Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[25.11.2021]

ОЧЕНЬ ДРУГАЯ РОССИЯ

Сергей МЕДВЕДЕВ: российский журналист, теле- и радиоведущий, политолог, писатель, кандидат исторических наук, профессор НИУ Высшая школа экономики

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Сергей МЕДВЕДЕВ:


Надо понимать, что мы живём в очень другой России. Россию 21-го года нельзя мерить мерками 19-го года и уж тем более 13-го или 11-го года. Это вообще другая страна!

И в этой новой стране новый этап путинизма, новый этап репрессивного режима. Предметом репрессий становится в принципе любое альтернативное мнение. Любая мысль, отличная от такого топорного доминирующего дискурса как таковая.

То есть необязательно поддерживать штабы Навального*, необязательно перечислять ему деньги, необязательно собираться на форуме оппозиции, необязательно писать оскорбляющие лично Путина или Росгвардию слова в соцсетях. Достаточно такой ерунды как фотографироваться на фоне храма.

                                                    * * *

Красная площадь — это публичное место, где люди хотят высказываться. В своё время помните, с чего перестройка начиналась? Там стояла будка гласности. И мог любой человек зайти и говорить в эту будку гласности. И вся Красная площадь — это будка гласности. А из неё сделали какое-то абсолютно выхолощенное пустое ФСОшное место, где высморкаться уже скоро нельзя будет. Тебе скажут, что ты оскорбил пространство между Мавзолеем Ленина и Храмом Василия Блаженного. Высморкался. Посмотрел не туда…

Они абсолютно заморозили, умертвили, убили всю нормальную человеческую жизнь. Всю нормальную культуру и возможность высказывания. И Красная площадь, я её стороной обхожу. Я раньше туда студентов водил, показывал, как устроена русская история. Как ров был прокопан. Как крепость и город друг другу противостояли на Красной площади. Это исторически очень интересное место.

Я не могу сейчас. Меня душат. Потому что я понимаю, что за каждым шагом следит камера. Это сплошь ФСОшное место. Это место должно принадлежать народу! Это главное место России. Нет, оно принадлежит ФСО и, не дай бог, мы не тот плакат поднимем, не то слово скажем. Да это должно быть место политических высказываний! Это республика. Нам принадлежит.

Это машинка абсурда. Она поехала, она сорвалась с тормозов. Самое, что меня поразило в сердце, я это даже сегодня у себя в фейсбуке написал, что открыто уголовное дело: человек под подпиской о невыезде за отрицание 23 февраля и 8 марта. Он Вконтакте несколько месяцев усомнился в том, зачем нужны эти праздники. Этого достаточно для каких-то оскорблённых чувств и открытия уголовного преследования!

Но эта машина обратного хода не имеет. Если коготок увяз — всей птичке пропасть. И экспертизы заказываются своим, где всё это подтверждается. И это совсем не абсурд. Это следующая стадия авторитарного репрессивного режима, который уже работает не по оппозиции. В январе 2021 года с заключением Навального, с разгоном последних митингов Навального закончился предыдущий этап.

Теперь просто любое действие, любое высказывание, которое выпадает из мейнстрима, который задан силовиками, может быть использован против любого гражданина. А этот мейнстрим задаёт Бастрыкин. И любой шаг в сторону, неважно, касается это маковки храма на фотографии или это ФСБшник попал в какую-то фотографию, как тоже дело слушается. Или наркотик упомянут какой-то. То есть огромный пласт человеческой культуры повседневной жизни, каждое наше слово, действие неожиданно должно соответствовать этой репрессивной силовой целесообразности…

Это удивительное совершенно новое состояние! Я свои колонки пишу, я эфиры делаю, уже взвешивая каждое слово. Вот за что могут возбудиться? За что угодно могут возбудиться! И это нарастает с каждым днём! Это следующий этап, когда начинает эта машина работать уже не по явной оппозиции, а по любой совершенно альтернативности. Альтернативность жеста, высказывания, действия…

                                                    * * *

А в вакцинации разве есть что-то новое? Всё наше советское детство, весь 20-й век к нам подходили со шприцом. Слава богу, Советский Союз чего-то достиг по части вакцинации. И в этой стране вообще мы, школьники выстраивались с первого класса в очередь в медкабинет. С урока освобождали — одна радость была эта вакцинация. Никому в голову не приходило ничего плохого. Я не могу понять, откуда взялось это мракобесие? Как мы приехали в это всё, что сейчас пишут в Следственный комитет целые родительские чаты, форумы: это наши дети, это их тела, мы не дадим возможность прикоснуться к телам наших детей! Это какой-то такой трэш приехал. Я не могу это понять. При этом люди прикрываются Конституцией, правами человека, свободой…

Это мне напомнило анекдот. Мальчик маленький молчит. Два года молчит, три года молчит, пять лет молчит. Лучшие врачи бьются — умы, светилы. Семь лет молчит. И вдруг когда ему уже 8 лет, он завтракает и вдруг говорит: каша пересолена.
— Боже мой, ты умеешь говорить! А что же ты до сих пор молчал?
— А до сих пор всё было в порядке.

И вот у этих людей такое ощущение, что до сих пор до вакцины всё было в порядке. Не было пенсионной реформы, не было обнуления сроков Путина, не было отнятой Конституции, не было пыток шваброй во ФСИНе, вообще всей этой пыточной истории. Не было чудовищной совершенно деградации полиции. Ничего не было. До сих пор людей всё устраивало. И тут вдруг — вакцина не устраивает! И появляется этот так называемый гражданский протест.

И для меня это явилось всё равно большим шоком — отношение наших людей к вакцинации, в том числе близких мне, знакомых людей. Я совершенно не ожидал такого ответа!

Я думал, что всё-таки в 21-ом веке это модернизированное общество, где люди принимают рациональные решения, могут отвечать за собственное тело и могут взвесить риски там и тут. Но вдруг я увидел тех же самых бунтующих крестьян, что были на холерных бунтах. 1830-й год. Пушкин «Болдинская осень». Да вообще весь 19-й век, когда крестьяне всегда противились вакцинации, убивали докторов, разбивали вакцины, повозки с вакцинами переворачивали. И вот сегодня эта слобода, это крестьянство, вооружённое соцсетями и собственным мнением, оно фактически захватило часть общественного мнения!

Меня малодушие и нерешительность власти, конечно, очень огорчает. Потому что когда требуется загасить сторонников Алексея Навального, то мы не видим признаков такого малодушия. Вся машина работает как часовой механизм в течение суток. Зачищается всё по сусекам! Все люди! Все протесты, увольняются и так далее. А тут вдруг такое понимаете, вегетарианство. Либеральничать, давайте с людьми посоветуемся…

Я думаю, что вся политическая машина просто боится этой тёмной мракобесной массы. Они понимают, что сейчас может начаться гражданская самоорганизация по этому поводу. И это может поставить под вопрос какие-то достижения стабильности, которые вроде как являются большим достижением всей пандемийной истории. Общество зачищено, приведено к некому плинтусу, низведено и укрощено, как говорил один литературный герой.

А либеральничанье власти говорит о невероятной нерешительности, о страхе перед населением, о страхе как-то раскачать лодку. Власти в этом всём важно даже не столько спасение жизней. Неважно, какой ценой закончится эпидемия. Будет это 500 тысяч, будет миллион, будет это два миллиона человек. Ясно всё равно, что у России эпические потери. Власти важно не потерять политический момент. Власти важно сохранить политическую стабильность, не раскачать лодку перед 24-ым годом.

В общем, речь идёт о сохранении власти. Власти важна она сама — власть. Важно сохранение власти. Что там будет с людьми, где сколько в каком регионе сотней тысяч больше умрёт… Понимаете, это такая немножко колониальная история. Есть туземное население, и есть центральная власть, которая смотрит на страну как на колонию. И с этой точки зрения неважно как быстро вакцинируются туземцы, сколько при этом будет потерь. Главное — не потерять управляемость!..

                                                    * * *

А. Осин ― Здравствуйте. Сегодня мы с вами узнаем «Особое мнение» по актуальным вопросам Сергея Медведева, историка, писателя, профессора Свободного университета. Здравствуйте.

С. Медведев ― Добрый вечер.

А. Осин ― Тема, которая достаёт до печенок и прочих внутренних органов. Конечно, ковид. И сегодня новостей как всегда много. Констатирует власть, что не снижается смертность. Хотя по заболевшим есть некая положительная динамика. Волна в разгаре. Раздумья над тем, какие меры применять. Сегодня в качестве фактора убеждения появилось открытое письмо врачей, которые обратились к тем, кто не только сам не приемлет вакцинация, но более того, активно выступает против этого процесса. А там известные люди, и артисты, и политики. Как вы считаете появление такого документа, во-первых, оно своевременно или нет, нужное или нет? И чья это инициатива? Власти или самих врачей, действительно уставших бороться за жизни людей? Или это какая-то совместная инициатива, которая встретила понимание у тех и у других?

С. Медведев ― Оно не то, что своевременно. Оно запоздало на несколько месяцев! Оно жизненно необходимо! И по третьему вопросу мне даже, честно говоря, всё равно, это инициировали откуда-то из Минздрава, из администрации президента или инициатива врачей. Это совершенно правильно, этих людей надо взять и провести в «красные зоны». И показать им. Там есть люди, которые не на ИВЛ, могут рассказать, как они заразились, вакцинировались или нет.

Я в данном случае сторонник очень жёсткой вакцинации, жёстких мер, жёсткого наказания антиваксерам. Потому что то, что сейчас происходит — это национальная катастрофа. Причём катастрофа не с точки зрения смертности, хотя тоже потери совершенно фантастические. Я об этом писал не раз. Понимаете, это третья мировая война! Это страна, которая говорит, вот мы русские, мы вместе, которая носит георгиевские ленточки, которая вспоминает, деды воевали и «вставай, стран огромная». И сейчас у нас идёт точно такая же война: немцы подходят к Москве, а в Москве сидят люди и говорят: а мы не верим, что немцы подходят к Москве. Приходят эшелоны с ранеными, похоронки людям. А мы не верим, это всё смотря, как посмотреть. Дайте нам доказательства, что взяли Вязьму. Дайте доказательства, что взяли Ржев, что они там стоят уже на подходе на Ленинградском шоссе…

А. Осин ― Там не такая уж дилемма. Они сами говорят, да, мы видим, люди умирают, болеют. Действительно это глупо отрицать. Но при этом мы не доверяем вакцинации, мы считаем, что она не нужна. Мы говорим, что это препарат не тот и так далее. Мы не доверяем властям и прочее. То есть они как раз не отрицают опасность…

С. Медведев ― Частично и отрицают. Данные раздутые, это истерика. Смертность людей совершенно не убеждает. И то, что практически у каждого россиянина есть близкие и родные, друзья, которые умерли в эту эпидемию. Многие переболели. Многие имеют совершенно фантастические последствия. Ещё непонятно, какие последствия будут. У меня множество людей, которые месяцами не могут избавиться от этого. Я занимаюсь спортом, знакомые спортсмены просто не могут вернуться к занятиям спортом.

А. Осин ― Ваш покорный слуга.

С. Медведев ― У кого там болело колено — колени месяцами болят. У кого какие-то другие суставы. То есть это совершенно неизвестные последствия. Неизвестность вакцины по сравнению с неизвестностью ковида даже несравнима. Про вакцину это какой-то детский разговор просто. И то, что мы сидим и продолжаем обсуждать по состоянию на 24 ноября 2021 года, понимаю, если бы сейчас было 24 января 2020 года. Было бы сейчас даже 24 июля 2020 года — ещё можно было это обсуждать. Но сейчас уже всё абсолютно понятно! Стоят все точки над «и»!

Но в нашей стране огромная масса людей, которая совершенно не желает это все принимать, не желает менять свой образ жизни, свои убеждения, что и становится причиной смерти и такой высокой смертности. И это я считаю национальная антропологическая катастрофа! Не эпидемиологическая, а антропологическая!..

А. Осин ― Причины её в чём?

С. Медведев ― Очень много. Я думаю все месяцы об этом и честно вам скажу, для меня явилось большим сюрпризом. Я отчасти социолог, антрополог, социальной философией какой-то занимаюсь. Вроде как я с Россией профессионально занимаюсь, пытаюсь понять, как эта страна устроена, как устроено общество, как устроено сознание. И для меня это явилось всё равно большим шоком — отношение наших людей к вакцинации, в том числе близких мне, знакомых людей. Я совершенно не ожидал такого ответа!

Я думал, что всё-таки в 21-ом веке это модернизированное общество, где люди принимают рациональные решения и могут отвечать за собственное тело и могут взвесить риски там и тут. Но вдруг я увидел тех же самых бунтующих крестьян, что были на холерных бунтах. 1830-й год. Пушкин «Болдинская осень». Да вообще весь 19-й век, когда крестьяне всегда противились вакцинации, убивали докторов, разбивали вакцины. Повозки, которые были с вакцинами, переворачивали. И вот сегодня эта слобода, это крестьянство, вооружённое соцсетями и собственным мнением, оно фактически захватило часть общественного мнения!

А. Осин ― Высокообразованные люди с дипломами в карманах должны бы по идее…

С. Медведев ― Ну знаете, дипломы…

А. Осин ― Кому адресовано это письмо? Там же целый список. Это и известные артисты, и политики. Я не буду всех перечислять. Юрий Лоза, например, имеет два высших образования.

С. Медведев ― Да, Юрий Лоза.

А. Осин ― Егор Бероев, династия актёрская.

С. Медведев ― Удивительно! Люди высокого полета. Так скажем.

А. Осин ― Иронически сейчас.

С. Медведев ― Да, честно говоря, иронически. Люди, которые в этом списке — ни один из них не является для меня авторитетом. Может быть для большой части наших соотечественников они авторитеты. Для меня — нет. Люди, которых я считаю действительно высокообразованными, образованию которых я доверяю, которых слушаю, с которыми разделяю многие представления — они все вакцинировались. По этой части среди моей собственной референтной группы, кому я доверял ещё до вакцинации, в чьём образовании я уверен, в чьей общественной и гражданской позиции уверен, они все вакцинировались.

А. Осин ― А политические взгляды здесь играют роль?

С. Медведев ― Нет, не очень. Я вроде как считаюсь в либеральном секторе. Есть много людей либеральных, либертарианских взглядов, которые я вижу, тоже неожиданно…

А. Осин ― Могу сказать, практически все у нас многие привились в редакции. Хорошо. Ну, вот есть ещё один момент. Я так понимаю, что вы сторонник довольно жёстких мер. Одна из них. Сегодня президент России Владимир Путин сказал, что нужно подумать о разработке вакцины совсем для детей, для малышей от 2 лет. Потому что сегодня уже объявили о том, что будет зарегистрирована вакцина от 12 до 16. Вы как к этому относитесь? Потому что если уж себя не дают колоть люди, то когда к детям со шприцом будут подходить, то вообще наверное будет…

С. Медведев ― Разве в этом что-то новое? Подходили всё наше советское детство, весь 20-й век со шприцом. Слава богу, Советский Союз чего-то достиг по части вакцинации. И в этой стране вообще мы, школьники выстраивались с первого класса в очередь в медкабинет.

А. Осин ― Пирке, манту…

С. Медведев ― Только смеялись, хихикали. С урока освободили. Одна радость была эта вакцина. Никому в голову не приходило ничего плохого. Я не могу понять, откуда взялось это мракобесие? Как мы приехали в это всё? Что сейчас пишут в Следственный комитет целые родительские чаты, форумы: это наши дети, это их тела, мы не дадим возможность прикоснуться к телам наших детей. Это какой-то такой трэш приехал. Я не могу это понять. При этом люди прикрываются Конституцией, правами человека, свободой…

Это мне напомнило анекдот. Мальчик маленький молчит. Два года молчит, три года молчит, пять лет молчит. Лучшие врачи бьются — умы, светилы. Семь лет молчит. И вдруг когда ему уже 8 лет, он завтракает и вдруг говорит: каша пересолена.
— Боже мой, ты умеешь говорить! А что же ты до сих пор молчал?
— А до сих пор всё было в порядке.

И вот у этих людей такое ощущение, что до сих пор до вакцины всё было в порядке. Не было пенсионной реформы, не было обнуления сроков Путина, не было отнятой Конституции, не было пыток шваброй во ФСИНе, вообще всей этой пыточной истории. Не было чудовищной совершенно деградации полиции. Ничего не было. До сих пор людей всё устраивало. И тут вдруг — вакцина не устраивает! И появляется этот так называемый гражданский протест.

А. Осин ― Поскольку я так понимаю, что не нужно спрашивать, одобряете ли вы введение QR-кодов для тех, кто привился. Но буксует же законодательная инициатива. Сначала хотели принять в течение недели, сейчас отодвинули на декабрь. Отправили в регионы. Хотят послушать мнение людей, чтобы не быть такими уж сатрапами. И прочее. Почему это происходит с вашей точки зрения?

С. Медведев ― Это малодушие и нерешительность власти. Она конечно очень огорчает. Потому что когда требуется загасить сторонников Алексея Навального, то мы не видим признаков такого малодушия. Вся машина работает как часовой механизм в течение суток. Зачищается всё по сусекам! Все люди! Все протесты, увольняются и так далее. А тут вдруг такое понимаете, вегетарианство. Либеральничать, давайте с людьми посоветуемся… Я думаю, что вся политическая машина просто боится этой тёмной мракобесной массы. Они понимают, что сейчас может начаться гражданская самоорганизация по этому поводу. И это может поставить под вопрос какие-то достижения стабильности, которые вроде как являются большим достижением всей пандемийной истории. Общество зачищено, приведено к некому плинтусу, низведено и укрощено, как говорил один литературный герой.

А. Осин ― С пропеллером.

С. Медведев ― Да. И неожиданно вот этот новый гражданский протест, который политически оформлен, и люди на митинги выходят, и полиция не трогает людей на митингах. Спокойно митингуют. Я смотрю и не верю глазам, люди выходят и с одиночными пикетами, и с митингами, сотни людей выходят. Полиция стоит рядом, только порядок…

А. Осин ― А почему вас это удивляет? По значимым социальным проблемам уж извините, не обижайтесь, Алексей Навальный в данном случае к этому с моей точки зрения не относится. Всё-таки он затрагивает небольшие группы. А вот, например, когда были свалки мусорные — тоже выходило очень много народу. Их не трогали. И когда фанаты выходили, протестуя против убийства одного из своих товарищей.

С. Медведев ― Это уже совсем давние истории. Я имею в виду истории последних двух лет. Ковидные истории. Истории ковидных времён. Такого гражданского протеста не было. Да, можно вспомнить, против пенсионной реформы протестовали. Но в любом случае либеральничанье власти, оно говорит о невероятной нерешительности, о страхе перед населением, о страхе как-то раскачать лодку. Власти в этом всём важно даже не столько спасение жизней. Неважно, какой ценой закончится эпидемия. Будет это 500 тысяч, будет миллион, будет это два миллиона человек. Ясно всё равно, что у России эпические потери. Власти важно не потерять политический момент. Власти важно сохранить политическую стабильность, не раскачать лодку перед 24-ым годом.

В общем, речь идёт о сохранении власти. Власти важна она сама — власть. Важно сохранение власти. Что там будет с людьми, где сколько в каком регионе сотней тысяч больше умрёт… Понимаете, это такая немножко колониальная история. Есть туземное население и есть центральная власть, которая смотрит на страну как на колонию. И с этой точки зрения неважно как быстро вакцинируются туземцы, сколько при этом будет потерь. Главное — не потерять управляемость.

А. Осин ― Раз уж вы так говорите, тогда задам такой вопрос. А вообще как механически должно это происходить? Мы объявили вакцинацию. И что? Ну, хорошо, мы можем бюджетникам сказать: завтра на работу не выходите. Это да. Но сделали уже. Тут нерешительности никакой не было.

С. Медведев ― Как, например, бюджетников отправляли голосовать. В первый день выстраивались очереди до горизонта. Люди в 8 утра все как по разнарядке, потому что все по корпорациям. У нас же полувоенная страна, вся организована по корпорациям.

А. Осин ― И с прививками такая же штука.

С. Медведев ― То же самое можно спустить и бизнесам. Вот сейчас Следственный комитет возбуждает дела против тех, кто покупает сертификаты. То есть, совершенно очевидны все эти утечки и пробелы: торговля сертификатами, активные люди, которые выступают антиваксерами. Это всё задача мне кажется, власти показать, что у нас существует государство по этому поводу.

А. Осин ― Просто вы как-то не ответили на вопрос по технике этого процесса. Хорошо, учителей, врачей обязали. На них государство влияет. Они работают на государство, государство может сказать, что ты на меня больше не работаешь, мы тебя уволим. А всех остальных как? Как можно заставить? Ну что, с полицией что ли приходить в квартиры, привязывать к стулу и колоть в одно место?

С. Медведев ― Это решается с помощью QR-кодов. Должны работать QR-коды, чтобы человек непривитый сидел дома, чтобы ему или ей не было никакой возможности купить в магазине что-то. Заказывай доставку из магазина. Пойти в фитнес, в магазин нельзя. Вообще без маски появиться на улице. У нас же масочный режим никак не соблюдается! Я в этом году довольно много ездил и смотрел разные страны. Ну нигде в мире такого нет антимасочного режима! Везде в масках. В Восточной Европе в масках, в Чехии я был несколько раз. Это уже автоматом делается. Никто даже не задумывается. Это не проблематизируется. А у нас же что такое, вон даже я читал в Сочи, кто в маске — людей просто преследуют. Высмеивают. Все стоят кругом, показывают пальцами. Вот он смотрите, трусишка в маске сидит!

А. Осин ― Ещё один момент. Сегодня Владимир Владимирович объявил, я даже полез себя проверить, потому что прочитал, что он ревакцинировался Спутником-лайт. А сегодня он сказал, он ещё добавил эту экспериментальную назальную вакцину. То есть фактически он своим примером пытается людей убедить. То есть сначала он вакцинировался. Там спорили, конечно, что не показали. Но я думаю, что даже вообще не в этом дело. Он заявил, что он это сделал. Призывает всех остальных делать. Помните, передача была: Делай как я, делай как мы, делай лучше нас.

С. Медведев ― ГДРовская.

А. Осин ― Но с другой стороны, он дистанцируется от жёстких мер. Всё, что связано с этими законами с QR-кодами, оно идёт через правительство, а не через него. Такая ситуация.

С. Медведев ― Боится принять ответственность. Ну, с Путиным вообще сейчас какая-то половинчатая история. Надо было с самого начала вакцинироваться под камеры. Надо было носить маску. Когда кто его видел в маске? В маске он не появляется. Только известно, что человек отсиживался в бункере. И по всей прессе известно, что все, кто с ним встречаются — две недели сидят в карантине. Практически ни один мировой лидер себя так не вёл.

А. Осин ― Но на камеру это же не доказательство. Я могу физраствор сделать…

С. Медведев ― Понятно, но всё равно это имело бы символический эффект. Можно было бы, конечно, для людей в провинции, которые не задаются лишними вопросами, это имело бы хороший воспитательный эффект. Точно так же как появление в маске постоянно. Да, ходил он один раз в ковид-зону с Проценко. Но регулярно надо это делать. Надо показать, что человек является лидером нации не на параде победы 9 мая, что он является лидером нации и в этой беде!

А. Осин ― Одно другому не мешает на самом деле.

С. Медведев ― Пожалуйста. Делайте и то, и другое. Но лидером воюющей нации с ковидом Путин себя совершенно не показал.

А. Осин ― Хорошо, вы сторонник жёсткой линии. Попробую зайти с тыла или с фланга и поразить копьём. Сейчас в Следственный комитет передано 37 дел тех, кто не просто отрицает, но и агитирует против вакцинации. Вот вы как к этому относитесь? Нужно ли преследовать этих людей в уголовном порядке? Я ещё, извиняюсь, добавлю, что они по 207-й статье может быть будут. А это статья о так называемом «телефонном терроризме». То есть заведомо ложная информация, которая повлияла на нашу жизнь. То есть как если ты сообщаешь о ложно заложенной бомбе — вот такого плана.

С. Медведев ― Да, я поддержу. Вопрос, конечно, о строгости наказания, строгости мер. Но сам факт их привлечения к ответственности уже должен иметь большое воспитательное значение. Это вопрос общественной безопасности. Этим должен заниматься Следственный комитет, полиция. Не ловить блогеров, которые ягодицы заголяют на фоне церковных видов. Это же всё в пародию превратилось в последние месяцы — ловля блох и зачистка общественного пространства. И этим занимаются наши силовые органы. Вот вам реальная задача. Это общественная безопасность. Цена этого не какие-то фантомные оскорблённые чувства, цена этого — реальные человеческие жизни. Это всё стоит жизней.

К этим спикерам, этим лидерам общественного мнения обращаются сейчас врачи. Ведь эти мнения антиваксеров приводят к прямым человеческим потерям. Каждое их слово означает десятки, сотни тысяч невакцинировавшихся, от которых дальше идут цепочки заражений.

А. Осин ― Просто они с вами не согласны. Вот в чём дело. И как это им доказать на практике?

С. Медведев ― Тогда пусть молчат.

А. Осин ― но ведь сначала нам говорили, что вакцинация гарантирует на 90%, потом нам говорили, что не на 90, потом говорили, что гарантирует от реанимации. И это тоже не подтвердилось. Потом говорили, что гарантирует от смерти. И это тоже не подтвердилось. Мы же сейчас знаем, Гаркалин, к сожалению, светлая память, Русланова. Гаркалин трижды был вакцинирован. И я, честно говоря, как-то тоже ваш в этом плане сторонник, я сижу и думаю: как же так? Как так получилось? А вы прям так убеждённо говорите, как будто это на сто процентов.

С. Медведев ― Гаркалина я тоже читаю, светлая память. Очень сильный и мощный актер, и это для меня личная очень большая потеря. Как и много потерь от ковида последнее время. И Мариэтта Чудакова. И Нина Русланова. Каждый день…

А. Осин ― Буквально за эту неделю.

С. Медведев ― Новости — это похоронная лента. Так что да, но я читаю, там говорят, в том числе, что эти сертификаты были куплены. И что у него были каким-то странным образом 4 вакцины в течение месяца. В сентябре-октябре. Я вообще не понимаю, как можно 4 вакцины в течение месяца сделать.

А. Осин ― И зачем, самое главное?

С. Медведев ― Значит, видимо, что-то было. В общем, не хочу разбираться. Произошло горе, не хочу сейчас на этом спекулировать. Но врачи же говорят, что вакцинированные практически не умирают. Это редчайшие случаи, чтобы умер вакцинированный. Да, вакцина не предохранит вас от заражения. Да, вакцина не гарантирует, но она хотя бы минимизирует ваши шансы умереть. И всё. Это настолько просто. И этого достаточно.

А. Осин ― Давайте мы эту тему на этом прикроем. Она будет жить и здравствовать, к сожалению великому, ещё очень долго. Теперь это понятно всем. Сегодня возникла новость о том, что Моргенштерн, известный рэпер, то ли сбежал из страны, то ли не сбежал. По крайней мере, его видели в Смоленске садящимся на поезд в Минск. Его представитель говорит, что он уехал на частное мероприятие. Другие источники сообщают, что после частного мероприятия он не вернётся. Хотя в принципе Лукашенко может же выдать…

С. Медведев ― Минск такой.

А. Осин ― Не в этом дело. Важно то, что всё это последовало после обвинений со стороны главы Следственного комитета Бастрыкина, который сказал, что Моргенштерн торгует наркотиками в Интернете. А до этого Следственный комитет учинил проверку некоторых творений Моргенштерна, в частности, песни «Пабло», которая якобы пропагандирует то же самое употребление наркотиков. В тексте там действительно нет ничего про наркотики. А вот видеоряд располагает к тому, чтобы об этом подумать.

Что это за новая волна? Моргенштерн никогда в политике не участвовал. Ну, там что-то он про победу сказал, что не понимает. Он не критиковал ни президента, ни наши власти. Почему вдруг по отношению к нему, как, кстати, уже упомянутые вами эксгибиционисты на фоне религиозных зданий и прочее. Эти-то люди чем помешали?

С. Медведев ― Да, тут можно множить примеры. Это машинка абсурда. Она поехала, она сорвалась с тормозов.

А. Осин ― Вот абсурда ли или нет?

С. Медведев ― Выглядит как абсурд. Самое что меня поразило в сердце, я это даже сегодня у себя в фейсбуке написал, что открыто уголовное дело. Человек под подпиской о невыезде за отрицание 23 февраля и 8 марта. Он Вконтакте несколько месяцев назад перепостил, какой-то пост, где он усомнился в том, зачем нужны эти праздники. Этого достаточно для каких-то оскорблённых чувств и открытия уголовного преследования!

А. Осин ― По-моему, шансов у этого дела никаких нет. Разжигание розни какой-то. Ну, какое разжигание?

С. Медведев ― «Шансов нет» в отношении силовиков не бывает. Нет, шансы можно вытянуть из любого совершенно! Если коготок увяз — всей птичке пропасть. Эта машина обратного хода не имеет. И экспертизы заказываются своим, где всё это подтверждается. Ну, дай бог. Но там человек не простой. Я почитал, у него уже была достаточно большая история. Постоянно он возбуждал что-то, провоцировал, получал административные предупреждения.

А. Осин ― Видимо, это как говорят футбольные судьи — по совокупности.

С. Медведев ― Это не оправдывает того, что перед нами голый факт. У человека подписка о невыезде и возбуждают уголовное дело за то, что он усомнился в 23 февраля и 8 марта! В такое я не верю. Надо себя ущипнуть и сказать: мы находимся здесь и сейчас в 24 ноября 2021 года, когда человеку предъявляют уголовное обвинение за то, что он отрицает 8 марта?!

А. Осин ― Ну, это концентрированный абсурд. А с Моргенштерном всё-таки история другая.

С. Медведев ― Это не совсем абсурд. Это следующая стадия авторитарного репрессивного режима, который уже работает не по оппозиции. В январе 2021 года с заключением Навального, с разгоном последних митингов Навального закончился предыдущий этап. Надо понимать, что мы живём в очень другой России. Россию 21-го года нельзя мерить мерками 19-го года и уж тем более 13-го или 11-го года. Это вообще другая страна!

И в этой новой стране новый этап путинизма, так скажем. Новый этап репрессивного режима. Предметом репрессий становится в принципе любое альтернативное мнение. Любая мысль, отличная от такого топорного доминирующего дискурса как таковая. То есть необязательно поддерживать штабы Навального*, необязательно перечислять ему деньги, необязательно собираться на форуме оппозиции, необязательно писать оскорбляющие лично Путина или Росгвардию в соцсетях. Достаточно такой ерунды как фотографироваться на фоне храма.

А. Осин ― Вы это считаете мнением, извините, Сергей? В чём альтернативность мнения? Одно дело когда человек говорит, что он против этой политической системы, против 9 мая.

С. Медведев ― Даже не мнение. Просто любое действие, любое высказывание, которое выпадает из этого мейнстрима, который задан силовиками. Спрашивали про Бастрыкина. Он задаёт вот этот мейнстрим. И любой шаг в сторону, неважно, касается это маковки храма на фотографии или это ФСБшник попал в какую-то фотографию, как тоже дело слушается. Или наркотик упомянут какой-то. То есть огромный пласт человеческой культуры повседневной жизни, каждое наше слово, действие неожиданно должно соответствовать этой репрессивной силовой целесообразности…

Это удивительное совершенно новое состояние! Я свои колонки пишу, я эфиры делаю, уже взвешивая каждое слово. Вот за что могут возбудиться? За это тоже могут возбудиться? И это нарастает с каждым днём! Это следующий этап, когда начинает эта машина работать уже не по явной оппозиции, а по любой совершенно альтернативности. Альтернативность жеста, высказывания, действия…

А. Осин ― Извините, с моей точки зрения я, наверное, закоснелый ретроград ходить в штанах по городу. Бог с ним с храмом. Просто на Красной площади. Просто на фоне брусчатки. Это нормально с моей точки зрения. А снимать штаны или в метро, в общественном месте, на Красной площади — это не нормально. Моя линия проходит здесь. А ваша где?

С. Медведев ― У каждого своё определение нормальный/не нормальный.

А. Осин ― Я понимаю. Я поэтому спросил.

С. Медведев ― Для меня это абсолютно нормально. Вопрос в том, имеет ли это юридические последствия? На Красной площади много чего разного происходило. Я помню, как и Павленский мошонку себе прибивал гвоздём к брусчатке…

А. Осин ― Я против этого. А вы?

С. Медведев ― Я про старые акции Павленского писал очень много. Я их очень поддерживаю. Это очень сильный жест. Очень сильный. Высказывание по поводу холода и бесчеловечности российской истории.

А. Осин ― Со своими акциями переехал в другую страну. Что получил?

С. Медведев ― Я оцениваю его классические акции. Во Франции действительно его высказывания абсолютно вхолостую и, конечно, его художественный и политический потенциал выдохся во Франции. Он перестал быть собой, тем прежним Павленским. Но его старые акции, когда он зашивал себе рот, когда он оборачивал себя колючей проволокой…

А. Осин ― Это ладно.

С. Медведев ― Он очень интересные вещи делал. А прибивать к брусчатке — это же тюремный жест. Люди себя к скамьям прибивают. Это целые отряды так протестуют. И рот зашивают — это тюремные протесты. Хотите — целую программу я могу о Павленском очень долго говорить.

А. Осин ― Ради бога. Но вот получается…

С. Медведев ― Я не против эго акций. Бренер ходил в трусах вызывать Ельцина на кулачный бой. Люди телами выкладывали слово на три буквы около мавзолея. Это всё часть истории Красной площади. И культура, она разная. Она может нравиться нам или нет. Красная площадь — это публичное место, где люди хотят высказываться. В своё время помните, с чего перестройка начиналась? Там стояла будка гласности. И мог любой человек зайти и говорить в эту будку гласности. И вся Красная площадь — это будка гласности. А из неё сделали какое-то абсолютно выхолощенное пустое ФСОшное место, где высморкаться уже скоро нельзя будет. Тебе скажут, что ты оскорбил пространство между Мавзолеем Ленина и Храмом Василия Блаженного…

Высморкался. Посмотрел не туда. Они абсолютно заморозили, умертвили, убили всю нормальную человеческую жизнь. Всю нормальную культуру и возможность высказывания. И Красная площадь… Теперь я её стороной обхожу. Я раньше туда студентов водил, показывал, как устроена русская история. Как ров был прокопан. Как крепость и город друг другу противостояли на Красной площади. Это исторически очень интересное место.

Сейчас не могу. Меня душат. Потому что я понимаю, что за каждым шагом следит камера. Это сплошь ФСОшное место. Это место должно принадлежать народу. Это главное место России. Нет, оно принадлежит ФСО и, не дай бог, мы не тот плакат поднимем, не то слово скажем… Да это должно быть место политических высказываний. Это республика. Нам принадлежит!

А. Осин ― Как вы думаете, если взять в целом население России, сколько поддерживает вас и сколько в противоположную сторону, которые считают, что там надо парады проводить, условно? Или гулять просто, на коньках кататься.

С. Медведев ― Да, на коньках кататься можно. Или военные оркестры, девушки в коротких юбках маршируют. Это всё тоже можно. Это годится. Или концентр рок-групп, которые тоже неизвестно как, их Бастрыкин не проверял, как они относятся к наркотикам.

А. Осин ― Вот видите, значит, некоторые ростки свободы всё-таки присутствуют на Красной площади?

С. Медведев ― Когда это государством санкционировано — да. Но когда люди хотят сделать какое-то высказывание на Красной площади? Понимаете, на Красной площади решается этот вопрос! У нас замороженная автократия и в тот момент, когда на ней снова можно будет высказаться на Красной площади — будет понятно, что у нас республика. Советский Союз упал, когда тут приземлился Матиас Руст. Потому что произошла десакрализация этого места.

А. Осин ― По-моему, как раз это произошло, когда появились штаны и жвачка. Мне так кажется.

С. Медведев ― В том числе. Большой открытый свободный мир. Я понимаю, что большинство может быть, так считает. Мало ли, а большинство считает, что в России должна быть смертная казнь. Или что надо сажать в тюрьму гомосексуалов. Ну и что, сейчас надо соглашаться с большинством? Есть всё-таки понятия какого-то минимального ущерба, который мы можем нанести другому человеку.

А. Осин ― Есть страны, где есть смертная казнь.

С. Медведев ― Ну можно равняться на Иран. Например.

А. Осин ― А можно на США.

С. Медведев ― Там за гомосексуальность.

А. Осин ― Я вообще не про это. Это понятно. Хорошо. Последний вопрос, наверное. Возвращаясь к сегодняшним новостям про Моргенштерна. Я позволю себе высказать такое мнение, что как раз его попытались приструнить, потому что он имеет очень большое влияние среди подростков. Я послушал, я не просто так. Я послушал клип. Честно говоря, я сел и подумал: у меня растёт внучка. Я подумал, как мне сделать так, чтобы она, как говорят молодые люди — развидела, то есть чтобы никогда вообще такое не смотрела. Я не считаю это проявлением свободы. Я считаю, что это мерзостью и гадостью. Я хотел бы оградить своих детей, своих внуков. Но я не знаю, как. Или не стоит? Пусть они слушают матерщину…

С. Медведев ― Вы решаете это дома — и режим надзора, и наблюдения…

А. Осин ― Нет, нет.

С. Медведев ― Она в школе это…

А. Осин ― Она посмотрит. Я же не про это.

С. Медведев ― Но тогда поговорить с ней, сказать, что вот добро, вот зло. Она живёт всё равно в информационном поле, она получает в разы больше информации, чем мы с вами вместе взятые.

А. Осин ― Согласен.

С. Медведев ― Дети — это новое поколение. Они в этом потоке уже родились. И всё равно вы не оградите их от той информации, они её получит из западных источников. Если здесь всё заблокируют, она Тор поставит, она будет другой Интернет какой-то ловить. Этому невозможно противостоять.

А. Осин ― Будет или нет… Надо же сделать так, чтобы…

С. Медведев ― …Надо быть вместе на одной стороне, надо с этой молодёжью сесть и сказать, хорошо это или плохо.

А. Осин ― Только личные убеждения. Спасибо большое. Сергей Медведев сегодня был в программе «Особое мнение». Историк, писатель, профессор Свободного университета. И я, Алексей Осин тоже. Всего доброго. До свидания.


* Штабы Навального - НКО, признанное иностранным агентом; экстремистская организация, запрещённая в России.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Так вакцинированные тоже заражают. Тогда в чём прикол?
________________________________________

Зато сами болеют в более лёгкой форме (правда, не всегда)…
________________________________________

Вакцинированные, как раз, заразны. Они и болеют повторно. К сожалению, имею достаточно таких примеров. И из тех же примеров, переболевшие не заражаются от носителей вируса, в отличие от вакцинированных.
________________________________________

Раньше уважал Медведева за свободу взглядов и либеральные убеждения. Но когда "всех завакцинировать, а кто не согласен с правильным мнением, тех сажать!"… Профессор, вы точно либерал? Или запутенец-большевик? Сам я переболел, привился, но я уважаю мнение другого человека делать со своим телом то, что он хочет. И если ваши вакцины такие прекрасные, то чего вы (прививочники) тогда так боитесь невакцинированных? Ваша вакцина вас всех защитит, отстаньте от антиваксеров — это их либеральный выбор!
________________________________________

Полностью согласна с Медведевым, потому что не вакцинированные мешают остановить пандемию, распространяя ковид. Вакцина не защищает от Ковида, она облегчает течение болезни и спасает от смерти. Поэтому, непривитые — это преступники по отношению к обществу в целом. Свобода одного человека заканчивается там, где начинается несвобода другого. Поэтому прав Медведев, вас, непривитых, надо изолировать.
________________________________________

Противоречие это из телевизора. Это не ваши мысли, вы просто повторяете чужие. В телевизоре не беспокоятся о логике и правдоподобности, там важна частота повторения, что-то вроде мантры, для внушения и внедрения в сознание.
________________________________________

Главное, всех несогласных — в лагеря на 25 лет без права переписки. И тогда лишь наступит полное счастье!
________________________________________

Вакцинированные так же точно ЗАРАЖАЮТ, они тоже НОСИТЕЛИ вируса. Болеют в лёгкой форме? Это так же ещё надо доказать. Все заврались по полной. Народ одурел окончательно.
________________________________________

Вы серьёзно не видите причинно-следственной связи между деградацией, как вы сами сказали (швабрами, коррупцией и т.п.) и недоверием антиваксеров? И да, для полного понимания рекомендую вам посмотреть сериал "Чино$ница". Это сериал о "доверии" к нашим фарм. производителям. Уверен, что большая часть опасается не вакцинации, как процедуры, а образно "сыра из пальмового масла, который сварен в подвале гастрабайтерами"…
________________________________________

Не профессор, а одно название. Вот такие молодёжь губят. Из-за таких моргенштерны расплодились. Свобода!
________________________________________

Вообще-то механизмы иммунитета не сводятся к антителам. Учите матчасть.
________________________________________

Что бы ни говорилось, вопрос о вакцинации должен решать каждый человек для себя, и никакое насилие недопустимо. Думать прежде всего об обществе?

А кто так делает? Может быть, Сечин с Миллером сначала отдадут неправедно нажитые деньги обществу? Они-то явно считают, что индивидуум гораздо важнее государства.

Мне, например, мой врач говорит, что я от российской вакцинации могу загнуться.
Просила на неё не ссылаться…
________________________________________

А мы и так вам не верим! Сменяемости власти нет, силовики кругом и пропаганда!.. Поэтому мы вам не верим! И в медицину вашу не верим, и в образование…
________________________________________

Я долго тянул. Боялся, что не совместится вакцина с моим ветхим организмом. Привился, получил зелёный цвет. Могу, наконец, правнуков на руках подержать.
________________________________________

Да, грустно. Не могу сказать, что я так уж прям во всём с ним соглашалась, но казалось, что человек он спокойный и рассудительный. Удивительно, как ковид обнажает всю суть человека. Как легко многие отказываются от свободы, от собственной воли и своего мнения и как легко и с наслаждением топчут чужую свободу и чужую точку зрения…
________________________________________



ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЙ: Алексей Осин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Интересное (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Экология (0) > Защита здоровья (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 23.01.2022 - ОБНУЛЕНИЕ «ОБНУЛЕНИЯ»
  • 23.01.2022 - ЛЮДИ УСТАЛИ ОТ ПРИЗЫВОВ К САМОПОЖЕРТВОВАНИЮ
  • 22.01.2022 - ЮБИЛЕЙНОЕ ИНТЕРВЬЮ ГАЛИНЫ МИХАЛЁВОЙ
  • 22.01.2022 - ДЕБАТЫ: СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ — ЛЕОНИД НЕВЗЛИН
  • 22.01.2022 - ЧЕЧЕНИЗАЦИЯ РОССИИ
  • 21.01.2022 - ИНТЕРВЬЮ НИКОЛАЯ РЫБАКОВА
  • 21.01.2022 - ИНТЕРВЬЮ АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО
  • 21.01.2022 - КАК ВЛАСТЬ ВКЛЮЧАЕТ ДУРАКА
  • 20.01.2022 - РОСГВАРДИЮ НА ПОЛЕЗНОЕ ДЕЛО
  • 20.01.2022 - ВОЙНА В УКРАИНЕ
  • 20.01.2022 - ЭТО ГЛУПОСТЬ ИЛИ ИЗМЕНА?
  • 19.01.2022 - «ЯБЛОКО» ПОЧТИЛО ПАМЯТЬ СТАНИСЛАВА МАРКЕЛОВА И АНАСТАСИИ БАБУРОВОЙ
  • 19.01.2022 - ВЕРТИКАЛЬ ПУТИНА ГРОЗНОГО
  • 19.01.2022 - ДИПЛОМАТИЯ ЯДЕРНОГО ШАНТАЖА
  • 18.01.2022 - QR-ОТБОЙ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru