Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Политика > Публикация
Политика

[14.02.2018]

ЮРИДИЧЕСКОЕ МРАКОБЕСИЕ

Елена ЛУКЬЯНОВА: российский юрист, учёный, общественный и политический деятель, адвокат, профессор ВШЭ, директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты Российской Федерации


Елена ЛУКЬЯНОВА:


Выборы президента ограничены двумя сроками. Об этом есть чудесное Определение Конституционного суда 1998-го года, в котором сказано, что два срока — это конституционный предел. Я удивляюсь всем кандидатам в президенты, которые до сих пор не использовали это постановление. Это особенно касается Алексея Навального, но в том числе и Григория Алексеевича Явлинского и всех остальных.

Если они хотят бороться с несменяемым кандидатом, они бы давно обратились в любой суд общей юрисдикции, с просьбой снять с регистрации сами знаете кого по основанию Решения Конституционного суда о том, что два срока — является конституционным пределом.


О. Журавлёва ― Добрый вечер! Меня зовут Ольга Журавлёва. Это программа «Особое мнение», которое сегодня высказывает юрист, адвокат Елена Лукьянова. У нас есть замечательное судебное решение, о котором стало известно. Это коллективный иск 25-ти родственников, погибших в Донецкой области при крушении самолёта Малазийских авиалиний, который был подан в Окружной суд Северного округа Иллинойса. И вот вынесено решение против Гиркина (Стрелкова), что нужно взыскать с него как с командующего войсками самопровозглашённой республики компенсацию в пользу этих самых родственников. Причём, пишет мать одного из погибших при крушении, которая говорит о том, что понятно, что ничего не смогут с него получить, это, главным образом, имеет символическое значение. Имеет вообще, на самом деле, символическое значение вот такого рода суд?

Е. Лукьянова ― Я думаю, что символическое значение он, конечно, имеет. И это дело, которому нет конца, я думаю, рано или поздно всё-таки будет до конца расследовано и, может, станет предметом серьёзного судебного разбирательства в неком международном суде, потому что, если самолёт был сбит, это серьёзное преступление. Нужно только понять причинно-следственную связь между тем, откуда эта техника, кто её поставил, как она оказалась там, и кто отдал приказ реально стрелять. Это, кстати, вполне мог оказаться не Игорь Иванович Гиркин, это надо исследовать и доказывать. Но это будет в будущем. Тут, судя по всему, иск был гражданский, а мы не знаем правил штата Иллинойс. Мы не знаем, как суд принимал этот иск по подсудности, по подведомственности, к сожалению. Может ли законодательство штата решать этот вопрос?

Но, скорее всего, конечно, они ничего не получат. Хотя, вроде как, там даже прошло такое сообщение, что Гиркина не оказалось по месту его жительства в Москве, и что кто-то там предлагает арестовать имущество Гиркина. Это, конечно, не удастся сделать, потому что это тот случай, когда это решение точно не распространяется на Российскую Федерацию ни в каком виде!

О. Журавлёва ― То есть, прав тот самый Игорь Гиркин, который говорит, что не признаёт действие иностранных законов на территории Российской Федерации? Он считает, что это было крайне негативное явление, когда была признана презумпция международного, так называемого, законодательства над российским. Соответственно, «решения иностранных судов меня не волнуют», сказал Игорь Гиркин.

Е. Лукьянова ― Поздравляю вас, Игорь Иванович. Потому что, в своей цитате он показывает полную: а) свою юридическую неграмотность; б) он никогда не читал российскую Конституцию. Это я прямо говорю! В российской Конституции ничего не сказано о приоритете международного законодательства и о приоритете иностранных судов. В российской Конституции чётко и ясно в ч.4 ст.15 сказано о приоритете международных договоров, заключённых и ратифицированных Российской Федерацией над внутренним законодательством Российской Федерации. А, чтобы Игорю Ивановичу было понятней, объясняю, что каждый международный договор, который подписывается Российской Федерацией, потом проходит процедуру ратификации, то есть, признания парламентом. И вот в тот момент, когда он ратифицируется парламентом, он приобретает статус закона Российской Федерации.

Поэтому мы и говорим, что только те договоры международные, которые мы подписали и ратифицировали, имеют приоритет над всем остальным российским внутренним законодательством. Я сегодня читала своим студентам лекцию под названием «Непрочитанная Конституция». Мало того, что профессионалы её не очень хорошо прочитали, а некоторые не читали вовсе и транскрибируют как угодно. Да, действительно, решение иллинойского суда в данном случае не имеет силы на территории Российской Федерации. Но если бы у нас был, кстати, какой-нибудь международный договор на эту тему с Соединёнными Штатами, то, может быть, и имел бы. Равно, как решение Районного Дорогомиловского суда г. Москвы, признавшего юридический факт государственного переворота в Украине, не имеет никакой юридической силы для украинской стороны.

О. Журавлёва ― А символическое значение он имел?

Е. Лукьянова ― Он имел значение фантастической юридической глупости! Фантастической, просто! Мракобесие юридическое!..

О. Журавлёва ― Удивительные истории открываются! Я напомню, что у нас в студии юрист, адвокат Елена Лукьянова. По поводу решений международных судов. Тоже вот как-то там среди прочего Гиркин как-то так упомянул… Европейский суд по правам человека.

Е. Лукьянова ― Нет, подождите. Европейский суд по правам человека — это тот самый международный суд, юрисдикция которого на нас распространяется вследствие подписанного и ратифицированного международного договора под названием Европейская конвенция о защите основных прав и свобод.

О. Журавлёва ― Так, значит, из всех международных судов единственные решения, которое мы обязаны исполнять, это решения Европейского суда?

Е. Лукьянова ― На самом деле, мы в своё время подписали и Международный статут Международного трибунала, но мы его не ратифицировали… И недавно мы его разподписали, испугавшись как раз ответственности по Боингу!..

О. Журавлёва ― Послушайте, а как можно разподписать договор?

Е. Лукьянова ― Мы его не ратифицировали. Сняли подпись свою, да. Мы Римский статут международного уголовного суда так и не ратифицировали. И как раз после случая с Боингом мы его взяли и разподписали, аннулировали свою подпись под ним. Кстати, интересный очень документ, в котором было указано (ещё Борис Николаевич Ельцин его подписал), что статус любых начальников, президентов не играет роли для этого международного суда.

О. Журавлёва ― Тоже интересно об этом задуматься. Как вы объясняете, почему сняли подпись? Тем самым признали свою вину?

Е. Лукьянова ― Очень страшно стало: а вдруг!

О. Журавлёва ― То есть, это возможно?

Е. Лукьянова ― Почему нет?

О. Журавлёва ― Хорошо. Тогда ещё про некоторые решения международных всевозможных организаций и про некоторые международные договоры. Зарегистрирован был брак в Дании между двумя гражданами Российской Федерации.

Е. Лукьянова ― Это чудесная история.

О. Журавлёва ― Эти граждане пришли в МФЦ…

Е. Лукьянова ― Я просто млею! Моя юридическая душа млеет над этой восхитительной историей!..

О. Журавлёва ― В чём она состоит? Объясните.

Е. Лукьянова ― Она состоит в правильном прочтении гражданами российского Семейного кодекса, в котором сказано, что браки между российскими гражданами, зарегистрированные за пределами Российской Федерации, признаются Российской Федерацией, если нет каких-то специальных между этими странами оговорок международным договором. Это, знаете, есть замечательная книга «Восстание потребителей» у Валеры Панушкина. Это изумительная книга про то, как общество защиты прав потребителей ходило по всем инстанциям и соблюдало законы, доводя их до исступления! Проверяло, насколько эти инстанции готовы исполнять закон. Там есть изумительные места, я их часто читаю вслух в хороших компаниях о том, как некий представитель общества защиты прав потребителей пришёл в отделение внутренних дел где-то там в Волгограде с просьбой его дактилоскопировать, когда ввели добровольное дактилоскопирование. Как они, в общем, бедные там выкручивались на эту тему, потому что они об этом ничего не знали. Ну и так далее. Там чудесные истории.

Эти ребятки в Дании, в общем, сделали точно так же. Они зарегистрировали брак с точным соответствием с Семейным кодексом, в котором не сказано, граждане какого пола должны быть, чьи браки признаются на территории России…

О. Журавлёва ― Там просто сказано: «граждане Российской Федерации».

Е. Лукьянова ― Да, да, да. Граждане Российской Федерации. Они пришли, предъявили свидетельство о браке, выданное за рубежом и им автоматически должны были проставить штампы в паспорте. Что, собственно, и было сделано.

О. Журавлёва ― То есть, вы не видите никаких нарушений?

Е. Лукьянова ― Если исходить из точного смысла закона, я не вижу никакого нарушения. Вся истерика, это, простите, к законодателям! У нас ведь, когда принимался закон о неприкосновенности президента, прекратившего исполнение своих обязанностей, и членов семьи, это был первый указ Путина, потом ставший законом. Была договорённость между ним и Ельциным при передаче полномочий. Когда это начали обсуждать в Государственной Думе, выяснилось, что у нас в законодательстве нет понятия «семья»!..

И вот депутаты трактовали, например, слова Бориса Николаевича, который, выступая когда-то сказал, что членами его семьи являются там Чубайс, назвал кучу народа. Выяснилось, что у нас нет понятия «семья».

О. Журавлёва ― Да вы что!

Е. Лукьянова ― Да.

О. Журавлёва ― Но, а как же? Ну, ведь наследство там, всё вот это же как-то определяется.

Е. Лукьянова ― Это и есть: супруги, дети, наследники первой очереди.

О. Журавлёва ― Родственники.

Е. Лукьянова ― Это там чётко перечислено. А понятия «семья» нет.

О. Журавлёва ― А понятие брака — это союз между мужчиной и женщиной.

Е. Лукьянова ― Ну да.

О. Журавлёва ― Есть в законодательстве. А понятия «семья» нет. И до сиз пор нет? Как интересно! То есть, членом семьи, в принципе, при хорошем адвокате, можно признать кого угодно, включая домашнего любимца.

Е. Лукьянова ― Наверное, да. В принципе, у нас все говорят, что русский язык богат и велик, а с точки зрения права он, на самом деле, очень не богат и не велик, он достаточно беден. Как ни странно.

О. Журавлёва ― Это связано с языком или связано с недоработкой законодателей?

Е. Лукьянова ― И с языком тоже. И с ментальностью правовой тоже. Смотрите, вот «law» у англичан — это право в целом. У нас есть слово «право». Но у нас слово «право» обозначает то, что у них обозначает «right» и так далее. То есть, у них гораздо больше дефиниций. Ну, сколько цветов радуги и сколько у французов цветовых оттенков и специальных слов для них! И они очень такие люди, которые очень тонко разбираются в живописи и хорошо рисуют. От этого и ментальность. У нас очень бедные правовые дефиниции…

О. Журавлёва ― О тонких дефинициях в юридической сфере мы говорим с Еленой Лукьяновой. Уже многие вопросы присылают. Но вот этот меня поразил в самое сердце, из Ярославской области, если верить компьютеру: «что вы думаете про п.3 ст.81 Конституции РФ?». Вы думаете об этом пункте?

Е. Лукьянова ― Это, я так понимаю, два срока подряд.

О. Журавлёва ― А! Так.

Е. Лукьянова ― В этом отношении есть чудесное Определение Конституционного суда 1998-го года, в котором сказано, что два срока — это конституционный предел. Я удивляюсь всем кандидатам в президенты, которые до сих пор не нашли, не использовали это постановление. Это особенно касается Алексея Навального, но в том числе и Григория Алексеевича Явлинского и всех остальных. Если они хотят бороться с несменяемым кандидатом, они бы давно это Определение использовали и обратились бы в какой-нибудь суд, в любой суд общей юрисдикции, с просьбой снять с регистрации сами знаете кого по основанию Решения Конституционного суда о том, что два срока — является конституционным пределом.

О. Журавлёва ― То есть, Конституционный суд уже принял решение по этому вопросу?

Е. Лукьянова ― Да, очень давно, 20 лет назад.

О. Журавлёва ― Прекрасно! Значит, решение уже есть. Нам, конечно, пишут, что в Семейном кодексе сказано, что браки заключаются между лицами противоположного пола. Но в конкретной статье о признании международных брачных союзов сказано про граждан Российской Федерации. Можно следовать конкретному пункту, что, собственно, и проделал сотрудник МФЦ. Дальнейшая реакция как-то объяснима? Вот обвинение в намеренной порче документов.

Е. Лукьянова ― В намерении порчи документов это не к этим ребятам. Это к тем, кто ставил штампы. Тогда надо разбираться, соблюдено было законодательство в тот момент, когда человек штемпелевал это? Это, в общем, процедурный вопрос, перенести сведения из свидетельства о браке в паспортах российских граждан. Я думаю, что это, конечно, очень интересный был бы предмет судебного разбирательства, если бы он для этих ребят не был бы таким рискованным с точки зрения их безопасности внутри Российской Федерации. Всё остальное от лукавого. Я считаю, что сотрудник, который проштемпелевал паспорт и был уволен за это, мог бы обжаловать своё увольнение в суд.

О. Журавлёва ― А что касается самих участников, к ним вообще, получается, нет претензий?

Е. Лукьянова ― Они поступили по закону. Они пришли в МФЦ и не они портили свои паспорта, если уж вот этот штамп считается порчей паспорта. При чём здесь они? Потому что, между каждым действием и наступлением неких общественно опасных последствий должна быть непосредственная причинно-следственная связь. Они могли находиться в заблуждении, они могли строго исполнять закон, но паспорта портили не они!

О. Журавлёва ― Как вы считаете, что они сочли за благо уехать из страны, это единственно возможный выход в данной ситуации?

Е. Лукьянова ― Один из самых безопасных для них, конечно. Потому что, мы не знаем, в какую бы сторону развернулась бы наша правоохранительная система, что бы им грозило, и какие бы ещё мракобесия юридические были бы совершены в отношении них, может быть, в пропагандистских целях или каких-то ещё. Я считаю, что в таких случаях лучше не находиться в пределах юрисдикции Российской Федерации…

О. Журавлёва ― Хорошо сформулировано. Вот я вас как раз как юриста хотела спросить и наши слушатели тоже. Получается, что вы, как юрист, зная основной постулат права, «из неправомерного не может возникнуть право», тем не менее, постоянно применяете термин «право» применительно к путинским законам! Когда вы говорите о праве и говорите о дырках законодательства, о странных применениях этого самого права, вы не видите в этом противоречия? Может быть, с этими судами и с этим правом вообще не стоит иметь дел?

Е. Лукьянова ― А не такое плохое у нас законодательство. Только, давайте, не путать: слово «право» имеет действительно очень много значений. Есть субъективное право граждан, есть право «right», есть право «law», есть слово «rule» — норма права, есть слово «legislation» — законодательство. Право — это набор правил, формализованных государством, объективизированных государством, которые считаются общеобязательными для исполнения. Из нарушения которых наступает какая-либо ответственность. Я не поняла, о чём меня спрашивают.

О. Журавлёва ― Можно ли соблюдать? Можно ли считать правом и законами те законы, которыми мы с вами любим возмущаться?

Е. Лукьянова ― Если совсем не нравится, надо ехать за пределы Российской Федерации и жить в другом правовом пространстве. Ежели вы живёте здесь, то нужно сопротивляться в нормальной, законной процедуре тем правилам, которые у нас существуют здесь. Вообще-то, весь мир так делает. Потому что, нет некого божества, которое нам эти правила посылает. Мы идём на выборы, мы формируем парламент, хороший или плохой, таким образом, мы как бы доверяем этим людям формирование этих правил. Если вам не нравится, как они формируют правила, идите и снимите этот парламент и наймите себе другой, чтобы он формулировал ваши правила.

Конституция, в целом, наша это позволяет. Понимаете, вот все говорят, что участковые избирательные комиссии там что-то подтасуют, пририсуют. Но ведь эти участковые избирательные комиссии — это ваши мамы, папы, бабушки, которые живут у вас дома, они идут и это подтасовывают! Вот надо в первую очередь сделать, чтоб им стыдно вообще было в глаза смотреть своим детям, внукам и родственникам. И чтобы они не смели этого делать. Это первая задача граждан. Первая и главная! Чтобы ни одна сволочь, простите, не посмела ни подтасовать, ни пририсовать. Те люди, они не с Луны пришли. Это не чиновники.

О. Журавлёва ― Ну чиновники тоже не с Луны пришли. И даже судьи, которые выносят всякие удивительные приговоры. И даже следствие, которое ведётся.

Е. Лукьянова ― Вот с судьями особая история. Они гораздо более высококвалифицированные люди, и там другие проблемы в судейском корпусе. И там судейская реформа, которая заслуживает отдельного, специального разговора, о ней нельзя так вскользь. А вот то, что, например, выпускников Московского Университета, практически, не берут на работу в прокуратуру, потому что их не тому учили, слишком много прав и свобод они знают. Поэтому берут из какой-нибудь Академии прокуратуры, потому что там закон «Об оперативно-розыскной деятельности» изучают, а в МГУ его специально не проходят. То есть, проходят, но, в общем, по верхам. Вот это другой вопрос.

У нас несколько юридических сообществ развелось: Академия ФСИН, Академия прокуратуры, Академия МВД, Академия ФСБ. И все выпускают неких правоохранителей с разным образованием. С разным, совершенно разным образованием! Мы разговариваем на разных языках. У нас разные курсы, а потом мы называемся все одним словом «юрист». Просто даже иногда говорим на параллельных, непонятных друг другу языках! И это страшно!..

О. Журавлёва ― Но так же невозможно жить. Как это исправить?

Е. Лукьянова ― Так невозможно жить. Академии закрыть все! Пусть все юристы выпускаются из одинаковых по программам учебных заведений. Да, я убеждена в этом. Это одна из проблем. Она не решит всего, но она решит очень многое.

О. Журавлёва ― Ещё одна история. Опять она превращается в юридический казус, как ни странно. Хотя, вроде бы, история была не про это. История была про кино, как вы помните. И вот сегодня стало известно о том, что Киносоюз заявляет, что прокатной удостоверение используют в России как инструмент цензуры, потребовал ввести уведомительный порядок их получения и пообещал подать в суд на Министерство культуры России по факту использования прокатных удостоверений в качестве инструмента цензуры. Цензура запрещена Конституцией?

Е. Лукьянова ― Да.

О. Журавлёва ― Можно ли считать прокатные удостоверения, на ваш взгляд, инструментом цензуры?

Е. Лукьянова ― Нет, его нельзя считать инструментом цензуры, но его можно использовать как инструмент цензуры. Может быть, прокатчики лучше знают количество таких историй. Я с этим столкнулась, честно говоря, вот сейчас впервые. И явно в этой ситуации нарушен порядок отзыва прокатного удостоверения. Просто нет такого основания в Постановлении Правительства «О прокатном удостоверении», по которому прокатной удостоверение у данного фильма можно было бы отозвать. Ссылаться на заключение Общественного совета при Министерстве культуры недопустимо.

Кстати, я предупреждала некоторое время назад, что господин Пожигайло явно хочет присвоить Общественному совету при Минкульте полномочия цензора. Тогда это не было почему-то замечено, хотя в соцсетях мы сцепились с господином Пожигайло. Он кричал громче всех, что ему не дали посмотреть «Матильду», это было полгода назад. Я предупреждала.

О. Журавлёва ― Кто победил?

Е. Лукьянова ― А я не знаю. Он меня, по-моему, разфрендил сразу и дискуссия у нас на этом закончилась… Так это всё просто делается… Как бы, отзвук на это был, такой достаточно большой. Это уже с «Матильды» началось. В принципе, совет при Минкульте — это такой консультативный орган, очень неплохой, который должен контролировать деятельность ведомства. И, если Министерство хочет принять какой-нибудь свой внутренний нормативный акт, вот тут как раз и нужен Общественный совет, без его согласия Министерство не может принять никакого нормативного акта.

О. Журавлёва ― Это как бы экспертная такая оценка?

Е. Лукьянова ― Да необязательно даже экспертная. Она отчасти экспертная. Там сидят люди, авторитет которых признан, допустим, в области культуры. Они могут не являться экспертами.

О. Журавлёва ― Ну не у всех Министерств есть такие Общественные советы?

Е. Лукьянова ― У всех! 100% у всех.

О. Журавлёва ― И что? И у Министерства экономики? Или как оно там называется?

Е. Лукьянова ― Да, у всех теперь. Указом президента это всё введено. У всех Министерств есть. И мы это вводили как раз в мою бытность членом Общественной палаты. Причём, тогда был очень трудный процесс. Сначала кто-то из министров создал под себя типа ерундовый совет из каких-то ВИПов, которые никогда не ходили на эти заседания. Потом Елена Андреевна Тополёва создала при Минтруда мощнейший Общественный совет, который сейчас один их самых действенных. И там Минтруд, в общем, не очень-то может без этого совета что-то сделать. Вообще, это очень полезная штука. Я вот была в Общественном совете при Росгранице, где сидели капитаны, асы в международных морских перевозок и которые советовали Росгранице, как быть при оборудовании этих пропускных пунктов. Потому что, мы теряли очень сильно за счёт наших дурных правил в том, что к нам в порты заходили корабли.

О. Журавлёва ― Удивительные вещи открываются в этой программе! Это юрист Елена Лукьянова со своим особым мнением. Интересуется Руслан из Волгограда: «Можно ли вообще отменить эти прокатные удостоверения? Зачем они нужны, если уж они могут использоваться в качестве элемента цензуры?».

Е. Лукьянова ― Я думаю, что отзыв прокатного удостоверения нужно обжаловать в суд. Это проще всего. Это предложение Киносоюза, что прокатные удостоверения должны иметь уведомительный характер, а все спорные вопросы должны решаться в суде. Это очень правильно. В прокатных удостоверениях помимо соблюдения авторских прав, должны быть сроки проката, возрастные ограничения, что может устанавливать государство, запрет на нацистскую символику, мат, курение и так далее. Это всё вполне может брать государство на свой счёт, контроль за этим, почему бы нет. Но в некоторых странах квотируется количество иностранных, например, и национальных фильмов, как во Франции. То есть, для этого тоже существует прокатное удостоверение. Я ничего плохого в них не вижу кроме огромной дури, как их можно использовать не по назначению.

Но это грозит любой, даже самой грамотной норме, которая ничем, казалось бы, неопасна при её принятии. Но какие-нибудь странные люди вдруг возьмут, исковеркают полностью её правоприменение. Вот в таких случаях возникает дискуссия, как возникло здесь. И вот здесь предложение Киносоюза более чем уместное о том, как сделать так, чтобы прокатное удостоверение не могло быть некими персонажами использовано в качестве цензуры и как создать такие гарантии, процедурные, иные. Это правильно.

О. Журавлёва ― Просто, объясните, может быть, не все поняли, что законодательство не предполагает, что прокатное удостоверение выдаётся только высоконравственным или каким-то ещё фильмам.

Е. Лукьянова ― Нет. Оно удостоверяет отсутствие некого контента, который запрещён к прокату. Это экстремизм, пропаганда того, что чётко перечислено в законе.

О. Журавлёва ― А это должен признать суд, что в этом фильме содержится, или кто?

Е. Лукьянова ― Нет, я думаю, что в таком случае либо Минкульт должен выдать какую-то бумагу, если она спорная, если прокатчик её не обжалует, он принимает её в таком виде. Если эта бумага спорная, то, конечно, надо идти в суд. Или как в данном случае, уже обжаловать вот этот отзыв прокатного удостоверения, потому что он просто не соответствует требованию Постановления Правительства.

О. Журавлёва ― Хорошо. Во всяком случае, в Постановлении Правительства ничего не говорилось про то, что нельзя показывать товарища Сталина или там товарища Жукова в форме или что там не может звучать гимн и так далее. В общем, нигде там юридически это всё вроде бы не запрещено. Ещё интересуются наши слушатели у вас, как вы оцениваете очередной срок Валерия Зорькина, и какова его роль в нашей жизни?

Е. Лукьянова ― Я считаю, что председателя Конституционного Суда должны избирать судьи. Так, как это было в начале. И никто другой, и не президент. Я не считаю, что у судьи Верховного или Конституционного Суда должно быть возрастное ограничение не по пребыванию в должности судьи, не по председательству. В этом плане, получается, что у Зорькина срок вышел за законодательно возможный срок для судьи Конституционного Суда. То есть, ему персонально это возраст увеличивали в то время как Тамара Георгиевна Морщякова и много других прекрасных судей прекратили свои полномочия по основанию предельного возраста. Почему должны быть такие исключения? По крайней мере, Зорькин избирался Съездом народных депутатов РСФСР на тех же основаниях, что Морщякова и прочие. То есть, у него не должно быть исключений. И наши судьи Конституционного Суда в состоянии избрать себе председателя, это гораздо более демократическая процедура, которая предполагает возможность ротации в этой должности, оставаясь в составе суда. Меня волнует, честно говоря, другое. Вот сколько по Конституции должно быть судей Конституционно Суда? 19. А сколько у нас сейчас?

О. Журавлёва ― Сколько?

Е. Лукьянова ― 15. И уже несколько лет. У нас не восполняется состав Конституционно Суда. Помните, недавно умер один из судей Верховного Суда США. Какие были адские дебаты, как республиканцы с демократами боролись за это место, как в этом участвовал Конгресс, как это всё было напряжено, накалено! У нас уже несколько лет президент никого не выдвигает, чтобы состав Конституционно Суда был полным в конституционно значимом смысле. Это ещё почему?

О. Журавлёва ― Вы как-то объясняете это?

Е. Лукьянова ― Я считаю, что они боятся. Лично моё мнение, я здесь субъективна. Я ниоткуда это не взяла, у меня нет инсайда. Я считаю, что они боятся прихода такого судьи, как судья Арановский: молодой, активный и начал писать особые мнения. Они боятся раскола голосов. Они боятся, что придут современные судьи с современным мышлением. Они просто законсервировали Конституционный Суд, чтобы он был послушным и спокойным!..

О. Журавлёва ― Послушайте, но это же незаконно, неконституционно и аморально!

Е. Лукьянова ― Да.

О. Журавлёва ― И с этим ничего нельзя сделать?

Е. Лукьянова ― Ответственности за это не предусмотрена у президента.

О. Журавлёва ― Кстати, а за что предусмотрена ответственность у президента? Где нарушение закона президентом? То, что Конституция, как вы говорите, нарушается в плане сроков, это вроде как нормально?

Е. Лукьянова ― Вы знаете, недавно в Молдавии или в Румынии президент не захотел исполнить предписанных ему обязанностей, что-то он там, закон не подписал или что-то. Вот Конституционный Суд в этом процессе играет огромную роль. Даже пусть не будет какой-то ответственности, но будет орган, который будет контролировать соблюдение Конституции. И тогда Конституционный Суд просто взял и приостановил полномочия президента на время, дважды уже, по-моему, или даже трижды, и тогда их сумел выполнить другой замещающий орган. В данном случае — парламент. Но там парламентская республика.

А в нашем Конституционном Суде, наверное, для того и продлили полномочия Зорькина, и до бесконечности у нас продлеваются полномочия председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева, который уже значительно больше, чем Владимир Владимирович Путин находится в своём кресле с далёких советских времен, чтоб суды были послушными.

О. Журавлёва ― Разве они не послушные? Мы же видим, они вроде бы как один к одному.

Е. Лукьянова ― Слушайте, они я вам сказала, что судьи — это особая история. И, в принципе, даже не делая специальную судебную реформу, по мелочи, повернув маленький рычажок, это вполне возможная история. И тогда она начнёт становиться на место. Это особая, скажем так, профессиональная тусовка. Особое сообщество. Да сегодня в нём хотелось бы улучшить качество, профессионализм и так далее, но много судей нормальных. Много. Я не хочу просто размазывать эту историю. О ней нужно говорить отдельно.

О. Журавлёва ― Скажите, чем может закончиться, по-вашему, дело Елены Мисюриной? Врача, которую обвинили во врачебной ошибке, вынесли ей приговор в виде реального срока, что вызвало очень бурную реакцию медицинского сообщества и не только даже его. Я так понимаю, что сегодня уже даже московский глава Департамента Здравоохранения высказывается за пересмотр этого дела.

Е. Лукьянова ― Обычно адвокатам не принято комментировать дела, в которых они не участвуют. Во-вторых, я, конечно, не гадалка, но после заявления господина Печатникова мне представляется, что дело Елены Мисюриной может кончиться для неё совсем даже неплохо. Потому что, похоже, что правительство Москвы жутко забоялось накануне президентских, а потом мэрских выборов забастовки врачей. Это достаточно сильное сообщество. Врачей в Москве всё равно не хватает. И Печатников заявил, что это слишком строгое и вообще, это не прерогатива Департамента Здравоохранения. Он заявил, что её будут защищать лучшие адвокаты в Мосгорсуде. По-моему, для нашего Мосгорсуда, опять же, это моё субъективное оценочное суждение, мнение мэрии, правительства Москвы гораздо более определяющее, нежели все лучшие адвокаты.

А вот что касается дела Мисюриной, я бы его подняла на щит не потому, что там очень много проблем с медицинскими ошибками, у нас до сих пор очень редко врачи несли ответственность действительно за серьёзные ошибки, у нас нет практики применения этого законодательства. Во-первых, ей переквалифицировали статью из медицинской ошибки в оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Потому что, по той статье просто истёк срок давности, что само по себе очень странно. Очень странно. Несмотря на то, что всё медицинское сообщество здесь встало на уши надо бы нам серьёзно заняться вообще медицинскими ошибками для проверки мнения населения о наличии в нашем мире убийц в белых халатах.

Но проблема в том, как суд исследует доказательства. Уже вот тут у нас, у адвокатов, вот просто поперёк горла стоит это недобросовестное исследование доказательств! Ведь принесли заключение других видных гематологов-онкологов в этот суд! Почему судья не хотела это объективно рассмотреть?

О. Журавлёва ― Почему?

Е. Лукьянова ― Потому что, перпендикуляр. И вопрос здесь не во врачебной ошибке, а вот в таком недобросовестном исследовании доказательств в суде.

О. Журавлёва ― То есть, это история не про врачей, а про судью?

Е. Лукьянова ― Про традицию недобросовестного исследования доказательств в российских судах.

О. Журавлёва ― Чудесно! Это формулировка от юриста и адвоката Елены Лукьяновой. Это её особое мнение. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем, спасибо. Всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Выдвижение Путина на президентских выборах НЕЗАКОННО. Надо подавать в суд и переносить выборы до ЗАКОННОГО решения избирательной комиссии. ЗА НАВАЛЬНОГО!
________________________________________

Гиркина надо теперь цепью за ногу приковать к чему-нибудь тяжёлому, а то как бы не выкрали родственники и не надругались над бедолагой, тем более — приговор уже есть.
________________________________________

Уважаемая Елена, ну почему вы не напомнили Навальному, или Явлинскому, по поводу "Двух сроков" Плешивого президента? Это вам непростительно как опытному Юристу.
________________________________________

Старый конь Зорька борозды не испортит, так как сам царь батюшка лично заглядывает ему в зубы, и тот с благодарностью выполняет все его желания.
________________________________________

Это чуровско-памфиловское образование надо распустить и не позориться, распустить и расформировать в полном составе, и набрать новый избирком из русскоязычных старшекурсников западных юридических ВУЗов. Но это возможно только в объёме глобальной перестройки государственной машины страны. Остальное, на мой взгляд, просто имитация.
________________________________________

Кажется, Ходорковский подавал в суд, но ему отказали в иске.
________________________________________

Я многократно здесь, в Особом мнении, задавал вопрос по ст. 81 ч.3 Конституции Шевченко, и Рыжкову, и Ремчукову, и Сванидзе и другим гостям передачи, но мой вопрос ни разу не был озвучен по непонятным для меня причинам.
________________________________________

Если Гиркина выкрадут и сдадут правосудию США, то могут получить премию от истцов. Так что, бывший имитатор становится дорогим призом.
________________________________________

Елена, спасибо, что Вы есть, и учите наших внуков и детей!
________________________________________

Как приятно выслушать мнение профессионала. Когда на вопрос следует ответ именно на этот вопрос. Вот все бы в "Особом мнении" были как Лукьянова.
________________________________________

Прекрасная — как всегда — Лукьянова. Но меня здесь задевает принципиальный правовой тупик. Как можно говорить о праве (в любом смысле этого слова) в стране, в которой не существует правовой практики? Писанное право имеется, и оно может быть сколько угодно хорошим, но оно не имеет никакой силы в контексте НЕПРИМЕНЕНИЯ права (или избирательного применения, что гораздо хуже).

При этом Лукьянова тщательно избегала разговора о судьях, и я её понимаю. Это такой ящик Пандоры, что стоит лишь даже приоткрыть крышку… Зависимый, неправый, а зачастую просто безграмотный суд хуже суда Линча! Линчевание хотя бы всеми, включая самих линчевателей, считается незаконным. Российский суд в его нынешнем виде просто не имеет права на существование! Так называемый Конституционный суд, тем более под председательством бессмертного Кащея Зорькина, принимающий решения, прямо противоречащие букве и духу Конституции РФ, не имеет права на существование!

Всё это, в общем, пустые разговоры до тех пор, пока в РФ правит гестаповская диктатура советского типа. Первый, кто ещё раз при мне назовет Путина легалистом, получит с разворота в глаз. Надоело.
________________________________________

Ну, наконец-то! Хоть кто-то прямо сказал, что те, кто занимается приписками на избирательных участках, это "ваши мамы, папы, бабушки". Браво!
Господа! Начинайте "чистить" своё окружение! У вас соседка — учительница, заставляющая детей творить подлости? Не давайте ей спокойно жить!
У вас сосед — бюрократ из паспортного стола? Не давайте ему проходу!
Встретили их в подъезде — плюйте им под ноги! Встретили в булочной — начинайте их стыдить перед всеми. Пусть у них земля под ногами горит уже сейчас!

…Но можно, конечно и ничего не делать, а ждать, пока само всё переменится. Можно и так.
________________________________________

А встретили на радиостанции: дайте в морду! Советская власть за 70 лет не смогла исправить этих людей. Это вообще глупая мысль: брать на себя функции господа бога. Оставьте этих больных людей в покое. Просто нужно соблюдать закон — жёстко, и тогда любой упырь будет ограничен в своих поступках страхом наступающей ответственности.
________________________________________

Правосудия в России как не было, так и нет. Правовой нигилизм процветает, теперь уже среди правоохранителей и судей, Перешли от закона к "понятиям" и "политической целесообразности". К чему приведёт — смотрите историю 20-го века, примеров достаточно. История русской революции показывает, что первыми украшениями фонарных столбов становились именно служители Фемиды.
________________________________________

Пришла бабушка домой и отводит глаза от стыда. И всю ночь плачет в подушку. Стыдно перед внуками. Вы когда-нибудь такое видели? Начитались романов и несут ахинею. Совсем заврались.
________________________________________

Я не юрист. Но мне кажется, что категория "стыд" к ним неприменима. А вот сделать принудительную ротацию членов УИК надо было ещё 26 лет назад. Логично было бы пожизненно лишать весь состав членов УИК, на которых официально были отмечены нарушения, права работать в комиссиях. Иначе будет ситуация "неважно как проголосовали, важно, кто посчитал" будет постоянной.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Журавлёва

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Судебная система (0) > Беспредел (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.02.2018 - НАКАЗАТЬ «ПЕРВЫЙ» И «РОССИЮ-1» ЗА ПРЕДПОЧТЕНИЕ КАНДИДАТУ ПУТИНУ
  • 22.02.2018 - ОБРАЗ РУССКОГО МИРА
  • 21.02.2018 - СОБРАНИЕ ДЕПУТАТОВ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СОБРАНИЙ МОСКВЫ ОТ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 21.02.2018 - АЛЬТЕРНАТИВЫ СТАЛИНИЗМУ
  • 20.02.2018 - ЧУЖАЯ ЗЕМЛЯ
  • 19.02.2018 - ДЕЛО БЕЛЫХ
  • 18.02.2018 - КАК ДУШАТ РУНЕТ
  • 17.02.2018 - ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И США
  • 17.02.2018 - ЗАЩИТА ПЕРИМЕТРА
  • 15.02.2018 - БЕЗРАБОТИЦА ИЗБИРАТЕЛЕЙ
  • 15.02.2018 - БОЙКОТ ИЛИ ГЕТТО
  • 14.02.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ГИБЕЛЬ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН В СИРИИ
  • 13.02.2018 - ДИАЛЕКТИКА ГЕГЕЛЯ
  • 12.02.2018 - ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ ВЫСТУПИЛ ПРОТИВ УПРАЗДНЕНИЯ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
  • 11.02.2018 - ОСКОРБЛЕНИЕ ЧУВСТВ ВЛАСТИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru