Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[07.01.2021]

НОВЫЙ ГОД ПО-АМЕРИКАНСКИ

Александра ФИЛИППЕНКО: кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра внутриполитических исследований Института США и Канады РАН

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Александра ФИЛИППЕНКО:


Мы знаем Трампа как шоумена. Это действительно продолжается колоссальное шоу.

И вполне возможно, это дальше может привести, может быть, я слишком, я забегаю вперёд, про раскол республиканской партии, вообще партийную перегруппировку. Но ситуация удивительная. Шоу настоящее.

Трамп пока милует в основном своих соратников. И тех людей, которые были с ним связаны и осуждены по делам, которые с ним связаны. И обещает помиловать всех абсолютно, и даже говорил о том, что помилует всех людей, которые с ним когда-либо говорили.

С приходом Байдена наверняка должна измениться переговорная ситуация с Россией в силу того, что в Госдепартамент придёт очень много профессиональных дипломатов, вернутся люди, которые гораздо более договороспособные, чем те, которые были до этого. Во время правления демократической партии в основном принималось очень много важных совместно российско-американских, советско-американских договоров. Поэтому тут скорее я лично оптимистично на это всё смотрю. Потому что вернутся те профессиональные дипломаты, которые привыкли идти на компромисс. А во время правления Трампа как раз очень много постов не было занято в Госдепартаменте, непонятно было, действительно, как вести переговоры. Сейчас, конечно, начнутся переговоры о вооружениях и разоружении.

                                                  * * *

С. Сорокина ― Здравствуйте. Это программа «В круге Света».

Ю. Кобаладзе ― Сегодняшняя передача посвящена ситуации в США. Мы назвали её: Новый год по-американски. И в гостях у нас Виктория Журавлёва, руководитель Центра северо-американских исследований ИМЭМО РАН и Александра Филиппенко, старший научный сотрудник Института США и Канады.

Света придумала эту тему, и когда я увидел её название, я был убеждён, что мы будем обсуждать рождество, как встречают Новый год в различных американских штатах. А оказывается, у нас серьёзная тема сегодня.

С. Сорокина ― Рождество у них уже прошло.

Ю. Кобаладзе ― А оказывается опять Трамп и Байден.

С. Сорокина ― Невесёлые лица американских избирателей. После нового года довольно трудно с новостями. В Джорджии сегодня проходит второй тур выборов в сенат США. По итогам выборов определится, насколько республиканцы смогут контролировать верхнюю палату. Вообще для разгона, скажите, пожалуйста, насколько действительно важны эти выборы в сенат? Всё время казалось, что выборы президентские самые важные. Но на выборах в сенат бьются аки львы! Почему это такой важный этап?

А. Филиппенко ― Вообще, когда в сенате большинство у одной партии, а президент другой партии — это не новость. В США такое бывает. Но конечно если большинство в сенате будет у демократов, это определит то, насколько у Байдена будут развязаны руки и насколько он сможет хоть что-то делать. Потому что у него и так довольно сложная ситуация. И он гораздо более скован, чем многие его предшественники, в том числе Обама, про которого сразу все вспоминают, говоря о Байдене. А если большинство будет у республиканцев, то у него будет гораздо более сложная ситуация. Поэтому такая борьба, действительно, прямо очень яростная идёт.

С. Сорокина ― Между прочим, республиканцы до последнего контролировали именно сенат. И есть большая вероятность, что снова это смогут сделать. Тогда будет жизнь тяжелее.

Ю. Кобаладзе ― А как сейчас республиканцы относятся к Трампу после его поражения? Не изменилось к нему отношение?

В. Журавлёва ― По-разному. Его по-прежнему поддерживает часть электората тот, который у него был.

Ю. Кобаладзе ― Ядерный.

В. Журавлёва ― Да, очень любят это название. В районе 38% его как поддерживали, так и поддерживают. И эти те 38%, которые страшно недовольны тем, что произошло, и вместе с Трампом кричат «верните нам справедливость и нашу победу». Но есть значительная часть республиканской партии, которая приняла результаты выборов, которые считают, что Трамп губит партию и очень хотят, чтобы он побыстрее вышел из Белого дома.

Ю. Кобаладзе ― Но есть хоть малейший шанс, что он зацепится?

В. Журавлёва ― Нет.

С. Сорокина ― Опять же он заявил, что не признаёт своё поражение, и что в 8 штатах надо пересмотреть результаты. Что-то сказал про то, что сейчас будут утверждатся результаты штатов. Если найдутся люди, которые скажут как есть, то будет пересмотрено. Это поздний след, такие стенания, нежелание признать.

А. Филиппенко ― Да, это просто беспрецедентная история, потому что такое сложно себе представить было даже полгода назад, хотя многие говорили, что он будет до конца и до 20 января и не захочет уходить из Белого дома. Но это действительно ситуация, которая всех крайне удивляет, — людей, которые так или иначе понимают конституционные основы и вообще как система работает. Это вызывает только исключительно вопросы.

Но мы знаем Трампа как шоумена. Это действительно продолжается колоссальное шоу. И вполне возможно, это дальше может привести, может быть, я слишком, я забегаю вперёд, про раскол республиканской партии, вообще партийную перегруппировку. Но ситуация удивительная. Шоу настоящее.

В. Журавлёва ― Я полностью согласна с Александрой, что это шоу. Но здесь не только шоу, и вы совсем не забегаете вперёд, мне кажется, это как раз работа на будущее. То есть Трамп, да, он шоумен, эмоционально ему важно вести это шоу. Но ведь он начинал в 2016-ом году как борец с системой, и он этим хочет показать, что он продолжает с ней бороться. И ещё есть момент наработки на следующие выборы. Потому что с точки зрения республиканской партии, у неё очень сложная ситуация. Потому что Трамп разбудил большую часть консервативного электората, который до этого мирно спал и не сильно принимал участие во всём, что в стране происходило. С Трампом они проснулись, и они дают многое республиканской партии, они дают голоса, они дают поддержку, которую республиканская партия терять не хочет с уходом Трампа. При этом непонятно, что с ними делать. То есть продолжать играть так же как Трамп, чтобы поддерживать в них огонь или каким-то образом их перенаправить? Как — непонятно. Поэтому сейчас у них сложная задача.

Мне кажется, очень интересно выяснить, насколько Трамп сейчас в этой своей агонии ухода работает вместе с республиканской партией. И здесь очень интересно, что параллельно с Трампом в сенате несколько правоконсервативных республиканских сенаторов, конкретно их 10 человек, заявили, что они не будут голосовать за результаты. То есть они будут пытаться провести резолюцию о том, чтобы подвергнуть сомнению результаты выборов в нескольких штатах, а также и голосование выборщиков. То есть вот это мне символизирует раскол в республиканской партии, стремление одних правых консерваторов как-то отыграть эту песню Трампа и сохранить за собой электорат. А другая части партии хочет уже поскорее это пройти дальше, забыть и пытаться строить новую политику. Но мне кажется, что не только шоуменство Трампа является глобальной проблемой республиканской партии.

С. Сорокина ― Но вы сказали, что ситуация уникальная. Была же ситуация 2000 года, когда Альберт Гор шёл на выборы и когда он получил в абсолютном исчислении чуть ли ни на полмиллиона больше голосов. Очень сложная система голосования в Америке позволила выборщикам сделать перевес в пользу Буша. И насколько я помню, там очень долго, мучительно долго длились пересчёты. Они до последнего во Флориде, по-моему, пересчитывали. И кончилось тем, что ему тоже предлагали оспорить результаты выборов, но он отказался продлевать эту ситуацию.

А. Филиппенко ― В 2000 году дело решил Верховный суд. И там Верховный суд своим решением просто прекратил пересчёт голосов во Флориде, потому что пересчёт всех голосов занял бы месяцы и месяцы. И та ситуация отличается тем, что Альберт Гор тут же признал решение суда и сразу ушёл, чтобы страна могла идти дальше.

А сейчас уже пересчитали столько раз в этой несчастной Джорджии. И Трамп звонил госсекретарю штата с просьбой найти 11 тысяч 870 голосов. Уже этот телефонный разговор вызывает некоторые вопросы юридические. И никак не может Трамп отпустить эту ситуацию. Верховный суд сейчас как раз не хотел вмешиваться несмотря на то, что мы помним, что Трамп назначил судью в Верховный суд, ожидая, что это ему сыграет.

Ю. Кобаладзе ― После инаугурации он успокоится или будет продолжать? И эти 10 человек будет опять шуметь?

С. Сорокина ― А мне кажется, не успокоится. Как-то будет всё равно себя проявлять. Он не уйдёт.

В. Журавлёва ― Мне кажется, если предположить, что это игра на 2022 год, то есть как минимум на промежуточные выборы, в которых республиканцы надеются захватить назад обе палаты, то не успокоится. Точно также не успокоится та часть консервативных республиканцев, которые будут подогревать электорат, чтобы он не забыл о том, что ему нужно прийти и проголосовать. Ну а ещё одни президентские выборы сохранят всю ту же нервозность.

Ю. Кобаладзе ― Очень быстро они наступают.

С. Сорокина ― Четыре года, у них же не 6, не 5.

Ю. Кобаладзе ― Несовершенная всё-таки система. Надо переходить на нашу.

С. Сорокина ― У меня ощущение, что они только заканчивают одну предвыборную гонку и тут же начинают готовиться к следующей. Потому что это длинный процесс и очень сложный. Действительно, на нашу надо переходить. Можно 20 лет не особенно беспокоиться!..

Да, Трамп не Ал Гор, Гор действительно понимает, что он тормозит некий процесс жизни страны и, несмотря на то, что был молод, очень популярен, по-моему, разнообразно хорош, даже тогда помню, давно живём, 20 лет назад как вчера. У меня было полное ощущение, мне лично он был гораздо симпатичнее, чем Буш. Он производил куда более яркое впечатление. Соратник Клинтона.

Ю. Кобаладзе ― Сразу после этих выборов приезжал к нам на конференцию. И мы в кабинете у Примакова, поскольку проводилась там…

С. Сорокина ― Черномырдин ещё был.

Ю. Кобаладзе ― Да, Гор, Черномырдин и Примаков. Они втроем. Я скажу по секрету, они напились так трое, что это было ужасно!

С. Сорокина ― Юра, по секрету всему свету…

Ю. Кобаладзе ― Двоих нет в живых. Царство им небесное.

В. Журавлёва ― А Гору уже всё равно.

С. Сорокина ― Не знаю, всё равно или нет. Он и на данный момент младше, чем тот же Трамп и тем более Байден. Ему 72 или 73 года. Он был совсем молод, когда шёл на выборы. Вот что ещё интересно, что тот же Трамп, который сейчас так не может смириться, полное ощущение, что через 4 года он опять пойдёт на выборы.

Ю. Кобаладзе ― Чур тебя.

С. Сорокина ― А ему будет примерно как Байдену сейчас.

А. Филиппенко ― Не так много.

С. Сорокина ― Много, конечно. Например, Байден его бодрит очень. Ему кажется, что он точно будет выглядеть и лучше себя ощущать. То есть вполне можно допустить такое.

В. Журавлёва ― Мне кажется, что всё-таки республиканцы постараются этого избежать. Задача состоит в том, чтобы найти кого-то, чтобы это был не Трамп. Это с одной стороны, а с другой стороны я, честно говоря, не понимаю, зачем ему это ещё раз надо.

Ю. Кобаладзе ― А я вам скажу. Мелания сказала, что уйдёт от него, если он всё проиграет. Поэтому хочет вернуться, чтобы сохранить любимую жену.

С. Сорокина ― Но мне кажется, когда там наверху побываешь, уже другие ветра не холодят лицо. Мне кажется, это совсем другое ощущение. Это нам с вами на берегу тут как-то не видится. А там всё по-другому.

А. Филиппенко ― Может быть, если будет создаваться какая-то партия, он как гуру будет выступать, то вполне возможно. Потому что ходили какие-то слухи, что его сын во Флориде собирал некоторые средства на 24-й год и на то, чтобы действительно может быть партия Трампа и отколется от республиканцев. Может быть, система останется двухпартийной, потому что исторически так получилась, что всегда она была двухпартийной. Но вот будет уже партия Трампа.

С. Сорокина ― Может быть.

В. Журавлёва ― Это будет трагедия.

С. Сорокина ― Да, в определённом смысле трагедия. Но согласитесь, раз Трамп всё-таки имеет такой успех у большого количества людей, значит, есть спрос на такого рода более радикальную партию. Мне вообще кажется, что нынешняя ситуация может подвигнуть на какие-то серьёзные реформы как в партийной жизни, так и в избирательной.

В. Журавлёва ― Безусловно. В партийной жизни точно. Потому что и у республиканцев и у демократов президентство Трампа показало, что есть совершенно конкретный кризис в партии. Кризис лидерства как минимум. Кризис смены элиты. То есть старение элиты, которая не отвечает запросу более молодого электората. И смена идей, раскол у демократов тоже на радикалов, либералов и центристов. Совершенно очевидно, что процессы изменения в партиях в самом разгаре. И что собой эти партии будут представлять через 4 года к моменту, когда будут избирать нового президента?..

С. Сорокина ― Да, тем более 4 года действительно пролетят быстро. А каких-то ярких лидеров, помимо нами обозначенных, особо не видно. И это действительно кризис лидерства. Потому что нет никого из более молодого поколения, кто бы себя так себя зарекомендовал.

В. Журавлёва ― Они есть на самом деле. Но они пока ещё чуть-чуть не доросли. Пока это уровень палаты представителей в лучшем случае. Лица, которые не набрали нужного опыта ни по возрасту, ни по возможностям, ни по связям, ни по деньгам. Потому что американская кампания, мы знаем, сколько стоит. И это невозможно без денег и поддержки партии. Поэтому они есть. Но они появятся, я думаю, не в следующую, а может быть и не через одну. То есть лет 10 ещё вызревание этих молодых лидеров. Но их сейчас будет становиться всё больше, мне кажется, что и показывает как раз омоложение палаты представителей, омоложение демократической партии.

С. Сорокина ― Наверное. А Хиллари Клинтон уже больше не замахнётся?

Ю. Кобаладзе ― Через 10 лет вполне.

А. Филиппенко ― Ну только если лет через 10. Но вряд ли уже. Потому что многие говорили, что и в эту кампанию ей нужно обязательно вступать. Политики часто пытаются уйти от прямого ответа, а тут она совершенно определённо говорила, что больше не будет в этом участвовать. Максимально отходит от политической жизни. Потому что она очень много сделала. Так что Хиллари Клинтон вряд ли вернётся.

Во время предвыборной кампании демократов среди кандидатов от демократической партии появилось очень много ярких личностей. Кто-то из них будет в администрации Байдена. Действительно омоложение происходит. Из старой гвардии, наверное, уже никто не пойдёт дальше. Но интересно будет, как Камала Харрис себя проявит. Потому что наверняка она наиболее очевидный лидер.

Ю. Кобаладзе ― А ей сколько лет?

С. Сорокина ― Она ещё молодая.

А. Филиппенко ― Да, 50 с чем-то.

С. Сорокина ― У нее шикарный политический возраст.

В. Журавлёва ― Поэтому демократы на неё и ставят. Рассчитывают, что она будет следующим президентом.

С. Сорокина ― А насколько её поддерживают? Она же многих раздражает.

А. Филиппенко ― Многие политики. Конечно, тоже раздражает очень многих. Но она такой относительный центрист всё-таки. Она была прокурором штата Калифорния. Она такой серьёзный, не левый демократ, типа Берни Сандерса, которым пугают республиканцев по ночам. Она такой кандидат центра. И она для республиканцев может быть хороша и для демократов. И то, что она женщина, это очень важно. Первая женщина вице-президент, и как вы сказали, первая женщина президент. Поэтому она, конечно, очень хороший кандидат для будущей демократической партии.

С. Сорокина ― А вот Хиллари протоптала эту тропинку. И стало очевидной сама возможность того, что женщина теоретически может стать американским президентом. После Хиллари в это верится. Согласны, что возможная история?

А. Филиппенко ― Мне кажется, что как раз в выборы 2016 года в палату представителей прошло очень много женщин. И это показатель.

С. Сорокина ― Но она же была близка к победе. Мы же не могли предсказать, что в этой гонке одержит победу Трамп.

А. Филиппенко ― Она большинство голосов и получила.

С. Сорокина ― Эта дурацкая история с системой выборов. Хочу теперь про это спросить — про саму систему выборов. Действительно, как ни выборы, так оказывается, что может избрать, причём значительно большее количество проголосовавших, а распределение выборщиков покажет другой результат. И, по-моему, уже многие возмущаются этой системой. Напомните, Виктория, когда эта система сложилась? И почему она была такой?

В. Журавлёва ― Система сложилась с самого начала существования президентских выборов. Была она такой, потому что вообще не предполагалось, что народ активно участвует в избрании президента. То есть была цензорная система, когда до выборов допускали определённые группы общества. Долгое время не участвовали меньшинства в выборах. И в принципе, несмотря на то, что система предполагала участие общества, это было так построено, прежде всего, на решении истеблишмента. Президент выдвигался истеблишментом. Кроме того, здесь был всегда вопрос соотношения возможностей маленьких и больших штатов. То есть, помним, что США — это федеративное государство, в котором штаты разные по размеру. И вопрос представительства штатов для США очень важен.

Так же как в двух палатах конгресса нужно было, чтобы было равное представительство у малых штатов, так и с выборами тоже — каждый штат должен иметь равные возможности вне зависимости от количества жителей в этом штате. Поэтому такая сложная система, в которой на сегодняшний день активную часть представляют собой избиратели, особенно после того, как с 1970-х годов появились праймериз. До этого кандидатов избирала партийная элита. То есть общество постепенно активизируется и становится всё более значимой частью всего этого избирательного процесса. И поэтому возникает так много вопросов, что как же, демократия ведь, выбирает каждый отдельный американец и его решение важно. Но как на эту систему надеть шапку равного представительства штатов? Поэтому отказаться так просто от коллегии выборщиков нельзя.

И с каждым годом, чем сложнее ситуация, чем сильнее раскол на демократов и республиканцев в штатах, тем значительнее этот вопрос. До тех пор не было такой поляризации…

Ю. Кобаладзе ― А не могут они пересмотреть свою систему?

С. Сорокина ― Тебе же объяснили. Сложно всё. Да, Александра?

А. Филиппенко ― Ещё есть такой момент, немного даже психологический. Потому что когда объединялись 13 независимых колоний, Бенджамин Франклин много раз предлагал им объединиться перед лицом британской угрозы. Но те категорически отказывались. Получается, что в каждом штате выбирается свой президент. И кто получил большинство в штате, тот и получает все голоса штата. То есть это психологический момент. Действительно, если это федеративное государство совершенно с независимыми штатами. Поэтому каждый штат считает себя независимым отдельным государством.

С. Сорокина ― Действительно, нам трудно это примерить. Хотя у нас тоже федеративное государство, однако, избираем себе прямым первобытным демократическим способом напрямую. И вроде ничего.

Ю. Кобаладзе ― И ни разу не было никаких проблем.

В. Журавлёва ― Здесь вопрос именно исторический, как складывалось государство, откуда появилось единое государство США. И даже на момент подписания Конституции его ещё не было. Они присоединялись к нему очень долго. И сейчас вдруг Техас решит отсоединиться? Это один из самых обсуждаемых вопросов. Техас или Калифорния так уйдут и всё…

С. Сорокина ― Аналитическая компания Евразия-групп составила рейтинг 10 рисков, с которыми мир может столкнуться в 21 году. Это затяжная пандемия, конфликт США и Китая, а также разделение жителей Америки из-за нежелания принимать каждого нового президента. Среди самых актуальных рисков наряду с пандемией и экономическими войнами стоит раскол американского общества. Насколько сегодня тема раскола вообще значима и по политическим, и по расовым признакам? Мы наблюдаем со стороны из-за океана какие-то бури, которые там бушуют. Насколько это так либо всё-таки это преувеличение?

А. Филиппенко ― Тут, конечно, то, что мы видели с движением Black Lives Matter. Это, конечно, очень важное движение, которое во многом определило ход и предвыборной кампании в том числе. И действительно это расовые вопросы, которые кипят, так или иначе. В 1964 году приняли закон о гражданских правах, и вроде всё стало хорошо. Уже и президент Обама был, президент темнокожий. Тем не менее, всё равно существуют эти проблемы, так или иначе. Это то, что необходимо в американском обществе обсуждать.

И конечно сразу вспоминается проблема денацификация после Второй мировой войны, которую Германия тогда преодолевала. Действительно, это сложный расовый вопрос. Но он существовал всегда, так или иначе. Всегда это было проблемой. И сейчас вопрос, в том числе и миграционный, что 11 миллионов нелегальных мигрантов примерно проживают на территории США. Поэтому тут с одной стороны периодически возникают эти яркие очаги. Но американское общество никогда не было объединено и едино полностью. Я не могу вспомнить особо прекрасного периода, когда не было этих проблем и всё было совершенно мирно и замечательно. Поэтому тут не стоит драматизировать, когда говорят о новой гражданской войне. Но на первом плане скорее проблема враждебности демократов и республиканцев. Не хочется преувеличивать.

В. Журавлёва ― Мне кажется, что, безусловно, преувеличивать не надо, про гражданскую войну говорить не нужно. Но поляризация — это не только про столкновение в обществе. Поляризация — это право власти. И это про исчезновение или размывание, уничтожение основного механизма принятия политических решений. Этот основной механизм держался на компромиссе. И чем более поляризованными становятся партии, чем более они радикализируются и уходят одни влево, другие вправо, тем сложнее добиваться этого компромисса. А что такое невозможность компромисса в американской системе?

Американская система построена на взаимодействии исполнительной, законодательной власти и судебной, конечно, тоже. Но, прежде всего, взаимодействие президента и конгресса. И все решения абсолютно принимаются компромиссно президентом и конгрессом. Сначала компромиссно конгрессом, а потом во взаимодействии с президентом. Если этот компромисс невозможен, то происходит то, что происходит последние 20 лет. Президент после 8 лет уходит из Белого дома, приняв один единственный закон… Вот результат 8-летней работы Обамы — реформа здравоохранения, которая так и осталась недописанной, недоделанной, недореализованной, и которую все последующие 4 года Трамп пытался отменить. Это результат поляризации.

Это результат размывания компромисса, неспособности власти договориться. И это ещё больше радикализирует общество. Потому что общество, видя невозможность партий договориться, само встаёт на эти крайние позиции. А дальше получается замкнутый круг. Потому что партии, борясь за голоса, вынуждены уходить ещё более в крайние точки, борясь за этот активный электорат, что мы сейчас наблюдали при Трампе. Что делать и республиканской и демократической партии, каким образом вернуться в центр и договориться? Ведь есть крайне правые республиканцы и крайние левые демократы, которые не согласны практически во всём!

Помимо Black Lives Matter ещё вот как американцы оценивают пандемию. Так вот, 87% республиканцев считали летом этого 2020 года, что самое худшее позади, и президент делает все правильно. И только 6% демократов были с ними согласны. То есть противоположные абсолютно точки зрения на то, что составляет суть сегодняшней жизни каждого американца!

С. Сорокина ― Да, расходятся, это правда. Меня ещё удивляет вялое поведение Байдена, который, кажется, как-то определённее мог бы вступать в свои права, не позволять Трампу так гулять по поляне.

В. Журавлёва ― Пока законное время Трампа не закончилось. Это один из сложных периодов.

С. Сорокина ― Но он же уже хромая утка.

В. Журавлёва ― Но он всё ещё президент, и он всё ещё в эти три месяца может принимать исполнительные указы, объявлять войну, накладывать санкции и так далее.

С. Сорокина ― Про указы. Он же может сейчас сделать то, что нередко делают уходящие президенты — какие-нибудь акты благотворительные. Помилования, например, Ассанжа.

А. Филиппенко ― Он помиловал многих своих соратников.

С. Сорокина ― Вот именно. Вчера Лондонский суд решил, что поскольку Ассанжу угрожают на родине его жизни, в отношении него может быть смертная казнь, его всё-таки не будут выдавать. Хотя Министерство юстиции будет опротестовывать, требовать его выдачи. Как вы полагаете, Трамп может перед уходом взять и помиловать Ассанжа?

Ю. Кобаладзе ― Не может.

А. Филиппенко ― Он в США не был осуждён. И Трамп говорил, что он может к нему быть благосклонным только если Ассанж выдаст информацию, кто передал серверы демократической партии. То есть у него к Ассанжу тоже очень много вопросов.

С. Сорокина ― То есть Ассанжу спокойной жизни не ждать в ближайшие 175 лет?

А. Филиппенко ― Трамп пока милует в основном своих соратников. И тех людей, которые были с ним связаны и осуждены по делам, которые с ним связаны. И обещает помиловать всех абсолютно, и даже говорил о том, что помилует всех людей, которые с ним когда-либо говорили. И вообще всех сотрудников Белого дома, которые даже не просят и не были осуждены заранее.

Ю. Кобаладзе ― На будущее что ли помилует?

А. Филиппенко ― Да, обещал, что помилует всех, кто с ним разговаривал хоть когда.

С. Сорокина ― А как вы полагаете, после того, как Трамп уйдёт из Белого дома, в отношении него будут попытки судебные преследования открыть?

А. Филиппенко ― Против него уже открыты дела в штате Нью-Йорк по налоговым преступлениям. Что касается его прямого давления на независимых чиновников штата Джорджия, тут конечно очень сложно против уходящего президента такое федеральное уголовное дело завести. Но вполне возможно. Даже говорили, что ФБР рассматривает вопрос о возбуждении уголовного дела в связи с этим телефонным звонком. Поэтому вполне возможно, что Трампу действительно ещё предстоит много проблем после ухода.

В. Журавлёва ― Демократы ещё во время импичмента грозились, что раз ничего не получилось сейчас, то они будут стараться делать, когда Трамп уйдёт из Белого дома, то есть лишится своего иммунитета. Но тут мне кажется, тема не сильно интересная. Это было интересно, когда он был президентом. И был вопрос борьбы за власть и так далее. Разве только Трамп ни заявит, что он хочет ещё раз избираться. Вот тогда они точно всё припомнят и вернутся к судебным разбирательствам.

Ю. Кобаладзе ― Но демократам выгоднее иметь Трампа. Я не представляю, как он может ещё раз выиграть. А вдруг появиться молодой перспективный харизматичный кандидат…

А. Филиппенко ― Многие говорили, как хорошо против Трампа выступать, потому что он точно не выиграет выборы. А вот как всё повернулось…

Ю. Кобаладзе ― Да, у нас в студии было столько специалистов, которые все в один голос говорили, что конечно победит Хиллари Клинтон. О чём тут говорить. Это же ясный вопрос. Потом когда я им задавал вопрос, ну мы же тебе говорили, что это будет Трамп. Предсказатели моментально меняют свою точку зрения!..

С. Сорокина ― Это правда.

В. Журавлёва ― На самом деле 2016 год очень испугал всех, в 2020 все очень пытались аккуратненько предсказывать.

Ю. Кобаладзе ― Плюс ещё брекзит английский, о котором тоже все в один голос говорили, ну не сошли же они с ума.

С. Сорокина ― Они же никогда это не сделают. И чем кончилось…

В. Журавлёва ― Оказалось, что человек гораздо менее предсказуем, чем кажется социальной науке.

С. Сорокина ― Просто хочется совет дать. Взяли бы просто внесли поправки в Конституцию свою. Сколько можно держаться за свою Конституцию? Поправки внесли как у нас и всё — никакого преследования! Дополнительные гарантии уходящему президенту…

Ю. Кобаладзе ― Не вмешивайся в американские выборы.

В. Журавлёва ― У них просто очень сложно поправки принять.

С. Сорокина ― Я говорю, чего они держатся как за священную корову? Вот у нас взяли и поменяли! Который раз…

Ю. Кобаладзе ― Хорошо, что нас не слушают в Америке. Против тебя сейчас санкции.

В. Журавлёва ― Они и так считают, что мы вмешиваемся во всё на свете.

С. Сорокина ― Нет. Мы только наблюдаем. Теперь возвращаясь к тем угрозам, о которых говорят аналитики — компания Евразия-групп. Они говорят о том, что одна из серьёзных угроз — отношения США и Китая. То, что при Трампе расцвело пышным цветом. Вопрос. С Байденом как-то умнётся эта ситуация экономической войны с Китаем или всё-таки нет?

А. Филиппенко ― Судя по всему, будет продолжаться всё-таки.

С. Сорокина ― Не умнётся…

А. Филиппенко ― Хотя пандемия действительно пригасила всё это, тем не менее, вряд ли. Для Китая конечно Трамп был бы хуже, но всё-таки Байден продолжит эту линию, скорее всего.

В. Журавлёва― Если посмотреть на то, что пишут демократы и республиканцы в своих партийных повестках, то Китай там вполне себе значится как одна из основных угроз для США. И демократы с республиканцами в этом согласны. Соответственно долгосрочно США с Китаем будут бороться. И здесь демократы от республиканцев будут отличаться только формой борьбы. Плюс, безусловно, у демократов появится ещё идеологическая составляющая. Хотя это же Трамп и его окружение начали Китай критиковать за коммунистическую партию Китая. До этого все тихо молчали, и коммунистическая партия всех устраивала. А теперь опять вернулись к тому, что было в 50-х годах. И я думаю, что эта тема будет очень активно раскручиваться теперь.

С. Сорокина ― Последнее, о чём хотелось успеть — вопрос о том, как будут складываться отношения с Россией. В какой-то момент казалось, что этот вопрос всё-таки уходит из главных тем, особенно на фоне отношений с Китаем. Но вот сейчас что можно сказать про отношения России и США? Насколько они претерпят изменения при Байдене? Или совсем ничего ожидать не приходится?

А. Филиппенко ― Наверняка должны измениться в силу того, что в Госдепартамент придёт очень много профессиональных дипломатов, вернутся люди, которые гораздо более договороспособные, чем те, которые были до этого. И Энтони Блинкен, который возможно будет госсекретарем, высказывался по поводу России и против «Северного потока-2». Тем не менее, во время правления демократической партии в основном принималось очень много важных совместно российско-американских, советско-американских договоров. Поэтому тут скорее я лично оптимистично на это всё смотрю. Потому что вернутся те профессиональные дипломаты, которые привыкли идти на компромисс. А во время правления Трампа как раз очень много постов не было занято в Госдепартаменте, непонятно было, действительно, как вести переговоры. Сейчас, конечно, начнутся переговоры о вооружениях и разоружении.

В. Журавлёва ― Вместе с профессиональными дипломатами в повестку российско-американских отношений вернётся и тема прав человека и коррупции в России. Традиционно эта демократическая тема осложняла российско-американские отношения. Потому что Россия на это конечно всегда обижается. А США её очень сильно раскручивают и не для того, чтобы получить какой-то результат, а для того, чтобы создавать эту напряжённость борцов за демократию.

Если посмотреть на то, что происходило последние 4 года, Трамп только продолжил то, что начинал Обама с точки зрения санкционного воздействия на Россию. И рамки отношений полностью сложились за 4 года Трампа. Все формы воздействия на Россию кодифицированы, записаны в закон о противодействии с противниками США. И там настолько широкие рамки, что любой президент может выбрать любое, что он хочет сделать с Россией и за любое действие, которое совершит или не совершит Россия. Мне кажется, что у нас продолжение конфликта.

С. Сорокина ― Ледниковый период продолжается?

В. Журавлёва ― Да. К сожалению.

Ю. Кобаладзе ― Но вы нас не запугаете!

В. Журавлёва ― Нет, а чего нам пугаться? Мы живём с этим сколько лет! Подумаешь, продолжим дальше.

С. Сорокина ― Я бы сказала, последние лет 20.

В. Журавлёва ― Или лет 90…

С. Сорокина ― У нас были свои периоды оттепелей. Спасибо большое. Мы будем заканчивать наш разговор. Сегодня мы в начале 2021 года говорили про США, где продолжается бурная политическая жизнь. Где должен 20 января вступить в свои полномочия новый президент. Спасибо большое за этот разговор. Всего вам доброго и хорошего в наступившем новом году, скорее, интересного, чтобы было о чём поговорить при наших следующих встречах.







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Похоже, Сорокину не устраивает поведение Трампа, судя по интонации голоса.
________________________________________

Руки и ноги были развязаны у Демократов и Республиканцев давным давно. И ни хрена хорошего не было сделано.
________________________________________

Очень профессиональная передача без косноязычия. Сорокина и Кабаладзе — классные ведущие.
________________________________________

О, Господи, Гор ушёл, чтобы страна могла дальше идти, говорит "аналитик". А когда последние 4 года демократы по судам таскали Трампа, ничего не нашли, но работать не давали, это было нормально?!!
________________________________________



ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЕ: Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • Экономика (0) > Санкции (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 26.02.2021 - ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ЛЖИ
  • 25.02.2021 - КАК НАМ ВЫЙТИ ИЗ САМОДЕРЖАВИЯ БЕЗ КРОВИ
  • 25.02.2021 - ОЖИВШИЙ ОРУЭЛЛ
  • 25.02.2021 - НЕ ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ, А САМОЛИКВИДАЦИЯ!
  • 24.02.2021 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 24.02.2021 - РАЗЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА
  • 24.02.2021 - ВАШИ ВЕЩИ ДОЛЖНЫ ВАМ ПОВИНОВАТЬСЯ
  • 23.02.2021 - НА ЛУБЯНСКОЙ ПЛОЩАДИ
  • 23.02.2021 - ДИАЛОГ ПУТИНА С ЗАПАДОМ
  • 22.02.2021 - ПРИГОВОР АНАСТАСИИ ШЕВЧЕНКО
  • 22.02.2021 - ЧТО ТАКОЕ НЕЖЕЛАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
  • 21.02.2021 - КАК НАМ ПОБЕДИТЬ ПУТИНА
  • 21.02.2021 - УДАР ПО РОССИЙСКОМУ КОЛЛЕКТИВНОМУ БЕССОЗНАТЕЛЬНОМУ
  • 21.02.2021 - ПРЕКРАСНАЯ ЕВРОПА ПРОШЛОГО
  • 20.02.2021 - КОММЕНТАРИИ БЕЛКОВСКОГО
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru