"ЯБЛОКО" : Волгоградская область. :: Новости :: СКРЕПА ПРОИЗВОЛА :: Версия для печати :: Официальный сайт регионального отделения партии

Адрес сервера: http://volgograd.yabloko.ru/index.phtml
Адрес страницы: http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6656


[27.10.2018]

СКРЕПА ПРОИЗВОЛА

Виктор ЕРОФЕЕВ: писатель


Виктор ЕРОФЕЕВ:


И надо сказать, что я знаю, к чему мы придём. Идеология пустого места — это, конечно, беда. Потому что замполиты не нужны, когда что-то делается, действительно, реально настоящее, не фейковое. А когда что-то фейковое, то тогда, действительно, должны быть костыли. И эти костыли для армии — это, значит, свидетельство того, что что-то не туда идёт.

Кроме того, пенсии оскорбительно маленькие и, следовательно, здесь ещё вместо того, чтобы продумать эту систему, ещё отнимают какие-то льготы. Понимаете? Когда мы берём какие-то другие страны (назовём их, действительно, «развитыми»), то там пенсия — это радость. Это путешествия, это внуки, правнуки. И, в общем, я встречал таких людей много-много. И, действительно, в общем, старость, всё-таки, это не самая лучшая пора жизни и её надо радовать какой-то беззаботностью. Ведь верно? Помимо того, что, в общем, есть какие-то реально угрозы понятно какие, то здесь надо помогать, проявлять заботу… В 19-ом веке декабристы разбудили Герцена. А в 21-ом веке Путин разбудил Герцена в лице всего народа!..

Вы понимаете, дело в том, что наше государство, несмотря на тысячелетнюю историю, как-то всё время не достроено. И в этом есть какие-то особые сигналы. Потому что его же специально… Недостроенное государство даёт возможность государству вести себя достаточно произвольно. То есть произвол — это важная сторона недостроенного государства. И поэтому в это государство затягиваются также и те деятели, которые, вроде бы, должны быть слугами народа.

Наше государство и наш народ — они каким-то образом всё время подозревают друг друга во всём нехорошем. Нет, чтобы, вот, вместе, за руку идти, как Петя с Машей. Ан, вот, народ не верит, государство, с другой стороны, не верит народу. И единственная смычка, которая может произойти, это пыточная камера, где государство объясняет свои намерения, а народ понимает его.


О. Журавлёва ― Добрый вечер. Меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в студии писатель Виктор Ерофеев. И для начала я хотела вас спросить: а вы чувствуете, что молодеете с каждым днём? Что жизнь как-то, вот, напоминает вашу юность, например?

В. Ерофеев ― Ну, если политически, то это скорее такой День сурка. А если честно, то, конечно, молодею. Я молодой отец: вот, моей дочке исполнилось сегодня 9 месяцев.

О. Журавлёва ― Я вас поздравляю. Это серьёзно.

В. Ерофеев ― Марианне Викторовне исполнилось 9 месяцев. Мы сегодня первый раз смотрели Винни-Пуха, и она очень подробно смотрела, внимательно. И я понял, что Винни-Пух — это великое произведение. А, вот, политически это День сурка.

О. Журавлёва ― А вы своего-то Винни-Пуха смотрели? Я имею в виду, передачи, которые, вот, специально для вас, тоже чтобы вы вспомнили, так сказать, молодость? Выпускают по телевидению.

В. Ерофеев ― Нет, я не смотрю. Я не смотрю вот этих наших винни-пухов ни на Первом, ни на втором канале.

О. Журавлёва ― Ну, краткое содержание вы же, наверняка, читали?

В. Ерофеев ― Да, краткое содержание. Мне кажется, что, действительно, они посильнее, чем Винни-Пух и Кьеркегор вместе взятые.

О. Журавлёва ― Да, вместе с Кьеркегором. Я могу только по поводу Брежнева сказать. Но я не помню, чтобы, вот, была такая острая необходимость, хотя, вроде бы, вся программа «Время» была про приключения Леонида Ильича. Но чтобы вот так вот подробно любовно и в течение часа разбиралось бы, чем занимался руководитель государства.

В. Ерофеев ― Вылизывают ложку, которой он ел. Нет, там у Брежнева было, конечно, замечательно: он получал эти ордена и особенно геройские эти звёзды. Это поразительно! То есть уже было, ну, ясно совершенно, что даже дошкольник первого года обучения в детском саду уже поймёт, что уже когда слишком много, это нехорошо. Ну, не то, что нравственно нехорошо, а просто некрасиво: лучше иметь 3, а не 10. А Брежнев распускал губы и… И это поразительно!..

И надо сказать, что я знаю, к чему мы придём. И должен сказать, что мой отец очень гордился тем, что увернулся в последний момент, когда Брежнев хотел его поцеловать в губы. Значит, ему давали тайно орден за дипломатические заслуги, а он был вице-президентом Юнеско. И Юнеско запрещало принимать ордена любой страны. Так вот ему тайно в посольстве, значит, Брежнев должен был вручить. И вручал орден.

И он рассказывал, что когда губы двинулись на него, он инстинктивно повернул голову… Не потому, что он был диссидентом. Он дёрнулся, и Брежнев влепил ему поцелуй в щёку и очень удивился.

То есть, в общем, вот это такой уровень. Но мне кажется, что, видимо, с годами уровень интеллектуальный падает, и у каждого человека, который долго занимает позиции высокой власти, культ личности собирается с одной стороны, потому что складывается, конечно, это ядро людей, которым нужно продолжение. И понятное дело, что если придёт кто-то другой, они все вылетают. А с другой стороны, человек просто не отдаёт себе отчёта, что это начинает выглядеть смешно. И мне кажется, что вот эта новая передача, может быть, имеет издевательский характер, и я бы сказал, что, может быть, в ней и есть какой-то издевательский дух. Потому что люди об этом заговорили, и они смеются над этой передачей.

Поэтому если бы я был высоким чиновником Кремля, я бы эту передачу запретил вместе с инициатором. Потому что, ну, это… Ну, мне кажется, что это уже пошло издевательство над героем, каким бы он ни был. Всё-таки, вот, пропихивать такой дошкольнический, вот этот такой умильный взгляд на бога — это разрушать самого бога.

О. Журавлёва ― То есть вам не кажется, что это поможет рейтингам?

В. Ерофеев ― Я думаю, что это никому не поможет. И я думаю, что, в конце концов, они закроют, потому что, во-первых, этот календарь первого лица не должен раскрываться так широко, потому что есть же непубличные вещи. Это тоже ошибка чисто тактическая.

Ну и с другой стороны, вообще такая вот передача, которая направлена целиком на личность, на образ, она пугает, потому что очень много появляется самого лица, самих движений. И когда человека много, то замечаются недостатки и в лице, и в движениях, и в произношении, и в манере говорить, и так далее. Мне кажется, что как-то кто-то тут вредит…

О. Журавлёва ― Ну, Брежнева тоже всё время показывали с его выступлениями, которые гомерический хохот вызывали.

В. Ерофеев ― Но это была другая идеология, и считалось, что это как в церкви. Церковь не важно, какая она, с какими иконами, главное, что эта церковь служит богу. И Брежнев служил богу коммунизма. Здесь богу не понятно, какому служат, не понятно.

О. Журавлёва ― Вот, вы говорите «другая идеология». А это какая идеология?

В. Ерофеев ― Это никакая. Это пустое место.

О. Журавлёва ― Ну, идеология пустого места — тоже неплохо. Вот, кстати, интересуется слушатель: «А замполиты в армии зачем?» Это тоже привет детству.

В. Ерофеев ― Да. Замполиты — это тоже серьёзная тема. Ну, дело в том, что, в общем-то, солдат растерян, очевидно, потому что нет чётких объяснений, почему и как надо воевать. И здесь замполиты будут ковать такую, в общем, «Как закалялась сталь» идею, почему ты воюешь, зачем ты воюешь.

О. Журавлёва ― А где возьмут-то таких замполитов?

В. Ерофеев ― Ну, как и священников — нигде не возьмут, поэтому тоже это всё…

О. Журавлёва ― Священников, кстати, уже взяли.

В. Ерофеев ― Но, вот, этот уровень, к сожалению, такого мракобесия — он только, опять-таки, бьёт по церкви, а не служит ей. А что касается замполитов, то, конечно же, придут люди, которые будут, вот, как я… Ну, это анекдот, и все говорят, что это анекдот, но я сам слышал, как капитан наш, который командовал… Я же в лагере был целый месяц. Это «От меня до следующего столба шагом марш!»… Вот так и будет. Это не анекдот: я сам слышал, мы даже в Стенгазете это поместили. Но нам запретили эту карикатуру (я там ещё занимался Стенгазетой).

Но это, конечно, беда. Потому что замполиты не нужны, когда что-то делается, действительно, реально настоящее, не фейковое. А когда что-то фейковое, то тогда, действительно, должны быть костыли. И эти костыли для армии — это, значит, свидетельство того, что что-то не туда идёт.

О. Журавлёва ― Хотя, казалось бы, у нас как раз в последние годы армия очень так, стала заниматься какими-то делами. То есть постоянно при деле — не просто газоны красят.

В. Ерофеев ― Ну, хорошо, что отменили портянки — это великое достижение.

О. Журавлёва ― Это, кстати, по-моему, ещё Сердюкову можно послать привет.

В. Ерофеев ― Но Сердюков же, действительно, был дедушка отмены портянок. Надо сказать, украинская армия отменила на год раньше, по-моему. То есть, значит, всё-таки, они ближе к Европе.

О. Журавлёва ― Ах, вот где корень противоречий.

В. Ерофеев ― Вот, когда они увидели… «А, уже эти отменили? Ну, тогда куда деваться?» Всё-таки, велели носки надеть.

О. Журавлёва ― Наверное, многие жалеют: говорят, портянки удобнее. Есть такие консерваторы.

В. Ерофеев ― Я пробовал, и это была мука вообще. Ну, я, в общем-то, был, конечно, слабый солдат, но, тем не менее, как-то с всё равно носил носки. Тайно.

О. Журавлёва ― Ой, вы тоже диссидент — я теперь всё про вас поняла. Вот, по поводу того, чтобы запретить что-нибудь в Стенгазете… Карикатура в Стенгазете! Господи, боже мой! К этому мы тоже идём. В наших Стенгазетах тоже не то, что карикатуру, частушку, вот, уже не напиши…

В. Ерофеев ― Диссидент — не тот, который диссидентствует, а тот, который не понят обществом, государством и так далее. То есть он-то думает, что так и надо, и так, в общем, весело и хорошо. А общество его не понимает, смотрит на него злым глазом, и тем более государство. Поэтому здесь всё, как бы, переворачивается.

Ведь, напороться на скандал очень трудно, потому что можно раздуть какой-то невероятный костёр, я не знаю там, творческий или всё прочее, и никто не заметит. А, вот, частушку про судью — и могут дать по голове.

О. Журавлёва ― Ну, кстати, можно ли считать теперь жительницу Саратова диссиденткой? Её не поняло государство и общество. Она, вот, про судей там сказала что-то — у неё обыск по этому случаю провели. 282-ю статью, вот, дело завели. Всё очень серьёзно. Государство само растит себе диссидентов, вы уж меня простите.

В. Ерофеев ― В общем, я думаю, что это закономерно, к сожалению, даже. Но иначе и не получается, потому что из года в год развивается, в общем, идея, что везде враги и поэтому что-то у нас не получается и внешнее, и внутреннее. Это как плохому танцору всё время что-то мешает.

О. Журавлёва ― Действительно. В интернете вопрос пришёл: «Выскажитесь по поводу пенсионной реформы. По-моему, это грабёж людей государством! Не верю ни Путину, ни Медведеву». А есть другой вопрос: «Почему же хозяин Кремля решил взять всю ответственность на себя за пенсионную реформу? Ведь, известно, что он никогда с плохими новостями не связывает себя?». А и, правда.

В. Ерофеев ― Ну… Дело в том, что это для нас плохие новости. А для кого-то они могут быть и хорошими, потому что, на самом деле, разные страны повышают пенсионный возраст, и объясняют это как-то. Но тут-то, вот, и собака зарыта, потому что наше государство и наш народ — они каким-то образом всё время подозревают друг друга во всём нехорошем. Нет, чтобы, вот, вместе, за руку идти как Петя с Машей, а, вот, народ не верит, государство, с другой стороны, не верит народу. И единственная смычка, которая может произойти, это пыточная камера, где государство объясняет свои намерения, а народ понимает его.

Поэтому когда возникла такая сложная система пенсионной, условно говоря, реформы, то, конечно, народ что, во-первых, понял? Ведь просто все поняли. Вообще изменение сознания произошло у простых людей, которых я знаю. Все поменялись — вот, просто 100%! Вообще заговорили какими-то революционными пугающими меня фразами.

И должен сказать, что все определили, что всё равно люди где-то после 50-ти лет будут удалены с работы, не будут получать пенсии и тем более мужчинам там вообще долго ждать, ну и женщинам тоже. И вообще они просто, в общем, на верёвке будут дёргаться.

Кроме того, пенсии оскорбительно маленькие и, следовательно, здесь ещё вместо того, чтобы продумать эту систему, ещё отнимают какие-то льготы. Понимаете? Когда мы берём какие-то другие страны (назовём их, действительно, «развитыми»), то там пенсия — это радость. Это путешествия, это внуки, правнуки. И, в общем, я встречал таких людей много-много. И, действительно, в общем, старость, всё-таки, это не самая лучшая пора жизни и её надо радовать какой-то беззаботностью. Да? Помимо того, что, в общем, есть какие-то реально угрозы понятно какие, то здесь надо помогать , проявлять заботу…

Вместо этого, в общем, нам предлагается работать… И на работе-то мало зарабатываем… Так ведь ещё и выгонять с работы будут если не в 54 года, то в 53. Потом, конечно, тоже непонятно, почему у одних поднимают пенсионный возраст, а наши силовики остаются, в общем-то, нетронутыми в этой системе.

В общем, неожиданно, действительно, как у Наума Коржавина (покойный поэт замечательный), несмотря на разницу лет, мой друг. Как и того, что декабристы разбудили Герцена, да? И вот тут вот Кремль разбудил, надо сказать, Герцена в лице всего народа!.. Огромный народ превратился в Герцена. Вот.

Потому что нетрудно сообразить. Если бы было доверие, если бы был момент какого-то понимания, то это одно дело. А тут получается, все сказали «Ага, так это, значит, расплата за Крым, за Донбасс, за Сирию, ещё там за какие-то дела». И всё как-то вдруг, вот эта пелена пропагандистская упала, и стало как-то ясно. Стало ясно во все 4 части света, как Гоголь писал, страшной мести. Страшная месть — тоже тема замечательная. Вот.

Поэтому мне думается, здесь уже никто не мог броситься на амбразуру в качестве Матросова, и бросился Путин. Вот. Но там, видимо, какой-то мощный такой работал гранатомёт что, видимо, может пробить даже такую бронированную фигуру как президент. Потому что, ну, действительно, народ никогда не верил российскому государству — ни советскому, ни российскому. Всегда было, как бы, такое двуличие: с одной стороны, они делали вид, а, с другой стороны, им было… хотел одно слово сказать, но скажу «наплевать». Да?

О. Журавлёва ― Угу.

В. Ерофеев ― И, вот, мы знаем эти все частушки, которые, в общем, преследовались тоже. Кстати, тогда за анекдоты 5 лет давали в сталинские времена. Вот. Так получается что? Раз не смогли наладить вот это доверие просто потому, что маленькие зарплаты, ещё меньше пенсии и так далее, любой шаг в сторону пенсионных нарастаний возраста воспринимается как кража, как грабёж. Непродуманная система. Мне кажется, что где-то там, наверху… вот, какие-то вредители. Ну, как так? Ну, продумали бы всё. А так, вот, подставили… Один раз подставили президента, стали лизать ему ложки эти, которыми он ест (допустим, назовём так). А теперь второе — это пенсионная реформа… Ну, надо было продумать: ему и так тяжело.

О. Журавлёва ― Ах, вот оно что!

В. Ерофеев ― Ну, конечно, тяжело.

О. Журавлёва ― Но подождите. А мы месяц целый ждали, как он выйдет и скажет, что «Нет, женщинам не на 8, а на 5». Все сразу же зааплодируют, и сразу станет хорошо: «Вот он вышел, сказал». А хорошо почему-то не стало…

В. Ерофеев ― Не, ну, дело в том, что там, во-первых, затянулась пауза. Во-вторых, как-то это так было неловко сделано, что во время Чемпионата стали это подсовывать (пенсионное). То есть народ-то наш — он, конечно, архаичен, но это и в плюс, и в минус ему. То есть архаика допускает, с одной стороны, небольшое владение политической культурой, но, с другой стороны, уж постоять за какие-то свои инстинкты, интересы такие, базовые, безусловно, архаика, кажется, способствует.

И получилось, что здесь просто полоса просчётов. И я даже не знаю, как здесь это объяснить? Поэтому то ли они там слабы головой, то ли они просто думают, что уж народ вообще всё съест. Но тут, наверное, не так. Или они это специально делают, чтобы Путина подставить. Ну, это тогда они настоящие диссиденты.

О. Журавлёва ― Ну, тогда этих диссидентов очень много, потому что для того, чтобы подставить Путина придумывается масса интересного. То хотят ужесточить условия работы для НКО, которые занимаются помощью ВИЧ-инфицированным. Вот, чтобы их всех к ногтю (иностранных агентов), чтобы их всех прям, вот, чтобы не смели они помогать лечить…

В. Ерофеев ― И мне кажется, что после этой Ежовщины должен прийти добрый барин Берия и этих, значит, которые там устроили 37-38-й год так, вот, взвесить всё на весах, то получается, что мы, конечно, живём в этом пространстве репрессивном. Тут, ну, Берия нужен, который скажет «Ошибки сделали, допустили ошибки». Ну, я имею в виду на уровне, вот, репрессивных. Потому что, ведь, так получается, что, с одной стороны, это комизм какой-то, а, с другой стороны, ведь, ничего не двигается. Всё это только накаляет атмосферу и ещё больше возникает недоверия. А где недоверие, вот, страшная месть и это всё рифмуется.

О. Журавлёва ― Ну, опять же, вот вы говорите… Вы прекрасное же дали объяснение, что пытаются Путину как-то подгадить. Его подставляют с самого начала, с 2000-го года практически. Всё время ему гадят всячески.

В. Ерофеев ― Ну, наверное, есть какие-то люди, которые хотят занять его место, только они как-то не объявляют об этом открыто. Вот, где там завелись-то. Ну, как же? Конечно.

О. Журавлёва ― Ну вот у огородников пытаются отнять их огороды, например. Именем практически Путина…

В. Ерофеев ― Значит, получается, что и огородников хотят против Путина настроить. И Вич-инфицированных. И тех, кто эти частушки поёт. И даже тех, кто «лайки» ставит. Тут какая-то очень серьёзная организация возникла.

О. Журавлёва ― То есть, всё-таки, Обама?

В. Ерофеев ― Ну, нет. Я думаю, что тут какая-то организация, которая гораздо лучше знает нашу жизнь, чем Обама. Потому что я не думаю, чтобы Обама был знаком с нуждами огородников. Не думаю.

О. Журавлёва ― Ну, с другой стороны, а как ещё объяснить, вот, всё это, что мы наблюдаем и которые имидж, как бы сказать, не улучшают?

В. Ерофеев ― Не, ну там, наверняка, какая-то есть на каком-то уровне истерика по поводу того, что, ну, что-то не получается с экономическим ростом.

О. Журавлёва ― Да и с дружбой народов тоже не получается. И с МКС тоже какая-то беда.

В. Ерофеев ― Да. И с этими, с пропиленными этими спутниками, станциями. Тут везде как-то… Вот, я и думаю, что Путин может схватиться за голову и сказать «Вот подставляют. Вот, просто…»

О. Журавлёва ― Но тогда должна быть кампания по поиску врагов народа. Тогда уж всё пошло туда.

В. Ерофеев ― Так я и говорю, должен появиться сейчас Берия, который скажет, что, вот, Ежов-то — японский шпион и был, и теперь. Вот я приду, каких-то освобожу, а накажу тех. Там же должны найти одного-двух.

О. Журавлёва ― Но Берия ж сам не приходит — его ж Сталин назначает.

В. Ерофеев ― Так у нас уже и, как бы, поспевает один такой.

О. Журавлёва ― Кто же?

В. Ерофеев ― Ну, догадайтесь.

О. Журавлёва ― Нет, ну что же вы меня интригуете?

В. Ерофеев ― Да ладно! Ну, у нас… просто надо повоспевать Сталина. Но если в честь него делают передачи еженедельные и всё прочее, то нетрудно догадаться, что это президент и есть.

О. Журавлёва ― То есть он сам придёт и порядок наведёт?

В. Ерофеев ― Он предложит кому-то как раз навести вот этот порядок.

О. Журавлёва ― Но мы пока не знаем, кому именно.

В. Ерофеев ― Да. Вот это меня и беспокоит.

О. Журавлёва ― Ну, вы встречаетесь с разными интересными и важными людьми, наверняка узнаете всё раньше всех. Пообещайте, что расскажете.

В. Ерофеев ― Я бы хотел встретиться с такими людьми, которые, действительно, сказали, что нам пора вводить НЭП послевоенного коммунизма, и давайте звать правильных людей на правильные места.

О. Журавлёва ― Вот, вам задают вопросы, глобальные такие. Вот, например: «Почему человек, становясь депутатом, за редким исключением превращается в идиота и мерзавца?» Я бы даже расширила: может, не только депутаты.

В. Ерофеев ― Ну… мы же говорим не вообще, не про все страны мира. Я знаю некоторых депутатов в других странах, и я не вижу в них ни идиотов, ни свиней, ни мерзавцев.

Вы понимаете, дело в том, что наше государство, несмотря на тысячелетнюю историю, как-то всё время не достроено. И в этом есть какие-то особые сигналы. Потому что его специально… Недостроенное государство даёт возможность государству вести себя достаточно произвольно. То есть произвол — это важная сторона недостроенного государства. И поэтому в это государство затягиваются также и те деятели, которые, вроде бы, должны быть слугами народа.

Мне кажется, что в 90-е годы так же, как и где-то в период, который сразу пошёл после первой русской революции, в общем, парламент был достаточно живой. Но живой парламент в этой длинной-длинной как французский багет стране оказывается неспособным с точки зрения вот этого недостроенного государства. Об этом говорили просто все правители: «Нет, мы должны только делать это всё железной рукой».

Как только возникает железная рука, происходит оболванивание, растёт идиотизм как раз тех народных избранников, которых, с одной стороны, подкармливают очень сильно и они понимают, что как только они перестают ими быть, они превращаются в ничто. А с другой стороны, они так же разочаровываются, как это ни странно, в своих же избирателях. То есть они понимают, что те могут съесть всё и тогда зачем ради них что-то делать, когда лучше жить для себя, ну и отчасти для своей семьи?

Так что вот эта система недостроенного государства, как, вот, знаете, как долгострой. И, вот, у нас история России — это затянувшийся долгострой. И если там наверху свистит ветер, значит, в подвале делят государственное имущество…

О. Журавлёва ― Прекрасный образ! Спасибо большое. Я хотела вас ещё спросить о такой тоже очень долгой истории уже про Сенцова.

В. Ерофеев ― Вы знаете, бывают такие моменты, когда государство просто теряет представления о том, насколько его имиджу вредит та или другая история. Что можно сказать сейчас… Вот я только что 2 месяца был в Европе от Польши до Италии, и могу сказать, что про Сенцова теперь знают все! И, в общем, можно сказать так, что Европа делится на разных людей — на тех людей, которые что-то понимают в России, и тех людей, которые поддерживают Путина (и таких немало). Но все, вот, едины в том, что Сенцова надо выпустить. Вот, все! Вы понимаете?

И таким образом это же доносится также сюда… Я бы на месте Кремля отпустил его… Ну, это всё равно как, вы знаете, вот, есть какая-то страшная болячка, но её можно вылечить. Так зачем ещё гноя, ещё гноя, ещё гноя?! Надо просто найти формулу, найти решение этого вопроса и выпустить человека, который, действительно, так ещё чуть-чуть и он, действительно, станет лауреатом Нобелевской премии мира, чего ему желает Валенса. Я не думаю, что это правильное решение его дальше держать. А если он умрёт, это будет проблема уже очень серьёзная, связанная тоже вот с такими делами как Магнитский и так далее.

О. Журавлёва ― Слушайте, ну это же такой не первый случай.

В. Ерофеев ― Дело в том, что вот так, как это получилось, когда человек говорит, что он украинец, а ему говорят, что он русский, что он вот то-то сделал, а ему рассказывают, что он сделал совсем другое… Потом эта голодовка, которая, действительно, говорит о том, что человек готов пострадать… Он мученик. Вообще в русской истории обычно людей ломали. Обычно ломали. Но мы знаем, что обычно не ломали только религиозных деятелей. А здесь Сенцов…

О. Журавлёва ― Советские диссиденты показывали нам чудеса стойкости.

В. Ерофеев ― Ну, начиная с Ивана Грозного, как мы знаем по фильмам, там тоже были люди религиозные, которые показывали чудеса стойкости. Не буду сейчас просто вдаваться в историю. Но вы понимаете, больше ломалось. И здесь, вот, аппарат такой репрессивный считает, что можно каждого взять и сломать.

Но когда человек говорит «Я готов пойти и умереть», то аппарату нечего больше сказать. И тогда надо взвешивать, насколько этот труп будет полезен государству? Вот, в данном случае это будет глубокой и жестокой ошибкой, если украинский режиссёр умрёт. Поэтому мне кажется, что его надо менять, миловать, отправлять и снимать этот вопрос. Я думаю так. Государство считает (государство — это там начальство считает), что если он заголодает, то другие заголодают и тогда всё…

О. Журавлёва ― Удальцов вот голодал тоже.

В. Ерофеев ― Да. И тогда надо всех выпускать? Но дело в том, что вот так собрались карты, что именно мир заинтересовался этим случаем. И очень твёрдо заинтересовался. Я, к сожалению, должен сказать, что Кириллом меньше интересуются сейчас, чем Сенцовым. Вот. И если заинтересовались Сенцовым вот так вот серьёзно, то здесь снять бы это напряжение. Не говоря о том, что просто человека жалко, потому что он мужественный человек.

Вообще, ведь, государство может тоже оказаться перед лицом тех людей, которые скажут, что «Я вас не боюсь, я готов за это умереть». И если таких вот сделает несколько мучеников, и тогда вся система святых перевернётся в конечный момент. И, действительно, окажется, что эти люди, которые для этой власти враги, станут в истории России святыми.

Ну, понятно, что к тому времени многие помрут, но, тем не менее, всё-таки, мы, как видим, в истории не вспоминают тех, кто расстреливал в 37-ом году… И ещё раз говорю: это имидж страны! Да, у страны, прямо скажем, сложный имидж, хотя есть и невероятные сторонники Путина, потому что Европа болеет антиамериканизмом со страшной силой. Ну, конечно, это такая детская болезнь антиамериканизма в Европе.

О. Журавлёва ― А вот вы всё время говорите о том, что имиджу вредит. Почти всё, что мы сегодня обсуждали, вредит имиджу. Что, вот, как вам кажется, имиджу Путина или России помогало и помогает?

В. Ерофеев ― Ну, во-первых, я вот провёл 2 месяца в Европе. Ну, миллионы народа смотрели Чемпионат Мира по футболу. Французы вообще все прыгали от радости. Во-первых, от того, что победили, потом говорили «Как прекрасно провели это время!» И вообще просто ликование было по поводу России. И надо сказать, что вот это очень успешно, на самом деле, было сделано. Хотя, мы, конечно, можем сказать, сколько там было потрачено денег, и так далее.

О. Журавлёва ― Чьих денег?

В. Ерофеев ― И чьих денег! И самое интересное, что если мы тут, в общем, так, веселились по поводу того, что это был Чемпионат Никольской улицы — кто быстрее бросится в объятия друг другу — то, на самом деле, там это их совершенно не волновало. Там настоящие болельщики, которые серьёзно обсуждали со мной вопросы готовности сборной России занять второе место, чем ставили меня в сложное положение. Потому что нам-то казалось, что весь этот фестиваль построен как раз для того, чтобы улучшить имидж России, а не строить какое-то замечательное зрелище спортивное. А они нет, они купились, и потянулись — хотят приехать в Россию. То есть и туризм открыт.

Я считаю, что здесь, конечно, большой успех. И, кроме того, конечно, если говорить, где победа Путина, то в том, что Запад стал уставать от вражды с Россией. Он стал уставать. Вот, уже…

О. Журавлёва ― Ух, мы их ещё помотаем!..

В. Ерофеев ― Да. Вот, он стал уставать. Он уже… Он хочет какого-то позитива… Ну, это как с соседкой по коммунальной кухне квартире. Вот, уже и в суп написали, и уже там чёрте что. А потом, всё-таки, хочется сказать «Марь Иванна, ну, давай сядем, чайку что ли попьём».

О. Журавлёва ― Хотела вас про книжку спросить.

В. Ерофеев ― Да. Я, вот, в самом деле, хотел бы сказать, что помимо вещей таких, грустных или саркастических есть вещи идеалистические. Вот, у меня здесь на столе лежит книжка Бори Дубина «О людях и книгах». Боря был моим не только однокурсником по Филфаку, но и одногруппником. И Боря был замечательным поэтом, потом он стал удивительно тонким и красивым социологом (красивым в смысле элегантным, всё подающим).

О. Журавлёва ― Ну и переводчик с испанского очень известный.

В. Ерофеев ― Потом переводчиком Борхеса и так далее. Я хочу показать эту книгу. Только что вышла. И я думаю, что когда мы говорим о героях нашего времени, то лучше вспоминать не тех, которые делят госимущество там где-то в подвалах, а говорить о настоящих героях. Настоящие герои, которые пишут. Это книга об очень интересных философских позициях, которые, в общем, говорят о том, что мысль не умерла и не умрёт даже в катакомбах. Так что спасибо, Борис, ты с нами в книгах, и мы тебя помним.

О. Журавлёва ― Спасибо большое Виктору Ерофееву. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всего доброго.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Страны моей главнейшая опора —
Не стройки сумасшедшего размаха,
А серая стандартная контора,
Владеющая ниточками страха.
И. Губерман
________________________________________

Блин, маловато, оказывается, у нас лодырей с дармоедами, понадобилось зачем-то ещё порождать институт замполитов. Уж тридцать лет, как их закопали навсегда. Нет границ путинской тупости, воистину…
________________________________________

Наше время — время патриотов — неумолимо близится.
________________________________________

Ваше время — время идиотов — давным-давно прошло. Один вот только на троне подзасиделся вот уж 20 лет как…
________________________________________

Ваше время, время дураков и простофиль, просто трудно себе представить, сколько ещё надо вам лапши на уши намотать, чтобы вы хоть как-то стали пользоваться головой по назначению.
________________________________________

Только самые конченые кретины делят мир на либерастов, дерьмократов, пиндосов, подпиндосников, грантососов и прочие бредни. Это всё — просто глюки и пустозвонные пропагандистские клише со штампами и жупелами.

На самом же деле есть только простые честные порядочные граждане и угнетающая их шайка национал-фашистов, ворюг, коррупционеров-функционеров и их холуёв, пособников, подельников, палачей, карателей, замполитов, сталинистов, энквдешников и прочей мрази…
________________________________________

Давно пора удостоить Царя-Бедоносца Орденом Карла Маркса и назвать городок Путинантуль. Лафеты — к бою!..
________________________________________

Меня в армии разжаловали в рядовые за полгода до Дембеля благодаря замполиту, которого я "случайно" послал в Баню при салабонах.
________________________________________

История России, увы — история маразма и деградации народа и государства. И это при колоссальных ресурсах и потенциалах! Дурацкую энергию, да в хорошее русло — не пришлось бы мечтать впустую о достойном месте страны в семье других народов.
________________________________________

СТАЛИН не доверял свой имидж шпане и, тем более, скрытым врагам. Оооо!, тяжела шапка Власти! За всем следить надо. И дураки, шпана есть, а также есть люди- писатели, которые строят бизнес на осмеянии Государства и народа. Так всегда было. Лаврентий придёт сам. Потому, что какие враги, такой будет и смотрящий. И это тоже нормально. Такие же законы и в физике. Смотрящий будет иметь трезвый ум, стальные зубы, страх только перед Богом и страстную любовь к женщинам! Ну и кто это? Вы угадали: РАМЗАН! Сразу притихнут Невзоровы, Доренки, а либералы начнут трястись от страха. И это нормально. В каждом из нас есть гены наглости, но и заискивания перед острыми зубами и ГОРДЫМ ДОСТОИНСТВОМ!
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Журавлёва

Ссылки по теме:

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Грабёж
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=23
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=38
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=191
  • Власть (0) > Манипуляции
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=24
  • Власть (0) > Правительство
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=129
  • Власть (0) > Проблемы армии
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=31
  • Власть (0) > Путин
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=32
  • Нравственность
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=117
  • Общество (0) > Нищета
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=186
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 14.11.2018 - «ПАПУ РАССТРЕЛЯЛИ В ДЕКАБРЕ 1937 ГОДА»
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6692
  • 13.11.2018 - РЕПРЕССИИ В ТИШИНЕ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6691
  • 12.11.2018 - ПРЕДЧУВСТВИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЫ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6689
  • 12.11.2018 - ПОПЫТКА ОСТАНОВИТЬ ИСТОРИЮ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6688
  • 11.11.2018 - ГОСУДАРСТВО ПОСТАВИЛО ПЕРЕД СОБОЙ ЗАДАЧУ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6687
  • 11.11.2018 - ГЛОТОК СВОБОДЫ ИЛИ «ПРОКЛЯТЫЕ» ДЕВЯНОСТЫЕ…
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6686
  • 10.11.2018 - ИНТЕРВЬЮ ВЛАДИМИРА СОРОКИНА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6685
  • 10.11.2018 - ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОРИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6684
  • 09.11.2018 - ПАРТИЯ НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6683
  • 09.11.2018 - СУТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6682
  • 08.11.2018 - ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СМЕРТИ СЕРГЕЯ ТИХОНОВА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6681
  • 08.11.2018 - СЕКРЕТЫ КОНСТИТУЦИИ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6680
  • 07.11.2018 - НЕ РАССЛАБЛЯЙТЕСЬ!
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6678
  • 06.11.2018 - ГЕРОИЗАЦИЯ УБИЙСТВА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6677
  • 06.11.2018 - ПОРА ПОДУМАТЬ О ЛЮДЯХ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6676