Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Григорий ЯВЛИНСКИЙ > Публикация
Григорий ЯВЛИНСКИЙ

[11.02.2021]

ВЫСТУПЛЕНИЕ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО НА РАДИО «ЭХО МОСКВЫ»

Григорий ЯВЛИНСКИЙ: Председатель Федерального политического комитета партии «ЯБЛОКО», вице-президент Либерального интернационала, доктор экономических наук, профессор НИУ Высшая школа экономики

ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ

Григорий ЯВЛИНСКИЙ:


Я думаю, что все люди получили достаточный урок. Например, в 2018-ом году, когда я участвовал в президентских выборах, я говорил: Вы получите проблемы с пенсиями, вы получите проблемы с экономикой, вы получите проблемы с бедностью…

Потому что вместо того, чтобы говорить о политической программе, главный кандидат товарищ Путин, который сегодня на троне, рассказывает про ракеты. Он вам показывает мультфильмы, где ракеты летают. Это значит, что если что случиться, вам помогать не будут — будут делать ракеты…

А выборы, это выборы… Послушайте, выборы — это человеческий выборы, пока есть выбор. Это самое главное достижение, когда у человека есть свободный выбор и жизнь без страха. Вот за жизнь без страха и за свободный личный выбор я буду бороться всегда для своей страны. Потому что это главное, что нужно стране в 21-ом веке.

                                                  * * *

А. Венедиктов ― Всем добрый вечер! Это программа «Тузы». И, как обещано, у нас в гостях — Григорий Явлинский, политик, председатель Федерального политического комитета партии «ЯБЛОКО». Добрый вечер, Григорий Алексеевич!

Г. Явлинский ― Добрый вечер! Спасибо за приглашение.

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, вы политик опытный. Мы сегодня вспоминали, когда последний раз мы встречались в студии и вспомнить не смогли — так давно. И когда вы публиковали свою статью «Без путинизма и популизма», о содержании которой мы поговорим ещё, вы, конечно, понимали, что в то время, когда вы её публикуете, упомянутый вами герой Алексей Навальный находится в тюрьме и не может ответить. Вот почему вы выбрали такое время для публикации этой программной статьи?

Г. Явлинский ― Потому что эта статья, вообще говоря, не о нём. И в этой статье я его, честно говоря, ни о чём не спрашиваю. Меня там, в этой статье тревожили совсем другие проблемы. Меня в ней тревожили события, которые происходят в нашей стране и в огромной степени перспективы, а, тем более, связанные с жизнью и, я бы сказал, с судьбой и здоровьем очень-очень многих людей.

А. Венедиктов ― Смотрите, в публичной политике — вы политик, безусловно — вы, называя или затрагивая ту или иную политическую деятельность или программу, или действия человека, вы же прекрасно понимали, что это требует ответа. И если бы, скажем, Алексей Анатольевич был свободен, то завтра он бы был здесь для того, чтобы ответить на те, если не обвинения, те претензии, которые вы выдвинули. Всё-таки, почему в такое время? Почему сейчас, что случилось-то?

Г. Явлинский ― Это нетрудно объяснить. Значит, смотрите, 6-го числа вышла моя статья, да?

А. Венедиктов ― Да.

Г.Явлинский: А 4-го числа от имени Алексея Навального были сказаны слова, которые невозможно было оставить без внимания. Были сказаны такие слова, это связано с протестами: «Было не жалко ничего. Отдавал приказ, распоряжение, что, ребята, вы должны сесть в спецприёмники на длительный срок, потому что организация этих митингов неизбежно связана с арестными статьями, потому что всех забрали и посадили. Но я понимал, что вот эта ситуация… Нам надо привлечь максимальное общественное внимание к этому делу вокруг Навального, чтобы максимально сконцентрировать внимание, получить максимальную поддержку. Нам надо было, — обращаю ваше внимание, — тогда всё бросить в эту топку. Хотя это было ужасное решение — говорить людям: «Вы поедете кавалерией против танков». Но выхода другого не было. 12 тысяч задержанных…», — это я всё цитирую.

А. Венедиктов ― Я слышу.

Г. Явлинский ― Да, вы это знаете. «Никому не пожелаю платить такую цену. Но мы вынуждены её платить. Смысл был в том, что мы собирали общественное мнение. И мы добились, и они с нами и на «Умном голосовании»…

А. Венедиктов ― Это Леонид Волков, всё-таки, не Алексей.

Г. Явлинский ― Это Леонид Волков. Цитата эта начинается со слов: «Я получил абсолютно точные указания от Алексея Навального».

А. Венедиктов ― Проверить не можем.

Г. Явлинский ― Да, не можем. Теперь. Что вы хотите мне сказать? Что я должен ждать 2 года 8 месяцев, чтобы высказываться по этой политической линии? Этого не будет.
Я прошу прощения, я только отвечаю на ваш вопрос. Я отвечаю и реагирую, я не обсуждаю личность Алексея, я не обсуждаю его какие-то поступки, я даже не обсуждаю, правильно он сделал или неправильно. Я обсуждаю политику.

А. Венедиктов ― Да, политику.

Г. Явлинский ― Но если он в этой политике уже полгода в связи с событиями, которые вокруг него, оказался фигурой, можно сказать, центральной, что же я могу сделать? Ведь дальше что Волков сказал? «Мы переносим продолжение этого всего на начало весны». Через 3 недели.

А. Венедиктов ― То есть вы считаете, что это подготовка к следующим подобным…

Г. Явлинский ― А Венедиктов в своем эфире 6-го числа объясняет Бунтману, неглупому человеку тоже…

А. Венедиктов ― Так. Более умному, чем Венедиктов…

Г. Явлинский ― Что они просто просчитались.

А. Венедиктов ― Ну я так считаю. Но это же не мой вопрос.

Г. Явлинский ― Это же не упрёк. Они просчитались… В 90 уголовных дел? Они просчитались, а тысячи людей сидят в спецприёмниках!.. И что, и все должны молчать, потому что так получилось?

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, в этом же спецприёмнике сидит и тот человек, которого вы критикуете — сидит Алексей Навальный, правильно? Если бы он был на свободе…

Г. Явлинский ― Здесь мы не договоримся. Есть политические темы, который обсуждаются независимо от этого. Моя статья никакого отношения к его делу не имеет, к суду не имеет. Никаких дополнительных обвинений я ему не высказывал. И вообще это не о нём. Это обращение не к нему. У меня было два обращения. У меня было обращение насколько о поддержке людей, которые выходят, чтобы их спасать… Я сам в этом участвовал, я могу рассказать подробно…

А. Венедиктов ― В чём вы участвовали?

Г. Явлинский ― В Петербурге. В Петербурге нет ни одного такого депутата, как Вишневский, руководителя фракции «ЯБЛОКО», который бы помог заключённым и арестованным больше, чем этот человек. Что касается меня, я всё время работал с Сахарово. Там девчонки наши были, по двое суток находились. Могу фамилии привести. Я пытался освобождать заключённых и из других мест. Но когда подожгли автобус на Горького, всё прекратилось. Уже помочь никому невозможно было. Я так и не знаю, кто там поджёг этот автобус.

В общем, я к чему это говорю? Что в данном случае судьба этих людей и события вокруг этих людей, с моей точки зрения, гораздо важнее, чем, честно говоря, такого рода рассуждения Волкова. Навального я ни в чём не обвиняю. Я говорю, что его политика для меня неприемлема…

А. Венедиктов ― Мы сейчас вернёмся к этому вопросу…

Г. Явлинский ― Он когда захочет — ответит.

А. Венедиктов ― Нет, не когда захочет, а когда сможет всё-таки, Григорий Алексеевич.

Г. Явлинский ― И что теперь? Нет, вы мне скажите, два года теперь надо ждать, что ли?

А. Венедиктов ― Дело в том, что, я, например, честно говоря — может быть, память плохая — не помню вашего личного отношения, не «ЯБЛОКА», а вашего личного отношения к тем судам и к тем преследованиям, тому отравлению, которому подвергся Навальный.

Г. Явлинский ― Ну почему?

А. Венедиктов ― Я не помню. Может быть, напомните мне?

Г. Явлинский ― Да, я вам напомню, я сейчас скажу. Даже в той же самой прямо статье это написано. Читайте раздел, называется «Террор». Ну прочтите это вы сами. Раз вы такой молодец, прочтите вы сами.

А. Венедиктов ― «Необходимо всестороннее международное расследование…».

Г. Явлинский ― Нет, первая фраза какая?

А. Венедиктов ― «Что касается попытки отравления Алексея Навального, то здесь всё очень серьёзно».

Г. Явлинский ― Вот. А дальше?

А. Венедиктов ― Вот я говорю: Необходимо всестороннее международное расследование…».

Г. Явлинский ― Нет, не так. Там вы знаете, что сказано?

А. Венедиктов ― Читайте сами, может, я не то читаю.

Г. Явлинский ― А вот разрешите, я вам скажу. Там Владимиром Путиным в политическом спектре России впервые заявлена тема «эскадронов смерти», связанных с Навальным — впервые. И там заявлена тема об использовании внутри страны, тем более с применением боевого химического оружия. И там же сказано, что это такая тема, от которой мы не откажемся никогда. Мы всегда будем требовать обязательного расследования. И в этом смысле я нахожусь в полной степени на стороне Алексея Навального.

Это вообще к выводу людей на улицу не имеет никакого отношения. Потому что то, что произошло с Навальным, это беспрецедентное событие, требующее расследования. Здесь, в студии, благодаря тому, что я был приглашён в эфир, на второй или на третий день я заявил, что необходимо международное, подчёркиваю, уголовное расследование этого беспрецедентного события. Так что и в этой статье это занимает огромный кусок. Особенно — подчёркиваю ещё раз — там сказано, что «эскадроны смерти» имеют отношение к событиям, связанным с Немцовым, к событиям, связанным со Щекочихиным, и дальше с Бабаевым, и дальше с Юдиной и до бесконечности. Много людей и много дел.

А. Венедиктов ― Навальный должен быть освобождён?

Г. Явлинский ― В каком смысле?

А. Венедиктов ― Освобождён, если этот процесс, по которому он заперт. Вот про это. Про отравление я услышал.

Г. Явлинский ― Теперь про это. Там же в статье сказано: Всё, что происходит вокруг Навального, не имеет ничего общего с правом, это всё политическое преследование. Причём, я не знаю, по-моему, с какого-то 2011-го года всё это началось. Все события, связанные с «Кировлесом» — политические. Про «Ив Роше» — я просто не знаю, это уже куда-то совсем… Как его выпустили после «Кировлеса». Как его посадили, потом выпустили, потом прокуратура прибежала… Потом люди вышли. Потом ему Путин дал подписи для участия в выборах мжра Москвы.

И вот такие эпизоды происходят всё время. Потом у него условный срок. Он с этим условным сроком попадает множество раз в административные аресты. И ему ничего не делают. Он там, как я слышал, 60 раз не являлся отметиться…

А. Венедиктов ― 6 раз.

Г. Явлинский ― А у нас Евгений Витишко не отметился один раз.

А. Венедиктов ― Это эколог.

Г. Явлинский ― Да. Ему сразу дали 2 года. И сколько Сергей Митрохин за него не боролся, ничего не смогли сделать. Он просто один раз не пришёл отметиться. Поэтому всё вообще…

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, вы намекаете, что он инструмент в руках части власти?

Г. Явлинский ― А я не могу этого утверждать.

А. Венедиктов ― Нет, а на что вы сейчас намекаете? Я хочу вас понять.

Г. Явлинский ― Пожалуйста, я буду опираться на вас.

А. Венедиктов ― Опирайтесь.

Г. Явлинский ― Я скажу вам, что вы сказали, что «они думали, что это 2013-й год, а это уже не 2013-й год». Это точно, это правильно. А что вы имели в виду, что 2013-й год? А вот это и имели в виду. Вот это и имели в виду, что это какой-то пасьянс, какие-то, как вы точно выразились, башни Кремля… я не разбираюсь в башнях Кремля. Я говорю искренне, я не знаю, я не понимаю, что вокруг него происходит.

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, ну можно же сказать, что и вы часть пасьянса политического. И «ЯБЛОКО» — часть пасьянса.

Г. Явлинский ― Ну, как и «Эхо Москвы»…

А. Венедиктов ― Да, конечно.

Г. Явлинский ― Ну так, а мы все кто…

А. Венедиктов ― Мы сейчас не про «Эхо», мы про Навального и про вас.

Г. Явлинский ― Нет, почему? Мы и про «Эхо». А почему нет?.. Всё мы — часть пасьянса. Все, кто в нашей стране живут, все платят налоги, и все часть пасьянса.

А. Венедиктов ― Я имею в виду политические вот эти…

Г. Явлинский ― И политические. Ну, раз нас не закрыли, хотя мы считаем аннексию Крыма преступлением, раз мы считаем, что аннексия Крыма недопустима, раз мы считаем, что донбасская война — это преступление (там 13 тысяч, даже больше людей погибло). Нас уже давно должны закрыть, но нас же не закрыли. Почему?

А. Венедиктов ― Часть пасьянса.

Г. Явлинский ― Ну, значит да.

А. Венедиктов ― Ну хорошо, часть пасьянса все… Вот скажите мне, пожалуйста, всё-таки, если говорить о политике — сейчас закончу этот вопрос, потому что я хочу перейти к сути статьи, а не ко времени. Так не скребёт к вас, что в общем парень сидит по политическим мотивам, а вы в этот момент выпускаете очень жёсткую статью, которая вызывает огромное обсуждение? Потребовалось сегодня решение, как я понимаю, Федерального бюро партии, чтобы отнестись к этому вопросу… собрать мнения… Вот не скребёт? Ну не вовремя. Нет?

Г. Явлинский ― Нет, не скребёт. Я считаю, что всё сделано, к сожалению, правильно. Меня скребёт, что в стране происходит. Меня скребёт, что 10 лет прошло впустую. Вы статистику видите, вы видите социологические опросы, вы не можете не видеть.

А. Венедиктов ― Ну конечно вижу.

Г. Явлинский ― 90 уголовных дел меня скребёт. Меня дело 212 скребёт. Я был на всех акциях запрещённых или неразрешённых в 2019-ом году. На всех!

А. Венедиктов ― Я вас видел, подтверждаю.

Г. Явлинский ― Потом у меня были одиночные пикеты. Я стоял в одиночных пикетах. Я там был везде. Я пытаюсь поддерживать тех, кто сегодня до сих пор сидит в тюрьме. Меня всё это ужасно скребёт.

А. Венедиктов ― Но Навальный тоже сидит в тюрьме.

Г. Явлинский ― Да. Но я ему тоже буду перечислять деньги. Меня всё это ужасно скребёт. Но меня скребёт, из-за чего сейчас сидят тысячи людей и ещё 90 уголовных дел.

А. Венедиктов ― Я понял. Я хочу всё-таки понять. Вот вы считаете его… Знаете, как это выглядит? Скажем так, вот политический конкурент Алексей Навальный отбирает у «ЯБЛОКА» голоса. И вот в тот момент, когда власть его изолирует, поменяла к нему тактику, вы рашили воспользоваться этим моментом, что вы осталмсь единственным на площадке.

Г. Явлинский ― Алексей Алексеевич, мы же давно с вами знакомы?

А. Венедиктов ― Давно.

Г. Явлинский ― Ну как вы себя чувствуете, а? Алексей Навальный ведь не участвует в выборах, не отбирает никакие голоса.

А. Венедиктов ― Нет, я сказал про его людей.

Г. Явлинский ― Ну так. Не отбирает никакие голоса.

А. Венедиктов ― Не отбирает?

Г. Явлинский ― Ни разу не отобрал ни одного голоса, потому что он не участвует в выборах, и никакие его люди не участвуют в выборах.

А. Венедиктов ― Но он поддерживает конкурентов партии «ЯБЛОКО»…

Г. Явлинский ― Ничего…

А. Венедиктов ― Ну как?..

Г. Явлинский ― Это просто малейшие эпизоды, совершенно не имеющие значения. Он, кстати говоря, в очень редких случаях и яблочников поддерживает, когда складывается ситуация.

А. Венедиктов ― Да.

Г. Явлинский ― Поэтому этого сюжета не существует на сегодняшний день. Это совершенно имеет другое значение. Это критика того направления, которое становится для нашей страны всё более и более опасным.

А. Венедиктов ― Какого?

Г. Явлинский ― Направление популизма, перерастающего в национализм и имеющее перспективу вырасти в любой ситуации…

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, какое отношение к этому имеет Навальный?

Г. Явлинский ― Прямое. Вы разве не знаете, за что его исключили из партии «ЯБЛОКО»?

А. Венедиктов ― Когда это было? У людей меняются взгляды. Подождите, у людей меняются взгляды.

Г. Явлинский ― Хорошо. Я этого не заметил. Я не заметил этого ни по Донбассу, ни в его беседах с Гиркиным…

А. Венедиктов ― Вот был бы он свободен, я бы у него спросил. Но сейчас я не могу спросить.

Г. Явлинский ― Вот вы не можете спросить, а я могу. И я вам говорю, я этого не заметил ни по его беседе с Гиркиным, я этого не заметил ни по его позиции по Донбассу, я этого не заметил по «грызунам» в Грузии. Что вы говорите?

А. Венедиктов ― Просто не поднимались эти вопросы последние 5 лет.

Г. Явлинский ― Они у нас поднимались. Они у нас больные вопросы, потому что мы по всем этим вопросам занимаем диаметрально противоположную точку зрения: по фильтрационным лагерям…

А. Венедиктов ― Уверяю вас, когда он выйдет, я задам ему все эти вопросы.

Г. Явлинский ― Задайте, задайте…

А. Венедиктов ― Но сейчас я не могу подтвердить, что он поддерживает ту же позицию. Может быть, это фантомы прошлого?

Г. Явлинский ― Я ещё раз вам говорю, это было совсем недавно… Слушайте, все эти события продолжаются. Я ещё раз говорю, в данном случае речь идёт не лично о нём, а о его политике.

А. Венедиктов ― Так.

Г. Явлинский ― Речь идёт о том, какую политическую линию он представляет и какую политическую линию я считаю очень опасной, тупиковой и очень-очень плохой для нашей страны.

А. Венедиктов ― Что вы называли популизмом в смысле Навального, если можно? Вот популизм Трампа мы видим.

Г. Явлинский ― Что такое популизм, я вам объясню.

А. Венедиктов ― Давайте. Что вы имели в виду?

Г. Явлинский ― В самом простом виде. Вот когда они кричат, что Путин напуган до полусмерти… Ну вы вчера наверное видели напуганного до полусмерти?

А. Венедиктов ― Ну это… ну да.

Г. Явлинский ― Как у вас, сложилось впечатление, что он напуган до полусмерти? Что ещё чуть-чуть мы подтолкнём — и весь режим рухнет? Вот это популизм, глупый и опасный.

А. Венедиктов ― Почему опасный? Глупый — предположим. Почему опасный?

Г. Явлинский ― Потому что люди выходят — их бьют и ещё сажают. Вот почему опасный. Потому что цель не оправдывает средства. Потому что выставить на улицу… Ну, я вам только что читал. Опасный для жизни людей. Я за них несу ответственность, за всех этих людей…

А. Венедиктов ― Почему? Это же не вы призвали.

Г. Явлинский ― Но это мои граждане моей страны. Я ещё не дожил до того, чтобы разделять, где мои, а где чужие. Они все граждане моей страны. Я говорю, это большая опасность. И как только Волков это всё сказал: «мы через 3 недели, с 1 марта будем продолжать», я посчитал себя обязанным сказать об этом прямо, что граждане, это очень опасное направление. Оно не имеет перспектив, оно тупиковое.

А. Венедиктов ― Вы хотите сказать, что массовые уличные протесты, в которых вы участвовали, Григорий Алексеевич, вы лично участвовали, я вас там видел, извините, весь 2019-й год, оно тупиковое?

Г. Явлинский ― Нет. Оно имело другой смысл совсем.

А. Венедиктов ― Нет. А сейчас оно тупиковое? Объясните.

Г. Явлинский ― Объясняю. Вы меня видели… А о чём были протесты, вы помните?

А. Венедиктов ― О регистрации кандидатов.

Г. Явлинский ― О фальсификациях.

А. Венедиктов ― Фальсификация регистрации, да.

Г. Явлинский ― Вот. Фальсификации — это одна из крупнейших ключевых политических проблем. Впервые в Российской Федерации люди в таком масштабе вышли прямо конкретно против фальсификаций. Ну, может быть, в 2011-ом году ещё было что-то тоже похожее.

Наши, кстати, наблюдатели… Это была борьба против фальсификаций. Это абсолютно важная вещь! И она поимела определённый положительный результат, как и очень болезненный. Вот если речь идёт о таких вещах, то за них надо бороться.

А. Венедиктов ― А почему сейчас? Люди вышли «Свободу политзаключённым!» — такой основной лозунг мы видели.

Г. Явлинский ― Люди не совсем вышли «Свободу политзаключённым!»

А. Венедиктов ― Ну, Григорий Алексеевич, это неверно. У меня тоже там работали мои ребята.

Г. Явлинский ― Ну как не верно? Я же видел, что люди вышли немножко с другим лозунгами тоже. В 2019-ом году в результате этих протестов на последующих выборах целый ряд людей, которые не имели без этих протестов никаких шансов, эти шансы получили и кстати реализовали.

А. Венедиктов ― Да, согласен.

Г. Явлинский ― А здесь ясно было, что это тупик.

А. Венедиктов ― Почему? Ну, хорошо, я не понимаю. Но вы-то политик, вы по-другому вопроинимаете…

Г. Явлинский ― Вы же сами рассказали, что они просчитались…

А. Венедиктов ― Да, но это я тву считаю. Я тоже могу ошибиться, я не политик.

Г. Явлинский ― Я присоединяюсь к вашей точке зрения.

А. Венедиктов ― Почему вы так считаете?

Г. Явлинский ― Я объясняю. Потому за это время сменился режим.

А. Венедиктов ― Так.

Г. Явлинский ― Вот когда изменилась Конституция, когда её уничтожили в июле прошлого года, в России появился другой политический режим, не имеющий ничего общего с тем, который был в 2013-ом году, и даже в 2019-ом году. Это уже совсем другой режим жестокий, жёсткий, однозначный. Вы его не сдвинете. Это уже другое вообще дело. Постсоветская модернизация России завершилвсь. Она просто закончилась. С моей точки зрения, мы, и вот лично я потерпели поражение.

А. Венедиктов ― Вот люди пишут: «Что ж такая безнадёга-то?»

Г. Явлинский ― Да. Для того чтобы эту безнадёгу, о которой вы сейчас говорите, не продолжать, нужно беречь людей, нужно не вести их к разочарованию.

А. Венедиктов ― Залезть под матрасы? Залезть на матрасы?

Г. Явлинский ― После этих событий, которые мы с вами обсуждаем, разочарование будет очень большое. Работать будет не с кем и не о чём. Невозможно будет двигаться вперёд. Вот, собственно…

А. Венедиктов ― А вперёд — это куда, если такой режим?

Г. Явлинский ― А он не вечный.

А. Венедиктов ― Он сам осыплется, да?

Г. Явлинский ― Нет, сам он не осыплется. Знаете, мы же все выросли в советское время…

А. Венедиктов ― Мы с вами точно.

Г. Явлинский ― И мы все воспитаны в то время. И, конечно, нам внушили, что всё делается руками, что всё можно сделать. Нет, не всё. Не всё можно делать.

А. Венедиктов ― Мрачновато.

Г. Явлинский ― Мрачновато, мрачновато. Не расстраивайтесь с такой силой. Работать просто надо. Надо взять и работать.

А. Венедиктов ― Что такое «работать»?

Г. Явлинский ― Кстати, вся последняя часть статьи посвящена тому, что можно и нужно делать…

А. Венедиктов ― Мы перейдём к этому, безусловно. А пока я хотел возразить вам. Потому что реально большинство тех, кто вышел — это люди, которые, может быть, и родились в Советском Союзе (но на самом деле сомнительно), но это люди, родившейся в постсоветском союзе. Это молодёжь.

Г. Явлинский ― То, что там была молодёжь, это точно.

А. Венедиктов ― Много.

Г. Явлинский ― Очень много молодёжи. Мы же должны передавать опыт.

А. Венедиктов ― А какой у нас опыт? Вы сами сказали — поражение.

Г. Явлинский ― Вот. Вот вы должны, например, так же, как я, понять, почему мы ничего не смогли сделать. Почему вы в своей профессии ничего не смогли сделать…

А. Венедиктов ― О, я в своей профессии много чего сделал и продолжаю.

Г. Явлинский ― То есть у вас всё хорошо?

А. Венедиктов ― Отлично всё!

Г. Явлинский ― А вот у меня нет. Потому что в моей стране не отлично. Я с трудом могу понять, как это у вас, в вашей профессии, тем более, ещё и в такой профессии всё отлично, притом, что в стране — вот такое всё…

А. Венедиктов ― Бывает.

Г. Явлинский ― Знаете, вы в какой-то другой стране, наверное, живёте. Вы о чём-то странном говорите. А вы для кого работаете?

А. Венедиктов ― Вы сейчас прямо как Владимир Владимирович, честное слово.

Г. Явлинский ― Вы для кого работаете, если у всех всё плохо, а у вас всё хорошо?

А. Венедиктов ― Да.

Г. Явлинский ― Вот вы как Владимир Владимирович: у всех всё плохо, а у вас, Алексей Алексеевич, всё хорошо.

А. Венедиктов ― Вот это и есть отражение страны.

Г. Явлинский ― Как же это так? Чего отражение? Да это крах всей вашей профессии! Вы посмотрите, что с журналистикой-то случилось. Это крах!..

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич сегодня не очень оптимистичен. Но я вижу ваши вопросы.

Г. Явлинский ― Моя статья обращена к тем, кто является затейниками этого всего, кто является организаторами этого всего. И я очень благодарен, например, Александру Подрабинеку, Яну Рачинскому, Ольге Александровне Седаковой, Ивлевой за содержательное обсуждение этой статьи. Я очень признателен, я это очень ценю. И всем другим хочу сказать: простите, если кому-то стало больно, но политика очень серьёзное, жёсткое и болезненное дело.

А. Венедиктов ― Вот как вы можете ответить на вопрос: можно ли конструировать политическое будущее без Алексея Навального и тех, кто его поддерживает? Вот как вы это видите?

Г. Явлинский ― Нет, они могут жить и быть, даже не надо разрешения у меня спрашивать. Они существуют сами по себе. Это целое направление. Оно, кстати говоря, сейчас очень распространено не только в России. Сейчас популизм и национализм — это мировой тренд.

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, я про национализм повторяю: не могу ничего сказать…

Г. Явлинский ― А я вас и не спрашиваю, я вам сообщаю.

А. Венедиктов ― Я слушателям говорю, что мы зададим вопрос, когда Алексей Навальный выйдет.

Г. Явлинский ― Вот когда он придёт, вы у него спросите.

А. Венедиктов ― Безусловно.

Г. Явлинский ― Вообще говоря, послушайте, это правда интересно. Мне важно людям сказать. Смотрите, сейчас действительно популизм, национализм — это тренд очень серьёзный, а за ним следует национал-социализм. И вот переходом от национализма к национал-социализму является — сейчас вы будете напуганы, конечно — связан с борьбой с коррупцией. Она является переходным сектором.

А. Венедиктов ― Вам придётся объяснить.

Г. Явлинский ― Я объясню. Когда вы бесконечно, безрезультатно, правда, но бесконечно всё время рассказываете: «У этого — дворец; у этого — уточки; у этого — яхты; давайте всех схватим, сейчас всё раздерём, поделим, у богатых заберём, бедным отдадим», — это такой очень серьёзный мотив. И я обязан сказать об этом в нашей стране, что это направление, к которому мы движемся.

А. Венедиктов ― Подождите, вы считаете, что Алексей Навальный и его соратники находятся внутри этого направления?

Г. Явлинский ― Да, внутри. Я хочу сказать следующее — что опасности этого рода для любой страны, а тем более, в наше сегодняшнее время, потому что сейчас особое время и особые изменения происходят — представляются настолько существенными и настолько серьёзными, что о них нужно говорить незамедлительно, очень громко и вслух!

Да, я сожалею, что это совпало с тем, что Алексея арестовали, но это не отменяет категорической необходимости говорить об этом. Уже однажды был всплеск национализма. Помните, «Русские мерши» были, было такое, да, когда убили Бабурову, Маркелова?

А. Венедиктов ― Да, было. Но вроде сплыло.

Г. Явлинский ― Да, вот оно сплыло, но оно закончилось Донбассом, и оно закончилось тем, что там сейчас происходит. Путин увидел, что это имеет значение, имеет поддержку, и конвертировал это. Вот точно так же знайте, что у него в рукаве есть карта «передел собственности».

А. Венедиктов ― У кого?

Г. Явлинский ― У Путина, у кого… Вы же с ним встречались. Он вам что, не рассказывал?

А. Венедиктов ― Про передел собственности – нет.

Г. Явлинский ― Нет? Ну, он же сказал про 93-й год.

А. Венедиктов ― Да, помню, читал, конечно.

Г. Явлинский ― Нет, сказал совсем недавно в связи с этими протестами.

А. Венедиктов ― Да, читал.

Г. Явлинский ― То есть он объяснил примерно, что он собирается делать. Это 1993-й год, Тяньаньмэнь. Это прямо на эту тему.

А. Венедиктов ― Сказал, сказал.

Г. Явлинский ― Это надо понимать всем. Я не хочу, чтобы это повторялось в нашей стране. Я сделаю всё, чтобы не допустить повторения китайского 93-го года в нашей стране, потому что это будет безрезультатно, я подчеркиваю. Все эти действия безрезультатные! Они ведут только к отрицательным результатам.

А. Венедиктов ― У вас сейчас получилось, Григорий Алексеевич, что Путин с Навальным находится как бы… в одном потоке.

Г. Явлинский ― В одной стране.

А. Венедиктов ― Нет, в одном политическом потоке.

Г. Явлинский ― И вы тоже в этом потоке находитесь. В одной стране находимся. Это вот политический поток. Вот сейчас страна беднеет, экономика страны падает. У нас самая высокая смертность, как я сегодня понял, от коронавируса вдруг оказалось. Такие были прекрасные цифры — и вдруг теперь всё оказалось хуже всех. Я, правда, сам так считал, но думал, что это мои расчёты ошибочны. А оказывается, что это уже почти официальные расчёты. Колоссальные, да?

Вот смотрите: беднеющая страна, разрастающаяся смертность… Куда ещё лучше для разыгрывания такой карты? Самая прекрасная атмосфера.

А. Венедиктов ― А Путин — популист?

Г. Явлинский ― Конечно, в значительной степени.

А. Венедиктов ― То есть они с Навальным — популисты.

Г. Явлинский ― Ничего смешного. Потому что ещё раз повторяю, объясняю всем на пальцах. Выход из популизма самый простой, самый примитивный — в национализм. Ну, если он у Трампа даже получался, а вы что-то мне рассказываете про Навального. Вы должны видеть. Посмотрите на Венгрию, посмотрите на Польшу. Посмотрите на Индию. Посмотрите на Бразилию. Это сейчас общий тренд.

Вот я написал такую работу, она называется «Политическая энтропия». Вот то, что происходит, то, что сегодня обсуждается, в том числе, в нашей стране, — это вот проявление всего этого. И очень уважаемая мною Лидия Федоровна Шевцова написала статью. Посмотрите, что там написано. Эта её статья — одна боль! И она прямо показывает, как всё распадается, как происходит политическая энтропия. А выход из этого идёт в эту сторону популизма и национализма.

Может быть, наши слушатели не знают этого, но мне хотелось бы сказать, что месяца 3-4 назад появилось большое открытое письмо 80 учёных мирового уровня из разных стран — Канады, США, Великобритании, Европы очень многих стран, — которые занимаются изучением фашизма. Там историки, психологи, социологи, все подписали это письмо об угрозе фашизма в мире, о том, что он наступает. Вот он наступает опять. Об этом письме было коротенькое сообщение в российских СМИ.

Я придаю всем этим событиям большое значение. Я просто вижу, как это происходит. И вот эти драки с ОМОНом и применение абсолютно неадекватной силы против этих протестующих… И физическое сопротивление ведёт к тому, чтобы этот конфликт разрастался. Мало вам того репрессивного пакета, который принят? Ну, сейчас примут ещё и будут принимать ещё более репрессивные законы…

А. Венедиктов ― Как-то депрессивно всё равно, Григорий Алексеевич.

Г. Явлинский ― При всей моей симпатии к вам, я не пришел вас радовать и развлекать.

А. Венедиктов ― Меня не надо радовать. Вы пришли к нашим слушателям, а не ко мне.

Г. Явлинский ― А я ничего не могу сказать им такого радостного. В стране происходят процессы, которые вовсе не вызывают никакого оптимизма.

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, придёт серенький волчок и утащит за бочок. А у нас 2021 год. У нас приняты репрессивные законы, нарастает, соответственно, популизм. У нас собирается новая Государственная дума, президент такой, какой он есть. И что же нас ждёт в 2021-ом году? Что же нам делать, чтобы затормозить, повернуть вспять эту негативную тенденцию? Или опять пропускаем?

Г. Явлинский ― Вот спасибо, Алексей Алексеевич, что вы об этом сказали. Я об этом говорил именно в такой тональности, потому что ещё остались небольшие, крайне сомнительные инструменты, но они ещё пока остаются. В каком-то виде будут выборы. Им надо сильно уделить внимание. И, наконец, перестать валять дурака. Там должны быть выборы однозначно очень серьёзные. Например, для разумного в них участия нужно 300 тысяч наблюдателей. Друзья, записывайтесь в наблюдатели.

А. Венедиктов ― Подождите, сейчас не пропущу. Григорий Алексеевич, но вот своей статьёй и своей позицией принципиальной, вашей лично вы оттолкнули часть людей активных политически.

Г. Явлинский ― Я думаю, что я привлёк, а не оттолкнул, потому что, как вы знаете, то, что вы видели по социологическим опросам, у Алексея Анатольевича там есть свои цифры, очень хорошо, там 4-5%. А ещё 95% — это будем работать.

А. Венедиктов ― Да у вас столько же, ещё даже меньше.

Г. Явлинский ― Я и говорю, надо работать. Надо работать Алексей Алексеевич. Вас мы просить работать не будем, вы всё-таки представляете «Газпром»…

А. Венедиктов ― Мы и так работаем. И «Роснефть». Алмазы только не представляем.

Г. Явлинский ― Поговорите с людьми, может быть, они и согласятся. В общем, я про это ничего не знаю. А вот то, что я точно знаю, что нужно — нужно 300 тысяч наблюдателей. Оптимизм заключается в том, что пока ещё такая опция существует.

Почему 300 тысяч? Потому что 97 тысяч избирательных участков и так далее. Я могу эту тему развивать, я там всё подробно написал в этой же статье, что нужно делать.

А. Венедиктов ― Это понятно. Нужно привлекать людей, а вы их отталкиваете.

Г. Явлинский ― Так это их страна и их жизнь, это не мне нужно. То, что вам это не нужно, я знаю, но это не мне нужно. Это всё – 300 тысяч, голосование, все эти выборы — это для них, это их жизнь, не моя.

А. Венедиктов ― Так.

Г. Явлинский ― Ну вот так. Поэтому мне нужно им объяснить, что их судьба зависит от них пока ещё. И если они своей судьбой в этом году не воспользуются, то общий пейзаж грусти будет ещё больше. Вот я смотрю: вижу страдание в ваших глазах — так и вы будете ещё больше страдать, чем даже сейчас. Я говорю, надо двигаться, но не в ту сторону, чтобы всех тащили сейчас в каталажку, чтобы всех судили, открывали уголовные дела — нет, в эту сторону не надо двигаться. А надо двигаться в другую, о чём я говорю. Сейчас вот такой момент. Нужно это делать. Но и этого мало. Нужно создавать новую Конституцию…

А. Венедиктов ― Это когда-то, это что…

Г. Явлинский ― А это может понадобиться в любой момент!

А. Венедиктов ― Ну нет, Григорий Алексеевич… Это утопия.

Г. Явлинский ― Смотрите, кто ожидал, что в Беларуси вдруг вот такое случится, что столько людей проявят такую высочайшую гражданскую твёрдость…

А. Венедиктов ― На улице, Григорий Алексеевич — на улице.

Г. Явлинский ― На улице. Потому что не было политики. Но репрессии там были дикие!..

А. Венедиктов ― Да.

Г. Явлинский ― Там Лукашенко просто, как я понимал, просто уничтожал своих оппонентов.

А. Венедиктов ― Да.

Г. Явлинский ― Физически! А у нас пока ещё какие-то возможности есть, значит, надо ими пользоваться! Значит, нужно вырабатывать платформу на будущее. Вы знаете, что надо будет полностью перестраивать всю экономику, почти как после Советского Союза?

А. Венедиктов ― Непонятно, когда это будет.

Г. Явлинский ― А мне понятно. Вот вы меня позовите когда-нибудь — я вам расскажу. Нет, не сейчас. Это разговор на другую тему. И тогда мы с вами поговорим, что делать с госкапитализмом.

А. Венедиктов ― Поговорим, хорошо. Я всё-таки про 21-й год.

Г. Явлинский ― А что 21-й год? Я вам сказал, что через 4-5 месяцев это будет главная тема, к ней надо готовиться.

А. Венедиктов ― Как вы собираетесь стать интегратором со своими идеями, когда вы своих возможных избирателей довольно резко отталкиваете? Часть из них.

Г. Явлинский ― Послушайте, а другая часть избирателей аплодирует, пишет, что всё так…

А. Венедиктов ― Она и так была ваша.

Г. Явлинский ― Вот и хорошо.

А. Венедиктов ― И вы её сохранили.

Г. Явлинский ― И эта часть почитает внимательно статью, послушает Алексея Алексеевича, что он 6-го числа сказал, что Алексей Анатольевич просчитался, и что они сами ошиблись. Даже я так не думал высоко политически, что «они сами себя посадили в тюрьму». Они думали, что повторится 2013-й год… Вообще, хорошо ли голова работает, если человек в 2021-ом году вдруг начинает думать, что повторится 2013-й год, что все выйдут на улицу, и его опять тут же выпустят?

А вы правильно сказали — нет, не выпустят! Поэтому я не совсем понимаю, когда вы считаете нужным так его защищать… Кстати, у него там ещё есть дела и планы, которые могут принести большие неприятности…

А. Венедиктов ― Да, да.

Г. Явлинский ― И что, я должен не писать статьи…

А. Венедиктов ― Сейчас был острый момент…

Г. Явлинский ― Всё, уже закончился суд. Ну, какой острый момент? Перестаньте! Тут всё время будет острый момент. В нашей стране всегда острый момент! Уже всё там закончилось, всё с этим было ясно. И ещё раз: эта статья не имеет никакого отношения к делу, которое ему впаривают — иначе я уже сказать не могу. С этими выездными судами, с этим голосованием в багажниках и со всем этим теперь ситуация категорически жругая. А к Навальному никаких личных нападок там нет, и вообще к этому не имеет никакого отношения.

А. Венедиктов ― Просто кажется, что его политическую программу вы рассматриваете исключительно под критическим углом. Политическую программу, не знаю, заявление.

Г. Явлинский ― Это политическую… я даже не знаю, программу…

А. Венедиктов ― Программа была, с Сергеем Гуриевым разговор был…

Г. Явлинский ― Ну разговоры всякие бывают. Его политическую линию…

А. Венедиктов ― Линию, хорошо, да.

Г. Явлинский ― Политическую линию да, я рассматриваю под критическим углом.

А. Венедиктов ― Вам скажут, что вы всё время думаете о его инициативах 2011-го, 2009-го, 2014-го года.

Г. Явлинский ― Нет, нет. Я думаю о том, что я вижу, сейчас происходит в нашей стране и, кстати, ещё раз повторю — и в мире сегодня тенденции есть, — я вижу вот эти опасности. И скажу вам, что всегда с национализмом, с национал-социализмом нужно бороться при первых малейших признаках. Вы не хотите меня услышать? Я вам ещё раз повторяю, возьмите сегодня на ночь послушайте беседу Алексея Анатольевича с господином Стрелковым, и там вам всё будет ясно, если вам не было ямно до сих пор.

А. Венедиктов ― Вы сами говорите, мало ли какие беседы бывают.

Г. Явлинский ― Ах вот как!

А. Венедиктов ― Это вы сказали.

Г. Явлинский ― Но вы же не слышали эту беседу?

А. Венедиктов ― Не слышал беседу, нет.

Г. Явлинский ― Вот жаль.

А. Венедиктов ― Я послушаю, я себе записал.

Г. Явлинский ― Вы защищаете человека по таким принципиальным вещам…

А. Венедиктов ― Я не защищаю человека, я выявляю вашу позицию. Когда у меня будет Алексей Анатольевич, я буду выявлять его позицию.

Г. Явлинский ― Дай бог, чтобы он появился здесь как можно быстрее. Так вот, кстати, я хочу сказать, что в нашей стране есть левые, есть правые, есть националисты, есть демократы, есть либералы, и они все должны быть, и тогда это и есть настоящая страна. Но это не значит, что они не могут спорить. Это не значит, что нельзя написать статью, понимаете? Не значит.

А я вот, например, хотел бы, чтобы все эти силы без взрослого большого дяди, как был Борис Николаевич, сели за стол и вместе определили реальное будущее России. Вот я писал об этом ещё 10 лет назад…

А. Венедиктов ― Мир другой и страна другая. Вы сами сказали. Вы сейчас это сказали сами.

Г. Явлинский ― Вот мир другой. И именно поэтому это необходимо.

А. Венедиктов ― Вопрос тогда. Если говорить о том, что надо к выборам готовиться в этом году в Государственную думу и в региональные парламенты — всё равно необходима коалиция. Вот вы сказали — 20 миллионов. Ну невероятно…

Г. Явлинский ― Так у нас всегда коалиция. На прошлых выборах у нас список состоял из самых разных людей. Там был и Гудков, и кого там только не было. Мы и сейчас будем с Дмитрием Гудковым работать. И Рыжков Володя…

А. Венедиктов ― А вот с националистами?..

Г. Явлинский ― С националистами не будем, нет.

А. Венедиктов ― Ну как же? Это ведь тоже часть страны.

Г. Явлинский ― Часть страны, но не часть «ЯБЛОКА». «ЯБЛОКО» — это ещё не вся страна.

А. Венедиктов ― Но «ЯБЛОКО»… В коалиции с…

Г. Явлинский ― Нет, это такая коалиция, которая для нас, извините, невозможно. Они уже нашли себе пристанище.

А. Венедиктов ― Да, я знаю.

Г. Явлинский ― Где?

А. Венедиктов ― Как где? В «Справедливой России».

Г. Явлинский ― Ну вот. А чего же вы… прошу прощения, меня спрашиваете?

А. Венедиктов ― А вдруг вы тоже захотите?

Г. Явлинский ― Они пошли к Миронову. Вот туда, пожалуйста, и вам туда. Кстати, «Умное голосование» — это как раз проверка. Голосуйте за всех, кроме «Единой России». За кого угодно — за фашистов, за коммунистов, за кого хочешь…

А. Венедиктов ― А вот с коммунистами если, Григорий Алексеевич, коалиция?..

Г. Явлинский ― Какая коалиция?

А. Венедиктов ― В регионах.

Г. Явлинский ― Исключено!

А. Венедиктов ― Тоже исключено? Националисты — нет. Левые — нет… Тогда с кем же?

Г. Явлинский ― Ну с остальными можем поговорить.

А. Венедиктов ― А кто остальные?

Г. Явлинский ― А не надо тогда. Тогда мы и есть. Мы демократы и есть, мы и будем. Мы Российская объединённая демократическая партия.

А. Венедиктов ― Ну, так вы собираете 3-5%...

Г. Явлинский ― Понимаете, на этих выборах это хорошо ещё 3-5% набирать, когда выборы — я это утверждаю с полной ответственностью — существенно фальсифицируются. Вы прекрасно знаете, что весь подготовительный избирательный процесс совершенно ничего не имеет общего с открытостью, с равенством и так далее…

А. Венедиктов ― Опять загоняемся в зелёную тоску? Вы сами сказали, 300 тысяч молодцов…

Г. Явлинский ― Слушайте, это возрастное. Почему вы всё время впадаете в тоску? Не надо.

А. Венедиктов ― Это вы загоняете. Загонять не надо.

Г. Явлинский ― Это не тоска, это работа. Ещё раз объясняю. Вот снег надо убирать. Я вам скажу: Сейчас надо выйти и убирать снег. А вы мне скажете: Вы мне опять нагоняете тоску. Да нет, бери лопату — убирай снег. Вот вам вся тоска. Так же, как и здесь с выборами. В чём смысл политика вообще? Смысл политика заключается в том, чтобы предложить гражданам своей страны решение наиболее важных ключевых вопросов.

А. Венедиктов ― Убедить их в этом, потому что они могут не поверить.

Г. Явлинский ― И убедить их в этом. В этом смысл политика. Например, наша партия за 30 лет это сделала 10 раз. 3 раза на президентских и 7 раз на парламентских выборах. Я думаю, что все люди получили достаточный урок. Например, в 2018-ом году, когда я участвовал в президентских выборах, я говорил: Вы получите проблемы с пенсиями, вы получите проблемы с экономикой, вы получите проблемы с бедностью, потому что вместо того, чтобы говорить о политической программе, главный кандидат товарищ Путин, который сегодня на троне, рассказывает про ракеты, он вам показывает мультфильмы, где ракеты летают. Это значит, что если что случиться, вам помогать не будут — будут делать ракеты…

А. Венедиктов ― Не помогло?

Г. Явлинский ― Нет, люди ошиблись.

А. Венедиктов ― Не поверили.

Г. Явлинский ― Не поверили. У них теперь есть шанс всё-таки. Полностью решить задачу невозможно, но можно попробовать. Пока такой шанс остаётся, у нас ещё такая возможность есть. И ею надо воспользоваться.

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич, вы сами сказали, что после принятия поправок в Конституцию летом 2020 года страна перешла в другое состояние.

Г. Явлинский ― Да, перешла.

А. Венедиктов ― А вы мне говорите про 2018-й. И какой же шанс остаётся? Почему есть шанс?

Г. Явлинский ― Объясняю. Шанс есть потому, что якобы через полгода или через 5 месяцев будут выборы. Вот если они будут — будет шанс. Он небольшой, он ничего не решает, он сомнительный, он очень тяжёлый. Но мы ведь в сложной ситуация: 100 лет был коммунизм, а ещё 30 лет после коммунизма бы плавный переход к фашизму.

Да, за это время мы пока ещё не смогли решить задачу создать здесь государство не гоббсовского типа, то есть государство без насилия и издевательства над человеком, государство, в котором человека уважают.

Знаете, у нас на прошлых выборах был лозузнг: «Уважение к человеку». А лозунг главный был какой: «Мы хотим, чтобы нас слушали, а не прослушивали»…

А. Венедиктов ― Не слушали?

Г. Явлинский ― Теперь, может, послушают. И мне не хочется, чтобы наиболее активные люди попадали в спецприёмники, чтобы их били дубинами по голове в бессмысленном режиме.

А. Венедиктов ― То есть вы рассматриваете протестующих, как людей, которые могут прийти, помочь «ЯБЛОКУ»…

Г. Явлинский ― Да нет, даже не помочь «ЯБЛОКУ»…

А. Венедиктов ― Нет, помочь себе, но проголосовать за «ЯБЛОКО». Вопрос же в этом.

Г. Явлинский ― Себе помочь. Потому что это очень активная, важная часть общества. Их надо оберегать, а не кидать в топку.

А. Венедиктов ― Ну они сами вышли. Они не брёвна и не буратины.

Г. Явлинский ― Послушайте, я считаю себя обязанным это объяснять: они не брёвна и не буратино. Пускай они читают статьи и принимают сами решение. В этой же статье написано: вы сами примите решение, что вам делать: ходить или не ходить, кого поддерживать или не поддерживать. Единственное, что я могу вам сказать, что моя политика, политика демократической свободной современной России расходится с тем направлением, которое представляет политика Алексея Навального. Что в этом такого-то?

А. Венедиктов ― То есть людям надо выбирать между вами и Навальным?

Г. Явлинский ― Выборы, это выборы… Послушайте, выборы — это человеческий выборы, пока есть выбор. Это самое главное достижение, когда у человека есть свободный выбор и жизнь без страха. Вот за жизнь без страха и за свободный личный выбор я буду бороться всегда для своей страны. Потому что это главное, что нужно стране в 21-ом веке.

А. Венедиктов ― Такое ощущение, что вы боретесь со всеми политическими силами, кроме «ЯБЛОКА». Такое ощущение есть.

Г. Явлинский ― Я готов разговаривать с левыми и правыми… Разговаривать, но это не значит, что это мои союзники и коалиция. Может, по каким-то вопросам можно находить общий язык. Я за то, чтобы у нас была настоящая страна, состоящая из людей, которые любят свою страну. Но ещё раз говорю, такая политическая структура, которая сегодня существует…

А. Венедиктов ― Григорий Алексеевич Явлинский был гостем программы «Тузы». Кого убедил, кого нет. Но он будет неоднократно в этой студии. Я рассчитываю, всё-таки надеюсь, что и Алексей Навальный придёт в эту студию и ответит на то, что говорил Григорий Алексеевич.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Ещё 15 лет назад Явлинский по ТВ сказал, что в России построено преступно-олигархическое государство. Население промолчало. Когда Навальный показал "картинку" этого государства, население возбудилось ("а мужики-то и не знали…").

Позицию Г.А. Явлинского по Крыму, Донбасу, войне в Сирии, экономической и политической ситуации в России, развитию по западному пути я знаю и поддерживаю.
Позицию Навального, его программы развития не знаю. Явлинский — политик.
Навальный — трибун, коим всегда присущ популизм. Симпатии к Навальному после его отравления, смелого возвращения, суда — естественны. Но и Явлинский, прекрасно понимая, что его статья оттолкнёт от партии часть сторонников, не побоялся высказать свою позицию.
________________________________________

Всё так, к тому же ещё на прошлых выборах у нас была возможность для выборов в думу от "ЯБЛОКА". Однако многие предпочли остаться дома. И вот 5 лет ждём…
________________________________________

"Явлинский, в целом, абсолютно прав." А в частности неправ совсем.
________________________________________

Резко снизили число своих избирателей Явлинский, Рыбаков и Иваненко. Не нужны им избиратели, о чём Иваненко впрямую и заявил. И в чём его Шлосберг вежливо, но твёрдо упрекнул. Вот и останется в результате небольшая компания кучкой в чистом поле, и там будут страдать за народ промеж собой…
________________________________________

Явлинский и самому Лохматому круто нюхальник утёр, сказав, что невозможно чувствовать себя прекрасным редактором в то время, как страна летит в пропасть, а народ прозябает в нищете.
________________________________________

Какие могут быть сомнения в том, как относится "ЯБЛОКО" к машине террора?
________________________________________

Но единственный человек из публичных лидеров, который личным примером обличает террор — это Навальный. Он рискует при этом собственной жизнью. Только одно это выводит его в совершенно другую экзистенциальную ситуацию, до которой Вам с Явлинским далековато будет.
________________________________________

Эх, Григорий! Что же ты наделал! И как теперь голосовать за «ЯБЛОКО»?
________________________________________

То есть не дай бог, если что-то мне не по душе, несмотря на то, что в "ЯБЛОКЕ" есть Л. Шлосберг, Б.Вишневский и т.д.
________________________________________

Явлинский — следующий президент России. Под руководством Явлинского мы создадим мощный экономический евразийский союз от Лиссабона до Владивостока. Так будет!
________________________________________

Ну а пока что, в обозримом будущем стезя России — оставаться пигмеем мировой торговле и международном разделении труда. Хорошо, если не попадёт в "нежные" объятия Пекина…
________________________________________

К Родине любовь у нас в избытке
Теплится у каждого в груди!
Лучше мы пропьем её до нитки,
Но врагу в обиду не дадим!
©
________________________________________

А что, при власти Явлинского народ перестанет быть нищим? Явлинский не левый политик чтобы препятствовать обогащению богачей, которое и ведёт к обнищанию большинства. И при Явлинском, приди он к власти, богатые продолжат обогащаться, а бедные нищать. Шило на мыло.
________________________________________

Может, хватит марксистскую чушь писать? Производство коллективно, но ни разу не общественно! Никогда ещё общество не занималось ничем сообща, даже не воевало. И государство — не общественная форма присвоения, а исключительно и только форма присвоения частного труда бюрократией!
________________________________________

Я СЧИТАЮ ТАК. До начала избирательной компании, всем (?) партиям (кроме ЕР — у неё есть свой административный ресурс) надо объединить свои усилия (НЕ объединятся), создав как бы общую коалицию.

Во время выборов на каждом избирательном участе (УИК, ТИК, ЦИК) должны быть наблюдатели (от «коалиции»). Тогда мы сможем не допустить конституционного большинства одной партии в Парламенте.

МЫ ПОБЕДИЛИ! Что дальше? Победив на выборах, можно будет размежеваться, и уже в своей Гос. Думе каждый (в т.ч. и ЕР) будет бороться за свои идеи и позиции и т.д. таким образом вырабатывая общие нужные Стране законы без давления исполнительной власти, администрации.

ДАЛЕЕ:
1. Отмена вредных законов.
2. Люстрация. Судебная реформа. Независимость судебной власти.
3. И т.д.
________________________________________

Не говорите мне: "он умер", — он живёт.
Пусть жертвенник разбит, — огонь ещё пылает.
Пусть роза сорвана, — она ещё цветёт,
Путь арфа сломана, — аккорд ещё рыдает!..

(Надсон)
________________________________________

Ну, как может среди вас появится лидер, если вы активно не желаете понимать простейших максим, которые вам буквально по косточкам раскладывает Явлинский, разжёвывает и только что в рот не кладёт?!

А вы всё ждёте человека по Гоголю: "Где же тот, кто бы на родном языке русской души нашей умел бы нам сказать это всемогущее слово: вперёд? Кто, зная все силы, и свойства, и всю глубину нашей природы, одним чародейным мановеньем мог бы устремить на высокую жизнь русского человека?"

Ну, ждите, ждите…
________________________________________

А зачем думать, да ещё в наблюдатели идти и да за своего представителя в думу бороться, когда можно просто ждать у моря погоды и того, кто это как-нибудь за нас всё управит…
________________________________________

Что-то нынче А.А. Венедиктов уж больно робок был с Г.А. Явлинским. Почти не возражал ему, хотя было что возразить. Да хотя бы про тот же национализм Навального. Сколько можно тащить вспоминать его из года в год, из каждой дискуссии, где упоминается или участвовал сам Навальный?! Но с другой стороны, это даже показательно, что никаких других "преступлений" оппоненты Навального ему уже в течение стольких лет предъявить не могут. Ну, разве что Явлинский сегодня, начитавшись умных книжек, почему-то решил, что борьба с коррупцией должна привести к национал-социализму.
________________________________________

Когда Сталин пытался "выиграть" время для нанесения первым удара по Гитлеру, он проиграл (проигрыш — это гигантское количество погибших людей в сравнении с противником). Политика — это тоже "война", а время — главный фактор в этой "войне". Стратегия Явлинского проигрышна, потому что она не учитывает временной фактор. Чем больше у противника времени "окопаться" и произвести "оружия" (законов, укрепление РГ) тем больше "жертв"…
________________________________________

Если бы не было Явлинского и его партии, я бы на месте Кремля специально придумал, создал её, как в своё врем КГБ создало ЛДПР, настолько она выгодна Кремлю, особенно сейчас, в такое непростое, сложное политическое время! Лучше не придумаешь!
________________________________________

А почему нельзя было сделать "Клинч" между Явлинским и Волковым? То, что сделал Венедиктов сейчас, равнозначно тому, что делают всякие Соловьёвы в отношение самого Навального, обливая грязью человека, который не может ответить.
________________________________________



ИСТОЧНИК

ВЕДУЩИЙ: Алексей Венедиктов

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Интересное (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Общество (0) > Молодёжь (0)
  • Персоналии (0) > Явлинский (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 01.03.2021 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» НА МАРШЕ НЕМЦОВА
  • 01.03.2021 - РАССДЕДОВАНИЕ УБИЙСТВА НЕМЦОВА
  • 28.02.2021 - СОВСЕМ НЕ ТЕ ИНОАГЕНТЫ
  • 28.02.2021 - ЧЕЛОВЕК УНИКАЛЬНОЙ СУДЬБЫ
  • 28.02.2021 - ШЕСТЬ ЛЕТ БЕЗ БОРИСА НЕМЦОВА
  • 27.02.2021 - ЛИДЕРЫ «ЯБЛОКА» ВОЗЛОЖИЛИ ЦВЕТЫ НА НЕМЦОВОМ-МОСТУ
  • 27.02.2021 - ПОМЕНЬШЕ ГЛУПОСТИ
  • 27.02.2021 - УВАЖЕНИЕ СТРАНЫ И САМОУВАЖЕНИЕ НАРОДА
  • 26.02.2021 - ЧТО УГРОЖАЕТ ПУТИНУ И ЧТО УГРОЖАЕТ РОССИИ
  • 26.02.2021 - ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ЛЖИ
  • 26.02.2021 - «ОТРАВИТЕЛИ НА СЛУЖБЕ ГОСУДАРСТВА»
  • 25.02.2021 - КАК НАМ ВЫЙТИ ИЗ САМОДЕРЖАВИЯ БЕЗ КРОВИ
  • 25.02.2021 - ОЖИВШИЙ ОРУЭЛЛ
  • 25.02.2021 - НЕ ПОХИЩЕНИЕ ЕВРОПЫ, А САМОЛИКВИДАЦИЯ!
  • 24.02.2021 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru