Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[22.02.2021]

ЧТО ТАКОЕ НЕЖЕЛАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ: российский предприниматель, общественный и политический деятель, публицист, экс-владелец самой крупной российской нефтяной компании «ЮКОС»

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Михаил ХОДОРКОВСКИЙ:


Мне эта история с «нежелательными организациями» как человеку непонятна. То есть если организация какая-нибудь террористическая, то понятно: ты начинаешь с ней бороться.

А что значит нежелательная в условиях, когда в Российской Конституции у нас свобода слова всё-таки относится к основным правам человека и гражданина? Это же говорят граждане России. Вот как ты объявляешь граждан России, которые что-то говорят, нежелательными?

Ну, хорошо, они тебе нежелательные, а мне они желательные. Ты гражданин России и я гражданин России. В чём между нами разница. А мне вот нежелательна та организация, которая застряла в Кремле.

                                                  * * *

М. Курников ― Здравствуйте, Михаил Борисович!

М. Ходорковский ― Здравствуйте, здравствуйте!

И. Баблоян ― Михаил Борисович, давайте начнём всё-таки с приговора, который вчера объявили Анастасии Шевченко. В текущих реалиях мы радуемся таким приговорам. И когда смотрим ещё, что в соседней Беларуси происходит, где журналистов на два года сажают, то это, конечно, не может у нас не взывать какую-то радость. Какие у вас ощущения от этого приговора?

М. Ходорковский ― Да вы сами понимаете. Я здесь своим друзьям анекдот старый-старый рассказывал. У судьи спрашивают: «Если к вам совершенно невиновного человека приведут, вы его осудите?» — «Нет, ну что вы? Я дам ему условно». Ну, вот сейчас мы видим этот анекдот, воплощённый в жизни. Человек, который просто читал лекции, который просто организовывал публичные дискуссии, 2 года отсидел под домашним арестом, что, как вы понимаете, совеем непросто в условиях, когда в семье двое детей и мама, и квартирка-то не особо. И после этого прокурор просит 5 лет. Дают 4 года условно — и вся страна вздыхает: «Ну слава богу! А могли бы и по горлышку ножичком чикнуть»…

М. Курников ― Если говорить об этом деле, понятно, что это первое уголовное дело о «нежелательной организации». Вы наверняка просто посмотрели, что это такое вообще «нежелательная организация». Вы поняли, исходя из этого процесса, что Российская Федерация подразумевает под «нежелательной организацией»? Вот я, сколько ни читал, так и не смог разобраться, потому что там какую-то Open Russia и прочее…

М. Ходорковский ― Это абсолютно анекдотичная ситуация. «Открытая Россия» как организация была создана мной ещё в 1998-ом году. То есть тогда это была благотворительная организация, которая занималась благотворительными программами компании ЮКОС. Спустя, считаем, 20 лет, она почти 20 лет к тому моменту была восстановлена в качестве общественного движения опять же в качестве абсолютно российского, созданного исключительно российскими гражданами.

В Великобритании, там, где я в тот момент находился, был открыт клуб «Открытая Россия», совершенно, как вы понимаете организация другого толка. Это просто клуб, куда приезжали люди из России и общались с местным русскоязычным сообществом. В тот момент, когда была проведена акция «Надоел» про Владимира Путина, администрация, видимо, получила команду. Стали думать, чего делать, и объявили эту организацию, которая существует в Великобритании, нежелательной. Ну, объявили и объявили. У неё в России вообще никаких действий, никаких операций, ничего нет. Эта организация занималась исключительно проведением клубных встреч в Великобритании.

И потом вдруг совершенно неожиданным образом, то есть просто с бесу «Открытую Россию» в России приравнивают к Open Russia в Великобритании и говорят Шевченко: «Ты работала там». — «Да я вообще там не работала, там не бывала никогда, не знаю ничего». Ей говорят: «Да нет, ты там работаешь. Ты сотрудничаешь с этой организацией».

Все люди приходят, говорят: «Нет, у нас российская организация, называется «Открытая Россия». Вы таких организаций с таким называнием, наверное, можете найти ещё какое-то количество, может быть, даже в разных странах. Название не запатентованное». Безразлично. Вообще безразлично.

Я уж не говорю про ситуацию, связанную с тем, что в принципе понятие «нежелательная организация» — это организация, которую ты не хочешь, чтобы она работала у тебя в стране. Ну, тогда не надо открывать ей филиалы, представительства. А что значит в современном глобальном мире: ты не хочешь, чтобы какая-то организация была у тебя в стране?

М. Курников ― Это ровно наш следующий вопрос. Наверняка вы изучали, в том числе, и практику разных стран. Что такое «нежелательная организация» вообще в мире?

М. Ходорковский ― Знаете, я всё-таки не практикующий юрист.

М. Курников ― Это понятно.

М. Ходорковский ― Мне эта история с «нежелательными организациями» как человеку непонятна. То есть если организация какая-нибудь террористическая, то понятно: ты начинаешь с ней бороться. А что значит нежелательная в условиях, когда в Российской Конституции у нас свобода слова всё-таки относится к основным правам человека и гражданина? Это же не очень чего-то говорит. Это говорят граждане России. Вот как ты объявляешь граждан России, которые что-то говорят, нежелательными? Ну, хорошо, они тебе нежелательные, а мне они желательные. Ты гражданин России и я гражданин России. В чём между нами разница. А мне вот нежелательна та организация, которая застряла в Кремле. Ну, хорошо. Что ж теперь с этими поделаешь?

М. Курников ― Для вас КГБ может быть нежелательная организация, в конце концов?

М. Ходорковский ― Да, я про свою говорю, в общем. И чисто формально юридически мне не понятно, потому что «нежелательная организация» должна быть иностранной. И с конституционно-практической точки зрения непонятно, потому что, что такое «нежелательное слово» кого-то гражданина? И с такой, гуманитарно-практической точки зрения — как это взять человека, женщину с детьми и запереть в квартире на 2 года?..

М. Курников ― Поставив ей ещё камеру перед этим, не забывайте, в спальне и смотреть на неё все эти месяцы.

М. Ходорковский ― Да. За что? Вот чисто по-человечески — за что? Ну, на это я могу сказать: сбрендили, просто сбрендили совсем.

И. Баблоян ― Да, взывать к человечности — уже, мне кажется, бессмысленно совершенно.

М. Курников ― Давайте тогда попробуем посмотреть на это всё чуть более масштабно, параллельно несколько процессов. Потому что тут очень много вопросов к вам по поводу того, чего можно добиться с помощью международных юридических институтов, в том числе, в деле Шевченко. Но тут как раз у нас один большой международный юридический институт, скажем так, ЕСПЧ, призвал тут же освободить Алексея Навального. На ваш взгляд и по вашему опыту, что немаловажно, насколько эти мировые юридические институты, действительно, могут повлиять на решения российских властей?

М. Ходорковский ― В моём опыте была одна ситуация, когда решение ЕСПЧ серьёзным образом повлияло на внутрироссийскую ситуацию. Это была ситуация с Василием Алексаняном, если помните, о котором три раза принимала решение ЕСПЧ в срочном порядке с тем, чтобы человека, который в тюрьме был доведён до очень серьёзного состояния, перевели хотя бы в больницу.

Я не могу сказать, что один ЕСПЧ с этим бы справился. Очень многие люди в России выступали на эту тему. Я, находясь в то время в Чите, объявлял голодовку до момента перевода Василия в больницу. Ну, и в целом в тот момент ситуация по нашим нынешним временам могла бы считаться медведевской оттепелью. Вот в результате этого Алексанян сумел хотя бы умереть на свободе. Это единственный случай среди тех, в которых я был непосредственным участником, когда ЕСПЧ оказал серьёзное влияние.

В остальных случаях России, я имею в виду как участник ЕСПЧ, выполняла свои обязательства в части выплаты компенсации. Компенсации там 10, 15 тысяч евро они платят, в общем, достаточно спокойно: «Подавитесь и отцепитесь». И не более того.

Естественно, когда ЕСПЧ принял решение, что всё-таки в деле ЮКОСа было нарушено всё, что можно. И России присудили заплатить порядка, по-моему, 2 миллиардов долларов. Это решение, конечно Кремль уже исполнять не стал.

Что касается ситуации с Навальным, я не считаю, что решение ЕСПЧ будет существенным фактором в принятии решения. Но, без всякого сомнения, угрозы серьёзных персональных санкций — это так вещь, о которой окружение Путина будет думать и будет каким-то образом работать со своим вождём для того, чтобы как-то эту ситуацию нивелировать либо тем, либо другим способом.

М. Курников ― А почему? Что в этом такого, чтобы работать с вождём?

М. Ходорковский ― Потому что вождю-то, может быть, и наплевать, а у людей там семьи, привычка отдыхать, у людей там…

И. Баблоян ― Недвижимость за границей.

М. Ходорковский ― Да, всё-таки недвижимость. И в тот момент, когда Запад, в данном случае уже Европа, а не только США, всерьёз начинают браться за эти мягкие места, люди переживают: надо с этим что-то делать. Это не обязательно, к слову, что решение будет через какие-то послабления в ситуации с Навальным. Это могут быть какие-то ассиметричные действия.

М. Курников ― Зато мы здесь немножечко отступили, да?

М. Ходорковский ― Да-да-да. Но, тем не менее, их эти смелые похлопывания себя ластами по животу со словами, что «а нам наплевать» — ну, конечно, совсем не наплевать. Там, по крайней мере, три таких фундаментальных проблемы.

Первая фундаментальная проблема — это семьи. И никакие Арабские Эмираты, никакой Китай в этом смысле никого не спасают.

Вторая проблема — это всё-таки необходимость взаимодействия по целому ряду бизнес-проектов, технологических проектов и так далее. Опять же Китай в данном случае спасает далеко не всегда. И в ситуации, когда закрыта Америка, Европа, в общем, почти безальтернативна.

Ну, и, наконец, немаловажная ситуация: люди всё-таки думают о будущем. А где держать деньги-то? Где держать активы на случая чего: в Китае, в Арабских Эмиратах? Мы прекрасно с вами понимаем, пока они держат за собой Кремль, Китай и Арабские Эмираты с ними дружат. В тот момент, когда Кремль они потеряют — а это всё равно произойдёт, Владимир Владимирович у нас не вечный всё-таки, к счастью, — то окажется, что авторитарные страны сразу поворачиваются противоположным местом к своим бывшим союзникам. И только в странах традиционных демократий ты можешь говорить: «Ну, вот есть же какие-то правовые основы, права человека. Вот у меня дети — граждане вашей страны. Это их деньги. Пожалуйста, не отбирайте». И судебные прецеденты, действительно, долгое время были на стороне эти самых замечательных людей. А сейчас ситуация может повернуться достаточно жёстким образом.

М. Курников ― Михаил Борисович, пока мы далеко не ушли от Навального, объявили, что он склонный к побегу заключённый.

И. Баблоян ― А вас считали, Михаил Борисович, склонным к побегу?

М. Курников ― Вам давали что-нибудь такое подписывать?

М. Ходорковский ― Нет, этой идеи не было. Но надо заметить, что здесь это не обязательно кремлёвские приколы. То есть это, в общем, общая ситуация, которую создают в наших тюрьмах по разным протоколам. В то время, когда я был в заключении, протокола о политических заключённых ещё не было. Я не знаю, есть ли сейчас. И меня прогоняли по протоколу для этих… криминальных авторитетов. И работало это очень плохо, потому что у криминальных авторитетов есть свои заморочки. Они, например, не могут есть тюремную баланду или чего-то ещё не могут делать…

И. Баблоян ― Чёрной икрой кормили?

М. Ходорковский ― Они не могут подметать плац. А я в своей жизни 7 лет дворником проработал. Мне говорят: «Подметай плац». Ну, я говорю: «Ради бога. Мне наплевать десять раз». И люди впадают в оторопь, потому что по протоколу авторитет должен от этого отказаться, его после этого можно посадить в барак усиленного режима или ещё куда-то. А я на это не реагирую. А если мне чего-то делают неправильно, я начинаю писать жалобы.

М. Курников ― Криминальный авторитет не пишет жалобы обычно.

М. Ходорковский ― Да, криминальный авторитет не может писать жалоб. А я их, пожалуйста, на нате вам пишу. И при этом система же всё-таки бюрократическая внизу. Они же не могут сказать: «Ну, и пиши себе». Им всё-таки на каждую жалобу надо худо-бедно отвечать. А жалобы ещё более-менее профессионально составленные. В общем, начинается головняк, и внутри этого головняка ты получаешь возможность каких-то мелких маневров. Мои маневры, например, сводились к тому, что мне не мешали получать ту литературу, которую я хочу получать, и не мешали отправлять на свободу те материалы, которые я хочу отправлять. Они говорят: «О’кей. Мы не будем мешать, но тогда мы будем каждый раз тебя после этого сажать в ШИЗО». Я говорю: «Хорошо, вы тогда меня сажаете в ШИЗО, но не мешаете отправлять. И вот у нас на этом фоне будет с вами некий консенсус».

М. Курников ― Судя по тому, что Алексей Навальный сообщает, что все сотрудники, которые заходят к нему, прямо с огонёчком камеры и так далее, там, видимо, судя по тому, что мы видим, трудно какие-то личные отношения наладить с теми, кто его охраняет, да? То есть уже по-другому всё устроено?

М. Ходорковский ― Нет, камеры стали вешать ещё в 2010 году. И люди уже все ходили, особенно в 99/1, где он сейчас находится, с этими камерами. И, конечно, никаких личных отношений ты наладить не можешь. Но, с другой стороны, вы прекрасно понимаете, нет той инстанции, которая способна просматривать все эти замечательные записи. Только если возникает какой-то конфликт, тогда начинаются просмотры. А так… вы лучше меня представляете, что значит, отсматривать эти километры записей.

Ко мне в камеру, если заходили сотрудники — минимум по трое. Это вот протокол у них был: минимум 3 человека. Вот три камеры работают. Плюс у тебя ещё 2 камеры висят внутри твоего помещения. Кто это будет отсматривать всё? Другое дело, что, конечно, надо с некоторыми словами вести себя осторожней, потому что любое лыко будет, конечно, поставлено в строку.

М. Курников ― То есть?..

М. Ходорковский ― Я сейчас не буду конкретно ссылаться, чтобы не подсказывать разным там деятелям… Но если ты, например, говоришь, встречаясь с семьей, что хорошо бы пробежаться…

М. Курников ― Скучаю по пробежкам, например.

М. Ходорковский ― Скучаю по пробежкам. Тебе — опа-на!

И. Баблоян ― Беглец. Склонен к побегу.

М. Ходорковский ― Склонен к побегу. У этого есть одна неприятная ситуация. Если тебе шьют эту лычку «склонен к побегу», то если тебя всё-таки посылают в лагерь, то склонный к побегу должен через несколько часов ходить отмечаться на вахту, что, конечно, сильно отягощает практическую жизнь.

И. Баблоян ― Общественный деятель Михаил Ходорковский с нами на связи. Михаил Борисович, тут мой любимый мужчина, по мне главный мем страны просто Вячеслав Володин сказал, что последний островок свободы — это Российская Федерация. Что, разве не так, Михаил Борисович? Вот вы вещаете на всю страну буквально. Согласны?

М. Курников ― Хотели — закрыл бы уже.

И. Баблоян ― Конечно. Прямо сейчас передатчик выключили были.

М. Курников ― Да, кстати говоря, мы сейчас не вещаем в Москве. Символично.

М. Ходорковский ― Я не знаю, как там на Украине. Надеюсь, что всё-таки в европейской стране история с закрытиями СМИ не такая уж ужасная, как нам рассказывают. Думаю, что там всё-таки люди, желающие посмотреть и послушать то, что они хотят, всегда это могут сделать. Но дело, конечно, не в этом. Да, у нас авторитаризм гайки закручивает постепенно. С этой точки зрения Владимир Путин — человек, хорошо обученный по своему месту работы. Вот он затягивает так, аккуратненько, знаете…

И. Баблоян ― Удовольствие растягивает?

М. Ходорковский ― Нет, чтобы резьбу не сорвать. Потому что всё-таки люди к чему-то привыкли, и когда ты их сразу затыкаешь всех, то оно где-то выползет, где — не понятно. А когда ты канализируешь в нескольких конкретных направлениях, у тебя есть ощущение контроля. Точно так же, как с самим Навальным у Кремля долгое время было ощущение контроля. Они радостно обсуждали, чей он агент, какой башни он агент и так далее.

Это очень смешно, но это абсолютно повторяет историю вековой давности, когда царская охранка, она то же самое думала в отношении целого ряда людей, и заканчивалось это всегда одинаково. Мне кажется, что то ли история никого ничему не учит, то ли люди считают, что именно у них будет по-другому. Либо у тебя Северная Корея и держись силой оружия столько, сколько ты можешь удержаться, либо рано или поздно вода дырочку найдёт.

М. Курников ― Возвращаясь к основной теме, которая у нас и была заявлена — это Анастасия Шевченко, вы ведь наверняка понимаете, что, в принципе, всё это дело — это такой способ общения с вами, да? Это сигнал вам. Вы-то какие выводы делаете для себя? Это значит, не нужно больше таким организациям работать в России или как?

М. Ходорковский ― Для меня это сигнал, который я, в общем, своим ребятам говорил и раньше: «У вас должно быть понимание, что этот режим — это режим тоталитарный и террористический в отношение своих оппонентов, и вы или сидите и молчите в тряпочку или будьте готовы, что в любой момент это может, таким образом, закончиться. Конечно, когда реализуется такая ситуация, то часть людей отсеивается. Но при этом остаются, конечно, более радикально настроенные, и это ускоряет развитие ситуации.

М. Курников ― Но это же не очень хорошо, в том числе, наверное, и вы представляете себе, зачем нужны радикалы?

М. Ходорковский ― Конечно, это не очень хорошо. Конечно, я бы предпочёл, чтобы те вопросы, которые сейчас стоят перед нами о сменяемости власти, были решены более мягким путём. Потому что в результате более мягкого пути, то есть, когда власть постепенно передаёт, как было во франкистской Испании: постепенная шла передача, постепенная демократизация — так вот в этой ситуации гораздо большая вероятность, что следующий режим будет демократический. В режиме радикального противостояния вероятность того, что следующий режим будет авторитарный, тоже возрастает.

М. Курников ― Я хотел сказать, что Леонид Гозман рассказал, как он был тогда на Лубянской площади, когда убрали Дзержинского. А вы видели это вживую?

М. Ходорковский ― Нет, вживую я там в тот момент не находился, но в прямом эфире, как говорится, видел.

И. Баблоян ― Понимаете, у нас тут такие разногласия. Коммунисты говорят: «Хорошо, обязательно нужно поставить». Мы тут недоумеваем и воспринимаем исключительно как отвлекающий маневр вброс таких тем. У вас там, в Лондоне Оливер Кромвель стоит на лужайке прямо рядом с парламентом. В чём проблема? Нравится вам идея с Дзержинским в Москве рядом с Лубянкой?

М. Ходорковский ― Мне лично не нравится, потому что всё-таки это некая символика, и я не знаю, какое в Великобритании это отношение к Кромвелю, который был всё-таки много столетий назад. Для нас история Дзержинского вполне себе ещё живая. И мой прадед вполне себе сидел в подвале ЧК в ожидании расстрела. Правда, другой дед в это время командовал береговой артиллерией красных, но это уже другая история.

М. Курников ― Если серьёзно говорить об этом, вы говорите, что это символ, но ведь это же правдивый, честный символ. Может быть, правда, эта власть должна оставить за собой, уходя навсегда, этого Дзержинского как память?

М. Ходорковский ― Я, к слову, совершенно не против того, чтобы какое-то количество таких символов оставалось, потому что нельзя забывать своё прошлое. Другое дело, когда на Лубянской площади находится по-прежнему та самая Лубянка, в подвалах которой много чего происходило, и это документально записано. И когда перед ней возникает символ тотального нарушения прав человека, тотального государственного террора, то соединение этих двух символов — это уже хреновая история. Поставьте памятник Дзержинскому на площадь перед Театром, и, слава богу, пускай он там стоит.

М. Курников ― Спасибо большое! Михаил Ходорковский был с нами на связи. Мы, в первую очередь, конечно, говорили об Анастасии Шевченко, которая вчера была признана виновной и получила условный срок. И, как мне кажется, это настолько квинтэссенция вообще того, как применяется право сегодня в России, что не поговорить об этом с Михаилом Ходорковским сегодня утром мы не могли. Спасибо, что вышли с нами на связь.

М. Ходорковский ― Спасибо вам, счастливо!

И. Баблоян ― Счастливо!





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Понимаете, "нежелательная организация" — это ведь что, в сущности, означает? Что имеется некий человек с некими желаниями. И вот если ваши действия не совпадают с его желаниями, то вы становитесь нежелательным. Всё просто.

Причём у государства-то в принципе не может быть никаких желаний. Оно же государство, то есть понятие неодушевленное. И у конституции не может быть желаний. Требования — те есть. А желаний, даже теоретически, быть не может. А вот у конкретного человека желания вполне могут быть.

И если этот человек олицетворяет собою и государство, и конституцию, то его желания становятся обязательными к исполнению! Это и есть диктатура, в которой частные желания чиновника становятся законом. Просто чтобы каждому было понятно, в какой системе координат он живёт: в системе желаний Геленджик-паши.
________________________________________

Миссия марсохода “Настойчивость” обошлась НАСА в $2.5 млрд. Дворец Путина обошёлся россиянам в $1.5 млрд., при том, что там ещё голые стены. К концу строительства дворца стоимости проектов сравняются. Согласитесь, что 20-й дворец царя для России важнее, чем Марс. Деды воевали не зря, власти патриотизм обеспечили…
________________________________________

"Открытая Россия" — это нежелательное словосочетание для тех, кому желательна только "Закрытая Россия", синоним "тащить и не пущать". Но, поскольку "нежелательное словосочетание" даже в изнасилованном законе воняло бы параноидальным бредом, то изобрели эвфемизм. Правда, побоялись назвать поимённо "нежелателей". Хотя, как в известном анекдоте про чистый лист, "и так всё ясно".
________________________________________

Не может, не имеет права один человек распоряжаться судьбами миллионов, что из этого бывает см. историю ХХ века. Что это за выражение — «нежелательная организация»? Для тебя НЕ, а для меня очень желательная. Мне вот многие хари не нравятся, но это ведь не повод к расправе над ними. Судят по делам, а не по словам.
________________________________________

Народ устал от Путина. Бесправие, обман, обнищание народа, устранение инакомыслящих. Судить нужно тех, кто обокрал и унизил народ, а не Навального.
________________________________________

Нежелательная организация застряла в Кремле. Это точно, лучше не скажешь. Её только силой оттуда можно выкурить.
________________________________________

Тирана страх всегда обуревает;
С теченьем лет он только нарастает. (с)
________________________________________

Михаил Борисович, спасибо Вам! Благодаря именно Вам многие люди в России сохраняют оптимизм по поводу прекрасной России будущего. Будьте здоровы! Очень жду момента, когда мы будем приветствовать Вас дома, в России.
________________________________________

В России изобрели машину времени: шаг вправо, шаг влево — и ты перемещаешься в 37-й год! Как можно жить в таком кошмаре?
________________________________________

Нежелательная организация — кооператив «Озеро» или «Единая Россия».
________________________________________

В стране стараниями власти произошла принудительная дебилизация населения! И, если бы только ЭТО! В стране смешной непредсказуемый президент, министры, которые не имеют профильного образования и, соответственно, не разбираются в своём деле! Депутаты, которые голосуют за законы, которые изначально заточены против народа, который выбрал ИХ, этих самых депутатов, представлять народные интересы! СУДЫ, которые не судят, а ОСУЖДАЮТ, причём никогда практически нет оправдательных приговоров по принципу: если дело дошло до суда, то ТЫ ВИНОВЕН АПРИОРИ! Закончится когда-нибудь ЭТО БЕЗОБРАЗИЕ?!
________________________________________

Эх. Опять начался поиск "врагов народа" и "шпионов иностранных разведок". Я-то по своей наивности считал, что пройдя этот отрицательный опыт, мы снова туда уже не вернёмся. Но как правильно высказался Черчилль, История учит только тому, что никого ничему не учит.
________________________________________

Мне тоже нежелательна ОПГ в Кремле.
________________________________________

Здоровья Михаилу Борисовичу! Умнейший и добрейший человек! Легко мог бы занять место Путина! Не дали, твари!
________________________________________

Нежелательное правительство и президент — их тоже надо лет на -цать под арест.
________________________________________

Себе — дворцы, остальным — закон.
________________________________________

На Лубянской площади поставить Статую Свободы!
________________________________________


ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЕ: Ирина Баблоян, Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Нравственность (0)
  • Персоналии (0) > Ходорковский (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.04.2021 - В АТМОСФЕРЕ ВОЕННОЙ ИСТЕРИИ
  • 16.04.2021 - ВЫ ХОТИТЕ И В РОССИИ ЖИТЬ И…
  • 15.04.2021 - КОСА БЕССМЫСЛЕННЫХ ЖЕРТВ
  • 15.04.2021 - ТОЛПА, ТВОРЯЩАЯ САМОСУД
  • 15.04.2021 - ФИГОВЫЙ ЛИСТОЧЕК
  • 14.04.2021 - ТЮРЕМНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ В РОССИИ — ЭТО НЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ
  • 13.04.2021 - ДЕЛЕГАТЫ ОТ ПСКОВСКОГО «ЯБЛОКА» НА СЪЕЗДЕ ПАРТИИ
  • 13.04.2021 - КАК ПРАВООХРАНИТЕЛИ РФ ОХРАНЯЮТ ПРАВО
  • 13.04.2021 - НЕОБРАТИМОЕ ИЗМЕНЕНИЕ МЕНТАЛЬНОГО КОДА НАШЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  • 12.04.2021 - ПРЕКРАТИТЬ РЕПРЕССИИ
  • 12.04.2021 - ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕНЕЦИАНСКОЙ КОМИССИИ
  • 12.04.2021 - СТАЛИНГУЛАГ
  • 11.04.2021 - CЪЕЗД «ЯБЛОКА» В ЗАЩИТУ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ИНГУШЕТИИ
  • 11.04.2021 - ЭКОНОМИКА И ПАНДЕМИЯ
  • 11.04.2021 - УКРАИНСКАЯ ЛОВУШКА ДЛЯ КРЕМЛЯ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru