Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[09.01.2021]

ОБСУЖДЕНИЕ ЦИКЛА СТАТЕЙ «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭНТРОПИЯ»


На заседании федерального Бюро партии «ЯБЛОКО» состоялось обсуждение цикла статей председателя Федерального политического комитета «ЯБЛОКА» Григория Явлинского под общим названием «Политическая энтропия».

Стенограмма заседания (в сокращении). Часть 3.

Полная стенограмма обсуждения находится на федеральном сайте партии. Видеозапись дискуссии можно посмотреть в группе официальных трансляций партии в Facebook. Серию статей Григория Явлинского можно перечитать по следующей ссылке.


Николай Рыбаков:

Пожалуйста, Григорий Гришин. Приготовиться Руслан Муцольгов. Пожалуйста, Григорий.



Григорий Гришин:

Спасибо. Здравствуйте, Григорий Алексеевич. Здравствуйте, коллеги. У меня простой, очень конкретный вопрос относительно главы статьи, которая про экономику. Вы пишете о новой экономике, которая «не использует человеческий труд», и о её взаимоотношениях с традиционной экономикой. У меня простой вопрос: каково соотношение этих экономик? Насколько велика новая экономика, которая не нуждается в человеческом труде? Спасибо.


Григорий Явлинский:

Я хочу Григорию Гришину сказать слова признательности за подробное письмо, которое он мне прислал в связи с этой публикацией. Оно меня очень поддержало. И я очень признателен за глубокие и оценки, высказанные в этом письме. Спасибо большое.

Объём экономики я не знаю. Потому что я не хочу гадать. Но буду признателен вам, если вы посмотрите в интернете и пришлёте. Там будет большой разброс. Будут самые разные цифры. Потому что непонятно, что туда включать, а что туда не включать. Но точно появляется новая экономика. Во-первых, сами оценки ВВП — они условные, как вы знаете. И сама статистика очень условная. Она не так уж много о чём говорит. Такие условные цифры для сравнения. Они важные, но условные.

Вопрос ваш совершенно справедливый. Но поскольку у нас обсуждение сегодня такое серьёзное и в значительной степени профессиональное, я не хочу гадать. Хочу сказать, что особенность этой экономики в том, что она увеличивается, она растёт, понимаете? И она может расти очень быстро. И она очень растёт в условиях пандемии!

Вы посмотрите, какие компании сейчас имеют самые многообещающие перспективы на биржах и рынках. Какие? Это интернет-компании. Всё, что связано с гигантскими платформами, такими как Amazon, как Facebook, Google. Посмотрите, как они сейчас растут. Это гигантские элементы экономики. Гигантские просто! Они из-за того, что остальная экономика сейчас была в упадке из-за коронавируса, вот они растут с гигантской скоростью!

И люди, которые ими владеют, становятся всё более и более влиятельными. Потому что они владеют либо сами, либо в каком-то составе. А иногда и с участием правительства. А иногда это принадлежит и правительству, как в Китае, например.

Они обладают огромным влиянием. И оно растёт. Я не знаю, как его оценить. Я отвечу на этот вопрос в следующем нашем общении. Но я говорю о динамике. Вот на неё обращайте больше внимания. Не так важно, какая цифра, хотя существенно. Но очень значимая динамика. Ещё раз спасибо за ваше письмо.


Николай Рыбаков:

Пожалуйста, Руслан Муцольгов. Приготовиться Адамович. Приготовиться Андрей Владимирович Бабушкин.



Руслан Муцольгов:

Мы неоднократно обсуждали и говорили о том, каким образом прийти к власти, добиться того, чтобы власть сменилась в стране. И это было всё в реалиях того законодательства, которое действовало до сих пор. И сейчас мы столкнулись, во-первых, с изменениями в Конституцию, а, во-вторых, изменили избирательное законодательство, которое опровергает любую возможность сменяемости власти без глобальных каких-то акций, без глобальных каких-то событий. И, к сожалению, там, где нет законного способа сменить власть, остаётся только один выбор для населения. Это самый неприятный, самый разрушающий и самый неприемлемый нами — это революция.

И для того, чтобы этого не случилось, либо для того, чтоб избежать этого, каким образом надо сейчас действовать? Чем мы должны располагать? Что нужно предпринимать, для того чтобы всё-таки власть сменилась, и сменилась она более или менее демократическим путём?


Григорий Явлинский:

Во-первых, совершенно правильное мнение, что нужно приложить все силы, чтобы избежать революции. Кроме того, Руслан, я хочу сказать вам — никакой революции не будет, а будет бунт. А бунт и революция — это очень разные вещи. Бунт тем отличается от революции, что он в итоге ничего не меняет. Он поменяет одних на других, а систему оставляет, чуть-чуть изменив её декорацию. И эти другие будут в итоге такими же или даже хуже, чем те, кого меняет бунт.

Революция — совсем другое дело. Французская революция, Русская революция 1917 года на самом деле были революциями со всеми закономерными последствиями. Но для этого нужно иметь другую программу и всё такое прочее. И то они очень жестоко закончились, как вы знаете, все эти революции. А у нас не пахнет революцией, у нас пахнет бунтом. А бунт будет страшный.

Теперь, что надо делать? Альтернатива нужна, которую можно предложить людям. Если эту альтернативу будет поддерживать 2-3% населения, она станет очень серьёзным политическим фактором.

Дальше. Если эти 2-3% населения (сами понимаете, что такое 2-3% населения (не избирателей) от 140 млн.) готовы бороться, а больше не надо, то тогда возникает вопрос о том, что с помощью активизма, в том числе, они заставят власть вести с собой диалог. Ведь в чём проблема сегодняшних протестов? Что не с кем вести диалог и не о чем. Только отпускай-выпускай и всё? Это ни о чём…

А вот политика начинается тогда, когда вы достаточно сильны, чтобы заставить выйти 1 млн. человек на улицу. Для чего? Для того чтобы с вашим лидером вели диалог по вопросам требований, которые вы выдвигаете. И заставить власть шаг за шагом отступать и соглашаться, потому что это требования народа, или его значительной части.

Но для этого должна быть сформирована альтернатива, о которой мы сегодня говорили. Для этого у вас должна быть политическая структура. Для этого у вас должно быть 100 политиков. Для этого у вас должен быть лидер. И даже ещё один лидер дублёром. Если это всё не создать, ничего нельзя сделать. Власть нельзя поменять. А бунт ничего не сделает. Будет море крови, но останется всё то же самое. Посмотрите вокруг. Я не хочу приводить пример, они вокруг нас. Посмотрите.

Итак, Руслан, вот что необходимо. Необходима содержательная альтернатива. Необходима работоспособная политическая структура по всей стране. Необходимо 100 политиков, которые могут работать как политики. Необходимы лидеры. Необходимы такие лидеры, с которыми будут вести диалог, не смогут отказаться. И необходимы 2-3% населения (не больше даже) реальных людей, которые готовы бороться за изменения в стране. Вот так я вижу на сегодняшний день составные части ведения дела.


Николай Рыбаков:

Спасибо Григорий Алексеевич. Андрей Бабушкин не подключился, к сожалению. Тогда следующая пара вопросов будет от Виктора Леонидовича Шейниса. Пожалуйста, Виктор Леонидович.



Виктор Шейнис:

Спасибо. Добрый день всем. Я очень рад, что участвую в таком интересном обсуждении. Я думаю, что вопросы, поставленные в публикациях Григория Алексеевича, поставленные в ходе предварительного обсуждения — действительно главные вопросы, на которые мы пока ответа ещё не дали. Между тем, мне кажется, что реальная проблема во многом связана с той констатацией, которая содержалась и в статье в начале июля, и в нынешних публикациях.

Действительно, развитие шло не в том направлении, за которое мы бились, с которым мы выступали на парламентских, на президентских, на муниципальных выборах и так далее. Развитие политической системы страны пошло в прямо противоположном направлении. Думает ли кто-либо, кроме «ЯБЛОКА», над тем, как развернуть развитие, каким образом перейти к тем прекрасным целям, которые в общем виде, наверное, готовы поддержать многие. Это европейские ценности, которые восходят к христианству, это учёт реальных процессов, которые происходят с производительными силами, это полноценное использование информационных технологий, которые сегодня существуют. Каким образом это всё соединить и прийти к каким-то позитивным результатам?

Мне кажется, что в том, что сказал Григорий Явлинский, есть очень важная мысль. Мысль о том, что надо заставить власть, тех людей, которые контролируют, в том числе, средства массовой информации, которые получают немалое количество голосов на выборах, каким-то образом заставить говорить об альтернативе, над которой мы будем работать.

И вот здесь, мне кажется, главный вопрос, который и в «ЯБЛОКЕ», и в других группах, которые работают над Конституцией, над порядком её введения, над изменением политического режима и так далее, остаётся открытым. В этой связи я хотел бы привлечь внимание, в частности, к чрезвычайно интересному докладу, который был представлен Валдайскому клубу.

Валдайский клуб, когда мы слышим это название, — я во всяком случае могу о себе это сказать — вызывает отторжение. Мы знаем, какие люди в значительной мере задавали тон в этом клубе. И, тем не менее, в этом году небольшая группа (человек 5-6) из тех людей, кто представляет поиск того, в чём заинтересовано человечество, представила доклад, который они сами называли утопическим, котором они показали, каким они хотели бы видеть мир через, скажем, полсотни лет.

Я всячески рекомендую вашему вниманию этот доклад, хотя авторы сами назвали его утопическим. Их путь, на который они подталкивают и за который они выступают — это путь утопический. Через полстолетия таковым мир явно не будет. И, тем не менее, идея многообразия мира и умение договариваться друг с другом, умение находить такие решения, которые получат поддержку, мне кажется чрезвычайно важным. И на этом мы пока остановились так же, как и авторы Валдайского клуба.

Григорий Алексеевич под конец повторил то, о чём он говорил неоднократно: нужно 2-3% населения убедить в нашей правоте, убедить, что у нас есть решение. Я согласен с этим. Но кроме 2-3%, которые могут прийти к решению, какой должна быть конституция, каким образом можно, скажем, сделать Учредительное собрание действенным механизмом, которые ответят, каким образом в мире информационных технологий можно действительно развернуть развитие в том направлении, которое противоположно нынешнему во многих странах, в том числе, прежде всего в России.

Но при этом необходимо понять, что, кроме 2-3% наших единомышленников, существуют другие 2-3% (таких групп существует достаточно много), которые выступят со своими идеями. Поэтому вот здесь я должен оспорить мысль о том, что нужно написать хорошую конституцию, потому что то, что мы сейчас имеем — это не конституция. Я должен оспорить мысль о том, что нужно собрать Учредительное собрание на основе выборов — действительно честных, действительно демократических выборов — что будет достаточно для того, чтобы начать движение в желательном направлении. Извините!..


Николай Рыбаков:

Виктор Леонидович, я прошу прощения. Точно это уже выступление у вас, а не вопрос? Если можно, сформулируйте вопрос…


Виктор Шейнис:

Я сейчас закончу. Я понимаю, вы справедливо призываете меня к порядку. Я закончу. Проблемы здесь очень сложные. Этими проблемами я занимаюсь достаточно давно — с начала 1990-х годов…

Что было с конституцией? «За 2-3 месяца подготовлена конституция»? Не так было. Было несколько проектов. За каждым из них стояло больше, чем 2-3%. Григорий Алексеевич, я вам напомню. Электорат «ЯБЛОКА» — я это исследовал — раскололся примерно пополам. И то, что мы наутро оказались в одной постели, как вы сказали, с теми, с кем вообще нехорошо оставаться в этой постели, это было результатом достаточно сложной борьбы разных сил.

С Учредительным собранием — то же самое. Вопрос об Учредительном собрании был поставлен целым рядом демократических политиков в 1990-х годах, когда они пришли к заключению, что Съезд народных депутатов, избранный, кстати сказать, на самых демократических выборах, которые когда-либо знала Россия, оказался советским трафаретом. В этих условиях и Учредительным собранием ничего не получиться не может.

Давайте проведём выборы в Учредительное собрание. И что бы мы получили? Мы получили бы то же самое или нечто ещё хуже. Поэтому, разделяя ваш общий подход, разделяя то, что нам необходимо работать над какими-то вещами, которые встанут в повестку дня, как они встали перед белорусами, перед хабаровчанами и так далее, необходимо найти конкретные пути решения. А конкретные пути решения связаны с повседневностью сегодняшнего дня, связаны с теми проблемами, которые приходится решать и по которым «ЯБЛОКО» имело, позволю себе сказать, достаточно разумную, спокойную и достаточно практичную позицию, но которую не услышали.

Так вот, нас не услышат, если мы будем оставаться в мире высоких эмпирей. Если мы будем толковать только о Конституции и об Учредительном собрании, которые, возможно, когда-нибудь возникнут. Главное заключается в другом. В том, каким образом расширить количество тех сил, которые отвергают нынешнюю конституцию, отвергают нынешний режим и которые по каждому вопросу (как это делало «ЯБЛОКО» в конкретной ситуации) будет иметь свою реалистическую точку зрения.

И самое последнее. Ведь мы внутри себя не имеем общей точки зрения на вопрос о том, какая нам нужна — президентская или парламентская республика. Да, мы не знаем, каким будет демократическое собрание, назовём ли мы его конституционным, учредительным или как-либо ещё, каким оно будет на самых свободных демократических выборах. А всё это реальные проблемы внутреннего перехода. Тот доклад Валдайского клуба, который я похвалил и к которому я призываю всех вернуться (он опубликован в интернете), показывает многие другие постановки и подходы… Нам необходимо иметь подходы, необходимо иметь свои конкретные решения. Эти решения ищутся и находятся людьми.

И дело не в том, что мы плохо объясняли, что мы не нашли подходящих слов. Дело в том, что мы не знали конкретных решений тех вопросов, которые подведут нас к результатам, в конце которых, могут появиться те замечательные институты, о которых здесь говорилось. Спасибо. Прошу прощения за нарушение регламента…


Николай Рыбаков:

Уважаемые коллеги, я приношу извинение за то, что я заранее не озвучил. Это, конечно, выступление Виктора Леонидовича, а не в вопрос. Те, кто дальше выступает, я всё-таки прошу ограничиваться 5 минутами. Григорий Алексеевич, пожалуйста.


Григорий Явлинский:

Я благодарен Виктору Леонидовичу за такое подробное выступление. Прежде всего, я хочу сказать, что все сами оценят этот доклад. Доклад действительно опубликован, он известен. Я даже не берусь его комментировать, потому что каждый сам прочтёт. Я только хочу сделать маленькую заметку, что авторы не зря его назвали утопическим, потому что понимают, что всерьёз мало о чём можно разговаривать. Ну, вы сами прочтёте — всё увидите.

Я только хотел бы категорически возразить вот чему. Я всегда настаиваю на том, что у «ЯБЛОКА» были конкретные альтернативные предложения по всем ключевым вопросам. Они были существенно иные, чем те, что реализовывались на практике — от наших предложений и идей отказались. Поэтому ситуация пришла туда, куда она пришла.

Основы мафиозного корпоративного режима, в котором мы сейчас живём, создали рукотворные реформы, которые проводились в начале и середине 1990-х годов. Эти реформы породили такое политическое явление как Владимир Путин. Реформы 90-х создали основу, ещё раз повторю, корпоративного мафиозного государства.
При этом «Яблоком» предлагалась совершенно иная стратегия и тактика реформ. Именно конкретные предложения (с расчётами, с таблицами) в виде альтернативных бюджетов, альтернативных программ, с полным просчётом всех экономических последствий постоянно и регулярно представлялись «ЯБЛОКОМ» обществу.

То, что Виктор Леонидович всё это как-то позабыл, это досадно. Но если он вспомнит, то легко увидит этот просто медицинский факт. Это хорошо известно. И вместо того, чтобы сделать выводы из провала реформ 90-х и понять, куда это привело, опять заниматься так называемым «объединением Пупкина со Шмуткиным» и думать, что в этом есть задача построения современной и будущей России — это глубокое заблуждение.

Эту тему надо оставить в покое. Я бы её даже сегодня не затрагивал. Но поскольку Виктор Леонидович её всегда затрагивает, я ему скажу, и всем, кто любит эту тему. Давайте договоримся вот о чём. Это моё личное предложение. Пусть все объединятся, а мы потом к ним придём. И больше не будем тратить на это время. Когда все объединятся, все там какие-то такие силы, работники Академии наук, и не работники Академии наук, окружение Виктора Леонидовича, все эти так называемые «демократические силы» и «приличные люди» — когда они все объединятся, мы к ним примкнём.

Но мы к ним примкнём, когда это случится. Мы не можем больше на это тратить силы. Мы слишком много потратили на это сил. Слишком много. Вот эту бессмысленную историю надо заканчивать. Пусть занимаются объединением. И мы обязательно к ним примкнём. Мы не против чего бы то ни было в этом смысле. Но мы должны делать совсем другую работу, о которой я вам говорил. Я считаю себя обязанным её делать. И я в меру всех своих возможностей её буду делать, что и вам предлагаю вместе со мной.

И нам ни в коём случае нельзя скатываться ни на позиции, что мы ничего не знаем и ничего не можем, ни на позиции, что какие-то там ребятишки из Валдайского клуба нам что-то предложат. Всё это не то, на что надо обращать внимание. Вот это мне кажется очень важным. А когда вы прочтете утопию, вы всё поймёте. Она, кстати говоря, действительно отражает те процессы, о которых мы с вами говорим… Она является примером и элементом этих процессов и отражает все события, которые происходят. Ещё раз благодарю Виктора Леонидовича за полемическое выступление, с которым, в основном, нельзя согласиться.


Николай Рыбаков:

Спасибо, Григорий Алексеевич. Пожалуйста, последний вопрос от Андрея Владимировича Бабушкина. Но я просил бы Григория Алексеевича ответить на него уже в вашем заключительном слове, когда вы подведёте итоги всех выступлений.



Андрей Бабушкин:

Спасибо большое. Григорий Алексеевич, у меня такой к вам коротенький вопрос. Мне кажется, что «ЯБЛОКО» допускает очень важную фундаментальную ошибку. Первоначально в «ЯБЛОКО» объединились люди, которые имеют не очень похожие идеологические установки. Вот мы уже говорили — кто-то за монархию, кто-то за парламентскую республику, кто-то социал-демократы. Но их объединяли общие нравственные ценности. Не кажется ли вам, что когда мы усиливаем идеологическое воздействие на наших членов партии… чтобы они идеологически были все одинаковые, мы это зачастую делаем в ущерб общеморальным ценностям? И именно общеморальные ценности в наилучшей степени сплотили бы нашу партию, мы бы смогли отказаться от достаточно частых исключений из рядов нашей партии. Исключениями мы, к сожалению, не укрепляем свои позиции, а теряем какую-то часть избирателей.


Григорий Явлинский:

Спасибо большое. Я полностью согласен, что наша партия всегда объединяла людей с разнообразными взглядами, разными точками зрения. В этом наше достоинство. Только хотел бы добавить, что при всех этих разнообразиях мы должны иметь главный общий курс. Вот и всё. Если это разнообразие в рамках общего направления, это вполне правильно и хорошо, и прекрасно.

В тех случаях, когда это разнообразие перпендикулярно нашему направлению и активно мешает этому направлению, это другая история. Вот и всё. Надо разнообразие и единство. Разнообразие — это обогащение, очень важно объединить людей самых разных взглядов, даже тех, кто вам не подходят или мне не подходят. Но общее направление должно соблюдаться. Не может быть у нас партии единогласной, всей одинаковой. И это не нужно. Но общее направление должно сохраняться. В этом смысл партии.

И если кто-то покидает нашу партию, то мы его не в тюрьму сажаем, не расстреливаем, не лишаем куска хлеба. У них другое направление. Мы готовы с вами вести диалог, но мы не можем все свои силы тратить на выяснение отношений внутри партии и увещевание то одного, то другого.

Например, есть такие направления, которые совсем не соответствуют нашим взглядам. Поэтому двойное членство в нашей партии решением наших руководящих органов отвергается. И это правильно. Потому что надо выбирать, с кем ты всё-таки идёшь вперёд.


Николай Рыбаков:

Коллеги, пожалуйста. Переходим к выступлениям. Иван Викторович Большаков. Приготовиться Сергей Викторович Иваненко. Иван Викторович, пожалуйста.



Иван Большаков:

Добрый день, Григорий Алексеевич. Спасибо вам за выступление и за статью. Я тоже хотел высказать несколько тезисов по мотивам этой публикации. И действительно то, что мы обсуждаем часто внутри «ЯБЛОКА», один из факторов, который позитивно воспринимается в современном мире — это влияние социальных сетей на политическую деятельность, и даже более — на демократию. Потому что считается, что они помогают социальной мобилизации, упрощают протесты, борьбу с коррупцией и так далее.

Но вместе с тем серьёзные исследования это на самом деле не подтверждают. Несколько лет назад Вашингтонский университет изучал влияние Твиттера и Фейсбука на Арабскую весну. А тогда считалось, что это была твиттер-революция. Так вот выяснилось, что большинство людей, которые сообщали на своих страницах о тех или иных революционных событиях, на самом деле в этих странах арабского региона не находились.

Во-вторых, социальные сети не были источником информации и не производили контент. А только распространяли его в виде сообщений из обычных СМИ. Интернет, таким образом, помогает поднимать информационную волну вокруг любой темы, создавать общественный резонанс, но при этом он не помогает поддерживать аналогичный уровень активности вживую. Виртуальная политическая активность в итоге не приводит к росту голосования на выборах, а становится лишь альтернативным способом выражения политических взглядов. Она подменяет собой традиционные формы электорального поведения, а не усиливает их. И поэтому можно снимать сколько угодно интересных, креативных роликов, но они так и остаются интересны в интернете, для интернета, но не трансформируются в политическое качество.

Другие исследователи — российские политологи, но из Орегонского университета, недавно проводили математический анализ интернет-активности сторонников Навального. И оказалось, что их интернет-активность имеет связь с протестами, однако она не оказалась прямой. То есть протесты увеличивались там, где они и так были достаточно интенсивными, а уровень недовольства властью был высоким.

Есть подобные исследования и про победу на выборах Обамы. Я не буду подробно об этом говорить, но достаточно много книг об этом написано. Это миф о том, что он выиграл выборы благодаря ютьюбу.

То есть речь о том, что интернет не создаёт принципиально нового качества — не улучшает демократию и даже не влияет на неё количественно. Я не хочу сказать, что это зло или неизбежное зло. Это ни то, ни другое. Это просто способ обмена и распространения информации. Но любой информации — как хорошей, так и плохой, как правды, так и фейков. И при этом поверить в ложь в интернете намного проще, чем в газетах и на телевидении. Поэтому значительно большее распространение получает пропаганда, манипуляции, теории заговоров, чем либеральные идеи. Потому что никто не хочет потреблять информацию, которая им не нравится. Поэтому люди варятся только в собственном кругу. В результате растёт поляризация во многом из-за анонимности и удалённости людей друг от друга в интернете. Никто не может найти общий язык. А демократия — это разные точки зрения и система компромиссов.

Интернет становится легко возбудимой средой, которая заражается и сама заражает определённым настроением, как инфекция коронавируса. Он создаёт иллюзию большинства. И под воздействием этого эмоционального виртуального ощущения пользователи принимают решения. И таким образом они превращаются в толпу в полном соответствии с теорией толп из социальной психологии. А в толпе, как известно, индивидуальность полностью растворяется. Любой человек начинает ощущать своё могущество, становится частью коллективной души. То есть эффект прямо противоположен рационализму и индивидуализму — важным условиям для существования либерального общества.

Именно поэтому, несмотря на позитивные перемены в связи с развитием радио, кино, а потом и телевидения, они также приводили к драматическим последствиям для миллионов людей. Появление СМИ привело к формированию массового общества, а именно на нём построили тоталитаризм 1930-1940-х годов в Италии, в Германии, в Советском Союзе. Позднее, уже в Руанде, когда ведущие радиостанции спровоцировали геноцид.

Кстати, радио тогда называлось «Свободное радио и телевидение». То есть оно тоже ассоциировалось со свободой слова. Такая угроза была и в связи с телевидением. Мы прекрасно знаем, как оно работало в Советском Союзе, и как в путинской России манипуляция сознанием способствует укреплению авторитаризма. О роли телевидения, как угрозе свободы, писал Альберт Гор в своей книге «Атака на разум». Сегодня некоторые говорят о цифровом тоталитаризме. Один из моральных лидеров Свободной демократической партии Германии Герхард Баум — один из немногих, кто громко говорит об угрозе социальных сетей для свободы и демократии.

И это очень серьёзная проблема. Это проблема свободы и контроля, когда непонятно, кто, как и зачем получает контроль над теми или иными данными пользователей или манипулирует ими. В условиях нового понимания власти это серьёзная угроза.

Если говорить о политической теории, старое понимание власти, сформулированное Робертом Далем — это когда «А» может заставить «Б» что-то делать или не делать. Новое понимание заключается в том, что вообще не надо заставлять. Нужно просто формировать стратегию поведения, предопределять желания. Именно так работают алгоритмы манипуляции сознанием. В этом смысле соцсети имеют власть побольше, чем многие традиционные правительства в демократиях. И тут очень далеко можно зайти. Поэтому все ожидания энтузиастов по поводу демократии 2.0 могут обернуться тоталитаризмом 2.0…


Николай Рыбаков:

Спасибо. Пожалуйста, Сергей Викторович Иваненко. Приготовиться Ольга Леонидовна Покровская.



Сергей Иваненко:

Спасибо. Сначала я хочу, конечно, присоединиться к тому, что уже звучало. Я хочу поздравить Григория Алексеевича с очень значимой статьей, точнее, даже с серией статей. Это действительно делает нам честь, что мы как политическая организация обсуждаем вопросы такого масштаба. Мне трудно представить себе ещё в российских реалиях политика (хоть оппозиционного, хоть властного), с которым можно обсуждать такие вопросы.

Теперь по существу. На самом деле я хочу высказаться на две темы. Во-первых, в каком мире мы живём. И, во-вторых, что нам, собственно, делать в этом мире.

Первое. Я бы сказал так, что мы живём в новых материальных реальностях. Её по-разному называют — четвёртая промышленная революция, кто-то — пятая. Но если не сводить всё дело только к информационным технологиям, то на самом деле человечество проделало гигантский скачок даже по сравнению с началом-серединой XX века. Мы живём в условиях, когда самым существенным являются не традиционные ресурсы (газ, нефть, металлы, лес, то, чему нас учили в школе, что именно это определяло экономику, благополучие и военную составляющую любой страны), сейчас (по крайней мере, до недавнего времени) это были мозги и есть мозги.

Сегодня мы живём в условиях, когда объективно уже давно люди неквалифицированные, люди некреативные оказываются на обочине. Именно это повлекло за собой очень много социальных, политических проблем, военных конфликтов и так далее. Но, более того, если вы сейчас посмотрите на то, что обсуждают современные мировые миллиардеры, они время от времени выходят в паблик со своими мнениями, они обсуждают тему искусственного интеллекта. И это ведь неслучайно. Потому что мы не просто живём в эпоху мозгов как основы экономики, а мы переходим в эпоху, когда в основе экономики станут даже не мозги, а искусственный интеллект.

Это уже происходит отчасти. И тогда люди вообще будут не нужны. Вообще! Вы просто подумайте на эту тему. Сколько сейчас у нас на планете населения? 7 млрд. А останется нужным для решения основных задач экономики миллиона два. А что остальные все будут делать?..

Поэтому это гигантская проблема. Это первое. Второе, о чём я хотел сказать — по поводу идеологии, то есть того, что в головах у людей. На самом деле люди, конечно, не меняются. В большинстве своём, за последние 2000 лет они практически не изменились. Их природа фактически та же самая. Современные технологии привели к тому, что эта природа вся вылезла на поверхность. И вот это мы теперь наблюдаем…

Но по большому счёту люди — они есть люди. Они такие, какие они есть. И в них есть и доброе, и злое, и от Бога, и от дьявола, и хорошее, и плохое. Поэтому я бы в этом смысле не делал таких выводов о том, что происходит какая-то катастрофа с этим.
На самом деле нужно уметь действительно с ними работать. И теперь я перехожу, собственно, к самому существенному — что нам делать.

Первое. Я, конечно, утрирую, но суть в том, что нам нужно делать кредо. Это символ веры, если хотите. «Кредо» в переводе с греческого означает «верую». Наше кредо — это гуманизм. Это то течение, которое превратилось в европейские ценности в XX веке. Но возникло оно раньше. Возникло оно XVII-XVIII веке. Это энциклопедисты, это гуманисты, что называется. Суть этой идеологии состоит в том, что она вобрала всё многовековое, даже тысячелетнее развитие крупнейших религий и сделало это светским представлением о жизни.

Поэтому если говорить о том, что для меня главное в работе с людьми, во-первых, мы должны чётко сформулировать в «Демократическом манифесте», скорее всего, или в каком-то другом документе тезис о том, что Учредительное собрание, институты — это всё вторично, для нас главное — это личность. Это человек, который находится в центре всего. Гуманизм в европейской традиции. Это первое.

Второе, что не менее важно — не надо заигрывать с людьми. Потому что на самом деле, если вы посмотрите на историю всех религий, то они все к человеку обращались не с заискиванием, не с тем, чтобы поддержать всё то, что они демократическим или каким-то другим путём выражают свою точку зрения. Смысл в том, что для того, чтобы человека уважали, человек должен уважать себя сам. Чтобы дать свободу личности, должна быть личность, перефразируя позднесоветские фразы. И поэтому на самом деле эта идея гуманизма должна обязательно соседствовать с темой, что личность ответственна!


(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ

ПРОДОЛЖЕНИЕ ОБСУЖДЕНИЯ


.

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Интересное (0)
  • История (0) > Постсоветизм (0)
  • Персоналии (0) > Явлинский (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 01.03.2021 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» НА МАРШЕ НЕМЦОВА
  • 01.03.2021 - РАССДЕДОВАНИЕ УБИЙСТВА НЕМЦОВА
  • 28.02.2021 - СОВСЕМ НЕ ТЕ ИНОАГЕНТЫ
  • 28.02.2021 - ЧЕЛОВЕК УНИКАЛЬНОЙ СУДЬБЫ
  • 28.02.2021 - ШЕСТЬ ЛЕТ БЕЗ БОРИСА НЕМЦОВА
  • 27.02.2021 - ЛИДЕРЫ «ЯБЛОКА» ВОЗЛОЖИЛИ ЦВЕТЫ НА НЕМЦОВОМ-МОСТУ
  • 27.02.2021 - ПОМЕНЬШЕ ГЛУПОСТИ
  • 27.02.2021 - УВАЖЕНИЕ СТРАНЫ И САМОУВАЖЕНИЕ НАРОДА
  • 26.02.2021 - ЧТО УГРОЖАЕТ ПУТИНУ И ЧТО УГРОЖАЕТ РОССИИ
  • 26.02.2021 - ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ЛЖИ
  • 26.02.2021 - «ОТРАВИТЕЛИ НА СЛУЖБЕ ГОСУДАРСТВА»
  • 25.02.2021 - КАК НАМ ВЫЙТИ ИЗ САМОДЕРЖАВИЯ БЕЗ КРОВИ
  • 25.02.2021 - ОЖИВШИЙ ОРУЭЛЛ
  • 25.02.2021 - НЕ ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ, А САМОЛИКВИДАЦИЯ!
  • 24.02.2021 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru