Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Политика > Публикация
Политика

[22.07.2019]

ДЕТАЛИ И НЬЮАНСЫ ПОЛИТИКИ

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: российский политолог, публицист, учредитель и ди-ректор «Института национальной стратегии», бывший директор Совета по национальной стратегии, колумнист газеты «Московский комсомолец», главный специалист телеканала «Дождь»


Станислав БЕЛКОВСКИЙ:


Есть такой неформальный проект «ЗЭН» (Зеленский — это ненадолго). И Кремль ставит скорее на то, что вот эта тайная якобы коалиция Медведчука-Порошенко снесёт Зеленского.

И предвыборный проект Владимира Зеленского с люстрацией всех чиновников, работавших при Петре Порошенко и не ушедших добровольно в отставку — это ответ на проект «Зеленский — это ненадолго» и тайный альянс Медведчука с Порошенко.

Трамп совершенно независим. Он влип просто в силу недостаточной подготовки собственной команды. То есть Россия поддерживала не Трампа как такового. Она поддерживала хаос. Путинская Россия, Кремль стремилась доказать, что система демократических институтов не работает, а американский истеблишмент способен проиграть эту партию.

Путин абсолютно убеждён, что политика в глубине своей дело нечестное, замешанное на корыстных интересах, а не на ценностях, о которых, бия себя в грудь, говорят всякие Обамы и Меркели. И он это миру докажет. И пока это так (а так это будет всегда), его место найдётся за пиршестным столом мировой политики.


В. Дымарский ― Добрый вечер! Это программа «2019». Мы давно не встречались. И вот, наконец, мы снова встретились. Ну, Станислава Белковского вы уже слышали. Политолог… Как ещё представить вас, Станислав?

С. Белковский ― Как писателя.

К. Ларина ― Ясновидящий.

В. Дымарский ― Начинай.

К. Ларина ― Да. Я пока вас ждала, посмотрела совершенно потрясающий эфир на канале «Россия 1» под названием «Надо поговорить». Это эфир, посвящённый внезапной любви к украинскому народу и к стране Украина. Это была попытка провести телемост, если вы помните.

В. Дымарский ― А, ну да, было такое.

К. Ларина ― Она успешно реализована. Поскольку не было телемоста как такового с украинским каналом, но все нужные украинцы здесь присутствовали либо посредством Скайпа (вот как я сейчас), либо в студии. И это было что-то невообразимое по экстазу, по всеобщей любви, братанию, криками «Мы братья!»… Мой вопрос к демиургу, к ясновидящему, к политологу Белковскому: Что это значит? К чему готовят население?

С. Белковский ― Перед эфиром Виталий Наумович Дымарский сказал, что вот Белковский откуда-то всё знает. Я могу сказать откуда.

К. Ларина ― Ну-ка.

С. Белковский ― Из эксклюзивного Телеграм-канала «Белковский», на который я призываю подписываться. Я открываю утром — и там всё уже написано с помощью специальной программы, которая генерирует как новости, так и смыслы…

Этот телемарафон — это предвыборная акция. Причём сразу двух политических сил. Одна из них называется «Оппозиционная платформа — За жизнь», лидеры которой Виктор Медведчук, кум Владимира Путина и его фактический представитель на Украине, бывший министр энергетики Юрий Бойко и депутат парламента Вадим Рабинович.

А вторая политическая сила — это партия «Европейская солидарность», ведомая на выборы бывшим президентом Петром Порошенко. Дело в том, что состоялся бы телемост или нет, неважно. Нужно было разыграть сам этот скандал с отменой телемоста в Киеве, поскольку Медведчук и компания на этом зарабатывали очки путём консолидации и мобилизации их электората, обиженного тем, что мост отменяют, вернее, не дают проводить, и против него излито много откровенной националистической и антироссийской, антирусской риторики. А Пётр Порошенко является источником этой риторики и утверждает, что он не дал-таки провести в Киеве этот телемост. Поэтому избиратели, которые лояльны России, получают дополнительный стимул идти на выборы. Избиратели, которые резко нелояльны — тоже. Вот ради чего всё затевалось.

К. Ларина ― А российская публика, российский электорат здесь при чём? У него шарики за ролики не заедут после такого эфира? Вчера ещё кричали, что там жидобендеровцы, украинские фашисты, закидаем бомбами и прочее-прочее. А сегодня кричат: «Вы нам братья»… Простому зрителю что делать?

В. Дымарский ― Слово русскому патриоту, я б сказал.

С. Белковский ― Ну, я думаю, расслабляться. Тем более, пятница, вечер. Есть много разных способов. Нет, это было адресовано исключительно украинскому избирателю, исключительно в преддверии выборов. А вопрос о жидобендеровцах и фашистах, я думаю, был снят в тот момент, когда и президент, и премьер-министр Украины оказались этническими евреями.

В. Дымарский ― У меня вопрос, кстати, тоже связан, конечно же, с Украиной. В этой жизни всё может быть. Если это выгодно для выборов, то почему нет? Станислав, а вот такой вопрос, тоже связанный с этим. После этого состоялся разговор между Зеленским и Путиным.

К. Ларина ― Нет, до этого.

С. Белковский ― До этого, да.

В. Дымарский ― Я имею в виду после скандала первого. И как пишет наша во всяком случае пресса, по инициативе украинской стороны. Тогда вопрос: если на Украине так настроены против контактов с Россией, считая, что это предательство, и весь этот телеканал следует наказать исправно, то почему Зеленский не побоялся позвонить (или там как-то он связывался с Путиным), не воспримет ли это украинский народ как предательство его интересов?

С. Белковский ― Нет, ну, во-первых, официальные федеральные российские телеканалы официально на Украине запрещены, включая каналы «Россия» и «Россия 24», которые должны были быть участниками этого телемоста совместно с украинским каналом «NEWSONE», чьи менеджеры сейчас вызываются в Генеральную прокуратуру по делу о покушении на государственную измену. Но Украина сохраняет дипломатические отношения с Россией. Она сохраняет даже безвизовый режим с Россией. И поэтому в самих контактах двух президентов ничего сверхъестественного нет.

К тому же, обращу ваше внимание, что Владимир Путин поздравил Петра Порошенко с победой на президентских выборах сразу по достижении результата в мае 2014-го года, а Зеленский до сих пор ходит не поздравленный. Причём даже кремлёвские источники говорят, что до выборов в парламент точно не будут поздравлять, чтобы заранее не признавать их легитимными. А там тоже ожидается победа партии Зеленского «Слуга народа». Поэтому нет.

Сейчас просто активизируется локальный процесс обмена пленными. В этом процессе активную роль играет всё тот же Виктор Владимирович Медведчук, агент Путина, его главный представитель, и в тоже время теневой партнёр Петра Порошенко, что тщательно скрывается, но на Украине все всё знают. Есть такая поговорка, особенно на Украине распространённая: «Наконец-то все узнали то, что все знали и так».

Из этого процесса Зеленский не должен выпасть. Он боится выпасть из процесса, что весь обмен пройдёт без него, без президента. Поэтому он обязан в него включиться и показать, что президент страны максимально вовлечён в это.

В. Дымарский ― То есть Украина его не осудит за этот контакт с Путиным?

С. Белковский ― Всегда найдётся 2-3% тех, кто осудит. Но не большинство тех избирателей, кто голосовал за него на президентских выборах и кто, видимо, поддержит «Слугу народа» на выборах парламентских.

К. Ларина ― Можно поподробнее тогда немножечко остановиться на фигуре Медведчука, который всё-таки какое-то время (наверное, по понятным причинам) в такой тени оставался во время порошенковского правления. Сейчас насколько влиятельна эта фигура, Стас, скажи? И вообще немножко про него расскажи. Неужели у него такие связи обширные, что он может целый главный федеральный российский канал подчинить своим интересам, пусть и на 2 часа эфирного времени?!

С. Белковский ― Ну, у него одна очень обширная связь — это Владимир Путин…

К. Ларина ― Ну до такой степени, что он им просто вертит?

С. Белковский ― По украинским вопросам Виктор Владимирович Медведчук, безусловно, главный советник Путина, пользующийся полным доверием и с огромным отрывом по влиянию от всех остальных, включая Владислава Юрьевича Суркова…

В. Дымарский ― Я только хотел спросить: «А Сурков?».

С. Белковский ― Да. Сурков сейчас настолько отодвинут от вопросов, что написал новый роман про Донбасс и про ДНР и ЛНР, который называется «Подражание Гомеру». Он опубликован. И его основная интрига — это любовная связь покойного главы самопровозглашенной ДНР Захарченко с дамой по имени Нада. И дама по имени Нада взрывает этого Захарченко, поскольку там любовный треугольник, и она решает от него избавиться.

В. Дымарский ― А Гомер тут причём?

С. Белковский ― Ну это «Илиада». Владислав Юрьевич Сурков уже на меньшее не претендует.

В. Дымарский ― Угольная?

С. Белковский ― Да. Но реальные вопросы решает Виктор Владимирович Медведчук. Он 1954-го года рождения, адвокат, юрист по образованию, который был КГБшным адвокатом по назначению в советское время и прославился несколькими делами, самое громкое из которых — это дело известного поэта, писателя, диссидента Василя Стуса. Потому что фактически Виктор Медведчук и упёк Василя Стуса на максимальный срок, потому что сам Стус в суде не признал свою вину, а Медведчук за него признал. И это стало для суда основанием…

В. Дымарский ― То есть адвокат признаёт за?..

С. Белковский ― Да, адвокат сдал своего подзащитного, что даже противоречило советским законам, которые запрещали адвокату по принципиальным вопросам высказывать позиции, не совпадающие с линией подзащитного. И был большой скандал два года назад, когда сняли фильм про Стуса на Украине. И лоббистскими усилиями Медведчука кусок про его роль был вырезан. Сейчас он будет врезаться обратно.

К. Ларина ― А где с Путиным они сошлись?

С. Белковский ― Они сошлись в начале нулевых годов, когда Медведчук был первым вице-спикером Парламента. И я думаю, что их близость строится, во-первых, на общности психотипов, что очень часто превалирует над любыми политическими и прочими соображениями. А во-вторых, на том, что они полные единомышленники.

Как и Владимир Путин, Виктор Медведчук считает, что Украина — государство-недоразумение, созданное исключительно доброй волей России и Советского Союза, и фактически обращение на околороссийской орбите в статусе сателлита России — для Украины это правильно. Ну а два полных единомышленника, естественно, всегда близки друг к другу настолько, насколько это возможно. И эта дружба крепла все эти годы.

К. Ларина ― Можно уточнить по поводу Медведчука? Имело место его участие (или неучастие) в событиях захвата Крыма и затем в разворачивании конфликта вооружённого на Донбассе? Можно ли сказать, что он формировал и держит там до сих пор ту самую «пятую колонну» в Украине?

С. Белковский ― Нет, этим занимаются другие люди. Медведчук всё-таки формально позиционируется как украинский политик и является украинским гражданином, лидером движения «Украинский выбор», входящим в эту коалицию «Оппозиционная платформа — За жизнь». Поэтому его официальная позиция, что Крым украинский. Но в неформальной обстановке, когда они с Путиным остаются вдвоём, они, естественно, так не считают.

В. Дымарский ― А вот мне интересно, насколько количественно велика та фракция украинского общества, которая может вокруг Медведчука сформироваться?

С. Белковский ― Это покажут выборы. Сейчас у них второй рейтинг после «Слуги народа» Владимира Зеленского. У «Слуги народа» 42-43%, у них — 14-15%. И лёгкий рост был зафиксирован, как они и ожидали, после скандала с телемарафоном.

В. Дымарский ― То есть у них почти 1/7-1/6 часть?

С. Белковский ― Да. У них немаленькая база поддержки, учитывая, что есть ещё «Оппозиционный блок».

В. Дымарский ― Это Киев в основном, да?

С. Белковский ― Нет, это не Киев. Это Юго-Восток Украины.

К. Ларина ― То есть близкий у них электорат с Зеленским?

С. Белковский ― Нет, некоторая часть электората Зеленского может считаться по взглядам близкой к электорату Медведчука. Но не большая. Потому что есть часть электората Зеленского, которому не нравится ультранационалистическая риторика и призывы к войне до победного конца, кто, естественно, не верит, что танки «Абрамс», пилотируемые Аркадием Бабченко, войдут на Красную площадь когда бы то ни было и что можно на этом строить какую бы то ни было политическую стратегию, тем более систему тактик. И эта часть избирателей, для которых всё же Медведчук слишком радикально пророссийский, голосует за Зеленского.

Но ещё есть «Оппозиционный блок», созданный Ринатом Ахметовым и Игорем Коломойским, крупнейшими украинскими бизнесменами. У них сейчас рейтинг небольшой, около 3%. Но он добавляется в ту же копилку с точки зрения системы взглядов электората. Поэтому Пётр Порошенко просто пошёл сознательно вот сейчас путём маргинализации и освоения ультранационалистической ниши, где у него тоже есть соперники, прежде всего партия «Голос» известного музыканта и поэта Святослава Вакарчука (группа «Океан Эльзы»). Порошенко там не одинок.

В 2014-ом году, на самом деле, Порошенко ведь тоже получил много голосов пророссийских избирателей ещё и потому, что он типологически, внешне был похож на Виктора Януковича (они изоморфны так друг другу довольно). Но потом он съехал с этой темы. И сейчас, когда уже ставки идут не на президентский пост, а на фракцию в парламенте, он окончательно превратился в партию борьбы с неким пророссийским реваншем.

К. Ларина ― То есть там может быть объединённая фракция «Слуги народа» и Медведчука?

С. Белковский ― Нет.

В. Дымарский ― Видимо, нет.

С. Белковский ― Нет. Пока «Слуга народа» с высокой вероятностью получает большинство в гордом одиночестве. Ему никакая коалиция не нужна. Но если он не получает большинства в одиночестве, то всё равно процентов 40 он получает состава следующего парламента как минимум. Тогда он может объединиться, например, с партией «Батькивщина» Юлии Владимировны Тимошенко.

И много страдавшая Юлия Владимировна, в общем, существенно изменившаяся и политически, и риторически, и даже внешне за последние годы, может получить утешительный приз — например, пост спикера парламента на следующие 5 лет. Но конечно никакого альянса Зеленского с Медведчуком быть не может даже теоретически.

В. Дымарский ― А если не альянс, то, во всяком случае, может ли Медведчуку быть поручена роль вот этого промежуточного звена, такого переговорщика с Россией?

С. Белковский ― Она ему уже поручена. Она ему была поручена и при Порошенко.

В. Дымарский ― Ну да, при Порошенко понятно. А при Зеленском?

С. Белковский ― И это именно то, от чего Зеленский хочет избавиться. Путин-то хочет это оставить и оставить Медведчука, которому он полностью доверяет. Но Зеленский этого не хочет. Именно этим и продиктован звонок Путину, который является попыткой наладить переговоры напрямую и найти какие-то новые передаточные звенья без Медведчука. Но Кремль скорее исходит из предположения, что Зеленский — это ненадолго.

Есть такой неформальный проект «ЗЭН» (Зеленский — это ненадолго). И Кремль ставит скорее на то, что вот эта тайная якобы коалиция Медведчука-Порошенко снесёт Зеленского. И предвыборный проект Владимира Зеленского с люстрацией всех чиновников, работавших при Петре Порошенко и не ушедших добровольно в отставку — это ответ на проект «Зеленский — это ненадолго» и тайный альянс Медведчука с Порошенко.

К. Ларина ― А ты как, разделяешь это мнение — «ЗЭН»?

С. Белковский ― Это зависит от эффективности работы Зеленского. Но у него есть все шансы прослужить до конца первый конституционный срок и пойти на второй, если он будет грамотно себя вести.

В. Дымарский ― А как бы ты оценил этот первый период его правления, его пребывания на посту президента?

С. Белковский ― Он довольно сумбурный и хаотичный. То есть, с одной стороны, всегда было известно, что Владимир Александрович Зеленский весьма властолюбив.

К. Ларина ― Ты, вообще, с ним знаком был до его вступления в должность?

С. Белковский ― Шапочно, да. И в том же «Квартале 95», во всём шоу-бизнесе господина Зеленского все ключевые решения принимал единолично он. И тут не надо переоценивать степень его зависимости от Игоря Коломойского и других людей, которые упоминались в его контексте. Поэтому он сразу начал делать многое для того, чтобы расставить своих людей на все доступные ему посты, в первую очередь губернаторские, поскольку Украина — парламентско-президентская республика, и само по себе правительство Зеленскому недоступно, его назначает парламент.

С другой стороны, видно, что Зеленский находится в мучительной стадии осмысления того, что с ним происходит. Он уже понимает, что конфетно-букетный период закончен, что почивать на лаврах ему не удастся. Отсюда и проект с люстрацией элит порошенковского времени, который конечно носит пиар-характер по преимуществу, поскольку ясно, что нынешний парламент не успеет даже рассмотреть этот законопроект даже в первом чтении. А если и рассмотрит, то там сейчас большинство неподконтрольно Зеленскому, и парламент проголосует против.

Это просто акция для мобилизации сторонников перед выборами, конечно. Но к этой теме, видимо, Владимир Александрович будет возвращаться. И весь вопрос в том, что победит в нём: властолюбие и желание всё контролировать, что во многом погубило Петра Порошенко, или всё же понимание того, что он — это последний шанс для европейских реформ на Украине. Достигнет ли его постижение этой миссии? Пока у меня лично чёткого ответа на этот вопрос нет. И первый месяц его правления не даёт такого ответа.

К. Ларина ― А кто входит в его команду? Кто, собственно, там вырабатывает политическую стратегию?

С. Белковский ― Ну, пока много сумбура и сбивчивости, хотя сама по себе предвыборная кампания была проведена очень качественно. Но, я говорю, это был ещё конфетно-букетный период. И во многом успех Зеленского строился на отрицании Порошенко и той системы тотальной коррупции, которая не только не рухнула при предыдущем украинском президенте, но закрепилась и развилась.

В основном это соратники Владимира Александровича по «Кварталу 95». Они занимают много существенных постов. Кроме того, он рассчитывает на некоторое количество министров и других чиновников, работавших в начале каденции Петра Порошенко и разругавшихся с главой государства. В частности, например, на бывшего министра финансов Александра Данилюка, который сейчас занимает пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны и экс-министра экономики Айвараса Абромавичуса.

И тот, и другой рассматриваются как кандидаты в премьеры после парламентских выборов. Я же считал бы, что премьер и вообще правительство должно быть независимо от президента. Это отвечает и духу, и букве, и даже нынешней украинской Конституции, не говоря уже о той парламентской республике, которой Украина в результате завершения европейских реформ призвана стать. И премьером должен быть крупный международный политик.

К. Ларина ― А тебя не привлекали в качестве консультанта?

С. Белковский ― Нет.

В. Дымарский ― А зачем Зеленскому крупный международный политик в качестве премьера, то есть фактически его дублёр?

С. Белковский ― Если Зеленский исходит из идеи тотального контроля, как Порошенко, и управления финансовыми потоками государства, тогда такой человек не нужен, даже вреден. Если же речь идёт о европейских реформах и о премьере, который не будет бояться того же Путина и не будет комплексовать перед западными лидерами, то именно такой человек и нужен. Опять же вопрос приоритетов президента Украины.

В. Дымарский ― Но тогда надо делить власть.

С. Белковский ― Да, конечно. Европейские реформы предполагают, что надо делить власть.

В. Дымарский ― А властолюбивость?

С. Белковский ― Ну вот, собственно, мы только что обсудили, что будет превалировать: известное властолюбие Зеленского или понимание им своей исторической роли.

К. Ларина ― Скажи, пожалуйста, по твоему ощущению, есть ли план завершения войны?

С. Белковский ― Плана нет.

К. Ларина ― Ну, потому что он всё время про это говорит, что это его как бы главная миссия, главная задача. Но плана-то нет?

С. Белковский ― «Есть ли у вас план, товарищ Жуков? Если нет, будем курить мой»… Плана нет. Есть желание завершить войну. Но в основном всё сводится к риторике во многом демагогической.

В. Дымарский ― Я не могу не удержаться, чтобы заметить, что реклама про Батуми, как только первый вот этот конфликт возник, сразу ушла, а теперь она опять пришла. Это означает, что всё теперь хорошо у нас будет с Грузией?

С. Белковский ― Ну, всё хорошо не будет. Но совершенно очевидно, что для Владимира Путина нет смысла топить полностью нынешнюю грузинскую власть, чей неформальный глава Бидзина Борис Григорьевич Иванишвили, в общем, вполне лоялен российскому лидеру, и между ними существуют многочисленные нити и бизнес-контакты. И важен для них всех министр внутренних дел и вице-премьер Георгий Гахария, который считается главным менеджером.

В. Дымарский ― Только не перепутать с Габунией!

С. Белковский ― Собственно, именно поэтому была разыграна эта двухходовая комбинация с истерической реакцией Государственной Думы и требованием введения драконовских санкций, включая запрет денежных переводов, и столь благосклонную, милостивую и милосердную реакцию Владимира Владимировича.

В. Дымарский ― Может, и Габуния участвовал в этом во всём?

С. Белковский ― Ну, этого нельзя исключать. Хотя у меня нет никаких доказательств.

В. Дымарский ― Ни у кого нет.

С. Белковский ― Поэтому излишняя конспирологизация не нужна…

К. Ларина ― Я всё-таки хочу вернуться к теме войны и мира на Украине. Стас, а если бы был бы какой-то план, вот какой был бы самый возможный из возможных?

С. Белковский ― С этим очень сложно. У меня есть у самого план, я его разработал, он называется «Минск — 3». Но я поклялся его не озвучивать до тех пор, пока, по крайней мере, меня не попросят выписать счёт за него.

К. Ларина ― Ну хорошо. Давай так спрошу. Возможен ли переговорный процесс без обсуждения Крыма?

С. Белковский ― Он единственно и возможен, поскольку Россия категорически отказывается обсуждать Крым. В отношении отдельных районов Донецкой и Луганской областей подход России двойственный. С одной стороны, надо длить замороженный конфликт приднестровского образца. А с другой стороны, уже есть определённая усталость от этих территорий и желание снять с России бремя их финансирования.

И вот на этой грани можно балансировать. Но в пакет Донецк и Крым не войдут. И я думаю, что любой реалистически мыслящий украинский политик это понимает, хотя далеко не всегда говорит вслух, поскольку эта горькая правда не нравится значительной части украинских избирателей.

В. Дымарский ― Раз уж к Украине вернулись, вернёмся к так называемому «минскому формату». Участие Америки — это что? Это что-нибудь решает или нет (привлечение Америки к обсуждению)?

С. Белковский ― Владимир Путин изначально хотел вовлечь Америку в то, что стало потом «нормандским форматом». Он хотел продать всю эту историю Бараке Обаме. Это не получилось. Америка уклонилась от участия. И сейчас я не уверен, что и Путин хочет участия Вашингтона, и Дональд Трамп к этому стремится, потому что у Трампа много других проблем.

В. Дымарский ― Но теперь Зеленский хочет.

С. Белковский ― Ну естественно. Нужны же какие-то новые идеи. А как их транслировать?

В. Дымарский ― А это идея?

С. Белковский ― Ну, если бы Трамп этим зажёгся, то да, поскольку Владимир Путин всё больше демонстрирует, что видит в Дональде Трампе такой гештальт отца. Отцов у него двое психотипических — это Дональд Трамп и Папа Римский Франциск. А вот приснопамятное интервью Владимира Владимировича газете «Financial Times», где он обрушился на либерализм, на мой взгляд, не имело никакого идеологического значения.

Не надо его преувеличивать. Это была попытка подольститься к господину Трампу и Святейшему Папе Франциску. Критикуя либерализм, он имел в виду в первую очередь вопросы эмиграции так болезненные для Трампа и чувствительные для американского лидера. А ещё он говорил о том, что педофильские скандалы в Римской Католической Церкви не должны умалять её авторитет и ставить под удар её незыблемую многовековую конструкцию.

К. Ларина ― Я хотела ещё спросить про Медведчука. А вот выходит фильм Оливера Стоуна «В борьбе за Украину» на «Первом канале». Это тоже Медведчук? Тем более учитывая, что он там один из главных героев.

С. Белковский ― Да, конечно.

К. Ларина ― Он и Стоуна купил?

С. Белковский ― Стоуна давно купил Владимир Владимирович Путин. Надо сказать, что Оливер Стоун последовательно шёл путем дружбы со всякими альтерлидерами и отвержением элитного мейнстрима Соединенных Штатов. Поэтому здесь Оливер Стоун абсолютно последователен. Может быть, он скоро перейдёт уже и к съёмкам художественного фильма о Владимире Владимировиче Путине, тем более уже понятно, кто может сыграть российского президента, кто на него похож.

В. Дымарский ― Кто?

С. Белковский ― Это Вуди Харрельсон, исполнитель главной роли в фильме Стоуна же с таким неполиткорректным в данном случае названием «Прирожденные убийцы»…

К. Ларина ― Так он сейчас в «Курске» играл главную роль, командира подводной лодки «Курск»!

С. Белковский ― Этот опыт может быть ещё раз востребован. Но фильм Оливера Стоуна получил главный приз на фестивале в Таормине на Сицилии две недели назад. И представляли фильм три человека: сам Оливер Стоун, Виктор Медведчук и супруга Виктора Медведчука, молодая красавица Оксана Марченко.

К. Ларина ― Красота!

В. Дымарский ― А на Сицилии это был кинофестиваль имени мафии какой-нибудь?

К. Ларина ― Имени Берлускони.

В. Дымарский ― Лучший фильм о мафии, нет?

С. Белковский ― И там, наконец, мы увидим в фильме, насколько я понимаю, Виктора Фёдоровича Януковича в полный рост!

К. Ларина ― Это уже после интервью, которое было записано после свержения, естественно, да?

С. Белковский ― Ну вот сейчас, недавно это произошло. Это, на мой взгляд, называется не «Битва за Украину», «Битва за Украину» — это предыдущий был фильм.

К. Ларина ― Называется: «В борьбе за Украину».

В. Дымарский ― «В борьбе за Украину». А Медведчук с Януковичем — они близнецы-братья?

С. Белковский ― Нет, наоборот, в полном раздрае. Они никогда не были близки. Даже тогда, когда Виктор Медведчук был неформальным руководителем президентской кампании Виктора Януковича в 2004-ом году и когда Виктор Владимирович придумал концепцию долгосрочного объединения Виктора Януковича с Юлией Тимошенко в 2009-ом году. Они всегда, в общем, были достаточно дистантны и психологически, и эстетически. А сейчас в своих последних интервью Виктор Медведчук прямо заявил, что Янукович — лузер и предатель. Потому что, собственно, Янукович весьма непопулярен и на Юго-Востоке Украины — и в Донецке и в Луганске, где его таки считают лузером и предателем…

В. Дымарский ― То есть от него сейчас как бы отделываются, да?

С. Белковский ― Да, да, да. По меркам Центра и Запада Украины он убийца и жулик, а по меркам Юга и Востока — жулик, лузер и предатель. То есть он плох для всех.

В. Дымарский ― А партия Медведчука — это реально вторая сила или есть ещё некие третьи, четвёртые, пятые силы?

С. Белковский ― Ну, в парламент сейчас по соцопросам проходит пять партий, из которых пятое место всегда находится на грани 5% электорального барьера.

В. Дымарский ― Но у Медведчука второе место.

С. Белковский ― Второе место. Но, правда, с большим отрывом от первого.

В. Дымарский ― С большим ли отрывом от третьего и четвертого?

К. Ларина ― Но мы про это уже говорили.

С. Белковский ― В 2 раза. То есть у Медведчука где-то 14%, а дальше идёт плотны пелетон…

В. Дымарский ― Шарий, да?

С. Белковский ― Нет, у Шария — 2%. Что много, кстати, учитывая его дебют на политической арене. Но он даже близко не проходит. Нет, проходит ещё «Европейская солидарность» Порошенко, «Батькивщина» Тимошенко и, вероятно, «Голос» Вакарчука.

К. Ларина ― Можно к другой теме перейти, если вы не против? Опять же отталкиваясь от Оливера Стоуна. Стас, а вообще агенты Кремля в Европе — что это за люди? Я имею в виду, конечно, не Боширова и Петрова, а именно людей, которые политику продвигают кремлёвскую и собирают вокруг себя сторонников.

С. Белковский ― Ну вот, например, Маттео Сальвини, бывшей лидер «Лиги Севера» (ныне — «Лиги»), вице-премьер Италии, ключевая фигура итальянского правительства. Сейчас только что «BuzzFeed» опубликовал всё эти материалы о том, как Маттео Сальвини через своего помощника Савоини получал 65 млн. евро от «Роснефти» и «Лукойла» через компанию «Эни»…

К. Ларина ― Это всё завязано на деньгах, на коррупции, на взаимовыгодных условиях?

С. Белковский ― Или бывшее правительство Австрии во главе с Себастьяном Курцем и Карлом Кристианом Штрахе, если я не путаю его имени, тоже вице-канцлером и ключевой фигурой. Ведь то, что Дмитрий Васильевич Фирташ, известный украинский бизнесмен, человек, который фактически привёл Петра Порошенко к власти, потому что именно в венском отельном президентском номере господина Фирташа Виталий Кличко (тогда лидер общественных симпатий) договорился о том, что не он будет баллотироваться в президенты Украины, а будет Порошенко. Это было весной 2014-го года.

Конечно, это построено на деньгах. Но также и на некой идеологической солидарности, вполне идеологической, с Владимиром Путиным в отвержении европейской политкорректности и тех самых ценностей либерализма. То есть имеется идеологический компонент…

К. Ларина ― И здесь сторонников на этом поле можно много найти?

С. Белковский ― Да. Но здесь идеологическая компонента вполне ярко выражена и отчётлива. То есть не надо думать, что просто к людям пришли, купили, и они, преодолевая отвращение, дружат с Путиным. Нет.

В. Дымарский ― Вот сейчас пришла СМСка, люди говорят, что у Белковского так хорошо подвешен язык, что ему надо быть пресс-секретарём президента, что у него лучше подвешен язык, чем у Пескова и Захаровой.

С. Белковский ― Остаётся только найти соответствующего президента.

В. Дымарский ― И министра иностранных дел.

С. Белковский ― Нет, министр иностранных дел — для меня это мелковато. Пресс-секретарём президента я готов быть, но для этого нужно, чтобы президент соответствующий позвонил…

В. Дымарский ― То есть должен президент соответствовать тебе?

С. Белковский ― Президент должен соответствовать мне, конечно. Ну а как иначе? Ну, если у президента совсем язык не подвешен…

В. Дымарский ― А можно я тебе задам провокационный вопрос?

С. Белковский ― Да.

В. Дымарский ― Ну назови, у кого бы ты согласился быть пресс-секретарём?

С. Белковский ― У Барака Обамы, безусловно, согласился бы быть.

В. Дымарский ― Так.

С. Белковский ― У Ангелы Меркель согласился бы быть.

В. Дымарский ― У Зеленского?

С. Белковский ― При известных обстоятельствах — да. Но пока я ещё недостаточно почувствовал это.

В. Дымарский ― У Медведчука?

С. Белковский ― Медведчук — не президент.

В. Дымарский ― Ну когда он будет президентом.

С. Белковский ― Ну, это на Байковом кладбище уже стоять надо на могиле и вещать оттуда… К тому же, у Медведчука есть молодая красавица жена Оксана Марченко. Она всё скажет, что он не в состоянии сформулировать. Зачем ему старый страшный Белковский?

В. Дымарский ― А ты бы согласился быть пресс-секретарём у Бориса Николаевича Ельцина?

С. Белковский ― Ну, в общем, да, потому что когда случались проблемы с алкоголем у него, я мог бы тоже прибегать к этому средству и не оправдываться за него, как Сергей Владимирович Ястржембский или Костиков, а просто брать информационную паузу.

В. Дымарский ― Ксения, к какой теме ты хочешь вернуться?

К. Ларина ― К великой шахматной доске. У нас же шахматисты.

В. Дымарский ― Куда мы пойдём по великой шахматной доске? В Грузию?

К. Ларина ― Нет, у меня вопрос глобальный, потому что всё-таки у нас в гостях масштабный человек. Он мыслит с размахом. Что Грузия, Украина…

Стас, чем всё-таки держит наш президент мир? Чем? Неужели только ядерной бомбой?

С. Белковский ― Нет, не ядерной бомбой. Несколькими факторами. Во-первых, тем, что он чрезвычайно последователен в отстаивании своей линии. То есть так бывает, что ты любишь человека, он тебе очень нравится, но он постоянно меняет свою точку зрения и начинает юлить в какие-то моменты. Нет, Владимир Владимирович представляет неприемлемую для западных элит точку зрения, но неизменную в основе своей.

К. Ларина ― А как ты её сформулируешь? Вот коротко, что такое точка зрения Путина в принципе? Из чего она складывается?

С. Белковский ― Точка зрения Путина: «Я соответствую русскому народу, меня невозможно отодрать от русского народа и таким я и буду. Моя задача — нравиться тем, кому и на чём базируется моя власть. И моя власть вечна. Поэтому вам придётся со мной смириться, ребята. Ну, придётся. Вы же миритесь с тем, что Земля получает энергию от Солнца, и не пытаетесь переориентировать её на Юпитер. Вот так. В России — это я».

В. Дымарский ― То есть ты хочешь сказать, что он не думает о 2024-ом годе как о конце своей политической карьеры?

С. Белковский ― Нет.

К. Ларина ― Нет. Он не уйдёт никуда?

С. Белковский ― Это мелкая техническая подробность. С президентского поста он уйдёт, поскольку Путин — классический легист. Для него очень важно соответствовать букве, даже если эта буква целиком издевается над духом законодательства. Нет, конечно, он останется в каком-то качестве, но не президентом. То есть как-то может поменяться политическая система, случится что-то ещё, но он останется.

В. Дымарский ― Белоруссия? Всё это понятно.

С. Белковский ― Белоруссии не будет, конечно. Но поскольку кровавый аншлюс соседней страны вопреки желанию её руководства, элиты, народа в ситуации, когда легко можно поменять внутреннее законодательство в кратчайшие сроки, зачем?

К. Ларина ― То есть, в любом случае, властелином страны и властелином мира он останется?

С. Белковский ― Нет, ну властелином мира он не является и поэтому не останется.

К. Ларина ― Как? Почему это? Вполне себе претендует на это звание.

С. Белковский ― Нет, он претендует на то, чтобы его не трогали и оставили ему определенные сферы влияния (как формальные, так и неформальные). То есть он носитель ценностей ялтинско-потсдамкого мира. Товарищ Сталин же сдал всяческих французских и итальянских коммунистов. И когда начиналась реализация плана Маршалла, было поставлено условие, что коммунистов не должно быть в правительстве ни в одной западной страны, получающей помощь по плану Маршалла (Соединённые Штаты поставили такое условие 12 странам). Сталин и не пикнул. Он строго следовал условиям этого раздела мира. Так и Путин. Он не хочет находиться у власти в США.

Но ещё одно важное обстоятельство, о котором мы уже говорили и которое я хочу акцентировать, что на Западе у Путина очень значительная группа поддержки, как в элитах, так и в народах. Там всем нравится неполиткорректность Путина; то, что он называет вещи своими именами. Ну вот, наверное, многие из нас троих смотрели культовые, легендарные фильмы комика Саши Барона Коэна.

В. Дымарский ― Ну да.

К. Ларина ― Конечно.

С. Белковский ― Типа «Бруно», «Борат», «Диктатор» и так далее. И там показан собственно избиратель Дональда Трампа. Но там собственно и симпатизант показан Владимира Владимировича Путина, который не приемлет гей-браки и всю эту политкорректность. Вот сидит какой-нибудь обыватель на Среднем Западе или в итальянской глубинке и говорит самому себе и своим родственникам у телевизора: «Вот есть нормальный чувак, который говорит, что гей-браки нельзя, а не то, что наши малахольные лидеры, которые даже боятся открыть рот на эту тему».

К. Ларина ― Но он же не один такой. Был и лидер Венесуэлы, был и лидер Ирана. Вполне себе так высказывались.

С. Белковский ― Нет, во-первых, Иран и Венесуэла по своей роли в мире не сопоставимы с Российской Федерацией.

К. Ларина ― Был Каддафи.

С. Белковский ― Во-вторых, всё-таки исламистские лидеры — это лидер низшие, так или иначе. А Владимир Владимирович Путин — он транспарентный. Это транснациональное нечто.

В. Дымарский ― Вот в этом и вопрос. Он ещё помимо всего прочего хочет быть равновеликим всем великим, извините за тавтологию.

С. Белковский ― Да.

В. Дымарский ― Он хочет сидеть наравне с Трампом, с Меркель, с Макроном, со всеми великими.

К. Ларина ― Мне кажется, что он хочет быть даже выше.

В. Дымарский ― Может быть, даже выше. А ты говоришь, что он только как представитель России. Нет.

С. Белковский ― Он представитель России и определённых сил и трендов.

В. Дымарский ― Да. Но что у него за душой кроме ядерной бомбы? Экономика — там сколько-то 0,0%...

С. Белковский ― Два процента мирового ВВП. Не будем ничего преуменьшать.

В. Дымарский ― Ну 2%, да. Ну, я так вот говорю…

С. Белковский ― Нет, ни на какое экономическое лидерство на такой экономике он не может рассчитывать.

В. Дымарский ― А на чём?

С. Белковский ― На незыблемости. На том, что «ребят, все умрут, а я останусь». Это ведь очень серьёзный психологический эффект, действующий на всех лидеров. Ну, хорошо, Меркель сидит там 14 лет. Но вот её уже три раза трясло на встречах с мировыми лидерами.

К. Ларина ― Да, там что-то серьёзное.

С. Белковский ― И скоро её не будет. Хорошо, был такой высокомерный Барак Обама, который вытирал о Путина ноги. И в интервью, не помню, какому влиятельному изданию, говорил: «да, Путин везде опаздывает, но ко мне он не опаздывает; он знает, куда не надо опаздывать». И где тот Обама? Обамы нет.

В. Дымарский ― А Путин по-прежнему опаздывает.

С. Белковский ― Да. Все умрут, а я останусь. Я ко всем опоздал. И что, это как-то сказалось на моём влиянии в мире? Меня перестали приглашать? Ну, после Крыма немножко перестали, но скоро всё прошло. И вот уже Макрон согласился приехать на очередной юбилей Победы 9 мая. А представить себе, чтобы Франсуа Олланд согласился, было невозможно. А Макрон — пожалуйста.

А ещё, оказывается, Сейф аль-Ислам Каддафи, второй сын и казначей Муамара Каддафи (ну правильно, что казначея должны звать Сейф), будучи освобождён от боевиков при нашем российском посредничестве и нашего нынешнего фаворита в Ливии фельдмаршала Халифа Хафтара, передал Москве огромное количество документов, подтверждающих финансирование французских политиков семьёй Каддафи. Всё это лежит теперь где-то в сейфе в Геленджике. И вот, соответственно, все прутся на юбилей Победы. Но мы же не будем бестактно напоминать, почему они прутся. Нет, мы останемся друзьями.

Потом, человек слаб. А Путин очень хорошо умеет играть на слабостях людей. Вот действительно нужно быть кремневым большевиком, как Ангела Меркель и Барак Обама, которые абсолютно, как жена Цезаря, вне подозрений, чтобы никак не зависеть психологически от Владимира Владимировича. А если у тебя рыльце в пуху, какие бы евроатлантические, демократические и прочие ценности ты ни проповедовал, Владимир Владимирович всегда найдёт, как и пух, и рыльце использовать.

В. Дымарский ― Трамп зависим?

С. Белковский ― Нет.

К. Ларина ― Трамп — конечно.

С. Белковский ― Нет, я считаю, Трамп совершенно независим. Он влип просто в силу недостаточной подготовки собственной команды. То есть Россия поддерживала не Трампа как такового. Она поддерживала хаос. Путинская Россия, Кремль стремилась доказать, что система демократических институтов не работает, а американский истеблишмент способен проиграть эту партию. Причём я говорил с некоторыми весьма околокремлёвскими людьми незадолго до тех выборов 2016-го года.

И несмотря на симпатии к Трампу, всем было ясно, что победит Хиллари Клинтон. И, просто, её поражение вызвало восторги в Кремле и недалеко от него не потому, что Дональд Трамп казался таким человеком, который изменит американскую политику на российском направлении (он её практически не изменил, если только в сторону ужесточения), а потому, что вот мордой об стол приложили американский истеблишмент и показали, что не работает ваша схема. Не работает. Проиграла ваша Хиллари, несмотря на то, что «CNN» за час до начала голосования ставило 80% на её успех. Не работает.

А дедушка Трамп, он наш дедушка, хороший. Такой антиэмигрантский, антигейский. С ним, в общем, можно на ценностном уровне вполне спокойно договариваться. И он не будет морочить голову мировой демократии либерализмом, от которого он сам чрезвычайно устал, потому что его заклевали и «CNN», и «Washington Post», и «New York Times». И всё это ему осточертело и так далее.

К. Ларина ― Хорошо, вот появление Трампа, Макрона и различные компроматы на различных политиков самого высокого уровня — это такое везение, такая пруха для Путина? Или он каким-то образом всё и организовывает?

С. Белковский ― Нет. Ну, на Барака Обаму же не было компромата. Не было. На Ангелу Меркель не было и не будет. А, с другой стороны, Герхард Шрёдер и Сильвио Берлускони такие комплименты источают и источали всю жизнь Владимиру Путину! И везде они при нём. И 70-летие Шрёдера отмечается в Юсуповском дворце, где убили Распутина. Из России он не вылезает. А Берлускони вообще говорил, что тот, кто утверждает, что Россия — авторитарная и коррумпированная страна, это просто какие-то идиоты, ничего не понимающие в деле.

Путин абсолютно убеждён, что политика в глубине своей дело нечестное, замешанное на корыстных интересах, а не на ценностях, о которых, бия себя в грудь, говорят всякие Обамы и Меркели. И он это миру докажет. И пока это так (а так это будет всегда), его место найдётся за пиршестным столом мировой политики.

В. Дымарский ― Деньги — высшая ценность?

С. Белковский ― Ну а, собственно, для чего идти…? Ведь Путин сам не тяготеет к публичной политике.

В. Дымарский ― Деньги — высшая ценность, да?

С. Белковский ― И то, что он видит изнутри… Да, конечно, российский режим — это монетократия, это власть денег. Я в своё время придумал термин «экономика РОЗ» (распилы, откаты и заносы), что все важнейшие решения принимаются в тех или иных частных экономических интересах. Другое дело, что Путин прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что без российского этого могущества, без двуглавого орла с широко распростёртыми крылами и ядерного оружия, скупки политиков на Западе, создания пропагандисткой базы и так далее, монетократия выжить не сможет, она падёт.

К. Ларина ― Такая психология подлая. Но очень популярная. С ней очень легко существовать и жить. И она, что называется, вдолгую. Ведь на этом люди могут жить вечно, основываясь на таком порядке вещей… Я сначала хотела задать этот вопрос тебе: а почему общество, которое, конечно же, совсем другое, хочется верить, в цивилизованных странах, в Европе, почему оно, зная всё это, не свергает тех политиков, которые замараны, замазаны, которых покупает тот же Путин?

С. Белковский ― Почему? Оно их свергает. Оно же удалило Герхарда Шрёдера. Оно удалило, в конечном счёте, Сильвио Берлускони. Хотя я сам был на дебатах Сильвио Берлускони с Романо Проди. Ну, сказать, что Берлускони разгромил Проди, значит не сказать ничего. Разность публичных потенциалов была огромна. И, собственно, моим венецианским приятелям в массе своей нравится и Берлускони, и Путин. При этом не нравящийся нам Романо Проди тоже каким-то образом оказался большим чиновником в путинской системе, и чуть было не стал начальником «Южного потока». Там в последний момент что-то не склалось.

Поэтому нет. И Запад, естественно, провожает политиков и ротирует политические системы. Но поражение Хиллари Клинтон именно для Владимира Владимировича было важным доказательством того, что машинка broken. За год до выборов Барак Обама, вальяжно стоя на трибуне Белого дома, там у себя проводя пресс-конференцию, говорил: «Я не знаю, кто будет стоять перед вами через год и как зовут эту женщину». А вот сломался! Сломался, проклятый Обама! Не сработало! Административный ресурс не помог американскому президенту.

В. Дымарский ― Слушай, а он озабочен только внешней политикой?

С. Белковский ― В основном — да.

В. Дымарский ― Его волнует, что происходит внутри страны?

С. Белковский ― Нет, не волнует. По большому счёту, нет.

В. Дымарский ― Ну а, тем не менее, вот эти все эпизоды последнего времени, начиная с Голунова и так далее, и тому подобное?

С. Белковский ― Ну, Голунов… Естественно, общественная консолидация, мобилизация играли значительную роль.

В. Дымарский ― Екатеринбург там.

С. Белковский ― Но ещё определённую роль играла и борьба внутри спецслужб. Потому что на пресс-конференции в Осаке неожиданно Владимир Путин на вопрос про Ивана Голунова ответил, что там типа кровавый произвол. Обычно он отвечает, что это дело правоохранительных органов, и я не вмешиваюсь…

В. Дымарский ― И суд.

С. Белковский ― Да. А тут он сразу знал, что это кровавый произвол. Откуда ж он это знал? Вероятно, от каких-то очень близких к себе источников, которые с ним общаются постоянно и регулярно. Нет, у него есть определённая жалость, сострадание к русскому народу, к его бедности, к его забитости, к нашему убожеству. Вот он, например, меня, Белковского, уверен, что жалеет до последней степени тяжести, потому что он думает… Он, конечно, обо мне не думает, и думать забыл давно, но к такому типу человека он относится как ну, вот вроде неглупый парень, но денег у него нет, карьеры он не сделает.

В. Дымарский ― Жалко его.

С. Белковский ― Ну конечно. Самолёта у него своего никогда не будет, яхты не будет. Что это вообще за такое недоразумение?

В. Дымарский ― А нет у него такой мысли: «А давайте мы его купим»?

С. Белковский ― Да нет. А что, Виталий Наумович, вы думаете, таких возможностей продаться у меня не было? Ну конечно не за деньги, сопоставимые с Ротенбергами, но такие возможности были. И я почему-то не продался…

В. Дымарский ― Я хотел последние минуты всё-таки Петербургу ещё посвятить.

С. Белковский ― У каждого поэта есть провинция, как сказал Семён Гудзенко.

В. Дымарский ― Да, да, абсолютно! И то, что там происходит, как-то вышло на федеральный уровень. Это показатель чего-то? Что это вообще? Что там происходит?

С. Белковский ― Это показатель того, что Владимир Владимирович получит того губернатора, которого хочет, несмотря на то, что ему проедали плешь несколько месяцев, что Александр Дмитриевич Беглов неизбираем; что даже влиятельные определённые круги, группы влияния и кланы очень активно продвигали других кандидатов.

В. Дымарский ― Но там сейчас властный Петербург смеётся над Белковским, который вроде обещал, что Председателем Правительства станет нынешний глава ЗакСа Вячеслав Макаров, хотя такой должности — Председатель Правительства — нет.

С. Белковский ― Нет, во-первых, Белковский обалдел не до такой степени, чтобы что-то обещать. Он же не Путин. Он может только наблюдать за процессами. О том, что у Вячеслава Серафимовича Макарова конфликт с Александром Дмитриевичем Бегловым, мне хорошо известно. То, что поста Председателя Правительства нет, не означает, что его нельзя ввести в течение пары месяцев соответствующими законодательными актами. Это не имеет значения. Это какой-нибудь первый заместитель губернатора. Он же де-факто может быть Председателем Правительства.

И, на мой взгляд, при том, что Вячеслав Серафимович Макаров очень много играл против Беглова в ходе избирательной кампании и продолжает играть, есть попытка помирить их путём интеграции Вячеслава Серафимовича Макарова в исполнительную власть, о чём написано в эксклюзивном Телеграм-канале «Белковский», откуда я черпаю свои сведения. Я хочу заметить, что не канал от меня, а я от канала. Поэтому все претензии — туда.

К. Ларина ― Я пойду, подпишусь.

В. Дымарский ― Но при этом, может быть, тогда и муниципальные выборы эти пройдут более или менее нормально? Потому что то, что сейчас творит Макаров с этими муниципальными выборами, это какой-то кошмар.

С. Белковский ― Но если они договорятся с Бегловым, то могут пройти нормально.

В. Дымарский ― Все друзья Макарова говорят, что это Беглов организовывает этот беспорядок. Но, конечно же, организовывает Макаров.

С. Белковский ― Нет, Вячеслав Серафимович не любит Александра Дмитриевича. И именно сейчас там идут всякие глубинные подспудные процессы с целью их помирить. Увенчаются ли эти процессы успехом, я не знаю. И ещё раз подчёркиваю, что, не будучи начальником, я ничего никому не обещаю. Я всего лишь созерцатель.

К. Ларина ― Ну про книжку скажите, чтобы мы ее прочитали. Тем более запоминается последняя фраза.

В. Дымарский ― Значит, сразу скажу, что Брейгель Белковского не писал.

С. Белковский ― Нет, это Белковский написал Брейгеля. Хотя вот здесь портрет. У нас портретное сходство. Нет, пьеса «12» об Александре Александровиче Блоке была написана к 100-летию Большого драматического театра имени Товстоногова в Петербурге, поскольку Александр Александрович Блок неожиданно оказался основателем и первым председателем худсовета БДТ.

А «Брейгель» — это повествование о спившемся и разорившемся политконсультанте на пенсии Стасике Белковском, который очень хочет попасть на выставку Питера Брейгеля Старшего в Вене, проходившую с октября 2018-го по январь 2019-го.

В. Дымарский ― Но нет денег.

С. Белковский ― Нет денег. Кроме того, по определённым причинам ему запрещён вход в сам этот музей (Kunsthistorisches Museum в Вене). И с помощью невероятных интриг и авантюр он всё-таки туда прорывается. Так что, читайте книги. Как сказал Виталий Наумович Дымарский, этой книги хватает на один «Сапсан». Я уже хотел было обидеться, потому что я считаю, что этой книги хватает на два «Сапсана» — «Сапсан» туда и «Сапсан» обратно. Но обижаться на Виталия Наумовича я не могу, поскольку он мой кумир с детства.

В. Дымарский ― И, пожалуйста, не надо на меня обижаться, потому что я заканчиваю нашу программу. Спасибо! Спасибо Лариной! Спасибо Белковскому!

К. Ларина ― Спасибо! Пока!






ИСТОЧНИК

Виталий Дымарский, Ксения Ларина

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Интересное (0)
  • Международные события (0) > Кавказ (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Международные события (0) > Европа (0)
  • Международные события (0) > Украина (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 15.08.2019 - 20-ЛЕТИЕ ПУТИНА ВО ВЛАСТИ
  • 13.08.2019 - ЗАПРЕЩЕНО ВЕЗДЕ, ГДЕ НЕ РАЗРЕШИЛИ
  • 13.08.2019 - БЕРЕМЕННОСТЬ ВЛАСТИ
  • 10.08.2019 - РОССИЯ КАК ЗИМБАБВЕ?
  • 10.08.2019 - ПОЛИТИКА ЛЮДОЕДСТВА
  • 09.08.2019 - ВЛАСТЬ И НАРКОТИКИ
  • 09.08.2019 - О ВЫБОРАХ И О ГЛАВНОМ
  • 07.08.2019 - ПРАВДА О ГРУЗИИ
  • 07.08.2019 - ФСБ ВМЕСТО СУДА
  • 07.08.2019 - ГРУЗИЯ — РОССИЯ: ОПЯТЬ ТУПИК?
  • 06.08.2019 - БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ И ВЫБОРАМИ
  • 05.08.2019 - СИТУАЦИЯ ВОКРУГ ИРАНА
  • 03.08.2019 - ДЕГРАДАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
  • 01.08.2019 - ПЛОХИЕ НОВОСТИ ДЛЯ СОБЯНИНА И ПУТИНА
  • 31.07.2019 - ЧЕГО ДОЛЖНА ДОБИВАТЬСЯ ОППОЗИЦИЯ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru