Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Вопросы истории > Публикация
Вопросы истории

[04.12.2018]

РОССИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Константин РЕМЧУКОВ: главный редактор «Независимой газеты»


Константин РЕМЧУКОВ:


В январе 1916 года успехи России в Первой мировой войне были таковы, что министр иностранных дел Англии и министр иностранных дел Франции признали за Россией право на Стамбул (Константинополь) и Босфор и Дарданеллы. Это российское завоевание — итог Первой мировой войны с точки зрения признания этими ключевыми державами. Но вы можете себе представить их геополитическое значение?! Если бы не было революции, то мы бы выходили контролировать Стамбул, Босфор и Дарданеллы, у России был бы совершенно другой геополитический статус и всё такое прочее!

Поэтому, конечно, мы абсолютно не бенефициары Первой мировой войны, мы потеряли очень много людей, весьма крепкую экономику, поскольку, напоминаю, что в 1914-ом году самая стабильная сильная валюта был рубль, обеспеченный золотом.


Е. Бунтман ― Добрый вечер. Меня зовут Евгений Бунтман, и сегодня со своим особым мнением Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты». Давайте коснёмся столетия окончания Первой мировой войны, где Россия опять оказывается на некоторой обочине. Ну, может быть, и справедливо. Но с другой стороны, Россия не завершила Первую мировую войну, когда завершили все остальные.

К. Ремчуков ― Ну, это уже наша судьба, я так понимаю, нашей страны, да? Я купил в «Букинисте» много-много томов опубликованных секретных дипломатических документов царского времени под предлогом, что дипломатия не должна быть тайной. Это советское правительство выступало за открытую дипломатию в первые годы советской власти. И вот это опубликовано, там неразрезанные даже страницы.

И я нахожу, значит, сообщения… Наверняка, они и так-то есть, но я вот тут прочитал о том, что в январе 1916 года успехи России в Первой мировой войне были таковы, что министр иностранных дел Англии и министр иностранных дел Франции признали за Россией право на Стамбул (Константинополь) и Босфор и Дарданеллы. Это российское завоевание — итог Первой мировой войны с точки зрения признания этими ключевыми державами.

Е. Бунтман ― Ну, это прорыв 1916-го года.

К. Ремчуков ― Да. Но вы можете себе представить геополитическое значение?! Если бы не было революции, то мы бы выходили контролировать Стамбул, Босфор и Дарданеллы, у России совершенно другой геополитический статус и всё такое прочее!

Поэтому, конечно, то, что мы абсолютно не бенефициары, мы потеряли очень много людей. Ленин превратил войну империалистическую в войну гражданскую, мы потеряли весьма крепкую экономику, поскольку, напоминаю, что в 1914-ом году самая стабильная сильная валюта был рубль, обеспеченный золотом на 95 копеек из 100. И эта сила рубля держалась, по-моему, до конца 1915-го года. Только в 1916-ом, уже когда экономика начала выходить из-под контроля, начались инфляционные процессы.

Ну, представляете, такая экономика, такой рубль! Из-за этого рубля очень много денег, иностранного капитала пришло в Россию. Поэтому потом, когда мы отказались выплачивать долги… Ну, мы знаем, что долговой рынок приходит туда и тогда, когда он понимает, что валюта хорошая, надёжная.

И вот мы вместо победы в войне получили революцию, смену философии жизни, запрет или разгром религии. То есть все духовные ценности русского народа большевиками были растоптаны, уничтожены. И, конечно, это скорее грустная память.

Е. Бунтман ― А почему не обращаются к этой памяти непосредственно в России? Почему есть только одна такая военная мифологема большая с Великой Отечественной Войной? А Первой мировой так нет?

К. Ремчуков ― Я думаю, что вот именно в силу того, что размышления на эту тему приводят нас к большевикам, к чекистам, к геноциду собственного народа, к подавлению восстания русских крестьян в Тамбовской губернии. И когда Тухачевский направляется со своими людьми в Тамбовскую губернию и беспрецедентно для мирного времени использует химическое оружие против крестьян. Каждый десятый получивший орден боевого красного знамени за гражданскую войну получил её за операцию против русских крестьян в Тамбовской области! До такой степени жестоко расправлялись с крестьянами!

Ну и как? Тогда и всё это мы должны говорить. Когда говоришь о войне, ты должен понимать, почему мы её не закончили так, как надо? Какую роль сыграли большевики? Как трансформировали страну все эти анархисты, революционеры, социалисты и к чему это привело, к какому краху?

Поэтому я думаю, что когда люди думают чуть больше, они говорят «Слушай, да ну нафиг эту тему трогать. Потому что сейчас ещё договоримся до того, до чего не хотелось бы договариваться вслух».

Е. Бунтман ― Вопрос к вам как к экономисту. Решение заморозить цены на бензин и на дизельное топливо — это правильное решение? Или неправильно рыночное, антирыночное?

К. Ремчуков ― Ну, опять «правильное-неправильное». В экономическом процессе есть даже не две, а больше сторон. В политическом плане в условиях того, как зыбко оказалось рейтинговое благополучие Путина после объявления пенсионной реформы, как быстро трансформировались небывало высокие цифры рейтинга 18-го марта на выборах, как началось такое скольжение вниз. Хотя, многократно Песков говорил о том, что Путин не занимается пенсионной реформой — этим занимается правительство.

Но выяснилось, что за эти 18 лет у руля население считает, что за всё отвечает Путин, и он не может переложить на правительство ни одного непопулярного решения. В этих условиях кто станет главной жертвой повышения неконтролируемого, но рыночного (вполне возможно), если мы будем исходить из того, что процесс ценообразования рыночный? Это ещё вопрос к антимонопольной службе — она должна нам доказать. Но предположим, он рыночный. И цены мировые колеблются, вслед за ними колеблются для корпораций и точки прибыли, которыми являются автозаправочные станции.

Значит, политически для Путина это очень плохо, потому что его рейтинг будет падать. Они скажут «Слушайте, ну мы только чувака избрали на пост президента, и вот смотрите: пенсионная реформа непопулярная, вот цены на бензин». Цены на бензин приведут к росту издержек бизнеса. Рост издержек приведёт к тому, что конкурентоспособность упадёт, доходы производителей упадут, потому что они будут больше платить по счетам нефтяных компаний. Значит, получается, что в политическом плане ему не выгодно.

В экономическом плане за столько лет рынка не научиться регулировать рыночными методами, тоже, мне кажется, это большой провал нашего управления экономического, потому что, всё-таки, время было. Одно дело, если бы это сделали в 1993-94 году, когда только рыночная экономика начала нарождаться в нашей стране. Другое дело, в 2018-ом году. Да вы что, ребята! Уже времени прошло столько, что должны быть все инструменты встроены…

Ну, во-первых, разобраться с этим рынком. Во-вторых, сделать рынок более открытым. Ведь, самый лучший способ борьбы с монополией — это допуск на рынок всех других поставщиков. И об этом должно думать всё время государство, в том числе и через стимулирование поставок сюда и нефтепродуктов.

Е. Бунтман ― То есть создавать рыночные условия?

К. Ремчуков ― Ну, конечно. Потому что сколько построено за последние годы?.. Вы когда-нибудь слышали, чтобы построили новый нефтеперерабатывающий завод? Я только знаю про борьбу за те, которые существовали там — Ярославский завод, в Омске, по-моему, да?

Они дорого стоят. Современный нефтеперерабатывающий завод может стоить от 7-ми до 11-ти миллиардов долларов. Это дорогое дело. Но зато продуктовая линейка, которую вы получаете, она, безусловно, позволяет вам удовлетворять разнообразные потребности, в том числе и экологически чистого топлива. Но самое главное, предложение увеличивается.

А у нас та же ситуация, что в Иране. Вот, Иран сколько лет существует, а у них нет нефтеперерабатывающих заводов нужного качества и количества. И поэтому у них цены на бензин всё время растут… Нефтяная держава, вроде бы, да? А цены на бензин всё время высокие.

При этом в Америке тоже сложно построить новый нефтеперерабатывающий завод из-за экологических требований, из-за гражданского общества. Но они модернизируют уже существующие.

Но у нас же экологическое законодательство не такое жёсткое. Поэтому пока вот в этой фазе развития это государство должно думать, куда оно приходит к тем компаниям, в которых у них есть контрольный пакет. Государство управляет через акционерную процедуру. Даже, предположим, нет административно-командного метода, да? Но в Совете директоров есть представитель, который получает директивы и говорит «Вот ваша прибыль, которую вы получили в этом году. Извольте заложить на ближайшие, скажем там, 3 или 5 лет (я не знаю, сколько надо, чтобы построить) расходы на строительство вот такого». И начинаете процедуру утверждения, там, со всеми, в том числе по экологическим стандартам.

Потому что это государство. Если бы у государства не было контроля над компаниями, в которых государственное участие, тогда одно дело. Но поскольку государство есть, почему же оно не делает наперёд, особенно когда денег много, когда резервы такие, когда прибыли компаний такие большие?! Поэтому, конечно, с этой точки зрения это провал экономической политики и управления. И с другой стороны, это, ну как бы, продолжается дискредитация рыночных методов управления. И опять Путин это решает. Это же не Козак, который встречался с Путиным. Путин, озабоченный этой темой, Козаку говорит что-то, и потом мы получаем новость, что до марта, по-моему, следующего года, не повышать цен, да?

Ну а тогда уже посевные начнутся. Там крестьяне начнут протестовать, потому что они скажут «Нам надо запускать трактора, пашню делать, а у вас цены на бензин выросли». Чего-нибудь опять придумают.

Е. Бунтман ― Пожалуйста, объясните мне, дураку, фразу, которую сегодня произнёс Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента про то, что заморожены цены на бензин и дизельное топливо. Я процитирую, с вашего позволения. «Все меры должны быть мерами рыночного характера, но в то же время должны присутствовать необходимые элементы регулирования рынка, которые не дадут компаниям извлекать сверхприбыль на внутреннем рынке в ущерб конечным потребителям». Вот, это меры рыночного характера?

К. Ремчуков ― Нет, «все меры должны быть рыночного» — это первая часть предложения, мы с этим согласны. Вот, видимо, я не видел этого заявления Пескова, но он фактически резюмировал то, что я сказал — что за эти годы все меры должны быть рыночные.

А потом он переходит к классовой терминологии про сверхприбыли. Этот термин использовал Путин. Вот, сверхприбыли быть не должно. Они считают, не должно. Но это элемент, конечно, государственного регулирования, безусловно. Но в данном случае мы видим, что этот элемент государственного регулирования возник не тогда, когда он должен был возникнуть, что он должен быть встроенным механизмом. Если прибыль у вас увеличивается до такого уровня, и компания об этом знает. И компания думает «Стоит ли нам повышать цены? Это репутационно невыгодно для компании. Потому что мы знаем, что уже встроенный механизм государства у нас будет чикать эту прибыль». Ну, условно говоря, с народа всё равно соберут 100 рублей. Если мы не поднимем цены, с народа соберут 50 рублей, потому что всё равно все налоги платит народ, да?

А если мы поднимем цены, то 100 рублей соберут с народа, а нам с этих дополнительных 50 рублей, ну, достанется, скажем, 10, а 40 пойдёт государству. Ну, это тоже не совсем рыночное регулирование. Это такое, административно-бюрократическое вмешательство. И то, что сказал Песков, я говорю, это классовая риторика «Не должно быть сверхприбыли», да?

Но тогда вы обеспечьте рыночную конкурентную среду на рынке. В рыночной конкурентной среде сверхприбыли возникают только у инновационных компаний в короткое время, пока они опередили всех со своей новацией. Только это очень короткий период, как правило, несколько месяцев.

Е. Бунтман ― Но это не тот случай, да?

К. Ремчуков ― Но это явно не тот случай.

Е. Бунтман ― Сергей Лавров встречался с представителями движения «Талибан», запрещённого на территории Российской Федерации. Я это должен каждый раз напоминать: это Лаврову можно не говорить каждый раз, а нам за это штраф придёт. Допустимый ли это союзник («Талибан») в борьбе с Исламским государством, запрещённым на территории Российской Федерации?

К. Ремчуков ― Из-за того, что американцы изменили своё отношение к Талибану, и начались интенсивные переговоры по линии ЦРУ с руководителями Талибана о том, что им делать в Афганистане… Потому что они сначала думали, что Трамп будет настаивать на своём обещании вывести окончательно войска. Потом Трампу министр обороны, ЦРУ и все службы объяснили, какая важная это страна и уходить оттуда нельзя, и они поняли, что в режиме конфронтации с Талибаном они не могут достичь успеха, поскольку у Талибана много тех, кого принято называть «духовными лидерами», даже локальными.

И поэтому у нас опыт большой по Афганистану, поэтому есть определённые контакты в том числе и в Талибане. Поэтому я думаю, для уравновешивания позиций, по крайней мере, по периметру своих границ… Вот то, что в Сирии происходит, когда у Министерства обороны нашего там, у Генштаба ГРУ есть контакты во всех сёлах. У МИДа нет этих контактов, у них нет этой инфраструктуры. А у Министерства обороны есть. Поэтому ключевая структура России в Сирии — это Министерство обороны, которое в каждой деревне знает, кто там главный, с кем надо вести переговоры о сдаче оружия, компромиссах и так далее.

Я думаю, та же тактика будет по Афганистану. Потому что отдать Талибан на откуп США нельзя (ну, просто будет глупо) и поэтому, вот, в нынешнем режиме, когда можно всё, если ты сильный или если ты хочешь это делать, и тебя никто сильно не накажет, то, я думаю, вполне приемлемо.

Е. Бунтман ― Ну, какие-то странные немного союзники получаются у России, в том числе и для борьбы с Исламским государством. Тут Хезболла, тоже террористическая организация и опасная организация, и тут Талибан. Мы помним, что было в начале 90-х годов, каким был Талибан.

К. Ремчуков ― Ну, я же вам объяснил. Это ж не потому, что сами по себе. Если американцам можно вести переговоры, почему нам нельзя? Вы же знаете, у нас весь принцип внешней политики строится последние 10 лет по вот этому принципу: «Если американцам можно, почему нам нельзя?»

Да, этот принцип лишён, как бы, моральных оценок, потому что я как-то говорил о своём любимчике Иммануиле Канте и его жёстких моральных требованиях, да? И Кант абсолютно чётко выразил эту мысль, что важно не то, что делает человек, а важно то, почему он это делает. Если человек что-то делает, не отдавая себе отчёт, почему, либо это «почему» не содержательно, а просто шёл мимо, это сделал. Тогда это не имеет моральной оценки.

А если человек отдаёт себе отчёт, почему он это делает, то у него появляется система обоснования, почему он это делает. Вот, я объяснил, что, скорее всего, «почему?» — на этот вопрос мы отвечаем. Другой вопрос о том, что, скорее всего… Ну, можно сказать, мы это делаем потому, что так поступают американцы. Тогда можно сказать во дворе «Петька прыгает в окно, и ты, — как учителя говорят, — тоже прыгнешь в окно, да?»

Е. Бунтман ― «Все побежали, и я побежал».

К. Ремчуков ― Да, «И я побежал». Поэтому в этом смысле тогда нет никакой морали самостоятельной, когда есть лишь подражание: «Все воруют, я ворую. Все бьют, я бью». «Все воруют, а я не ворую» — тогда появляется мораль: я не ворую не потому, что все воруют, а потому что у меня есть определённые принципы. Или я не веду переговоры с Талибаном, потому что я считаю недопустимым для себя вести переговоры с Талибаном. С другой стороны, вы знаете, что Россия, по-моему, Хезболлу не признала террористической.

А вы про Хезболлу когда упомянули, тоже террористическую они ведут деятельность. Значит, в системе нашей оценки Хезболла не является террористической организацией. Как быть?..

Е. Бунтман ― Ну, можно оставить Хезболлу в стороне. Хорошо.

К. Ремчуков ― Нет, я имею в виду по типу. Это же разделённый мир. В разделённом мире — разделённые оценки, и мы не видим общего знаменателя.

Е. Бунтман ― Ну, Талибан — общий знаменатель. И американцы, и российская дипломатия, и российское государство считают Талибан террористической организацией. И вести переговоры — это в том числе и усилить Талибан, который гораздо ближе к нашим границам, чем Исламское государство.

К. Ремчуков ― Ну, я думаю, альтернативы у Талибана в Афганистане нет — с этим надо будет смириться. Никто не смог быть сильнее в Кабуле, чем Талибан. Поэтому я думаю, что, в конце концов, Афганистан сдадут Талибану на определённых условиях, и будут и мы, и американцы гарантами этой сдачи, а они пообещают нам там не делать чего-то.

Е. Бунтман ― Но тогда пропадёт риторический такой аргумент, что, вот, американцы поддерживают террористов и Аль-Каиду, запрещённую в Российской Федерации, и то, что от неё осталось, там, Джабхат ан-Нусру, другие организации всевозможные, сателлиты, запрещённые в Российской Федерацией. Американцы поддерживают, и всё время Россия их в этом упрекает. Есть ли моральное право упрекать тогда? Оно же пропадёт. Это важный аргумент в риторике дипломатической.

К. Ремчуков ― Вы знаете, вот есть такая шутка. Жалуется один: «Два года с ней встречался, и всё было хорошо. А потом началось: «Как тебя зовут? А ты женат?» Вот, вы сейчас мне напоминаете человека, который ставит вопрос, как будто что-то родилось сегодня. Я вам пытаюсь объяснить, что во внешней политике нет морали. Вы не хотите это слышать, потому что вы с чистоты своих юношеских позиций хотите её видеть. Нет морали!

Потому что если нам жалко было то, что происходит в Сирии и мы вмешались, то почему-то и мы, и весь Запад, кстати, очень долго сидели и молчали по поводу того, что творится в Южном Йемене. Ну, просто возмутительно то, что там! Невиданные лишения простого народа, невиданные бомбардировки со стороны Саудовской Аравии. И в этот момент принц Саудовской Аравии путешествует в течение 23 дней по США, его все горячо принимают и ни одной публикации нигде нет. Как будто не видят, что происходит, каких масштабов гуманитарная катастрофа.

Или вот эти мусульмане рохинджа, которые были в Мьянме. Я уже говорил о том, что вышли на площадь здесь протестовать чеченцы, когда 150 тысяч рохинджа из Мьянмы вытеснили. Потом что-то произошло (видимо, не совсем моральное), объяснили, что Китай просит Россию не поддерживать протесты против этой политики Мьянмы. И все замолчали.

Сейчас оттуда вытеснено больше 600 тысяч мусульман рохинджа, и я не вижу ни одного чеченца на улице, который бы с солидарностью протестовал против этого. Значит, есть некая договорённость. Наверняка, позвонили руководству Чечни и сказали «Слушай, это такая геополитическая тема. Мы с Китаем не хотим ссориться из-за этого. Поэтому не замечайте».

Вот и получается: в одном случае яркая пассионарная позиция прекратить этнические чистки, а в другом случае, когда в 4 раза число жертв, как бы, этих этнических чисток увеличилось, все делают вид, что не замечают.

В данном случае это мы не замечаем. В Южном Йемене Запад не замечает. Поэтому так устроен мир. Поэтому того мира, скорее всего, о котором вы мечтаете, нет.

У Бабеля была хорошая характеристика людей, которые занимаются этим: «Зверьё с принципами». Бывает зверьё без принципов. Понимаете?

А ещё я вспомнил хорошую фразу из дневников Венедикта Ерофеева. Она мне очень нравится: «Всё в жизни должно происходить медленно и неправильно, чтобы не возгордился человек». И он говорит «Больше всего в людях мне нравится половинчатость и непоследовательность». Мне кажется, вот это замечательно. «Больше всего в людях мне нравится половинчатость».


Значит, я хочу показать 3 книги, которые я купил недавно в Америке и прочитал с большим удовольствием.

Е. Бунтман ― Я вижу слово «импичмент».

К. Ремчуков ― Новая книга «Импичмент». Анализ истории импичмента в США, который, с моей точки зрения, достаточно убедительно показывает, что никакого успешного импичмента Трампа не будет. Они просто показывают, какие там ограничения, но и теоретические, и практические кейсы хорошие.

Вот эту купил книгу различных публикаций Кейнса. Просто поразился. Одна из работ его называлась о том, в общем, что будет через 100 лет с нашими внуками. И Кейнс великолепно анализирует рост экономики в 1928 году и говорит о том, что с его точки зрения накопление капитала приводит к тому, что если не будет каких-то возмущающих событий, связанных либо с войнами, либо с ростом населения, имея в виду, например, миграцию (то, что случается сейчас), то через 100 лет (а это 90 лет назад, в 1928 году было написано) не будет никаких экономических проблем. Отчасти это решит экономическую проблематику. Но если будут вот эти возмущения, тогда оно не решит.

То есть экономическая проблематика будет в обще решена. И тогда человечество выходит в другую сферу — удовлетворения духовных потребностей, связанных с самореализацией личности.

Ещё Кейнс отмечает, что в обществе доминирует 2 типа пессимизма — пессимизм оппозиции, которая считает, что всё так плохо, что без революции никак нельзя решить проблемы в стране… А власть пессимистична, просто она считает, что с этой оппозицией невозможно никак нормально договориться, просто её надо только мочить и долбить.

И он говорит, что пройдут годы, и люди поймут, что в тот момент, когда они приняли решение начинать революцию, всё было не так уж плохо. Потому что надо помнить всегда, что революция не решает никаких новых проблем — она рассчитывается со старым, с прошлым. И это очень важно.

Людям кажется, что революция решит какие-то проблемы, откроет новые перспективы. Нет. Революция всегда сводит счёты с прошлым и никогда не позволяет ничего нам видеть реалистического, потому что всё в будущем получается не так, как задумали революционеры.

И наконец, хорошая легкая, но очень умная книга консервативного знакового обозревателя FoxNews Такера Карлсона «Ship of fools» («Корабль дураков») о современном Вашингтоне, о том, как безответственная политика, с его точки зрения, американской элиты довела страну до фактического раскола и расового, и политического, и этического. И Такер Карлсон сейчас является объектом атаки — его дом атаковали, он много борется против левых анархистов, прогрессистов. И мне кажется, про сегодняшнюю политическую жизнь в Вашингтоне мало что так интересно написано.

Е. Бунтман ― Спасибо большое. Особое мнение и рекомендация Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты». Спасибо.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Когда у многих месячная зарплата, как у Сечина за 1 секунду, если даже не в полсекунды, то в этой стране завоешь и заскулишь, как побитая, некормленная дворняжка. Путин постепенно превратил страну в очень страшную сказку. Чем дольше живёшь в этой сказке, тем становится тебе всё страшнее и страшнее. Но автор сказки приготовил хороший конец. Все, в конце концов, попадут в рай и наступит настоящее неземное счастье. Все русские сказки со счастливым концом. Главное — не печалиться, ведь вся жизнь в раю впереди.
________________________________________

Был бы Сечин менеджером частной компании — вообще не вопрос, но он госслужащий. Чиновник. Босс госкорпорации. Его зарплата — это коррупция в кристальном виде.
________________________________________

Сечин с 19 декабря 1999 года по 2003 год — депутат Государственной Думы III созыва (фракция СПС), заместитель председателя комитета по природным ресурсам и природопользованию и член комиссии Госдумы по рассмотрению правовых вопросов пользования недрами на условиях раздела продукции.
________________________________________

Отчасти не согласен с уважаемым главным редактором К. Ремчуковым: конечно, жаль, крайне жаль, что Россия упустила свою практически уже выигранную Великую войну, но, при всём уважении к опубликованной секретной переписке союзных послов от января 1916 г., союзники, прежде всего англичане, отнюдь не собирались вот так вот запросто отдавать России Константинополь вместе с проливами, то есть, практически все Балканы с устьем Дуная. Это означало бы абсолютную гегемонию России в Европе.

Да и к январю 1916 г. ничего такого особенного русские войска пока что не смогли добиться. Только-только начали оправляться от Великого Отступления 1915 г. после Горлицкого прорыва корпусов Маккензена и налаживали снабжение снарядами, патронами, техникой, готовясь к весенне-летней кампании. Это только после Брусиловского прорыва союзники зауважали Россию…
________________________________________

В.И. Ленин раскрывает причины возникновения первой мировой войны и её империалистический характер. «Захват земель и покорение чужих наций, разорение конкурирующей нации, грабёж её богатств, отвлечение внимания трудящихся масс, от внутренних политических кризисов России, Германии, Англии и других стран, разъединение и националистическое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата — таково единственное действительное содержание, значение и смысл современной войны»

Характеризуя первую мировую войну как империалистическую, Ленин указывает, что «война — не случайность, не «грех», как думают христианские попы (проповедующие патриотизм, гуманность и мир не хуже оппортунистов), а неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир».
________________________________________

Слова Ленина о причинах начала войны: "…захват земель, покорение чужих наций, разорение, грабёж…" — это лицо Московии. Это навсегда.
________________________________________

А что тут нам, собственно, праздновать? Это была чужая, никому не нужная война, преимущественно на чужой территории. К моменту подписания перемирия Россия из этой войны уже вышла. Более того, к этому моменту вовсю уже полыхала гражданская, затронувшая население куда сильнее и глубже. Условия Версальского мира тоже России, мягко говоря, ничего хорошего не принесли. Так по какому поводу торжествовать?
________________________________________

А зачем царёк поехал на чужой праздник?
________________________________________

Меня совсем не удивляет, что Лавров принимает представителей террористической организации, запрещённой в России, равно как и его нездоровое удовольствие от приёмов всякой шпаны. А вот то, что Ремчуков ни слова не сказал о том, что представители ТАЛИБАНА, заявили Лаврову, что о своих дальнейших действиях они будут советоваться не с Россией, а только с Америкой, меня несколько удивило. Ну, это не первый плевок, который Лавров получает от своих "Дорогих друзей и желанных гостей".
________________________________________

ФЗ от 03.08.2018 N 301-ФЗ (Цена на бензин)
С 1 января 2019 года статья 193 НК РФ, дополняется пунктами 6 - 9.

6. Ставка акциза на прямогонный бензин (АПБ) определяется налогоплательщиком в рублях за 1 тонну по формуле:
АПБ = 13100 + 4865 x Ккорр, 17965
где Ккорр — коэффициент, устанавливаемый равным:
0,167 - на период с 1 янв. по 31 дек. 2019 г. =13 912 руб.
0,333 - на период с 1 янв. по 31 дек. 2020 г. = 14 720 руб.
0,500 - на период с 1 янв.по 31 дек. 2021 г. = 15 533 руб.
0,667 - на период с 1 янв. по 31 дек. 2022 г. = 16 344 руб.
0,833 - на период с 1 янв. по 31 дек. 2023 г. = 17 153 руб.
1.0 - с 1 января 2024 года =17 965 руб.

7. Ставка акциза на бензол, параксилол, ортоксилол (АБПО) определяется налогоплательщиком в рублях за 1 тонну по формуле:
АБПО = 2800 + 774 x Ккорр,
где Ккорр — коэффициент, определяемый в порядке, установленном пунктом 6 настоящей статьи.

Президент Российской Федерации В.ПУТИН
Москва, Кремль
3 августа 2018 года
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • История (0) > Досоветская история России (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.12.2018 - В ЗАЩИТУ КОНСТИТУЦИИ
  • 17.12.2018 - БИЗНЕС НА СЧЁТЧИКЕ
  • 17.12.2018 - ДЕСПОТИЯ СИЛОВИКОВ
  • 16.12.2018 - ПАНИКОВСКИЙ МИРОВОГО МАСШТАБА
  • 16.12.2018 - РАШАГЕЙТ
  • 15.12.2018 - БЫЛО «ВАШЕ», СТАЛО «НАШЕ»
  • 14.12.2018 - ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО
  • 13.12.2018 - ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В ГОРОДЕ ВОЛГОГРАДЕ
  • 12.12.2018 - О СОСТОЯНИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РЕГИОНАХ
  • 12.12.2018 - УМЕЮЩИЕ ЖДАТЬ ПЕРЕСТАЮТ УМЕТЬ ЖДАТЬ
  • 08.12.2018 - РОССИЯ ПРОТИВ КАНТА
  • 08.12.2018 - ЛЕЧЕНИЕ ПО-РУССКИ
  • 07.12.2018 - РАСКОПКИ В САНДАРМОХЕ
  • 07.12.2018 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ СЕЧИНА
  • 07.12.2018 - СИТУАЦИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru