Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[19.02.2021]

ИНТЕРВЬЮ ВЛАДИМИРА КАРА-МУРЗЫ

Владимир КАРА-МУРЗА-младший: российский тележурналист, режиссёр, колумнист, политический и общественный деятель, публицист, федеральный координатор общественного движения «Открытая Россия»

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Владимир КАРА-МУРЗА-младший:


Я никакими словами не опишу ту эмоцию, которую я вчера пережил, когда я это всё увидел, когда мы звонили этому человеку. Потому что одно дело что-то понимать, другое дело, когда тебе выкладывают факты, фамилии и так далее.

У меня не было сомнений с самого начала, что это было намеренное отравление оба раза, что это было отравление с целью убить, а не запугать. Потому что, когда я лежал в коме, врачи говорили моей жене, что шанс выжить — 5%. Так не пугают.

                                                  * * *

А. Нарышкин ― У нас на связи со студией сейчас Владимир Кара-Мурза-младший, политик, председатель «Фонда Бориса Немцова за свободу». Владимир, доброе утро!

В. Кара-Мурза ― Доброе утро, Алексей!

М. Майерс ― Да, доброе утро!

А. Нарышкин ― Вы вчера стали героем публикации Bellingcat Христо Грозева и других коллег. Снова отравители. И скажите, пожалуйста, с какой долей уверенности можно теперь говорить, что вас уже травили, причём люди, которые сидят где-то там, где должен появиться памятник Дзержинскому?

В. Кара-Мурза ― Доля уверенности была стопроцентная с самого первого дня. У меня не было сомнений с самого начала, что это было намеренное отравление оба раза, что это было отравление с целью убить, а не запугать. Потому что, когда я лежал в коме, врачи говорили моей жене, что шанс выжить — 5%. Так не пугают. И что целью этих отравлений… скажем так, даже не целью, а причиной была месть нынешней власти за мою многолетнюю работу по продвижению персональных западных санкций против коррупционеров и нарушителей прав человека из ближнего окружения господина Путина. Поэтому по большому счёту ничего принципиально нового мы из расследования Bellingcat не узнали.

Но я должен сказать, что это очень разные ощущения, когда просто как бы интеллектуально, головой понимаешь, что да, меня какие-то некие люди пытались убить и совсем другое ощущение, когда тебе показывают этих конкретных людей с фамилиями, именами, местами работы, с фотографиями. Я даже голос одного из них из трубки слышал. Мы вчера звонили вместе с Хрито Грозевым и Романом Доброхотовым господину Мезенцеву из 2-й службы ФСБ. Кстати, у меня ощущение абсолютного Оруэлла!.. Помните, у него в романе «1984» было министерство правды, которое занималось пропагандой и министерство мира, которое вело войны и так далее…

Так вот у нас, как мы выяснили из расследования Bellingcat и по мне и по предыдущим отравлениям, у нас служба ФСБ по защите Конституционного строя занимается организацией политических убийств, а Институт криминалистикий ФСБ, НИИ-2 так называемый, который должен противодействовать применению химического оружия, сам это химическое оружие применяет против политических оппонентов Путина! Это из серии «Нарочно не придумаешь».

М. Майерс ― Скажите, в этой статье какие факты стали для вас новостью? Вы говорите, принципиально ничего не узнали нового, но, тем не менее, какие-то детали.

В. Кара-Мурза ― Прежде всего, эмоциональный шок, наверное. Я никакими словами не опишу ту эмоцию, которую я вчера пережил, когда я это всё увидел, когда мы звонили этому человеку. Потому что ещё раз: одно дело что-то понимать, другое дело, когда тебе выкладывают факты, фамилии и так далее. Меня шокировало первое, насколько рано они начали за мной ездить. Тогда Борис Немцов ещё был жив. Первая поездка, когда они со мной поехали, это был Томск, февраль 2015-го год. До убийства Немцов, если я правильно помню, мы с вами в этой же студии сидели, потому что готовился «Марш мира тогда»…

А. Нарышкин ― Да, буквально накануне за несколько дней.

В. Кара-Мурза ― Мы с вами были в студии. Вот я после этого улетел в Томск. И, как мы сейчас знаем, они в первый раз туда за мной вылетели. И, кстати, знаете, у них как бы стандартная, я не знаю, как сказать, процедура или то, как они работают — в общем, они заранее вылетали. То есть они видели, в какой регион я лечу, и они прилетали за день где-то, чтобы, видимо, всё там организовать, устроить. И они так летали за мной в 7 регионов, как выяснил Bellingcat. И всегда, куда я лечу, туда и они бронировали билеты.

И второй у меня шок был — Маша, отвечая на ваш вопрос — мы 27 мая 2015-го года с Вадимом Прохоровым, адвокатом, бывшим членом Избиркома должны были лететь в Калининград, проводить там круглый стол по поводу выборов. И вот на 27 мая никто из этих эфэсбэшников билетов не взял, потому что они знали, что в этот день я уже никуда не полечу!..

А. Нарышкин ― Владимир Кара-Мурза-младший у нас в эфире. Я понимаю, для вас эта тема более чем чувствительная. А доказательства того, что эти люди непосредственно вводили яд или как в случае с Алексеем Навальным намазывали гульфик — за руку-то как-то удалось поймать, хотя бы какие-то следы остались? Просто согласитесь, то, что эти эфэсбэшники ездили за вами по пятам, следили, как и за Навальным — это косвенные доказательства того, что они могут участвовать в отравлении.

В. Кара-Мурза ― Алексей, косвенными доказательства бы были, если бы ездили только господа или товарищи из Службы по защите Конституционного слоя, как раз 2-й службы ФСБ (преемник, кстати, 5-го управления, печально знаменитого советского времени). Но со мной ездили химики из НИИ-2. С каких пор у нас химики работают топтунами?

И, кстати, если уж говорить про слежку, я узнал из этого расследования, что там как минимум дважды, как я понимаю, мне наружка спасла жизнь по иронии. Потому что я вот помню Калининград. Это конец марта 2015-го года. Туда как раз за мной ездил господин Мезенцев. Кстати, должен сказать, что в каком-то смысле я польщён таким уровнем внимания. Как сказал Bellingcat, это наиболее высоко поставленный представитель ФСБ, который по итогам всех их расследований лично принимал участие в подобных операциях. И туда была направлена особо представительная группа, кстати, тоже с Кудрявцевым, небезызвестны специалистом по нижнему белью, с которым разговаривал, вы помните, Алексей Навальный в декабре. Видимо, вот там они в первый раз по-настоящему решили всё организовать.

Я хорошо помню ту поездку в Калининград, потому что было какое-то абсолютно дикое количество наружной слежки даже по обычным меркам. Мы все, кто в оппозиции в России, привыкли, что за нами ездят какие-то машины, какие-то люди ходят, но там прямо визуально вокруг везде просто — за соседними столами в кафе сидели, ходили по улицам. И я сейчас, глядя уже на расследование Bellingcat, понимаю, что конкретно в ту поездку мне, видимо, эта наружка — видимо, это какие-то местные эшники были — они мне просто спасли жизнь. Потому что всё время там крутились вокруг. И у этих, господи, из НИИ-2 просто не было возможности зайти ко мне в гостиничный номер и намазать там то, что они мажут.

М. Майерс ― А они что, не координируются между собой, получается? То есть у них как-то сложно всё устроено до такой степени?

В. Кара-Мурза ― Вы помните, когда убили Бориса Немцова 27 февраля 2015-го года, стрелял согласно официальному решению российского суда действующий офицер внутренних войск МВД России, а при этом за Борисом Немцовым в тот же вечер ходила наружка ФСБ. Знаете, у них много разных рук, они не обязательно координируются между собой.

М. Майерс ― Вот вы говорили в прошедшем времени: ездили, ходили, сидели. А сейчас ездят?

В. Кара-Мурза ― Понимаете, я же их не вижу. Ну, вот так, визуально… Но я их и тогда визуально не видел. Когда эти фотографии показали беллинкетовцы, я не узнал ни одно из этих лиц. То есть они, как мы понимаем, не такие профессионалы, как им бы хотелось, судя по тому, что, слава богу — я это говорю, как вы понимаю, максимально возможно искренне — у них эти осечки случаются. Помните, как Рылеев сказал: «Даже повесить у нас нормально не могут», когда вешали декабристов. Но всё-таки до такой-то степени они умеют. То есть понятно, что они светиться не будут.

Я не знаю, Маша, я просто стараюсь на этом не концентрироваться. Там можно параноиком стать. Мы все понимаем прекрасно все эти риски, которые сопряжены с оппозиционной деятельностью. Мало есть мер, которые я могу принять в смысле безопасности. Я же не могу не есть, не пить, не носить одежду, не ходить по улицам…

М. Майерс ― Но вы же можете уехать. У вас богатый опыт жизни в эмиграции.

В. Кара-Мурза ― Вот такого подарка я им делать не собираюсь. Ещё с советского времени, ещё с тех времён, когда на посту был Юрий Владимирович Андропов, власть пришла к выводу, что самый эффективный способ для них бороться с инакомыслящими, с диссидентами — это не сажать в тюрьмы, психушки, лагеря, хотя они всё это, естественно, делали, а высылать за границу, как выслали Солженицына, Буковского, потом Орлова, потом Гинзбурга и так далее. Потому что человек, оказавшись вне страны, он теряет не только связи, что сейчас в условиях нынешних информационных технологий менее, может быть, значимо, но, главное — он теряет моральный авторитет, моральное право заниматься той деятельностью, которой он занимается. Власть это прекрасно понимает. Именно поэтому она и старается, чтобы мы все уехали и остались за границей. Так вот они этого не дождутся.

А. Нарышкин ― Вы считаете, что Ходорковский, Ашурков, Волков, Чичваркин, они в глазах власти как раз вот такие слабачки, что ли?

В. Кара-Мурза ― Ходорковский как раз неудачный здесь пример, потому что он-то именно осенью 2003 года стоял ровно перед тем выбором, перед которым стоял Алексей Навальный, перед которым я стоял, когда вернулся после обоих отравлений. Потому что он был, если помните, в Вашингтоне и как раз в это время пошли разговоры, что его посадят — а он вернулся, потому что для него немыслимо было не вернуться. А уже в 2013-ом году, после 10 лет заключения его, как вы тоже хорошо помните, под конвоем доставили в этот самолёт Геншера в Петербурге и сняли конвой только, когда закрылась дверь. Поэтому к Ходорковскому точно не относится.

И знаете, последнее, что я хочу делать — это кого-то судить или комментировать. Это тоже важно, спасибо, что задали вопрос, дали возможность сказать. Это персональный выбор каждого человека. Здесь никто не имеет права никому ничего советовать. Я могу говорить только за себя. У меня после обоих этих отравлений, после прохождения реабилитации за рубежом не на секунду даже не возникал вопрос, что вернусь в Москву, как только смогу. И как только мне врачи физически разрешили летать, я сел в самолёт и вернулся. Сейчас тоже с вами разговариваю из Москвы. Ещё раз говорю, что это вопрос принципа. Самым большим подарком, который мы могли сделать власти, это разъехаться. Так вот они этого не дождутся.

М. Майерс ― А ваша семья?

В. Кара-Мурза ― Вот, действительно, единственная более-менее действенная мера безопасности, которую можно принять — это чтобы моя семья, моя жена и дети находились вне России. Вот это, пожалуй, единственное, что можно сделать.

М. Майерс ― Владимир, а это расследование Bellingcat и The Insider, оно помогло вам более точно ответить на вопрос, почему вы выжили?

В. Кара-Мурза ― Это как раз сразу стало понятно. Упоминали уже несколько раз в этом разговоре про убийство Бориса Немцова. Там всё очевидно всему миру. Даже по официальному решению российского суда Бориса Немцова, лидера российской оппозиции у стен Кремля убил штатный офицер внутренних войск МВД России, который находился в служебной командировке, как мы выяснили в ходе судебного процесса.

Понятно, что Следственный комитет полностью обрубил дальше все нити и не занимается организаторами, заказчиками по очевидным всем причинам. Но вот ровно год назад, в феврале 2020-го года вышел надзорный доклад ОБСЕ по делу расследования убийства Бориса Немцова. Там чёрным по белому приведены свидетельские показания о том, где, когда, при каких обстоятельствах господин Путин дал команду господину Кадырову на это убийство. Поэтому здесь всё очевидно всему миру.

А вот с этими отравлениями, обратите внимание, они каждый раз, когда очередной независимый журналист, политический оппонент политической власти, борец с коррупцией вот так странно заболевает — а таких уже очень много случаев за последние годы, — каждый раз начинает пропаганда сбрасывать какие-то «альтернативные» версии про самогон, про лекарства, про аллергическую реакцию. Помните, у Щекочихина был синдром Лайелла, когда он умер в 2003 году? И так далее.

А. Нарышкин ― А у вас, что было?

В. Кара-Мурза ― У меня была несовместимость лекарств.

М. Майерс ― У вас антидепрессанты, по-моему, были, которые вы глотали горстями.

В. Кара-Мурза ― Якобы. Да, это первый раз было. Спасибо, что вы тоже упомянули этот момент. Потому что Денис Николаевич Проценко, человек, которому я дважды обязан своей жизнью, он же меня спас и в 2015-ом году и в 2017-ом, оба раза. Вот у меня три дня рождения — одним я обязан родителям, а двумя — Денису Проценко. Так вот он не только мне жизнь спас, он ещё и честный диагноз поставил: токсическое действие неустановленного вещества. Не стал ничего рассказывать ни про антидепрессанты, ни про самогон, ни про низкий сахар в крови. Это дорого стоит в сегодняшней России.

А. Нарышкин ― В итоге, чем травили и как травили? То есть самое вещество, понятно…

В. Кара-Мурза ― Это вопрос к господину Мезенцеву, в частности. Я полный профан в этом, я историк, я не химик. Я почему-то всегда был уверен, видимо, из литературы, что травят обычно через пищу или питьё, то если где-то выпил и съел. А как мне объяснили коллегии из Bellingcat — они-то много лет занимаются такими расследованиями — потому что если через слизистую оболочку яд ввести, то есть через яд и питьё, то, буквально через 20 минут начнутся симптомы. А у меня начались, видимо, через несколько часов точно так же, как у Алексея Навального в Томске в прошлом году. Поэтому, судя по всему это тоже проникновения через кожу.

По тому, что я прочитал в Bellingcat, судя по передвижениями отравителей, видимо, они мне в Казани в мае 2015-го года зашли в гостиничный номер, что-то на одежду нанесли. Просто я эту одежду надел уже, когда вернулся домой в Москве, а не в Казани, потому что через два дня симптомы начались. Поэтому, судя по всему тем же методом они действовали и в других случаях. Скрипалям они, по-моему, дверную ручку намазали?

А. Нарышкин ― Да.

В. Кара-Мурза ― А Алексею, мы все знаем, что они намазали. Через прикосновение в любом случае.

А. Нарышкин ― Вот у нас есть история отравления Кара-Мурзы-младшего и Навального. Значит ли это, что либо вы второй после Навального, либо Навальный второй после вас в несистемной российской оппозиции?

В. Кара-Мурза ― Вы знаете, у меня мании величия нет. Я понимал с самого начала… Нет, Алексей Навальный, бесспорно, на сегодняшний день самый сильный, самый эффективный, самый яркий случай…

А. Нарышкин ― Вас раньше начали травить.

В. Кара-Мурза ― В моём случае просто абсолютно точно можно понять причину, почему они это делали. Я много лет, начиная с 2010 года и по сей день, и собираюсь дальше это делать, занимаюсь международной работой по продвижению точечных персональных санкций в западных странах не против России, как нам любит рассказывать кремлёвская пропаганда, а против конкретных негодяев, жуликов, коррупционеров, воров, которые привыкли воровать здесь, в России, а тратить и прятать ворованное на Западе.

Вот те персональные санкции, которых мы добиваемся, эту порочную цепочку разбивают. Понятно, что для нынешней власти это самое опасное, что только может быть. Вот для этих людей, которые вокруг Кремля и в самом Кремле, для них это весь как бы смысл существования, что они здесь у нас нарушают базовые принципы демократического общества, а сами очень любят пользоваться благами и привилегиями этого демократического общества на Западе, где у них у всех дома, банковские счета, жёны, любовницы и так далее.

Поэтому то, что меня травили конкретно за это, было понятно, начиная с 2015 года. И в этом смысле Bellingcat тоже ничего нового не сообщил. Они эту же причину там же приводят. Но я хочу сказать: низкий им поклон — и The Insider и Bellingcat, авторам этого расследования — за то, что они сделали работу за Следственный комитет Российской Федерации, который до сих пор мне даже не ответил на мои два заявления о преступлении по фактам покушения на убийство. А, кстати, американское ФБР засекретило результаты моих анализов, как вы знаете.

М. Майерс ― Просто напомните, чтобы мы понимали, кто в вашем личном послужном списке успехов ваших, я имею в виду персональные санкции?

В. Кара-Мурза ― Во-первых, мы вместе с Борисом Немцовым в 2010 году начали работу по продвижению самого этого закона. Важно напомнить. Вот для нас сейчас естественно в 2021 году, что бывают санкции персональные. Раньше же никогда такого не было. В предыдущие эпохи санкции вводились против целой страны. Помните поправку Джексона — Вэника, которая ограничила торговлю вообще с Советским Союзом. Потом эта санкция перешла на Россию. А в этом же и гениальность «закона Магницкого», что санкции вводятся не против всей страны, а против конкретных негодяев, которые этого заслуживают.

И главное, что мы с Борисом делали — это вот при подготовке «закона Магницкого» мы, собственно, создавали этот законодательный механизм для таких санкций. Потом я эту работу продолжал, и продолжаю, и буду продолжать в других юрисдикциях. На сегодняшний день помимо Штатов уже такие законы действуют в Канаде, в Великобритании, на всей территории Евросоюза.

Плюс, конечно, после того, как эти законы приняты, начинается работа по конкретному наполнению фамилиями, которые в эти списки вносятся. Я вам могу один пример конкретный привести: Бастрыкин Александр Иванович, глава Следственного комитета. В январе 2014-го года, когда мы последний раз с Борисом Немцовым были вместе в Вашингтоне на встрече в американском конгрессе, обсуждали конкретно персональную тему Бастрыкина. Вы знаете и «болотное дело» и дело ЮКОСа, дело Навального и прогулку с журналистом Сергеем Соколовым в лесу (все помнят эту историю). И по итогам как раз этих встреч был сначала направлен запрос из конгресса в американский Госдепартамент о включении. И в результате в январе 2017-го года гражданин Бастрыкин был включён в санкционный список по «закону Магницкого». Это всего лишь один из примеров. Их гораздо больше.

М. Майерс ― А вы уже иноагент или ещё нет? Или вы на этом пути?

В. Кара-Мурза ― Есть такая фраза, мой товарищ адвокат Вадим Прохоров любит её повторять: «Это не моя заслуга, а их недоработка». Нет, пока ещё нет.

М. Майерс ― Скажите, что вы делать сейчас будете, какие планы у вас в контексте именно Bellingcat?

В. Кара-Мурза ― В самые ближайшие дни вместе с Вадимом Прохоровым, моим адвокатом пойдём в очередной уже раз — уже как к себе домой туда ходим — в Следственный комитет Российской Федерации, где мы уже были и после 2015-го, после 2017-го после тех отравлений… Я, кстати, хочу подчеркнуть, нам даже ответа не прислали, то есть это не отказ, как было у Алексея Навального про возбуждение дела, а просто полная тишина.

А. Нарышкин ― Забили.

В. Кара-Мурза ― Просто любому человеку, знакомому с функционерами российской бюрократии это уже само по себе изумительно. Потому что у нас, если соседка вынесет мусор не в том месте и вы напишете жалобу, всё равно какая-то переписка у вас состоится. А здесь просто ноль!..

Так вот мы пойдём туда ещё раз, но теперь мы пойдём туда не просто с общим заявлением, а мы им предоставим эти конкретные фамилии, имена общества, должности, даты поездок — всё, что есть в расследовании Bellingcat, — с требование как минимум допросить этих граждан на возможную причастность к организации двух покушений на убийство.

А. Нарышкин ― Спасибо! Владимир Кара-Мурза-младший, политик, председатель «Фонда Бориса Немцова за свободу».






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Навальный обвинил лично Путина в своем отравлении, поскольку команда в ФСБ могла пройти только от него. Поскольку те же люди из ФСБ сопровождали Кара-Мурзу, команду на его отравление давал тоже лично Путин. Ну и Исаева, соответственно, тоже лично Путин отравил.
________________________________________

Да господа, это уже не "1984", это "Скотный двор" с ненасытными хряками у власти!
________________________________________

Теперь уже ничего не скрыть — спутники, интернет, смартфоны. При таких технических возможностях все преступления такие топорные особенно вскроются в ближайшее время! НИ ДВОРЦОВ, НИ ЛЮБОВНИЦ, НИ ОТРАВЛЕНИЙ УЖЕ НЕ СКРЫТЬ!!!
________________________________________

Спасибо Владимиру за его стойкость и позицию. Сил Вам и здоровья.
________________________________________

Владимир Кара-Мурза наступил на их самое больное!
________________________________________

Главное, что хорошо получается у власти, это скрывать свои болевые точки. Совершенно очевидно, что точечные санкции бьют сильно и больно, но они вынуждены притворяться, что это не так. Но на самом деле они готовы убивать за те особняки, которые стоят одиноко в Америке, куда они вбухали кучу денег.
________________________________________

Сколько же у них удачных отравлений? Они ведь, уже лет 20 убивают!..
________________________________________

Владимир Кара-Мурза, спасибо вам за вашу работу. Дай бог вам здоровья, удачи и успехов во всём!
________________________________________


ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЕ: Маша Майерс, Алексей Нарышкин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Криминал (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.04.2021 - В АТМОСФЕРЕ ВОЕННОЙ ИСТЕРИИ
  • 16.04.2021 - ВЫ ХОТИТЕ И В РОССИИ ЖИТЬ И…
  • 15.04.2021 - КОСА БЕССМЫСЛЕННЫХ ЖЕРТВ
  • 15.04.2021 - ТОЛПА, ТВОРЯЩАЯ САМОСУД
  • 15.04.2021 - ФИГОВЫЙ ЛИСТОЧЕК
  • 14.04.2021 - ТЮРЕМНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ В РОССИИ — ЭТО НЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ
  • 13.04.2021 - ДЕЛЕГАТЫ ОТ ПСКОВСКОГО «ЯБЛОКА» НА СЪЕЗДЕ ПАРТИИ
  • 13.04.2021 - КАК ПРАВООХРАНИТЕЛИ РФ ОХРАНЯЮТ ПРАВО
  • 13.04.2021 - НЕОБРАТИМОЕ ИЗМЕНЕНИЕ МЕНТАЛЬНОГО КОДА НАШЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  • 12.04.2021 - ПРЕКРАТИТЬ РЕПРЕССИИ
  • 12.04.2021 - ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕНЕЦИАНСКОЙ КОМИССИИ
  • 12.04.2021 - СТАЛИНГУЛАГ
  • 11.04.2021 - CЪЕЗД «ЯБЛОКА» В ЗАЩИТУ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ИНГУШЕТИИ
  • 11.04.2021 - ЭКОНОМИКА И ПАНДЕМИЯ
  • 11.04.2021 - УКРАИНСКАЯ ЛОВУШКА ДЛЯ КРЕМЛЯ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru