"ЯБЛОКО" : Волгоградская область. :: Новости :: БЫЛА ЛИ ЭПИДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА БИОЛОГИЧЕСКОЙ АТАКОЙ? :: Версия для печати :: Официальный сайт регионального отделения партии

Адрес сервера: http://volgograd.yabloko.ru/index.phtml
Адрес страницы: http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=7764


[05.04.2020]

БЫЛА ЛИ ЭПИДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА БИОЛОГИЧЕСКОЙ АТАКОЙ?

Кеннет АЛИБЕК: учёный-микробиолог, специалист в области иммунологии, биотехнологии, биохимического синтеза, острых и хронических инфекционных заболеваний, биологического оружия, доктор биологических наук, полковник Советской Армии в отставке

(ТЕКСТ, ИЛЛЮСТРАЦИИ)

Кеннет АЛИБЕК:


Биологической атаки коронавирусом не было. Вероятность применения оружия со стороны какого-то государства практически равна нулю, так как любой агрессор в ответ может получить удар более мощный ядерным оружием.


Кеннет Алибек известен как один из крупнейших в мире специалистов в области защиты от биологического оружия. В 1975 году Кеннет Алибек окончил военный факультет Томского медицинского института по специальности «Инфекционные заболевания и эпидемиология» и пришёл на работу в Главное управление «Биопрепарат» при Совете Министров СССР. Эта организация занималась вопросами создания бактериологического оружия и способами защиты от него. С 1988 по 1992 год Алибек (тогда ещё Алибеков) занимал должность первого заместителя начальника «Биопрепарата» и имел воинское звание полковника Советской армии. В 1992 году он эмигрировал в США, стал профессором и руководителем Национального центра биологической безопасности США при университете Джорджа Мейсона. Написал несколько книг на эту тему. В 1994-ом Конгресс США наградил его медалью Беркли «за выдающийся вклад в дело борьбы за мир». В 2007-ом Алибек открыл производство препаратов и клинику в Украине. Потом вернулся в родной Казахстан работать про приглашению правительства. Сейчас он вновь занимается научной работой в США, в компании Locus Fermentation Solutions.

Доктор Алибек, некоторые верят в конспирологическую теорию возникновения коронавируса, который сегодня разгуливает по всему миру. Считается, что это была атака на Китай, а точнее на его экономику. Или это антиглобалисткое движение. Вы верите в это?

— Я в это не верю, и моя позиция следующая. В последнее время в связи с эпидемией появилось много различных версий. Мне пришлось проанализировать большое количество публикаций.

Выдвигались теории о диверсии США, о секретной лаборатории Великобритании, заговоре фармакологических компаний, о китайском биологическом оружии, похищении штамма китайскими учёными из Канады и экспериментах Гарварда.

На эти домыслы я могу с уверенностью сказать, что ни одного реального факта, подтверждающего это, не существует. В особенности сложно оценить, на каком основании известный эксперт в области биологического оружия доктор Никулин сделал выводы о диверсии США, выступая по телевидению. Мне трудно предположить, что такой опытный специалист мог сделать этот вывод на основе того, что он рассказывает.

К сожалению, в период таких эпидемий и пандемий появляется большое количество слухов, в которых будут рассматриваться различные теории, выдаваемые за факты. Мне неоднократно приходилось сталкиваться с подобными ситуациями. Например, в 2001 году, после атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке некоторые люди всерьёз уверяли, что это сделала американская разведка. Тем, кто умеет логически мыслить, понятно, что в принципе невозможно пронести такое количество взрывчатых веществ без того, чтобы это не было зафиксировано на камерах видеонаблюдения.

Другим примером является якобы достоверная информация о роли референтной лаборатории в Алматы. Все просто забывают, что в этом городе уже много десятилетий существовал противочумный институт, который занимался изучением зоонозных инфекций. Данная лаборатория — не более чем попытка создать классификацию патогенов, присутствующих в различных регионах, так как страх возможных террористических атак, в том числе с использованием биологического оружия существует и в США. Понимаю, что чтобы я сейчас не приводил в качестве аргументов, я не смогу переубедить людей, верящих в эти теории. Просто хотел бы сказать думающим людям, что всё это не более чем одна из «теорий заговора».

К сожалению, существует немало «специалистов», которые пытаются повысить свою известность за счёт таких «экспертных» оценок. Одна только относительная нестабильность этого вируса во внешней среде и его инактивация при относительно небольших температурах говорит, что это не биологическое оружие.

Что же такое коронавирус?

— Всемирная организация здравоохранения объявила о том, что коронавирусная инфекция, официально названная Сovid-19, вызванная вирусом SARS-CoV-2, приобрела размеры пандемии. Эпидемия, начавшаяся в виде, казалось бы, незначительной вспышки в Центральном Китае, в городе Ухань, не выглядела вначале угрожающей. Предполагалось, что она не приобретёт тех масштабов, которые мы видим сейчас.

Немногим более месяца назад в одном из интервью для американского телевидения я высказал предположение, что эпидемия в Китае пойдёт на снижение примерно через три недели. Так в действительности и начало происходить. Сейчас мы видим достаточно серьёзное снижение количества новых случаев в Китае. Надо, к сожалению, отметить, что количество смертельных исходов будет увеличиваться, так как многие из заболевших до сих пор находятся в тяжёлом или критическом состоянии.

Другая проблема, которая не была принята мной во внимание, — быстрое распространение инфекции в других, в том числе очень отдалённых от Китая странах. Сейчас на фоне снижения числа вновь инфицированных в Китае мы видим рост числа заболевших во многих Европейских странах, включая Италию, Испанию, Францию и Германию. Серьёзное увеличение количества инфицированных наблюдаются в Южной Корее и Иране.

К сожалению, сегодня сложно предсказать дальнейшее развитие ситуации. Однако в связи с тем, что ВОЗ переквалифицировал эпидемию в пандемию, ситуацию можно назвать непредсказуемой. Однако если принять за аналогию развитие эпидемии в Китае и учитывать эффективность мер, которые могут быть предприняты правительствами в других странах, нельзя исключить, что мы будем наблюдать схожие тенденции. То есть количество инфицированных и заболевших будет достигать определённого пика, после которого начнётся снижение числа заразившихся. Но рассчитывать на то, что эта инфекция от нас уйдёт полностью, не приходится. Необходимо сказать, что при эффективной организации медицинской помощи в конкретной стране возможность катастрофического сценария практически полностью исключается.

Паникой охвачен весь мир, во многих странах разворачиваются пугающие процессы: экономический спад, потери мирового ВВП, обвал рынков и так далее. Некоторые страны начинают закрывать границы, уходят на полный карантин, наблюдается обвал в туристической сфере, отмена массовых мероприятий мирового масштаба. Почему так среагировали правительства стран, если коронавирус не намного опаснее гриппа?

— Считаю, что, несмотря на то, что коронавирусная инфекция по количеству летальных исходов серьёзнее гриппа, шансов развития этой эпидемии в глобальную эпидемию со многими миллионами жертв практически нет. К сожалению, когда люди сталкиваются с чем-то новым, что может вызвать заболевание, первая реакция — настороженность, а по мере появления новых случаев заболевания появляются различные эксперты, которые начинают пугать глобальными последствиями, и здесь начинается паника. Эти панические настроения вовлекают всё больше людей, получается замкнутый круг, и любая даже небольшая проблема может раскрутиться до размеров, когда паника становится повсеместной.

Понятно, что ситуация непростая, но если внимательно посмотреть на демографическую картину данной эпидемии, смертность среди людей юного и среднего возраста весьма незначительна. Есть люди, страдающие хроническими заболеваниями и люди старшего возраста, на которых должно быть обращено особое внимание. Если работа хорошо проведена, не следует превращать эту эпидемию в какое-то суперкатастрофическое событие. Во время эпидемии гриппа от осложнений каждый день умирают 2-3 тысячи человек, но особой паники мы не замечаем, так как люди понимают, с чем мы имеем дело.

Вы занимались много лет разработкой вакцин и антивирусных препаратов. В чём состоит сложность сегодня создания вакцины против коронавируса?

— Думаю, что вакцину создать несложно, и наверняка уже существуют прототипы таких вакцин. Вся проблема заключается в том, что невозможно вакцинировать людей до того, как будут проведены испытания на безопасность и эффективность, а это обычно занимает далеко не один месяц.

Когда вы прогнозируете спад распространения коронавируса?

— Скорее всего, в течение мая-июня мы будем наблюдать значительный спад. Летом мы, скорее всего, увидим так называемый хвост эпидемиологической кривой, и не исключено, что новые случаи могут появиться поздней осенью этого года. Но к тому времени готовность будет значительно выше, и это отразится на повышении выживаемости. Мне кажется, что высказывания о каких-то глобальных катастрофических событиях не имеют под собой должной основы.

Какие последствия для мировой медицины и экономики вы видите от вспышки коронавируса?

— Вероятнее всего последствия будут достаточно серьёзными, и первые признаки уже наблюдаются, но не будучи экономистом, я не претендую на какие-то особые знания и высказывать своё мнение не считаю правильным. С точки зрения последствий для мировой медицины, к сожалению, особых последствий не будет. Мы уже переживали большое количество эпидемий, и как только начнёт спадать паническое настроение, изучение этого вируса и заболевания останется в руках относительно небольших групп учёных. Также появится большое количество разного рода бизнесменов от медицины, которые будут пытаться продавать что-то, объясняя это тем, что то, что они продают, будет хорошей защитой от коронавируса. Это было видно и по прежним эпидемиям и будет видно и сейчас.

Чем закончился ваш проект в Украине и почему вы уехали в Казахстан?

— Я уже 5 лет назад вернулся в США и многое из того, что задумывалось в Украине, а потом и в Казахстане, реализуется сейчас в США. Насколько мне известно, завод по производству лекарственных препаратов построен в городе Борисполе, и он работает. Те медицинские идеи, которые были первоначально отработаны в Украине, нашли частичную реализацию в Казахстане, но большая часть реализуется сейчас в США. В Казахстан я уезжал по приглашению правительства этой страны с предложением участвовать в создании нового университета. Пять лет в Казахстане в дополнение к работе в университете я руководил онкологической клиникой, там впервые была показана возможность лечения некоторых видов онкозаболеваний с использованием идей, которые были заложены в Украине. К сожалению, в Украине и Казахстане скорость создания новых продуктов и технологий недостаточно высока, в то время как в США многие вещи можно решать эффективней и в сжатые сроки. Поэтому я здесь.

Как вы оказались в США и каким проектом занимаетесь сегодня?

— В настоящее время я — старший исполнительный вице-президент биотехнологической компании, которая занимается разработкой различных продуктов для медицины, сельского хозяйства и промышленности. Наша компания за последние два года получила шесть национальных и одну международную награду.

В интервью мы вспоминали вашу биографию, а именно времена работы в Главном управлении при Совете Министров СССР, где вы занимались вопросами биологического оружия и защитой от него. Сейчас есть угроза применения биологического оружия?

— Вероятность применения оружия со стороны какого-то государства практически равна нулю, так как любой агрессор в ответ может получить удар более мощный ядерным оружием. Однако возможность применения биологического оружия как оружия террористических атак при наличии специалистов, которые могут такое оружие создавать, исключать нельзя.

Как можно различить природные эпидемии и спланированные атаки?

— На этот вопрос одним предложением или абзацем ответить невозможно. Но специалисту достаточно легко ответить на этот вопрос. Нельзя гарантировать стопроцентную точность, но с большой долей вероятности. Например, в случае биологической атаки большого масштаба заболевшие будут появляться в очень больших количествах и примерно через один и тот же промежуток времени. Форма инфекционного процесса может также служить индикатором, так как многие патогены способны вызывать лёгочную, кожную или бубонную формы. Для биологической аэрозольной атаки характерно одновременное появление большого количества заболевших с поражением респираторной системы или септические формы. И так далее.

Вы можете спросить, почему в таком случае эпидемия с коронавирусом не может считаться биологической атакой? Теоретически может, но если внимательно присмотреться к развитию данной эпидемии, то заражение первых заболевших произошло в конце ноября, начале декабря, и их было относительно немного. То есть основная масса в последующем заболевших относится к людям с вторичными инфекциями, то есть или они заразились от первичных путём воздушно-капельной или контактной инфекции, или, если это было какое-то мясо, новые пациенты появлялись по мере потребления этого мяса и «складывались» с теми, кто был уже заражён в результате первичного инфицирования. Ещё раз повторю, что вероятность атаки исключить нельзя, но в данном конкретном случае она настолько ничтожна, что может быть проигнорирована.

Пандемия развивается по малопредсказуемому сценарию. Учёные и врачи изучают кривую роста заболеваемости и смертности в разных странах и приходят к выводу, что ожидаемые закономерности в некоторых странах не наблюдаются.

— Да, я считаю, что это весьма необычное развитие, по нескольким причинам. Во-первых, впервые за всю историю человечества мы видим, что инфекция присутствует во всех странах мира. Не исключено, что нечто похожее может быть при некоторых эпидемиях гриппа, но обычно они развиваются с достаточно большим разрывом по времени, например, в Северном и Южном полушарии.

Во-вторых, очень большая разница по динамике развития этой эпидемии в разных странах. Например, развитие её в Италии резко отличается от Польши или Австрии, то есть скорость развития и число заболевших, а также число умерших очень сильно отличаются.



Если включить условно в одну группу три страны с наибольшим количеством заражённых, это будут США, Италия и Испания. Но если взглянуть на страны с подобной плотностью населения, как например, Южная Корея, Турция и Израиль (это первые пришедшие в голову примеры), то картина будет резко отличающейся. В первых трёх странах количество умерших выше, чем в Китае, с которого началась эта пандемия. Если взглянуть на три другие страны, видно, что здесь смертность от той же инфекции весьма отличается от смертности в первых трёх. То есть существуют какие-то факторы, с которыми надо разбираться, так как они влияют на число заразившихся и на летальность от этой инфекции.

Скорее всего, но это только моё предположение, надо разбираться со схемами прививок от многих заболеваний, и есть прививки, которые стимулируют неспецифический иммунитет, что может отразиться в положительную сторону с точки зрения снижения смертности.

Я думаю, надо обратить внимание на вакцинацию от туберкулеза с использованием вакцины БЦЖ. И мне кажется, хотя никакого специального исследования никто не проводил в тех странах, в которых БЦЖ является обязательной, смертность там может оказаться ниже, чем в тех странах, в которых от туберкулеза не прививают. Не исключаю, что могут быть и другие вакцинации, но, скорее всего, это БЦЖ-вакцина, я попрошу своих сотрудников провести более детальный анализ в течение нескольких дней, и мы сможем опубликовать эти данные.

В 2003 году вы принимали участие в исследовании по защите от инфекций в США. Расскажите подробнее, откуда возникла инициатива проводить научную работу в этом ключе?

— Это связано с тем, что в 2001 году в США была произведена террористическая атака с использованием спор сибирской язвы. Письма со спорами сибирской язвы были направлены в Конгресс и в редакции нескольких известных газет. После этого правительство США приняло решение о создании научной программы, которая называлась «Защита от неконвенциальных патогенов». Заказчиком этих работ от правительства было агентство по высокотехнологичным оборонным проектам. Кстати, оно известно и как агентство, создавшее Интернет.

По программе, связанной с патогенами, я подготовил заявку на финансирование, по созданию способа неспецифической иммунопрофилактики, и наша компания оказалась в числе примерно 20 компаний, проекты которых были приняты. Так мы получили 3,6 млн. долларов для создания прототипа такого вида защиты и проведения его испытаний на лабораторных животных. Такие работы были проведены, и результаты этих работ показали, что использование интраназальных интерферонов и индукторов интерферона могут обеспечить 90-100% защиту. Также было немало других успешных проектов, но так как определённая паника начала спадать, частные компании, которые могли производить эти препараты и испытывать их на людях, особого интереса не проявили.

Каковы выводы вашего исследования?

— Их было очень много, но главное, что вакцины не смогут явиться способом защиты от такого рода эпидемий и пандемий, так как процесс их создания очень долгий. К тому времени, когда эпидемия завершилась и многие тысячи людей уже умерли, вакцина не имеет смысла, так как следующая эпидемия будет вызвана другим вирусом. Очень характерный пример — это та самая «горячка» по созданию вакцины против вируса атипичной пневмонии (SARS-CoV), который вызвал эпидемию в 2002-2004 годах. Многие десятки, а возможно, даже сотни миллионов долларов были истрачены на создание этой вакцины, и вот через 16 лет после окончания той эпидемии вакцина так и не создана. Второй вывод — единственно возможным методом защиты в таких случаях должен быть неконвенциональный метод (т.е. не привычный, общепринятый — Ред.), который разрабатывали наши компании, финансируемые агентством DARPA.

В чём суть этого метода? В 2006 году вы уже предлагали концепцию неспецифической защиты путём модулирования неспецифического иммунитета. Как это выглядело бы на практике? Поясните суть этой защиты.

— Такого рода защита была сформулирована нами следующим образом: быстрого действия, широкого спектра и легко «доставляемого» для очень больших популяций людей. В нашем случае это были бы интраназальные интерфероны α, β, γ, а также их индукторы. Принципиальный подход заключался в профилактике, но не в лечении, то есть этот метод эффективен для защиты путём активации собственного иммунитета как перед заражением, так и в течение 1-2 дней после заражения, то есть основная цель — не допустить развитие инфекции.

Почему ваши разработки были приостановлены, если они по сути универсальные?

— Хороший вопрос, но ответ простой. В США для того, чтобы создать препарат и провести его клинические испытания и получить одобрение для использования, нужно иметь совершенно другие средства. И, к сожалению, большие фармкомпании, которые такие средства имеют, интереса к такого рода препаратам не проявляли. Потому что если что-то производится, то должно продаваться, а они прекрасно понимали, что нет эпидемий — нет большого интереса. Конечно, если бы какая-то из этих компаний могла предугадать, что произойдёт в 2020 году, такие препараты нашей фирмы или другие разработки ушли бы в работу.

Вы полагаете, что сегодня ваши наработки могли бы помочь в борьбе с коронавирусом? Почему?

— Я уже ответил на этот вопрос, рассказав об уровне защиты такого рода препаратов. Думаю, что если компании, которые уже провели достоверные клинические испытания по безопасности этих препаратов, могут быть поддержаны правительством, чтобы произвести очень большое количество интерферонов.

Конечно, должны быть обозначены противопоказания, так как не все категории людей могут использовать такую защиту. Это, например, люди с пересаженными органами, некоторыми видами онкозаболеваний, а также с некоторыми формами аутоиммунных заболеваний.

Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшего развития эпидемии?

— Я по-прежнему считаю, что в большинстве стран в апреле и мае наступит снижение эпидемиологической активности, и число вновь заразившихся значительно снизится. В июне увидим значительное снижение числа умерших, «хвост» эпидемии, в виде относительно небольшого числа заболевших, будет наблюдаться в течение лета. Но что будет в октябре-ноябре — прогнозировать не могу. Могу лишь сказать, что мир и мы все после эпидемии станем другими людьми. Мы увидим падение экономики практически во всех развитых странах, очень большое количество безработных. А та беспечность, с которой мы жили до эпидемии, уйдёт в историю. К сожалению, в людях поселится страх. Но с появлением новых методов защиты у людей возродится надежда, что такие пандемии больше не повторятся.

Как вы оцениваете ситуацию и методы борьбы с вирусом в США? Готова ли американская система здравоохранения к новым вызовам, когда страна вышла в лидеры по числу инфицированных?

— Обычно такие заключения делаются не в начале развития эпидемии, а по мере её завершения. Мы всё ещё очень мало знаем об этом вирусе, и говорить о готовности страны абсолютно бессмысленно. Думаю, что оценки можно будет дать после того, как эпидемия пойдёт на спад. То, что я вижу в стране по количеству инфицированных, не говорит о том, что страна не готова. Это говорит о том, что мы всё ещё мало знаем об этом вирусе, а также о том, что многие люди изначально просто не восприняли всё всерьёз.

В разных странах применяются разные подходы к борьбе с вирусом — от жёстких китайских и индийских мер до мягких шведских. Какой сценарий вам ближе? Какой кажется наиболее эффективным?

— Конечно, жёсткий сценарий — наиболее эффективный, но я не думаю, что многие хотели бы, чтобы города превратились в концентрационные лагеря. Поэтому, с чисто человеческой точки зрения, я сторонник методов карантина и сторонник продолжения работы. Например, в нашей компании все мои сотрудники работают. Единственное, что я как врач, учёный сделал, — это разработал перечень БАДов (биологически активные добавки), которые улучшают функцию иммунной системы, рекомендовал их для приёма нашим сотрудникам и их родственникам. Также мы ввели систему дезинфекции во всех помещениях и установили промышленные увлажнители воздуха с добавлением эфирных масел, обладающих противовирусным эффектом, а также обязали сотрудников обрабатывать руки раствором этилового спирта на регулярной основе.





ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

Виктория Титова

Ссылки по теме:

ТЕМЫ:

  • Научные новости (0) > Биология
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=108
  • Экология (0) > Защита здоровья
    http://volgograd.yabloko.ru/themes/index.phtml?id=85
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.11.2020 - ЭКОАКТИВИЗМ ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8488
  • 21.11.2020 - ОБРАЩЕНИЕ ОМСКОГО «ЯБЛОКА» К ГУБЕРНАТОРУ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8483
  • 21.11.2020 - ЗАГАДОЧНЫЙ РОСТ СМЕРТНОСТИ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8484
  • 21.11.2020 - РОССИЙСКОЙ МЕДИЦИНЕ НУЖНА КИСЛОРОДНАЯ ПОДУШКА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8485
  • 17.11.2020 - ВВОЗ «УРАНОВЫХ ХВОСТОВ»
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8471
  • 17.11.2020 - ПУТЕШСТВУЯ ПО АМЕРИКЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8475
  • 14.11.2020 - МЕДИЦИНА В АЛТАЙСКОМ КРАЕ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8457
  • 13.11.2020 - ГДЕ ПРОХОДИТ ГРАНЬ ВАРВАРСТВА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8480
  • 10.11.2020 - АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8458
  • 07.11.2020 - ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО КРЫМА
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8446
  • 05.11.2020 - ОБ ИНЦИДЕНТЕ СО «СКОРЫМИ»
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8425
  • 03.11.2020 - ОМСКОЕ «ЯБЛОКО» ВЫШЛО НА ПИКЕТЫ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8417
  • 29.10.2020 - ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА ВМЕСТО МЕДИЦИНЫ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8421
  • 27.10.2020 - КУЛЬТУРА ОСОБОГО МНЕНИЯ
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8404
  • 26.10.2020 - ОРГАНИЗОВАННЫЙ ПРЕСТУПНЫЙ ФСИН
    http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=8406