Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[10.09.2021]

ОТСТУПЛЕНИЕ ЗАПАДНОЙ ДЕМОКРАТИИ

Екатерина КОТРИКАДЗЕ: журналист и медиа-менеджер из Грузии, с 2012 года возглавляла в Нью-Йорке информационную службу телеканала RTVi, ведущая телеканала «Дождь»

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Екатерина КОТРИКАДЗЕ:


Не надо путать принципы с интересами. Они расходятся в целом ряде вопросов. Если мы посмотрим на картину в целом и попробуем оценить, что делают представители западных стран в отношении тех или иных проблематичных регионов, стран, лидеров и так далее, то мы поймём, что интересы всегда превалируют над принципами.

Можно называть это цинизмом, двойными стандартами, как угодно. Я предпочитаю называть это прагматичным подходом, хотя, конечно, он периодически выводит из себя.

                                                  * * *

История с Навальным не является достаточным основанием для того, чтобы европейские страны и США принимали жёсткие меры в отношении Владимира Путина и даже вводили санкции против олигархов, хотя, казалось бы, что широкие санкции против экономики они могли бы себе позволить, но даже на это не идут. И это потрясающе.

А вот, например, угроза войны в Европе — это совсем другое дело. Обратите внимание, что происходило после того, как в апреле началась концентрация огромного количества российских вооружённых сил и техники на границе Украины. Вот тогда это абсолютно было по-другому. Молниеносная реакция Белого дома, звонок Байдена Владимиру Путину. К тому времени он уже соглашался с тем, что Путин — убийца, обратите внимание, но это не помешало ему позвонить Владимиру Путину и сказать: «Давайте быстро встречаться».

У Путина, конечно, свои были расчёты. Все политологи, все, кому ни лень, по-моему, тогда сказали, что Путин это сделал специально для того, чтобы ему позвонил Байден, и чтобы Путин снова был большим парнем, взрослым в галстуке, сидящем с другим большим парнем в галстуке, единственным парнем, которого вообще в этом мире воспринимают всерьёз. И это единственный враг, которого мы уважаем — США.

Предполагается очень многими — и я даже склонна с этим соглашаться, — что для Владимира Путина, президента России это был такой скачок в статусе. Для него было важно вернуться за стол тех людей… вообще, того одного человека, которого он считает достаточным спарринг-партнёром уважаемым для себя. Он этого добился. И это для него, конечно, такая победа.

Исторически так сложилось в Америке, что после прихода представителей одной партии на следующих выборах промежуточных в конгресс обычно побеждают представители другой партии. Так фантастически работает эта система сдержек и противовесов. Так сложилось в США.

Потому что сейчас, например, демократы контролируют всё. Так не может быть. И чувствуя это, американский избиратель устраивает ситуацию в стране, при которой этот баланс соблюдается.

Ну, конечно, афганский фактор будет со всех сторон использоваться максимально активно. Об этом будут кричать, рвать на себе рубаху представители Республиканской партии, и, наверное, это добавит пару мест как минимум консерваторам американским в парламенте США.

Смотрите, если там будет очень плохо с правами человека и так далее, но в целом будет мирно, стабильно, скажем так, то эти все внутренние проблемы, я вам гарантирую, не будут волновать никого. Это то, с чего мы начали. Это ровно то же самое, что с внутриполитической ситуации в России, с нашими правами граждан России. То же самое касается прав человека в Афганистане. До тех пор, пока это не выходит за пределы Афганистана, пока это не становится причиной напряжения в регионе, войны, угрозы терактов и так далее, всё будет абсолютно нормально…

Джозеф Байден, демократ, президент США, который чётко и неоднократно подчёркивал, что демократия выступает против тоталитаризма, мы сейчас находимся на этапе войны между двумя этими идеологиями, и мы должны доказать, что демократия побеждает. Он это говорил не раз. Для него это главная идея своего правления. Но это тот человек, который прямо объявляет афганскому народу: «Друзья мои, разбирайтесь со своими проблемами сами». Как и нам…

                                                  * * *

М. Майерс ― Здравствуйте! Маша Майерс, Алексей Осин. Наш гость сегодня — Екатерина Котрикадзе, ведущая телеканала «Дождь» (российские власти признали СМИ иностранным агентом. — ред.), директор информационной службы. Катя, здравствуйте!

Е. Котрикадзе ― Здравствуйте!

М. Майерс ― Давайте начнём с Алексея Навального. Сегодня годовщина отравления. Кроме всего вышла колонка в издании Guardian. Вопрос: Почему Guardian, как вам кажется, и к кому обращается Алексей Навальный со своими тезисами, вот основной посыл, скажем так, какой аудитории предназначен?

Е. Котрикадзе ― Там не только Guardian, если я правильно помню. Там ещё немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung и Le Monde, кажется. Это обращение к европейцам, абсолютно очевидное. Обращение, даже такое требование даже, что надо что-то делать, надо вводить санкции, надо делать санкции более эффективными, потому что совершенно очевидно, и Навальный это понимает и, наверное, все мы, кто занимается политикой и журналистикой в России, понимаем, что санкции неэффективны.

Я сейчас не оцениваю, хорошо это или плохо, но по факту так. После отравления Алексея Навального было сказано огромное количество слов: угрозы, предупреждения, требования, что угодно. Мы можем собрать несколько часов, наверное, заявлений разного рода западных политиков, которые возмущались страшно и выражали глубочайшую озабоченность и встревоженность — назовите, как хотите, — тем, что произошло — отравлен лидер российской оппозиции!

Потом, когда лидер российской оппозиции был задержан по возвращении в Россию, когда он был отправлен в колонию, тоже было очень много слов. Но по итогам мы получили санкции, которые как минимум и очень, мягко говоря, сомнительные, слабые, ничего не меняющие, ни на кого не влияющие. Поэтому прошёл уже год после отравления Алексея Навального, и сейчас он видит эту картину, и он говорит: «Ребята, давайте меры принимать по-другому».

Вы знаете, я сразу же вспомнила, когда он опубликовал эту колонку, ещё когда он был в Берлине и лечился после этого отравления, тогда он выступал на заседании Европейского парламента. Это был комитет по международным отношениям. И он говорил тогда с европарламентариями по Zoom. И он уже тогда требовал внимания к ситуации в России, и он говорил о том, что нужны санкции против олигархов, против конкретных лиц, людей, которые вхожи во внешнее окружение Владимира Путина, которые влияют на ситуацию в Кремле, и что это должно, мол, как-то изменить положение вещей, «вы не должны опасаться, не должны бояться, должны действовать.

И тогда же он, между прочим, призывал европейский парламент, если вы помните — это, по-моему, ещё более важная история — не признавать легитимность Государственной думы, если на выборы не будут допущены лидеры оппозиции. Сейчас тема непризнания легитимности несколько заглохла. К ней возвращаются периодически представители Восточной Европы, такие, как страны Балтии и Польша традиционно. Но это вообще не актуально, насколько я могу судить.

А. Осин ― Но наблюдатели-то не приедут впервые с 1993-го года.

Е. Котрикадзе ― Вы знаете, это всегда легко объяснить, всё легко объяснить. Но в этой конкретной истории легко объяснима ситуация с пандемией. И поэтому для осторожных европейцев да, это проблема. Но, тем не менее, с учётом коронавирусных ограничений — все мы знаем, насколько серьёзные ограничения на Западе и только-только их отпустило, сейчас опять начинается. Поэтому отсутствие наблюдателей от ОБСЕ, знаете, самая маленькая проблема для западного мира.

М. Майерс ― И всё-таки относительно санкций. У нас же как это всё представляется нашими глазами, глазами несистемной оппозицией, что на Западе они придут, нас защитят. При этом мы видим — я назову это словом «пустословие», если вы мне позволите такое, более резкое высказывание относительно того, что много говорят и мало делают, — не могут или не хотят?

Е. Котрикадзе ― Есть интересы. Мне кажется, не надо путать принципы с интересами.

М. Майерс ― Ну, они и так сложно взаимодействуют между собой.

Е. Котрикадзе ― Они очень расходятся в данном случае. Они расходятся в целом ряде вопросов… Если мы посмотрим на картину в целом и попробуем оценить, что делают представители западных стран в отношении тех или иных проблематичных регионов, стран, лидеров и так далее, то мы поймём, что интересы всегда превалируют над принципами.

М. Майерс ― Прагматичные интересы над декларируемыми принципами…

Е. Котрикадзе ― Ну, например, я недавно сделала для себя вывод, что когда речь идёт о Беларуси, то здесь очень легко размахивать шашкой и кричать: «Сейчас мы тут санкции, какие можно, введём. Запретим экспорт калия, запретим экспорт нефтепродуктов!», потому что Беларусь ни на что не влияет и никому она не нужна. Давайте не будем пытаться это как-то скрасить. Оттого, будет Беларусь представлена на глобальном рынке любом — энергетическом, каком угодно — мало что меняется. И даже проблема с калием решаема.

А вот если Россию удалить с глобального рынка, то это будет серьёзной проблемой. Я просто никогда не устаю напоминать, что происходило с компанией РУСАЛ Олега Дерипаски, который был под санкциями. Всё было очень жёстко. А потом как-то так произошло, что приехала Ангела Меркель в Вашингтон, пообщалась с Трампом — и санкции были сняты с компанией РУСАЛ, потому что алюминий очень важный, знаете, продукт экспорта российского, он нужен европейским компаниям, он нужен западным предприятиям. И эти санкции остались в отношении Олега Дерипаски лично…

М. Майерс ― Да, там же поменяли структуру руководства и управления компанией.

Е. Котрикадзе ― Ну, послушайте, в итоге мы даже, спустя несколько месяцев, получили слив, что Дерипаска, так или иначе, имеет отношение к управлению.

М. Майерс ― Контролирует?

Е. Котрикадзе ― Можно называть это цинизмом, двойными стандартами, как угодно. Я предпочитаю называть это прагматичным подходом, хотя, конечно, он периодически выводит из себя.

А. Осин ― А если совсем грубый вопрос: Кто такой Алексей Навальный, чтобы ради него в Германии компании, фирмы, в конце концов, люди стали жить хуже?

Е. Котрикадзе ― Дело же не в Навальном, Алексей, смотрите.

А. Осин ― А в чём?

Е. Котрикадзе ― Давайте оценивать ситуацию во всей её полноте. Есть огромная Россия 140 миллионов человек, которая обладает ядерным оружием и так далее, которая играет очень серьёзную роль в мире, не только в связи с финансовыми возможностями, торговлей и так далее, но и просто потому, что это большая ядерная держава. Она находится в Совете безопасности ООН, в конце концов. И в этой стране происходит абсолютный беспредел и беззаконие. Лидера российской оппозиции предположительно с участием ФСБ, российских спецслужб травят, пытаются убить, после этого сажают в колонию без всяких на то оснований, даже не пытаясь придумать эти основания. То есть если ты чуть-чуть пытаешься соображать, то, вглядевшись в суть обвинений в отношении Алексея Навального, которые привели к его помещению в колонию, то это совсем стыдно, и это вообще стыдно для любого государства, не только для России.

И, соответственно, исходя из того, что происходит с Навальным, естественно, всему миру и всему цивилизованному сообществу это говорит об одном: что в России закон не работает.

А. Осин ― И?

Е. Котрикадзе ― И в России нарушаются основополагающие права человека.

А. Осин ― Нарушаются, да. И что дальше?

Е. Котрикадзе ― В этом и вопрос!

А. Осин ― И поэтому я, простой немецкий бюргер должен не съесть свою сосиску, потому что где-то в России нарушаются какие-то права?..

Е. Котрикадзе ― Вы совершенно правы, ровно так и мыслит простой немецкий бюргер. И ровно так, к сожалению, несмотря на все заявления, несмотря на все слова, сказанные Ангелой Меркель, к которой я испытываю безграничное уважение, но, тем не менее, несмотря на все те слова и принципы, которые она декларирует, которые она отстаивает всем возможным образом, которые только можно обнаружить, тем не менее, к ней приходит условный бюргер, к ней приходит бизнес и ей говорят: «Уважаемая госпожа канцлер, нам вот это всё очень важно…»

А. Осин ― Где сейчас Ангела Меркель? Это её последний визит.

Е. Котрикадзе ― Это тоже очень важно. Тот факт, что она сюда приехала, тот факт, что она говорит… как она сказала, «дорогой Владимир»…

М. Майерс ― Ну, что-то в этом роде.

Е. Котрикадзе ― Они будут обсуждать все проблемы. Они обсудят Афганистан, Донбасс, они и обсудят Навального, они всё это обязательно друг другу скажут. Но, знаете, как принято на Западе «согласимся не соглашаться». Они скажут, но это ни к чему не приведёт…

А. Осин ― Нет.

Е. Котрикадзе ― Это ничего не изменит. По большому счёту как был построен «Северный поток-2», несмотря ни на что, как работает компания РУСАЛ, как экспортируется российский нефть и газ на Запад, в Европу, в частности, — это всё будет происходить так же, как и происходило…

А. Осин ― Извините, что я вас прерываю. Возвращаемся к начальному пункту. Там у Навального 5 пунктов высказано замечательных. И в каждом из этих пунктов: «Дорогие люди из-за границы, надавите на этого Путина нехорошего. Пусть что-то поменяет». Если оппозиция чего-то хочет, она должна добиваться этого сама за счёт граждан этой страны нашей, России, а не с помощью других сил. Потому что всем наплевать, все хотят жить сами.

М. Майерс ― Не совсем так. Всем наплевать до того момента, пока не находятся выгодоприобретатели в этой схеме.

Е. Котрикадзе ― Мне кажется, что схема несколько сложнее. И, действительно, представители Запада, которые декларируют те самые принципы демократии, которые говорят о том, что они являются лидерами свободного мира, как это ни пафосно звучит, им принципиально важно, чтобы их имена вошли историю, отстаивать эту демократию в заметных государствах. Просто эти попытки отстаивать демократию наталкиваются то и дело на интересы бизнеса, на вопросы, связанные с огромными деньгами. И поэтому, к сожалению, когда выбор стоит между бизнесом и правами человека в России, Меркель как политик понимает, что выбор её очевиден, он предрешён.

Тут ещё мне кажется, важно сказать, что история с Навальным не является достаточным основанием для того, чтобы европейские страны и США принимали жёсткие меры в отношении Владимира Путина и даже вводили санкции против олигархов, хотя, казалось бы, что широкие санкции против экономики они могли бы себе позволить, но даже на это не идут. И это потрясающе.

А вот, например, угроза войны в Европе — это совсем другое дело. Обратите внимание, что происходило после того, как в апреле началась концентрация огромного количества российских вооружённых сил и техники на границе Украины. Вот тогда это абсолютно было по-другому. Молниеносная реакция Белого дома, звонок Байдена Владимиру Путину. К тому времени он уже соглашался с тем, что Путин — убийца, обратите внимание, но это не помешало ему позвонить Владимиру Путину и сказать: «Давайте быстро встречаться». Это было предложение Байдена встретиться а Женеве. И это было сделано исключительно — вот просто нет другой причины вообще, я убеждена, — единственная причина этой встречи заключается в том, что они испугались того, что непредсказуемый Путин возобновит широкомасштабные боевые действия в Донбассе. Это их, действительно, волнует. Это то, чего они не хотят, и будут избегать всеми возможными способам.

А. Осин ― А может, он их купил?

Е. Котрикадзе ― Кто кого купил?

А. Осин ― Ну, Путин взял и подвёл войска на своей территории, поставил их рядом с Донбассом. Все испугались. Байден позвонил Путину, они встретились — Путин чего-то добился. Или нет?

М. Майерс ― Нет, ну, ты сказал фразу — «купил». Я понимаю реакцию нашей гостьи Екатерины Котрикадзе.

А. Осин ― Нет, купил не долларами, разумеется, а как бы сделал такой ход, который вызвал ответный звонок, встречу в Женеве.

М. Майерс ― И принёс ему какие-то геополитические очки.

Е. Котрикадзе ― У всех же свои интересы. Я говорю сейчас о том, что является триггером для Запада. Это угроза войны. У Путина, конечно, свои были расчёты. Все политологи, все, кому ни лень, по-моему, тогда сказали, что Путин это сделал специально для того, чтобы ему позвонил Байден и чтобы Путин снова был большим парнем, взрослым в галстуке, сидящем с другим большим парнем в галстуке, единственным парнем, которого вообще в этом мире воспринимают всерьёз. И это единственный враг, которого мы уважаем — США.

Предполагается очень многими — и я даже склонна с этим соглашаться, — что для Владимира Путина, президента России это был такой скачок в статусе. Для него было важно вернуться за стол тех людей… вообще, того одного человека, которого он считает достаточным спарринг-партнёром уважаемым для себя. Он этого добился. И это для него, конечно, такая победа.

М. Майерс ― Давайте вернёмся к Меркель. В связи этим у меня два вопроса. Во-первых, как вы понимаете в контексте Алексея Навального возможный сценарий а-ля Михаил Ходорковский — что-то похожее может произойти, на ваш взгляд?

Е. Котрикадзе ― Есть версия, что Меркель — человек, который без всяких сомнений верит в эти принципы демократии, которая считает важным бороться за права человека.

М. Майерс ― Но «Северный поток» важнее?

Е. Котрикадзе ― Но «Северный поток» важнее абсолютно. Она попытается вывезти его. То есть имеется даже версия — я где-то это слышала и не исключу, что где-то за открытыми дверями она спросит у Путина, можно ли забрать Навального…

М. Майерс ― Что ответит Путин?

Е. Котрикадзе ― Я не знаю, что ответит Путин. Я думаю, что он ответит — нет. Через какое-то время этот опрос будет снова подниматься и, возможно, повториться судьба Михаила Ходорковского. Другое дело, что, примерно понимая, что собой представляет Алексей Навальный, я думаю, что это тот случай, когда он будет разрывать свой паспорт, как Мария Колесникова, лишь бы его не вывезли из России!

М. Майерс ― Серьёзно? А почему?

Е. Котрикадзе ― Понимаете, это человек, который, понимая, что его арестуют, вернулся только что отравленный, только что лежавший на смертном одре фактически! Он как настоящее политическое животное, как принято выражаться — я тут ничего плохого не хочу сказать, — он для себя поставил цель: придти к власти в Российской Федерации. Он понимает, что если он уедет, то это сильно осложнится или будет отсрочено или на этой цели будет поставлен крест.

М. Майерс ― Повышает ставки? Играет на повышение?

Е. Котрикадзе ― Я думаю, что он готов отсидеть, сколько надо, выйти и героически возглавить Российскую Федерацию.

А. Осин ― И опять говорить: «Ребята, введите санкции. Может быть, тут что-то будет плохо и тогда народ скинет Путина».

Е. Котрикадзе ― Когда он выйдет… Мы же понимаем, почему Навальный призывает к санкциям. Это же не от хорошей жизни. Он и сам не из тех, кто хотел, чтобы какие-то иностранные силы влияли на ситуацию в России. Просто гайки, прости господи, закручены до такой степени здесь, что сейчас да, он может обращаться к Ангеле Меркель, Эммануэлю Макрону, Джозефу Байдену. И на это он в какой-то мере может рассчитывать. Ведь посмотрите, как зачищена поляна внутри России.

А. Осин ― Да.

Е. Котрикадзе ― В общем, в этом не виноват Алексей Навальный, очевидно.

А. Осин ― Ну, как, он этому способствовал.

Е. Котрикадзе ― Когда и если он выйдет из колонии, он будет, конечно, рассчитывать на себя самого.

А. Осин ― А она расчистится к тому времени? Ну, выйдет. Он вышел, вошёл в свою квартиру…

Е. Котрикадзе ― Мы не можем прогнозировать, как мы не могли прогнозировать в начале январе 2021 года, в какой мы окажемся точке в августе 2021 года, так мы не можем с вами сейчас рассчитать дальнейший шаг нашей власти, нашей оппозиции. Ясно, что это не тот человек, который бы уехал из страны отсиживаться. Притом, что я не осуждаю категорически никого, кто уехал вообще, просто я констатирую, что Навальный другого типа лидер. Это даже другой человек.

А. Осин ― Нет, я не об этом. Мне просто интересно понять, как это будет…

Е. Котрикадзе ― Нет, когда он выйдет, я не думаю, что он будет призывать к санкциям. Я думаю, у него будет много других дел.

А. Осин ― Пока так. Мне просто любопытно.

М. Майерс ― Что-нибудь да произойдёт, Леша. Может быть, совершенно иначе будет выглядеть политическая поляна. Может, у власти будет совершенно другой человек по разным причинам. Из какого это будет лагеря, и кто это будет? Ты же не можешь сейчас сказать, это произойдёт через год или через 20 лет. Я имею в виду тот момент, когда Алексей Навальный окажется на свободе.

А. Осин ― Абсолютно. Мы не можем этого знать.

Е. Котрикадзе ― Я это никак не вижу, потому что я журналист, я не могу гадать. Я могу анализировать факты и могу предполагать причины, обстоятельства и возможные последствия тех или иных действий, но в данном случае мы не можем ничего сказать о будущих действиях Алексея Навального кроме того, что он не хочет уезжать из страны и только силой, мне кажется, исходя из того, что я про него понимаю, его вывезут если решат вывезти. Но когда он выйдет, какие будут обстоятельства в стране, будет ли Путин ещё у власти или его уже не будет. Каковы будут настроения в обществе, как будет развиваться и история с коронавирусом — это тоже очень влияет на настроения в обществе. Как будут развиваться экономические возможности Российской Федерации. Весь масштаб обстоятельств будет уже освободившийся Алексей Навальный изучать, анализировать и действовать.

М. Майерс ― Второй вопрос как раз про Меркель. Почему последний визит её в Москву, и что значит её финальный аккорд в её грандиозной, не побоюсь этого слова, политической карьере?

Е. Котрикадзе ― Для Ангелы Меркель, которая очень многого добилась, очень долго была на своём посту и записала своё имя в историю без всяких сомнений как человек, который принципиально отстаивал эти самые ценности. И в данном случае пафос, мне кажется, уместен. Просто одна важная штука: это человек, который, несмотря на дичайшее давление в 2015-ом году открыл границы и сказал: «Слушайте, давайте так. Мы являемся обществом, которое оберегает, защищает, спасает людей», и впустила едва ли не миллион сирийских беженцев. Тогда, вы помните, какой это был скандал, насколько это было тяжело. И там разные эпизоды с насилием… В общем, она, несмотря ни на что это сделала.

Это человек, которая, когда начался коронавирус, едва ли не первая ввела жёсткие санкции. Она сказала: «Я понимаю, как вам страшно, как тяжело, но я понимаю, что надо защищать каждую жизнь». Это человек, который во время кризиса в Донбассе впряглась в эту историю — «нормандский формат», никогда не простила Владимиру Путину аннексию Крыма. И она понимает, что если в огромном количестве других принципиальных сложных конфликтных темах она смогла добиться тех или иных успехов, то в отношениях с Путиным не получилось ничего!

А. Осин ― И она едёт к нему…

Е. Котрикадзе ― Потому что, во-первых, она чувствует свою вину перед Украиной, хотя я могу ошибаться и, возможно, это не так. Но, мне кажется, что это последний такой шаг, попытка как-то гарантировать Украине хотя бы транзит газа.

А. Осин ― Так он будет, говорят, в каких-то объёмах.

Е. Котрикадзе ― Это не факт. Я изучала этот вопрос очень подробно. И в целом «Газпром» может, как это часто бывает с российскими компаниями государствами, обойти те ограничения, которые есть. Но в целом это может произойти. Такой вариант никто не исключает из экспертов. И Украина, конечно, оказалась в тяжелейшем положении из-за этого «Северного потока». Поэтому Меркель всё-таки решила попытаться добиться каких-то гарантий для Украины. Возможно, она попытается добиться каких-то гарантий в контексте Минских договорённостей и в контексте реинтеграции Донбасса.

А. Осин ― Тут вопрос, знаете, такой весьма любопытный. Ну, хорошо, что такое транзит? Это возможность Украины заработать на том, что агрессор немножечко покормит несчастную, обездоленную свою жертву. Почему — меня это удивляет. Вот предположим, Украина оказалась в такой ситуации, открывшись Европе широкой душой, а Европа не сделала в экономическом плане ничего. Они не открыли рынок. Не дали возможность каким-то предприятиям организоваться, чтобы украинские люди могли подзаработать.

М. Майерс ― Они дали гастарбайтерам украинским возможность работать в Европе.

А. Осин ― Мы понимаем, что переводами сейчас Украина как Таджикистан стала иметь какую-то часть ВВП…

Е. Котрикадзе ― Я могу объяснить, как объясняют это сами европейцы. Они говорят: «Мы очень уважаем украинский выбор, Майдан. Мы сотрудничаем, очень важно, классно. И мы подписали ассоциацию». Не забывайте, что Евросоюз подписал ассоциацию с Украиной, как и с Грузией, и это очень важный шаг.

М. Майерс ― Как намерение о членстве, что-то такое?

Е. Котрикадзе ― Нет, ассоциативное членство — это партнёрство. Программа была о реформах. Они говорят: «Слушайте, проведите ваши реформы. У вас коррупция дичайшая. Победите её — будем разговаривать». Но я согласна с тем, что они, конечно, могли бы дать побольше денег.

М. Майерс ― Давайте чуть-чуть на Америку развернёмся, и отчасти затронем «Северный поток-2», который обещают запустить уже грядущей осенью. Сейчас Байдена обвиняют в двух, грубо говоря, epic fails — это запуск «Северного потока-2» и уход из Афганистана. Как вы относитесь к этому обвинению?

А. Осин ― Являются ли они таковыми? Может, всё сделано правильно?

Е. Котрикадзе ― Да, являются. Если коротко, то являются. С «Северным потоком», который особенно привлекает внимание, естественно, на нашей территории, в нашем регионе, можно понять хотя бы многое. Можно, например, понять, что когда Байден пришёл к власти, он сказал: «Для меня абсолютный приоритет — это восстановление отношений с моими европейскими партнёрами, прежде всего, с Германией».

ОтношениЯ с Германией были просто чуть не до основания… не разрушены, но очень сильно испорчены предыдущим президентом Дональдом Трампом. Поэтому, когда Меркель попросила уже вынуждено не вводить санкции, он пошёл на этот компромисс, понимая, насколько это важно для Украины, но Германия для Байдена, конечно, более значима.

Что касается Афганистана, то это, конечно, гораздо тяжелее объяснить. Я слушала все его выступления и пресс-конференцию с попыткой объяснить, что происходит. И это, конечно, в моём представлении не выдерживает никакой критики, потому что он говорит: «Мы в течение 20 лет находились в стране, которая не является для нас приоритетной. Это не наша война. Мы не хотели вообще строить там демократию, и не собирались. Мы никогда не собирались помогать строительству гражданского общества, каких-то институтов. Не это было нашей целью. Нашей целью было уничтожить бен Ладена, разбить в дребезги Аль-Каиду. Дальше мы уходим». Кроме того, он сказал, что они вложили триллион долларов. Есть даже оценка, что 2 триллиона было вложено.

А. Осин ― Очень много.

Е. Котрикадзе ― Можно себе представить: триллион долларов! Если даже верна такая оценка Байдена, это огромные деньги. Он говорит: «Мы вложили, мы тренировали, мы обучали этих военных. Трёхсоттысячная армия. Почему они сами не хотят за себя воевать? Мы в шоке», — говорит президент США…

М. Майерс ― Он не на той должности, чтобы быть в шоке, это не его работа.

Е. Котрикадзе ― Маша, я с самого начала с большой симпатией относилась к Байдену. Потому что его ценности, его риторика, его принципы в тех или иных вопросах, его толерантность — очень многое во мне откликается на это как в заправском либерале. Но эта история про то, что «мы сами в шоке», друзья мои — это, действительно, показатель какой-то кромешной глупости. Потому что, то ли у них не было плана, то ли они ничего не рассчитали, то ли их кто-то подставил. Непонятно.

Ясно, что были основания для выхода. И абсолютное большинство американцев — это важно понимать — не хотели оставаться в Афганистане. Он же политик, он это понимает, когда говорит, что «это не наша война». Он, естественно, рассчитывает на поддержку и понимание своих избирателей. И избиратели, конечно, понимают и поддерживают. Но просто дело в том, что как ты выводишь эти войска, ты показываешь лицо Америки. Потому что помимо этого желания американцев вывести войска, желания и обещания Байдена вывести войска, есть ещё один важный момент, который всю дорогу во время предвыборной кампании и уже после вступления в должность повторял Байдена. Эта фраза: «America is back. Мы теперь снова лидер свободного мира. Мы будем всем показывать как надо, мы будем демократию, просвещение, либеральные ценности, права человека — вот это всё нести в мир. Трамп всё это не ценил, а я всё верну».

И что мы видим? Мы видим, как люди цепляются за шасси самолёта, как труп разбивается и его снимает кто-то из иллюминатора. Это катастрофа. Понимаете, это позор!

А. Осин ― А это техническая или политическая ошибка? Чего не просчитали-то, как вы думаете?

Е. Котрикадзе ― Я не знаю, конечно, Алексей. Я не могу вам ответить на этот вопрос.

А. Осин ― Почему нельзя было сначала вывести людей, а потом войска?

Е. Котрикадзе ― Это вызывает много вопросов. Я разговаривала в рамках своей программы «Котрикадзе иностранных дел» на телеканале «Дождь» с несколькими иностранными экспертами. В частности, с человеком, который сидел в плену у этих талибов, который с ними до сих пор на связи, и который говорит, что сами талибы,
запрещенная, террористическая организация, не ожидали, что это произойдёт так быстро.

Есть мнение, что была заключена сделка, был некий план, договорённость, что американцы выйдут, а талибы не будут жестить. И ровно это подтверждают заявления руководителей Талибана, что «мы уже не те, что 20 лет назад, мы сейчас женщин впустим в правительство, мы и то и сё… И мы будем молодцы. И давайте нас признавать. Совет безопасности ООН, давайте, отменяйте, пожалуйста, признание нас террористической организацией».

Каким образом так получилось, что американцы повелись на это? Если была, действительно, такая беседа и были какие-то гарантии предоставлены, мне судить очень сложно. Но опять же это не чёрно-белая картина. Договор с Талибаном заключал не Байден, а Трамп. И переговоры с террористами вёл не Байден, а Трамп. И поэтому Байдену сейчас очень удобно сказать: «Это не моя ответственность. Этим всем занимался мой предшественник. Он оставил мне плохой документ. Это была плохая сделка», — говорит Байден.

И, тем не менее, критика в адрес действующего президента США, конечно, основана на том, что каждый руководитель государства отвечает за действия, которые при этом руководителе совершаются. Можно было передоговориться, изменить условия, придумать, добавить деталей, продумать, как сделать так, чтобы достойно выйти из Афганистана…

Ну, например, некоторые ветераны афганские, с которыми мы тоже разговаривали, считают, что надо было отставить маленький контингент. Потому что хотя бы это было бы некой гарантией и защитой. Потому что талибы не хотят обострений. А если будет большое число американцев одновременно убито, например, больше 15 человек, то это уже сигнал к тому, что возобновится война. Тогда они бы не стали нападать. Оставить маленький контингент. Ну, или хотя бы сделать так, как вы, действительно, говорите — вывести всех, кто сотрудничал с американцами, с британцами, с натовцами на территории Афганистана. Поверить в то, что эти люди, абсолютно лишённые всякой эмпатии, человеческих ценностей, принципов, почему-то вдруг не будут мстить тем, кто работал против них…

А. Осин ― Это вы про талибов?

Е. Котрикадзе ― Про талибов, да. Что они почему-то вдруг решат, что они теперь подчиняются закону, порядку и конвенции о правах человека… Не знаю, это, правильно Маша считает, что это грандиозный провал американского президента. И у него обязательно из-за этого будут серьёзные проблемы. И это без всяких сомнений отразится на результатах выборов, которые сейчас будут в ноябре. Это промежуточные выборы в конгресс, и это будет ещё один аргумент, почему нижнюю палату американского парламента займут республиканцы. Большинство придёт.

А. Осин ― Я, может быть, не обладаю глобальным виденьем картины, но, насколько я понимаю, Талибан пока не жестит…

Е. Котрикадзе ― Жестит.

М. Майерс ― Как сказать. Два дня назад они сказали, что не будут.

Е. Котрикадзе ― Прошло двое суток. Последнее, что мы знаем, это, во-первых, преследование иностранных журналистов. Мы знаем, что Талибан ходит по домам, ищет тех людей, которые сотрудничали с американцами, с британцами, с НАТО…

А. Осин ― И?..

Е. Котрикадзе ― Обещают… Из того, что мы знаем…

А. Осин ― А что их сейчас останавливает? Вопрос в этом.

Е. Котрикадзе ― Послушайте, там же вы видели расстрел людей.

М. Майерс ― Да, уничтожают людей.

Е. Котрикадзе ― Одного человека убили — это неправильная информация Deutsche Welle, я ещё не успела проверить, приходят разные сообщения — есть информация, что журналиста пытались спасти. Его одного родственника убили, второй еле-еле скрылся. Это уже понятно, что верить этим людям было нельзя, и что они, конечно, не будут вдруг превращаться в правозащитников…

А. Осин ― Не будут, конечно, разумеется.

Е. Котрикадзе ― А вот эта история, они же сказали, что они разрешат девочкам учиться в школе до определённого возраста и примут их в государственные органы, в правительство. Это тоже подвергается сомнению, потому что уже сейчас говорят люди, которые там работают, журналисты, что это, конечно, невыполнимая задача, отношение талибов к женщинам было чудовищным 20 лет назад, оно таковым и осталось…

М. Майерс ― Wall Street Journal, как вы знаете, вышел с публикацией, что Путин настаивал на отказе США от военного присутствия в регионе на встрече Байдена в Женеве, и что собеседники издания, на которых ссылается журнал, считают, что Москва решительно настроена сохранить Среднюю Азию в качестве своей сферы влияния. Это в пересказе РБК.

Как вы считаете, можно ли считать уход американцев из Афганистана геополитической победой Владимира Путина?

Е. Котрикадзе ― Рано об этом судить. Потому что, на первый взгляд, да это победа. Для Путина чем больше сфер влияния, тем лучше. И задача Путина всегда сводилась к тому, чтобы контролировать больше территории и делать так, чтобы на этих территориях не было представителей США и НАТО, потому что угроза НАТО — это вообще главная база идеологии, которая существует сейчас в российских правящих кругах. Но вместе с тем уход американцев из Афганистана с последующим этим хаосом, с последующим контролем Талибана и с возможной войной, которая, кажется, назревает, потому что на севере страны уже возникли группы людей во главе с Салехом, который объявил себя исполняющим обязанности президента, и сказал, что он не будет подчиняться и так далее.

В общем, регион сулит гораздо большим числом проблем, чем было во время присутствия там американцев. И ясно, что это нам создаёт проблемы, как говорят эксперты — я ссылаюсь на тех людей, с которыми мы общаемся в эфире — это как минимум угроза наплыва беженцев, а как максимально это, наоборот, потеря контроля. Потому что думать, что можно с талибами договариваться, получать какие-то гарантии и по какой-то неведомой причине считать, что они этим гарантиям будут следовать, ну, это глупо. Это доказала и история с Байденом. Нельзя исходить из каких-то эфемерных обещаний террористов — вообще нельзя никогда ни при каких обстоятельствах!

Естественно, для России это тоже проблема. Но, с одной стороны, да, наверное, в Кремле хохочут над тем, как это с точки зрения репутационной отразилось на имидже Байдена и США в целом. Но, с другой стороны, они понимают, что это очередная головная боль, что с этим надо что-то делать. И Россия, наверняка будет что-то делать, потому что у неё как раз с Талибаном нормальные отношения.

М. Майерс ― В связи с этим, может быть, правы российские власти, которые действовали превентивно, несмотря на то, что Путин начиная с Дубровки, с Беслана говорит о том, что мы не ведём переговоры с террористами, и при этом принимал Талибан в Кремле даже в самые тёмные времена этого движения?

Е. Котрикадзе ― Вы знаете, тут какая история. Дело в том, что Россия, вообще, относится хорошо ко всем врагам США. Правильно? Потому что у нас главная проблема — это Америка. Идеологически так строится вся российская геополитика, что мы исходим из того, что вот у нас есть США, а дальше мы решаем вопросы на тех или иных территориях, но везде мы боремся с США. В Украине мы боремся с США, а не с Украиной. Мы — это российская власть, Владимир Путин. В Сирии, вообще везде. Везде это противостояние больших парней, как я уже говорила, Путина и любого президента США — Трамп, теперь вот Байден.

Теперь что касается отношений с Талибаном. Именно поэтому, поскольку это были враги американцев, Россия — ну, и это нас устраивало по ряду других причин, не буду вдаваться в детали, — строила с ними, так или иначе, отношения. Лавров встречался с ними. Есть это видео, и мы его показывали. Одновременно с этим напомню, что это ООН признал Талибан террористической организацией, а Россия, член этой организации присоединилась. То есть это не то чтобы Москва подумала, подумала и сама провозгласила Талибов террористами. Это тот редкий случай, когда мы присоединились к позиции Совбеза.

А. Осин ― Но мы вроде как частью Совбеза и являемся, значит, какое-то общее решение, согласитесь.

Е. Котрикадзе ― Естественно, но очень часто российская позиция и китайская отличаются от позиции остальных членов Совета безопасности. Но в данном случае поддержали. Я думаю, что Россия будет ждать, как Талибан себя проявит. Они об этом и говорят в надежде, что Талибан себя проявит сколько-нибудь цивилизовано, и тогда, дождавшись позиции Совета безопасности будут приниматься какие-то решения. Но я думаю, Совет безопасности не отменит Талибан террористической организацией в обозримой перспективе точно.

А. Осин ― А скажите, в принципе, на некоторых каналах, которые здесь не принято поминать как Волан-де-Морта, прослеживается уже мысль, что Америка перестала уже быть великой державой? Или она не прослеживается, а уже говорится открытым текстом? Согласны ли вы с этим? Или, может быть, мы в начале этого пути…

Е. Котрикадзе ― Я не согласна категорически.

А. Осин ― Почему?

Е. Котрикадзе ― Потому что это чушь. Потому что Америка является главной, гораздо более мощной державой, чем Россия, как бы ни хотелось представителям федеральных российских каналов — Владимиру Соловьёву и прочим пропагандистам — представить ситуацию именно так. Америка, конечно, остаётся самой мощной державой на планете, самой мощной с точки зрения вооружений, с точки зрения экономической силы, совершенно точно. И это страна, которая может влиять на ситуацию где-то бы то ни было, потому что они очень ответственно относятся, иногда слишком осторожно к своей силе. Они начинают действовать совсем жёстко только, когда сталкиваются с такими людьми, как Александр Лукашенко, с которым просто иначе ничего не поделаешь.

М. Майерс ― Но они разве в отношении него действуют жёстко? Они вообще туда не лезут.

Е. Котрикадзе ― Его нет в этом смысле.

М. Майерс ― А могут ли американцы себе позволить такую роскошь, как не замечать Афганистан?

Е. Котрикадзе ― Нет, они, конечно, не могут себе позволить такую роскошь. Именно поэтому это такая грандиозная ошибка. Конечно, они не могут. И это, конечно, аукнется обязательно.

М. Майерс ― Про политические последствия для Бадена можете что-нибудь рассказать?

Е. Котрикадзе ― Политические последствия, как я уже сказала, отразятся на настроении американцев перед выборами. На самом деле не буду преувеличивать фактор Афганистана на этих выборах, потому что исторически так сложилось в Америке, что после прихода представителей одной партии на следующих выборах промежуточных в конгресс обычно побеждают представители другой партии. Так фантастически работает эта система сдержек и противовесов. Так сложилось в США. Потому что сейчас, например, демократы контролируют всё. Так не может быть. И чувствуя это, американский избиратель устраивает ситуацию в стране, при которой этот баланс соблюдается.

Ну, конечно, афганский фактор будет со всех сторон использоваться максимально активно. Об этом будут кричать, рвать на себе рубаху представители Республиканской партии, и, наверное, это добавит пару мест как минимум консерваторам американским в парламенте США.

Во-первых, знаете, в чём тут дело? Ведь Байден скорей всего не пойдёт на второй срок, потому что он слишком стар. Он считает, что это его ограниченность в возможностях даёт ему определённую свободу действий. То есть он может принимать спорные решения. Ну, потому что ему не надо переизбираться. Но это большая ошибка, потому что это отражается на репутации всей Демократической партии.

А. Осин ― А он разве не хочет власть передать? Например, Нэнси Пелоси той же самой.

Е. Котрикадзе ― Нэнси Пелоси ещё старше, прости господи. Нет, там есть люди, которые могли бы…

М. Майерс ― Это эйджизм на радио «Эхо Москвы».

Е. Котрикадзе ― Ну, что вы, возраст ей совершенно не мешает. Она совершенно обалденный по своей силе, опыту и мощи политической спикер нижней палаты американского конгресса. Но есть другие люди, которые, естественно, будут претендовать на пост президента в 2024 году.

Особенно мы сейчас будем смотреть на дальнейшее развитие событий в Афганистане. Там будут так же жёстко действовать представители новой власти. Если оттуда будут приходить жуткие кадры, то это будут использовать против Байдена. Если в Европе или Америке будут новые теракты, не дай бог, и это будет связано с тем, что в Афганистане бесчинствуют головорезы всякого рода, то тогда он проиграет президентские выборы.

М. Майерс ― Вы сказали, что, например, может себе позволить Америка не замечать Афганистан. Это не лукашенковский сценарий. То есть тогда у Америки есть два варианта: либо максимально отстраниться и держать дистанцию между американской властью и новой афганской властью: или, возможен, например, вариант такого российского сценария, что надо учиться разговаривать с ними. И, конечно, это сейчас вопрос финансирования. Потому что все кто мог, уже приостановили кредитование Афганистана. И возможен ли такой сценарий как американское посольство при правительстве Талибов?

Е. Котрикадзе ― Нет. Значит, надо будет придумать новую схему, которая объяснит формально, что происходит с точки зрения дипломатии, с новым режимом. Это может быть только после того, как Совбез ООН отменит признание Талибан террористической организацией. Только после этого. И это будет зависеть во многом от спокойствия…

Смотрите, Маша, если там будет очень плохо с правами человека и так далее, но в целом будет мирно, стабильно, скажем так, то эти все внутренние проблемы, я вам гарантирую, не будут волновать никого. Это то, с чего мы начали. Это ровно то же самое, что с внутриполитической ситуации в России, с нашими правами граждан России. То же самое касается прав человека в Афганистане. До тех пор, пока это не выходит за пределы Афганистана, пока это не становится причиной напряжения в регионе, войны, угрозы терактов и так далее, всё будет абсолютно нормально…

М. Майерс ― Это несколько опрокидывает идею экспорта демократии, конечно.

Е. Котрикадзе ― Вот именно!

М. Майерс ― Нам вовремя её надо на время забыть.

Е. Котрикадзе ― Джозеф Байден демократ, президент США, который чётко и неоднократно подчёркивал, что демократия выступает против тоталитаризма. Мы сейчас находимся на этапе войны между двумя этими идеологиями, и мы должны доказать, что демократия побеждает. Он это говорил не раз. Для него это главная идея своего правления. Но это тот человек, который прямо объявляет афганскому народу: «Друзья мои, разбирайтесь со своими проблемами сами». Как и нам…

М. Майерс ― Это была Екатерина Котрикадзе, ведущая телеканала «Дождь», и директор информационной службы.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Умно, чётко, грамотно, без болтовни, хиханек и хаханек. Екатерина — профессиональный журналист, приятно слушать, спасибо! Ей никто не нужен, она сама, эти двое ей только мешают.
________________________________________

Екатерина большая молодец, очень она мне нравится.
________________________________________

Ну, до чего хороша Катерина! И смотреть приятно, и слушать. Вообще, все ведущие Дождя вызывают только положительные эмоции: красивые, интеллигентные, умные, профессиональные.
________________________________________

Очень символично получилось. Бедная Катя ещё не знает, что "Дождь" уже объявлен иностранным агентом! Трагедия настоящая!
________________________________________

Екатерина молодец! Вот таких молодых, энергичных, образованных нужно избирать в правительство!
________________________________________

Екатерина крутая, слов нет! Умная, симпатичная, отлично говорит, ориентируется в вопросе и на голову выше Алексея и Маши вместе взятых (при всём уважении к ведущим Эха). Недаром она чуть ли не главное лицо Дождя.
________________________________________

Как Запад может ввести санкции против олигархов, если они все богатства вывозят к ним же и вкладывают в их экономику?! Навальный вроде умный парень, но верит в чудеса!
________________________________________

Увы, но у того самого коллективного запада (у Германии, Франции, Италии, Австрии это как минимум) на некоторые демократические ценности заменили некоторыми российскими ценниками…
________________________________________

Дождаться бы, когда вся эта Кремлёвская шайка и их кошельки сядут на скамью подсудимых. Ведь случился Nürnbergprosessen.
________________________________________

Даже странно, что Госдеп США не пригласил госпожу Котрикадзе консультантом по вопросу вывода войск США из Афганистана.

Что скажет "Котрикадзе иностранных дел" по поводу тысяч русских, которые оказались брошенными Россией в Средней Азии после развала СССР?
________________________________________

Екатерина, сбили с толку вас коллеги! Увели в сторону. Основной момент в статье Навального это последствия коррупции. Вы всё обсудили, а главная причина в ней родной. И Афганистан, и Меркель с Северным Потоком, всё связано с этим, а не «бизнесмены пришли к Меркель и сказали». Кем работает Шрёдер? Конечно, СП-2 нужен был Германии для исключения рисков с перебоями в поставках газа. И деньги были вложены. Да вы сами всё знаете. Было вмешательство в Выборы, кибератаки, ждите коррупцию! Да только одно присутствие тех, про кого говорит Алексей на Западе с украденными деньгами, уже не нормально, и это звенья одной цепи!
________________________________________

Иностранные агенты, враги народа — это Путин и его банда!
________________________________________

Какие ценности Байдена разделяет Екатерина? Тотальное лицемерие, которая демонстрировала его партия в ситуации с Флойдом, когда всем скопом ползала на коленях и рыдала у гроба? Или может преследование инакомыслия, цензуру и затыкание ртов оппозиции по лучшим образцам российских госканалов?! Там Соловьёву ещё допрыгнуть надо…

Когда они открыто поддержали вооружённый переворот на Украине против ЗАКОННО (!) избранного президента, это называлось борьбой за демократию? Когда его собственные граждане пришли к Капитолию безоружными после отказа судов даже принять дела к рассмотрению, это было названо атакой на демократию! Но зато теперь мальчики могут на равных соревноваться с девочками — какое достижение! Я уже молчу, во что они с Обамой превратили Ближний Восток, и о коррупционном скандале с его сыном!.. Но враг демократии, конечно, Трамп!
________________________________________

Сами ничего не делаем, но хотим, чтобы Европа что-то нам сделала. Да ещё и возмущаемся, какие же они плохие!
________________________________________

Господин Осин, вы абсолютно правы: российская оппозиция должна сама добиваться перемен в своей стране. Если бы не один маленький нюанс: всю оппозицию разгромили, сажают за твиты и песни, к выборам не допускают никого мало-мальски инакомыслящего. Встречный вопрос: Каким образом оппозиция может добиваться чего-то в стране, где элементарное право на выбор отсутствует?
________________________________________

Европа уже в лице Бореля высказала свою позицию…
________________________________________

Мне повезло начать слушать этот эфир почти с самой первой его минуты. Екатерина Котрикадзе сразу произвела впечатление своей хорошей энергией, умом, знаниями и их уместным применением. Странным показался какой-то серый человек в кадре, о котором было сказано — Осин.
________________________________________

По итогам вы должны были получить отрезвление: вся риторика о правах человека остаётся риторикой, когда дело доходит до интересов и безопасности собственной страны…
________________________________________

Думали, что «свободный мир» поможет? Вам что, 5 лет? Изучайте, почему ещё существуют некоторые диктатуры в Африке. Навальный (которого я уважаю), не единственный политзаключённый в мире…
________________________________________

Санкции неэффективны? Ай-ай-ай! Представьте себе, что Европа смогла запустить таки эффективные санкции. А вдруг Россия в ответ устроила бы истерику…
________________________________________


ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЕ: Маша Майерс, Алексей Осин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Интересное (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Международные события (0) > Белоруссия (0)
  • Международные события (0) > Европа (0)
  • Международные события (0) > Средняя Азия (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 27.10.2021 - ЯВЛИНСКИЙ О ПОЛИТИКЕ «ЯБЛОКА»
  • 22.10.2021 - ИНТЕРВЬЮ: ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ VS ВЛАДИМИР КАРА-МУРЗА
  • 22.10.2021 - «ДОСЬЕ ПАНДОРЫ»
  • 22.10.2021 - ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ВЫБОРОВ — ЭТО ИЗМЕНА РОДИНЕ
  • 21.10.2021 - СПАСЕНИЕ УМИРАЮЩИХ — ДЕЛО РУК САМИХ УМИРАЮЩИХ
  • 20.10.2021 - О СИТУАЦИИ В РОССИИ
  • 20.10.2021 - ПРИБАВЛЕНИЕ ИНОАГЕНТОВ — ГЕРОЕВ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
  • 20.10.2021 - РОССИЯ — СЛОЖНАЯ СТРАНА
  • 19.10.2021 - АТАКА С ФЛАНГОВ
  • 19.10.2021 - ХОЗЯИН НЕДОВОЛЕН НАРОДОМ
  • 18.10.2021 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА «ЯБЛОКА»
  • 18.10.2021 - СВОБОДА СЛОВА — ЭТО ГЛАВНОЕ
  • 18.10.2021 - ПОЧЕМУ КОЛОНИИ НЕ ИСПРАВЛЯЮТ ЛЮДЕЙ?
  • 17.10.2021 - ПОЛИТКОМИТЕТ «ЯБЛОКА» О НАГРАЖДЕНИИ ДМИТРИЯ МУРАТОВА
  • 17.10.2021 - ВЯЧЕСЛАВ ВОЛОДИН О НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕМИИ МИРА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru