Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[30.12.2020]

ЧЕЛОВЕК ГОДА — МИША БАХТИН

Евгений РОЙЗМАН: российский политик, экс-мэр Екатеринбурга, депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации IV созыва

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Евгений РОЙЗМАН:


Люди приносят по 1 000 рублей, 500 рублей. Пенсионерка одна принесла 5 000, другая — 5 000. Просто приносят — не умеют отправлять.

Столько народу включилось в этот сбор! И здесь сейчас никто из серьёзных олигархов в этом сборе не присутствует. И такими темпами у нас появляются все шансы это сделать до Нового года.

Очень серьёзная вот эта история с этими репрессивными законами, которые принимала Государственная дума. И, конечно, на удивление подлый Закон об иноагентах. Я хочу сказать, что вот этот вот термин «иностранный агент» смысловой нагрузки не несёт вообще никакой! Просто он очень созвучен термину «враг народа».

Я полагаю, что изначально это из Третьего рейха идёт, из сталинских времён. Мы с тобой говорили, что тогда при Гитлере надо было нашивать звёзды, что каждый должен обозначаться, что он не просто какой-то человек, а он ещё и еврей. И вот этот Закон об иноагентах, я считаю, приближает страну к гитлеровской Германии. Совершенно точные параллели…

Но есть и ещё один момент очень интересный. Те, кто получают какие-то деньги из-за рубежа, являются иностранными агентами, а те, кто выводят деньги за рубеж тоннами, они считаются патриотами, да? Ну, вот логика где?!

                                                  * * *

И. Воробьёва ― Это программа «Личный приём» с Евгением Ройзманом. Здесь в Москве в студии «Эха Москвы» — я, Ирина Воробьёва, ну а в Екатеринбурге — Евгений Ройзман. Женя, добрый вечер.

Е. Ройзман ― Всем привет.

И. Воробьёва ― Знаешь, может быть, ты со мной не согласишься, но мне кажется, что в нашей программе человек года — это Миша Бахтин. По крайней мере, его имя мы упоминали чаще, чем…

Е. Ройзман ― Чаще всех, да.

И. Воробьёва ― Да. Чем какое-либо другое имя. Я напомню всем нашим слушателям, что Миша Бахтин — это малыш, мальчик, у которого спинальная мышечная атрофия, которому нет ещё года, ему несколько месяцев. И ему сейчас мы собираем на укол «Золгенсма». Это такой препарат, который позволит Мише вообще избавиться от спинальной мышечной атрофии и жить нормальной жизнью.

Женя, вот осталось буквально реально несколько дней до наступления Нового года. Как дела сейчас? Я видела цифру 109 млн. Что это за деньги? Сколько надо ещё?

Е. Ройзман ― Нет, уже всё. Ирина, мы преодолели рубеж 100 млн. в пятницу. А сейчас, в понедельник — уже 114 млн. А пока мы разговариваем, я думаю, уже ближе к 115 млн. Юля Латынина очень сильно сработала (вот «Код доступа»), Венедиктов упомянул, сейчас «Эхо» поставило на сайт. И я понимаю, что мощность у «Эха» и у всех добрых людей, которые нас поддерживают, не ниже, чем у любого из федеральных каналов.

И. Воробьёва ― Я хочу тебя перебить. Прости, пожалуйста. Просто сейчас мы с тобой разговариваем, и я знаю, что эта часть нашего эфира ещё попадёт на сайт «Новой газеты». «Новая газета» вообще как ледокол в этом году для детей СМА. И этот эфир будет, в том числе, на сайте «Новой газеты». И издание поддерживает этот сбор в пользу Миши Бахтина, и, я так понимаю, Дмитрий Муратов лично.

Е. Ройзман ― Да. Дима — он вообще один из основных в этой теме. И он участвовал, помнишь, в той истории, когда с помощью Лисина закрыли по двум детям в Екатеринбурге (там больше 300 млн.). И здесь он помог. Он огромную роль играет. Но здесь, обрати внимание, приносят 1 000 рублей, 500 рублей. Пенсионерка одна принесла 5 000, другая — 5 000. Просто приносят — не умеют отправлять, вот так вот. Столько народу включилось в этот сбор! И здесь сейчас никто из серьёзных олигархов в этом сборе не присутствует, в основном самые разные люди отовсюду.

И представляешь, просто начали вносить, вносить, вносить деньги. Я считаю, сейчас будет порядка 115 млн. И нам остаётся собрать около 45 млн. И такими темпами у нас появляются все шансы это сделать до Нового года. Как любой сбор, если я какой-то сбор объявляю, в котором участвую, я первый вношу деньги. Мы с Димой по принципиальным соображениям я свою декабрьскую зарплату — 60 000, Дима — 100 000. Ещё куча знакомых людей. То есть мы все включились. И всем, кто нас поддержит, конечно, я буду признателен. Очень много достойных людей в этом сборе принимает участие.

И. Воробьёва ― Это правда. И я очень надеюсь, что мы сможем собрать полную сумму для Мши Бахтина. Уже собрали огромные деньги. И это последний рывок перед Новым годом. Если вы ещё не видели новогоднего чуда или не принимали в нём участия, это тот самый случай. Для тех, кто нас смотрит и слушает, как это сделать. Вы можете зайти на сайт Фонда Ройзмана и в разделе «Помогаем» найти адресную помощь — и там есть сбор на Мишу Бахтина. Если вы не хотите идти таким сложным путём, просто в любой соцсети найдите Евгения Ройзмана, и там точно совершенно есть последние посты все про этот сбор. Надеюсь, что у нас все получится.

Ну что ж, давай тогда про… Даже не знаю, про что. Про плохое. Про политику. Сегодня стало известно, что ФСИН затребовал Алексея Навального к себе по делу «Ив Роше», поскольку у него условное наказание. А если он завтра, 29-го числа, в 9 утра не явится, то ему возобновят и всё переквалифицируют. И вот Алексей написал, что это его последний день условного срока. И, в общем, как-то всё невесело. Что это?

Е. Ройзман ― Эта ситуация откровенно подлая. Причём, как обычно. Когда мы рекламируем вакцину и знаменитый журнал «Ланцет», пожалуй, главное издание мировое медицинское международное, публикует наш материал о вакцине, здесь его всем рассылают и говорят: «Смотрите, сам журнал «Ланцет» о нашей вакцине написал».

А вот когда журнал «Ланцет» пишет об отравлении Навального как о свершившемся факте со всеми доказательствами, наши говорят: «Нет-нет, мы его не читаем. Мы эту литературу не читаем». И вдруг вылупляется ФСИН, который говорит: «Вот мы тут прочитали, что Навального выписали ещё в октябре из клиники, а он до сих пор не явился. Должен явиться 29-го». Сроку не дали даже на раздумья.

Надо понимать, Навальный по делу «Ив Роше» получил 3,5 года условно с отсрочкой на 5 лет. Это было в 2014-ом году. И ему ещё раз продлили отсрочку приговора. Но он в это время умудрился выиграть суд в ЕСПЧ. И Европейский суд по правам человека признал это дело полностью сфабрикованным. И Минюст России выплатил Навальному компенсацию за это сфабрикованное дело.

И вдруг откуда ни возьмись… Но это же шулера! Мы имеем дело с напёрсточниками! Они из рукава достают карту, вспоминают и получается, что Навальному остается один день до конца уже продлённого условного срока совершенно нелегитимного приговора, о чём сказал Европейский суд по правам человека и подтвердил наш Минюст (это уже подтверждение факта). И вдруг оказывается, что остаётся один день, и из-за того, что он не приезжает в этот день, ему могут добавить 3,5 года лишения свободы.

У них там внутри откровенный расколбас. На них столько неприятностей разом не сваливалось ещё никогда. То есть нам даже сложно сейчас всё перечислить, что свалилось на руководство России. Причём винить некого вообще. Вот сами просто упрашивали, чтоб на них это свалилось. И, конечно, все эти истории с разоблачениями. И у них действия абсолютно хаотичные.

Что они пытаются сделать? Они не хотят, чтоб Навальный возвращался. Они пытаются ему создать ситуацию, когда ему просто нельзя будет въезжать в Россию, потому что его тут же закроют. У Навального ситуация тоже сложная. Потому что если он не возвращается в Россию, значит они победили, потому что добились того, чего хотели.

Но я не могу никаких советов давать. Если Алексей решит не возвращаться в Россию, это нисколько не уронит его в моих глазах. Я его считаю товарищем. То есть он волен принимать любые решения, посоветовавшись с семьёй. Но я его знаю достаточно хорошо. И я полагаю, что он всё-таки вернётся. Ситуация у него очень сложная. Он боец, конечно, но…

И. Воробьёва ― Там ещё есть забавная деталь, если вообще можно это слово применить к данной ситуации, которая заключается в том, что в журнале «Ланцет» действительно была статья про обстоятельства отравления 44-летнего мужчины боевым химическим оружием. Но там нигде не было имени Алексея Навального. Это просто был мужчина 44 лет. Имени там не было. Если ФСИН ссылается на «Ланцет» как на доказательство, что Алексей Навальный более не лечится в клинике, означает ли это, что ФСИН признает, что Алексея Навального отравили, и нам надо ждать, что, наконец-то, в России заведут уголовное дело по покушению на убийство политика?

Е. Ройзман ― Ирин, на самом деле, они уже столько раз, начиная с пресс-конференции Путина, косвенно подтвердили, что они в этом участвовали. Они были вынуждены признать, что 8 эфэсбэшников ездили. Правда, они сказали, что это сопровождение такое. Но, с другой стороны, сопровождение оппозиционного политика состоит из военных врачей, военных химиков, разработчиков «Новичка» и так далее. Так себе сопровождение.

Кудрявцев, этот отравитель, куда Люба Соболь пришла, на звонок нажала, когда туда собрались все силовики — это тоже косвенное подтверждение, что там живёт отравитель. Но, с другой стороны, всё-таки всё, что касается политики, везде работает правило: дебилам, главное, не мешать. Если бы не стали так активно обращать внимание на Кудрявцева, просто отпустили бы ситуацию, возможно, никто бы не узнал, что одну квартиру стоимостью 10 млн. ему дали, а вторую квартиру (7,5 млн.) он купил за наличку ровно через 2 месяца после отравления Навального. Это всё тоже в одну копилку ложится. И для любого думающего человека этот паззл в конце концов складывается.

У меня нет иллюзий. Вот «Эхо» сколько выставляло голосовалок, у слушателей тоже иллюзий никаких нет. Мы понимаем, с кем мы живём и с кем имеем дело.

И. Воробьёва ― Да, в этом смысле, конечно, нет никаких иллюзий. Тут я согласна. Любовь Соболь пришла, позвонила в дверь квартиры. Около дома её задержали. Сейчас мы знаем, что уголовное дело. Ещё её по этой статье продержали двое суток в изоляторе временного содержания. Как думаешь, какое будущее у этого уголовного дела?

Е. Ройзман ― Мне вот интересно, угги вернут или не вернут ей?

И. Воробьёва ― Хороший вопрос.

Е. Ройзман ― Навальному ничего не возвращают. Может, ей хоть что-нибудь вернут. Я думаю, что её будут держать на этом поводке. И я думаю, что будут это дело использовать. Конечно, основная причина — выдвижение её в Государственную думу. И это, на самом деле, повод. Они и за Кудрявцева беспокоятся. Кудрявцев — странный агент, который сам себя спалил и спалил всех, в общем-то, в эфире признавшись во всём. Причём рассказал такие детали, о которых бы никто никогда в жизни не узнал, если бы он об этом не рассказал. И очень многое здесь сошлось.

Но я хочу рассказать Любе, что у меня в жизни было два серьёзных выбора по той причине, что на меня возбуждали уголовные дела и начинали громить мой фонд. Но я был вынужден принимать участие в выборах. И возбуждённое уголовное дело — это самый сильный старт кампании. Но задача — устоять на ногах. Это очень серьёзно. Люба всё выносит в паблик. За ней наблюдает вся страна, вся Москва. Держится она очень хорошо, энергии море. Она бесстрашная. Дай бог, чтоб у неё всё получилось. Она выиграет выборы, если её зарегистрируют. Другая проблема, что они тоже это понимают.

И. Воробьёва ― Ты считаешь, что если Люба Соболь зарегистрируется, то она сможет собрать голоса и пройти в Госдуму?

Е. Ройзман ― Я считаю, что да. Но я в этом сколько-то разбираюсь. Я слежу за тем, как она работает. Им некого против неё выставлять. Понятно, что они снова попытаются с Нютой Федермессер договориться. Но Нюта ведёт себя очень достойно — она делает своё дело и не играет в эти игры. Поэтому им будет очень сложно с Любой.

И. Воробьёва ― Да, разумеется, будет сложно. Давайте мы тогда поговорим про итоги года, хотя не очень хочу делать, потому что они такие все грустные.

Е. Ройзман ― Слушай, но он ещё не закончился, ты же понимаешь.

И. Воробьёва ― Он ещё не закончился, да. Но у тебя уже это последний приём в этом году. Я не знаю, 1 января в пятницу у вас будет или нет?

Е. Ройзман ― Ирин, он у меня стал перманентным этот приём…

И. Воробьёва ― То есть это уже не пятница, да?

Е. Ройзман ― Да. Из-за того, что он не очный, он стал просто перманентным. Поэтому мне сложно что-либо загадывать. 1 января всегда у нас была акция «Начни год красиво». Мы там до 500 человек собирали на Плотинке в 12 часов дня 1 января, делали пробежку. Но сейчас я людей собирать не буду, но сам я пробегусь, как положено, чтобы не ломать традицию.

И. Воробьёва ― Ладно, хорошо. Раз твой личный приём перманентный, давай поговорим о том, что волнует людей кроме коронавируса и связанного с этим здравоохранения. Но есть же какие-то ещё истории, которые людей волнуют?

Е. Ройзман ― Историй, на самом деле, море. У меня очень серьёзная история. Звонит парень перепуганный. Он говорит: «Я попал в ситуацию. Я в своё время развёлся с женой. Она выпивала. А сын — с ней. Сыну 9 лет. У меня близкий с ним контакт. Я его люблю. А у жены появился сожитель — дядя Вася. И вот сын мне звонит: «Папа, забери меня. Они пьяные. Я их боюсь». Я приезжаю туда. Этот Вася выходит, хочет меня бить. Там конфликтная ситуация. Вызываем полицию. Я говорю: «Где мой сын?» Нету сына. Заперли в комнате. Сынок звонит и говорит: «Выпустите меня отсюда». Вася убежал. Но ключ только у него». Парень говорит: «Я не знаю, что делать».

А я на самом деле к этим ситуациям отношусь очень серьёзно. За последнее время куча ситуаций, когда сожители женщин убивали их детей. Море ситуаций! Ну, это как в животном мире такое бывает. И мы недавно столкнулись с историей, когда парень женился на разведённой женщине, усыновил её детей, установил отцовство, а у него парень вытащил деньги из кармана, и он его отлупил. Не сильно отлупил, но следы остались от ремня. Тот пожаловался дедушке, дедушка — в опеку. И парня ограничили в правах. И он пришёл к нам. Мы разговаривали с ним. Мы говорим: «Это чужой ребёнок. Ты не имеешь права его бить. Своего-то ребёнка бить нельзя, чужого — тем более».

А вот эта история с пьяными отчимами — это по всей стране прокатилась. И вынуждены были сегодня обратиться к Уполномоченному по правам ребёнка, чтоб ситуацию под контроль взял. Как-то там справимся.

И. Воробьёва ― Ну давай про детей несколько слов еще скажем. Знаешь, гуляет в интернете видео, и довольно много обсуждается, где ребёнка держат, видимо, его родители (там девочка), а какая-то тётка стоит над ребёнком и что-то на него кричит, какие-то благовония зажигает. Изгоняет бесов, короче.

Е. Ройзман ― Слушай, это чудовищная история.

И. Воробьёва ― Это жуткая какая-то история.

Е. Ройзман ― У нас здесь были какие-то секты, тоже что-то там изгоняли, и забили насмерть ребёнка. Просто забили. Причём родного ребёнка насмерть забили. Понимаешь, это дикие люди, это изуверы. Но особенно вот этот обряд экзорцизма. Я считаю, что это шарлатанская совершенно история. И родители, которые на это идут — это дикие люди. И в 21-ом веке-то!.. В школу-то зачем ходили? От дождя прятаться? Дикая совершенно история! Я с этим полностью согласен.

Слушай, ещё историю расскажу. Позвонил мне товарищ мой и говорит: «Слушай, у меня тётка моя хорошая женщина. У неё стажа много. Она хочет получить ветеранство. Можешь с ней позвонить, поговорить? Ей приятно будет, если ты позвонишь». А я этих ветеранств в своё время… Ветеран труда — для многих наших пожилых людей это настолько важная история. Это как подведение итогов жизни. Этот значок ветеранский носили… А там в своё время надо было 35 лет стажа. И в Советском Союзе у всех был это значок, кто дожил до этого возраста.

И я позвонил этой женщине. Она удивилась, что я сам ей позвонил. Я говорю: «Где вы работали?» Она говорит: «На заводе Уралкабель». И я говорю: «Вам важно ветеранство?» Она говорит: «Да». Я говорю: «А зачем вам ветеранство?» И она так говорит: «Ну, понимаешь, там какие-то льготы по квартплате. Но у меня основная проблема не эта. У меня зубов нет. А ветеранство…меня могут поставить на очередь на бесплатное протезирование. Ветеранство даёт такое право». Представляешь, ей всего 65 лет. Она разговаривает, и вдруг заплакала. И ей неловко говорить об этом, что ей вот это ветеранство настолько важно.

А я знал директора. Я нашёл директора, позвонил. Хороший парень. Он говорит: «Я её знаю. Я мастером был на её участке. Она действительно честно и хорошо всегда работала. Я посмотрю, что можно сделать». А раньше всего-навсего указом губернатора присваивали. Вообще проблем не было никаких. Сейчас это стало гораздо сложнее. Затруднили максимально ситуацию. И для людей во всей их несладкой такой жизни это действительно какой-то итог — вот это ветеранство.

Ну и я позвонил своему товарищу и говорю: «Я понял, почему ей надо ветеранство». И рассказал ему. Он говорит: «У неё есть сын (мой брат). Мы возьмёмся и сами всё сделаем». И я так рад, что оно хоть как-то решится, даже если этого ветеранства не получится.

И. Воробьёва ― То есть получается, что, в принципе, родственники сами могли справиться? Но для этого понадобилось прийти к Евгению Ройзману. Удивительно!

Е. Ройзман ― Нет, всего-навсего вот эти стыковки понять. Она им, может быть, не говорила, стеснялась это сказать. И вот так со стороны понимание пришло, что можно обойтись без ветеранства и сделать своими силами. Но люди, которые прожили большую жизнь в России, у них всё равно к государству вот такое почтение, к этим знакам внимания государства большое почтение.

Потому что вместо реальной жизни государство расплачивалось вот такими знаками внимания — медали, то-сё. Величием платили. Зубов нет, но ты ж получил величие — Гагарин в космос летал, столько оружия было, нас все боялись. Вот тебе величие. С тобой рассчитались за твои зубы, за твоё подорванное здоровье и так далее. Ну, понятно, да.

И. Воробьёва ― А вот мне интересно, хоть кто-нибудь действительно это чувствует, ну действительно, правда, что всё не зря, такая страна большая, великая, вот президент какой?..

Е. Ройзман ― Знаешь, это ровно та самая поговорка русская печальная, что спасибо на хлеб не намажешь. И вот это раздражение пенсионеров, которые понимают, что они отработанный материал, что их бросили, что с ними никто считаться не будет…

Кстати, вот этот Закон о реновации (комплексное освоение территорий) — он тоже в первую очередь направлен против пенсионеров, у которых особых прав, особых ресурсов нет. И их будут постепенно из центра смещать на окраины. Центр будет для более дорогих построек, для богатых людей. А они отработанный материал.

И. Воробьёва ― Что-то совсем грустно стало.

Е. Ройзман ― Да. У нас Коля Предеин есть скульптор и график очень хороший. Он в своё время проиллюстрировал «Мёртвые души» Гоголя. Причём Игорь Золотусский сказал, что это, пожалуй, лучшие иллюстрации к «Мёртвым душам». И я считаю, что это точно не хуже, чем Шагал в своё время сделал.

Коля очень талантливый. И мы всем городом собирали деньги на доску, посвящённую Осипу Мандельштаму и Надежде Яковлевне Мандельштам, которые, когда их везли в Чердынь в ссылку, они день просидели на нашем вокзале. И Коле пришла в голову мысль сделать памятную доску бронзовую посеребрённую такую. И наши люди собирали деньги. Он сделал замечательную доску — два профиля Надежды Яковлевны и Осипа Эмильевича.

И вдруг куча препятствий возникла. Вроде согласовали, а потом говорят: «Нет, не согласовали. Надо с Москвой согласовывать». И сегодня мы узнаём, что железная дорога согласовала. Но там, говорят, ещё надо согласования. Но под нашу ответственность делайте, монтируйте доску. И мне это настолько приятно, потому что Мандельштам — это один из самых мощных русских поэтов. Он стоит в ряду самых великих русских поэтов. Пожалуй, знаешь, если Пушкин чуть-чуть в стороне, то Бродский, Цветаева, Мандельштам.

Кроме того этот человек трагически погиб. И он был примером для очень многих поэтов. У него абсолютный слух был. И кроме всего прочего, то, что я называю «комплекс Мандельштама» — это комплекс русского поэта. Мандельштам понимал, что нельзя говорить, и знал, что ему за это будет, и всё равно говорил. То есть это такой пример.

И смотри, во Владивостоке был памятник Мандельштаму. Его там осквернили. Потом восстановили. Его три раза ещё… Ну и его вынуждены были убрать куда-то в парк какой-то. В Воронеже улицу даже не назвали именем Мандельштама. А в Екатеринбурге будет доска памяти Осипа Эмильевича Мандельштама!

И. Воробьёва ― Отлично! Тут вопрос от зрителя в Ютубе. Я его немножечко переформатирую, но тем не менее. Вопрос: «Вот когда приходят за помощью к Евгению Ройзману, почему вы не спрашиваете: «А за кого вы голосовали?» А то как голосовать — так за Путина, а за помощью — так к Ройзману. Пусть к Путину идут со своими проблемами». Как тебе такой вопрос?

Е. Ройзман ― Мне это много раз говорили. Но…

И. Воробьёва ― Но…

Е. Ройзман ― Ирин, ну что я с этим могу сделать? Всё равно все — люди. Сама же понимаешь.

И. Воробьёва ― Знаешь, ты сейчас говоришь, как врач или как спасатель. Потому что нас тоже периодически спрашивают: «Зачем вы ищите пропавших людей, которые голосовали за Путина?» Мне всегда было интересно, в смысле, а что с ними делать? Не искать теперь, не помогать им что ли? Человек в беду попал. Какая разница, за кого он голосует? Тем не менее…

Е. Ройзман ― Да, я тоже к этом так отношусь.

И. Воробьёва ― Да. Просто в больницах-то у вас тоже не спрашивают, голосовали ли вы. А если в больницах начнут оказывать помощь только тем, кто голосовал за обнуление президента, вы как на это посмотрите? Тоже будет немножко, мягко говоря, нечестно.

Е. Ройзман ― А вот про больницу у меня интересная история. Девчонка лежала в больнице с ребёнком своим. А в соседней палате лежал слепой, глухой и немой мальчик. И у него ещё гастростома стоит. Его в своё время просто бросили родители. Их тоже можно понять. Поэтому детдомовский. И она разговорилась с медсёстрами. Они говорят: «Ничего не хватает — ни памперсов… Ничего не хватает. Все расходники нужны. Нужна ему сиделка. Очень важно».

Она, искренняя совершенно девчонка, вышла в Инстаграм и написала об этом, что давайте, люди, скинемся, поможем. Ей тут же позвонили из больницы: «Какое вы имеете право? Уберите текст». Он говорит: «С чего вдруг я его уберу?» Она насобирала 50 000. Она говорит: «Давайте я вам 50 000 переведу — вы сиделку наймёте». Они говорят: «Мы не будем так делать». Она говорит: «Давайте я вам сиделку найму и буду её оплачивать для этого парня. Ваши же медсёстры попросили». Они говорят: «Нет, у него всё есть. У нас всё в порядке».

И представляешь, для меня вот эта вот ситуация… Они настолько боятся своего начальства, что просто начинают кривить душой, избегать говорить правду. Они её уговаривают убрать этот текст, чтобы никто не знал, что там чего-то кому-то не хватает. Знаешь, врачей просто превратили в крепостных. Я удивлён, что они не сопротивляются. Я разговаривал с врачами на достаточно высоком уровне. Они боятся говорить. Просто боятся говорить! Там настолько жёсткая иерархия выстроена. То же самое с учителями. Представляешь, две профессии. Пожалуй, это такое жизнеобеспечение государства — врачи и учителя. Они просто как крепостные. Они боятся всего!..

Ведь была такая интересная история, когда Иван Грозный приехал в Кирилло-Белозёрский монастырь. Ну а там великий пост. А ему что-то есть захотелось. Его там поселили в лучшие кельи, а ему есть захотелось. Там к келарю пошли и говорят: «Слышишь, царь есть хочет. Ему надо рыбы, да…». Он говорит: «Слушай, великий пост. Никакой рыбы не могу». Они говорят: «Ты что, Грозного царя не боишься?» А он пальцем наверх показывает и говорит: «Знаешь, там есть другой царь. Он ещё грознее». То есть по-другому немножечко выстраивали. Были люди.

И меня эта история, конечно, задела. Мы найдём, как помочь, не вынося в паблик. Знаешь, очень много врачей обращается: «Вот у нас такая ситуация. Помогите. Только никому не рассказывайте». То есть сплошь и рядом…

И. Воробьёва ― Да, мы это видели сейчас, как раз когда пандемия была, когда помогали больницам. По всей стране помогали больницам. Собирали и отправляли им СИЗы. Но большинство врачей просто в ужасе говорили: «Ни в коем случае нигде не пишите, что вы нам помогаете. Мы не можем публично говорить, что у нас что-то не так».

Е. Ройзман ― Ирин, ещё одна очень серьёзная проблема. Я разговаривал с врачами, с потомственными врачами. Люди со своим каким-то человеческим достоинством. И они способны вслух произнести «понимаете, мы люди подневольные»…

Я не представляю, что со мной должно произойти, чтобы я, глядя в глаза кому-то, сказал, что я человек подневольный. Ведь люди рождены свободными. Люди за свободу боролись, жизни отдавали! И вот так просто взять и кому-то подарить свою свободу и легко говорить о себе, что я человек подневольный…

Конечно, это уже искажение какое-то психики, это деформация. Об этом тоже надо думать и надо помнить. Мы свободные люди в свободной стране! Нельзя забывать своё человеческое достоинство!

Слушай ещё историю. У нас есть интернат один серьёзный. Там 300 человек, в основном пожилые люди. И они говорят: «Знаете, нам некуда вообще обратиться. Можно нам 300 сладких подарков? Ну, конфеты, мандарины. Просто оказать внимание. Потому что люди пожилые. Интернат». Ну, вот завтра-послезавтра закупимся, развезём. Но тоже попросили не говорить…

И. Воробьёва ― А, ну понятно, да. Тут можно, конечно, всех понять, кто просит не говорить. И надо сказать, что всегда сложнее, на самом деле, помогать, когда ты не можешь сказать, кому ты помогаешь, и не можешь сказать людям: «Люди, давайте поможем. А кому…». Это очень тяжело.

Е. Ройзман ― Да. Ирин, ты сейчас задела один очень важный момент. Когда тут начинают говорить: «Вот вы всё это выносите на всеобщее обозрение… Надо помогать незаметно». Ну, иди, попробуй собрать 160 млн. незаметно, сделай! Во всей сегодняшней благотворительности одна из самых серьёзных позиций — это вовлечение нормальных людей. Люди нормальные в большинстве своём. И все любят делать добрые дела и помогать другим. Только они должны быть уверены, что всё попадёт по назначению.

И. Воробьёва ― Я, например, сторонник того, чтобы НКО могли вообще рекламировать то, что они делают, потому что в Европе лет 7 назад я видела шикарную практику, когда они сдают налоговые декларации, они могут какой-то процент своих налогов перечислить в некоммерческую организацию и могут выбрать, в какую. По всему городу висели билборды фондов, которые писали, что вот если вы нам перечислите свою часть налогов, то мы сделаем вот это, вот это и вот то. И это мне кажется совершенно правильным подходом, а не то, как у нас — не вздумайте говорить, что вы кому-то помогли. Да бред это вообще!

Е. Ройзман ― Я полностью с тобой согласен. Слушай историю. У нас Екатеринбург — это такой город, который очень сильно развивался в 20-е — 30-е годы. Ну, это промышленная база такая металлургическая и машиностроительная. И понятно, что здесь была куча ссыльных, куча зеков. И разом строили огромные соцгородки, кучу новых зданий, жилых домов. И Екатеринбург наш, Свердловск — это был такой заповедник конструктивизма, просто заповедник. Я когда был мэром, занимался этим сам. У нас выявлено 150 зданий конструктивизма. Но надо понимать, всё, что строили единовременно, единовременно начинает приходить в упадок.

Когда строят зеки, ссыльные, раскулаченные, там особо душу-то не вкладывают. Плюс деревянные перекрытия и так далее. Ну и этот фонд сыплется. Но это всё настолько круто! Это настоящий конструктивизм! Где-то конструктивизм, где-то — баухаус. Немцы архитекторы приезжали, строили. Великолепно вообще! К нам сюда ездят, очень интересно, бельгийцы, немцы, французы именно смотреть архитектуру. Это целые туры есть такие у нас. Промышленный конструктивизм там и многое другое — фабрики, кухни. Ну, как это было сделано. Невероятный был прорыв для того времени.

Понимаешь, здания эти в центре, занимают много места. И знаешь, как с ними поступают? Вроде памятник, а вроде и не памятник. Чтобы это стал памятник федерального значения, необходима куча движений. Возиться никому не охота. Это ложится на областной бюджет. И тихонечко кому-то спихивают. А делается потом просто — чуть-чуть нарушают крышу, здание начинает руинироваться, потом пару поджогов. У нас одно такое здание великолепное, высочайшего класса на Банковском стоит напротив Института травматологии. Руинируют много лет. Механизмов нет бороться…

А сейчас одному застройщику «Маяк» по фамилии Коньков — жёсткий очень застройщик, тяжёлый такой, с людьми вообще не считается, ну вот сколько я сталкивался, куча конфликтов — ему вдруг Министерство по управлению госимуществом (МУГИСО) отдаёт по каким-то там причинам бывший Техникум совторговли, построенный в 1930-ом году. Ну, просто памятник конструктивизма в центре города! Перед ним аллея такая, рядом парк. И он собирается там выстроить две 25-этажки…

Это центр города, это памятник конструктивизма… И за ним идёт ещё куча конструктивистских зданий, такой ансамбль. Ни с кем не считаются, ни с кем не советуются! И у памятника такое зыбкое положение — то ли памятник, то ли не памятник. С одной стороны, считается недавно выявленным памятником, но ещё на учёт не поставили. Но люди очень возмущены. То есть, судя по всему, у нас может ещё одна точка напряжения возникнуть в городе.

А для меня ещё более обидно — Уралмашевский стадион строили в 1934 году. Два павильона. Верхний павильон снесли. Понимаешь, я его очень хорошо знал. Я там прожил жизнь на этом уралмашевском стадионе. Представляешь, там в лучших традициях такие перила, каменные инкрустации с фигурами бегунов, атлетов разных. То есть настолько стильное было здание. Мы его все любили. Его снесли. Но остался нижний павильон — там баскетбольный зал, где знаменитая баскетбольная команда «Уралмаш» тренировалась, там плавательный бассейн и зал для гимнастики. И он тоже в конструктивизме 34-го года.

Но самое интересное — его строили рабочие Уралмаша. Весь стадион рабочие Уралмаша строили в нерабочее время — во время субботников… Такая трудовая повинность. Сами для себя строили. И настолько обидно, что сейчас это собираются снести. То есть тоже ещё одна точка напряжения возникает в городе. Но страдает именно конструктивизм. Представляешь, это такая фишка городская. И исчезает на глазах.

Ну, просто немножко не те люди у власти. Они этого не понимают. Они малообразованные. Они не понимают, что это такое для города.

И. Воробьёва ― Тут были вопросы по этому поводу. Тебя спрашивали про этот снос. А есть шанс как-то это всё остановить? Потому что люди предлагают разные варианты.

Е. Ройзман ― Я вижу, градус напряжения достаточно высокий. Я знаю этого застройщика. Он человек безжалостный. Там крышу нарушили, здание начинает руинироваться. Пару поджогов — и его потом не восстановить. Как я понимаю, пойдут именно таким путём. И здесь МУГИСО, которые отдали это здание, там не понятно, кто за это отвечает. По логике, должен вмешиваться губернатор. Но некому вмешаться.
Власть невыборная. Если бы была выборная власть, к человеку, которого избирали, пришла бы делегация и сказали: «Вы что делаете? Это такая изюминка, фишка городская — конструктивизм. С чего вдруг это так? Кто отдал? На каких условиях? Почему?» И всё бы встало на свои места. Но этих людей никто не выбирал, поэтому решается по-другому…

И. Воробьёва ― Тут некоторые задают вопрос, который люди задают каждый год многим гостям «Эха Москвы» и многим ведущим «Эха Москвы». Спрашивают, будете ли вы смотреть обращение Путина?

Е. Ройзман ― Нет.

И. Воробьёва ― Ты что, каждый год не смотришь?

Е. Ройзман ― Ирин, я вообще не смотрю. Во-первых, я себя уважаю. Зачем я буду это делать?

И. Воробьёва ― А вдруг он скажет что-нибудь важное? «Я устал, я ухожу», например. Помнишь, было такое новогоднее обращение.

Е. Ройзман ― Ирина, я об этом узнаю очень быстро.

И. Воробьёва ― Ладно. Хорошо, смотреть не будешь. Ещё просят вспомнить какое-нибудь событие 2020 года политическое, но которое тебя вдохновило, которое всё-таки подарило хоть что-то позитивное. Но политическое при этом.

Е. Ройзман ― Ну это когда Навальный выжил, а потом когда было это блестящее расследование, конечно вдохновило. Мало того, и следующее расследование. И сегодня ждали. Но они решили сделать паузу, потому что уже новогоднее настроение у людей. Я понимаю, они выстрелят после Нового года.

И. Воробьёва ― То есть ты думаешь, что будет третья серия?

Е. Ройзман ― Даже не сомневайся. Я думаю, что будет и четвёртая. Потому что пойман алгоритм, поняли, как расследовать. И сейчас накладывается одна схема на другую, стыкуется, мониторятся все звонки. И они достаточно глубоко в теме. Поэтому я думаю, что будет ещё.

Слушай, очень серьёзная вот эта история с этими репрессивными законами, которые принимала Государственная дума. И, конечно, на удивление подлый Закон об иноагентах. Я хочу сказать, что вот этот вот термин «иностранный агент» смысловой нагрузки не несёт вообще никакой! Просто он очень созвучен термину «враг народа».

Я полагаю, что изначально это из Третьего рейха идёт, из сталинских времён. Мы с тобой говорили, что тогда при Гитлере надо было нашивать звёзды, что каждый должен обозначаться, что он не просто какой-то человек, а он ещё и еврей. И вот этот Закон об иноагентах, я считаю, приближает страну к гитлеровской Германии. Совершенно точные параллели…

Но есть и ещё один момент очень интересный. Те, кто получают какие-то деньги из-за рубежа, являются иностранными агентами, а те, кто выводят деньги за рубеж тоннами, они считаются патриотами, да? Ну, вот логика где?!

И. Воробьёва ― Логика там же, где обычно. Я тебе так отвечу.

Е. Ройзман ― Ты знаешь, я тебе ещё скажу, раз уже мы об этом заговорили. Вот у нас сбор. Нам надо собрать 160 млн. рублей, чтобы спасти человеческую жизнь. Для нас это сумасшедшие деньги. Для родителей это просто невероятно. Ни у одного из родителей нет такого имущества, которое они могут продать. Они готовы продать свою квартиру, но она стоит всего 2,5 млн. Они готовы продать свою машину, но она стоит 300 000. А им надо 160 млн., чтоб спасти своего ребёнка. Это всего-навсего 2,5 млн. долларов.

И. Воробьёва ― Всего-навсего, действительно.

Е. Ройзман ― Так вот в путинском окружении огромное количество народу, для которых эти 2,5 млн. долларов — это вообще не деньги. Они их не заметят.

И. Воробьёва ― Кстати, вот про деньги и про величие страны. Тут был вопрос: «Как у вас с наличием вакцины в области? Поскольку мы знаем, что другие страны уже получают нашу вакцину в больших количествах».

Е. Ройзман ― Получила Аргентина и получила только первую дозу. В стране вакцины нет. Для того чтобы её рекламировать действительно по-настоящему, вакцины нет в таких количествах. Любая торговля начинается от какой-то внятной затоварки. Этой затоварки нет. И поэтому пока вакцинации никакой реальной не существует, это такие единичные случаи. Для 150-миллионной страны вакцины пока нет. И, конечно, на этом фоне что-то отправлять в другие страны — это неуважение к своему народу. Ну, так вижу.

И. Воробьёва ― Ещё Дмитрий, пока мы про коронавирус говорим, спрашивает: «Восстановился ли Евгений после ковида?». Дмитрий сам только переболел. При минимальной нагрузке возвращается слабость. Нет работоспособности. И спрашивает, как у тебя с этим?

Е. Ройзман ― Ровно такая же история. Но я потихонечку-потихонечку снова начал бег. В бег потихонечку заново начал втягиваться. Сложно. Но и, конечно, я совсем не тот, который был. Но я всё равно восстановлюсь и раздышусь.

Слушай интересную историю. Мужик один позвонил. Его зовут Юрий Васильевич. Он в прошлой жизни военный моряк, а сейчас живёт в Кемерово. Серьёзная у него фирма (металлами занимается). Он меня нашёл и говорит: «Женя, я хочу всем передать обязательно. Тебя многие слушают. Я в жизни нашёл свой способ. Я вообще ничем не болею. Я пользуюсь пихтовым маслом. Сначала я бегал — суставы у меня болели. Я стал пихтовым маслом пользовался, и у меня теперь ничего не болит. Я хочу, чтоб все люди это знали». Он честный мужик. Он занимается совсем другим. Он это искренне. Просто чтобы я об этом сказал. Это очень такой русский поступок.

Но я тебе скажу, что и у меня очень сильно болели колени. Я стал крутить велосипед, и у меня колени прошли. И я рекомендую этот способ всем, у кого болят колени… Ну что, я 100 кг, марафоны бегал. И я когда начал крутить велосипед, у меня перестали болеть колени. Мне тоже охота этим делиться, потому что мало ли, люди мучаются, вдруг кому-то пригодится.

И. Воробьёва ― Но ты же понимаешь, что это же не может быть на самом деле советом про масло, что вы не будете болеть, или что у вас не будут колени болеть, если вы будете ездить на веле. Это же просто личный опыт. Нет, я как раз хочу просто поставить метку личного опыта, а люди сами решат, они хотят воспользоваться личным опытом Евгения Ройзмана и его прекрасного друга или нет.

Е. Ройзман ― Слушай коротенькую историю. Доктор Вайман в своё время мне рассказал. К нему пришёл мужик (94 года) и говорит: «Ну, проблема. Колени болят. Ну, велосипед кручу когда, щёлкать начинает». 94 года. Видишь, какие у человека проблемы возникли.

Ещё мне позвонили водители скорой помощи из Тагила. У них жесточайшая ситуация. Их пытаются отдать частнику. Частник берёт на аутсорсинг вот эти услуги скорой помощи. Они возмущены все. Они говорят: «Понимаешь, с государством мы всё понимаем. Когда мы работаем с государством, есть определённые гарантии. Мы знаем, как отстаивать свои права. Мы не готовы работать с частником. Мы готовы бастовать. Но сейчас ковид. Мы не можем бастовать. Но мы будем сопротивляться».

И я вдруг вспомнил одну историю. Когда я был главой города, нам просто со стороны пытались навязать вот этот аутсорсинг. Почему-то были именно пермяки. И мы между собой собрались и сказали: «Знаете что, у нас ситуация такая. Водоканал, скорая помощь, ещё ряд вот таких инфраструктурных объектов — это жизнеобеспечение города. И давайте-ка мы лучше сами будем отвечать за скорую помощь. От этого зависят жизни наших граждан. Город с этим справится лучше, чем кто-либо». И не отдали ни на какой аутсорсинг, оставили за собой, за городом. Я думаю, что Тагилу тоже имеет смысл об этом подумать. Но эти люди соберутся, и я выслушаю, посмотрю, что делать. Буду держать в курсе.

И. Воробьёва ― Да. Ты начал говорить про вот эти законы довольные репрессивные, пакетом которые нам подарили перед Новым годом. И тут же посыпались вопросы по поводу Льва Пономарёва. То есть это первые люди, которых сделали уже фактически иностранными агентами. Но там реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента.

Е. Ройзман ― Ирин, в этом законе ещё не все разобрались.

И. Воробьёва ― Но он ещё и не вступил в силу.

Е. Ройзман ― Но что я понял — иностранным агентом в любой момент может стать любой человек! Мало того, человек, который подозревает, что он вдруг стал иностранным агентом, он обязан пойти и на себя донести, иначе там вплоть до 5 лет лишения свободы. Это абсолютно дикий закон. На мой взгляд, идея закона, это логика закона из Третьего рейха. И это очень некрасивый и нехороший закон. А что касается Льва Пономарёва — это достойный человек. Я его знаю лично. У меня нет никаких сомнений в его порядочности. И скорее те, кто придумали этот закон, вот это они и есть иностранные агенты и враги народа!

И. Воробьёва ― Я тут в субботу делала программу про НКО-иностранные агенты и открывала этот реестр на сайте Минюста. И это потрясающе, конечно, удивительно! Понятно, что это совпадение, но, тем не менее, — там огромное количество НКО, которые занимаются профилактикой СПИДа и вообще про ВИЧ-инфекцию очень много всего делают. И вторая часть — это «Мемориал» и куча его отделений.

Е. Ройзман ― Слушай, но «Мемориал» как сюда запихали? Это просто из ненависти, я тебе скажу.

И. Воробьёва ― Да.

Е. Ройзман ― То есть для них «Мемориал» — это настолько болезненная тема, что возникает сразу мысль, что, похоже, вы и есть потомки тех палачей, что вас так задевает «Мемориал»!

И. Воробьёва ― И смотри, это все произошло в разные годы, но тем не менее. Смотри, Юрий Дудь снял два очень популярных фильма, которые вызвали истерику в госСМИ. Понятно, что он снял про Беслан — это была основная истерика. Но там было ещё два — про ВИЧ и про Колыму. Это темы, которые вызывают просто истерику. И я не очень понимаю почему.

Казалось бы, это события, которые давно произошли, и уже можно просто признать, что они были. И ВИЧ, с которым можно бороться и нужно кучу всего делать, и тогда не будет такой страшной ситуации. Почему это всё возникает так вот, я не очень понимаю.
Я думала, ты хочешь что-то добавить. Ты так как-то меня слушал, слушал и хотел что-то добавить. Хорошо.

Е. Ройзман ― Вчера была дата памяти Мандельштама, а сегодня — дата книги «Архипелаг ГУЛАГ». И я бы, конечно, всем молодым порекомендовал: не поленитесь, купите эту книгу. Она должна быть в каждом доме. Это понимание истории страны. А кому неохота толстую книгу читать, «Один день Ивана Денисовича» Солженицына — это просто один рассказ, это просто ода русскому человеку. Читается легко, на одном дыхании. Солженицын «Один день Ивана Денисовича». Вот эти две книги имеет смысл посмотреть.

И. Воробьёва ― Женя, у нас осталось 2 минуты до конца эфира. И я хотела спросить, сколько времени, как ты думаешь, тебе нужно будет, чтобы поздравить всех слушателей этой программы с наступающим Новым годом?

Е. Ройзман ― Ирин, давай тогда я скажу.

И. Воробьёва ― Давай.

Е. Ройзман ― Друзья, ещё раз, моя личная просьба, Ирины Воробьевой, Венедиктова, Димы Муратова, Юли Латыниной, Андрея Волны, Андрея Зубова, Тамары Эйдельман, Бориса Гребенщикова, Макаревича и многих-многих добрых людей: просьба помнить про Мишу Бахтина. Если у нас получится, мы просто покажем всем, что мы это можем, что мы не нуждаемся здесь в какой-то поддержке федерального телевидения, мы справимся сами. Очень важно. Поэтому прошу вас, помните про Мишу Бахтина. У нас осталось 3 дня.

Ну а что касается нас… Ну что, Новый год. Все любят этот праздник. Конечно же, всем я желаю доброго здоровья. Верьте, что в конце концов всё равно всё будет хорошо. А всем маленьким детям я желаю залезть под елку и найти там самые чудесные подарки.

И. Воробьёва ― Подожди, а взрослым? Секундочку, а взрослым под ёлкой нельзя находить подарки? Ты что, Женя?

Е. Ройзман ― Взрослые и так могут. А под елочкой чтобы все малыши обязательно нашли. Да, ещё я желаю всем получить замечательные подарки, чтобы вызвало это улыбку и тёплые чувства. И тёмные времена — не навсегда. Всё равно в конце концов всё будет хорошо, вот даже не сомневайтесь! Всем добра и удачи!

И. Воробьёва ― Мне кажется, нужно сделать всё-таки нам с тобой, Женя, футболки «Тёмные времена — не навсегда. В конце концов, всё будет хорошо». Я считаю, надо запустить этот мерч в следующем году. Давай себе пожелаем, что мы с тобой это сделаем.

Е. Ройзман ― Договорились.

И. Воробьёва ― А деньги от продажи мы будем переводить в Фонд Ройзмана. Мне кажется, это будет честно. Хорошо? Спасибо большое. Это была программа «Личный приём» с Евгением Ройзманом.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Термин "иностранный агент" часто используют у нас в США для высылки людей, подозреваемых в том, что они представляют интересы другого государства. Отчего у правозащитников он вызывает подобную реакцию в России?
________________________________________

Тут Вы путаете мягкое с тёплым. Американский закон FARA к "иностранным агентам" причисляют тех, кто напрямую управляется или контролируется иностранным правительством или организацией. В России же для получения этого статуса достаточно всего лишь получить зарубежный гонорар. Я завтра перечислю российскому представителю СМИ пару сотен долларов за консультацию или его цитату и бумс! Он становится иноагентом?!
________________________________________

Люди с совестью и честью, собственно нормальные люди с нормальными человеческими чувствами: Евгений Ройзман и Ирина Воробьёва! Приходится специально упоминать об этом, имея явный дифицит достоинства в окружающем нас пространстве и российских событиях последнего времени.
________________________________________

Иноагентство — чистый бред. И прав Ройзман, проводя параллели с третьим рейхом.
________________________________________

К присвоению звания "иноагент" надо относиться как к награде: у этого человека сразу вырастет популярность среди умных людей.
________________________________________

Термин "Иностранный Агент" несёт смысловую нагрузку, но совсем не ту, что этому придают российские власти. Должен быть договор между той иностранной организацией и Агентом. Точно так же как вы заключаете договор с вашим агентом риэлтором.
________________________________________

Да перестаньте вы париться, выискивая какие-то "смыслы" в словосочетании, просто посмотрите, где плешивое ворьё хранит самое для себя ценное: активы, недвижимость, бастардов и прочая… Правильно — под юрисдикцией ЕС и США!
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений РОЙЗМАН

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Криминал (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 15.01.2021 - ФИАСКО ОПТИМИЗИРОВАННОЙ МЕДИЦИНЫ
  • 14.01.2021 - РЕЧЬ ТАТЬЯНЫ НАГИБИНОЙ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ СОБРАНИИ
  • 13.01.2021 - ПУТИНСКАЯ ЕЖОВЩИНА
  • 13.01.2021 - СЛОВО ГОДА
  • 13.01.2021 - АСОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
  • 12.01.2021 - КРЕПОСТЬ, ОСАЖДЁННАЯ ИЗНУТРИ
  • 12.01.2021 - ЧТО ЗНАЧИТ, БЫТЬ ХРИСТИАНИНОМ?
  • 12.01.2021 - ТРАДИЦИЯ ПОДВОДИТЬ ИТОГИ
  • 11.01.2021 - ОБСУЖДЕНИЕ ЦИКЛА СТАТЕЙ «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭНТРОПИЯ»
  • 11.01.2021 - ЗАКОНЫ УПРАВЛЕНИЯ БЮРОКРАТИЕЙ
  • 11.01.2021 - В РОССИИ ЧУДОВИЩНЫЙ УРОВЕНЬ НЕРАВЕНСТВА
  • 10.01.2021 - ЗАЯВЛЕНИЕ САРАТОВСКОГО «ЯБЛОКА»
  • 10.01.2021 - КУЛЬТ НАСИЛИЯ В ОТВЕТ НА НАСИЛИЕ
  • 10.01.2021 - ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ПУТИНУ
  • 09.01.2021 - ОБСУЖДЕНИЕ ЦИКЛА СТАТЕЙ «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭНТРОПИЯ»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru