"ЯБЛОКО" : Волгоградская область. :: Новости :: ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА КАСЬЯНОВА :: Версия для печати :: Официальный сайт регионального отделения партии

Адрес сервера: http://volgograd.yabloko.ru/index.phtml
Адрес страницы: http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6660


[29.10.2018]

ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА КАСЬЯНОВА

Михаил КАСЬЯНОВ: российский государственный и общественно-политический деятель, Председатель Правительства Российской Федерации с 2000 по 2004 год, председатель политической партии «Партия народной свободы»


Михаил КАСЬЯНОВ:


Я считаю, что, в принципе, на повестке дня стоит вопрос завершения правления Путина. Поэтому я думаю, что ещё до конца этого, нынешнего 6-летнего его срока будут какие-то способы или механизмы его ухода. Поскольку страна катится в пропасть, и уже в самые ближайшие годы будут очень неприятные, скажу так, настроения среди граждан… Вы знаете, сейчас уже рейтинг его упал катастрофически практически. И это подтверждают все агентства, не только Левада, у которого сайт сразу же закрыли после публикации.

Последние 10 лет экономика не росла. Ноль. А последние 4 года реально доходы населения падают. И никакая продолжительность жизни не растёт! Вопрос в том, что сейчас не то время для того, чтобы повышать пенсионный возраст, если даже его надо повышать. Его надо повышать, когда продолжительность жизни увеличивается.

Но какая политика там проводится? Нет никакого роста расходов ни на образование, ни на здравоохранение, ни на то, что называется «человеческий капитал», что Путин объявлял в своём послании как главный приоритет 6-летней работы.


Е. Бунтман ― Добрый вечер. Меня зовут Евгений Бунтман, и сегодня со своим особым мнением у нас политик Михаил Касьянов. Давайте сразу начнем с Валерия Зорькина, который говорит, что нужно вносить точечные изменения в Конституцию. Говорит, что присутствует сейчас в нынешнем основном законе крен в сторону исполнительной власти и нечёткое, я цитирую, распределение полномочий между президентом и правительством. Вопрос к вам обращён, потому что вы возглавляли правительство. Есть ли какая-то нечёткость в распределении полномочий? Там, действительно, есть какие-то проблемы?

М. Касьянов ― Существует нечёткость, но она больше связана с законом о правительстве. Есть такой конституционный закон о правительстве, который описывает полномочия правительства, и там как раз есть статья, которая фактически делегирует полномочия по управлению внешней политикой и силовым блоком президенту. В том числе оперативное управление.

Президент у нас не относится по Конституции к исполнительной власти вообще. Закон передаёт ему эти полномочия. Но президент является гарантом Конституции, и он, скажем, обеспечивает взаимодействие разных ветвей власти — судебной, исполнительной, законодательной. Но он не является частью исполнительной властью. Думаю, Зорькин, может быть, имеет в виду это? Но мы не знаем.

Е. Бунтман ― Силовой блок в первую очередь, да?

М. Касьянов ― Я думаю, что это. Но что на самом деле, конечно, мы не знаем. Почитаем, что он там, вроде, сказал. Разговор о точечной какой-то настройке. Посмотрим, что это будет. Точечная или какая-то глобальная?

Е. Бунтман ― А как вы считаете, вообще могут быть какие-то ещё глобальные изменения в Конституции?

М. Касьянов ― Ну, я считаю, во-первых, что, в принципе, стоит на повестке дня вопрос завершения правления Путина. Я думаю, и у него в голове в том числе — у Владимира Путина у самого. Поэтому я и прежде говорил, что думаю, что ещё до конца этого, нынешнего 6-летнего его срока будут какие-то способы или механизмы его ухода. Поскольку страна катится в пропасть, и уже в самые ближайшие годы будут очень неприятные, скажу так, настроения среди граждан… Вы знаете, сейчас уже рейтинг его упал катастрофически практически. И это подтверждают все агентства, не только Левада, у которого сайт сразу же закрыли после публикации.

Е. Бунтман ― Ну, до докрымского уровня, до такого скорее.

М. Касьянов ― Ниже Крымского уже уровня. Ниже крымского уровня! Поэтому, безусловно, я думаю, что разные варианты, конечно, он рассматривает. Я не говорю, что он какие-то решения принял. Но моё представление примерно такое, что один из них — это нахождение какого-то преемника. Но преемника не просто вообще какого-то такого, думающего о будущем, а преемника, обеспечивающего сохранение нынешней системы.

Е. Бунтман ― Золотов?

М. Касьянов ― Нет, не Золотов. Ну, я не буду сейчас говорить имена.

Е. Бунтман ― Ну интересно выслушать ваши гипотезы.

М. Касьянов ― Но скажу так, что я думаю, что если Путин думает о преемнике, то преемник должен быть только из той корпорации, которая раньше называлась КГБ. Сегодня она называется там ФСБ, ФСО. Вот, в таком виде.

Е. Бунтман ― Ну, вот, Золотов чем плох?

М. Касьянов ― Ну, Золотов больше из охраны. Хотя, теоретически тоже относится к этой категории. Кто-то оттуда, да. Можно посмотреть на несколько губернаторов, которых Путин назначил из системы ФСО, ФСБ. Но это вопрос уже, так сказать, дальнейший.

Я просто думаю, что из этого узкого круга. Из узкого круга, которые ему сегодня, я так думаю, дают советы. Это люди уже его же возраста, и они не могут быть преемниками. А, вот, молодые люди, которых мало, но из системы вот этой вот старой КГБ или теперь расширенной ФСБ-ФСО… Ну, СВР тоже частично сюда входит также. Вот. Поэтому я думаю, что из этого круга кто-то может быть.

Е. Бунтман ― Ну, если мы хотим предполагать, то надо смотреть на силовиков, на молодых силовиков скорее, да?

М. Касьянов ― Только на силовиков, только на молодых — это точно. И вопрос лояльности, конечно, он чрезвычайно важен.

Е. Бунтман ― А зачем уходить вообще?

М. Касьянов ― Ну, я не думаю, что Владимир Путин хочет, чтоб его имя в истории было записано, что, вот, он раз там смалодушничал и всю страну загубил, и, вот, всё, значит, там упал уровень жизни и так далее, и всё, ушёл на негативе. Поэтому он хочет уйти на позитиве, пока ещё этот позитив, скажем так, в умах половины населения страны как минимум не разбазарен, так сказать, он ещё держится с помощью пропаганды телевизионных каналов. Поэтому я думаю, что следующий год — решающий. Даже сейчас мы можем обсудить ещё и экономическую составляющую, которая очень важна на ближайшую трёхлетку.

Е. Бунтман ― Это мы обсудим обязательно.

М. Касьянов ― Я думаю, что следующий 2019-й год является как раз, вот, решающим для принятия, ну, какого-то сценария, решения по какому-то из сценариев. Другой, конечно, сценарий, который, я думаю, многих устроил бы, это…

Е. Бунтман ― Маленькая победоносная война?

М. Касьянов ― Это улучшение рейтинга, да? Но это сценарий, который, ну, Путин навсегда, что называется. Я не знаю, хочет ли Владимир Путин этот сценарий? Не исключаю, что, может, кто-то его убедит, что другого просто реального нет. Тоже не исключаю такого. Но опять-таки, следующий год нам фактически покажет.

Е. Бунтман ― Ну, насчёт ухода Владимира Путина — об этом говорили в 2008-ом году, потом в 2012-ом до рокировочки. А потом ещё раз говорили и ещё раз, и всё время об этом говорят. После санкций говорили. И всё как-то никак.

М. Касьянов ― Это так. Нет совокупности обстоятельств, которые бы вынудили Путина принять такое решение. Это так. Многие так говорили, я в том числе также считал, что были хорошие времена, когда можно было уйти и спокойно, так сказать, с гордо поднятой головой, что он там достиг таких-то уровней экономического развития и так далее, не начав какие-то уже проблемы, непростительны никогда — такие как украинская война или агрессия против Грузии и так далее.

Но сейчас уже, конечно, уходить гораздо тяжелее. И поэтому, безусловно, обстоятельства, которые складываются, они усугубятся в ближайшие 3 года, конечно, заставят его принимать такое решение.

Е. Бунтман ― Мы видели губернаторские выборы, которые проходили в регионах, и в некоторых регионах они закончились крахом «Единой России». Ну, на таком, промежуточном этапе, во всяком случае. Грядут ещё выборы, в частности, выборы губернатора Петербурга. Вы как-то будете в них участвовать, вы как партия, вы как политик?

М. Касьянов ― Нет, я как политик в выборах губернатора Петербурга участвовать не буду. Партия также не будет — у нас нет доступа к этим выборам. Вы знаете, там и муниципальный фильтр, и так далее.

Е. Бунтман ― Нет шансов пройти?

М. Касьянов ― Нет, ну просто у нас вообще выборов сейчас нет. Мы участвуем в невыборах, поскольку мы не можем не участвовать, поскольку мы политическая партия. А политическая партия должна участвовать.

Но я ещё раз напомню, что, например, в 2016-ом году мы считали, что, всё-таки, у Путина есть шанс начать расставлять ситуацию и пропустить реальную оппозицию в Думу — 20-30 мест, которые фактически мы взяли. Нам просто, так сказать, написали не 8%, а 0,8%, а «ЯБЛОКУ» не 6% написали, а 1,6%.

Но сегодня нет этого. И поэтому эти выборы будут фактически, скажем так, замером для всех нас, что думает Путин и его ближайшее окружение в отношении населения очень важного города, где негативное отношение к нынешнему режиму в данный момент, мне кажется, даже сильней, чем в Москве. В Питере сегодня настроения негативные, более резкие в отношении нынешней власти.

Поэтому мне думается, что Кремль придумает конструкцию, расслабляющую ситуацию, чтоб избиратели начали верить, что в Петербурге выборы настоящие, и они избирают нового человека. Допущены будут конечно только те, кто, ну скажем так, будут чрезвычайно или очень лояльны Путину. Но выборы между ними могут быть.

Е. Бунтман ― Но мы видели во многих регионах, что кандидаты, которые даже, в общем, не очень собирались побеждать, всё равно победили на протестных настроениях.

М. Касьянов ― Это другая история. Питер — это отдельно тема. То, что касается прошедших выборов, там, конечно, выборы проходили не за кандидатов, а против Путина. Это плата за пенсионную реформу, за повышение налогов, и фактически это голосование протеста.

Е. Бунтман ― Почему Петербург отличается? Почему не может какой-нибудь кандидат (не важно там, коммунист, ЛДПР, справедливоросс) взять и победить на протестных настроениях? Или кто угодно? Не знаю, Сергей Шнуров? (это я так, из головы говорю).

М. Касьянов ― С учётом опыта вот тех 4-х регионов Дальнего Востока, Сибири и здесь в Центральной России, где были провалы, Кремль сейчас, конечно, очень озабочен. И нужны какие-то опережающие действия по снижению негативной реакции населения. Замер прошёл вот в этих регионах, и увидела власть, как люди реагируют на те решения недавние, непопулярные решения, которые были приняты.

В Петербурге это может перевернуть вообще всё, так сказать, чрезвычайным образом. Поэтому я уверен, что там будут мягкие условия, а именно будет несколько кандидатов, каждый из которых может стать губернатором, и с которым Путин согласится, что он может стать губернатором.

Е. Бунтман ― Ну, то есть равнолояльные, условно говоря?

М. Касьянов ― Примерно равнолояльные, там, 2-3 человека, победа каждого из которых будет приемлема для Путина.

Е. Бунтман ― То есть то, что произошло в регионах, это позволит выбрать новую стратегию какую-то и Путину, и «Единой России», да?

М. Касьянов ― Не позволит, а заставляет их выбрать. Они просто прозевали эту ситуацию. Считали, что авторитет Путина настолько высок и настолько хороши его выступления по пенсионной реформе. Посчитали, что это размягчит и смягчит.

Е. Бунтман ― То есть выборы, по сути, на пользу действующей власти идут?

М. Касьянов ― Они подумали, что раз отец родной выступил, всё, ситуация смягчится… А народ этому не поверил и ещё больше стал раздражаться. И вот эти голосования именно это продемонстрировали. Это был голос против Путина.

Е. Бунтман ― Ещё про выборы вас спрошу и про личное, про участие ПАРНАСа в выборах. Ещё есть выборы в Мосгордуму, которые предстоят и на которые многие политические движения возлагают какую-то серьёзную надежду. Ну, потому что это не губернаторские, не мэрские выборы и отбор несколько легче, как представляется многим политикам. Тот же самый Дмитрий Гудков об этом говорил, кандидаты от коммунистов об этом говорили в этой студии. Вы будете как-то принимать участие или вы игнорируете все выборы?

М. Касьянов ― Мы будем, но я не такой оптимист как вот коллеги, которые сказали, что это хорошие или лёгкие процедуры. Это не так. Но, конечно, мы будем участвовать. Но я не настроен в ожидании, что какие-то будут прорывы, оппозиция займёт какие-то там важные позиции…

Е. Бунтман ― Почему?

М. Касьянов ― Поскольку это всё очень контролируемое, плюс это одномандатные округа только. Там нет партийных списков. В одномандатных округах административный ресурс применяется гораздо более активно, и он проще для власти (их применять). И поэтому я думаю, что там ещё сбор подписей, там будет отсев, большой отсев будет именно на допуски к этим выборам.

Е. Бунтман ― А вам как и другим, я напомню наверное, что нужно собирать подписи после того, как было потеряно вот это так называемое немцовское место в Ярославле, да?

М. Касьянов ― Нет, не в связи с этим. В связи с принятием закона 2014 года.

Е. Бунтман ― Ну да. И плюс ещё это усложнилось, что вы не присутствуете в региональных собраниях.

М. Касьянов ― Это относится к федеральным. К московским выборам это не относилось. Я напомню вам, что этот закон был введён в 2014-ом году именно из-за нас. Потому что в то время были выборы в Мосгордуму, и ПАРНАС уже создал большую коалицию с другими партиями. И у нас уже фактически началась предвыборная кампания. И вы помните, что была аннексия Крыма и тогда мы с Борисом Немцовым организовывали эти марши против аннексии Крыма и войны в Донбассе.

И тогда как раз, вот, для того, чтоб мы легальным образом не выходили (а вы знаете, во время предвыборной кампании можно ходить по улицам, и любой кандидат проводит встречи прямо на улицах). Вот, для того, чтобы нас не было, была принята такая поправка, что нельзя участвовать в региональных выборах, если у тебя там нет хоть одного места в этом регионе.

В федеральных, как ни странно, мы продолжали иметь право участвовать. А, вот, в региональных уже не имели права. И поэтому вот эта глупая норма (ну, даже по логике глупая) действует до сих пор, и поэтому никто не может участвовать из тех партий, у кого нет хоть одного депутата без сбора подписей. Без сбора подписей не может участвовать, если нет хотя бы одного депутата, прошедшего по списку. А поскольку теперь уже в Мосгордуме уже она избиралась и в прошлый раз, и сейчас только одномандатно, и поэтому…

Е. Бунтман ― Ну, она несколько монополизировалась там.

М. Касьянов ― Поэтому партийные списки вообще значения не имеют. Только партии, присутствующие в Государственной Думе, имеют право без сбора подписей туда направлять, участвовать в выборах без сбора подписей.

Е. Бунтман ― Про Немцова, вот, говорили. Сегодня день рождения, Немцову исполнилось бы 59 лет.

М. Касьянов ― Это да.

Е. Бунтман ― Как вообще? Преобразилась ли российская политика вообще без Немцова?

М. Касьянов ― Сегодня утром я был на кладбище. Как обычно в этот день я прихожу на могилу Бориса. Конечно, как мы эти все 3 года говорим, что это большая утрата, и до сих пор мы всё это чувствуем, поскольку это яркий политик, который мог и выступать на улице, и мог писать программы, и, в общем, разноплановый человек. Безусловно, это большая утрата для всего оппозиционного движения. Плюс он, конечно, ну скажем так, своей харизмой и своим, так сказать, дружеским подходом любил всех соединять вместе. Особенно в этот день мы всегда собирались вместе где-нибудь в хорошем месте, там, человек 30-50, и обсуждали разные вещи в таком, дружеском, запоминающемся режиме. Многие, кто участвовал в этом, все это помнят, как это было очень полезно. Я не говорю, что просто весело-смешно. Это было полезно, по-дружески, так сказать, тепло. Так сказать, рана у всех до сих пор эта жива. И у меня, конечно, безусловно. Я потерял своего близкого соратника, друга, и теперь вот в ПАРНАСе я один.

Е. Бунтман ― Складывается ощущение, что как-то за эти 3 года… Я не знаю, как это связано с утратой Немцова. Просто, ну, как-то жизнь такая, что все в оппозиции совсем как-то разошлись, размежевались и перессорились.

М. Касьянов ― Ну, мне кажется, что просто все те организации, которые мы с Борисом пытались объединить, и у нас когда-то получалось, когда-то не очень (в большей степени не получалось), что теперь все эти организации и их лидеры набрали какой-то определённый опыт, и каждый хочет быть по отдельности.

Ну, плюс, конечно, власть очень много сделала для того, чтобы запугать и активистов наших в регионах, и она продолжает это делать. Поэтому, на самом деле, вы правы, что состояние демократической оппозиции сегодня плачевное просто. Объединяться никто не хочет. Наши призывы и призывы нашей партии, мои призывы фактически каждые полгода под разные выборы мы призываем объединиться, не находят отклика, люди имеют какие-то другие мотивации.

Единственное, когда мы вместе проходим, это марш памяти Немцова. Тогда все в одну колонну встают. Единственный, к сожалению, только один этот памятный день, когда мы бываем все вместе.

Е. Бунтман ― На выборах в Мосгордуму если, опять же, удастся как-то в них всем более-менее демократическим движениям участвовать, если пустят, удастся ли не мешать друг другу хотя бы? Ну, то есть распределить… Вот, тот же самый Гудков… Вы уж извините, что я веду такую заочную полемику. Просто он сидел как раз на том месте, на котором сидите вы, и мы с ним разговаривали об этом… Его идея состояла в том, чтобы не мешали друг другу и распределились по одномандатным округам. Чтобы не было в одном округе от ПАРНАСа, «ЯБЛОКА», Навального, Партии Гудкова.

М. Касьянов ― Ну, я думаю, что это очень правильная мысль, она совершенно очевидная. Ничего тут такого оспаривать или дискутировать нечего. Без этого просто вообще ничего не будет работать. Это минимальное, что можно сделать.

Е. Бунтман ― Ну, просто вот была тоже на выборах же история с Зубовым и Бароновой, когда шли по одному и тому же округу, и ещё кто-то шёл (я уже не вспомню, наверное).

М. Касьянов ― Нет, мы тогда все были очень расстроены, потому что мы считали, что Баронова снимется.

Е. Бунтман ― А Баронова считала, что Зубов снимется.

М. Касьянов ― Нет, Зубов не мог сняться, потому что Зубов был кандидатом №1, и все об этом знали. И все партии и движения, в том числе и те, которые поддерживали Баронову, знали об этом. И была такая, ну, общая такая договорённость. Поэтому тот случай… Действительно, вы напомнили. Но он, действительно, больной случай, да.

Е. Бунтман ― И неприятный для всей истории избирательной.

М. Касьянов ― Неприятный, да, неприятный.

Е. Бунтман ― Про Чечню и Ингушетию. Это сейчас одна из ключевых, конечно, историй, которая происходит в российской политике, такой, публичной политике. Вы следите за этой историей с разграничением границы Чечни и Ингушетии?

М. Касьянов ― Смотрю за общественным, скажем, напряжением.

Е. Бунтман ― Как это вообще стало возможно?

М. Касьянов ― Я не знаю деталей, именно как проходит граница, как и что там.

Е. Бунтман ― Ну, грубо говоря, Чечня получила в 25 раз больше территории, чем Ингушетия в обмен.

М. Касьянов ― Ну, кто-то говорит по-другому.

Е. Бунтман ― Нет, ну есть факты, есть карты, да.

М. Касьянов ― Да-да-да. Ну, конечно, это напряжение растёт. Но вопрос самый главный, в том, что, как мы видим, это никак не обсуждалось с народом. Руководители двух республик подписали это соглашение, в режиме продавливания парламент Ингушетии как минимум принял это дело. Я так понимаю, в Чечне это вообще там, так сказать, все, наверное, на 100% проголосовали. Поэтому, конечно, напряжение вокруг этого, я думаю, просто так не исчезнет, если не будет разговора с людьми.

Е. Бунтман ― А как надо исправлять эту ситуацию?

М. Касьянов ― Разговор с людьми. Только разговор с людьми.

Е. Бунтман ― Региональным властям?

М. Касьянов ― Круглый стол сначала у себя в Ингушетии, поскольку они, я так понимаю, прежде всего считают себя обделёнными по такому возможному соглашению или подписанному соглашению. А потом надо общую дискуссию открывать.

Е. Бунтман ― Общая дискуссия? Вот, что должен делать федеральный центр?

М. Касьянов ― Не, ну, федеральный центр должен поддержать те инициативы, которые выдвигают люди, знающие ситуацию. Там уже, по-моему, Аушев предложил сесть за стол с представителями всех тейпов. Тейпы для народов Северного Кавказа, ну, по крайней мере, для двух этих республик — это сообщество. Общественные такие, ну, не организации, но сообщества. И поэтому, конечно, их интересы могут как-то отличаться, они должны быть учтены. Поэтому нужно всех выслушивать и как-то находить компромиссы, улаживая и пристраивая друг к другу интересы всех.

Е. Бунтман ― То, что вы говорите, это сверхочевидные вещи. Почему этого не было сделано раньше?

М. Касьянов ― Это сверхочевидные решения, которые относятся вообще и к управлению республикой, что одной, что другой, и многим другим. Я это говорил всегда, это говорил даже Борис Немцов в своё время на конференции.

Во-первых, там должен быть общереспубликанский круглый стол постоянно в форме местного парламента, который предусматривает в том числе и представительство всех сообществ.

Ну, в данном вопросе, вот, можно апробировать сейчас на этой проблеме размежевания и установления границ. И поэтому, конечно, федеральный центр должен поддерживать эти инициативы, а не пытаться найти одного человека, который уговорит всех. Это долгий процесс, это вопрос не одной и двух недель, он может занять несколько месяцев, а, может быть, пару-тройку лет. Но это нужно делать.

Е. Бунтман ― Вот, как напоминает наш слушатель из Курска, молчат федеральные телеканалы о том, что происходит в Ингушетии, о том, что происходит в Магасе. Никак не обличают людей, которых даже, казалось бы, можно было назвать «американскими наймитами». Ну, такое ощущение, что совсем устранилась федеральная власть. Но может, это к лучшему?

М. Касьянов ― Нет, это не к лучшему. Просто опять ищут простые решения сложнейших вопросов. Потому что, как я считаю, что нужно делать, это сложный процесс. Это круглый стол, это обсуждение, обсуждение, это выслушивание всех мнений, попытки их сблизить и так далее. Это сложный переговорный процесс. Я такие переговоры свои в 90-х вёл, так сказать, месяцами по долгам нашим российским и советским, и так далее.

Здесь вопрос межнациональных отношений и территориальный, который очень переплетённый, поэтому тут сложный процесс. А ищут как всегда очень простое решение — найти кого-то, кто что-то там поторгуется, где-то поддавит, пообещает и что-то такое подпишут.

Е. Бунтман ― Давайте еще про простые сложные решения поговорим, как-то подведём итог так называемой пенсионной реформе, то есть повышению пенсионного возраста. В конце 90-х и в начале 2000-х вы в том числе занимались и пенсионными вопросами, безусловно, и как и в Минфине, и уже как председатель правительства. Тогда можно было предвидеть, что будет какая-то демографическая дыра, о которой говорит президент Путин, и что будет неминуемо, как это говорят многие экономисты, повышение пенсионного возраста?

М. Касьянов ― То, что дыра демографическая или, там, яма, как её называют, это было очевидно. Демография — такая наука, прогнозы её достаточно точные. Это всё связано с войной, с утратой населения во время войны, в большей степени мужского, в меньшей степени женского (но тоже огромное количество). И поэтому спросите у демографов, посмотрите на их схемы и это будет видно. Это совершенно было очевидно и понятно, что это будет. И сейчас уже мы вот, входим в эту яму. В ближайшие 3 года будет пик — это самое дно. Вот. Мы предвидели это. И когда мы делали пенсионную реформу в 2000-2003 годах…

Е. Бунтман ― Тогда накопительная часть.

М. Касьянов ― Да. Мы добавили накопительную часть. Это был новый совершенно элемент для того, чтобы работающие молодые люди могли сами уже начать формировать своё будущее вне зависимости от государства, на своих пенсионных накопительных счетах формировать свой капитал помимо того, что даст государство из общей копилки. Поэтому потом не просто, значит, люди будут кормиться с руки, что называется, а могли бы уже сами себе строить.

Ну, вы знаете, это было всё разрушено. После моего ухода буквально сначала исключили граждан там, по-моему, до 1958 года.

Е. Бунтман ― А Медведев говорил, что это вы всё неправильно посчитали.

М. Касьянов ― Ну, у нас как раз было всё правильно подсчитано. Потом всё это закрыли. Что сейчас происходит, конечно, это ужасно! Потому что последние 10 лет — это утраченные или потерянные годы для России. Вы знаете, за эти 10 лет экономика выросла на 7%. А в предшествующие 10 лет (1999-2008) экономика выросла на 100%, то есть в 2 раза. ВВП был удвоен.

А последние 10 лет экономика не росла. Ноль. Ну, 7% — считайте это 0 за 10 лет. А последние 4 года реально доходы населения падают. И никакая продолжительность жизни не растёт!

Е. Бунтман ― Ну, а зарплаты растут?

М. Касьянов ― Нет, зарплаты растут по 1,5-2%, что значительно ниже инфляции. Вы знаете, что даже 2 года была пропущена индексация.

Е. Бунтман ― Ну, как же? Вот, Росстат говорит, и Путин тут цитировал как раз данные Росстата.

М. Касьянов ― Ну, вы можете мне цитаты не приводить. Просто данные, которые есть, если правильно анализировать те же данные Росстата (пока они ещё впрямую не фальсифицированы, слава богу, ещё пока можно пользоваться этими данными), то совершенно другая картина, а не то, что докладывает Путин или Медведев. Проблема не в этом.

Вопрос в том, что сейчас не то время для того, чтобы повышать пенсионный возраст, если даже его надо повышать. Его надо повышать, когда продолжительность жизни увеличивается. Но сейчас после 4-х лет падения реальных доходов и, скажем так, посчитав, что это даёт им 600 миллиардов рублей в год, и плюс ещё, вы знаете, повышение НДС… Ну, я с трудом его понизил там на 2% (эти НДС), и сейчас снова вернули это обратно до 20%. Это еще 600 миллиардов там. 11 с небольшим триллионов в год.

Е. Бунтман ― Ну, дырки надо как-то затыкать в бюджете?

М. Касьянов ― Ну, нет дырки в бюджете! Посмотрите бюджет, который внесён сейчас в Государственную Думу. Он сделан с профицитом. Посмотрите, там нет никаких расходов.

Е. Бунтман ― А надо дефицитный?

М. Касьянов ― Можно делать дефицитный. Посмотрите, какие делаются оценки. Кстати, 2019-й год там спланирован достаточно, скажу так, аргументированно. Но какая политика там проводится? Там нет роста никаких расходов ни на образование, ни на здравоохранение, ни на то, что называется «человеческий капитал», и то, что Путин объявлял в своём послании как главный приоритет 6-летней работы.

Единственная линия в этом 3-летнем бюджете — это накопление резервов в Фонде национального благосостояния. И там, если сейчас в нём 3,7 триллиона, то на конец 2021-го года он планируется там чуть ли не до 14-ти триллионов. То есть 4-кратное увеличение.

Е. Бунтман ― А не нужно этого делать?

М. Касьянов ― А вот смотрите. А если по 1,2 триллиона в год за счёт повышения НДС и увеличения пенсионного возраста направлять в Фонд национального благосостояния, то на конец 2021-го года там было бы не 14 триллионов, а 11 триллионов рублей. И население не страдало бы и не мучилось от того, что сейчас будет происходить у же происходит. Ведь уже будет рост цен, и теперь ЦБ пересматривает инфляцию (правильно делает), поскольку с учётом роста налогов ситуация будет иная. Вот.

Но я говорю сейчас о пенсии, что этого можно было не делать. Если бы страна росла с темпом, там, по 6-7% в год и ВВП удваивался бы каждые 10 леи, реальные доходы населения росли так, как росли, ну, в моё время по 10-15% в год, тогда бы через 10-летний период можно было бы об этом говорить о повышении пенсионного возраста. Потому что продолжительность жизни выросла бы в связи с ростом доходов.

Е. Бунтман ― Ну а вдруг цены на нефть упадут? Ну, понятно же, что никакого роста нет, мы живём в этой реальности. Россия находится в окружении санкций, которые получила, не будем говорить, по какой причине и по чьей вине. Ну, по своей собственной вине. Но есть санкции, которые, безусловно, влияют на российскую экономику. Плюс ещё цены на нефть могут быть какие угодно, плюс ещё, вот, тут Саудовская Аравия прогнозирует, что вообще Россия перестанет добывать нефть лет через 19, потому что она кончится. Ну, нам же нужны какие-то резервы? Чем больше резервов, тем лучше. Ну, как мне, дилетанту, это представляется.

М. Касьянов ― Это для того, чтобы спасти себя, но не для того, чтобы развивать страну. Это вы говорите точно так, как думает Путин и его окружение: нужно иметь кубышку для того, чтобы затушить пожар, когда он возникнет.

Е. Бунтман ― Ну, это такая, очень простая и понятная логика.

М. Касьянов ― Именно это я и хочу сказать. Это простая и понятная логика, другой логики нет. Это все слова Путина про безысходность, про то, что иначе страна погибнет, что мы должны защищаться от врагов, что чушь полная, никаких врагов у нас нет. Необходимо инвестирование в человеческий капитал, но ничего этого нет. Посмотрите: у нас в бюджете вообще никакого увеличения нет. Никакого увеличения нет ни на здравоохранение, ни на образование!

Е. Бунтман ― Более того, даже оборонные расходы обещают сократить.

М. Касьянов ― На том же уровне. На том же уровне, потому что все деньги от экспорта нефти и газа идут в кубышку. Вы помните, как было в 2005 году, когда так называемая монетизация льгот была проведена через год после моего ухода? Никто реформу не подготовил, назвали её странным словом «монетизация льгот». Никто не был ответственный. Тут же пенсионеры вышли, перекрыли дороги!

Е. Бунтман ― Ну, потому что им никто ничего не объяснил.

М. Касьянов ― Никто ничего не объяснил. Президент не отвечал за это… Сейчас президент взял на себя пенсионную реформу и получил реакцию Дальнего Востока, Сибири на выборах. Вот, сейчас посмотрим, что дальше будет.

Е. Бунтман ― Ну, а тогда пожертвовали Зурабовым, как мы помним.

М. Касьянов ― Теперь уже думают о конституционном изменении для того, чтобы спасать ситуацию. Тогда просто деньгами забросали. Я бы сказал так, с вертолёта деньги разбрасывали, затушили пожар. С тех пор ни одной реформы в стране не проводилось — были только антиреформы.

Сейчас мы идём к следующий ситуации. 2019-й год жирный будет с учётом нефти, потому что цена нефти растёт, и она может вырасти дальше. А потом будет падение цены нефти, начнётся циклический спад экономики в мире. А мы как очень зависимая от экспорта страна, фактически зависимая только от этого, будем ещё ниже падать. Поэтому уже если посмотреть на очень реальный 2019-й год, посмотреть на 2020-й и 2021-й, как они запланировали, ну, там просто всё рисованное. Там, знаете, что идёт? Рост инвестиций 7% в год.

Е. Бунтман ― Смело.

М. Касьянов ― Из-за того, что будут иностранные прямые инвестиции и частные российские инвестиции. Все убежали уже, иностранцы убежали, все российские инвесторы уже убежали…

Е. Бунтман ― Ну, многие вынужденно убежали, ну, потому что санкции.

М. Касьянов ― Но пишет, пишет Минфин о том, что будет резко улучшен инвестиционный климат. Посмотрим, что же это такое нам может предложить по улучшению инвестиционного климата? Пока есть только чрезвычайное ухудшение и санкции, важный фактор.

Е. Бунтман ― Но насколько сильно вообще влияют санкции? Не только как-то психологически и инвестиционно, но вообще…

М. Касьянов ― Сейчас они влияют, добавляют к проблемам, которые вообще создала нынешняя власть для себя и для всех нас — я имею в виду отсутствие какой-либо политики и фактически расторжение всех связей с внешним миром. Сегодня санкции очень сильно добавляют к этому, и они будут увеличиваться. И я уверен, что каждый месяц…

Е. Бунтман ― А они будут увеличиваться?

М. Касьянов ― Будут. Будут увеличиваться. И я уверен, что каждый месяц будут появляться новые факты такого давления. Сейчас там одни ГРУшники, завтра там другие, послезавтра третьи. Соответственно каждый месяц что-то будет появляться, и санкции будут увеличиваться. Сейчас вот вы знаете, нас ждут ноябрьские американские санкции в связи с нарушением закона о запрещении химического оружия.

Е. Бунтман ― А российская экономика не привыкла за эти годы уже к санкциям, как-то выкручиваться из этой ситуации?

М. Касьянов ― Она не может привыкнуть к санкциям, потому что не знает, какие будут санкции. Она привыкает к каким-то ожиданиям.

Е. Бунтман ― А потом каждый раз что-то новенькое?

М. Касьянов ― Что-то новенькое, да. Сейчас вот видите, началась истерия по поводу запрещения хождения доллара (что чушь полная, конечно).

Е. Бунтман ― Что такое дедолларизация? Это вообще как отразится?

М. Касьянов ― Да, я понимаю так, что наши руководители решили обычную нормальную попытку по расширению использования рубля в международных расчётах (что должно быть и должно быть целью), но назвали её дедолларизация. То есть политически окрасили это против Америки, как бы. Никакая Америка не собирается запрещать нам использовать доллар: это чушь, кто такое говорит. Любое государство заинтересовано в расширении распространения своей валюты, и американцы тоже… Никто это не вносил ни в какие проекты законов, как нам кто-то пытается цитировать. Это ложь просто.

Е. Бунтман ― А зачем? Они просто разучились разговаривать, объяснять?

М. Касьянов ― Санкции будут в том проекте закона, который ещё не принят. Написано там «Возможно, в отношении 7-ми государственных банков». Но там записано так, что президент США обязан ввести санкции против одного или нескольких. «Одного или нескольких» там понятно — там есть банки, которые не работают с населением. Это занимающиеся оборонкой, занимающиеся просто спецпроектами. Это 2 банка. Не Сбербанк, не ВТБ, не другие банки, где есть сбережения граждан, они не будут затронуты этими санкциями. Я в этом уверен практически.

Поэтому никаких проблем со сбережениями в долларах у населения не будет. Люди уводят доллары свои по другой причине — понимают, что здесь беда и скоро нынешняя власть начнёт, скажем, какие-то жёсткие меры принимать в отношении своих граждан, как это было на примере антисанкции по продовольствию. Сейчас что-то такое будет в этой сфере. Поэтому это не неизбежные, но возможные действия наших властей по самозащите такого вот тонущего корабля.

Е. Бунтман ― Довольно грустную картину обрисовал Михаил Касьянов, который был у нас со своим особым мнением. Спасибо большое.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Эра Михаилов Касьяновых миновала и вряд ли она вновь к ним вернётся. Умные ребята, но ВСЁ сами пропукали.
________________________________________

Профукали не без нас…
________________________________________

Получил SMSку из сбербанка «в соответствием с вашим заявлением меняем вашу карту на карту МИР». Целый вечер вспоминал, как и когда я писал заявление — так и не вспомнил. Не был в сбербанке уже минимум как год. Вот заботливый гнойный русский мир — я не думал, не гадал, а моё желание уже исполнено! Ну, не достижение?..
________________________________________

В ход опять пошёл излюбленный метод совка — добровольно-принудительный. Никто никого ни о чём не спрашивает, но действует по многочисленным просьбам трудящихся. Тут тебе в этом русле и пенсионная реформа, и чечено-ингушкий прецедент — начальство лучше знает, чего хотят их холопы…
________________________________________

Многие в те времена воспринимали уважаемого премьер-министра только лишь как очередного проходного кремлёвского чисто декоративного фантика, такого вот послушно марширующего туда-сюда "ать-два" стойкого оловянного солдатика из роты почётного караула РПК придворного кремлёвского полка образцовой шагистики и прочего военизированного балета на хромовых пуантах в белых перчатках.

А он оказался намного приличнее, честнее и порядочнее всяких там киндер-сюрпризиков, черномырдиных-фрадковых-зубковых. Вечная Слава и Немеркнущая Память подло казнённому в спину нашему дорогому Борцу за Свободу Борису Немцову.
Мы на обломках самовластья
Напишем ваши имена…
________________________________________

Премьер — глава Исполнительной власти, поэтому должен быть талантливым организатором, исполнителем задуманного. А Немцов — генератор идей, это должность не премьерская…
________________________________________

Ну, насколько я понимаю, при разделении властей, законодатель (дума), или президент (указ), решают, чтО делать надо, а вот премьер решает, кАк это сделать. Мне кажется, у Мих-Миха это неплохо получалось в начале нулевых. Когда поставлена толковая задача, то и выполнить реально. Это ж не «высосать из пальца двойную зарплату учителям и врачам». Высосали, сократили ставки, а те работают за двоих.
________________________________________

Экономический рост, обусловленный реформами 90-х и налоговыми реформами начала нулевых (снижение НДС, отмена одних налогов и установление плоской шкалы в 13% в налоге на доходы), помноженный на рост нефтяных цен, давал ежегодный прирост экономики порядка 7-8%, росли и реальные доходы населения. Бюджет страны при цене нефти $20-25 за бочку, был бездефицитным.

Примерно ко времени дела Юкоса (зима 2003-2004) Мих-Мих был смещён и заменён желеобразным Фрадковым, о котором сегодня уже никто и не помнит. Примерно тогда же он окончательно перешёл в оппозицию кремлю.
________________________________________

В день рождения Б.Немцова, к сожалению, вместо поздравления приходится произносить другие слова. Светлая память этому честному, мужественному, красивому человеку.
________________________________________

Присоединяюсь. Редкой души был человек и редкого дара. Потеря невосполнимая для нашего времени.
________________________________________

На "Кисель-ТВ" и всех радиоканалах, полная ТИШИНА — путинская власть навсегда забыла о нём, но МЫ его не забудем. Нет Бориса, и вся Оппозиция осиротела.
________________________________________

Ещё бы! Он был для всей власти, и для окурка в частности, как кость в горле!
________________________________________

Если бы социализм ценил умных, то был бы жив до сих пор.
________________________________________

Что вы назвали социализмом? Диктатуру стариков из Политбюро? У них вместо ума был сплошной маразм. А социализм неизбежен — эволюцию никто не отменял. Дело времени.
________________________________________

Какой социализм имеется в виду? Шведский? Или швейцарский?..
________________________________________

В Швеции смесь социализма с капитализмом, но и это уже достаточно для того, что бы все увидели разницу не в пользу капитализма. Социалистическая часть благо для шведов, а капиталистическая их разделяет на имущих и неимущих, создавая те же проблемы, без которых капитализм не может существовать. Система, основанная на низких человеческих качествах жадного эгоизма, в принципе не может нести добро людям. Она благо только для жадных эгоистов.
________________________________________

Путин через своего пресс-секретаря оперативно среагировал на двух футболистов-хулиганов, а кадыровскую агрессию против ингушей молча и трусливо пустил на самотёк.
________________________________________

Паук никогда не уйдёт из угла комнаты, и будет поедать "букашек", "мух", да и "котлетой" не побрезгует. Пока ЕГО не смахнёшь "тряпкой" или "веником"…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений Бунтман

Ссылки по теме:

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=38
  • Власть (0) > Грабёж
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=23
  • Власть (0) > Манипуляции
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=24
  • Общество (0) > Оппозиция
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=56
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 13.11.2018 - РЕПРЕССИИ В ТИШИНЕ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6691
  • 12.11.2018 - ПРЕДЧУВСТВИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЫ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6689
  • 12.11.2018 - ПОПЫТКА ОСТАНОВИТЬ ИСТОРИЮ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6688
  • 11.11.2018 - ГОСУДАРСТВО ПОСТАВИЛО ПЕРЕД СОБОЙ ЗАДАЧУ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6687
  • 10.11.2018 - ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОРИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6684
  • 09.11.2018 - ПАРТИЯ НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6683
  • 09.11.2018 - СУТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6682
  • 08.11.2018 - СЕКРЕТЫ КОНСТИТУЦИИ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6680
  • 07.11.2018 - НЕ РАССЛАБЛЯЙТЕСЬ!
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6678
  • 06.11.2018 - ГЕРОИЗАЦИЯ УБИЙСТВА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6677
  • 06.11.2018 - ПОРА ПОДУМАТЬ О ЛЮДЯХ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6676
  • 05.11.2018 - КАК БОРОТЬСЯ С МАФИОЗНЫМ ГОСУДАРСТВОМ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6675
  • 05.11.2018 - ЕДИНСТВЕННАЯ СТРАНА В МИРЕ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6674
  • 04.11.2018 - ПОЛИТИЧЕСКАЯ КЛОУНАДА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6673
  • 03.11.2018 - ВОЙНА СИЛОВИКОВ С БАБУШКАМИ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=6670