Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Правозащита > Публикация
Правозащита

[25.04.2016]

МОЖЕТ ЛИ БЫТЬ ГЕНЕРАЛ ПОЛИЦИИ ПРАВОЗАЩИТНИКОМ?

Владимир ЛУКИН: один из основателей партии «ЯБЛОКО, уполномоченный по правам человека в России в 2004 – 2014 гг., российский политик и учёный историк-политолог, доктор исторических наук. Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла

Е.Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанции «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац, и я начинаю нашу программу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут влиять на политику ближайших недель и месяцев.

В конце прошлой недели государство нанесло смачную оплеуху гражданскому обществу. Во-первых, был принят закон, по которому благотворительные организации теперь легко могут стать иностранными агентами. Во-вторых, был назначен новый омбудсмен, депутат Государственной Думы от «Справедливой России» генерал милиции Татьяна Москалькова, которая тут же заявила, что правозащитная тема стала активно использоваться западными и американскими структурами в качестве оружия шантажа, спекуляций, угроз, попыток дестабилизировать и оказать давление на Россию. Вот так заявила она в своём выступлении.

Конечно, это вызвало массу вопросов, прежде всего у правозащитников. И вопрос, какие проблемы такими решениями собирается решать власть, какие функции она собирается дать новому омбудсмену? И не является ли это оксюмороном, когда генерал МВД становится защитником прав человека? Вот об этом сегодня мы будем говорить в студии «Эха Москвы». Здесь в студии:

• Владимир Петрович Лукин, в прошлом уполномоченный по правам человека в России.

• Зоя Феликсовна Светова, журналист, правозащитник, член ОНК.

• Антон Владимирович Цветков, председатель Комиссии по безопасности Общественной палаты России, член Общественного Совета при Главном Управлении МВД России по городу Москве.

Итак, если можно, сначала коротко нам сформулировать позиции. Принципиально назначение на должность омбудсмена человека, который по профессии, по карьере, по воспитанию, по институциональным привычкам на протяжении практически всей своей жизни была призвана ограничивать человека в его правах? Наверное, мы, ведь, так должны трактовать деятельность милиции, всё-таки, да? Тем более что в своей прошлой жизни в советское время товарищ генерал служил в институтах, которые были полной противоположностью своему названию, да? Комиссия по помилованию при Верховном Совете СССР — это было нечто обратное этому, потому что никакого Института милосердия при советской власти не существовало.

Или, там, правовой департамент МВД СССР, да? Мы же знаем, что была социалистическая законность, а концепции права в Советском Союзе не существовало. И, тем не менее, я хотела бы, чтобы очень коротко вы высказались на тему, насколько принадлежность к силовому институту, институту карательному препятствует или не препятствует тому, чтобы человек занимался защитой прав человека?

В.Лукин ― Коротко трудно.

Е.Альбац― Мы говорим об институтах. Институт полиции, институт омбудсмена.

В.Лукин ― А в плане политического решения, которое было принято. Я считаю, что оно крайне неудачно. Подчёркиваю, что я о личностях сейчас не говорю. Оно крайне неудачно, потому что совсем недавно было принято удачное, на мой взгляд, со стороны интересов государства и общества решение, когда Эллу Александровну Памфилову назначили на Избирком. По-моему, это имиджевый выигрыш и имиджевое очень сильное решение. А сейчас оно нивелировано, почти обнулено практически! Может быть обнулено очень неудачным решением власти — я не говорю о личности, подчеркиваю.

З.Светова ― Ну, мне кажется, что, с одной стороны, это такое, достаточно символическое решение, потому что где-то в Facebook была такая таблица: президент — полковник КГБ, ФСБ, потом. Павел Астахов — тоже какой-то там офицер КГБ.

Е.Альбац ― Там нет не выходцев из КГБ, Зоя, оставьте их.

З.Светова ― Да, да. Но просто я хочу сказать, что символически…

Е.Альбац ― Ещё 8 лет назад стало известно, что «К власти пришла корпорация КГБ».

З.Светова ― Но символически у нас раньше не было среди уполномоченных по правам человека выходцев из силовых структур. Те, кто были у нас уполномоченными, мы их всех знаем, да? С одной стороны, это, конечно, такое, символическое решение. С другой стороны, это будет своего рода эксперимент. И будет очень интересно наблюдать за этим.

Е.Альбац ― Эксперимент над кем?

З.Светова ― А это будет эксперимент над Татьяной Николаевной Москальковой.

Е.Альбац ― Для меня она госпожа-генерал. Так?

З.Светова ― Это будет эксперимент над институтом уполномоченного. И будет эксперимент над Российской Федерацией и её гражданами. Мы посмотрим, что произойдёт. Мне кажется, это будет достаточно интересная история.

А.Цветков ― Я считаю, что штампы ни на кого ставить не надо. Татьяна Николаевна — великолепный юрист, замечательный человек.

Е.Альбац ― А простите, она как юрист где себя зарекомендовала?

А.Цветков ― Она как юрист себя зарекомендовала, как вы правильно сказали, с того момента, когда она работала в Комиссии по помилованию.

Е.Альбац ― Вы имеете в виду, при Президиуме Верховного совета СССР?

А.Цветков ― Да, конечно. Да, конечно.

Е.Альбац ― Тогда не существовало Института помилования.

А.Цветков ― Ещё раз подчёркиваю, все, кто её знают, знают её как великолепнейшего юриста. Она очень порядочный человек — это я ещё раз подчеркиваю как человек, её знающий. И те люди, например, которые с ней сталкивались, в том числе заявители, которые обращались к ней, когда она была депутатом Государственной Думы, они всегда получали соответствующую помощь. Поэтому я уверен, что на этой новой должности, посту она принесёт очень много полезного гражданам Российской Федерации. И я вас уверяю, что там через полгода, через год, через два, когда мы в этой или в другой студии будем обсуждать, что она сделала, ни мне, ни ей, ни тем другим людям, которые знают её, не будет стыдно за её работу. И огромное будет количество людей, которым она помогла.

Е.Альбац ― Ну что ж, очень оптимистический посыл.

А.Цветков ― Жизнь покажет.

Е.Альбац ― Владимир Петрович Лукин, вы, собственно, были уполномоченным по правам человека. И вы сказали, что вам кажется, вне зависимости от персоналий (именно, так я понимаю, с точки зрения принадлежности к институту), что власть сделала неудачный выбор. Вот, теперь вы можете обосновать? Во-первых, что должен делать уполномоченный по правам человека? И второе, почему вам кажется, что власть сделала неудачный выбор?

В.Лукин ― Ну, прежде всего я вам хочу дословно процитировать статью шестую федерального конституционного закона об уполномоченном. Эта статья шестая говорит: «На должность уполномоченного назначается лицо, являющееся гражданином Российской Федерации не моложе 35 лет, имеющее познания в области прав и свобод человека и гражданина, и опыт их защиты».

Короче говоря, вот эта последняя формула «опыт их защиты» предполагает, что уполномоченный замещается конкретным человеком, который до этого серьёзно и достаточно профессионально занимался правозащитным движением, и накопил определённый опыт, о чём свидетельствует, так сказать, общественное мнение. То есть общественное мнение должно засвидетельствовать, что этот человек, действительно, из того круга, который сразу, без раскачки может заниматься этой очень сложной, очень тяжёлой, очень противоречивой сферой, такой как права человека. Вот, есть такая проблема.

Е.Альбац ― Вам не кажется, что это расплывчатое такое понятие? «Засвидетельствовать общественным мнением» — это как?

В.Лукин ― Ну, так вот, например, с вашим покорным слугой состоялся телефонный разговор с президентом, кстати ныне действующим. Президент предложил мне быть выдвинутым на пост уполномоченного. Мне очень интересно было это предложение, и я был готов серьёзно задуматься, мне нужны были несколько дней для двух вопросов. Первое, та партия, в которой я состоял тогда и одним из основателей которой был («ЯБЛОКО»), я должен был рассказать руководству партии об этом, и она должна была высказать свою точку зрения.

Второе. Существует в России правозащитное сообщество. Хорошее, плохое, какое ни есть, но оно существует, в нём есть своя иерархия, свои авторитеты и так далее. Оно должно поддержать или не поддержать кандидатуру уполномоченного, потому что с ним прежде всего предстоит работать. Вот, на эти два вопроса в течение трёх дней консультаций я получил для себя самого положительный ответ.

Е.Альбац ― А как вы получили ответ на второй вопрос? Вы позвонили Людмиле Алексеевой?

В.Лукин ― Да, я позвонил в том числе и Людмиле Михайловне. Мы встретились. Я попросил всех ведущих правозащитников, и они высказались в том смысле, что они рекомендуют мне согласиться с этим предложением. После чего, значит, процесс пошёл, как говорится. Я не знаю, что происходит в данном случае, но считаю такую процедуру необходимой для того, чтобы быть серьёзным омбудсменом. Вот.

Но тут есть две стороны, извините. Значит, первая сторона — это сторона не личная, это сторона институционная, о которой я только что говорил. Омбудсмен, знаете, должен быть омбудсменом. Есть такой спектакль и пьеса или произведение гениальное Грибоедова «Горе от ума» — вот там есть такая формула, помните, одного из персонажей, а именно Скалозуба? «Я вам фельдфебеля в Вольтеры дам».

Е.Альбац ― Да-да-да.

В.Лукин ― Я вообще государственник, я уважаю государство и долго служил на государственной работе. Я считаю неправильным, если фельдфебелем назначает государство Вольтера. Это совершенно неправильно, и государство хорошо не будет работать. Но абсолютно неправильно и другое. Каждый должен быть на своём месте. Вот, весь вопрос в том, на своём месте или нет?
Но тут есть второе дело… есть личный вопрос. Вот, существует конкретный человек — госпожа Москалькова. Она, ведь, была выдвинута своей партией. В чём проблема состоит? В том, что биографический метод не всегда является стопроцентно правильным. И в этом смысле я с вами согласен, Антон. Если бы биографический метод всегда был правилен, то тогда, вот, например, Софья Перовская была бы фрейлиной императрицы. А, на самом деле, она расставляла метателей, чтобы убить императора Александра Второго. А Маркс и Энгельс, которые говорили о диктатуре пролетариата, родились в очень богатых семьях, а Энгельс даже в крупной капиталистической семье.

Поэтому говорить об автоматизме здесь не приходится. Здесь приходится говорить только о личностном. Понимаете, в чём Маркс не прав? В том, что он говорил, что, вот, кузнец Смит, понимаете, интересен тем, что он кузнец. И, вот, он рядом с другим и с третьим кузнецом — они составляют какую-то группу, а потом класс и так далее. Это вульгарный социологический подход. Есть в философии такой термин «индивидуация». Вот, Смит интересен для меня, например, и для многих других людей тем, что этот самый Смит, чем он отличается от всех остальных.

И, вот, перед нами задача — посмотреть, чем отличается нынешний уполномоченный от всех остальных. Я недаром всё время говорил, что я могу сказать, хороший или плохой уполномоченный через полтора-два года, когда он войдёт в дело и покажет. Он может нас удивить. В этом смысле мои коллеги правы: может удивить в хорошую сторону. Но может и в плохую сторону. Надо посмотреть.

Е.Альбац ― Зоя Светова, скажите, пожалуйста, что вы знаете, какова была реакция правозащитного сообщества на назначение генерала-майора МВД Татьяны Москальковой на позицию уполномоченного по правам человека?

З.Светова ― Ну, насколько я слышала, позиция правозащитного движения, сообщества, старейших и профессиональных правозащитников можно сказать, была примерно такая же, как и у вас.

Е.Альбац ― А какая у меня была? У меня никакой вообще нету.

З.Светова ― Нет, ну, а смысле, что генерал-майор полиции не может быть уполномоченным по правам человека, что она не знает, что такое правозащита. И вообще была реакция такая, что предлагали, как известно, Владимира Петровича Лукина. И правозащитники писали письмо Владимиру Путину. В последний момент там даже было какое-то, по-моему, письмо такое, истеричное, я бы сказала, от некоего правозащитника Владимира Осечкина, предлагали Бабушкина.

Е.Альбац ― Секундочку. Осечкин — это который сидел, потом вдруг стал невероятным правозащитным, а потом куда-то убежал. Правильно я помню?

З.Светова ― Да, да. Но он известный такой создатель Гулагу.нет.

В.Лукин ― Но по этому случаю он прибежал как раз.

З.Светова ― Но я хочу сказать, что здесь, мне кажется, другая ещё интересная проблема. Оказалось, что в России, на самом деле, не нашлось никого другого… То есть для меня интересно: почему власть не нашла никого другого, а выбрала генерал-майора? Вот, я для себя это до конца не поняла.

То есть, если мы посчитаем, что это было сделано для того, чтобы этот институт уполномоченного похоронить совершенно или его как-то нивелировать, превратить его в институт помощи только по социальным вопросам… Может быть такой вариант, потому что то, что мы слышали от Татьяны Николаевны Москальковой, она говорит, что она будет заниматься социальными вопросами. Вообще-то пока мы слышим, что она мечется. В самом начале она сказала, что она будет заниматься правами людей, которые живут за границей…

Е.Альбац ― За рубежом, да. Это было очень смешно, да.

З.Светова ― Вот. Потом она сказала, что нужно изменить институт судебных приставов, что-то там сделать с коллекторскими агентствами. Потом она, всё-таки, сказала, что нужно до конца довести те жалобы, которые присылали Памфиловой. А там около 4 тысяч или даже больше жалоб, и, в основном, это жалобы на пенитенциарную систему и на суды. То есть это та тема, которой, вот, я занимаюсь и Антон Владимирович тоже занимается. Это наша пенитенциарная система, и люди очень много на неё жалуются.

То есть, мне кажется, Татьяна Николаевна вдруг начинает въезжать. Или, может быть, ей объяснили, что такое вообще правозащита. Ну, уж простит она мне, но вполне допускаю, что старшие товарищи ей сказали, что, вот, Татьяна Николаевна, куда-то вы не туда…

Хотя, я хочу сказать, что когда я услышала, что её выдвигают, я вспомнила сразу, что Татьяна Николаевна была одним из авторов замечательного закона, который до сих пор не принят. Это закон, которого ждут абсолютно все заключённые в российских СИЗО. Это закон о зачёте срока содержания в СИЗО один к двум или один к полтора, когда содержание в СИЗО потом вам засчитывается в колонии, и некоторые даже могут выйти на свободу. Напомню, что в 2008 году этот закон не был принят, хотя Москалькова была одним из авторов, потому что если бы он был принят, то Михаил Ходорковский бы вышел тогда на свободу. И закон тогда затормозился.

И, вот, когда я узнала, что Татьяна Москалькова — один из авторов этого закона, то я подумала, что, может быть, она что-то понимает, всё-таки, в правозащите.

Е.Альбац ― Вы знаете, вот, в журнале «The New Times», в котором вы когда-то имели удовольствие работать, Илья Барабанов подробно писал об истории, которая была связана с войной между разными Следственными комитетами — там один Следственный комитет сажал другой Следственный комитет в МВД. И у генерала Москальковой племянник оказался арестован, и она за него очень боролась. И тогда я помню, что она принимала весьма действенное участие в том, чтобы вытягивать людей, которые оказались в тюрьмах прежде всего потому, что они оказались из конкурирующего ведомства… Там за ними много чего было-то, на самом деле (мы ж не знаем). Но их посадили ровно потому, что шла борьба между двумя следственными комитетами. И тогда как раз о ней рассказывали, что, вот, она очень боролась и за своего племянника, и как-то немножко поняла, что переживают люди, которые оказываются в местах лишения свободы, и так далее.

Но потом прошло довольно много лет… А дальше я тогда следила уже за её антикоррупционными декларациями, которые она сдавала как депутат Государственной Думы, и не могла не отметить, что число квартир и дачных участков росло.
Антон Владимирович (я обращаюсь к Антону Владимировичу Цветкову), вот, вы слышали точку зрения Владимира Петровича Лукина и точку зрения Зои Феликсовны Световой. Всё-таки, что, с вашей точки зрения, опыт генерала-майора МВД госпожи Москальковой может привнести в деятельность уполномоченного по правам человека?

А.Цветков ― Ну, во-первых, правоохранительная деятельность и правозащитная — это однокоренные слова. Мы сейчас не будем с вами углубляться, да? Проблемы есть и там, и там. Надо не забывать о том, что в стране около 150 миллионов граждан, и у каждого есть свои вопросы. И, конечно же, вопросы, наверное, делятся на 2 категории.
Это личностные проблемы, когда человек ждёт помощи. И системная проблема. И, вот, почему очень важно… Вот, и к Владимиру Петровичу приходило много писем, и ко мне приходит много писем, я думаю, к вам тоже приходит много… Мы же видим, что ряд из них объединяется в какую-то группу. То есть существует одна проблема, которую если решить системно, то это будет решение для многих людей. Вот, моё мнение, что Татьяна Николаевна должна и может заняться именно в первую очередь решением системных проблем. То есть работать на опережение и, исправив ситуацию в той или иной проблеме, она может решить проблемы именно достаточно большого количества людей.

Е.Альбац ― Да это не её сфера компетенции.

А.Цветков ― Это её в том числе сфера компетенции.

Е.Альбац ― Системные проблемы?

А.Цветков ― Конечно.

Е.Альбац ― Ну как? Тогда вы можете сказать, что вы имеете в виду под словом «системными проблемами»?

А.Цветков ― Ну, например. Вот, сейчас Зоя Светова уже в очередной раз вспомнила проблемы пенитенциарной системы, проблемы перелимита, например, да? У нас в достаточно большом количестве следственных изоляторов людей находится больше, чем даже по закону там может находиться (по количеству имеется в виду, да?). И с нашей точки зрения эта проблема заключается в том, что зачастую судьи принимают решения по мере пресечения «Арест», когда можно использовать альтернативные меры, да? Такие, как Домашний арест или же, соответственно там, залог, поручительство и тому подобное.

Это системная проблема — о ней знают все. Вот, мы как раз с Зоей сейчас это обсуждали, да? Что как раз Татьяна Николаевна должна была бы включиться в решение этой проблемы. Масса вопросов, да? Есть вопросы, касающиеся трудовых взаимоотношений, когда людям там не выплачивают заработную плату — это то же самое их нарушение прав.

Е.Альбац― Вообще людям или конкретно людям?

А.Цветков ― А вот здесь ещё раз, да? Ведь, уполномоченный, несмотря на то, что у него есть аппарат около 200 человек. Но даже при таком большом аппарате… Он, вроде, кажется большой. А при том количестве обращений, которое идет, его всё равно недостаточно для того, чтобы включаться в каждую ситуацию, да? Ну и, к сожалению, уполномоченный не может собой подменить там персонального юриста или же адвоката. Он просто не может.

Где-то уполномоченный должен помогать точечно, стараться, конечно, помочь каждому, но в первую очередь, я считаю, необходимо решать системные проблемы. И если обратите внимание, мои коллеги, которые передо мной выступали, они же чётко ничего негативного про Татьяну Николаевну не сказали! И вы, в принципе, вот, когда её представляли, ничего плохого про неё не сказали. То есть пока негатив идёт со стороны правозащитного сообщества. Причём, не всех, да? Я сейчас, кстати, могу назвать тех людей, которые поддерживают это назначение, в том числе правозащитников. Я специально с ними разговаривал, мне было интересно их мнение. Кроме того, что она генерал-майор, ничего плохого про неё никто сказать не может. Будучи депутатом и работая с обращениями граждан, она в любом случае стояла на защите их прав и законных интересов, поэтому, безусловно, у неё опыт правозащитной работы есть.

Е.Альбац ― Владимир Петрович, вот, Зоя Светова сказала, что, в частности, правозащитники писали письмо и просили вас вернуться на должность Уполномоченного по правам человека. Так ли это? Были ли к вам обращения из Кремля? И если были такие обращения, то вы сказали бы «да», «нет» или как?

В.Лукин ― Нет, довольно много правозащитников и коллективно, и индивидуально, и не только правозащитников высказывались, так сказать, положительно о моей возможной кандидатуре. Это факт, это знают все.

Е.Альбац ― Но были обращения именно в Кремль?

В.Лукин ― Были и в Кремль обращения. Были обращения, которые преданы гласности.

Е.Альбац ― И что Кремль на это?

В.Лукин ― Были обращения, которые не преданы гласности. Потом мне сказали, что не надо предавать гласности. Но дело не в этом. Дело в том, что из Кремля никаких обращений не было, не было и предложений. Мне было бы трудно отказаться от предложения вновь стать омбудсменом. Трудно именно по той причине, что очень широкая, так сказать, когорта уважаемых мною людей настойчиво и даже так, с алармистскими некоторыми тенденциями, говорила о том, что они считают целесообразным, чтобы я вернулся.

Но ещё более трудно мне было бы принять это предложение. Во-первых, я не считаю правильным, когда человек слишком долго работает на одной работе, связанной, всё-таки, так или иначе (в данном случае косвенно, а не прямо), но, всё-таки, с исполнением каких-то конституционных функций, если не властных, то, во всяком случае, таких, довольно существенных. Это портит и работу, и людей. И я считаю, что это неправильно.

И так, я считаю, что достаточно. 10 лет — это более, чем достаточно. Я был уполномоченным с 2004-го по 2014-й год. Я думаю, что надо давать дорогу молодым, свежей крови. Обязательно. И я думаю, что можно было бы найти уполномоченных даже среди региональных уполномоченных людей, с очень хорошими, так сказать, результатами их работы, и с авторитетом, и так далее. И я знаю таковых людей.

Но конечно, нельзя делать так как это было сделано. Ну, сколько можно так вот назначать людей! Ну, вот, у нас министр внутренних дел Колокольцев — он откуда пришёл? Он пришёл из МВД, зная… Там могут по-разному относиться к его результатам, но этот человек знает, что это такое. Он очень хорошо работал и на более низких ступенях, и так далее. Это правильно. Но если б мне сказали «Нужно назначить министра Колокольцева уполномоченным по правам человека», я бы задумался. Почему?

Ведь, что такое уполномоченный? Уполномоченный — это человек, который является государственным органом (не органом власти, но государственным органом), предназначенным для того, чтобы исправлять ошибки, допущенные другими органами государственными в их конкретной работе. Безусловно, в МВД есть элементы защиты прав человека. Если бы ещё они хорошо работали. Но есть и другие элементы. И существует масса правонарушений.

Так уполномоченный — это человек, который работает для того, чтобы выявлять и исправлять эти нарушения. Или реагировать на выявленные уже нарушения таким образом, чтобы исполнять их исправление с помощью власти. Но этот человек должен обладать специфическим опытом и специфическими качествами. И не должен быть оттуда, где эти нарушения допускают, потому что это рождает дополнительные соображения. Вот, почему я говорю, что ничего личного в моём рассуждении нет.

Е.Альбац ― То есть вы хотите сказать, что конфликт интересов заложен изначально?

В.Лукин ― Ну, естественно. Я же объяснял вам, что невозможно быстро изменить свои инстинкты. Если человек военный, и он привык подчиняться приказам высшего начальства, то чтобы преодолеть это в себе, требуется его серьёзная перестройка. Он теперь должен не подчиняться, он должен контролировать это высшее начальство! Всё без исключения! И каждого в отдельности, если на него жалобы поступают. Это другая масть, другой опыт, другой инстинкт! Его можно приобрести только постепенно. И, кстати говоря, есть такие примеры.

Вот, уполномоченный Олег Арестович Миронов, который был уполномоченным до меня. Он начал свою работу с того, что сказал, что на Кубе лучше всего защищены права человека. Ну? Его инстинкты предыдущие (он из коммунистов) привели его к такому заявлению, с которым сейчас сами кубинские руководители вряд ли согласятся, с учётом того, что там происходит на Кубе сейчас. Но кончил он тем, что вполне конструктивно сотрудничал со многими уполномоченными. Но для этого прошли годы и годы! Учиться-то на работе уже поздновато — на эту должность надо прийти готовым к этой работе. Вот, что я имею в виду.

Е.Альбац ― Ваше объяснение, всё-таки, почему Кремль решил поставить генерала МВД на эту позицию? Вот, всё-таки, у меня всё время ощущение, что власть испытывает какие-то страхи, которые мы не до конца понимаем. Это об этом, например, писал Илья Яшин, заместитель руководителя ПАРНАСа, что у него тоже полное ощущение, что власть чего-то боится. А мы, вот, в оппозиции, — писал Яшин, — не знаем, чего, собственно, она так боится-то? Да? У вас есть объяснение, зачем? Ну, вот, казалось бы, это совершенно ненужное раздражение гражданского общества (назначение генерала МВД на позицию омбудсмена). Зачем? Ну, куда уже? Уже везде, плюнуть некуда… Простите меня, ради бога, ну, невозможно же уже просто! Уже просто скоро будут просто выдумывать должности, чтобы было куда пристроить очередного выходца из КГБ-ФСБ. Ну, вот, ваше объяснение, зачем?

В.Лукин ― Я не знаю. Понимаете, у меня свои страхи, у власти — свои страхи. Понимаете? Мне страшно… Мне страшно за власть, потому что я государственник и хочу, чтобы у нас государство было сильным, и считаю, что оно должно быть сильным.

Е.Альбац ― При этом ваша партия не проходит в Государственную Думу.

В.Лукин ― Но когда возникает вопрос, что у нас правительство действует как парламент, потому что каждый по-разному там выступает, а парламент действует как правительство (они все одно и то же говорят, несмотря на то, что там этикетки у них разные), это неправильно, это надо корректировать, мягко говоря! Это надо менять!

Когда Конфуция спросили «Что бы ты сделал первым делом, когда пришёл к власти?», Конфуций сказал: «Я придал бы словам их первоначальный смысл». Первоначальный смысл! Вот, Вольтер должен быть Вольтером, а фельдфебель должен быть хорошим, честным, таким, серьёзным фельдфебелем!..

Е.Альбац ― Но вы были во власти, всё-таки, Владимир Петрович. Может быть, это назначение — это просто потому, что так посмотрели вокруг: «А, плевать. Чего там? Права человека? Да плевать!». Вот, принято решение: 40% Государственной Думы должно смениться, идёт ротация в Государственной Думе, да?

И в «Единой России» отсюда праймериз. Ну, про «Справедливую Россию» вообще трудно что-либо говорить после того, как оттуда были изгнаны те, кто, собственно, составили имя «Справедливой России». Но, тем не менее, принято решение: 40% должно смениться в Государственной Думе. И Путин об этом недавно говорил.

Понятно, что уважаемому генералу (все мы — феминистки, поэтому чего скрывать?) 60 лет, значит, решили, что из Думы её надо убирать. Но надо что-то такое, уважаемый человек, со связями, надо было что-то предложить. Вот это одна, моя гипотеза. Что посмотрели так: «Чего у нас там освобождается? Оп! У нас тут освобождается офис уполномоченного по правам человека. Ну, давайте дадим этот офис».

Либо за этим стоит что-то более серьёзное, какое-то рациональное рассуждение, что завтра народ не выдерживает тяжестей экономического кризиса (это то, что господа демократы считали в начале 90-х)...

В.Лукин ― Идёт к уполномоченному, а уполномоченный вводит в действие Царь-пушку, что ли?

Е.Альбац ― Ну, видимо, да (все смеются). Не знаю.

В.Лукин ― Это слишком тонко для прокурора, как говорил один уголовник.

Е.Альбац ― Мне тоже кажется, что это слишком тонко.

З.Светова ― А мне кажется, что немножко по-другому вполне могло быть. Действительно, вот, Элла Памфилова — да, она тяготилась вообще-то. Хотя, я считаю, что она была хорошей уполномоченной по правам человека. Но, мне кажется, ей было это не очень интересно. Но она всё-таки политик. И когда ей предложили вот это место в ЦИКе, она сказала «Я ни минуты не сомневалась», то есть она сразу же туда пошла. И тогда освободилось место уполномоченного.

Вообще-то, мне кажется, для власти этот какой-то уполномоченный, какие там права человека, вообще чего там он, ну, это совершенно ерунда такая… И стали думать «Ну, нужно, вроде как, найти тоже женщину. Потому что женщина — хорошо». Ну, извините, пожалуйста, Владимир Петрович уже был, теперь нужно найти женщину. Блондинку…

Да. Но, конечно, правозащитники его хотят. Ну, что ж делать? Извините, да? Ну, вот, нужно женщину, блондинку. Стали смотреть биографию. Да, действительно, она, вроде как, правовыми вопросами занималась, там-сям, диссертация, всё такое.

А потом, ведь, Путин — он же не будет, извините меня, с кем ни попадя разговаривать, потому что у уполномоченного одна из его, как бы, функций — раз в год или два раза в год общаться с Путиным.

Е.Альбац ― Сколько раз, Владимир Петрович?

В.Лукин ― Ну, это по случаю. Я раз в год давал всегда доклад, президенту вручал. Это, кстати, в моё царствование было введено, так сказать. И помимо этого… По меньшей мере 2-3 раза в год мы встречались. Один на один.

З.Светова ― И должен ему кто-то быть под стать! Ну, не может быть абы какой правозащитник… Ну, вот, у нас в правозащитном сообществе есть Светлана Ганнушкина, например, да? Но она же иностранный агент! И все вот эти правозащитники — они все иностранные агенты! Нужно какую-то женщину, которая будет ему под стать. И представляете, генерал-майор! Они будут вот так сидеть, встречаться, решать правозащитные вопросы…

Е.Альбац ― А он — полковник. Ну, правда, полковник КГБ соответствует генералу МВД примерно.

З.Светова ― Она в отставке, всё-таки. Понимаете? Но это красиво. Мне кажется, что здесь вот выбирали и по гендерному принципу, и по биографии. Вот.

Но что произойдёт дальше?.. Опять же, я хочу успеть сказать, что мне кажется, что вот наша задача (таких вот мелких правозащитников, к которым я себя причисляю), мы должны Татьяну Николаевну перевоспитать. Вот! Мы должны ей вообще объяснить, чем она должна заниматься. А должна она защищать права человека от власти. А если она не сможет этого делать, ну уж извините. Понимаете? Тогда что-то пойдёт не так.

В.Лукин ― Насчёт рассуждений о красоте мне почему-то вспомнился анекдот. Однажды к раввину приходит один из его духовных детей, и говорит «Ребе, скажите, а почему обрезание вообще существует? Для чего это делается?». Ну, Ребе почесал затылок и говорит «Ну, во-первых, это красиво». Так что это, вот, по-моему, красота. Красота такого плана…

Е.Альбац ― Понятно. Это, как я понимаю, такая форма Владимира Петровича Лукина поздравить тех, кто празднует Песах. Кстати, поздравляю.

З.Светова ― Нет, это, правда, будет красиво, когда они будут сидеть друг против друга — Путин и Татьяна Николаевна. Мне кажется, чисто по картинке… Вот, кто это придумал, сказал «Слушай, по картинке будет классно!». И всё!..

Е.Альбац ― Может быть…

З.Светова ― Да. А остальное не важно — там, права человека… Вы знаете там, права не права. Это же…

В.Лукин ― В наше советское время это называлось «домыслами».

Е.Альбац ― Понятно. Что скажете, Антон Владимирович?

А.Цветков ― Я внимательно слушаю. Знаете, ещё раз подчёркиваю, что я против штампов каких-либо. И обсуждать человека, когда его не знаешь, достаточно сложно. Я Татьяну Николаевну знаю достаточно давно. Знаю только с положительной стороны.

Е.Альбац ― А каким образом вы познакомились?

А.Цветков ― Каким образом мы познакомились, я уже сейчас, честно говоря, не помню (давно было). Ну, лет 10 уже, наверное, её знаю. При каких обстоятельствах не помню, если честно. Вот, звучат фразы такие «Нам нужно её перевоспитать, нам нужно ещё что-то». Наверное, для того, чтобы её перевоспитать или ещё что-то, надо с ней сначала познакомиться. Пообщаться, да?

Е.Альбац ― Так нет, мы все — граждане Российской Федерации. Антон Владимирович, мы познакомились, благодаря тому, что она голосовала в Государственной Думе. Она же была публичным человеком.

А.Цветков ― Совершенно верно.

Е.Альбац ― Если вы думаете, что мы про неё ничего не знаем, то мы знаем, потому что мы смотрим декларации и следим за тем, как депутаты Государственной Думы голосуют. А Татьяна Москалькова голосовала «за», с моей точки зрения, абсолютно безобразный закон, антидетский закон, закон Димы Яковлева! Она голосовала за закон об иностранных агентах. Она голосовала за последний закон, который благотворительные организации, по сути, тоже сделал иностранными агентами! И мы будем иметь много-много проблем с тем, что целый ряд благотворительных организаций, которые помогают больным детям, в частности, Чулпан Хаматовой и Нюты Федермессер и так далее, что эти организации не смогут получать лекарства из-за рубежа. И так далее. То есть она голосовала так, как вполне…

Вот я и вполне понимаю, что генерал МВД так голосует... Но человек, чья работа защищать права одного отдельного человека дожжен бы голосовать совсем по-другому… В России есть некая традиция, всё-таки, защищать человека, а не институт. На этом построена, кстати, у нас то, что мы называем адвокатской журналистикой. Вот, я не очень понимаю, как она будет кого-то защищать с такими представлениями о жизни и о правах, как показывает её голосование.

А.Цветков ― Вы знаете, когда в своё время решался вопрос об общественной наблюдательной комиссии Москвы (и, вот, и Зоя, и Владимир Петрович прекрасно помнят эту историю), вставал вопрос о том, кто её возглавит. Борщёв Валерий Васильевич, который стоял у истоков того закона, на основании которого действует общественная наблюдательная комиссия, или я. У нас примерно комиссия распределилась, вот, пополам. Это было 2,5 года назад.

В.Лукин ― Было дело, да.

А.Цветков ― Да. Были скандалы, в СМИ кричали «Бесы пришли! Силовики захватили ОНК!». Более того, ряд членов ОНК, когда избрали меня председателем (Зоя это помнит, и Зоя, кстати, тоже), демонстративно встали и вышли. Да? Ну, наверное, в этом и есть такая, знаете, демократия в хорошем смысле слова, что люди разные по мнению, по вероисповеданию и по взглядам в том числе политическим на жизнь, всё-таки, должны научиться работать в одном коллективе.

Так вот прогнозы не оправдались, да? И с тем же самым Валерием Васильевичем Борщёвым, с Зоей и со многими другими коллегами мы очень плотно работаем, взаимодействуем, и у нас нет никакого недопонимания именно по нашей работе.

То есть вот почему я говорю о Татьяне Николаевне. Мы с вами вспомним, там, через год, через два по её работе? Я очень надеюсь на то, что мы, действительно, в этой студии встретимся и, может быть, её пригласим, в том числе, для того, чтобы мы могли обсудить её успехи в работе.

Я не буду говорить, что я там стал самым или не самым успешным или лучшим председателем ОНК. Но уж то, что я не оправдал надежд тех людей, которые кричали, что я приду, узурпирую власть и ликвидирую этот институт как институт, они, конечно, не оправдались, не правда ли? Более того, мои возможности и моё умение добиваться определённого результата привели к тому, что мы по каким-то моментам стали лучше взаимодействовать с теми ведомствами, которые мы проверяем, и нам проще стало добиваться результата.

Я просто к чему вам говорю? Вот, я очень с уважением отношусь к правозащитному сообществу. Более того, я обзвонил многих, в том числе там Андрея Бабушкина, например. Что сказал Андрей Бабушкин? Он сказал следующее: «Я за Владимира Петровича. Но если не он, я поддерживаю Москалькову». Музыкантский поддержал, Ольга Костина, Ряховский там, много других людей.

Е.Альбац ― Но кроме Бабушкина ни одного ещё я правозащитника не услышала.

А.Цветков ― Музыкантский — это правозащитник или нет?

Е.Альбац ― Чиновник. Так, поехали дальше.

А.Цветков ― Ну, не знаю. Я считаю, что правозащитник. Ольга Костина.

Е.Альбац ― Я вас умоляю! Помощник Патрушева в ФСБ.

А.Цветков ― Давайте без штампов. Прекратите.

Е.Альбац ― Это не штамп, это факт.

В.Лукин ― Музыкантский… Я позволю себе напомнить, что Музыкантский был омбудсменом Москвы и, на мой взгляд, очень неплохим омбудсменом.

А.Цветков ― Конечно, конечно. Давайте посмотрим теперь следующую историю. У нас в стране достаточно большое количество людей. И я вас уверяю, что те фамилии, которые мы с вами называем (и мы можем сейчас назвать очень много уважаемых людей, правозащитников). Во-первых, эти граждане их даже просто не знают. А во-вторых, если спросить большинство людей, кого бы, они хотели, чтобы защищал их права, если они были бы нарушены? Они, наверное, вот, если вы сейчас им дадите несколько кандидатур, я считаю, что у Москальковой будет очень серьёзный шанс. Потому что они будут уверены, что она профессионально и чётко сможет их защитить. Очень чётко.

И поэтому, надо уходить от этого, что собралось там несколько десятков человек и говорят «Вот, мы — правозащитники, а все остальные — никто!». А я считаю, надо смотреть по эффективности.

Татьяна Николаевна Москалькова имеет право на свою точку зрения. Вот, вы законы перечислили — кто-то их поддерживает, а кто-то не поддерживает. А кто-то живёт своей жизнью и вообще не слышал про эти законы, ему совершенно без разницы, есть иностранные агенты или нет иностранных агентов. Ему важно, чтобы его ребёнок ходил в школу, ребёнка не обижали. Чтоб если у него что-то украдут, он написал заявление в полицию, и полиция отреагировала, нашла преступника. И вот есть Татьяна Николаевна Москалькова, которая, с моей точки зрения, была именно правозащитником внутри МВД. Потому что если вы посмотрите её научные труды, которые с 80-х годов…

Е.Альбац ― Ну, пример приведите, где она взяла и защищала конкретного человека против системы МВД? Приведите пример. Кроме своего племянника.

А.Цветков ― Ну, во-первых, это не мой точно племянник. Вы говорите про её племянника.

Е.Альбац ― Я говорю, кого она защищала? Ну, приведите пример.

А.Цветков ― Ну, огромное количество людей.

Е.Альбац ― Не, так не бывает.

А.Цветков ― Огромное количество людей! Нет, подождите. А я вам говорю, что бывает. А я говорю, что бывает.

Е.Альбац ― Антон Владимирович, не бывает огромного — бывает всегда один, два, три.

А.Цветков ― А я вам говорю, что бывает. Я вам говорю, бывает. Я вам привожу примеры, когда по жилью военнослужащих, например, Татьяна Николаевна… Те люди, которые в том числе в своё время обращались в институт уполномоченного и он не смог им помочь, хотя пытался. А Татьяна Николаевна вместе с нами включилась и очень многим помогла, например, да?

Я думаю, что не совсем правильно сейчас спекулировать без разрешения какого-то человека (я не могу назвать его имя, что у него там были какие-то проблемы с правоохранительными органами — извините, это некорректно в прямом эфире называть). Но я вас уверяю, что если вы пригласите этих людей, то их найдётся достаточно большое количество, которым она реально помогла. И они будут вправе называть свои имена.

Если вы спросите у Татьяны Николаевны, она вам расскажет про те имена и про тех людей, которым она помогла.

Но, коллеги, наша же задача какая? Она общая. Мы, может быть, с вами совершенно разных политических взглядов, у нас совершенно разное всё. Совершенно разное. Но права человека — очень много не политических прав человека, да? Очень много вопросов, ещё раз подчеркиваю, с которыми сталкиваются граждане. Они не знают вообще… Вот, вы сейчас можете выбрать там 5 человек наиболее уважаемых среди вас правозащитников. Но я вас уверяю, что большинство граждан Российской Федерации их не знают. Ну, у нас общество такое, оно более патриотичное, всё-таки, да? То есть они, наверное, с недоверием к ним отнесутся по определённым каким-то моментам, да? Может быть, они ошибаются.

А, вот, они посмотрят послужной список Татьяны Николаевны, её научные труды, её конкретные работы, они скажут, что «я хотел бы, чтоб меня защищал этот опытный человек». А, вот, кто из нас прав был, я, там, или вы, мы с вами поймём через полгода, через год. Но не надо, ещё раз подчёркиваю, там ставить штампы какие-то.

Е.Альбац ― Отлично. К сожалению, на этом мы должны уходить из эфира. Собственно, мы должны поблагодарить Антона Владимировича — он поставил хорошую точку. Через год встретимся…

В.Лукин ― Я хочу одну фразу сказать. Вы упомянули в связи с жильём какой год?

А.Цветков ― Мы упоминаем с вами жильё на окраине 10 лет. Я же сказал, что вы тоже пытались помочь, Владимир Петрович, я же не сказал, что вы не смогли… Я сказал, что у вас не получилось где-то, но старались.

Е.Альбац ― К сожалению, мы уже вне эфира. Я должна вам сказать, что мы уже находимся вне эфира. Спасибо. До свидания. Услышимся, когда услышимся.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

А чего не защищать? Оставят ей именной пистолет и резиновую палку ПР-1 и пойдёт защищать. Ну, не пятую колонну и нацпредателей, конечно. А политзаключённых в России, которых, как она заявила, нет ни одного. Так что будет защищать Единую Россию! Больше некого! За рубежом ещё поискать обиженных можно. Желательно в Лондоне и Брюсселе. К бабке не ходи — их там есть…
________________________________________

Историю о защите Москальковой прав её собственного уголовного племянника услышал впервые. Больше вопросов к генералу МВД у меня нет. Да, собственно, и не было.
________________________________________

При путинской власти права человека никто не защитит. Путинский омбудсмен — это чисто административно-бутафорская должность.
________________________________________

Полгода назад вступило в силу решение Арбитражного суда г. Москвы от 10 июля 2015 г. по делу А40-152402/2010 об истребовании у организации "Офицеры России", которую возглавляет Антон Цветков (и одним из лидеров которой является Т. Москалькова), незаконно захваченного имущества жильцов многоквартирного дома.

В решении суда особо обращает на себя внимание описание способа, которым А.В. Цветков завладел нежилыми помещениями в указанном доме, которые впоследствии перешли в незаконное владение возглавляемой им организации «Офицеры России»:

«Кроме того, именно в результате действий Цветкова А.В., являющегося председателем президиума организации «Офицеры России» и председателем наблюдательного совета фонда «Офицеры России», представившего для получения согласования переустройства помещений VII и II в Мосжилинспекцию документы, в которых впоследствии «были выявлены факты искажения их содержательной части, носящие характер намеренной подделки», спорное помещение выбыло из фактического владения и пользования жильцов и присоединено к собственности Цветкова А.В.» (стр. 10-11 решения АС г. Москвы от 10.07.2015).
________________________________________

Приглашение Цветкова в передачу — позор и пощёчина гражданскому обществу со стороны радиостанции. Вертухая вон из студии!
________________________________________

Приглашение в передачу по правозащите лиц, лично сажавших гражданских активистов, это нечто!
________________________________________

Очень правильно пригласили — нужно было показать, что из себя представляет вот это...
________________________________________

Каковы реальные права у граждан страны — таков и надсмотрщик над этими правами.
________________________________________

Антон Цветков — рафинированный продукт путинской эпохи: циничный, лживый и бессовестный демагог.
________________________________________

Русь конечно велика —
Не до инноваций.
Но трясёт от ямщика,
А не от альбаций!
________________________________________

Не раскачивайте кормушку. Нашу крысу тошнит!
________________________________________

Ой, совсем хана всем неугодным горе-режимам, если они так необычайно легко заваливаются от такой самой безобидной малости, как права человека. И зачем тогда такие бездарные и бесправные режимы городить? Тогда гнать в шею, сажать, давить и топить нужно только этих горе-клоунов, пытающихся насаждать такие насквозь дохлые, гнилые и тщедушные, искусственно насаждаемые и отторгаемые, антинародные, бесправные и бесчеловечные, несистемные режимы.

То есть, эти оранжерейные и тепличные чахлые режимчики моментально схлопнутся и обрушатся, если им запретить пытать-истязать заключённых и подозреваемых, запихивать им в естественные полости и отверстия всякие посторонние предметы, электротехнические устройства и скобяные изделия из ближайшей москательной лавки.

Все, ни один такой горе-режим после такого красноречивого признания вообще не имеет никакого морального права на существование. А этого плешивого клоуна и агента-осведомителя ФСБ А. Цветкова вообще не о чем спрашивать...
________________________________________

Народ, прости господи, бестолковый пошёл. Зачем нацгвардия? Зачем защитник прав в погонах? Невдомёк ему, бедолаге народу, что права человека в нашей стране просто так, с кондачка, не защитишь — увёртываются, упёртые, не хотят под русские скрепы ложиться. Вот и нужна как минимум гвардия. А кто гвардией руководить сможет? Конечно же, не рядовой полицай и не дай бог, кто из правозащитников из забугорной пятой колонны. Тут свой нужен в доску, до мозга костей! Кто бы правильно понимал, что такое права человека и как с ними бороться!
________________________________________

Назначение Москальковой на должность омбудсмена — издевательство над здравым смыслом и очередной плевок виолончельной власти в лицо российскому обществу. Лафонтен хорошо описал эту ситуацию в знаменитой басне "Волк в овчарне".
________________________________________

Тут более уместна другая басня — про то, как Васька слушает, да ест. Да ещё и посмеивается в усы. Можно ещё вспомнить басню, как лису назначили сторожить курятник. Русский народ мудр задним умом, только вот применять ум никак не научится.
________________________________________

Для защиты прав ребёнка Путиным назначен выходец из КГБ — Астахов, для защиты прав человека — выходец из МВД генеральша Москалькова.
________________________________________

Демократии захотели, сукины дети? Будет вам суверенная демократия в погонах и с уставом внутренней службы, холопье поганое! И говорите спасибо, что пока ещё в зубы не дают и розог не припасли, но будете гавкать — получите и это!
________________________________________

Цветков так старается поднять авторитет Москальковой, но не приводит ни одного факта, доказывающий её профессиональный уровень. Все его потуги выглядят ОЧЕНЬ ПРИМИТИВНО.
________________________________________

Внимательно слушал передачу. Антон Цветков, на мой взгляд, очень одарённый лицемер и лжец. Респект Евгении Альбац!
Николай ДИКО
________________________________________

Если бы был одарённым, вы бы не смогли распознать, что он лицемер и лжец. Но вот то, что сознательный лицемер и лжец, очень похоже, потому как по речи мне лично не слышно, что он верит в сказанное им.
________________________________________

Беда, коль пироги начнёт печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник … (С)
Иль за счастье наше биться —
Кадровые кровопийцы.
________________________________________

Стыдно подозревать там, где всё очевидно.
________________________________________

Анекдот в тему:
Российские ученые по заказу Кремля сделали эпохальное открытие. Оказывается, если утром, в обед и вечером показывать по телевизору передачи о военной мощи России, её граждане становятся сытыми безо всякой еды!
________________________________________

Никаких анекдотов. Это я самолично видел своими глазами и без всяких телевизоров в КНДР. В праздники северокорейских рабочих строят на плацу по цехам и вокруг них на грузовых автомобилях провозят дары колхозников. В машинах с открытыми бортами возят мешки с рисом, капусту, тухлую рыбу в бочках, бычков, из под кожи которых торчат кости как пружины и страшных на вид полудохлых уток. Все хлопают и произносят здравицы в честь партии, в честь идей Чучхе и генсека. Страна идёт именно туда.
________________________________________

Депутат, голосующий за позорный закон Димы Яковлева и объявляющий иностранными агентами благотворительные организации, помогающие больным людям и инвалидам, однозначно не может быть омбутсменом. И пусть никто не думает, что таких как Татьяна Москалькова можно перевоспитать. Она уже встроена в систему. И институт правозащиты с её приходом будет дискредитирован. ________________________________________

Генерал МВД в роли уполномоченного по правам человека — это даже не фарс. Это откровенная издёвка над общественностью. Кот сторожит мышей!.. Но я почему-то не удивлён.
________________________________________

Я думаю, что в назначении Т.Москальковой на пост омбудсмена по правам человека есть и хорошая сторона. Порядочные люди не должны состоять в защитниках тоталитарного режима. Ни Лукин, ни Памфилова не помешали Путину завести Россию на позорное 167-е место (из 195 стран) в рейтинге "Состояние политических и гражданских свобод", ежегодно составляемом международной неправительственной организацией Freedom House. Лукин и Памфилова были только "прокладками" между властями и гражданским обществом. Так уж лучше, если такой "прокладкой" будет кто-нибудь из вертухаев.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Правозащита (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 20.11.2017 - ЦАП ПОДОЗРЕВАЕТ МИНОБРНАУКИ В СЛУЖЕБНОМ ПОДЛОГЕ
  • 20.11.2017 - КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ
  • 19.11.2017 - ВРЕМЯ БЕРЕЗОВСКОГО
  • 19.11.2017 - НА САМОМ ДЕЛЕ
  • 18.11.2017 - КОГДА НАМ СТАНЕТ СТРАШНО?
  • 18.11.2017 - ИМИТАЦИЯ ФАРСА
  • 17.11.2017 - МЫ ДОЛЖНЫ РАССКАЗАТЬ МОЛОДЫМ ПРАВДУ
  • 17.11.2017 - ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНОСТЬ СОВЕТСКОЙ БЮРОКРАТИИ
  • 16.11.2017 - ИНТЕРВЬЮ ДЕПУТАТА ПЕРМСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ ОТ «ЯБЛОКА» НАДЕЖДЫ АГИШЕВОЙ
  • 16.11.2017 - МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ «ДРУЗЕЙ МОСКВЫ»
  • 15.11.2017 - О ГАРАНТИЯХ ПРАВ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
  • 14.11.2017 - ПОЧЕМУ РЕФОРМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ПРОВАЛИЛАСЬ
  • 14.11.2017 - ОЧЕРТАНИЯ НАШЕГО БУДУЩЕГО И ЕГО УГРОЗЫ
  • 13.11.2017 - ВЫСТУПЛЕНИЕ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО НА РАДИО «ЭХО МОСКВЫ»
  • 12.11.2017 - КАТАСТРОФА РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru