Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Политика > Публикация
Политика

[11.10.2019]

ГДЕ ЖИТЬ НЕ СТРАШНО

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution), первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Сергей АЛЕКСАШЕНКО:


В Америке, честно говоря, не очень страшно. Гораздо менее страшно, чем в России. Просто в Америке одно из основных прав американцев, согласно Конституции — это право на собрания, митинги, шествия, демонстрации, выражение своего мнения. В том числе, даже право американцев на ношение оружия, как бы ни страшно казалось это людям, сидящим в Кремле.

По тем правилам, которые существуют в Вашингтоне, если в демонстрации участвуют меньше 100 человек, и если ваши действия не связаны с перекрытием движением транспорта, то вам вообще не нужно никакого разрешения. Вы можете собираться где угодно, делать что угодно. Единственное правило, что вы не можете выходить на проезжую часть, а на тротуаре вы обязаны оставить полосу, достаточную для того, чтобы другие люди, которые не участвуют в вашей демонстрации, могли спокойно пройти.

На климатическом саммите сформулирована глобальная цель — к 2050 году сделать экономику мира нейтральной по выбросам вредных газов. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель сказала, что к 2038-му году Германия откажется от потребления угля при производстве электроэнергии. То есть, страны действительно прилагают какие-то усилия. Мне кажется, что все усилия России будут ограничены тем, что Владимир Путин поднял ручку и поставил свою подпись…

И если этот процесс не остановить, те тренды, которые рисуют учёные, говорят, что если всё будет продолжаться, как есть, то через какое-то время в климате Земли произойдут необратимые изменения. Вот если мы о будущем не думаем, если наш горизонт планирования заканчивается нынешним президентским сроком или бюджетным годом или, в лучшем случае, концом десятилетия, то на эту тему можно не обращать никакого внимания и жить, как живём…

Но если вы смотрите чуть дальше, чем даже на жизнь своих детей, на жизнь своих внуков, то вы понимаете, что сегодня, будучи руководителем крупнейшей нефтяной компании, например, мировой, вы должны что-то такое думать о том, чтобы изменять жизнь к лучшему. И неслучайно компания British Petroleum поменяла название на BP, она стала называться Beyond Petroleum — после нефти. Это произошло лет 15 назад, они сказали, что у них очень большие вложения будут в те сектора, которые не связаны с добычей углеводородов. ВР была одним из пионеров водородной энергетики.

Это ответственность перед будущим. Можно на себя её брать, и тогда ресурсы на создание новых технологий, снижающих выбросы, тратиться на то, чтобы ставить электрозаправочные станции для автомобилей по всей стране на смену бензоколонкам. Это огромные деньги надо потратить. Сейчас любая страна заставлена бензоколонками — через каждые полтора километра стоит бензоколонка. Всё это нужно менять и ставить электрические заправки. Это действительно требует огромных затрат. Казалось бы, зачем тратить? Можно же и так жить. Наверное, можно. Кому-то…

Обороноспособность — это слово красивое. От кого мы собираемся обороняться? И, например, от кого мы собираемся обороняться танками «Армата»? Или другими чудищами современной технологии? Ведь танки — это орудие нападения. Поэтому, когда вы мне говорите, что мы собираемся обороняться, но при этом…

Я считаю, что для страны, которая называется Российской Федерацией, которую при всём желании захватить невозможно, больно она большая, никакая оккупационная армия не сможет захватить, даже если все остальные страны мира вместе соединятся, они, наверное, не смогут захватить и удерживать под контролем эту территорию. Для страны, которая обладает вторым по величине арсеналом ядерного оружия, защита и обороноспособность которой строится на ракетах разного класса, разного типа, разного размера, столько денег тратить на оборону — это неэффективно. То есть, Россия могла бы тратить на оборону в моём понимании существенно меньше.

Назовите мне ситуацию, в которой Федеральная служба безопасности в России ограничена тем законом, который написан. Федеральная служба безопасности не получает отказ от суда, когда она проводит любые оперативные мероприятия, прослушку, вскрытие корреспонденции, взлом электронной почты. Федеральная служба безопасности может в России всё! На букву «ф» — фсё!.. Вообще…

И на каждом публичном мероприятии с участием президента Путина, когда бизнесмены получают право и возможность что-то сказать, выступить с массовым пикетом перед президентом Путиным, перед его Администрацией, они все говорят, что с доверием плохо. Поэтому сказать, что доверие упало ещё дальше… Мне кажется, что дальше ему падать уже некуда…

                    *   *   *

Е. Бунтман ― Нино Росебашвили, Евгений Бунтман, и персонально наш как всегда по вторникам Сергей Алексашенко, добрый день. Мы начнём, наверное, не с экономики, как ни странно, а с таких наблюдений с места. Вот тут Дмитрий Песков говорит, я процитирую, про участников несанкционированных акций протеста, в том числе: «У нас, может, не совсем любезно погрузят в автобус, выломают руки и увезут, а в Америке и Канаде застрелят к чёртовой матери, за стаканчик, за газету брошенную». Это правда? Страшно жить там?

С. Алексашенко ― Здесь, в Америке? Честно говоря, не очень страшно. Гораздо менее страшно, чем в России. Но, в принципе, я думаю, что Дмитрию Пескову, рабочее место которого находится в Кремле, наверное, в Америке было бы страшно. Ну, просто вот действительно отвечать за всю ту ложь, которая льётся из его уст каждую неделю в неимоверном количестве. Просто в Америке одно из основных прав американцев, согласно Конституции — это право на собрания, митинги, шествия, демонстрации, выражение своего мнения. И, в том числе, даже право американцев на ношение оружия, как бы ни страшно казалось это людям, сидящим в Кремле.

Ну, вот в Вашингтоне, где я живу, я специально посмотрел в правила проведения митингов в связи с тем, что это столица, что здесь много служб безопасности, здесь не одна такая полиция. Здесь есть, скажем, администрация национальных парков, потому что в Вашингтоне много территорий, в том числе Молл известный, где все монументы находятся — это всё в ведении администрации национальных парков. Есть ещё администрация специальная у Верховного суда. Есть городская полиция. И, в принципе, здесь тоже нужно получать разрешения, особенно на те шествия, которые связаны с перекрытием движения.

Но эти разрешения получаются. Просто на согласование, на изменение организации движения транспорта уходит, как правило, больше времени, чем в Москве… В Москве, если проходит демонстрация партии власти или сторонников власти, то там перекрывают весь город, и никаких убытков ни Мосгортранс, ни Московский метрополитен при этом не несут. Если нужно — весь город вообще закроют. Собственно, перекрытие происходит, даже если движется какой-нибудь высокопоставленный чиновник. Поэтому, когда надо, движение в Москве перекрывается очень быстро.

Но ни одного случая, когда бы полицейские стреляли за брошенный пластиковый стаканчик или за то, что на них кто-то замахнулся газетой, я не видел. Даже в достаточно жёстких столкновениях. Вы помните, 2016-й, по-моему, в Шарлотсвилле были такие массовые националистические столкновения сторонников конфедератов и их националистических противников. Это были достаточно жёсткие столкновения. И в этот момент полиция начинает стрелять? Полицейских тоже толкают, в них могут что-то кинуть, полить их водой… Но представить себе, что полицейские будут стрелять в людей, которые стоят на улице… Даже если они агрессивно проводят свой марш, который в принципе санкционирован, потому что в добавление к свободе шествий есть свобода слова, свобода на выражение своего мнения.

Поэтому Дмитрий Песков живёт какими-то странными представлениями, которые я даже не знаю, откуда он взял. И у него своя картина мира. Поэтому ему в Америке было бы страшно, потому что он бы попал не в тот мир, который у него существует в голове.

Но, сказав всё это, я действительно должен с другой стороны медали посмотреть¸ что в Америке время от времени случаются случаи, когда полицейские стреляют в людей.

Е. Бунтман ― Иногда в безоружных людей.

С. Алексашенко ― По-разному. Стреляют и в вооружённых людей, и в безоружных людей. Полицейские и не только в Америке, пользуются достаточно широкими правами в тот момент, когда они выполняют свою работу и задерживают преступников или считают, что задерживают преступников. И если к вам обращается полицейский, то, вообще говоря, вы должны остановиться и подчиняться его командам. При этом он представляется, задаёт вам какие-то вопросы, просит вас показать документы и так далее.

И если в этот момент вы совершаете какое-то действие, которое полицейский, может быть, воспримет как угрозу, он имеет право выстрелить. Такое положение действительно существует. Но после этого, если такое происходит, эта ситуация очень тщательно разбирается, каждый конкретный случай разбирается и в полицейском департаменте, и в средствах массовой информации, по телевизору, в газетах. И если есть какие-то неочевидные ситуации, то это выходит в суд, и суд принимает решение, может наказать даже полицейского, посадить его в тюрьму за превышение полномочий.

То есть, давайте всё-таки разделять, что есть поведение полицейских во время демонстраций, митингов, шествий и ситуаций, которые не связаны с насилием, вот такими массовыми беспорядками в нормальном смысле слова, которые мэр Собянин считает массовыми беспорядками. И теми ситуациями, когда полицейские охраняют порядок и, как они считают, противодействуют преступлению или ловят преступника. Если преступник не подчиняется или угрожает, они могут стрелять. А у нас если Песков своими пластиковыми стаканчиками может в Кремле в кого-нибудь покидаться, то наверняка служба охраны тут же в него выстрелит…

Е. Бунтман ― Тем временем, 30 человек задержали сегодня у вас в Вашингтоне после акции против глобального потепления. Ни в кого не стреляли, надо сразу, наверное, отметить. Там активисты приковали себя цепями к парусной лодке, которую они притащили туда же, недалеко от Белого дома. И там арестовали 32 человека.

Н. Росебашвили ― Как, кстати, происходило задержание? Вы видели какие-нибудь кадры?

С. Алексашенко ― Нино, у меня сейчас 8 часов утра, я ещё ничего не видел и до Белого дома с утра не успел дойти.

Н. Росебашвили ― А вы ежедневно туда ходите?

С. Алексашенко ― Просто, если бы я знал, я бы отменил эфир, пошёл смотреть, что там происходит у Белого дома. По тем правилам, которые существуют в Вашингтоне, если в демонстрации участвуют меньше 100 человек, и если ваши действия не связаны с перекрытием движением транспорта, то вам вообще не нужно никакого разрешения. Вы можете собираться где угодно, делать что угодно. Единственное правило, что вы не можете выходить на проезжую часть, а на тротуаре вы обязаны оставить полосу, достаточную для того, чтобы другие люди, которые не участвуют в вашей демонстрации, могли спокойно пройти.

Е. Бунтман ― Не препятствовать движению других граждан, как у нас говорят в Москве.

С. Алексашенко ― Да. И вы можете быть арестованы, если вы нарушаете эти правила. Если вы взяли, приковали себя, поставили лодку, что другие люди не могут пройти, то вполне вероятно, что эти люди могут быть арестованы. Но точно совершенно думаю, что им не будут шить дело о массовых беспорядках, тем более — грозить 5 годами тюрьмы.

Е. Бунтман ― И плавно тогда перейдём к климатическому саммиту в Нью-Йорке. Россия объявила о присоединении к Парижскому климатическому соглашению 2015 года, ратифицировала соглашение, наконец. Это что для российской экономики? Это важно или нет?

С. Алексашенко ― Для российской экономики это решение не очень важное, потому что Россия оказалась в числе стран, которые попали в благоприятную ситуацию, когда высчитывались нормы выброса. У России стартовой точкой выбран 1990 год, когда ещё работала советская экономика, гораздо более загруженная грязными производствами, которые сегодня просто уже перестали существовать. Поэтому для России особой нагрузки на экономику в ближайшие годы не предусматривается.

Другое дело, что этот саммит ООН собрал ведущих мировых лидеров, и даже Дональд Трамп, будучи противником Парижского соглашения, туда приехал послушать. Там и президент Индии, и канцлер ГДР, президент Франции. То есть, более 60 лидеров государств сочли необходимым приехать и высказаться в Нью-Йорке на эту тему.

Глобальная цель — к 2050 году сделать экономику мира нейтральной по выбросам углекислых газов. То есть, снизить выброс вредных выбросов. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель сказала, что к 2038-му году Германия откажется от потребления угля при производстве электроэнергии. То есть, страны действительно прилагают какие-то усилия. Мне кажется, что все усилия России будут ограничены тем, что Владимир Путин поднял ручку и поставил свою подпись…

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, вы только что сказали, что Трамп туда, конечно, поехал послушать. Тем не менее, мы знаем его отношение к климатическому Парижскому соглашению. И это соглашение до сих пор не ратифицировано в Штатах. Насколько неучастие США в этой договорённости может изменить ситуацию к лучшему?

С. Алексашенко ― Смотрите, в интересах будущего, в интересах людей, живущих на Земле, интерес состоит в том, чтобы все страны, особенно крупные индустриальные державы, брали на себя какие-то обязательства. США производит 20% мирового ВВП, поэтому, конечно, неучастие США в Парижском соглашении — это большая проблема для всей мировой экономики.

С другой стороны, президент Трамп отличается своей непредсказуемостью и вот такой быстрой сменой своей позиции и умением приспосабливаться к окружающей среде. Для меня сигналом стало то, что он вообще пришёл на заседание Генеральной ассамблеи, где эта тема обсуждалась. То есть, раньше в повестке дня в его календаре этого посещения не было, там были предусмотрены двусторонние встречи. Может быть, конечно, я что-то выдумываю, может быть, за этим ничего не стоит. Но по крайней мере то, что Трамп пришёл и послушал, о чём говорят другие президенты, в том числе Меркель, индийский президент… Это некий символ того, что для Трампа эта проблема существует.

Е. Бунтман ― А вообще в целом это не мешает прогрессу, не мешает развитию экономики? Потому что как-то после Киотского протокола бытовало мнение, что развитым странам это совершенно не нужно, что эко-активисты своей активностью только наносят вред экономике.

С. Алексашенко ― Это такой хороший, казалось бы, бытовой вопрос. Вообще говоря, а зачем собирать мусор? Вот в принципе… Для чего мы собираем мусор? Вы едете в какую-нибудь Африку, не в очень развитую страну, даже в Азии, даже в Восточной Европе, и едете по дорогам, не считая каких-то очень крупных городов, и там вдоль дорог всё завалено пластиковыми пакетами, бутылками, мусором всевозможным.

Вы едете в Америке, во Франции, Германии, Японии, Польше, Венгрии, и как-то этого не наблюдаете. В принципе, для того, чтобы собирать мусор и как-то его утилизировать, нужно затрачивать какие-то усилия, это нагрузка на экономику. Но ведь проще жить… Просто взял, выпил бутылочку воды, едучи в машине, и выбросил бутылку или банку, огрызок яблока, выбросил на дорогу. Что плохого?..

Н. Росебашвили ― Подождите, это сильно влияет на качество жизни.

С. Алексашенко ― Вот сейчас к этому мы подойдём. И то же самое с проблемами защиты окружающей среды, с попыткой предотвратить глобальные изменения климата. На самом деле, нужно понимать, что глобальное потепление — это немножко более узкая тема, чем глобальное изменение климата. Сильные ураганы в Америке — это изменение климата. То, что в тех регионах, где раньше холодов не было, стал выпадать снег, это изменение климата. Там вообще не о потеплении идёт речь. И очевидно, что человеческая деятельность в том виде, в каком она была на протяжении 20 века с интенсивным увеличением потребления первичных носителей электроэнергии, она влияет на окружающую среду.

И если этот процесс не остановить, те тренды, которые рисуют учёные, говорят, что если всё будет продолжаться, как есть, то через какое-то, может быть, даже достаточно длительное время, через 100-150 лет, в климате Земли произойдут необратимые изменения. Вот если мы о будущем не думаем, если наш горизонт планирования заканчивается нынешним президентским сроком или бюджетным годом или, в лучшем случае, концом десятилетия, то на эту тему можно не обращать никакого внимания и жить, как живём.

Но если вы смотрите чуть дальше, чем даже на жизнь своих детей, на жизнь своих внуков, то вы понимаете, что сегодня, будучи руководителем крупнейшей нефтяной компании, например, мировой, вы должны что-то такое думать о том, чтобы изменять жизнь к лучшему. И неслучайно компания British Petroleum, когда она поменяла название на BP, она стала называться Beyond Petroleum — после нефти. Это произошло лет 15 назад, они сказали, что у них очень большие вложения будут в те сектора, которые не связаны с добычей углеводородов. ВР была одним из пионеров водородной энергетики.

Это ответственность перед будущим. Можно на себя её брать, и тогда вкладываться в развитие технологий, тратить ресурсы на создание новых технологий, снижающих выбросы, тратиться на то, чтобы ставить электрозаправочные станции для автомобилей по всей стране на смену бензоколонкам. Это огромные деньги надо потратить. Сейчас любая страна заставлена бензоколонками — через каждые полтора километра стоит бензоколонка. Всё это нужно менять и ставить электрические заправки. Это действительно требует огромных затрат. Казалось бы, зачем тратить? Можно же и так жить. Наверное, можно. Кому-то.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, Трамп как политик, который собирается, видимо, переизбираться, может продолжать игнорировать вопрос климатических изменений? Или американское сообщество ему не позволит этого сделать? Насколько вообще в Америке важно всё, что происходит с климатом? Глобальное потепление и так далее.

С. Алексашенко ― Трамп не кажется, а точно собирается переизбираться. И он свою предвыборную кампанию уже начал, и никаких сомнений в этом нет. Он очень хорошо чувствует позицию своего электората. Он очень чётко понимает, что есть люди, которые за него точно будут голосовать. Есть люди, которые за него точно не будут голосовать. А есть, что называется, те люди, которые посередине. И его задача — увеличить число тех, кто за него точно будет голосовать. Для этого ему нужно поднять градус риторики в тех вопросах, где его поддерживают, и найти какой-то компромисс с теми людьми, которые ещё не определились. Тему защиты окружающей среды, тему климата активно заняли демократы, кандидаты демократов, причём такие, что называется, прогрессивные, которые в своих планах уходят куда-то за горизонты возможностей американского бюджета. Например, план Сандерса по охране окружающей среды измеряется 16 триллионами долларов. Это примерно 80% американского ВВП. И понятно, что таких денег у американского бюджета в ближайшие годы точно совершенно не будет.

И с точки зрения Трампа, я думаю, его штаб работает над тем, чтобы понять, насколько эта тема волнует избирателей Трампа и волнует тех избирателей, чьё мнение ещё не определилось. И вот чем более радикальными будут предложения демократов, чем больше денег они будут предлагать тратить на эти темы, тем легче Трампу будет найти своих сторонников. Потому что американцы очень хорошо понимают, что деньги в бюджете берутся только за счёт налогов. И если правительство собирается тратить больше денег, значит, будут выше налоги. Налоги будут выше для всех. И поэтому мне кажется, что Трамп и его штаб, который будет или уже занимается выборами, они очень внимательно отслеживают эту тему. И пока Трамп не делает каких-то таких обещаний или заявлений, от которых он не сможет отказаться.

Если в ходе избирательной кампании 2016 года он делал достаточно жёсткие заявления и давал чёткие обещания, в том числе и по Парижскому соглашению, по Тихоокеанскому торговому партнёрству, по NAFTA, по эмиграции, то сейчас он таких долгоиграющих обещаний пока не даёт.

Е. Бунтман ― Ну раз уж заговорили про избирательную кампанию. Как она вообще там проходит, что там с импичментом? Тревожно немножко за Трампа.

С. Алексашенко ― Давайте разделим. Избирательная кампания активно идёт среди демократов, у которых осталось 10 кандидатов, которые участвовали в последних дебатах. Но мне кажется, что сегодня всё более отчётливо выделяется тройка лидеров: Джо Байден, Элизабет Уоррен и Берни Сандерс. Причём Байден пока идёт с большим отрывом впереди. А Элизабет Уоррен смогла набрать, что называется здесь скорость, и стала обгонять Берни Сандерса, отбирая его аудиторию.

Все остальные кандидаты, хотя у них бывают временно какие-то яркие такие заявления, яркие моменты, достаточно сильно отстают. Поэтому мне кажется, что эта тройка будет разыгрывать между собой первые места на праймериз. И посмотрим, как оно будет складываться. По большому счёту, Сандерс и Уоррен — это такие прогрессисты, Сандрес — вообще социалист, а Уоррен — умеренный прогрессист, который говорит, что нужно регулирования больше, бюджета тратить больше.

Соответственно, на стороне республиканцев Трамп — очевидный кандидат. Партия в большинстве своём его поддерживает. Есть 2-3 республиканца, которые говорят, что «мы бы тоже хотели поучаствовать», но у них серьёзной поддержки нет. А основной потенциальный кризис между республиканской партией и Трампом состоит в том, что если взять палату представителей образца 2016 года, где у республиканцев было большинство, то 40% тех представителей, которые сидели в Конгрессе в конце 2016, либо ушли, либо объявили о том, что они уходят. То есть, тот старый республиканский истеблишмент политический, который отражал традиционные политические взгляды республиканцев, уходит. И его место занимают сторонники Трампа.

А вообще какие-то прогнозы делать ещё рано. Просто надо наблюдать и смотреть, как идёт этот процесс.

Е. Бунтман ― С импичментом. Это же тоже часть избирательной кампании? Насколько я понимаю, интрига в том, что Трамп пытается потопить Байдена, и делает это несколько сомнительными методами.

С. Алексашенко ― Это демократы говорят, что Трамп пытается потопить Байдена, используя переговоры, финансовую помощь… Если это правда, то Трамп действительно пытается потопить Байдена… Он постоянно на Байдена нападает, объявляет, что это соня, что он сонливый, что он вялый и так далее. То есть, он чётко понимает, что Байден — это его основной конкурент на выборах 2020 года. Но нужно хорошо понимать, что и для демократов разговоры об импичменте — это тоже партийная борьба. Это для кого-то выборы в Конгресс, для кого-то — выборы в Сенат. И в меньшей степени это влияет на президентские выборы. Потому что ни один из ведущих кандидатов-демократов пока не заявлял о том, что они поддерживают процедуру импичмента.

С импичментом, с одной стороны, всё достаточно просто, потому что при нынешнем составе Конгресса, когда республиканцы контролируют Сенат, нет никаких шансов на то, что процедура импичмента будет успешной. Даже если Палата представителей каким-то образом вдруг наберёт большинство, то дальше это не пойдёт, потому что в Сенате это дело будет заблокировано.

Соответственно, чего боится партийный истеблишмент, ядро аппаратчиков демократической партии — это то, что действие равно противодействию. Чем агрессивнее сейчас демократы будут нападать на Трампа, тем больше это будет консолидировать его сторонников. И они опасаются того, что любая попытка импичмента, любая попытка активно нападать на Трампа приведёт к тому, что демократы будут терять свои позиции среди людей, которые не определились.

Это очень хороший кейс для разговора о том, что такое гражданский контроль над спецслужбами. То есть, внешне это импичмент, а на самом деле… Для меня разговоры об импичменте не представляют никакого интереса, потому что это политическая борьба с очень большим количеством участников, которые преследуют свои цели. А вот если посмотреть на то, как технологически весь процесс развивается, то это очень хороший сюжет для того, чтобы поговорить, как устроен гражданский контроль над спецслужбами Соединённых Штатов Америки.

Вот смотрите. В данном случае все разговоры о телефонных переговорах, о давлении Трампа на президента Зеленского, начались из офиса национальной разведки. Вот спецслужбы, грубо говоря, средние между СВР и ГРУ, которые являются такими непримиримыми врагами в Российской Федерации. В Америке таких разведывательных организаций 17, и они все объединены директором Национальной разведки. Что делать, если у человека, работающего в органах разведки или в ФБР, возникает сомнение в том, что его начальник отдаёт приказ, который не соответствует закону? Или он получает информацию о том, что нарушается закон. Он пишет заявление. Вот то, что называется «информатор».

Пишет заявление генеральному инспектору, который работает в офисе национальной разведки. Это специальная должность, независимый достаточно специалист, у которого есть две недели для того, чтобы принять решение, насколько это срочно и насколько это вообще достоверно, насколько этому можно верить.

Если он принимает решение, что это достоверно и этому можно верить, он передаёт все документы директору национальной разведки, который в течение недели должен посмотреть, принять решение о том, какая информация там должна быть засекречена, почему её нельзя передавать, после чего весь пакет документов, включая первоначальное письмо информатора в полном объёме, передаётся уполномоченным людям в комитет конгресса по контролю за разведывательными сообществами.

То есть, если возникает проблема с нарушением закона внутри спецслужб, есть прописанная процедура в законе, как это дело уходит людям в конгресс, то есть парламентариям. И они уже берут это дело в свои руки, разбираются с этой проблемой. То есть, не как у нас Служба собственной безопасности в ФСБ или в МВД. Если вы написали жалобу, и они сами себя разбираются. Ничего подобного! Эта ситуация немедленно переводится в гражданские органы, которые контролируют спецслужбы.

Н. Росебашвили ― Какой мы можем подвести итог? Про импичмент говорить рано, а гражданский контроль в Америке работает.

С. Алексашенко ― А в России поздно.

Н. Росебашвили ― Подождите, дайте нам время. Ещё одна новость, завершая американскую тему. Российская делегация не успела у нас вовремя получить визы, и со стороны это похоже немножечко на демарш. Или это просто какая-то канцелярская ошибка. Как вы видите эту историю?

С. Алексашенко ― Нино, я не знаю, я не видел пока позицию второй стороны, я не видел позицию американцев, не успел её найти. Поэтому, наверное, воздержусь от комментариев. Выглядит некрасиво, потому что понятно, что при создании Организации объединённых наций Соединенные Штаты обещали, что за то, что штаб-квартира будет находиться в Нью-Йорке проблем с посещениями, с визами не будет.

Е. Бунтман ― Тем не менее, это возникает постоянно. С Ираном мы это видим каждый раз.

С. Алексашенко ― Это возникает. Причины понять тяжело, потому что это одни и те же люди, кубинцы, иранцы, северокорейцы. В какой-то момент они могут спокойно получать визы, а в какой-то момент задерживается виза, а в какой-то момент им визы вообще не выдаются. Это связано, скорее всего, с санкциями, которые накладываются на какие-то страны, организации или персоналии.

Н. Росебашвили ― Комментарии второй стороны есть. «Согласно нашим правилам, мы не комментируем частные случаи подачи заявок на получение визы в США» — это ответ пресс-службы дипмиссии. Ну и также в целом в посольстве США отказались от комментариев…

Е. Бунтман ― То есть, назвали это частным случаем. А вообще похоже на то, что это как-то символически подчёркивает роль ООН довольно ничтожную в этом случае, потому что получается, что США могут дать визу, могут не дать. И ООН здесь вторичной получается, что довольно грустно.

С. Алексашенко ― Есть такая проблема, трудно с вами не согласиться. Это правда.

Е. Бунтман ― Давайте тогда к России, как и обещали. У нас Кудрин, Шойгу обсуждали расходы на оборону. Шойгу говорит, что хватит сокращать расходы на оборону, что это безобразие. Кудрин в своё время говорил, что их надо сокращать, потому что раздуты расходы на оборону в российском бюджете. Теперь, после этого Шойгу говорит, что больше сокращать не надо, теперь надо стремиться к эффективности. Что происходит и кто прав?

С. Алексашенко ― «И ты прав, и ты прав, и мы правы». Послушайте, на эту тему Константин Ремчуков очень хорошо сказал. И я готов к нему присоединиться. Плох тот министр обороны, который не пытается выбить из парламента побольше денег. В данном случае не из парламента, а из президента Российской Федерации. Даже не только министр обороны, а любой министр. Любой министр в бюрократической стране считает, что его роль возрастает по мере того, как больше становится бюджетный пирог, находящийся в его распоряжении.

С учётом того, что военные расходы в России засекречены, и информация о них в публичное пространство попадает крайне ограниченная, понятно, что возможность злоупотребления или того, что министр Шойгу называет неэффективностью, возрастает. И сказать, что Шойгу нарушает какие-то правила поведения министров, было бы неправильно. Я думаю, что то заседание правительства, которое обсуждало проект бюджета Российской Федерации, там каждый министр выступал и говорил, что ему нужно дать больше денег.

Ну, вот Шойгу, он человек, в правительстве сидящий почти 30 лет, он хорошо понимает, что бессмысленно выступать на заседании правительства, нужно выступать в кабинете у Путина, в крайнем случае — выступить с большим интервью на страницах газеты, чтобы точно совершенно Владимир Владимирович про это дело прочитал.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, согласно предварительным подсчётам, расходы на оборону составят около 2,8% от ВВП. Вы, как человек, который последовательно призывает тратить больше денег на масло и меньше на пушки, 2.7% от ВВП — это достаточно, избыточно, мало?

С. Алексашенко ― На этот вопрос невозможно ответить, не ответив на вопрос, для чего нам нужна армия.

Е. Бунтман ― Для обороноспособности. По военной доктрине.

С. Алексашенко ― Евгений, просто обороноспособность — это слово красивое. От кого мы собираемся обороняться? И, например, от кого мы собираемся обороняться танками «Армата»? Или другими чудищами современной технологии? Ведь танки — это орудие нападения. Поэтому, когда вы мне говорите, что мы собираемся обороняться, но при этом…

Е. Бунтман ― Это не я говорю, это военная доктрина говорит.

С. Алексашенко ― Военная доктрина, министр Шойгу, председатель комитета Госдумы по обороне, секретарь совета безопасности — кто бы ни говорил про обороноспособность, то, что деньги тратятся на производство танков — это точно совершенно не обороноспособность, это оружие наступления, причём оружие наступления времён Второй мировой войны, когда были танковые клещи, прорывы. Вот мы видим, генералы планируют выход колонны танков к Атлантическому океану…

Полтора года назад, в марте 2018 года президент Путин выступал с очередным посланием, где демонстрировал, как он видит обороноспособность Российской Федерации. Там все мультики, которые нам были показаны, говорили о том, как Российская Федерация будет наносить удар по вражеской территории. Причём в качестве вражеской территории выступали Соединённые Штаты Америки и лично резиденция президента Трампа во Флориде.

При этом я не помню, чтобы президент Путин рассказывал о системах защиты… Вот в Израиле есть известная система, называется «Железный купол». Страна живёт фактически в состоянии перманентной войны. И Израиль защищает свою территорию, система противоракетной обороны, достаточно эффективная, которая называется «Железный купол». Вот если бы в Российской Федерации президент Путин демонстрировал такие системы, говорил бы: «Смотрите, это наша система защиты, мы защищаемся от нападения отсюда и отсюда», я бы это понимал.

Е. Бунтман ― У Израиля есть танки и достаточно эффективные, отличные танки.

С. Алексашенко ― Да, Евгений, у Израиля есть танки. Но нужно понимать, что Израиль — это страна, которая существенно меньше Российской Федерации по площади, которая со всех сторон окружена государствами, которые в разной степени проводят агрессивную политику по отношению к Израилю. И с какой-то периодичностью эти страны осуществляют нападение на израильскую территорию, для чего Израиль использует танки, для ответных ударов. При этом Израиль не захватывает чужую территорию.

Россия, если танки расположены где-нибудь в середине Сибири, в Алтайском крае, Новосибирской области, я плохо понимаю, сколько времени они будут ехать до ближайшей границы Российской Федерации. И что они будут делать, когда приедут, в какую сторону они пойдут. То ли через Гималаи, то ли через Сахалин на Японию, то ли на Аляску через Чукотку. Бог его знает, маршрутов много у танков.

Соответственно, дальше говорить о том, много это или мало, невозможно, не имея доступа к информации, куда тратится этот военный бюджет. Ведь секретом, тайной являются технические характеристики производимых вооружений, места размещения современного оружия. А сколько стоит производство того или иного изделия, сколько тратится на покупку условных автоматов Калашникова, сколько на условные танки «Армата», а сколько тратится на подводные лодки, а сколько тратится на комплексы С-400?.. Вот этой информации у нас нет. Поэтому сказать, рационально или не рационально используется оборонный бюджет…

Вот если бы у нас была статистика за несколько лет, и вы бы, например, узнали, что производство каждого танка «Армата» обходится условно в 10 млрд. рублей. Мы понимаем, что цена совершенно завышенная, она бессмысленная и безумная. И таких денег тратить не надо. Если бы узнали, что каждый комплекс С-400 каждый год дорожает при производстве на 50%, вот тогда мы могли уверенно заявлять, что эти расходы неэффективны.

Я считаю, что для страны, которая называется Российской Федерацией, которую при всём желании захватить невозможно, больно она большая, никакая оккупационная армия не сможет захватить, даже если все остальные страны мира вместе соединятся, они, наверное, не смогут захватить и удерживать под контролем эту территорию. Для страны, которая обладает вторым по величине арсеналом ядерного оружия, защита и обороноспособность которой строится на ракетах разного класса, разного типа, разного размера, столько денег тратить на оборону — это неэффективно. То есть, Россия могла бы тратить на оборону в моём понимании существенно меньше.

Возвращаясь к этой теме… Вот, что касается этой полемики, мне кажется, что показательно даже не то, что Шойгу сказал, что ему нужно больше денег. Опять, плох тот министр, который не хочет получить больше денег. Показательно то, что Кудрин сразу поднял лапки кверху, лёг на спину… Как мой пёс Тайфун, когда ему угрожаешь, сразу так ложится, лапы кверху: «Хозяин, я понял, кто здесь главный и никакого сопротивления оказывать не собираюсь». Вот и Кудрин то же самое: «Да, конечно, уже сократили, всё хорошо, Сергей Кожугетович, точно нужно больше денег».

И мне кажется, это даже полемикой назвать невозможно. В этом сюжете самое главное, что Шойгу очень чётко показал место Кудрина в современной системе принятия решений. А Алексей Кудрин с этим согласился. То есть, он сказал: «Да, это не моё собачье дело, больше лезть в эти вопросы не буду, есть люди, которые гораздо лучше меня в этом разбираются». Вот. Всё, что для меня было интересно, сводится к этой фразе.

Е. Бунтман ― Для меня ещё интересно употребление слова «устрицы» в этой дискуссии. Это очень, конечно, смешно. Самый смешной сюжет в этом во всём. Об устрицах может рассуждать только тот, кто знает их вкус.

Н. Росебашвили ― Красиво, что министр, оказывается, образованный человек…

Е. Бунтман ― Первое, что в голову приходит — устрицы…

Н. Росебашвили ― Несмотря на то, что они у нас под продуктовым эмбарго.

Е. Бунтман ― У нас отличные в Дальневосточном военном округе устрицы.

Н. Росебашвили ― Шойгу виднее, конечно. Давайте тогда разберём ещё один интересный случай, который недавно произошёл. Средства массовой информации узнали о применении декларации об амнистии против бизнесмена. Это та самая амнистия, которую обещали всем большим капиталам, а тут вдруг раз, оказалось, что зря побежали люди про себя правду рассказывать. Как вообще это возможно, это же противоречит всем правовым нормам, всем законам! Сергей Владимирович, объясните нам. Почему это приходит?

С. Алексашенко ― А вот что вас удивляет? В России есть Конституция, в 31 статье Конституции написано так же, как в Американской: Граждане Российской Федерации имеют право на мирные демонстрации, митинги, шествия и так далее. После чего выпускается закон, который говорит, что нужно получать согласование. А после этого приходит практика такая, непонятно кем утверждённая, что согласование давать не будут, плевать хотели, что в законе написано, что вы должны нам что-то такое сделать. И в законе ничего не написано про право Росгвардии, право ОМОНа избивать людей, ломать руки. Ничего этого в законе нет!.. Тем не менее, так существует. Собственно, было бы удивительно, если бы вот в данном случае с амнистией по утечке капиталов что-нибудь похожего бы не случилось…

Н. Росебашвили ― Тем не менее, у нас и так всё очень плохо с инвестиционным климатом. Мы об этом говорим с вами каждый вторник. В экономике всё тоже не слава богу. Зачем толкать эту всю конструкцию к пропасти?! Это же никого не успокаивает. Наоборот, бизнесмены должны свой альтернативный одиночный пикет проводить у здания администрации президента…

С. Алексашенко ― А причём здесь администрация президента? Ведь не она всё это дело делает. Это устроила Федеральная служба безопасности.

Н. Росебашвили ― Или туда пойти с одиночными пикетами?

С. Алексашенко ― Нино, найдите безумного бизнесмена… Я ещё могу представить себе безумного бизнесмена, который станет в пикете у администрации президента. Но представить себе бизнесмена, который станет с одиночным пикетом у здания на Лубянке, я не могу… То есть, насколько безумных у нас бизнесменов нет.

Федеральная служба безопасности присвоила себе право заниматься любыми вопросами, которые, как она считает, относятся к её компетенции. А уж тем более вопросы о больших деньгах. И в данном случае речь идёт о бизнесмене, у которого есть какие-то миллиарды рублей. Вот какой-то офицер ФСБ посчитал, что этот бизнесмен не имеет права иметь эти миллиарды рублей в своей собственности, а лучше эти миллиарды будут принадлежать офицеру ФСБ. И плевать он хотел на закон. При чём здесь закон?! Закон написан про одни случаи, а здесь другие случаи!.. «То, что вы не сидите, это не ваша заслуга, а наша недоработка»… Вот и всё. Назовите мне ситуацию, в которой Федеральная служба безопасности в России ограничена тем законом, который написан.

Федеральная служба безопасности не получает отказ от суда, когда она проводит любые оперативные мероприятия, прослушку, вскрытие корреспонденции, взлом электронной почты. Федеральная служба безопасности может в России всё! На букву «ф» — фсё!.. Вообще…

Е. Бунтман ― Как раз говорили про гражданский контроль за спецслужбами. Вот он…

С. Алексашенко ― Да, конечно. Поэтому вопрос налоговой амнистии, оно что? Она уже закончилась, декларации поданы, вся база данных имеется. Технология понятна. Мы вам показали. Будете сопротивляться — будем через суд делать. Поэтому бизнесмены, которые задекларировали свои капиталы, готовьтесь, что к вам придут офицеры ФСБ и предложат поделиться.

Н. Росебашвили ― Я сейчас скажу очевидную и глупую фразу: это же подрывает доверие между бизнес-сектором и государством! Как возможно хоть какое-то развитие… Подождите, вот амнистию обещали, хорошая же была идея так или иначе. А сейчас всё вернули взад, как говорится. И что, никому лучше от этого не стало кроме конкретного какого-то генерала, который решил, видимо, присвоить себе несколько миллиардов.

Е. Бунтман ― Хорошо. Генерал, по-моему, главный аргумент в пользу тех или иных…

С. Алексашенко ― Я думаю, что о доверии между государством и бизнесом как-то вы хватили лишку. Мне кажется, что его нет… И на каждом публичном мероприятии с участием президента Путина, когда бизнесмены получают право и возможность что-то сказать, выступить с массовым пикетом перед президентом Путиным, перед его Администрацией, они все говорят, что с доверием плохо. Поэтому сказать, что доверие упало ещё дальше… Мне кажется, что дальше ему падать некуда…

Н. Росебашвили ― Это отрицательный рост.

С. Алексашенко ― Да, помните, как бизнес-омбудсмен Титов года полтора назад говорил, что согласовал с Путиным список людей, против которых уголовное преследование будет прекращено, что люди смогут спокойно вернуться в Россию… И вот первый же, кто приехал, его тут же взяли и повязали. Это не первый случай, это регулярно. Верить обещаниям российского государства в части силовиков или верить обещаниям российского государства в части не повышения налогового бремени, которое выпускает министр Силуанов, тем более, когда обещания даёт Силуанов, что это будет тайной, вскрывает эту тайну ФСБ, которая никаких обещаний не давала. Это такие правила жизни в России. Мне кажется, что для бизнесменов в этом не было ничего нового. И им лишь сказали, что «ребята, делиться надо». И я думаю, что речь идёт не о каком-то генерале, а об офицерах помладше. Им тоже кушать хочется, тоже дети есть, которых кормить надо.

Опять-таки, полковника Захарченко взяли. Этого чекиста с 12 млрд., забыл его фамилию, Чекалин, кажется, тоже взяли. Общак надо восстанавливать, правда?

Е. Бунтман ― Я не очень понимаю, почему нельзя показательно наказать… Как у нас показательно наказывают, и показательно помиловать нескольких бизнесменов, чтобы как-то имидж свой улучшить…

Н. Росебашвили ― Снизить давление и напряжение.

С. Алексашенко ― Нет, ну почему? У нас, смотрите, на прошлой, по-моему, неделе, в деле Калви случился прорыв. Там какая-то экспертиза показала, что с оценкой акций всё было в порядке, что никакого ущерба другим акционерам не было. Просто понадобилось несколько месяцев, то есть, то, что следствие должно было сделать до предъявления обвинений, провести адекватную оценку, экспертизу активов. Но они почему-то решили это сделать только после того, как предъявили обвинение, подержали Калви под арестом, подержали его друзей и партнёров под арестом до тех пор, пока в это дело не вмешались политические силы, пока лично президент Путин не дал приказ освободить Калви, прекратить это дело. То есть, вот почему-то это не работает.

Смотрите, я думал, мы все радуемся освобождению из-под ареста Павла Устинова… Ведь всё это хорошо для человека лично, но с точки зрения российской судебной системы это отвратительно!.. То есть, последовал какой-то звонок из Кремля, и сказали отпустить. И судебная система сказала как Кудрин: «Есть! Отпускаю!». И вот лучше бы, если бы Верховный суд какого-то из судей, судью Криворучко лишил судебной должности. Это было бы гораздо лучше.

Е. Бунтман ― Сергей Алексашенко, персонально наш всегда по вторникам. Нино Росебашвили и Евгений Бунтман провели этот эфир, спасибо.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Согласен с уважаемым экономистом-эскайпистом С. Алексашенко: надо резко сократить все оборонные бюджеты всех этих чересчур воинственных аник-воинов, сллишком уж обожающих пугать своими нарисованными мультиками.
________________________________________

Россиянам нужно всегда помнить, что Россия, в отличие от США, отнесена правозащитниками из международной Freedom house в группу несвободных стран мира. И Д.Песков об этом прекрасно знает, но помалкивает…
________________________________________

Климат, действительно, меняется. Он менялся всегда, и будет меняться под воздействием колебаний в инерционных компонентах, особенно в океане. Никто не доказал, что настоящее изменения климата имеет антропогенное происхождение. Роль антропогенного выброса и скорость эволюции углекислого газа (например, скорость поглощения его океанами) известны с точностью до порядка. Этот раздел геофизики ещё не дотягивает до науки. Например, около 14 века было теплее, чем сейчас, и содержание углекислого газа было больше, чем сейчас. Видимо, очень сильно была развита промышленность… Гораздо большее значение имеет проблема загрязнения земли и водоёмов, которая всем политикам скучна.
________________________________________

Участие любой страны в Парижском соглашении нанесёт вред экономике. Можно только уповать на то, что Трамп не прогнётся под больную на голову девочку и её кукловодов.
________________________________________

О том, что россияне не получили визы, рассказал глава комитета Совета федерации по международным делам Константин Косачев, прибывший в правительственный аэропорт Внуково-2, откуда в ближайшее время отправится в США борт Сергея Лаврова.

Товарищ Косачёв, а разве вы не знаете, что являетесь в США невъездной персоной, как и ваши собратья — прикиньте, за что, и больше не возникайте.
________________________________________

Косачёв и Слуцкий такие же парламентарии, как из меня балерина…
Нехрень было России СОКРАЩАТЬ сотрудников посольства США.
________________________________________

Участие любой страны в Парижском соглашении нанесёт вред экономике. Можно только уповать на то, что Трамп не прогнётся под больную на голову девочку и её кукловодов.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Сергей АЛЕКСАШЕНКО

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 09.11.2019 - БОЛЬШЕ ПОНТОВ ЗА СЧЁТ НИЩЕТЫ НАСЕЛЕНИЯ
  • 04.11.2019 - ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ
  • 22.10.2019 - ПРОПАГАНДА НАОБОРОТ
  • 20.10.2019 - ГЛАВНЫЙ ЗАПРОС ОБЩЕСТВА
  • 16.10.2019 - РОСКОМНАДЗОР ПОТРЕБОВАЛ УДАЛИТЬ СТАТЬЮ
  • 15.10.2019 - С ПРИВЕТОМ ИЗ АВСТРАЛИИ
  • 14.10.2019 - МОЕМУ РЕБЁНКУ «СВЕТИТ» АРМИЯ
  • 04.10.2019 - УГРОЗЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ
  • 01.10.2019 - ЛИБЕРАЛИЗМ И СНИЖЕНИЕ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА
  • 29.09.2019 - ЕЩЁ ОДИН ГЕРОЙ РОССИИ
  • 28.09.2019 - СИТУАЦИЯ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  • 24.09.2019 - ЧТО ПРОИСХОДИТ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  • 12.09.2019 - О ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  • 29.08.2019 - ПЕРВЫЙ ОПЫТ ЖИВОГО ОБЩЕНИЯ С СУДОМ
  • 23.08.2019 - ЗАБЫТЫЕ УРОКИ ЧЕРНОБЫЛЯ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru