношение к бывшей советской элите спецслужб.

К. Мартынов ― Я не знаю, я правда не хотел бы комментировать позиции Олега, у меня для этого есть причины. Я думаю, надо разобраться в механизмах увольнения Олевского. Условно говоря, в нашей же логике это кто-то от Навального должен был прийти в «Настоящее время» и сказать: «А давайте вы уволите этих людей». Очевидно, что такого же не было, очевидно, что это какие-то внутренние стандарты.

М. Курников ― А насколько эти стандарты, на ваш взгляд, имеют право на существование в современном мире, насколько они адекватны современному миру?

К. Мартынов ― Мне кажется, надо в каждом конкретном кейсе разбираться отдельно, есть ли, за что мы можем или должны наказывать журналистов. На первый взгляд хочется сказать, что нет, таких вещей нет. Давайте просто использовать абсолютную свободу слова. Но, с другой стороны, мы знаем, что в реальном мире так, к сожалению, не бывает. И люди, в том числе, на Западе регулярно делают какие-то поступки, которые считываются как нарушение профессиональных стандартов теми изданиями, в которых они работают.

Я бы, знаете, о чём сказал — для меня самое грустное во всей этой конструкции, что талантливые люди, делающие хорошо свою работу, как Олевский, в частности, вынуждены выбирать в современной России между работой на пропаганду, которая для многих, как и конкретно для Олевского, в принципе, не вариант, и работой на какие-то западные проекты, где ты должен реализовываться как журналист, работая в связке с какими-то правительствами, которые твои интересы тоже не представляет.

М. Курников ― Что тоже близко к пропаганде.

К. Мартынов ― Я думаю, что здесь есть некоторая разница. Мне больше нравится выступать на «Эхо Москвы», потому что это российская радиостанция, чем на зарубежных радиостанциях, которые обсуждают Россию. Если так получится, что не будет, условно говоря, «Эхо Москвы» не дай бог, конечно, и «Новой газеты» не будет тоже, не дай бог, то такие люди, как Олевский, как многие из наших коллег, они будут вынуждены выбирать буквально: либо пропаганда, либо эмиграция.

Это просто плохая ситуация. Это, к сожалению, история не про плохую Америку или хорошую, а про то, насколько бедно устроен медиаландшафт в современной России, когда либо пропаганда — либо зарубежные голоса, и пространство между ними постоянно сжимается…

М. Курников ― Кирилл, а если с другой стороны посмотреть. Вот вы ведь тоже пишите о Навальном. У вас к нему тоже возникают вопросы. Как честный человек должен задавать неудобные вопрос гонимому, затравленному политику? Затравленному в прямом смысле этого слова. Или как колумнист должен о нём писать, зная, что тут он может быть неправ? Как вы оцениваете, в конце концов, открытость со стороны Навального по каким-то вопросам?

К. Мартынов ― Навальный закрытый человек, безусловно. И та структура, которую они создали, тоже закрытая. Я не сторонник Навального, но я его поддерживаю. Это такой парадокс. И, конечно, поддерживаю в контексте того, что с ним сделали в последние месяцы и того, как Российское государство реагирует на это.

Мне кажется, надо смотреть на то, чем Навальный занимается, как на некоторую функцию. Есть абсолютные гуманистические принципы: просто защита человеческой жизни и защита безопасности семьи Навального. А, с другой стороны, нужно смотреть, насколько Навальный делает всё хорошо, где он ошибается, его критиковать и так далее. И в случае с родственниками Юлии Навальной мне просто не до конца понятно, в чём там какой-то сверхъестественный особый интерес. Допустим, её родственники были связаны со спецслужбами. И что из этого? Как это меняет наше отношение к тому, чем Навальный занимается? И почему это настолько принципиальная тема? Почему мы должны в это вложить наши медийные и интеллектуальные ресурсы?

М. Курников ― Я немножко о другом. Когда вы пишите о Навальном, вы учитываете все события, которые вокруг него произошли и воздерживаетесь от критики или нет?

К. Мартынов ― Ну, я смягчаю эту критику. Я раньше больше критиковал Навального, чем теперь, потому что, в конечном итоге, люди, которые готовы так рисковать ради своей политической цели, ради своих ценностей, они вызывают просто больше уважения. И поэтому они не то чтобы вне критики, Навальный не папа римский, но при этом, когда ты их критикуешь, ты понимаешь: ага, это тот парень, который ради того, чтобы заниматься политикой в России, чуть не умер насильственной смертью, и, наверное, я буду точнее выбирать слова, когда я его критикую.

М. Курников ― Хочу вас спросить про российский интернет. У нас там теперь новые лидеры. Росгвардия получила «Премию Рунета» в этом году. Научились работать?

К. Мартынов ― Мне очень нравится эта история. Я думаю, один из итогов 2020 года в этом и заключается. Я думаю, в следующие сезоны у нас вообще все премии будет получать Росгвардия. Премия «Мужчина года» ну, и так далее типа «За лучшую светскую вечеринку в автозаке»…

Я примерно понимаю, почему «Премия Рунета» присудила эту премию Росгвардии в числе других. Это такой способ подстраховаться, иметь добрые отношения с силовиками. Каждому из нас, чтобы спокойно жить в России, нужен какой-то друг-силовик, к которому ты можешь потом в случае чего обращаться по сложным вопросам и говорить: «Мы же вам премию давали. Вы же такие классные. Защитите нас от конкурентов. Спасите нас от чего-нибудь». То есть это такое нормальное… то есть не нормальное — странное, наоборот, хеджирование, такая крыша для «Премии Рунета». Но выглядит это, конечно, крайне комично. И, мне кажется, это, действительно, подводит развитие IT-отрасли Российской Федерации и вообще итоги нашего социального развития: Росгвардия у нас — главный айтишник.

М. Курников ― Спасибо огромное. Это был Кирилл Мартынов.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Кирилл умница!
________________________________________

Спасибо за гостя! Мартынов Супер Интеллектуал! Хорошо бы чаще его приглашать!
________________________________________

Потрясающе! Мои мысли — но как шикарно сформулированы! Спасибо!
________________________________________

Кирилл Мартынов — Профессионал и Интеллектуал с большой буквы!
________________________________________

Очень интересный гость. Спасибо.
________________________________________

То, что к российской администрации относятся с недоверием и даже подозрительно называется репутацией, которую ещё заслужить нужно было.
________________________________________

Есть мнение, что наша страна в нынешнем имперском виде, что при условно Ельцине, что Путине, обречена на всякую смердяковщину, и должна быть переучреждена, если хочет выйти из тотального кризиса.
________________________________________

Максим и Кирилл — как же приятно вас слушать! Прекрасный диалог! Вот такие ребята должны управлять страной. Но ведь зажравшиеся старые толстосумы власть ни за что не отдадут…
________________________________________
Все более-менее ценные специалисты давно трудоустроены на Западе или в Китае. Архив военных патентов СССР, вроде, дублировался в Украине и Грузии. Так что, основная гостайна — это как хреново обстоят дела сейчас.
________________________________________

Спросите любого человека из моногородов, связанных с нефтянкой, что для них значит Ходорковский конца 90-ых/начала 2000-ых. Они ответят — это работа, долгожданные зарплаты после многих месяцев задержек, вера в будущее. Когда пришёл ЮКОС, начали жить, а не выживать. Вот что для нас Ходорковский! А не то, что несли и несут про него говорящие головы с центрального ТВ, создавая из него образ Троцкого для своего недосталина хозяина.
________________________________________

Что там говорит "министр юстиции" — наплевать и забыть, как и ВСЁ, что говорят российские "лидеры" и их обслуживающий персонал! Ибо слушать их есть оскорбление нашего интеллекта и проявление неуважения к самим себе.
________________________________________

Что за бред про влияние выборов 96-го года на программу приватизации?! Да не прошло бы через Верховный Совет вмешательство иностранных компаний в приватизацию! Они и так многое в программе изменили в сторону ухудшения. Спасибо тем, кто выбрал этих уродов в ВС.
________________________________________


ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЙ: Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Международные события (0) > Европа (0)
  • Нравственность (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Политика (0) > Госдума (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 24.02.2021 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 24.02.2021 - ВАШИ ВЕЩИ ДОЛЖНЫ ВАМ ПОВИНОВАТЬСЯ
  • 23.02.2021 - НА ЛУБЯНСКОЙ ПЛОЩАДИ
  • 23.02.2021 - ДИАЛОГ ПУТИНА С ЗАПАДОМ
  • 23.02.2021 - ПОЧЕМУ ПУТИН БОЯЛСЯ НЕМЦОВА
  • 22.02.2021 - ПАНИКА ПЕРЕД ВЫБОРАМИ
  • 22.02.2021 - ПРИГОВОР АНАСТАСИИ ШЕВЧЕНКО
  • 22.02.2021 - ЧТО ТАКОЕ НЕЖЕЛАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
  • 21.02.2021 - КАК НАМ ПОБЕДИТЬ ПУТИНА
  • 21.02.2021 - УДАР ПО РОССИЙСКОМУ КОЛЛЕКТИВНОМУ БЕССОЗНАТЕЛЬНОМУ
  • 21.02.2021 - ПРЕКРАСНАЯ ЕВРОПА ПРОШЛОГО
  • 20.02.2021 - ВЕРТИКАЛЬ ПАЛАЧЕЙ
  • 20.02.2021 - КОММЕНТАРИИ БЕЛКОВСКОГО
  • 20.02.2021 - США САЖАЮТ ЗОНД НА МАРСЕ, А МЫ САЖАЕМ НАВАЛЬНОГО…
  • 19.02.2021 - ЗА СВОБОДУ И ПРОТИВ РЕПРЕССИЙ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru