Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Религия > Публикация
Религия

[08.02.2016]

ПРАВОСЛАВИЕ БЕЗ ХРИСТА

Протоиерей Алексий УМИНСКИЙ: настоятель храма Святой Троицы в Хохлах

Протоиерей Алексей УМИНСКИЙ:

Очень часто человек, приходя в церковь, не встречает Христа. Он встречает прекрасный обряд, замечательную старинную традицию, церковную культуру. Он себя комфортно чувствует в этой церковной среде, потому что ощущает некую гарантию, что вот он был такой маленький, незащищённый, ему было страшно — а теперь над ним покров Божьей Матери, теперь святые смотрят на него с ликом… Он ставит им свечи, заказывает им молебны, и надеется, что теперь у него всё будет хорошо, что теперь он может спокойно поисповедываться в любой момент и ответственности за свои поступки и грехи с этого момента может не нести.

Но, если он при этом не встречается с Христом, то происходит такая имитация веры, которую мы наблюдаем в огромном количестве — что люди становятся религиозными, но они не становятся верующими. А у веры и у церкви только одна цель — это сам Христос, это его царство любви, это стремление к этой любви и к этому царству.

Гораздо легче бороться с гей-парадами, с оскорблением чувств верующих, бороться с чем угодно… бороться за мир! Мы будем всегда искать, за что бороться, но о Христе мы забудем. Потому что мы забудем, что бороться-то надо, прежде всего, с самим собой: со своим злом, со своей ненавистью, со своей ложью, со своей корыстью, со своим тщеславием, со своей гордыней, со своей порочностью!..

И получается, что сегодня быть православным, совсем не значит, быть христианином! Потому что само слово «православный», оно стало существительным вместо прилагательного, к сожалению величайшему. Потому что, на самом деле, это прилагательное к слову христианин. И, если православный не христианин, то он не православный!.. А у нас сегодня есть православные активисты, православные сталинисты… православные коммунисты... А президент Белоруссии называет себя православным атеистом! Вот чего только нет — нет православных христиан, к сожалению, практически!

Лишь когда мы встречаем всё-таки евангельский текст, когда мы встречаемся со Христом, мы понимаем, что врагов-то быть даже не должно! Потому что за врагов надо молиться и врагов надо любить!.. А это нестерпимо слышать человеку, который хочет быть успокоенным и уверенным, а присутствие врага в твоей жизни, которого ты должен победить своей любовь, невозможно для такого человека!..

Поэтому хотя в церковь приходит очень много людей, и религия становится всё более и более заметной, но мир и люди не меняются, не становятся лучше, потому что они хотят, чтобы мир вокруг них стал лучше какими-то другими способами, но не они стали лучше!


АУДИОЗАПИСЬ БЕСЕДЫ:



В.Дымарский ― Представим нашего гостя: отец Алексей Уминский, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах. У нас сегодня беседа будет, действительно, очень духовная.

К.Ларина ― У нас два голосования в нашей передаче.

В.Дымарский ― Вопрос такой: Религия занимает всё большее место в нашем обществе. Это хорошо или плохо, на ваш взгляд?

К.Ларина ― Я буквально перед передачей прочитала интервью с отцом Алексеем в «Новой газете», которое сегодня опубликовано. Но так устроена наша жизнь, что, казалось, вы там обсудили с Марией Токаревой все актуальные вопросы, которые касаются и церковной жизни, в том числе, акт вандализма в Санкт-Петербурге, когда была уничтожена скульптура Мефистофеля на знаменитом «доме с дьяволом», как его называют. Так я поняла, что есть версия, что это изображение Фёдора Ивановича Шаляпина в роли Мефистофеля в знаменитой опере Гуно. До этого ещё была попытка погрома, скажем так, выставки.

В.Дымарский ― Отец Алексей, что это такое, вообще?

А.Уминский ― У меня было ощущение, что это, конечно, будет нарастать. Потому что, во-первых, Энтео тот как-то оказался в очень удобное время в очень удобном месте и для всех очень удобной фигурой, которая озвучивает в самой грубой, самой неприятной, самой неприличной форме то, что очень многим хотелось бы высказать. Он оказался выразителем мнений, чувств и желаний огромного количества людей, в том числе, и людей, которые живут внутри церкви.

В.Дымарский ― Вы знаете, у меня какое сравнение? Он похож на Жириновского. В том смысле, что Жириновский говорит что-то непонятное, но, по сути, он же говорит то, что другие не хотят произносить.

А.Уминский ― Совершенно верно. Он озвучивает очень многие вещи и тем вдруг оказывается таким родным, таким близким, таким своим.

К.Ларина ― Подождите, как вы это определяете? Это что? Можно называть это идеологией мракобеса, варвара, дикаря, экстремиста? Что это такое? Это религиозное проявление, проявление религиозных чувств, скажем так?

А.Уминский ― Это, конечно, проявление религиозных чувств, но не всякое религиозное чувство связывает человека с Богом, не всякое религиозное чувство является светлым, чистым и созидательным. Мы прекрасно с вами знаем из истории человечества, что религиозные чувства — это очень сильные чувства, способные, в том числе, очень многое в жизни разрушать, уничтожать, если эти религиозные чувства не просвещены любовью, не просвещены истинным разумом, а выходят из помрачённой человеческой утробности. Конечно, мотивация религиозная. Но сама мотивация религиозная совсем не означает, что это есть исповедание веры.

В.Дымарский ― А как же вот эта религиозная мотивация, которая противоречит одновременно неким религиозным устоям?

А.Уминский ― Но дело в том, что человек, находясь в системе религиозных представлений — я так назову это слово: «представление» — он очень свободен. И здесь, в рамках христианской культуры понятие внутренней свободы и мнений, и мысли, и выбора позиции — они максимально расширены в культурном смысле. Поэтому человек всегда может найти некое основание для своего выражения идеи. Если, в том числе, его кто-то похвалит, поддержит, скажет «Парень, давай вперёд! Ты защищаешь основы нашей веры, ты защищаешь само православие!». Этим очень легко увлечься. Легко увлечься особенно тогда, когда в религиозной системе, скажем, очень много ценностей, но нет Христа! И тогда всякая, любая ценность приобретает высочайший религиозный смысл — сама становится Христом…

Я в этом нашем недавнем диалоге с Мариной такую мысль высказал, и мне, может быть, хотелось её прояснить и повторить — о том, что очень многие люди искренне считают, что, когда они становятся верующими людьми, то их целью религиозной жизни становится борьба за какие-то религиозные ценности. Вот надо бороться против и надо бороться за...

К.Ларина ― Да, это меня поразило в этом интервью, и я хотела к этому вернуться.

А.Уминский ― И вот наша борьба заключается именно в том, что мы боремся за какие-то ценности и против каких-то отвратительных явлений. Мы боремся против зла.

Так вот, я хочу сказать, что у церкви нет никакой цели борьбы со злом. По одной простой причине: потому что, если ты выбираешь своей жизненной целью борьбу со злом, то это значит, что зло обязано существовать всегда! Если даже зла ты не находишь, ты будешь его искать, потому что ты поставил целью борьбу со злом! Но, если я буду искать — в любом человеке буду с ним бороться, в любой картине, в любом явлении жизни, потому что мне оно нужно, иначе смысл моей жизни исчезает.

В.Дымарский ― Иначе не с чем бороться!

К.Ларина ― На самом деле так и есть! Зло будет всегда! Конечно же, да.

А.Уминский ― Со злом, конечно, необходимо бороться…

В.Дымарский ― Но его не надо выдумывать.

А.Уминский ― Дело в том, что наша вера не ставит целью борьбу со злом…

К.Ларина ― А какая цель у веры и у церкви?

А.Уминский ― У веры и у церкви только одна цель — это сам Христос. Это его царство любви, это достижение этой любви, этого царства. Если вдруг эту цель сдвинуть немножечко в сторону, перестать смотреть на Христа, забыть об этом, потому что это очень непростая цель. Гораздо легче бороться с гей-парадами, с оскорблением чувств верующих, бороться с чем угодно…

К.Ларина ― А против войны нельзя?

А.Уминский ― Можно! Будем бороться за мир! Только при этом вся наша вера превратится в идеологию просто, в партийное собрание. Мы будем всегда искать, за что бороться, но о Христе мы забудем. Потому что мы забудем, что бороться-то надо, прежде всего, с самим собой: со своим злом, со своей ненавистью, со своей ложью, со своей корыстью, со своим тщеславием, со своей гордыней, со своей порочностью!..

В.Дымарский ― Не искать зло в другом, а искать Бога в себе.

К.Ларина ― Но подождите, а почему тогда… Вот мой вопрос, который мы хотели, собственно, обсудить: Должна ли как-то церковь реагировать на проявления таких акций вандализма, граничащего уже с экстремизмом?

А.Уминский ― Без всякого сомнения!

К.Ларина ― Каким образом себя как-то от этого отодвинуть? Сказать, что эти люди не имеют к нам никакого отношения? Либо осудить, либо не замечать. А вот поговорить с ними нельзя, как вы сейчас с нами разговариваете, с тем, кто возглавляет такие команды, такие сборища?

А.Уминский ― Дело в том, что сам Дмитрий Энтео — Цорионов — привык к тому, что он считает себя одним из проявлений линии партии, что называется. Потому что он в своё время получал неоднократные похвалы от ведущих руководителей церковных отделов. Он такой наш юный, молодой пассионарий, который защищает интересы церкви. Он многократно слышал похвалу в свой адрес, он был на программе отца Дмитрия Смирнова, который поддерживал его такие устремления. Никто ему за это время не объяснил основы его веры. Никто ему за это время не объяснил, в чём смысл быть православным.

Ведь, понимаете, сегодня быть православным, совсем не значит, быть христианином! Потому что само слово «православный», оно стало существительным вместо прилагательного, к сожалению величайшему.

К.Ларина ― Да.

А.Уминский ― Потому что, на самом деле, это прилагательное к слову христианин. И, если православный не христианин, то он не православный!.. А у нас сегодня есть православные активисты, православные сталинисты…

В.Дымарский ― Православные экстремисты.

А.Уминский ― Православные коммунисты... А президент Белоруссии называет себя православным атеистом, понимаете! Вот чего только нет — нет православных христиан, к сожалению, практически! А так — вообще все православные…

К.Ларина ― Откуда тогда причина такой девальвации, что называется, когда из веры делается в лучшем случае идеология, а в худшем — это просто… даже не знаю, как называть.

А.Уминский ― К сожалению, это исторический путь любой веры. И всегда такое слово по отношению к вере употреблял протопресвитер Александр Шмеман. Он говорил, что существует такая «редукция веры» — оглушение веры. Когда, действительно, твоё христианство становится тебе привычным, обычным, традиционным, я бы сказал, благополучным. Когда твоя вера не то что требует от тебя какого-то решения, героизма в исповедании её, а она вполне благополучна, благоприятна, даже наоборот, какие-то бонусы получаешь от этого — то тогда вера тяготеет к идеологичности. Это такой процесс, с которым, если внутренне не бороться, если внутренне не быть тревожно настроенным на это, то эта болезнь настигает, к сожалению. В веках, в истории эту случается постоянно.

В.Дымарский ― Отец Алексей, а вот скажите мне, пожалуйста, за 25 лет существования новой России с начала 90-х годов безусловно увеличилось количество людей верующих или считающих себя верующими. Религия занимает, безусловно, большее место в обществе, а само общество не стало ни добрее, ни милосерднее. Почему? Почему так происходит?

К.Ларина ― Одно не гарантирует другого.

А.Уминский ― Абсолютно не гарантирует. Потому что человек, приходя в церковь, не встречает Христа. Он встречает прекрасный обряд, он встречает замечательную старинную традицию, он встречает церковную культуру. Он себя комфортно чувствует в этой церковной среде, потому что он чувствует уверенность и некую гарантию того, что вот он был такой маленький, незащищённый, ему было страшно — а теперь над ним покров Божьей Матери, теперь святые смотрят на него с ликом… Он ставит им свечи, заказывает им молебны, и надеется, что теперь у него всё будет хорошо, что теперь он может спокойно поисповедываться в любой момент и ответственности за свои поступки и грехи с этого момента может не нести.

Но, если он при этом не встречается с Христом, то происходит такая имитация веры, которую мы наблюдаем в огромном количестве — что люди становятся религиозными, но они не становятся верующими. У них нет живой связи и понимания, кто такой для них Христос. И тогда в этой вере наступают такие моменты, когда необходимо эту веру каким-то образом, действительно, являть. И тогда она оказывается связана, скорее всего, с любовью к Родине. Хотя это совсем не обязательно для христианина. Евангелие ничего нам об этом не говорит. Это правильно и хорошо — любить свою Родину. Это совершенно замечательно за неё отдать жизнь, если на неё нападают враги, но это совсем не значит, что это одна из религиозных максим. Она не является религиозной максимой! Патриотом может быть и верующий человек и неверующий человек, христианин и язычник, кто угодно.

Это какие-то внешние понятия о нравственности, которые надо поддерживать и надо за них бороться. Это очень-очень много всего внешнего, которое нарастает как такой идеологический ком, и тогда присутствие врага — того, кто рушит духовность, кто не даёт нам строить рай на земле, всегда будет необходимо, к сожалению. Потому что, когда мы встречаем всё-таки евангельский текст, когда мы встречаемся со Христом, мы понимаем, что врагов-то быть даже не должно! Потому что за врагов надо молиться и врагов надо любить!.. А это нестерпимо слышать человеку, который хочет быть успокоенным и уверенным, а присутствие врага в твоей жизни, которого ты должен победить своей любовь, невозможно для такого человека!..

Поэтому да, в церковь приходит очень много людей. Религия становится всё более и более заметной, но мир и люди не меняются, не становятся лучше, потому что они хотят, чтобы мир вокруг них стал лучше какими-то другими способами, но не они стали лучше!

В.Дымарский ― Они хотят улучшать вокруг себя, но не себя!

А.Уминский ― Но не себя. Вот я поэтому и говорю, что у церкви, у нашей веры, у христианства нет цели борьбы со злом!

К.Ларина ― Тогда по вашей логике, получается, что закон об оскорблении чувств верующих вреден для православного человека, для христианина?

А.Уминский ― В том виде, как он существует, мы видим, как он, действительно, оказывается, использован совершенно не по назначению. Потому что все те случаи, которые были последнее время приведены в качестве объектов, оскорбляющих веру, на самом деле таковыми, по сути, не являются.

К.Ларина ― А в чём тогда был смысл его принятия, если вы в принципе говорите, что у веры, у церкви вообще не может быть врагов?

А.Уминский ― Они могут быть, но просто отношение к ним может быть иное. Конечно, нельзя оскорблять любые чувства людей — верующих и неверующих. Никого нельзя оскорблять, и нельзя на оскорбление каких-то чувств или цвета кожи, национальности, культурной принадлежности, сексуальной принадлежности — чего хотите — уничтожать, оскорблять человека. И закон в этом смысле должен работать, обязательно, чтобы не было этого оскорбления. Но вот разобраться в том, что является оскорблением чувств верующих, к сожалению, из этого закона не представляется окончательно возможным.

В.Дымарский ― Вот, кстати говоря, здесь по поводу дела Мефистофеля…

К.Ларина ― Дело Мефистофеля!

А.Уминский ― Звучит пикантно.

В.Дымарский ― Оно так и называется: дело о Мефистофеле. Цитирую благодаря нашему слушателю: «Заместитель председателя синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Роман Багдасаров сказал, — я пропускаю, — что РПЦ может ходатайствовать в суд о смягчении взыскания с виновных. Церковь попросит учесть — слушайте! — благую мотивацию совершивших преступление. Священники пролагают, что казак, решившийся на противозаконный поступок, хотел избавить Северную столицу от зла». Вот это, кстати, к вопросу по поводу борьбы со злом… Как можно открыто занимать такую позицию? То есть это открыто церковь благословляет людей на подобные же поступки…

К.Ларина ― Мало этого, в данном случае как раз вероисповедание является оправданием преступления.

В.Дымарский ― Во всяком случае — смягчающим обстоятельством.

А.Уминский ― Я надеюсь, что в данном случае, может быть, не совсем корректно употреблена эта фраза «православная церковь считает» и, что «православная церковь будет ходатайствовать». Потому что, мне кажется, что священник, который это сказал, может только своё мнение по этому поводу выразить.

К.Ларина ― Как и вы.

А.Уминский ― Как и я сейчас, конечно. Потому что на самом деле такие вещи решаются не священником и не церковью, и вряд ли церковь будет, конечно, ходатайствовать по такому смешному поводу по смягчению чьей-то вины, хотя эта вина ещё никому не предъявлена и ничего не доказано. Поэтому, я думаю, здесь такая, вполне возможно, спонтанная реакция этого человека.

К.Ларина ― Но человек же занимает должность определённую.

А.Уминский ― Ну и что, что он занимает должность?

В.Дымарский ― Во всяком случае, он наделён полномочиями говорить от имени РПЦ.

А.Уминский ― Вы знаете — нет!

В.Дымарский ― Он же не от своего имени личного…

А.Уминский ― Вот в данном случае надо говорить: «Священник такой-то считает…», «Протоирей такой-то считает…». Потому что, я, например, тоже член православной церкви, но я так не считаю. Поэтому от моего имени, пожалуйста, таких заявлений не делайте. Вот и всё. Потому что церковь — это не два-три человека, к которым подходит журналист и спрашивает: «А как вы считаете?», «А что вы по этому поводу думаете?» — а потом пишет: «Церковь считает…». Ну вот, не так, знаете.

В.Дымарский ― А вот слова патриарха являются официальной позицией церкви?

А.Уминский ― Слова патриарха — да, являются официально позицией церкви. Решения архиерейских соборов являются официальной позицией церкви. А вот стальные члены церкви в большей степени выражают своё собственное мнение, какие бы высокие посты они не занимали. Потому что это мнение может разниться, скажем, у отца Всеволода Чаплина и у Владимира Ивановича Легойды по одним и тем же событиям. И мы видим, что оно разнится. Один говорит с одной интонацией с одним ключом, другой говорит совершенно по-другому. Нет, не всегда, конечно, но что касается манежной выставки, по крайней мере.

К.Ларина ― На ваш взгляд, что мешает сегодня официальное заявление сделать патриарху РПЦ, чтобы заявить своё отношение к таким явлениям?

А.Уминский ― Не знаю. Тот же самый болезненный и очень серьёзный вопрос. Я не понимаю, почему мы так странным образом на очевидное безобразие, на очевидное оскорбление, нанесённое обществу, культуре нашей и самой церкви так вот реагируем! Не знаю, почему. Не знаю, почему, к сожалению, не знаю.

В.Дымарский ― Мы говорим о роли и месте церкви в обществе. И вы отвечали на вопрос, который вам задавали на Сетевизоре: Религия занимает всё большее место в обществе — это хорошо или плохо? Ну вот, 86% — наш любимый размер — считают, что это плохо, а 14%, соответственно… Интересно, это совпадает с электоратом?

К.Ларина ― Да уж, интересно. Это наши любимый цифры, да-да-да! Вот смотрите, как вы думаете, отец Алексей, почему всё-таки люди так негативно воспринимают рост религиозных настроений в обществе?

А.Уминский ― Кто сегодня выражает позицию, чья интонация сегодня слышится, чьи слова сегодня транслируются больше всего? Это интонация агрессии, это интонация неприятия чужого мнения, это интонация погромов. К сожалению, это так, и это тиражируется, это везде на слуху. Это заражает психически больных людей подобными бациллами, которые просто распространяются именно так. Поэтому тут, что скажешь?

К.Ларина ― А какие вы испытываете чувства, когда слышите такие вот красивые определения типа «православие головного мозга», «православный Талибан» — всё чаще и чаще звучат такие оскорбительные, по сути, слова в адрес верующих людей? Они объяснимы, наверное?

А.Уминский ― Объяснимы. Мне обидно, мне горько это слышать, но, тем не менее, я понимаю, что за этим может стоять, конечно, сильное разочарование очень многих людей в том, то они ожидали увидеть от церкви. Потому что, действительно, собственно, церковь всегда исторически себя заявляла, как носительница Евангелия, как просветительница мира, как то сообщество людей, которые могут явить миру свет. «Вы свет мира, — говорит Христос, — вы соль земли, — говорит он, — Будьте милосердны, как Отец ваш небесный милосерд». Все знают Нагорную проповедь — верующие и неверующие, христиане и нехристиане. Нагорная проповедь является одной из самых знаковых элементов культуры этого мира. И Нагорная проповедь — это проповедь церкви!

И вот, очевидно, что религия заявляет о себе как об огромном сообществе, которое хочет войти во все уголки человеческой жизни — быть в армии, преподавать в школе, занять храмы, которые стали музеями, и уже там продолжать свою деятельность. Церковь хочет, чтобы слышали её мнение по разным-разным вопросам, церковь хочет влиять, в том числе, на политику…

К.Ларина ― Но подождите, вы же сами сказали, что у церкви нет мнения, у самой церкви есть только мнение, которое выражает патриарх.

А.Уминский ― У церкви есть учение. У церкви нет какого-то частного мнения, сиюминутного мнения всех членов церкви, которые были бы в чём-то согласны. У церкви есть учение, которое объединяет нас, людей, верующих во Христа. Это учение евангельской любви, Это учение христовых заповедей.

В.Дымарский ― Вы хотите ими воссоединить социум?

К.Ларина ― Как мы видим, это не является гарантией единомыслия, консолидацией.

А.Уминский ― К сожалению, не является гарантией. То есть вообще ничего гарантией в церкви не является... То есть на этом консолидировать людей очень тяжело. Невозможно консолидировать людей на идее любви, на идее милосердия…

К.Ларина ― Почему тогда на идее войны и борьбы легче консолидировать?

А.Уминский ― А вот на идее войны и борьбы люди консолидируются в момент! И поэтому — я продолжаю рассказ — почему я понимаю, что за этими неприятными оскорбительными словами часто слышится разочарование, что ты хотел увидеть одно лицо у этой церкви, а увидел совсем другое.

К.Ларина ― «Я верил в вас как в Бога, а вы лгали мне всю жизнь», — почти из «Овода».

А.Уминский ― Например. Что-то из того же «Овода». Ты хотел увидеть Христа — а увидел Великого Инквизитора, в конечном итоге, понимаете! И здесь горькое разочарование и неприятие, в том числе. Это уже не просто разочарование, а неверие в то, что у церкви есть вообще иное лицо, есть иная интонация, есть иные слова и иные действия, которыми она может человека преобразить, мир преобразить. Всё-таки в какой-то момент это же было, это же случилось. Христианство преобразило мир. Это великая культура, которой мы до сих пор ещё живём.

В.Дымарский ― Она христианская?

А.Уминский ― Она христианская. В том числе, культура Сидура. Вы знаете, просто хочу сказать о Сидуре моём любимом, о моём с детства любимом Сидуре, потому что я родился и прожил в Перово, а в Перово музей Сидура. И ближайшая подруга моих родителей этот музей открывала. Я в этот музей пришёл чуть ли не первым при открытии, водил туда своих детей. Это один из моих любимейших художников, самый трогательный для меня. И, когда какие-то, — как вы называли «православные…» — не хочется их так называть, — начинают говорить, что это порнография, что это оскорбление чувств верующих, что Христос на распятии изображён обнажённый и так нахально изображён…

Эти люди не понимают вообще, о чём идёт речь! Потому что, как можно называть порнографией фотографию убитого в концлагере? Вы помните эти страшные, дикие фотографии обнажённых, истощённых людей, лежащих грудами тел в концлагере, где кроме скелета у человека виден только один орган сохранившийся, вы понимаете? И, когда Сидур изображает распятого Христа, они изображает Христа, распятого в Освенциме, распятого в Треблинке, прошедшего через эти лагеря, Христа, который сошёл в ад, к этим людям... А эти уроды, простите меня, смеют говорить такие вещи, что это оскорбление чувств верующих… Каких верующих?..

К.Ларина ― Скажите, а в вашей жизни были такие встречи с такими произведениями искусства, когда вам приходилось в себе что-то преодолевать, чтобы его принять?

А.Уминский ― Ну, конечно. Вообще, настоящее искусство требует именно такого к себе отношения! Это же не искусство пирофиллитов, которые должны ласкать взор, это не конфетные фантики Третьяковской галереи, которые мы должны принимать. Вообще, задача искусства как таковая — это тревожить человека! Настоящее искусство должно всегда человека тревожить. Иначе человек превратиться в бетон, иначе человек будет полным бесчувственным чурбаном. Поэтому настоящее искусство не может не тревожить. И потому искусство трагического 20-го века, оно таково.

К.Ларина ― В том числе, которое причиняет боль.

А.Уминский ― В том числе. Оно может по-разному вдохновлять, в том числе, и через боль.

В.Дымарский ― То есть тревожить — это не значит, что такое искусство не должно существовать вообще?

А.Уминский ― Совершенно нет!

В.Дымарский ― Почему-то я сейчас вспомнил «целующихся милиционеров» из выставки «Запретного искусства» — тоже знаменитая история.

К.Ларина ― Ну, почему? Милиционерам очень нравилось самим, милиционеры очень смеялись.

В.Дымарский ― Один вопрос. Давайте от высокого спустимся на нашу грешную землю и в этот ужас, который происходит у наших соседей.

К.Ларина ― Ой, как не хочется!

В.Дымарский ― Вот вопрос от Дмитрия Мезенцева, нашего постоянного слушателя: «Почему РПЦ фактически самоустранилась, — это его формулировка, — от продвижения мира в Украину?».

А.Уминский ― Ну, это не так.

В.Дымарский ― Кстати говоря, вообще, какая ситуация, в том числе, с православными на Украине?

А.Уминский ― Всё-таки с православными на Украине, слава тебе Господи, у нас сохраняются хорошие, добрые отношения, по крайней мере, в том числе, у меня лично. Мои друзья, священники из Винницы приезжают ко мне до сих пор в Москву, потому что ряд из них учится в Свято-Тихоновском университете заочно. И у нас прекрасные отношения! Они страшным образом переживают эту трагедию, которая происходит. Они говорят, что, действительно, сам народ внутри Украины сильно разделён вот этой взаимной пропагандой ненависти и вражды. И им, священникам приходится преодолевать огромные сложности, потому что, на самом деле, поминать имя патриарха Кирилла сейчас, скажем, на Украине — не каждый решается священник, хотя он принадлежит канонической Московской патриархии и должен поминать патриарха Кирилла как своего святейшего патриарха.

К.Ларина ― Между прочим, патриарх поздравил Петра Порошенко с Днём независимости Украины.

А.Уминский ― Совершенно верно.

К.Ларина ― И это сделал этот единственный официальный представитель Российской Федерации.

А.Уминский ― И я хотел бы сказать, что это один из знаковых примеров, которые как раз говорят о том, что церковь старается сохранять мир на Украине. Я ещё раз хочу сказать, что все епархии, которые существуют в Крыму, которые теперь являются частью Российской Федерации, канонически подчиняются Украинской православной церкви и не выходят из её состава, заметьте. Просто заметьте эту простую вещь! В этом году празднуется 1000-летие крещения святого князя Владимира. Казалось бы, самым естественным было отметить этот праздник…

К.Ларина ― Вместе.

А.Уминский ― В купели крещения князя Владимира.

К.Ларина ― В Киеве.

А.Уминский ― Даже не в Киеве, а в Крыму, в Херсонесе. Но для того, чтобы сохранять мир, хрупкий мир, патриарх не едет туда на празднование 1000-летие преставления князя Владимира, чтобы это не вызывало каких-то серьёзных новых конфликтов, а спокойно, скромно служит в храме Христа Спасителя. И вот такие очень уместные моменты являются сохранением мира не в качестве лозунгов, заявлений, а вот такой очень хрупкой, тонкой политикой.

К.Ларина ― Церковь, по-моему, как раз не участвует в этой оголтелой пропаганде.

А.Уминский ― Церковь не участвует в пропаганде. На каждой литургии все священники читают молитву о мире в Украине.

В.Дымарский ― А вот почему в России церкви не выйти и не сказать той же нашей власти: «вы остановитесь!».

А.Уминский ― Давайте всё-таки вспомним обращение патриарха Кирилла, по-моему, полугодовой давности, с призывом к президентам Украины и России о движении к миру. Оно было сделано! Это не было сделано, может быть, в форме демонстрации или политической акции, но всё-таки было сделано. Потом, мы понимаем реальность отношений сегодняшней церкви и государства. И поэтому даже такие вещи, как, скажем, поздравление Порошенко с Днём независимости Украины может восприниматься в кабинетах власти совершенно иначе… Вы понимаете, о чём я говорю.

К.Ларина ― Тут ещё такой момент. Тут надо понимать: ведь официально-то Россия как бы здесь не при чём. Значит, тогда официально нужно принимать и вслух говорить массу других вещей. Но как ты скажешь об этом вслух? Для этого нужна, конечно, совсем другая атмосфера.

В.Дымарский ― По-моему, даже перестали говорить, что Россия не при чём. У меня такое впечатление, что даже наша российская пропаганда уже перестала это говорить.

К.Ларина ― Ничего подобного! Посмотри: там люди сидят брошенные в украинской тюрьме, наши военнослужащие, от которых практически отказывается власть, которая их туда отправила. Чего тут говорить про церковь!

В.Дымарский ― У нас есть ещё такое голосование… На ваш взгляд, может или должна церковь оказывать влияние на политические решения власти? Начинаем голосование.

К.Ларина― Тут интересно, на нашей SMS-ленте вдруг неожиданно очень много людей просят благословения у отца Алексея. И очень смешно на это смотреть, поскольку это всё-таки не то место, где можно попросить благословения. Вот как вы к этому относитесь? Можно?

А.Уминский ― В 21-ом веке мы можем делать всё, что угодно.

К.Ларина ― И вы можете вот так благословлять по интернету?

А.Уминский ― И даже через «Эхо Москвы» и через Сетевизор!

В.Дымарский ― То есть это возможно. Ну да, собственно говоря, чего тут уже…

К.Ларина ― Возвращаясь теперь к внутренней церковной жизни. Вот вы говорили о том, что Христос — это главное и всё ради Него, собственно. Вы ради Него и собрались в это лоно церкви. При этом, я понимаю, что церковь устроена точно так же, как общество…

А.Уминский ― Нет!

К.Ларина ― Нет? Но я же вижу там те же споры, несогласия, непримиримость…

А.Уминский ― В чём-то — да, но в чём-то — нет.

К.Ларина ― А в чём лучше тогда? Научите тогда, объясните, как возможно устроить так…

А.Уминский ― Не стоит вопрос, лучше или хуже, понимаете? Церковь всё-таки не решает земных проблем! То есть она решает, в том числе, подспудные земные проблемы, но Христос же говорит в Евангелие: «Взыщите прежде царствие небесное и правды его, а всё остальное вам приложится». И, собственно говоря, одна из таких задач церкви — это всё-таки перестроить человека с земного на небесного!

К.Ларина ― Всё-таки да. Значит, борьба за человеческие души входит…

А.Уминский ― Не за человеческие души вот как мы представляем…

В.Дымарский ― Я понял, что отец Алексей не любит вообще слово «борьба».

А.Уминский ― Я люблю слово «борьба», когда это касается того, что происходит внутри меня самого.

В.Дымарский ― Вот эта внутренняя борьба.

А.Уминский ― Да, то, что мы называем «невидимой бранью». Вот в этом смысле мне понятна борьба. Она может, не очень нравится, но приходится, иначе — никак. Это очень тяжёлое дело — перестроить человека с земного на небесного, дать ему другое совершенно направление взгляда, направление движения сердца. Вот молиться на литургии: «Горе имеем сердца», то есть имеем сердца, возведённые на небо. То есть призыв церкви, чтобы наши сердца были направлены туда, чтобы они стремились туда, как огонь стремится вверх. Также наши глаза, также наши уши, также наше бытиё. Мы молимся о чём? Вот слова молитвы Василия Великого на литургии (люди не знают этих слов, потому что у нас, к сожалению, священники читают молитву традиционно тайно в алтаре), которые не слышны народу. А слова такие: «Господи, даруй им вместо земных — небесное, вместо временных — вечное, вместо тленных — нетленное».

А люди пришли в церковь ровно за другим! Они пришли за здоровьем, за удачей, за счастьем семейной жизни, за очень важными простыми человеческими проблемами. Им вот это… не нужно... И вот церковь каким-то образом — милостью Божией, Духом Святым — должна вот этих людей, которые пришли за земным, вдруг взять — и от земного направить к небесному!

К.Ларина ― Это же колоссальная ответственность на каждом человеке, который облачён в церковную одежду!

А.Уминский ― В этом и есть смысл нашего пребывания в церкви. И только тогда церковь вдруг начинает говорить другим голосом, её начинают слышать, она начинает что-то менять вокруг себя, потому что человек меняется внутри церкви.

В.Дымарский ― У меня такое впечатление, что очень много людей, которые, как мы вначале уже говорили, называют себя верующими, причисляют себя к верующим, приходят в церковь не для общения с Богом, не к Христу…

К.Ларина ― А для оправдания собственных слабостей, дурных поступков, для очистки совести.

В.Дымарский ― Им кажется, что они могут совершить преступление, потом если они придут в церковь, попросят прощения, и им всё забудется…

А.Уминский ― Всяко бывает.

К.Ларина ― Но тогда получается, что церковь, к сожалению, потворствует этому! Ведь обратите внимание, даже, когда наши высшие чиновники всех мастей приходят в церковь на праздник, и нам по телевизору это показывают, в этом есть элемент, конечно, лицемерия, безусловно. Я не думаю, что вы будете с этим спорить, хотя чужая душа — потёмки.

А.Уминский ― Я не буду с этим спорить, но и соглашаться я тоже с этим не буду, потому что, действительно, всякая душа — потёмки. Но человек, пришедший в церковь за такими простыми лицемерными вещами и совершенно не готовый к возвышению, в какой-то момент в церкви может поменяться.

В.Дымарский ― Ну вот нам из Смоленской области пришло послание: «Прошу, пускай и меня благословит отец. Грехов у меня не счесть! Страшные грехи, но прошу!»…

А.Уминский ― Я могу сказать: благословить-то я могу, но от этого вы лучше не станете. Поэтому вам нужны покаяние и исповедь, которая проходит в церкви последнее время не так формально, как раньше, потому что стало всё-таки больше образованных священников, стало больше храмов. Стала вестись работа по катехизации. Сейчас всё-таки в обязанность священнику вменяется обязательный разговор со всеми людьми, которые приходят в церковь для того, чтобы венчаться или крестить своего ребёнка. Такие люди обязательно должны быть на исповеди, и священник должен человеку объяснить смысл его жизни и смысл греха, и способ исправления этой жизни.

К.Ларина ― И о том, как его жизнь должна измениться, если он принимает такие условия, да?

А.Уминский ― Тот формальный период, с которого начиналась жизнь церкви 25 лет назад, когда толпы шли в церковь, когда крестили всех без разбора, когда никто ничего не знал и не слышал, и вообще, люди никогда в жизни Евангелие не читали — вот, слава тебе, Господи, заканчивается. Она с трудом заканчивается, потому что эта катехизация, которую патриарх Кирилл настойчиво внедряет в церковь, лишает многие храмы доходов. Ну, вы представляете себе, приходило 50-60 человек сразу в один день, и всех сразу крестили. А тут с каждым надо поговорить, а не каждый после этого на второе собеседование придёт. И будет искать какой-то храм, где с ним разговаривать не будут, потому что люди не хотят ничего менять в своей жизни, они хотят только получать…

К.Ларина ― Они приходят как, собственно, в магазин за простыми ответами на сложные вопросы.

А.Уминский ― Даже без всяких вопросов и ответов — они приходят что-то получить, за что-то заплатить...

К.Ларина ― Да-да, они воспринимают церковь как сферу услуг.

А.Уминский ― Как сферу услуг исключительно!

К.Ларина ― Ваше отношение к этой дискуссии, мягко выражаясь, вокруг памятника?

А.Уминский ― Князю Владимиру?

К.Ларина ― Да, да.

А.Уминский ― У меня совершенно однозначное по этому поводу мнение. Есть Лубянская площадь, где он должен стоять. Памятник князю Владимиру — жалко, конечно, что его до сих пор нет. Потому что у нас масса памятников кому угодно, а не крестителю Руси, основателю государства, основателю цивилизации нашей просто, в том числе, и книжной, и литературной, и исторической, и какой угодно.

К.Ларина ― То есть он должен прямо напротив этого «советского гестапо» стоять?

В.Дымарский ― Детского мира.

К.Ларина ― С крестом! Как будто бы он благословляет это всё?

А.Уминский ― Но памятник может быть разным.

К.Ларина ― Знаете, как им будет там приятно смотреть из окошка! Из подвала вернуться после очередного допроса и любоваться…

А.Уминский ― Допустим, мы знаем, что князь Владимир, когда крестился, настолько стал другим человеком, что тюрьмы все открыл и всех преступников на волю выпустил.

В.Дымарский ― Это надо написать там, на памятнике. Они этого не знают!

А.Уминский ― Потому что как христианин он не мог допускать насилия. Только после того, как стали какие-то эти лихие люди снова безобразничать, его принудили, причём священство — принудили князя Владимира снова вершить суд. Но, тем не менее, это очень важный образ, когда русское государство начинает с милосердия, прежде всего.

В.Дымарский ― У меня просьба коротко ответить. Вот это вечная тяжба между государством и церковью по поводу возврата соборов… Ваша позиция?

А.Уминский ― Мне кажется, что это была позиция диалога, а не тяжбы, просто диалога, нормального человеческого диалога. Мне кажется, здесь всегда есть поле, на котором можно ужиться и музею и храму.

В.Дымарский ― Да, как сейчас в Херсонесе было!

А.Уминский ― Совершенно верно. Абсолютно легко можно ужиться и храму и музею. Просто надо относиться к этому спокойно и с любовью.

В.Дымарский ― Результаты голосования. 37,6% — меньшинство — считает, что церковь может и должна оказывать влияние на политические решения. 62,4% считают, что не должна и не может.

К.Ларина ― А вы?

А.Уминский ― А я считаю, что по-разному. Бывают ситуации, когда церковь не имеет права молчать.

В.Дымарский ― Спасибо! Это была программа «2015». До встречи через неделю.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Замечательная встреча! Отец А. УМИНСКИЙ — достойный и умный собеседник.
________________________________________

Осталось пожелать побольше таких встреч. Настоящий разговор о настоящем "разумном, добром, вечном" не может не оставить след... А это уже — надежда в душе.
________________________________________

Как видим, есть нормальные священники, и он ведь не один такой, хотя всякие чаплины, конечно, больше бросаются в глаза.
________________________________________

Он, наверное, единственный в РПЦ, кто не отстёгивает наверх за свою должность, за приход, не закрывает глаза на содомию среди архиереев, на покупку епископства, за которых он паству призывает молиться на воскресных службах? Но ведь этот священник в одной конфессии в Энтео, с теми кто на джипах сбивает и уходит от ответственности…
________________________________________

Отец Алексей, замечательно сказано про имитацию веры.
________________________________________

Умный, порядочный человек. Приятный собеседник.
________________________________________

Я пришёл к однозначному выводу, что верующие — это психически больные люди. Ни один из них не знает, во что же он верит. То есть, вера ради веры. Это у них такая развлекательная игра "Вера в Бога".
________________________________________

Любить и при этом не соглашаться, указывать на ошибки и заблуждения, и даже противодействовать в чем-либо — это вполне сочетается. Например, я люблю своих детей, но это не значит, что я во всем им потакаю. Если один ребёнок будет бить другого, я могу вполне это остановить, при этом не переставая его любить. Вот так же можно было бы относиться и ко всем преступникам.
________________________________________

Потрясающее Общение на виду у Бога. Как Господь радовался словам Сына своего Алексей Уминского! Это священники Нового Времени Жизни! Только Они могут донести Слова Любви, Преданности Бога в Сердца Детей Бога!
________________________________________

Спасибо "ЭХУ" за знакомство с глубоким, образованным, просветлённым настоятелем храма Алексеем Уминским. Олицетворение совести...
________________________________________

Русское православие, в отличии от западного христианства, ориентирует человека на загробную жизнь, а не на успех в нынешней жизни. В том числе и поэтому нет в мире успешных православных стран. Камень, который повесил князь Владимир на шею Руси, всегда мешал ей быть в лидерах прогресса, а на данном этапе развития мировой цивилизации, он просто её утопит.
________________________________________

Какой умница! Его бы слова да всем в уши! И замечательная ремарка про православного, ставшего существительным, и не помнящим, что это прилагательное к христианину.
________________________________________

Ну что… Читать и перечитывать. Спасибо, «Эхо», приглашайте чаще.
________________________________________

Священник с человеческим лицом! Спасибо за хорошую передачу.
________________________________________

Патриарх Кирилл (он же Гундяев, он же нанопыльный) и есть то зло, которое порождает всех православнутых бандитов типа Энтео и кукольных казачков".
________________________________________

Религии нет места в современном мире! Большевики не додавили гадину в своё время, вот она и пустила корни снова.
________________________________________

В современном мире нет места одурачиванию свободного человека с помощью удобных догматов. А вот религия — это способ постижения тайн Природы, тайн Вселенского Разума. Истинная религия — это восторг и восхищение мудростью мироустройства. Восторг и восхищение Солнечными каруселями, которые влекут нас через весь Разумный Космос.
________________________________________

"Религия" — от лат. religare "связываю" — не средство познания мира, а форма связи людей по какому-либо поводу. Например, по поводу общей веры. В общем, религия — дело вполне земное, ни к Богу, ни ко вселенной отношения может не иметь.
________________________________________

Красивая, но абсолютно пустая демагогия... Религия умерла, и пора с этим смириться... Бог — это иллюзия ...
________________________________________

Сейчас в РФ наступило время сумасшествия, видимо и правда — "каков поп, таков и приход", какая верховная власть, такое и население. Умные уезжают, масса не умных концентрируется. Более половины опрошенных граждан РФ заявили, что они не христиане, а православные… От того и ведут эти "православнутые" себя совсем не по христиански!
________________________________________

Мне так думается, что языческое сознание так никуда и не девалось. Произошла подмена "богов". Если у каждой стихии было свое божество, то с приходом христианства их заменили разными святыми, как старыми так и новыми типа Николая2 или Матроны, у которых просят здоровья, повышения зарплаты, успехов бизнесе, хорошую оценку на экзамене и т.д. Чистое язычество. Деньгами и свечами заменили жертвоприношение.

А ведь христианство, это совсем другое. В первую очередь это борьба человека со своей природной звериной натурой. В христианстве главное не грешить, перечень главных 10-ти грехов прилагается к библии. Не убивать, не воровать, не зарится на чужое, не наговаривать на других и не лжесвидетельствовать, не создавать себе кумиров, и так далее. Люби ближнего как самого себя.

То есть если все вокруг будут соблюдать эти правила, то всем будет от этого хорошо. Задачка конечно сложная, уже более двух тысяч лет прошло, а люди так и продолжают друг другу делать гадости, но все же есть прогресс.

По всей видимости, и попов такое языческое восприятие вполне устраивает это их бизнес, они уже не несут принципы христианства, ведь это бесплатная работа, много на этом не наварить, вот и включились в эту языческую игру. Недаром первых крепостных в Московском царстве, завели себе попы, заставляя вновь навернутых христиан работать бесплатно на себя и монастыри, иначе типа новые заморские "боги" покарают.
________________________________________

Кстати, огонёк — враньё про "самовоспламенение" благодатного огня осуществляет только РПЦ, другие секты христианства, участвующие в шоу "снисхождение огня", уже давно не скрывают? кто, когда и почему этот огонёк поджигает, а неправославные вроде католиков в шоу и не участвуют. Это потому что Гундяев и вы, его братия, держите россиян за полных идиотов, верящих что на самом деле бог огонёк поджигает!
________________________________________

Светлый человек батюшка Уминский. Спасибо, отец Алексей.
За доброту и мудрость в суждениях и поступках, спасибо....
________________________________________

Если кто и спасёт православие, то только такие как отец Алексей. А наш тёмный необразованный народ никогда не верил в Христа, потому что убийство, как решение своих проблем, у них в душах с рождения.
________________________________________

Неужели остались такие батюшки? Даже не верится!
________________________________________

Не от хорошей жизни настоятель признался, что во многих храмах нет Христа, т.е. нет духовности — священники и миряне живут корысти ради. И все эти Энтео — это порождение бездуховного православного христианства, по сути, фарисейства.
________________________________________

Не всё потеряно для веры и верующих в Христа, пока в церкви служат такие люди, как отец Алексей Уминский.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Виталий Дымарский, Ксения Ларина

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Культура (0)
  • Общество (0) > Религия (0)
  • Психология (0) > Ксенофобия (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 17.10.2018 - ПРОВАЛ РАЗВЕДКИ РФ
  • 16.10.2018 - ОГРАБИЛИ НА РУБЛЬ — ВЕРНУЛИ СЕМЬ КОПЕЕК…
  • 14.10.2018 - ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ, МЫ НЕ ХОТЕЛИ?
  • 14.10.2018 - ВИРУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
  • 14.10.2018 - ДИАГНОЗ БОЛЕЗНИ РОССИИ
  • 13.10.2018 - КОНСЕРВАТИВНО-АВТОРИТАРНАЯ…
  • 13.10.2018 - О НОСТАЛЬГИИ ПО ДОНЕЦКУ
  • 11.10.2018 - УВЕЛИЧЕНИЕ ПЕНСИЙ, А НЕ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА!
  • 10.10.2018 - СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ СЕНЦОВА
  • 10.10.2018 - 500 ДЕЛ ПО ЭКСТРЕМИЗМУ
  • 09.10.2018 - ИНТЕРВЬЮ УЭССА МИТЧЕЛЛА
  • 08.10.2018 - КАК В РОССИИ НЕ БЫТЬ ПРЕДАТЕЛЕМ
  • 08.10.2018 - ПРИСЯГА
  • 06.10.2018 - КУЛЬТУРА И ВЛАСТЬ
  • 06.10.2018 - СТАВРОГИН КРУЧЕ ЫНА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru