Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Политика > Публикация
Политика

[10.08.2017]

ИНТЕРВЬЮ АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО

Алексей НАВАЛЬНЫЙ: российский политический и общественный деятель, создатель «Фонда борьбы с коррупцией», объединяющего дочерние проекты («РосПил», «РосЯма», «РосВыборы», «Добрая машина правды», «РосЖКХ»), возглавляет либеральную «Партию прогресса»


Алексей НАВАЛЬНЫЙ:


Эта группа людей, которая вцепилась во власть, и сидит 18 лет, и под себя подстроила и правоохранительную систему, судебную систему, не даёт никому шевельнуться, не даёт стране развиваться. Ну, то есть, становится очевидной прямая связь «Бедность — Путин». Многие уже это поняли.

Мне не интересно, что делает «ЯБЛОКО» или ПАРНАС. «ЯБЛОКО» получило на выборах меньше 2%, несмотря на то, что получило колоссальное бюджетное финансирование, сотни миллионов рублей. То же самое случилось с ПАРНАСом. Они приятные люди, я их очень люблю, по своему политическому происхождению я выходец оттуда, но я веду настоящую избирательную кампанию с большим количеством людей, я не собираюсь устраивать какую-то возню в борьбе за этот либеральный электорат! Сколько я там в нём внутри я смогу получить, 3 или 4 процента?


Е.Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». Я, Евгения Альбац, начинаю программу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Сегодня у меня один гость — основатель Фонда борьбы с коррупцией, человек, о котором известное Вашингтонское издание «Политика» недавно написало: «Он побьёт Путина».

Сегодня мы будем подводить итоги политического сезона для оппозиции с кандидат в президенты Российской Федерации по версии оппозиции Алексеем Навальным. Тем более, что сегодня открылся 70-й штаб Навального в регионах, и сегодня же суд отказал удовлетворить иск авторитетного предпринимателя Михайлова к Навальному, который требовал убрать из интернета расследование Фонда борьбы с коррупцией о бизнесе сыновей Генерального прокурора, с чем я вас поздравляю, Алексей.

А.Навальный ― Спасибо большое. Это редкость для нас, когда мы выигрываем в российском суде.

Е.Альбац ― Да. Поэтому это особенно примечательно. Когда на рыбалку?

А.Навальный ― Они из рыбалки сделали, я так понимаю, 46-минутный фильм, который выложили на сайте Администрации президента. Это длиннее, чем наш фильм про Медведева или про Чайку. Я думаю, что я буду делать фильм о чём-то другом, а не о своей рыбалке.

Е.Альбац ― А раздеться для избирателей готовы (смеётся)?

А.Навальный ― Вы начали с провокационных вопросов. Я не думаю, что избирателям нужно, чтобы я раздевался.

Е.Альбац ― А что? Посмотреть на вас.

А.Навальный ― Мне кажется, они хотят чего-то другого от кандидата в президенты России, а не раздевания. Тем более что с раздеваниями и так много было шуток по поводу голого торса на коне.

Кремлю крайне важно доказать сейчас, что Путин в себе, он не в маразме, да? Потому что по действиям власти в последние годы и последние несколько месяцев даже вполне лояльно настроенным к Путину избирателям кажется, что они там в Кремле все сошли с ума. И, вот, поэтому им важно показывать, что они в хорошей физической форме, ловят щук и лазят по каким-то там Тувинским горам.

Е.Альбац ― Понятно. Не разденется Навальный, ребята. Ну, вот так вот всегда… Ну, хорошо. Теперь о серьёзном. Вы в интервью американскому каналу CBS, я так понимаю, отвечая на любимый вопрос всех западных журналистов «Почему вы ещё живы?» или «Вы не боитесь, что вас убьют?» вы сказали, что у вас 50-процентный шанс быть убитым. Так, наверное, было-то? Я специально прослушала видео в оригинале, думала, что вас для рекламы передачи малость переврали или вы как-то по-другому это сказали. Но нет, вы сказали ровно это. Вопрос не слышно, но вы сказали ровно 50%, что вас убьют.

А.Навальный ― Это мне урок: не шути на иностранном языке. Там была классическая ситуация с иностранным корреспондентом: ты едешь к нему, он спрашивает тебя, просто какой-то общий трёп, а потом внезапно он тебя спрашивает: «А как вы думаете, вас убьют или не убьют?»

Е.Альбац ― А он именно так спросил?

А.Навальный ― Ну да, он спросил: «А как вы думаете, велика вероятность, что вас убьют?» Ну и я вспомнил такой, известный российский анекдот про то, как у блондинки спрашивают: «Какая вероятность встретить динозавра около подъезда?» Она говорит: «50%. Либо встречу, либо не встречу». Ну и я решил пошутить в русле этого анекдота, сказал: «Ну, там, 50% или убьют, или не убьют».

И в своём ответе я имел в виду, что бессмысленно это анализировать. Я не знаю и не собираюсь даже думать об этом, и не имеет смысла думать об этом. Но они восприняли это с такой серьёзностью и вынесли это в заголовки, которые выглядят пугающе. Ну, в общем-то, я не это совершенно имел в виду.

Но я считаю, что у любого, конечно, политика в России и у любого человека, который занимается независимой политикой, есть определённые риски, но оценить их в процентах или как-то определить вероятность просто абсолютно невозможно. И повторюсь, бессмысленно даже об этом много думать, потому что будешь об этом много думать — не сможешь заниматься ничем другим.

Е.Альбац ― Но это не есть по Фрейду отражение внутреннего страха?

А.Навальный ― Нет, я не думаю. Ну, вернее, я совершенно точно знаю, что это не есть отражение внутреннего страха. Я разумный человек, я понимаю уровень опасности, но во мне нет никакого страха ни внутреннего, ни внешнего.

Е.Альбац ― Хорошо. Потому что, знаете вот, это ваше заявление у многих людей, которые к вам очень хорошо относятся, вызвало такое вот дрожание. И сразу началась такая дискуссия замечательная в интернете о том, почему б вас тогда не посадить? Вот, зачем вас убивать, тем более что уголовно-исправительная инспекция по Москве недавно предупреждала о возможной замене вам условного срока на реальный, но суд это предложение уголовно-исправительной инспекции Москвы отклонил. У вас, кстати, есть объяснение, почему?

А.Навальный ― Вы знаете, там даже такого не было — там была гораздо более смешная ситуация: суд заявил, что инспекция требует изменить условный срок на реальный. Через некоторое время инспекция это опровергла. Потом суд заявил, что было, да, такое заявление, но без подписи и поэтому они его оставили без движения. А потом всё это дезавуировали. И вот я прихожу в инспекцию (2 раза в месяц мне положено отмечаться), и спрашиваю у них: «Что же вы там устроили такое интересное? Расскажите мне — мне ж самому интересно, что там требовали?» Ну, они краснеют-бледнеют, но не признаются, что происходит.

И здесь я могу только ещё раз повторить: «Это бессмысленно анализировать. Я не знаю, что у них там происходит в голове». Я считаю, что никакой стратегии нет. Это какие-то сумасшедшие люди (я имею в виду Кремль, правительство, силовые органы), которые из каких-то сиюминутных соображений под влиянием каких-то факторов принимают или не принимают какие-то решения. Одни приняли решение «А давайте его посадим», а другие говорят «Да нет, мы давайте не будем его героизировать». Или как-то по-другому происходит. Я не понимаю, как это происходит.

Для того, чтобы ответить на этот вопрос содержательно, нужно обладать какой-то информацией о том, что же происходит в голове Путина. Не думаю, что хотя бы у одного человека есть такая информация.

Е.Альбац ― А у вас нет сомнений, что решения принимает по вам только Путин?

А.Навальный ― У меня нет ни малейших сомнений в этом!

Е.Альбац ― О’кей. Вам продлили испытательный срок на год — до декабря 2020 года. Что это реально значит? Вот, что это значит?

А.Навальный ― Ничего это не значит. Ну, это означает, что они в очередной раз посылают некий такой политический сигнал всей стране, мне конкретно, но, в основном, всей стране, всей оппозиции любого вида, что они не допустят нас до участия в выборах, что политическая система будет происходить без нас. На выборах никогда не будет реальной конкуренции, и все, кто сам по себе, считает, что он такой классный, может сам самостоятельно набрать политический капитал, а потом прийти и куда-то избраться, такого не будет! И они ещё раз в русле вот этого своего закона, который запрещает баллотироваться условно-осуждённым, продлили мне этот испытательный срок. С точки зрения текущей избирательной кампании меня это не интересует, потому что я иду на эти выборы, руководствуясь Конституцией, где прямо написано, что имеют право участвовать в выборах все, кто не находится в местах лишения свободы.

Я их федеральный закон не признаю, он не соответствует Конституции! Поэтому это судебное решение не очень, в общем-то, впечатлило меня. Ну, кроме того, было очевидно, что они это сделают. Они же мне продляли, по-моему, 2 раза по 3 месяца, а вот сейчас ещё на год продлили.

Е.Альбац ― Ну, было, по-моему, до 2019 года. А какая разница-то, 2019-й или 2020-й год?

А.Навальный ― Ну, получается, они ещё на год отодвинули возможность моего участия в выборах. Ну, мы же всё понимаем отлично, что просто пока система в нынешнем виде, они считают, что они могут сделать так, чтобы не пускать каких-то кандидатов. А наша задача и задача этого этапа кампании — заставить их, вынудить их зарегистрировать меня как кандидата за счёт того, чтобы сформировать общественное мнение. Они же правят по опросам. Если они по опросам увидят, что на самом деле народ (не обязательно мои сторонники, и даже их сторонники) считает, что нужна политическая конкуренция и что ещё одни выборы в формате Путин-Зюганов-Явлинский-Миронов-Жириновский никого не интересуют, тогда они меня зарегистрируют. Ну, если нам не удастся создать достаточное давление, ну, наверное, они попытаются не пустить меня на выборы.

Е.Альбац ― Вот это интересный вопрос. Вот, у вас, значит, 70 штабов открыто, десятки тысяч волонтёров. Вы заручились голосами потенциальных подписчиков или как это называется?

А.Навальный ― Ну, тех людей, которые поставят подписи в час «Икс».

Е.Альбац ― То есть это ещё сотни тысяч человек. И вот, вас не регистрируют. Что вы будете делать? И вообще, как вы думаете, какая будет реакция на это?

А.Навальный ― Сейчас мы не делаем никаких конкретных прогнозов, потому что то, что мы будем делать, сильно зависит от того, какую работу мы проделаем. Сейчас у нас 135 тысяч волонтёров. Их может быть 200, их может быть 300 тысяч. У нас сейчас больше полумиллиона подписей, а с не до конца подтверждёнными — около 800 тысяч (просто email’ами). Ну, мы это даже не считаем.

Всё зависит от того, какая будет конкретная ситуация и какое будет общественное мнение в тот момент. Ну, конечно, мы не признаем никогда тех выборов, на которые меня не допустят. И, конечно, мы не будем молчать. Не имеет смысла делать какие-то стратегии тактические, потому что мы не знаем, как это будет происходить, и что будет происходить, какие будут другие кандидаты. Мы же отлично понимаем, что, ну, наверное, Кремль в качестве такой пилюли, если они не захотят пустить меня, они притащат какого-то своего кандидата условно демократического, но подконтрольного им. Какой это будет кандидат? Он будет условно приличный или совсем неприличный? Многие вещи решатся ситуативно.

Е.Альбац ― Вы думаете, что осенью мы будем знать, кого они могут притащить?

А.Навальный ― Ну, я думаю, наверное, поздней осенью.

Е.Альбац ― А разве не Явлинский призван выполнить эту роль?..

А.Навальный ― Ну, наверное, его будет недостаточно. Им нужен будет, конечно, какой-то Прохоров №2 в случае, если они решат меня не пускать. Потому что иначе на выборы просто никто не придёт, не будет явки. Да, они, конечно, могут фальсифицировать и явку, и мы понимаем отлично, что они умеют фальсифицировать, но, понимаете, если будет 15% явки, им же придётся фальсифицировать в 3 раза больше, особенно в крупных городах, где просто никто не пойдёт на выборы.

Е.Альбац ― Ну, у них всегда есть Чечня, Татарстан, Башкортостан.

А.Навальный ― Да, но живут-то они все в Москве. То есть мнение крупнейших городов всё равно нельзя игнорировать. Это настоящие люди, они живут в России. И, кроме того, не надо думать, что в Чечне прям все по команде пойдут на участки — в Чечне просто фальсификация происходит такая — там полная перерисовка, да? Или в Дагестане то же самое. Но люди-то всё равно будут всё знать отлично, что на участки никто не пошёл. И эта такая, фактическая делегитимизация власти — она тоже имеет значение.

Е.Альбац ― Ну, вот, мне не очень понятно. С одной стороны, вы говорите о том, что они проводят сумасшедшую политику, и о том, что в стране довольно жёсткий авторитарный режим. А с другой стороны, вы уповаете на то, что их интересует вопрос легитимности.

А.Навальный ― Я не вижу здесь противоречия. Их не интересует вопрос легитимности — их интересует вопрос удержания власти. Они, действительно, проводят сумасшедшую политику, но в этой сумасшедшей политике есть одна рациональная точка: они хотят удерживать власть, чтобы обогащаться. Личное обогащение и личный комфорт. Очень много вокруг этого описывается всяких мотиваций, сложных конструкций.

С моей точки зрения, всё довольно просто. Конкретно довольно небольшая группа людей хочет наслаждаться этим немыслимым богатством и наслаждаться безумной властью, которую они захватили в стране. А всё остальное — это вторично. Просто для того, чтобы лучше удерживать власть, желательно, конечно, уровень реального раздражения населения не поднимать. Вот и всё! Поэтому если они увидят, что недопуск на выборы кандидата поднимет реальный уровень раздражения населения, то тогда они могут пойти на допуск.

Е.Альбац ― Прежде, чем я вас буду спрашивать об итогах для оппозиции этого сезона, скажите, как ваш глаз?

А.Навальный ― Гораздо лучше. Вижу вас, Евгения, отлично. Двумя глазами. Ну, то есть правый глаз видит всё равно хуже, чем левый, его приходится закапывать и с ним приходится возиться, что довольно неприятно. Ну, нормальный человек в нормальной жизни вообще не помнит о том, что у него есть глаза. К сожалению, я сейчас, вот, помню, что у меня есть глаз, который нуждается в каких-то каплях. Но всё стало гораздо лучше, спасибо врачам и нашим, и иностранным.

Е.Альбац ― Отлично. Вы в том же интервью CBS ещё раз повторили, что абсолютно убеждены, что человек, который плеснул в вас этой жидкостью, которая вызвала химический ожог роговицы, был заказан администрацией Путина и у вас есть достаточно оснований, чтобы это утверждать. Что за основания у вас есть, чтобы это утверждать?

А.Навальный ― Нет ни малейших сомнений, могу это подтвердить. Интервью CBS я давал, наверное, месяца 2 назад. Они долго готовили это, а сейчас только больше возникло конкретных фактов. Факт, что уголовное дело закрыто. Я до сих пор по нему даже не допрошен. Все непосредственные и организаторы, и непосредственно нападавшие установлены, в интернете есть их лица, фамилии, паспортные данные, адреса, но никого из них ни капли не побеспокоили. Есть свидетельства в интернете и съёмки, как этих людей привозит полиция на своей машине или, там, увозит откуда-то.

Этот человек, который непосредственно мне плескал этой жидкостью, фактически фабрикует свидетельские показания по делу 12 июня и 26 марта. Ну, то есть это люди, непосредственно работающие с правоохранительными органами. Информацию о моём местопребывании, моих передвижениях они могли получать только от спецслужб, поэтому у меня нет никаких сомнений.

Вот эти доказательства в своей совокупности неопровержимо указывают на Администрацию президента. А вспомните, сколько было всяких заявлений о том, что это всё будет расследовано, «Единая Россия» недовольна. «Единая Россия» ж тогда говорила: «Любые нападения должны расследоваться». И чего? И нам приходит ответ из полиции, что дело закрыто, потому что не удалось установить нападавших. Вы зайдите ко мне в блог и посмотрите на их фотографии и адреса!..

У нас нет никакой специальной, там, секретной информации, которую мы придерживаем. Но то, что мы видим то, что происходит, конечно, однозначно свидетельствует в пользу того, что этих людей прикрывают спецслужбы. И, конечно, это политический заказ, который поступил из Администрации президента напрямую или опосредованно через каких-то политтехнологов.

Ну, это ровно то же самое, что и с нашими штабами по всей стране, да? Бесконечные изъятия листовок, аресты и задержания людей, запугивание, избиение, нападение… Это такая планомерная общероссийская кампания, в которой задействованы без преувеличения десятки тысяч полицейских, которые уже ничем другим не занимаются кроме арестов наших листовок. Это огромное количество работников прокуратуры, Следственного комитета, ФСБ, которые обходят арендаторов всех наших штабов. Вот, везде сотрудники ФСБ приходят и пытаются выселить наш штаб. Ну, это же не может быть случайностью!

Е.Альбац ― Сколько выселили?

А.Навальный ― Ну, выселили… В Москве нас несколько раз выселяли. А по стране очень много. Я затрудняюсь сейчас сказать, но, наверное, больше, чем в 30 регионах мы неоднократно меняли места, потому что просто к арендодателям приходили ФСБшники, заставляли их разорвать с нами договора.

Е.Альбац ― Это дорогое удовольствие. Сколько денег вы уже подняли на этой кампании?

А.Навальный ― Ну, больше 100 миллионов рублей. Мы побили рекорд сборов моих на мэрскую кампанию — тогда мы собрали 104 миллиона рублей за 3 месяца. Вот сейчас мы (ну, правда, за больший срок) собрали больше 104 миллионов рублей.

Е.Альбац ― А какой средний перевод?

А.Навальный ― Медианный — 500 рублей. Это довольно небольшие пожертвования, но их делает около 70 тысяч человек. То есть это огромное количество людей, это наше очень большое достижение. И это, на самом деле, главная причина, почему Кремль не может нашу кампанию парализовать, несмотря на вот эти свои усилия со всеми силовиками. Пока нас поддерживают эти 70 тысяч человек, это нельзя остановить! Был бы один спонсор, который отправлял бы десятки миллионов, к нему можно было бы прийти и сказать «Больше этого не делай», или арестовать его просто. Когда 70 тысяч человек, что ты с этим сделаешь?..

Е.Альбац ― А, вот интересно, что говорят арендодателям, которые предоставляют вам штабы?

А.Навальный ― Ну, приходят и говорят «Слушай, ну, завтра к тебе придёт Налоговая, и изымут у тебя все документы. Или придёт полиция и скажет «Тут нам на экспертизу нужны все компьютеры». Вот что происходит с нашими штабами. Просто заходят полицейские и говорят: «Хм! Похоже, у вас экстремистская деятельность, мы на экспертизу забираем все компьютеры». Это же можно сделать по российским чудовищным законам вообще без решения суда! Это происходит постоянно. Ну а представьте, у вас офис, у вас какая-то бухгалтерия, у вас забрали 2 компьютера — и привет, вы никакой деятельностью заниматься не можете. Поэтому очень часто арендодатели, действительно, испуганы вот этими серьёзными последствиями. Но!.. И я очень горд, что тем не менее мы находим достаточное количество людей — во всех этих 70 регионах у нас везде есть штабы! И в Москве мы сейчас нашли после долгих перипетий, когда заседание штаба нашего московского проходило в каких-то арках и чуть ли не подъездах, сейчас у нас есть Гиляровского, 50. Приходите, москвичи, замечательное помещение, огромное количество волонтёров!

Ну, как я уже сказал, 135 тысяч волонтёров — это огромное количество людей. Волонтёры есть в каждом населённом пункте России. И наша главная сейчас проблема — мы просто не можем собирать так быстро деньги, чтобы обеспечивать этих людей и газетами, и листовками, особенно с учётом того, что 30% этих листовок ворует по дороге полиция.

Е.Альбац ― А зачем вам газеты и листовки, если вы в интернете собираете миллионные аудитории? «Димона» посмотрело сколько? 28 миллионов человек!

А.Навальный ― Да, но только в стране-то живёт 145 миллионов человек. Я же иду на президентские выборы, и я, на самом деле, борюсь за голоса большинства. И я получу эти голоса большинства, только мне нужны средства донесения наших мыслей и наших идей. Интернет мы охватываем, но этого недостаточно. Ежедневно интернетом пользуются в России 70 миллионов человек, даже больше. Поэтому когда ролик посмотрело 24 миллиона, это очень хорошо, но всё равно недостаточно. Ну, есть люди, которые не пользуются интернетом вообще. Есть люди, которые верят газетам: «Вот, в газете врать не будут. Вот, в газете написано, значит, нужно читать газету». Должна быть вариативность. Было б телевидение — мы бы и телевидение использовали. Но нам не дают покупать телеэфир. Мы могли бы купить, мы бы использовали и наружную рекламу — тоже не дают!..

Е.Альбац ― Вы не можете покупать рекламу на бордах?

А.Навальный ― Ну да, не продаёт никто. Поэтому мы используем доступные методы. Вот, у нас есть волонтёры — это главная наша сила. Волонтёр с листовкой — это страшное оружие! И Кремль, на самом деле, их ужасно боится. Они просто панически боятся…

Е.Альбац ― Почему?

А.Навальный ― Потому что этот рейтинг Путина 86-процентный или еще какой-то там может существовать только в условиях политического вакуума, когда нет реальной конкуренции. А когда человеку кто-то стучит в квартиру и говорит: «Здрасьте, мы волонтёры кандидата Навального, вот вам листовка», и он видит своими глазами, что это волонтёры… Он поговорит с ними, спросит «Сколько вам платят, ребята?» Они ему объясняют, что вообще им никто не платит, и никакого Навального они в глаза не видели, но вот за идею они ходят, раздают листовки. И живут они здесь в соседнем доме. И тогда человек понимает, что это всё по-настоящему, что есть кандидат, у которого есть достаточно большая поддержка, который пишет о вещах очевидных, но о тех, о которых все молчат (коррупция, политическая конкуренция, бедность, несправедливость и неравенство)… И это сразу рушит всю картину! Все 86% в этот момент сразу истончаются и уничтожаются, потому что люди видят, что есть конкуренция. И Кремль, конечно, этого страшно и панически боится.

Они как-то, не то, что смирились, но они готовы терпеть интернет, что есть вот такие-то там миллионы людей, в основном жители самых больших городов, которые уже никогда не поверят кремлёвской пропаганде. Но то, что мы своей кампанией входим в оффлайн, заходим к пенсионерам и даём им газету, это такое покушение на их святая святых!.. И они этого терпеть не хотят, не могут. Но нам всё равно, что они не хотят и не могут, мы всё равно будем это делать.

Е.Альбац ― Насколько удаётся запугивать, всё-таки, ваших волонтёров? Ведь постоянно и в интернете, и не только слышно о том, что к тому пришли, к сему пришли, здесь кому-то в морду дали, там избили и так далее…

А.Навальный ― К счастью, большинство таких историй про то, как пришли, запугали или даже, там, ударили, или ещё что-то, но человек всё равно остался работать в штабе! Мы не знаем, насколько их было больше. Ну, то есть, вернее, мы уверены, что их было бы гораздо больше, если б мы работали в нормальной политической ситуации без запугивания. Но сейчас это совершенно потрясающая ситуация, я очень горжусь всеми волонтёрами, которые с нами работают. В основном, 95% таких историй — это про то, что люди не испугались и остались работать в штабе.

Е.Альбац ― По вашим ощущениям уровень страха уменьшился по сравнению, скажем, с 2012 годом, с «Болотным делом»? Или, наоборот, увеличился?

А.Навальный ― Невозможно сравнивать с Россией 2012 года. То есть мы живём просто в другой стране с другой политической системой. События 2014-2015 года, начало войны просто изменили систему. Всё-таки, после «Болотного дела» в 2013 году в Москве мы вели кампанию относительно свободно. Был закрыт доступ в телевизор, нас постоянно как-то там ущемляли, но не было задержаний людей просто за то, что они в футболке идут.

В 2012 году даже уже после «Болотного дела» посадки за репост или за лайк казались бы дикими. А теперь массовые аресты людей, аресты листовок… Я сегодня потрясающую прочитал выдержку из протокола, что человек, оказывается, вёл агитацию, находясь в публичном месте в белой футболке с надписью «Навальный-2018», и таким образом его нужно задержать. В 2012 году это бы выглядело дико.

Так что, конечно, возрос уровень опасений любых людей — рекламодателей, арендодателей, любых бизнесменов. В принципе другая страна, страна, где независимое политическое мнение уже не просто не поощряется или представляет какую-то потенциальную угрозу, а все сейчас понимают, что власть воспринимает это враждебно и действует враждебно.

Е.Альбац ― У вас есть своя социологическая служба. Что она показывает? Какой профайл людей, которые поддерживают вас, хотя бы среди волонтёров?

А.Навальный ― Ну, волонтёры по определению в любой избирательной кампании — и в российской, и даже в иностранной — это чаще всего молодые люди. У нас это молодые люди с высоким уровнем образования.

Е.Альбац ― То есть это высшее образование?..

А.Навальный― Чаще всего. Кроме того, у них больше времени, они, в принципе, более склонны везде, во всём мире активно участвовать в кампаниях. Но основной избиратель, на которого мы рассчитываем, это как раз люди старшего поколения. То есть мы хотим использовать, планируем и так используем волонтёров молодого возраста для того, чтобы агитировать избирателей старшего поколения.

Е.Альбац ― Но ваша база поддержки — это какая возрастная группа? Ведь 539 тысяч, кто готов поставить за вас подпись, — это колоссальная база!

А.Навальный ― Это люди, которые пользуются интернетом. Сейчас этот анализ не имеет большого смысла. Эти люди подписались через интернет. Это значит, люди скорее всего ежедневно пользуются интернетом, это люди с высоким уровнем образования и это, конечно, в первую очередь жители самых больших городов. Но по мере приближения к избирательной кампании мы, конечно, эту демографическую выборку будем менять очень сильно, потому что у нас сейчас очень сильное искривление в сторону интернета, и именно для этого мы ввели нашу оффлайн-кампанию, для того чтобы исправить его.

Е.Альбац ― Алексей, вот теперь, если можно, к итогам весенне-летнего политического сезона для оппозиции. Как раз в июле все подводят итоги того, что было весной и летом. Как вы оцениваете ситуацию в оппозиции сейчас?

А.Навальный ― Я не очень понимаю, что такое ситуация в оппозиции? Я и мои коллеги, мои соратники, наш штаб, волонтёры, мы занимаемся избирательной кампанией, которая продолжается 8 месяцев, из которых я 1,5 месяца просидел под арестом. Но, тем не менее, она идёт. И мы удовлетворены её ходом. У нас получается и организовывать митинги, и волонтёров у нас много, и деньги мы собираем. И, несмотря на огромное давление, которое нарастает, у нас всё развивается, мы, самое главное, видим желание людей работать, мы видим желание людей делать перемены или добиваться перемен. Мы видим, как вот такая безысходность, которую встречаешь в регионе, превращается из депрессии в некий политический двигатель. Люди понимают, что с этим режимом нет перспектив, и они хотят изменений, они хотят, чтобы власть сменилась, вот за 18 лет хотя бы сменилась один раз! Поэтому мы очень удовлетворены тем, как идёт наша кампания.

Е.Альбац ― Алёша, но, всё-таки, мне казалось, что 26 марта стало для многих таким удивлением, шоком. Как в своё время 10 декабря 2011 года Болотная, когда вдруг такое количество молодых людей и людей 35+ вышли там более, чем в 70 городах России. Это было неожиданно для всех.

А.Навальный ― Для меня — нет, и для нашего штаба — нет. Мы просто работаем со всей страной, и поэтому, поскольку мы вышли уже давно и никогда не были частью исключительно такой, фейсбучной жизни, мы видели эти группы во Вконтакте, как к ним присоединяются люди. Мы видели количество просмотров роликов, мы видели реальные заявки, которые люди пишут в регионах даже в маленьких городках, присылают к нашим юристам для консультаций.

Поэтому мы отлично понимали, что это всё случится. Масштаб этого был несколько больше, чем мы предполагали, как и потом 12 июня для нас стало приятным удивлением то, что география протеста расширилась даже ещё немножко больше, чем мы ожидали. Но это не стало для нас неожиданностью, конечно. Мы работали над этим, мы знали, что это будет, и мы не действовали в этом смысле так, наугад: призвали, а потом сами удивились, как хорошо произошло. Мы, всё-таки, люди из реальной жизни, и эти мои поездки по штабам, открытия штабов — они нас погружают в жизнь регионов. Мы хорошо понимаем, что там делается.

Е.Альбац ― С ПАРНАСом, с «Солидарностью» вы как-то поддерживаете отношения?

А.Навальный ― Ну, с «Солидарностью» поддерживаю. Яшин сейчас делает замечательную кампанию, например, в Красносельском районе Москвы на муниципальных выборах. И мне очень нравится то, что у него именно политическая кампания. То есть это кампания, конечно, и про местную повестку, но он абсолютно политический настрой имеет. Он действует против этой власти, против коррумпированной власти в конкретном районе. И ведя свою агитацию, он так и говорит. Поэтому мы поддерживаем его. Каких-то наших кандидатов в регионах, которые идут на выборы, не пускают (в Новосибирске, вот, был случай).

Е.Альбац ― Вы избегаете имя Дмитрия Гудкова. Почему?

А.Навальный ― Избегаю Дмитрия Гудкова, потому что он занимается мэрской кампанией, до которой ещё достаточно далеко. Мне очень сильно не нравится и я считаю крайне вредным и неправильным вот этот его политический союз его с «ЯБЛОКОМ». Это абсолютно порочная политическая практика, когда «ЯБЛОКО» выдвигает кандидатов, но заставляет их подписывать некую бумагу, что они голосовать и действовать будут в соответствии с решениями партии. Это такое закрепощение политики!

Е.Альбац ― Это то, что было на парламентских выборах.

А.Навальный ― Это то, что сейчас происходит на муниципальных выборах. Кроме того, мне категорически не нравятся, например, что «ЯБЛОКО» против яшинских кандидатов в каждом округе выставили по 2 человека. Ну, это абсолютно спойлерская работа на мэрию! Неужели Явлинский лично хочет навредить Яшину?! Хотя, кто знает? Но сама идея закрепощения кандидатов мне не нравится категорически, и я бы хотел, чтобы Гудков, который мне симпатичен, не участвовал в этом.

На муниципальные выборы можно выдвигаться независимым кандидатом, и точно совершенно нужно протестовать против практики, когда партия какая-то ставит условием политической деятельности дальнейшей некую поддержку своих (вот, как пленум нашей партии решил, так, вот, ты потом и будешь голосовать в своём муниципальном собрании). Ну, это категорически неприемлемо, я считаю.

Е.Альбац ― Слушайте, но вы были в «ЯБЛОКЕ», вы же знаете, что такое Явлинский, и знаете, что там бывает…

А.Навальный ― Именно поэтому я сейчас решительно протестую. Я считаю, что это неправильно совершенно. Кроме того, им сохраняют лицензию («ЯБЛОКУ») — это делает Кремль. А, например, нам лицензию не дают. И именно в обмен на то, чтобы…

Е.Альбац ― Вы имеете в виду регистрацию партии?

А.Навальный ― Регистрацию Партии прогресса в обмен на то, что «ЯБЛОКО» и, к сожалению, вступивший с ними в коалицию Гудков пытаются ограничить свободу политической деятельности будущих депутатов. Это опасная, неприятная, неприемлемая вещь! Кроме того, она же приведёт к поражению, она приведёт к тому, что результаты будут хуже.

Е.Альбац ― А вы с Гудковым говорили об этом напрямую?

А.Навальный ― С Гудковым напрямую я об этом не говорил, я сейчас сконцентрирован на федеральной кампании. Ему по понятным причинам приходится поддерживать Явлинского на президентских выборах, а Явлинский поддерживает его муниципальную кампанию. И это такой, ну, замечательный тандем, но по понятным причинам он меня не устраивает. Я бы хотел, чтобы Гудков поддержал меня на президентских выборах, я хотел бы, чтобы «ЯБЛОКО» поддержало меня на президентских выборах. Я считаю, что я смогу бороться за поддержку всех представителей демократических сил, всех демократических партий, несмотря на то, что, естественно, есть какие-то трения, разногласия по программам. В целом, я буду бороться за то, чтобы быть единым кандидатом от всех, в том числе от демократов.

У «ЯБЛОКА» немножко линия идёт в другую сторону — они хотят поддерживать Григория Алексеевича. Ну, значит, я буду апеллировать уже, там, непосредственно к людям, к членам партии, и я буду доказывать, что это неправильно. В этом и есть политическая борьба, я к этому спокойно отношусь.

Е.Альбац ― Но я хорошо помню, как, когда был знаменитый митинг на Сахарова в феврале 2012 года, то вы стояли за сценой. И я наблюдала, как туда поднялся Григорий Алексеевич Явлинский, вы пожали друг другу руки, и Григорий Алексеевич даже что-то сказал такое, так, безобидно. И было видно, что вы очень были довольны тому, что вам удалось помириться с Явлинским.

А.Навальный ― Я вам больше скажу: мы с ним встречались непосредственно перед федеральными выборами в Госдуму и очень хорошо поговорили, и друг перед другом извинились за всякие там вещи, которые наговорили друг про друга. Я к нему очень хорошо отношусь, он прекрасный и талантливый политик. Но это не означает, что я не буду с ним конкурировать за лидирующую позицию. Я с ним конкурирую, я считаю его тактику неправильной, ошибочной и буду смело про это говорить, несмотря на то, что я к нему хорошо отношусь.

Е.Альбац ― О’кей, с этим понятно. Что с Касьяновым и ПАРНАСом?

А.Навальный ― Касьянов и ПАРНАС существуют, занимаются какой-то своей политической деятельностью.

Е.Альбац ― Но вы не поддерживаете больше отношений после развала коалиции?

А.Навальный ― Ну, что значит «поддерживаем отношения»? Ну, то есть здрасьте-здрасьте, как у вас дела, всё идет хорошо.

Е.Альбац ― Нет, ну, секундочку, ну, Алексей Анатольевич, не лукавьте.

А.Навальный ― Что означает «поддерживать отношения»? Я занимаюсь ежедневной работой. Я не хочу быть таким кандидатом, которые были в недавней российской истории и до сих пор, в которой постоянно проводят какие-то круглые столы, заседания, пытаются сделать какой-то съезд демократов. Вот нужно, чтобы я ехал куда-нибудь в город Пермь и выступал там перед волонтёрами, или в Москве организовывал круглый стол демократов? Я скорее поезжу по регионам…

Е.Альбац ― Комитет-2008, да.

А.Навальный ― Комитеты и всё остальное меня не интересуют. Есть конкретная проблема. Вот, Ройзман шёл на выборы, он шёл от «ЯБЛОКА», которое мне не близко своим нынешним политическим подходом. Ну, мы планировали активно поддерживать Ройзмана в кампании. Его снимают, мы против этого протестуем и призываем бойкотировать выборы в Свердловской области. Это конкретика, здесь есть, что обсуждать. А просто сидеть с довольно приятными людьми, ну, просто сидеть там и заседать, и слушать какие-то речи — ну, меня это вообще не интересует! Просто не интересует.

Е.Альбац ― Договорились. Но согласитесь, Алёша, мы с вами хорошо помним, как бесконечно бодались «ЯБЛОКО» и СПС, потом «ЯБЛОКО» и «Правое дело». И молодёжные фракции этих партий друг с другом всё время бодались.

А.Навальный ― Именно поэтому меня это не интересует больше. Поэтому, вот, вы мне задаёте вопрос про «ЯБЛОКО», про Гудкова…

Е.Альбац ― Но, тем не менее, вы говорите о том, что вы, так сказать, Гудкова не готовы поддерживать в таком варианте.

А.Навальный ― Нет, просто это говорит о том, что вы находитесь по-прежнему в плену старых наших демократических традиций, как многие. Я же тоже слежу за этим процессом. Я понимаю, что то, что происходит, к сожалению, в либеральном лагере с политической точки зрения значения не имеет. Вот, объехав страну, открыв 70 штабов, имея координаторов во всех регионах и огромное количество волонтёров, я твёрдо говорю, что это не имеет политического значения вообще! Тем не менее, я слежу, я знаю, что там происходит.

Вот, вы мне задали этот вопрос — мне нужно было пару секунд подумать, потому что я даже и не вырабатывал своего отношения к этому всему. Мне не интересно, что делает «ЯБЛОКО» или ПАРНАС. «ЯБЛОКО» получило на выборах меньше 2%, несмотря на то, что получило колоссальное бюджетное финансирование, сотни миллионов рублей. То же самое случилось с ПАРНАСом. Они приятные люди, я их очень люблю, по своему политическому происхождению я выходец оттуда, но я веду настоящую избирательную кампанию с большим количеством людей, я не собираюсь устраивать какую-то возню в борьбе за этот либеральный электорат! Сколько я там в нём внутри я смогу получить, 3 или 4 процента?

В России, к сожалению, политика устроена таким образом, что люди не загоняют себя в эти идеологические рамки, и у нас в этом плане происходит такой, политический хаос. Я просто нормальный кандидат от нормальных людей, который предлагает разумную и логичную программу. Вот, на этом фокусируюсь я совершенно точно. Спрашивайте — я буду отвечать, но сам тратить энергию на каких-то демократов, либералов, кто из них более демократический, кто менее демократический, кого там нужно поддержать и кто где поставил лайки… Ну, врать не буду, слежу. Иногда слежу. И читаю неприятные посты. Но я понимаю, насколько это не имеет значения вообще никакого!

Я извиняюсь, что я всё время повторяю, что «Я объехал регионы» и так далее. Но я же, открывая каждый штаб, я отвечаю на любые вопросы, которые мне задают. Но меня не спрашивают ни про «ЯБЛОКО», ни про ПАРНАС, ни про Ходорковского, ни про всех этих людей, которые мне очень милы и близки. Ну, у людей вообще нет этого в голове.

Е.Альбац ― А про что спрашивают?

А.Навальный ― Спрашивают про коррупцию, спрашивают про низкий уровень жизни, спрашивают, естественно, про то, что нам делать с этими судьями и полицейскими. Везде спрашивают про люстрацию.

Е.Альбац ― Про люстрацию спрашивают?

А.Навальный ― Про люстрацию везде спрашивают. Везде!

Е.Альбац ― Именно употребляют слово «люстрация» или как?

А.Навальный ― Употребляют слово «люстрация» и довольно хорошо понимают, чем люстрация отличается от просто уголовного преследования людей. Абсолютно в каждом регионе сейчас спрашивают про роль РПЦ и про вот эти репрессивные процессы против атеистов (ну, понятно, молодёжная аудитория).

Е.Альбац ― И что вы отвечаете? Вы же глубоко верующий человек, православный.

А.Навальный ― Я верующий человек, но я считаю, что я как верующий человек ни в коем случае не могу поддерживать то, что происходит сейчас, когда какая-то часть РПЦ взяла на себя командование Следственным комитетом и привлечением к уголовной ответственности людей, потому что им что-то не понравилось.

Сегодня какое-то чудовищное решение, по-моему, в Сочи о том, что человек разместил карикатуру на Иисуса Христа, и его за это оштрафовали или, там, привлекли к административной ответственности или какой-то другой. Это абсурдно, чудовищно и противоречит христианству абсолютно! Я в этом уверен. Вот, об этом я и говорю. Вот об этом спрашивают.

Спрашивают про губернаторов, спрашивают про Дальний Восток, спрашивают про демографию, и никто не спрашивает про объединения демократов. Никто! Это никого не интересует, ну, за пределами нашей маленькой тусовки.

Е.Альбац ― А про Путина спрашивают?

А.Навальный ― Конечно, спрашивают. Известна моя позиция на тему того, что если он согласен на мирный транзит, нужно дать ему гарантии безопасности. Эта позиция моя многим не нравится, очень многим, даже моим сторонникам.

Е.Альбац ― Серьёзно?

А.Навальный ― Да. Меня очень сильно за это критикуют. Ну, вот, приходится на эту тему отвечать.

Е.Альбац ― А что, они считают, что нужно?..

А.Навальный ― Ну, что нужно всех посадить. Ну, то есть что Путин является непосредственным ответственным за всё происходящее (что чистая правда), что Путин лично несёт ответственность за преступления, коррупцию и посадки людей несправедливые (чистая правда) и что Путин должен за это сесть в тюрьму или быть расстрелян на Лобном месте. Такое большое количество людей так считает, на этом настаивает, это для них ключевой пункт программы.

Е.Альбац ― И что вы?.. Как вы отвечаете, как вы аргументируете?

А.Навальный ― Я говорю, что ради мирного транзита власти, ради в целом интересов страны нужно забыть о какой-то такой сладкой мести. У меня есть личные, в том числе связанные с моей семьёй мотивы, почему я испытываю большое количество личных негативных эмоций по отношению к ним. Но ради интересов вообще страны, ради интересов мирного транзита нужно наступить себе на горло и согласиться с тем, что конкретно ему и его семье дать гарантии безопасности. Это не должно распространяться на всяких Медведевых и Ротенбергов, но Путину — да.

Очень многим это не нравится. Постоянно на эту тему идёт дискуссия, постоянно, естественно, идёт дискуссия, как бы, немножко навязанная Кремлём, о том, что «если не Путин, то кто? Без Путина всё развалится. А что будет с Северным Кавказом? Как же без Рамзана Кадырова? Тоже начнётся война».

Е.Альбац ― И что вы отвечаете?

А.Навальный ― Ну, я отвечаю, что ничего не случится. Был Саид Амиров, мэр Махачкалы, и тоже все говорили про него: «Если с ним что-то случится, начнётся война, Дагестан поднимется, в Махачкале будут ездить и стрелять танки». Но он получил пожизненное, и не произошло ничего. И ничего не произойдёт, если не будет завтра Рамзана Кадырова — он запросто меняется на такого же авторитетного чеченца.

Все эти вопросы очень интересны всем, и все это с удовольствием обсуждают. Это реальная повестка страны, повторюсь. Но совсем не объединение демократов. Вот там, где начинается объединение демократов, я сразу разворачиваюсь и ухожу в какую-то другую сторону, потому что объединение демократов может состояться через выборы, через праймериз. Я готов участвовать в дебатах, я готов участвовать в праймериз, я готов эти праймериз выиграть. Вот так может случиться объединение демократов, а не круглыми столами или бесконечной дискуссией.

Е.Альбац ― Возвращаясь, всё-таки, к вашим встречам в штабах с волонтёрами. Что больше интересует — местная повестка или федеральная повестка?

А.Навальный ― Федеральная.

Е.Альбац ― Даже при том, что мы знаем, что «all politics are local» (всякая политика всегда локальна)?

А.Навальный ― Да, естественно. И каждый раз, конечно, спрашивают: «А будет ли расследование про нашего губернатора? Что ты думаешь про мэра?» И я готовлюсь всегда, и рассказываю о какой-то местной коррупции. Это всегда люди воспринимают очень хорошо, но у всех есть очень ясное понимание, что причина бедности, несправедливости, неравенства, которое происходит из-за очень низкой зарплаты, которая, действительно, чудовищно низкая, это, конечно, Кремль.

Это группа людей, которая вцепилась во власть, и сидит 18 лет, и под себя подстроила и правоохранительную систему, судебную систему, не даёт никому шевельнуться, не даёт стране развиваться. Ну, то есть, становится очевидной прямая связь «Бедность — Путин». Многие уже это поняли.

Считается же многими (вы говорили про социологический срез), что волонтёры наши и группа сторонников — это наиболее образованные и наиболее состоятельные. Но те, кто приходит к нам, если они наиболее состоятельные в своих регионах с зарплатами по 20 тысяч, 18 тысяч и 15 тысяч, мне даже сложно представить, кто же тогда все остальные? То есть чудовищная бедность большинства жителей России является, всё-таки, сейчас главной причиной политического недовольства! Именно это.

Е.Альбац ― Понятно. Спасибо. Вы же отлично понимаете, что вам нужна поддержка элит. Другого варианта нет, именно для мирного перехода. Потому что все исследования по авторитарным режимам показывают, что приходится идти на какие-то альянсы с частью прежней элиты. Вот, на вас кто-то выходит? С вами кто-то пытается разговаривать?

А.Навальный ― Как вы себе это представляете? Вот, если выходят, и я сейчас вам расскажу, то завтра мы будем смотреть показательные процессы над этими людьми.

Е.Альбац ― А вы намекните. Я же не прошу вас называть фамилии, имена, явки.

А.Навальный ― Я бы сказал, что огромное количество элит хочет перемен, и оно настроено и смотрит в нашу сторону, и оно ждёт. Но элиты, особенно в России сейчас, чудовищно трусливы. Они ждут момента, чтобы предать Путина, и с большим удовольствием, я бы даже сказал сладострастием его предадут в какой-то момент. Но сейчас они просто боятся, они сидят и взвешивают. Как только они почувствуют вот эту слабину, вот эту вибрацию как было в 2012 году, они сразу полками побегут в другую сторону и ко мне, и к разным другим оппозиционерам.

Вот, вы встречаетесь с любыми чиновниками, и я уверен, что вы такое же наблюдение сделали, как и я, что чем более высокопоставленный чиновник, тем больше он кроет эту власть, тем больше он рассказывает, какая она чудовищная, неэффективная, работать не дают, какой-то ужас, кошмар и полный трэш творится в стране. Ну да, они так к этому относятся.

Е.Альбац ― А как вам удается с ними встречаться, если за вами постоянная слежка?

А.Навальный ― А, вот, в коридорах «Эха Москвы» встречаюсь (единственное место).

Е.Альбац ― Или за вами не постоянная слежка?

А.Навальный ― За мной постоянная слежка, и для того, чтобы иметь какие-то мнения или послания, или ещё чего-то, мне не обязательно с кем-то встречаться. Кроме того, я же не один — довольно много людей меня поддерживают в разных сферах деятельности, в разных социальных слоях, в том числе вот в этих ваших любимых элитах.

Но я никаких встреч сам не ищу. Зачем мне это надо? Ну, я и так знаю, что они думают. И мне не нужно, я не хочу ни с кем сидеть, там, переговариваться, вести с ними о чём-то переговоры. Зачем? В этом нет никакого смысла.

Е.Альбац ― Но, ведь, всё равно придётся. Вы должны будете дать какие-то гарантии.

А.Навальный ― Я готов это делать, я просто не ищу таких встреч и тем более что, я понимаю отлично, что, во-первых, со мной сейчас им всем встречаться не безопасно, а, кроме того, у меня есть много других дел. Все эти элиты переметнутся, когда изменится политическая ситуация. Моя задача — работать над изменением политической ситуации, ну, в меру моих сил.

Е.Альбац ― У ФБК всё время какие-то запускаются расследования. Они, насколько я понимаю, не прекратились. Чего ждать в ближайшее время?

А.Навальный ― Ну, вот, я ждал, что начнутся такие расспросы. Вы спросили «С кем вы встречаетесь? Расскажите мне, значит, несколько фамилий»…

Е.Альбац ― Ну, Алёша, у меня профессия такая.

А.Навальный ― А сейчас я вам должен сказать: «Ну, вот, вы знаете, мы готовим такие-то расследования против этих людей». И тогда я просто физически чувствую, как они побежали бы куда-нибудь закрывать свои кипрские оффшоры. Ну, нет, я не могу, конечно, такую информацию раскрывать.

Е.Альбац ― Ну, я с вами согласна, это был глупый вопрос. Признаю. А что с техникой, которую у вас забрали 26 марта?

А.Навальный ― Ну, она где-то находится.

Е.Альбац ― Что, так ничего не вернули?

А.Навальный ― Где-то в тайных подвалах ФСБ. Мы знаем, что технику изымала ФСБ, но все наши жалобы в суд нам завернули на том основании, что «Вы же не знаете даже, на кого жалуетесь». То есть получилось как? Что неизвестные люди в штатском зашли, не стесняясь видеокамер, вынесли абсолютно всё оборудование, и полиция, и суды, и все остальные говорят: «Мы даже не знаем, кто это. Ну, каково?! Если вы хотите обжаловать действия этих людей, вы нам скажите, как фамилия его, как должность, какое это подразделение».

Е.Альбац ― Ну, подайте заявление о краже.

А.Навальный ― Мы подавали заявление о краже.

Е.Альбац ― И?

А.Навальный ― И оно не имеет никакого хода. То есть это же не кража. Кража — это тайное хищение имущества. А у нас было ограбление, поскольку это было открытое хищение имущества! Ну, к счастью, наши сторонники, ну и просто широкая публика прочувствовали эту ситуацию. Мы ж тогда в течение 2-х дней (вот, я боюсь сейчас соврать) получили, мне кажется, около 12 миллионов рублей пожертвований, и мы всё купили заново.

Е.Альбац ― Замечательно. Планы на осень? Ну, всё-таки?

А.Навальный ― Мы будем расширять нашу избирательную кампанию.

Е.Альбац ― Но вы будете опять какую-то проводить такую общероссийскую акцию, как было 12 июня?

А.Навальный ― Конкретной даты нет, но, конечно, мы митинговый формат будем использовать очень активно. То есть это не то, что мы будем это делать механически (раз в 2 месяца мы проводим большой митинг). Но, конечно, и митинги — это крайне важная вещь. Люди хотят проводить эти митинги. Они могут получаться более успешные, менее успешные.

Мы будем в совершенно различных форматах работать. Ну, например, в Москве мы понимаем отлично, что нам не дадут разрешения уже никогда. Сейчас проведение митинга в Москве — это просто автоматически на 100% означает несанкционированный митинг. Но мы будем это делать. Тут тоже нужно понимать, как это организовывать хотя бы с точки зрения тактической работы.

Е.Альбац ― О’кей. Вам удачи.

А.Навальный ― Спасибо.

Е.Альбац ― Мы, к сожалению, должны уходить из эфира. Спасибо вам большое. Здесь в студии «Эха Москвы» был Алексей Навальный. Пока!







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Успехов Алексею Навальному!
Маразм в кремлёвских зашкаливает.
________________________________________

Складно звонит. Забурел.
________________________________________

Мнение, что Алексей будет допущен к президентским выборам, только укрепилось.
________________________________________

Навальный убог и примитивен.
Путин, конечно (кто бы сомневался), лично решает его судьбу, отдаёт приказы по обливанию его зелёнкой и страшно-престрашно его боится, аж дрожит от страха. Каждое утро Путин просыпается в холодном поту и просит принести ему папку с ужасным именем "Навальный" с перечёркнутой 100 раз разными чернилами фотой его свергателя.

А ещё, оказывается, вокруг Лёлика уже сплотились "сотни элит", и чуть Путин даст слабину, все эти элиты сотнями побегут к нему — Лёлику-спасителю от тирана и присягнут ему на верность уже открыто, а не тайно (как давеча). Но благородный Лелик будет милостив к поверженному, а даст ему, и его семье гарантии безопасности.

Во как! Чехов со своей Палатой номер 6 рыдает от зависти на том свете.
________________________________________

Алексей правильно подметил. И в самом деле, как крысы с тонущего корабля побегут. И всякие сечины-миллеры-тимченки-роттенберги-шамаловы-чейки-медведевы тоже. А кадырки в Грозном через 5 минут не будет после смены лидера в России. И футбольную команду "Ахмат" снова в "Терек" переименуют.
________________________________________

Любое выступление Навального на "ЭМ" - событие. С «ЯБЛОКОМ» говорить не о чем, если Явлинский не поддержит Навального. Можно подебатировать с Шендеровичем или Игорем Чубайсом. Но общение с людьми — это важно.
________________________________________

Ни одного острого вопроса Альбац Навальному не задала, а лишь поддакивала ему. Лишь пёрышком щекотала своего обожаемого карапуза Лёлика. Но для фанатов Лёлика — это, конечно, событие вселенского масштаба. Интервью абсолютно неинтересное и скучное.
________________________________________

Ребята-«патриоты», Навальный может быть какой угодно плохой, НО:
— не при Навальном, а при Путине происходит ежедневный рост тарифов, налогов и цен;
— не при Навальном, а при Путине образовалось 23 миллиона россиян, живущих за чертой бедности;
— не Навальный, а Путин обрезал бюджет 2015, 2016, 2017 гг. на образование, здравоохранение, науку, культуру, ЖКХ;
— не при Навальном, а при Путине ВВП страны стал = 1,6% в мировой доле;
— не при Навальном, а при Путине пенсии проиндексировали всего 4%, вместо 12%, а от повторной индексации вообще отказались;
— ну и до кучи, не Навальный, а ставленник Путина — Медведев, послал на хер учителей и крымчан, одних с увеличением зарплат, других с увеличением пенсий.
НЕ НАВАЛЬНЫЙ ОБЛАЖАЛСЯ, А ПУТИН…
________________________________________

Путин всё что мог — сделал. Сделал намного больше плохого, чем хорошего. А.Навальный — реальная альтернатива пересиденту Путину.
________________________________________

Кому повезло, то они в ЕР, неудачники в других партиях. Сытый, как говорится, голодного не разумеет. Представительская власть на самом деле таковой не является, так как представляет только саму себя. Фактически это местный олигархический клан, находящийся в симбиозе с другими ветвями власти, которому важно сохранить статус-кво.
________________________________________

В чём беда РФ? Никому доверять нельзя. Любые средства, хранящиеся в наших банках могут быть безвозвратно утеряны с помощью бородиных.
________________________________________

Сдать Россию госдепу США — вот главная задача Навального.
________________________________________

Именно ваши "патриотические" сторонники пили за Трампа шампусик в Думе и аплодировали ему стоя. "Патриотическая" гнида Симоньян каталась с флагом пиндосии по Москве, эта тварь не захотела ездить с флагом России. А больше всех в России впрягался за Трампа и защищал его от нападок президент Путин. Посмеет "патриот" тявкнуть на Путина? Нет, не посмеет, наш "патриот" — тряпка.
________________________________________

Рано или поздно — не убьют солнцеликого Пута, так сам сдохнет — надо, чтобы кто-то был на подхвате, чтобы отодвинуть СС (спецслужбы) в сторону окончательно и бесповоротно.
________________________________________

Да не парьтесь с этим. Когда всё начнется, мы тут в провинции не подкачаем. Тут вот посёлок "Янтарный" (под Ростовом), можно будет прошерстить на предмет крыс регионального масштаба. Да и около Ботанического сада, тоже построили себе островок ненавистного им Запада…

В общем, ждём-с. Владимир Владимирович, вы уж не подкачайте! Того… давайте на выход. Вещи Вам не понадобятся. В сковородке можно и в синем костюмчике. Черти уже заждались, хвостами машут.
________________________________________

Оглядываешься назад и видишь сотни упущенных безвозвратно возможностей. Для государства, это уже критично. Боюсь, без войны, более менее большой, не обойдётся. Как кличут, как извиваются, суки (литературное слово, граждане модераторы!) "…Можем повторить…". Не хотелось бы конечно пойти дровами в ту топку чужого идиотизма. А ситуация — безвыходная. В том смысле, что хорошего выхода из неё нет.

И, как мне кажется, не в 1999 г. случился тот фатальный поворот, а в 1991 г., когда свернули не на той исторической развилке. Снимая памятник "феликсу", не снесли НОМЕНКЛАТУРУ! Тот самый дудинцевский "Град Китеж". Бессмертная гидра приспособленцев-подлецов-доносчиков-интриганов. Это как если бы Ланцелот не убил Дракона, а ограничился сносом памятников ему.

Надо было заняться "партийно-чекистскими товарищами", тогда в 1991 г. А теперь уже поздно — нет активной, достаточно многочисленной силы, способной, да и просто желающей уничтожить "товарищей" и их потомство. Что будет? Пожалуй, сейчас это вопрос вопросов.
________________________________________

Вообще конечно, портянки это тема отдельная. И, безусловно, делятся на две части — платные и "с убеждениями". Кто из них, к какой категории относится, сказать сложно.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Общество (0) > Оппозиция (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.10.2017 - РАБОТА СЛУЖБЫ ПО ЗАЩИТЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ ФСБ
  • 21.10.2017 - МЕЖДУ ТЮРЬМОЙ И ЭМИГРАЦИЕЙ
  • 21.10.2017 - СЛАВНЫЙ ПУТЬ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЭБС
  • 20.10.2017 - ПОТЕРЯ БУДУЩЕГО
  • 19.10.2017 - СКОЛЬКО УНИВЕРСИТЕТОВ НАМ НУЖНО?
  • 18.10.2017 - ЧТО БУДЕТ ПОТОМ
  • 15.10.2017 - УМНЫХ НЕ НАДО
  • 13.10.2017 - "СТО ЛЕТ РОССИЕЙ ПРАВЯТ БАНДИТЫ"
  • 13.10.2017 - КАК УРОКИ ПАТРИОТИЗМА МОГУТ ПОМЕШАТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ?
  • 12.10.2017 - ПОЧЕМУ У ПУТИНА НЕ БУДЕТ ПРЕЕМНИКА
  • 12.10.2017 - ЗАЧЕМ РОССИИ ДРУЖБА С КИТАЕМ?
  • 11.10.2017 - СОВРЕМЕННЫЙ БОЛЬШЕВИЗМ
  • 11.10.2017 - КТО ПРАВИТ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЕЙ?
  • 10.10.2017 - РЕФЕРЕНДУМ ПРОТИВ СУВЕРЕНИТЕТА
  • 09.10.2017 - ОПАСЕНИЯ ИЛОНА МАСКА НАСЧЁТ РОССИИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru