Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[04.02.2021]

ГОСУДАРСТВО — УБИЙЦА

Никита ПЕТРОВ: российский историк и общественный деятель, заместитель председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра общества «Мемориал», доктор философии по истории

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Никита ПЕТРОВ:


Мы ведь когда слышали о деле Скрипаля, мы полагали, что главное разведывательное управление посылает своих людей и даже видели в этом нечто новое. Оказывается, всё это уже было. Только это ещё тогда не было расследовано.

Оказывается, люди ФСБ занимались этим внутри страны. Что называется внедрённые и апробированные методы. И это уже говорит о том, что наше государство приобрело характер преступного государства, если оно неправовыми методами начинают заниматься расправами с людьми, кем бы оно их ни считало: изменниками, политическими противниками.

Если ты государство, у тебя в руках должен быть только закон, а не вот эти абсолютно гангстерские приёмы и методы. Мы развращаем тем самым и людей, которые должны этим заниматься, кстати говоря. Я вообще с трудом представляю, как они живут в ладах с самими собой. Они же убийцы! Как это возможно? Они спокойно засыпают, они растят детей…

И вот в 1990 году наше общество стали постепенно приучать к мысли, что такие вещи делать можно. А сегодня даже и приучили к этой мысли. Если мы посмотрим, как люди реагируют на покушение на Навального, его отравление — многие просто хихикают. Им смешно. Но высмеивание и смех в данном случае тоже является формой лжи и формой дезинформации. Надо понимать, что на ваших глазах совершено преступление. Это может случиться с каждым. А вот после расследования Грозева я могу сказать, что просто бездна разверзлась! Мы видим, что наше государство просто преступно!

                                                  * * *

Е. Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац. И как всегда в понедельник я начинаю нашу передачу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. В студии «Эхо Москвы» Ирина Воробьёва и звукорежиссёр Светлана Ростовцева. Я, к сожалению, с вами по-прежнему из Кембриджа, Гарвардский университет, штат Массачусетс. Мой сегодняшний гость — историк НКВД-КГБ Никита Петров, член правления международного общества «Мемориал», кКоторый у нас объявлен, по-моему, тоже иностранным агентом. У нас уже все приличные люди объявлены иностранными агентами. В «Мемориале» Никита Петров читает курс лекций по истории советских спецслужб. Он также автор и составитель целого ряда важных сборников данных и документов. У Никиты масса книг, но я не могу их возить все с собой бесконечно через океан. Поэтому не все могу вам показать. Никита, привет.

Н. Петров ― Добрый вечер.

Е. Альбац ― Те, кто смотрят нас не только на Ютуб-канале «Эхо Москвы», но и на Ютуб-канале «The New Times», на моём канале, вы там видите, идёт видео вчерашних протестов из разных городов страны. Эти протесты прошли то ли в 130, то 140 городах страны. Я ещё не видела полный подсчёт. Но по данным ОВД-Инфо по стране было задержано 5135 человек, из них 1653 человека в Москве, 1159 — в Санкт-Петербурге. В других 90 городах, все они перечислены на сайте ОВД-Инфо, поэтому, пожалуйста, переводите донаты, они делают потрясающую работу именно когда нас с вами хватают и забрасывают в каталажку.

Люди шли с портретами Алексея Навального и с его известной кричалкой «Один за всех и все за одного». Люди несли плакаты «Кремлёвский вор должен сидеть в тюрьме» и другой плакат мне очень понравился «За моей спиной — свобода, за твоей — товарищ майор». И так далее.

Мы понимаем, что Путин не может простить Навальному, что он выложил этот документальный фильм о дворце для Путина. Путин не может простить Навальному то, что он выжил после отравления. Что сумел себя поставить на ноги и то, что вернулся в Россию. Они просто понять не могут, как Навальный не испугался вернуться в Россию. И вот теперь Путин пытается засунуть Навального в тюрьму, используя мерзкую практику надуманных обвинений и заложничества. Как Россия скатилась в худшие времена СССР — вот об этом мы сегодня будем говорить с историком ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ Никитой Петровым.

Мы знакомы много-много лет. Поэтому мы не будем делать вид, что мы встретились вчера. Так вот, Никита, какие методы с подавлением диссидентства нынешняя власть берёт из прошлого и почему.

Н. Петров ― Нынешняя власть берёт прежде всего идеологией. Идеология – в данном случае — попытка вообще сделать вид, что у нас этого явления не существует. А если и существует, то мы с ним боремся, и оно достаточно маргинальное.

Е. Альбац ― Какого явления?

Н. Петров ― Сопротивление, недовольство. То есть явление диссидентства как таковое. При советской власти действительно немногие люди решались вслух выказать своё недовольство властью, решались вслух критиковать власть. На кухне — пожалуйста. Но мы должны сейчас чётко разделить периоды. Одно дело сталинский период, когда даже на кухне было нельзя. Если донесут, то за контрреволюционную агитацию и пропаганду по статье 58.10, минимальный срок был 5 лет. А давали, конечно, не 5. Это понятно. Давали не меньше 8. Но эта эпоха сместилась в несколько иной плоскости при Хрущёве, когда стали говорить о том, что, в конце концов, советское общество идейно и монолитно. Оснований для недовольства нет. Поэтому если кто-то высказывает своё недовольство по политической незрелости — то его не надо сразу в тюрьму сажать. Его надо воспитывать, профилактировать. Попугать. Объяснить, чем это может закончиться.

Но если уж он настолько невменяем с точки зрения своего упорства, и продолжает публично критиковать советскую власть, что называется снизу доверху, — тогда его могли и арестовать. Но при советской власти вообще законы были неправовые. Не надо забывать, что статья 58.10 и пришедшая ей на смену 70-я статья за так называемую антисоветскую агитацию и пропаганду с целью ослабления и подрыва советской власти сразу же и цель определяла. И потом в 1966-ом году пришла статья 190 прим. Это просто клеветнические измышления, порочащие советский общественный государственный строй.

Всё это было неправовым, естественно, противоречащим Конституции. А сегодня мы видим сползание к тем же принципам, когда многие новые законы, новации к законам тоже противоречат Конституции. Но советская власть, применяя эти неправовые законы, стремилась, по крайней мере, изобразить дело так, что есть социалистическая законность. То есть они не просто так без разбору применялись, а демонстрировали, работают с людьми, кого-то воспитывают, кого-то неисправимого сажают.

Кто уж совсем неисправим — их старались иногда запихнуть в психушки. Довольно массовое было явление, начиная с 69-го года. Фактически Андропов поставил карательную психиатрию, я бы сказал, уже на масштабные рельсы. Но в целом, когда мы говорим про советскую власть, она прикрывалась демагогией, что у нас все за советскую власть. А отдельные люди, которые против, их называли в печати отщепенцами. Советская власть не любила это название — диссиденты. Она лишь в фельетонах употребляла этот термин как ироничный. А внутренние документы КГБ, мы их довольно много видели и читали, там они идут как антиобщественные элементы и отщепенцы.

И в данном случае публично председатель КГБ Чебриков, например, в 1984 году говорил следующую фразу: «Чекисты борются за каждого оступившегося советского человека». То есть понятно, что если ты допустил по своей незрелости, непониманию основ марксизма-ленинизма современной политики партии какие-то суждения, то чекисты будут за тебя бороться. Они будут тебя воспитывать.

Е. Альбац ― Никита, давай вернёмся всё-таки в наше время. Потому что мне хотелось бы перекинуть эти мостики. Всё-таки представить себе такие протесты при советской власти мы с тобой не могли, какие мы сегодня наблюдаем по всей стране.

Н. Петров ― Их не могло быть, потому что протест был загнан внутрь, и только отдельные смельчаки могли это демонстрировать. На той же Пушкинской площади каждый год 10 декабря сколько там собиралось людей? Десятки.

Е. Альбац ― Теперь давай я тебя спрошу про институт заложничества. Правильно я помню, что когда сажали Сашу Подрабинека, то одновременно сажали его брата, и Саше объясняли, что если он не уберётся вон из страны, то проблемы у него будут с братом. Я правильно помню?

Н. Петров ― Такие случаи могли быть. Я сейчас про Сашу Подрабинека не знаю, не берусь утверждать. Я могу сказать, что теоретически это возможно и в данном случае, возможно, так и было. Но это нетипичный случай. Советская власть в своём давлении на человека, конечно, использовала семейные связи, объясняла, как детям будет плохо учиться. Или как с кем-то не очень справедливо обойдутся на работе. Но не до такой степени, чтобы посадить в тюрьму.

Советская власть всё-таки мелочно пыталась изобразить даже всё своё беззаконие некой формой законности. Сегодня мы видим совсем другое. При массовых протестах, которые невозможно были при советской власти, мы видим, как власть растерялась. Это от растерянности и страха мы видим все эти жестокости и всё это беззаконие, когда человек, вышедший на улицу, может оказаться просто-напросто схваченным, и ему припишут просто намерения, которых у него не было, поведение, которого у него не было. На него составят протокол, где напишут то, чего не было. И это всё с лёгкостью пройдёт в судах. То есть вот такой деформации судебной системы при советской власти не было. Не было необходимости. Это не значит, что если бы советская власть не столкнулась с таким явлением, она вела бы себя не точно так же как сегодня.

Е. Альбац ― Но, разве читая воспоминания знаменитых адвокатов, которые защищали диссидентов и Дину Каминскую и Соню Каллистратову, из того, что они пишут, все приговоры были заранее понятны. И практически невозможно было оспорить те приговоры, которые принимались в ЦК КПСС в отделе агитации и пропаганды.

Н. Петров ― Я думаю, что как не принимались приговоры в ЦК КПСС, так и сегодня приговоры не пишутся на Старой площади. А есть некая практика, которая улавливает то, что хотят наверху. Не было никакой необходимости…

Е. Альбац ― Это не так, Никита. Например, по делу Даниэля и Синявского если ты почитаешь письмо Александра Яковлева, который тогда работал, по-моему, зав. отделом агитации и пропаганды ЦК КПСС, то он практически в этом письме на имя политбюро формулирует тот приговор, который Даниэлю и Синявскому и был вынесен.

Н. Петров ― Приговор формулируется политической системой. И Яковлев в тот момент выражал потребность политической системы. Никто не пишет в политбюро — дайте 5 лет или 10 лет. Это последний раз делал Сталин. Сталин действительно и Хрущёв, когда речь шла о валютчиках, о деле Рокотова посчитал, что приговор слишком мягкий, что надо непременно расстрелять. Но по конкретному случаю Синявскому и Даниэлю срок выписал суд, но, исходя из того, что хотят наверху. Наверху не говорили, что дайте 5 лет, 6 лет, 7 лет. В данном случае советская власть не мелочилась. У неё был вымуштрованный суд.

У нынешней власти, которая нынешний суд специально не воспитывала как советская, суд сам такой получился. Потому что они улавливают то, что хотят наверху. Они с лёгкостью сейчас нарушают закон, и каждый суд нарушает закон, когда штампует, эти штрафы, решения, которые написаны на основе липовых бумажек, составленных как протоколы задержания, якобы в которых что-то описано, чего на самом деле и не было. То есть в данном случае мы видим, как судебная система идёт в русле власти, навстречу власти и улавливает то, что власть хочет. Но даже ещё не успела сформулировать.

Е. Альбац ― Ты думаешь, что решение завтра в Мосгорсуде по Навальному не принято сегодня в главном кабинете Кремля?

Н. Петров ― Оно принято с точки зрения, будет он сидеть или не будет он сидеть. Это не значит, что они с лёгкостью закроют дело. Но дело в том, что Кремль в данном конкретном случае, на мой взгляд, даже и не знает, как лучше быть. Потому что и то плохо, и это плохо. С одной стороны они не хотят расписываться в том, что они не слишком могущественны, чтобы засадить любого в тюрьму. С другой стороны понимают, что демонстрация этого могущества — засадить любого в тюрьму – работает против них же. Потому что в данном случае мы уже и так не имеем никакого доверия к судебной системе. А они лишний раз просто с каждым шагом это подтверждают.

Е. Альбац ― То есть ты не допускаешь варианта, что Кремль может поступить по закону? Что он увидит справки из «Шарите», из которых следует, что Навальный амбулаторно лечился до 15 января 2021 года. Зафиксирует, что Навальный на самом деле информировал ФСИН и какого-то офицера, у которого он должен был отмечаться, где он находился. Вообще весь мир об этом знал. Это бесконечные были кадры по всем каналам по всем мировым прошли, как Навальный сначала не может выйти из машины, как он работает с тренером, как ему врач говорит, что надо лазить по горам и так далее. И самое главное, что ФСИН направлял ему в Берлин повестки по тому адресу, который Навальный указал. То есть ФСИН точно врёт! Когда он 29 декабря объявил Навального в розыск, он врал. Это мы знаем совершенно точно. И ты не допускаешь, что российская власть решит поступить по закону?

Н. Петров ― Я вполне допускаю, но слабо в это верю.

Е. Альбац ― Какой ты, однако.

Н. Петров ― С точки зрения закона нужно было поступить по-другому. Не о повестках сейчас пытаться думать. Если есть решение Европейского суда по правам человека по делу «Ив Роше» о выплате Навальному компенсации, и его признания того суда, собственно говоря, нарушившим его право, то по закону нам следовало бы сказать: мы выплатили ему компенсацию? Да, выплатили. Значит, мы расписались в том, что мы были не правы. Если бы мы не платили компенсации, то говорили бы, что мало ли что кто решил за рубежом. Теперь же новые поправки придумали в Конституцию, хотя не в ту часть, которая отвергает приоритет международного права. Она как раз в Конституции осталась незыблемой. Но мы выплатили деньги. Значит, мы сказали: да, действительно были не правы. Либо тогда денег не плати, либо сейчас скажи, что мы зря выплатили миллионы. А мы должны теперь сказать, что нет, теперь мы не согласны с тем решением? Это абсурд, это глупость.

И поэтому если бы наше государство хотело стоять на правовой позиции — оно бы сейчас же отменило и этот предварительный арест, разумеется, как меру пресечения, но и дальнейшее производство по делу как, собственно, не имеющее никаких правовых оснований под собой, раз признали неправоту того судебного решения, которое было вынесено в декабре 2014 года. Ведь признали, выплатив деньги. Это и есть, собственно говоря, решение. И поэтому сейчас изображать задним числом все эти трюки, все эти повестки, это просто как-то глупо. Это принижает саму идею правового государства как такового. Это перечёркивает вообще наше звание как правового государства.

Е. Альбац ― Никита, если в режиме да/нет. При советской власти Навального бы засунули в тюрьму?

Н. Петров ― Да, безусловно. Может быть, даже в психушку.

Е. Альбац ― То есть ты думаешь, его скорее в психушку, что выступать против Путина — нормальный человек на это пойти не может?

Н. Петров ― Женя, потому что когда нет параграфа закона, тогда остаётся психушка. Советская власть имела это как запасной вариант всегда.

Е. Альбац ― Мой сегодня гость — историк политической полиции Советского Союза и России Никита Петров. Но прежде чем мы с ним продолжим разговор о том, в какой степени сегодняшняя власть востребует инструменты советской власти и советской политической полиции, НКВД, КГБ, я хочу сказать, что сегодня 90 лет первому президенту России Борису Ельцину было бы 90 лет.

Удивительная судьба этого человека. С ним начались экономические реформы в России. При нём была построена рыночная экономика и закончилось одно из главных унижений советской власти — дефицит всего и вся, ставившее население огромной страны в унизительное положение вечно просящего хлеба и туалетной бумаги. Для абсолютного большинства невозможно было думать о свободе, потому что когда нечем кормить детей — ты не можешь думать о свободе. Ты думаешь о куске хлеба.

Ельцинские 90-е решили эту проблему, но и породили многие другие. В первые годы после развала Советского Союза открылись архивы. Никита Петров много работал в архивах и благодаря этому мы открыли огромное количество дел о репрессированных, о наших близких, которые бессудно были расстреляны и о судьбе которых мы стали узнавать во многом благодаря сотрудникам объявленного иностранным агентом «Мемориала».

Так что надо отдать должное Борису Николаевичу Ельцину. Очень важны принятые им решения о раскрытии документов по Катыни, по этому чудовищному преступлению советского НКВД по расстрелу тысяч и тысяч польских офицеров. Это тоже было сделано Ельциным. Несмотря на то, что его яростно критиковали и его лично, его правительство реформ, он никогда не позволял себе покуситься на свободу слова, на свободу СМИ. Он понимал, насколько важна эта свобода для столетиями молчавшей страны. Он был мужиком в отличие от нынешних, которые не терпят ни критики, ни острого слова и всего на свете боятся.

Одна беда — выбор преемника. Именно это войдёт в историю как наследие Бориса Ельцина. Да, сам Борис Николаевич Путина не хотел Путина, его выбором был Николай Аксёненко, тогдашний вице-премьер и глава Российских железных дорог, который позже быстро скончался от рака крови. Путина выбрало ближайшее окружение Ельцина. Прямо скажем, не умный выбор. Но история таких деталей не помнит. Она запишет, что именно Ельцин совершил трагическую ошибку, выбрав в качестве преемника оперативника КГБ, который первым делом вернул советский гимн, а потом планомерно разрушал и разрушил демократические институты и, в конце концов, уничтожил ельцинскую Конституцию.

И это был не один оперативник КГБ, который стал президентом. За ним во власть пришла вся корпорация самого репрессивного, самого страшного института советской власти. Обратите внимание, что ни один из тех, кто входил в ближайший круг Ельцина, кто сейчас пишет об иной оптике, не возвысил свой голос за тех, кто тысячами вчера пошёл в кутузки. Ни один публично не осудил попытку убийства главного оппонента Путина Алексея Навального. И все они молчат о тюремном преследовании политика.

Заметим, когда Ельцин оказался в относительно похожем положении, как сейчас Навальный, Горбачёв М.С., тогда генеральный секретарь ЦК КПСС, а потом президент Советского Союза, у которого была колоссальная власть в руках — тем не менее, не позволил себе отправить Ельцина в тюрьму. И уж конечно не позволил себе отдать приказ убить Ельцина. Вот это молчание ближайших людей Бориса Ельцина больше, чем всё остальное говорит о политическом наследии Бориса Ельцина, которому сегодня исполнилось бы 90 лет.

А теперь вернёмся к нашей теме. Никита, Христо Грозев расследователь Беллингкэт, который сделал публичным наличие этой восьмёрки убийц, её в Интернете называют «омерзительная восьмёрка». И мы теперь даже знаем, что яд, судя по всему, закладывался в гульфик нижнего белья Алексея Навального.

На прошлой неделе Христо Грозев опубликовал новое расследование, в котором он показывает, что те же самые люди, которые следили за Навальным весь 2017-й год, и потом начали следить заново в 2019-ом году, похоже, осуществляли убийства журналистов и правозащитников на Северном Кавказе. И что совершенно удивительно — одного из кремлёвских людей, во всяком случае, близких к Кремлю людей — Никиту Исаева. И вот давай попытаемся посмотреть, в какой степени здесь, как мне кажется, путинская власть опять востребует инструменты советской власти. Я, конечно, имею в виду тот летучий отряд и то постановление политбюро от 5 февраля 1930 года, в котором в секретном документе «Задачи, стоящие перед и ИНО ОГПУ, седьмым пунктом значилось: «Организация уничтожения предателей, перебежчиков и главарей белогвардейских террористических организаций»». В качестве легальных оснований брался советский закон от 21 ноября 1927 года, ЦИК СССР, в котором говорилось: Лица, отказавшиеся вернуться в СССР, объявляются вне закона. Объявление вне закона влечёт за собой конфискацию всего имущества осуждённого, расстрел осуждённого через 24 часа после удостоверения его личности.

Настоящий закон имеет обратную силу. И впервые этот закон был применён против Георгия Агабекова, резидента советской разведки в Тегеране, который бежал на Запад и даже написал книгу «Секретный террор. Записки разведчика». А летом 1937 года Агабекова таки нашли, достали и ликвидировали сотрудники той самой летучей группы иностранного отдела ОГПУ. Правильно я понимаю, что сейчас Путин и его ребята вытаскивают те самые методы уничтожения тех, кого они считают предателями и кого они обозначают врагами с помощью очередной летучей группы, только теперь это ФСБ?

Н. Петров ― В принципе да, это возвращение на ещё более худших оснований и правилах к тем самым практикам. Потому что, по крайней мере, мы видим, что советская власть сначала публично говорила о человеке, что он вне закона. Потом и советская власть перестала это делать. Сталин уже не играл в эти игры с мелочной законностью. Людей просто уничтожали по приказам. Тот же Агабеков, который был убит летом 1938 года…

Е. Альбац ― Не 1937?

Н. Петров ― 1938. Это сделал Коротков, довольно знаменитый советский разведчик, который был прямо накануне войны в резидентуре в Германии. Он работал под началом Амаяка Кобулова, всегда слыл германистом. Но начинал безусловно с лифтера в ОГПУ, а потом вышел на работу в иностранный отдел ОГПУ и стал фактически боевиком, а потом уже заслуженным офицером и генералом. То есть, в конечном счёте, мы прекрасно понимаем, что сталинские убийства были поставлены на поток. Был Судоплатов, у него была специальная группа. Был так называемый с 1946-го года отдел ДТР — диверсионной и террористической работы. Иногда её называли в бумагах МГБ – спецслужба.

Они убивали людей внутри нашей страны без каких-либо приговоров и маскировали убийства под несчастные случаи. Инженер Самет, который был таким образом убит в Ульяновске. Его бросили под машину, как будто бы он погиб, попав под эту машину. Но это было всё в 1946-ом году. Но самое интересное другое, что его родственники до 1990-х годов, пока не нашлись эти документы в архиве, искренне верили, что действительно с ним произошёл несчастный случай. Его зачем-то из Пензы вызвали в Ульяновск, как будто в военкомат. И он не вернулся, а потом сказали: вот попал под машину. Родственники искренне в это верили.

Они потом иммигрировали в Израиль. И очень трудно было с ними разговаривать. Я лично разговаривал на эту тему. Это очень трудно объяснить людям. И точно также был убит и украинский левый эсер Шумский, которого отравили в поезде. Знакомая уже теперь начинается картина. Что-то уже знакомое чувствуется: зашли люди в купе, сделали инъекцию и на следующей станции уже бездыханное тело выгружали. Ну что, инвалид, пожилой человек. Мог умереть…

Когда сегодня обнародовали результаты расследования Грозева, это поразительно. Потому что конечно, возрождать в нынешних современных условиях те методы — это безрассудство и глупость. Ведь тогда очень трудно было со стороны извне следить за какими-либо перемещениями людей, их общения. Сегодня же весь мир оцифрован. И не понимать, что все эти следы уже скрыть нельзя как тогда — это просто полная глупость. А сегодня мы видим в расследовании Грозева сигнал нынешней власти, что не надо этим заниматься. Это всегда будет расследовано и найдено.

Мы ведь когда слышали о деле Скрипаля, мы полагали, что главное разведывательное управление посылает своих людей и даже видели в этом нечто новое. Оказывается, всё это уже было. Только это ещё тогда не было расследовано. Оказывается, люди ФСБ занимались этим внутри страны. Вот здесь мы уже видим некий ансамбль. Что называется внедрённые и апробированные методы. И это уже говорит о том, что наше государство приобрело характер преступного государства, если оно неправовыми методами начинают заниматься расправами с людьми, кем бы оно их ни считало: изменниками, политическими противниками.

Если ты государство, у тебя в руках должен быть только закон, а не вот эти абсолютно гангстерские приёмы и методы. Мы развращаем тем самым и людей, которые должны этим заниматься, кстати говоря. Я вообще с трудом представляю, как они живут в ладах с самими собой. Они же убийцы! Как это возможно? Они спокойно засыпают, они растят детей…

Е. Альбац ― Никита, это у них работа такая.

Н. Петров ― Такой работы не бывает. Это не работа.

Е. Альбац ― Готовясь к этому эфиру, я перечитала письмо Павла Судоплатова, прошение о помиловании, которое он писал во Владимирском централе в адрес президиума 23-го съезда ЦК КПСС. Это оригинальный документ. Я не сомневаюсь, что ты знаешь. Я для слушателей хочу сказать, что то, что говорит Никита — это всё изложено в этом письме Павла Судоплатова, где он подробно говорит о том, что они осуществляли операции во Франции, Турции, Иране. Однако в последний момент было приказано отложить. Внутри же страны в период после 1946-47 годов было проведено 4 операции. И он пишет о том, что да, это были указания членов политбюро ЦК КПСС и первого секретаря ЦК КПСС Хрущёва. А до этого соответствующие указания давались товарищем Сталиным.

По указанию Сталина в Ульяновске был уничтожен, я цитирую сейчас непосредственно главу летучей группы, человека, которому потом вернули погоны. Я была знакома с Павлом Судоплатовым. Так вот, по указанию Сталина в Ульяновске был уничтожен польский Самет, о котором ты говорил. В Саратове был уничтожен известный враг партии — Шумский, пишет Судоплатов. В Москве по указанию Сталина и Молотова был уничтожен американский гражданин Оггинс, который отбывал наказание в лагере. Во время войны он как-то связался с посольством США в СССР и американцы неоднократно посылали ноты с просьбой о его освобождении и выдачи разрешения на выезд в США. В соответствии с Положением о работе спецслужбы, утверждённой правительством, приказы о проведении операций отдавал бывший тогда министр госбезопасности Абакумов. И так далее. Так что это мы видим и Судоплатов пишет об этом. Он выполнял приказы высших лиц государства.

Н. Петров ― Правильно, откуда он пишет?

Е. Альбац ― Из Владимирского централа.

Н. Петров ― О!

Е. Альбац ― Он получил 13 лет в 1953-ем по-моему году…

Н. Петров ― 15 лет. Эйтингон получил 12,5 лет…

Е. Альбац ― Это его зам, Эйтингон.

Н. Петров ― А Судоплатов получил 15. Он пишет, что выполнял приказы высших лиц советского государства, а почему-то при этом оказался во Владимирской тюрьме и получил срок. И в приговоре ему записали, между прочим, — преступление против человечности. Только здесь возникает главная проблема — в 1992 году прокуратура его реабилитировала. Это и называется — Аннушка пролила масло. Получилось так, что этим был подан совершенно недвусмысленный сигнал и знак, что во имя государства можно всё! Теперь мы его реабилитируем. Он дождался реабилитации. Он дожил до неё.

Интересно, что тогда, я тогда беседовал с военными прокурорами и спрашивал: «Как вы могли это сделать? Вы же видите материалы его дела. Вы же видите все эти убийства». И они мне тогда говорили, что это другое управление прокуратуры сделало. Мы, управление по реабилитации, мы сейчас опротестуем. И до 1995 года всё это висело и как бы реабилитировали, и как бы нет. Я попросил, покажите мне дело, он же реабилитирован у вас. Они говорят, что нет, не реабилитирован. Дело мы не можем показать. То есть они тогда ещё тянули с этим. Но как Судоплатов умер, вопрос этот, в конце концов, закрыли. Награды через два года вернули. И это был позор нашего государства. Мы тем самым открыли опять эту тему и сказали, что можно.

Я почему говорю, мы в начале 90-х годов не поставили действительно юридического рубежа, что нельзя этого делать никогда и ни при каких обстоятельствах. Даже советская власть, когда она провалилась с подобными же убийцами, когда тот же Богдан Сташинский сдался в ФРГ. Он убил Степана Бандеру в 1959 году в Мюнхене и там же в 1957 году убил другого лидера украинского национального сопротивления — Льва Ребета. Он сдался властям в ФРГ, получил 8 лет. Этот процесс в Западной Германии в 1962 году привлёк внимание всего мира. И Советский Союз на время отказался от всего этого.

Мы знаем примеры, когда КГБ внутри страны использовал ядовитые вещества. Но в целях добиться каких-то определённых оперативных целей. Вывести человека из игры, как известный шпион Пеньковский. Его точно также подтравили слегка, чтобы он лёг в больницу. Он не нужен был в своём доме, потому что там устанавливали всевозможные технические средства.

То есть КГБ продолжал нарушать законы нашей страны, но это всё был такой брежневский софт-вариант. И вот в 1990 году наше общество стали постепенно приучать к мысли, что такие вещи делать можно. А сегодня даже и приучили к этой мысли. Если мы посмотрим, как люди реагируют на покушение на Навального, его отравление — многие просто хихикают. Им смешно. Но высмеивание и смех в данном случае тоже является формой лжи и формой дезинформации. Надо понимать, что на ваших глазах совершено преступление. Это может случиться с каждым. А вот после расследования Грозева я могу сказать, что просто бездна разверзлась! Мы видим, что наше государство просто преступно!

Е. Альбац ― На допросе Лаврентий Берия, очевидно совершенно, что все допросы были под принуждением, если не сказать под пытками, показал, что до начала войны группа, которую возглавлял Судоплатов, должна была осуществлять операции против таких известных лиц как Литвинов. Это бывший министр иностранных дел СССР. Пётр Капиц — знаменитый учёный физик, отказавшийся участвовать в создании атомной бомбы. В отношении режиссёра Каплера. Скажем для наших слушателей, он был любовник дочери Сталина — Светланы. «Намечалось крепко избить его». Конец цитаты. Просто какие-то бандиты на государственном обеспечении. Ну, серьёзно…

Н. Петров ― Женя, я поправлю Лаврентия Павловича. Во-первых, его никто на самом деле не пытал. И не нужно было. Его уличали с помощью фактов. Здесь важно, есть же показания Судоплатова на этот счёт. Литвинова действительно планировали убить в 1940-м году. Сталину казалось неудобным его арестовать.

Е. Альбац ― Бывшего наркома иностранных дел.

Н. Петров ― Точно также в 1939-ом году расправились с послом в Китае Луганцом-Орельским, которого просто убили по дороге на юг в поезде. А до этого он был арестован. Его убили вместе с женой. И сделали вид, что произошла автомобильная катастрофа. С Литвиновым тоже и есть показания Меркулова, по-моему, или Церетели, это бериевский подручный… Мы ездили по этой дороге на дачу и даже наметили тут поворот, где это должно было произойти. Но им не дали команды. Тот человек, который им давал задания, был Сталин, и он передумал. С Капицей история 1945-46 года. Он не отказывался участвовать в атомном проекте, но он не хотел работать под началом Берии. Он говорил, что с ним я не могу работать, я с ним не сработаюсь. И тогда было дано это задание. И тут произошла очень смешная история, в кавычках, конечно, смешная. Сменили министра. Вместо Меркулова назначили Абакумова.

И когда Судоплатов весной 1946-го года пришёл Абакумову докладывать о готовности этого покушения на Капицу, тот выпучил на него глаза и сказал: «О чём идёт речь, я должен уточнить». И советовался со Сталиным. А потом вызвал Судоплатова, видимо, летом 1946-го года и сказал: «Проводить не будем». Я цитирую просто документ. То есть Сталин и тут передумал.

Е. Альбац ― Мы ещё продолжим этот разговор. Но я всё-таки вспоминаю об этих делах и что тогда отдавали приказы первые лица государства. Приказ о покушении на Алексея Навального пошёл с самого верха?

Н. Петров ― Я в этом не сомневаюсь. Это слишком серьёзное дело, чтобы какие-то люди могли включаться в него в целях угодить кому-то или сделать кому-то приятное. Так не бывает. Это я бы сказал именно то, чем раньше мы кичились и говорили, что у нас есть вертикаль власти. Это и есть работа той самой вертикали.

Е. Альбац ― Мне кажется тут ещё одна важная вещь, о которой надо сказать. Что когда человек идёт на работу по уничтожению политического оппонента, у него должны быть гарантии, что он не стоит крайним. И такие гарантии может дать только тот человек, который имеет право на помилование. Разве не так?

Н. Петров ― Во-первых, так. А, во-вторых, этим гарантиям я бы на месте тех, кто идёт на подобное — не верил. По той простой причине, что нужно всегда помнить о судьбе Судоплатова, Эйтингона и многих других, которые после смерти Сталина сели в тюрьму. И вполне заслуженно сели.

Е. Альбац ― Никита, мы сейчас должны прерваться. Потому что мы сейчас уходим из радиоэфира «Эхо Москвы» и остаёмся на Ютуб-канале «The New Times» и на моём канале. Так что оставайтесь, пожалуйста, с нами, кто нас слушал на «Эхо Москвы» и смотрел на Ютуб-канале «Эха», переходите, пожалуйста, на мой канал, где мы продолжим разговор с Никитой Петровым. Никита, не отключайся. Я прощаюсь сейчас с Ириной Воробьевой. Я благодарю Светлану Ростовцеву. И со слушателями «Эхо Москвы» услышимся через неделю.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Сергей Титов, говоря о подготовке материалов, подчеркнул, что решения принимали "люди в костюмах", которым было всё равно, какой позиции придерживаются журналисты. По словам замглавреда, происходило всё, как в СССР.
________________________________________

Напомню — после ухода Ельцина употребление героина и других тяжёлых наркотиков в стране выросло более чем в 20 раз. Всё остальное — санкции, умирающая экономика, погибшая инфраструктура — не причина, а следствие.
________________________________________

В битве под Ржевом "маршал поБеды" Жуков, бросал волны за волнами на немецкие пулемёты. После чего даже немецкий офицер, в своих мемуарах писал, что у них от этого увиденного ужаса, бессмысленной русской мясорубки, психика слетала у немецких офицеров и пулемётчиков. Пришлось даже их потом в глубокий тыл отправлять на полную реабилитацию к грудастым баварским девушкам…

В итоге такой "обороны Москвы" под Ржевом в трёхметровых валах из человеческих тел остались лежать 5 000 000 бойцов РККА.

Хорошо бы повторить это с нынешней российской оппозицией. Рааз, пройти репрессивным пулемётом ФСИН по всем высунувшимся головам. И, чисто. Спокойно можно было бы достроить дворец в Геленджике.
________________________________________

Убийцы — это не работа. Это клеймо на человеке.
________________________________________

Выборы должны быть конкурентными, прозрачными и честными. Эти условия выборов обеспечивает президент как гарант конституции. Ельцин не выполнил своих обязанностей как президента может ещё и хуже — пошёл на заговор.
________________________________________

Эк Альбац покорёжило, когда выяснилось, что Судоплатова, организовывавшего убийства людей, приговорили к тюремному сроку при "кровавом" советском режиме, а реабилитировали при "демократичном" Ельцинском режиме. Это она ещё забыла об убийстве генерала Льва Рохлина, выступившего против Ельцина.
________________________________________

Выбрало окружение (советники), но Ельцин СОГЛАСИЛСЯ. Поэтому основная тяжесть ответственности на нём.
________________________________________

"Путина выбрало ближайшее окружение Ельцина. Прямо скажем, не умный выбор". Не умный? И чем же?

"Семья" уходит от власти. Как сохранить "нажитое непосильным трудом", да ещё и в темницу не угодить, при очередном переделе собственности? Кто может обеспечить "неприкосновенность"?

"Сильный лидер"? Тут же "сожрёт", хотя бы ради укрепления собственной власти. "Слабый лидер"? Не обеспечит безопасности. Нужен "слабый", но с "потенциалом". А тут рядовой чинуша, за которым на тот момент ничего нет, но ГБшник (которые бывшими не бывают. То бишь поддержка КГБ).

Ну и как результат? Кто из "семьи" пострадал? Для окружения очень умный выбор. А вот для страны — катастрофа…
________________________________________

Никаких ошибок не было с выбором нынешнего президента, полагаю. При всём положительном, что сделал Ельцин, он создал систему. И если бы вместо нынешнего президента был некто Уткин — всё было бы точно также. Вина Ельцина (как и Ленина) в созданной им системе власти, а не в конкретных личностях своих преемников.
________________________________________

Как всегда — БЛЕСК, Евгения Марковна! Не оторваться!
________________________________________


ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЙ: Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.04.2021 - ДОВЕДЕНИЕ ДО ВОЙНЫ
  • 19.04.2021 - АМЕРИКА, ЕВРОПА И РОССИЯ
  • 19.04.2021 - В ОДИНОЧЕСТВЕ С ПОБЕДОЙ
  • 18.04.2021 - ТРЕБОВАНИЕ ДЕПУТАТОВ ОТ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 18.04.2021 - УСПЕХИ ОСВОЕНИЯ КОСМОСА
  • 18.04.2021 - К 20-ЛЕТИЮ ЗАХВАТА НТВ
  • 17.04.2021 - РУКИ ПРОЧЬ ОТ «АРТДОКФЕСТА»
  • 17.04.2021 - СУТЬ СОБЫТИЙ ВОКРУГ ГЕРОЯ
  • 17.04.2021 - РУССКИЙ МИР И ВОЙНА С УКРАИНОЙ
  • 16.04.2021 - В АТМОСФЕРЕ ВОЕННОЙ ИСТЕРИИ
  • 16.04.2021 - УСПЕХИ РФ И США
  • 16.04.2021 - ВЫ ХОТИТЕ И В РОССИИ ЖИТЬ И…
  • 15.04.2021 - КОСА БЕССМЫСЛЕННЫХ ЖЕРТВ
  • 15.04.2021 - ТОЛПА, ТВОРЯЩАЯ САМОСУД
  • 15.04.2021 - ФИГОВЫЙ ЛИСТОЧЕК
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru